Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Чёрная пантера с бирюзовыми глазами. Глава 26. Пазл на шестьсот деталей.

Глава  ДВАДЦАТЬ  ШЕСТАЯ

ПАЗЛ  НА  ШЕСТЬСОТ  ДЕТАЛЕЙ
 

     – У меня есть ещё один вопрос, – я решила начать издалека, потому что, хотя Джеффри и врач, а за последние дни стал мне как брат, но он всё же мужчина.

     – Отвечу на любой, если сам знаю ответ, – подбадривающе улыбнулся мне доктор, явно заметив моё смятение.

     – Джеффри, я вот тут подумала – ты, наверное, изучил физиологию оборотней от и до?

     – Надеюсь, что это так.

     – И я ведь не так уж от вас и отличаюсь. Я холодная, как и вы, сильная, твёрдая, быстрая. И ещё – я регенерирую, так же как и вы.

     – Не совсем так же. Гораздо быстрее.

     – Тем более. Гейб сказал мне, что у вас, а значит и у меня, не только зарастают раны, но и отрастают потерянные части тела. У него, например, не только исчезли шрамы, но и восстановился потерянный глаз.

     – Пока всё верно.

     – Вот я и хотела бы узнать – всё утраченное восстанавливается?

     – Нет, не всё.

     – Но почему?

     – Потому что не всё утраченное нужно нам настолько, чтобы это восстанавливать.

     – Например?

     – Например – молочные зубы. Было бы странно, если бы они вдруг заново вырастали в момент обращения, когда восстанавливается всё повреждённое и утраченное за время смертной жизни. Хотя, утерянные коренные всё же вырастают заново.

     – Да, два набора зубов – это, пожалуй, перебор, – усмехнулась я.

     – Или ещё пример – остриженные волосы и сбритая щетина. Это только в фильме «Интервью с вампиром» у девочки остриженные волосы мгновенно регенерируют до старой длины. Но не у нас.

     – Да, я смотрела. И всегда смеялась в этом месте, – улыбнулась я.

     – И ещё кое-что у нас не восстанавливается за ненадобность, точнее – у наших женщин. – Джеффри сделал паузу. – Девственная плева.

     От неожиданности я резко втянула воздух, поперхнулась слюной и закашлялась. Девочки остановились и обернулись, с беспокойством глядя на меня, но Джеффри показал им жестом, что всё в порядке, можно идти дальше. Успокоившись и вытерев выступившие на глазах слезы, я растерянно пробормотала:

     – Как... как ты?..

     – Как я догадался? Ах, Рэнди, неужели ты думаешь, что ты единственная, кто подходил ко мне с этим вопросом?

     – Разве нет? – пробормотала я.

     – Нет, конечно. Больше половины наших женщин спрашивали меня о том же самом. Так что догадаться было не трудно. Особенно учитывая, что к этому всё и шло.

     Я решила, что не буду, не буду, не буду смущаться! Передо мной доктор, с которым можно было говорить о чём угодно, включая физиологию. И всё равно – мои щеки заполыхали огнём.

     – В чём вообще смысл девственной плевы? – размеренно, словно читая лекцию, продолжил Джеффри, глядя вдаль, явно избегая моего взгляда, чтобы не смущать ещё больше. – Защищать половые органы девочки от инфекции до полного созревания и начала половой жизни. После этого необходимость в ней отпадает. Так что природа, в мудрости своей, решила, что регенерировать этот, уже ставший бесполезным, орган бессмысленно и, в общем-то, жестоко. И я согласен с природой.

     – Я тоже, – пробормотала я. – Не хотела бы я лишаться её регулярно. Не сказать, чтобы это доставило такое уж сильное неудобство, нет, но лучше всё же обойтись...

     Я что, сказала это вслух?! Джеффри, к счастью, сделал вид, что ничего особенного не услышал.

     – В общем, ладно. Проехали. Спасибо, что помог мне разобраться.

     В этот момент девочки подошли к одному из коттеджей и уверенно свернули за него. Мы с Джеффри направились следом, и я увидела на заднем дворе настоящий детский городок – с горками и лестницами разной высоты, тремя разными качелями – от совсем детских, до таких, на которых я и сама с удовольствием покачалась бы, если бы не боялась их оборвать.

     В центре двора стоял батут, а сбоку располагалась песочница, в которой в данный момент возился очаровательный малыш с темно-каштановыми кудрями. Он поднял голову от ведёрка, в которое насыпал песок, и просиял, увидев гостей. Бросив всё, он с воплем: «Папа!», подлетел к Джеффри со всей скоростью, на которую были способны его крошечные ножки. Доктор, счастливо улыбаясь, подхватил малыша на руки и нежно потёрся щекой о его головку, а потом прижался губами к макушке доверчиво прильнувшего к нему малыша. У меня просто сердце защемило от подобного контраста. Перед глазами встал другой отец, которому было наплевать на своих детей. Какое всё же счастье, что остальные члены семьи похожи на своего прародителя только внешне.

    С веранды спустилась молодая женщина лет двадцати пяти-двадцати семи, с такими же, как у малыша, темно-каштановыми кудрями, рассыпанными по плечам. Обняв её свободной рукой и почти спрятав при этом под мышкой – она была лишь немного выше меня, – Джеффри поцеловал её, а потом познакомил нас. 

     Джулия радушно поприветствовала меня, мне она тоже очень понравилось, мне показалось, что мы подружимся. Малышу Эрику было почти четыре, и он выглядел даже крупнее близняшек, хотя и был младше их примерно на полгода. Заметив это, он тут же решил взять их под опеку, ведя по своему «царству» и показывая, что там и как. В итоге Кристи начала вместе с ним копаться в песочнице, а Кэтти предпочла качели, на которых её стала аккуратно раскачивать Бетти. Вэнди в это время стала прыгать на батуте. Лаки, быстро успевший подружиться и с Эриком тоже, в знак приветствия облизал ему всё лицо и улёгся в тенёчке, наблюдая за малышами. Вскоре Джеффри ушёл в свою клинику, а мы с Джулией уселись на крыльцо и, потягивая лимонад, стали наблюдать за ребятишками.

     – Я надеялась, что Мелкий окажется мальчиком, чтобы у Эрика был товарищ по играм, – сказала она. – Но девочки – это просто замечательно!

    – Мне кажется, они чудесно поладили, – глядя на то, как Эрик учит Кристи, как правильно накладывать песок в формочку, ответила я.

     – Эрик очень ждал кого-то, кто будет с ним наравне. Видишь ли, из здешних ребятишек Вэнди была ближе всех к нему по возрасту, но учитывая, что ей уже пятнадцать...

     – Ей с ним скучно, – кивнула я.

     – Да. Есть ещё малыш Митчелла, но он лишь недавно родился, да и живут они в другом штате. А близняшки невероятно близки к нему по возрасту, у нас такое – большая редкость. И в четыре года пол не особо важен, у таких малышей пока ещё общие игры и увлечения.

     – А чем больше рождается девочек...

     – Тем больше у моего сына шансов на бессмертную жену, – подхватила она. А потом очень тихо, так, что будь я человеком, не расслышала бы, прошептала: – И у мужа тоже.

     – О чем ты? – я была ошеломлена этими её словами.

     – Извини, вырвалось. Я не подумала, что ты расслышишь. Но я часто об этом думаю. Я знаю, что я с Джеффри совсем ненадолго, по их меркам. Я – смертная. Я состарюсь и умру. А Джеффри останется. Я не хочу, чтобы он оставался одиноким. Не хочу, чтобы он снова терял. Поэтому понимаю, что бессмертная жена для него – благо. А я желаю ему только счастья...

     – Эй, к чему такое упадническое настроение? Кто знает, как сложится жизнь? Посмотри на меня! До четырнадцати лет я тоже считала себя человеком. А потом оказалась бессмертной. Так что – в жизни всё возможно.

     – Спасибо, – улыбнулась Джулия. – Даже не понимаю, зачем я всё это на тебя вывалила?

     – Наверное, тебе просто нужно было хоть с кем-то об этом поговорить? Я не возражаю. Просто у тебя в любом случае впереди ещё очень-очень много лет с Джеффри. Наслаждайся тем, что имеешь, не страдай о том, что будет когда-то нескоро.

     – Я постараюсь, – улыбнулась Джулия. – Только не говори Джеффри об этом. Он расстроится.

     – Не буду! – Я сделала пальцами жест, словно закрыла рот на замок-молнию. – Лучше расскажи мне, как ты с ним познакомилась? Мою-то историю ты, наверное, уже знаешь?

     – Конечно. Её вся Долина знает. Но в моей встрече с будущим мужем нет ничего столь же романтичного, как у вас с Гейбом. Хотя, пожалуй, это не так. При нашей первой встрече я упала к его ногам.

     – Да уж, мне кажется – нет такой женщины, что не упала бы к ногам одного из этих сексуальных красавцев, – хмыкнула я.

     – Я упала в буквальном смысле, – рассмеялась Джулия. – На пол. И сломала руку. В двух местах.

     – Фигасе! – присвистнула я. – Я, конечно, вижу, что Джеффри – красавчик, глаза-то есть. Конечно, с Гейбом не сравнить, – тут Джулия фыркнула, но я стояла на своём, – с ним вообще никто не сравнится, но всё же и Джеффри тоже невероятно красив, признаю. Но всё равно, ломать при виде него конечности – это уже перебор. Кстати, а он, случайно, не травматологом тогда работал? Это бы многое объяснило.

     – Нет, – тихонько засмеялась Джулия. – Детским кардиохирургом. Так что, руку я определённо сломала не специально. Но это сыграло во всей истории важную роль.

     – А можно поподробнее? – ёрзая от нетерпения, попросила я, наблюдая, как Кристи и Эрик играют с Лаки, бросая формочки для песка, которые он с удовольствием приносил обратно.

     – Подробности... Ну, слушай. В тот день я пришла устраиваться в больницу, где он работал,  уборщицей.

     – Уборщицей? – удивилась я.

     – Да, представь себе. На тот момент мне было восемнадцать, и у меня не было ни дома, ни семьи, ни образования. А там давали койку в общежитии – поэтому агентство по трудоустройству и направило меня туда.

     – А где ты жила раньше?

     – В приёмных семьях. Мои родители погибли в автокатастрофе, когда мне было тринадцать. Родственников, которые согласились бы взять меня на воспитание, не нашлось, для усыновления я была уже старовата, так что органы опеки поместили меня в приёмную семью. Потом – в другую, потом – в третью. Есть какое-то правило – не более года в одной семье. Не знаю почему. И, когда я закончила школу – а к тому моменту мне уже исполнилось восемнадцать, – государство больше не обязано было заботиться обо мне, и последние приёмные родители выставили меня за дверь с одним чемоданом.

     – Жуть, – прошептала я. Сама я оказалась на улице ещё раньше, но у меня были деньги, я сделала это добровольно и сознательно, и самое главное – при мне были мои сверхспособности, которые помогли мне выжить. А каково пришлось Джулии?

     – Да, не весело, – кивнула она. – Я знала, что это произойдёт. На колледж надежды не было – я училась довольно посредственно, стипендия мне не светила, денег на обучение тем более не было. Поэтому я заранее зарегистрировалась на бирже труда, и в тот день, когда я распрощалась со своим последним домом, у меня было направление в больницу. Мне нужно было хоть за что-то зацепиться, прежде чем искать работу получше.

     – И что дальше? Ты стала работать там же, где и Джеффри?

     – Нет, я не успела. Я ещё только шла в отдел кадров, а Джеффри вышел из своего отделения. Когда я его увидела... Не знаю, с чем это сравнить... Но мне показалось, что я увидела ангела. Я просто не могла отвести от него взгляда, продолжая идти, не глядя под ноги. И как результат – споткнулась на ровном месте, упала и сломала руку, которую инстинктивно выставила перед собой.

     – А Джеффри всё это видел?

     – Конечно. Он на руках отнёс меня в приёмное отделение. Я говорила, что смогу идти сама, не ногу же я сломала, но он ответил, что ему лучше знать, что нужно делать. А в приёмном отделении меня отказались принять, потому что у меня не было страховки, велели обратиться в бесплатную клинику в другом районе. А Джеффри всё это слышал, и заявил, что, поскольку он является владельцем этой клиники, то он всех их поувольняет, если мне прямо сейчас не окажут первую помощь.

     – Ого! Он оказался ещё и владельцем?

     – Потом он объяснил, что так ему было проще – купить клинику, чтобы в ней спокойно работать. Ты же знаешь, насколько богата эта семья?

     – Знаю, – кивнула я. – И не удивляюсь, что так ему показалось удобнее. Документы-то у них всех всё же липовые… А что было дальше?

     – Дальше мне наложили гипс, и Джеффри предложил отвезти меня домой. А узнав, что дома у меня нет – отвёз к себе.

     – Угу, они это могут, – хмыкнула я. – Меня, например, никто и не спрашивал, хочу ли я поселиться в доме Гейба? Не то чтобы я возражала, нет, наоборот, но меня просто поставили перед фактом.

     – И меня тоже, – улыбнулась Джулия. – И я тоже не возражала. Во-первых, меня обкололи обезболивающими, и я просто безумно хотела спать. В том состоянии мне было не до поисков места, где преклонить голову.

     – А во-вторых?

     – А во-вторых – я бы пошла за ним куда угодно. Хоть в его дом, хоть в Антарктиду, хоть к чёрту на куличики.

     – А что было дальше?

     – Сначала, пока я была совершенно беспомощна, он ухаживал за мной, и это было так мило! – улыбаясь воспоминаниям, рассказывала Джулия. – Я считала, что он делает это потому, что он – врач, давал клятву Гиппократа, его призвание – заботиться о людях, и тому подобное. Я не видела других причин тому, что он так обо мне заботится. Я ведь совсем обыкновенная, а он в моих глазах был полубогом. И он никогда не говорил, что будет потом, когда я поправлюсь, а я не спрашивала, просто наслаждалась возможностью быть рядом. Я уже тогда его любила, понимаешь? Я полюбила его с первого взгляда.

     – А что произошло, когда ты выздоровела?

     – А вот тут началось самое забавное. За день до того, как мне должны были снять гипс, Джеффри привёл домой собаку. И рассказал о том, что его друг уезжает на год по работе в Австралию, а свою собаку ему деть некуда. Если взять её с собой, то по приезду туда и по возвращению обратно собака должна была бы провести по несколько месяцев в карантине. Фактически – в тюрьме.

     – Ничего себе правило...

     – Да, к сожалению, это так. У разных стран по-разному. Существуют ещё гостиницы для собак. Но это вариант на неделю, ну, на месяц, но не на год же. В итоге, Джеффри согласился взять старушку Блэки себе. Но, учитывая специфику его работы, когда он, порой, по несколько суток не приходил домой... В общем, он попросил меня выручить его. Остаться и ухаживать за собакой. Кормить, выгуливать, водить к ветеринару... Конечно, я согласилась. Я бы согласилась и за коровами ухаживать, хотя ни разу их живьём не видела, только бы остаться с ним рядом.

     – Как всё-таки удачно всё сложилось! Не иначе – судьба вмешалась.

     – Да, я тоже так думала. Про судьбу, удачу и всё такое. Пока, спустя год, Джеффри не признался, что никакого друга, уехавшего в Австралию, у него нет. А Блэки он взял из собачьего приюта, и этим, кстати, спас ей жизнь. Её хозяин умер, а наследникам старая собака, которой жить-то оставалось пару лет, не больше, была не нужна, и её привезли на усыпление. Ему нужен был повод задержать меня у себя, вот он и придумал аферу с собакой.

     –  Ничего себе! Ну, Джеффри и интриган! – восхитилась я.

     – Это точно! Он признался, что влюбился в меня с первого взгляда и искал любой способ удержать меня рядом, чтобы иметь возможность завоевать меня, как он выразился. Глупенький! – Она сокрушённо покачала головой. – Так долго молчал. Сказал бы раньше – и я бы так не переживала из-за неизбежной разлуки с ним после предстоящего возвращения «хозяина» Блэки.

     – Но потом-то он признался?

     – Да. Признался.

     – И в том, кто он такой?

     – И в этом тоже.

     – И как ты отреагировала? – Мне действительно было любопытно.

     – Удивилась, конечно. – Джулия пожала плечами. – Но, знаешь, не особенно. Я о чём-то подобном догадывалась. За прошедший год я уже поняла, что Джеффри – другой. Холодный, твёрдый, сильный, быстрый. Я ведь наблюдала за ним, я, собственно, глаз с него не сводила, когда он был рядом. И подмечала все эти мелочи. Я считала его кем-то вроде Супермена. Правда, как оказалось, летать он не может, а превращается в огромную золотистую пантеру...

     – Золотистую? – удивлённо перебила я её.

     – Да. Их шерсть того же цвета, что и волосы. Ты же видела Гейба и Линду.

     – Точно. Видела. Но в тот момент я как-то не задумывалась, почему она светлая, мысли другим были заняты. Возможно, я решила, что это различие по полу – мальчики черные, девочки светлые... Не знаю, не задумывалась как-то... А оказывается – дело в волосах...

     – Да, одна из их особенностей. Цвет волос и глаз не меняется. К тому же, зрачки остаются человеческими, круглыми, а не кошачьими. У оборотней и так уже есть ночное зрение, так что в дополнительно сужающихся зрачках нет никакой необходимости.

     – Точно! Вот что мне показалось странном в глазах Гейба! Не только невероятный для животного цвет. Зрачки! Они были как у человека… Теперь мне всё понятно… А как давно вы женаты?

     – Около пяти лет. Джеффри хотел бы подождать ещё немного, чтобы я стала старше и, по его словам, крепче. Но время поджимало.

     – Его цикл, – понимающе улыбнулась я.

     – Да, – подтвердила Джулия. – На моё счастье, он приближался. Иначе Джеффри ещё бы лет десять дожидался. Он считал и считает меня слишком хрупкой, хотя я совершенно здорова.

     – Для человека, – хмыкнула я.

     – Для человека, – кивнула она. – Но мой муж настолько нежен и осторожен, что я даже не замечаю этой нашей разницы. Собственно, мне и сравнивать-то не с кем, – она слегка покраснела.

     Ура! Не одна я такая, вечно краснеющая.

     – Мне тоже, – доверительно прошептала я, и мы понимающе переглянулись.

     С тех пор, как я сбежала из дома, у меня не было ни только семьи, но и друзей. Я всех сторонилась и избегала. Как всё же чудесно наконец-то обрести подругу, с которой можно просто поболтать.

     В этот момент Кристи подошла к Бетти и стала шептать ей, что ей нужно на горшок. Я поделилась проблемой с Джулией, и она провела нас с близняшками в ванную, вытащив откуда-то горшок Эрика, которым он, по её словам, уже не пользовался, как и Кэтти. Решив насущную проблему, мы снова вышли во двор. Теперь на качелях захотела покачаться Кристи, и её качала Вэнди, а Бетти качалась на других качелях, повыше. А Кэтти, Эрик и Лаки стали скатываться с невысокой горки. На этой площадке всё было удивительно продумано. Нужно бы и нам такую же завести.

     Ещё какое-то время мы сидели и болтали, на этот раз о детях. Джулия делилась со мной опытом по воспитанию таких необычных малышей. Ответила на несколько моих вопросов об их питании и распорядке дня. И предложила обращаться к ней за советом в любое время.

     Вскоре старшие девочки распрощались, ссылаясь на скорое начало какого-то сериала, и убежали. Помня слова Роджера, я не стала предлагать проводить их. Впрочем, Джулия совершенно спокойно отнеслась к тому, что девочки ушли одни, значит, это, действительно, в порядке вещей. Пожалуй, пора уходить и нам. Малышки, возможно, уже устали от такой активности, да и весь день у них был чересчур насыщен событиями. Поэтому мы тоже попрощались с Джулией и Эриком, и я, подхватив обеих девочек на руки, в сопровождении Лаки, отправилась домой. На этот раз Кэтти не возражала, более того, она обняла меня ручкой за шею и положила головку мне на плечо. Видимо, действительно, устала.

     – Мы ещё придём туда поиграть с Эриком? – спросила она.

     – Обязательно, – кивнула я.

     – Мне понравился Эрик, – подхватила Кристи. – Он такой же, как и мы.

     – А почему он называл Гейба дядей Гейбом. Ты не называла его дядей, говорила, что он наш брат.

     Ну, вот, не получилось у меня подольше ограждать детские головки от хитросплетений их фамильного древа. Ладно, отныне – только правда.

     – Видите ли, Эрик называет Гейба дядей потому, что Гейб и Джеффри, папа Эрика – братья.

     – Дядя Джефф – брат Гейба? А разве так бывает.

     – Бывает, – вздохнула я. – На самом деле Джеффри вам не дядя, а тоже брат.

     – Но он же взрослый, – удивилась Кристи.

     – Гейб тоже взрослый, – рассудительно заметила Кэтти. – А он наш брат.

     Кажется, в этом сомнения у малышек не было. Уже хорошо.

     – Я запуталась… – прошептала Кристи.

     – Давайте попробуем распутаться. Вы ведь уже знаете, что вы особенные, не такие, как другие люди?

     – Неправильные?

     – Нет, Кристи, правильные, просто другие. Вот, вы видите Лаки. Он бегает на четырёх лапах и весь покрыт шерстью. Он не такой, как мы. Но это же не делает его неправильным, правда? Просто он – другой. Он – собака. Понимаете? Другой – не значит «неправильный».

     – Но мы же не ходим на четырёх лапах. И не покрыты шерстью.

     – Нет. Но мы отличаемся в другом. Мы – холодные, мы медленно растём, мы видим в темноте. – Девочки дружно закивали. – А ещё мы можем вот что.

     И я высоко подпрыгнула. Малышки взвизгнули, потом расхохотались и попросили ещё. Немного попрыгав, я снова пошла спокойным шагом, продолжая беседу.

     – Ваша семья – особенная. Она, скажем так – волшебная.

     – Как в сказке? – уточнила Кэтти.

     – Точно! Как в сказке. Так вот, поскольку все члены семьи – волшебные, то они не стареют. Становятся взрослыми и останавливаются. И все взрослые выглядят одинаково – и дяди, и дедушки. Понимаете?

     Девочки кивнули. Не уверена, что они действительно всё поняли, но я попробую продолжить.

     – Вот почему, чтобы было проще, все взрослые зовут друг друга по имени, а дети зовут всех взрослых дядями и тётями. Даже если они на самом деле не дяди или тёти, а какие-нибудь другие родственники. Так проще.

     – А те, кто был на кухне – наши настоящие дяди и тётя или нет? – задумчиво спросила Кэтти.

     – Вообще-то нет. У вас совсем нет дядей и тёть, потому что у вашего папы Алекса не было ни братьев, ни сестёр.

     – А папа Алекс вернётся?

     – Нет, боюсь, что нет. Если только через много-много лет. Но вы не волнуйтесь – ваш брат Гейб уже вырастил много своих – и ваших, – братьев и сестёр. Так что он и вас вырастит.

     – Вместо папы? – уточнила Кристи.

     – Да, он вам будет вместо папы.

     Девочки переглянулись, после чего Кэтти подняла голову с моего плеча и, отклонившись, заглянула мне в глаза.

     – А если папа Алекс нас бросил, – я содрогнулась от того, как спокойно девочка это произнесла, – а Гейб будет нам вместо папы, то можно, мы будем звать папой его?

     Мне пришлось сглотнуть комок в горле, прежде чем ответить.

     – Думаю, вам нужно спросить об этом у него. Но, мне кажется, он не будет против.

     – Хорошо, – удовлетворённая моим ответом, Кэтти снова опустила головку на моё плечо.

     Когда мы вернулись домой, Гейб находился в своём кабинете. Надеюсь, ему удалось поработать, пока нас не было. Я поинтересовалась у малышек, хотят ли они есть, и получила утвердительные кивки. Спросив, любят ли девочки молоко, и с радостью узнав, что любят, я налила им его в детские кружечки и дала каждой по несколько шоколадных печенюшек. А пока они старательно ели, макая печенье в молоко, я приготовила им по мисочке творога. Хотя малышки и всеядны, но кальций им всё равно нужен.

     Щедро сдобрив творог сливками, джемом и насыпав в него крошечные мармеладки, я поставила всё это перед девочками. Кто сказал, что полезное не должно быть одновременно и вкусным? Близняшки с восторгом встретили подобный ужин, принявшись радостно уплетать его за обе щеки. А я негромко спросила:

     – Гейб, ужинать будешь? Что тебе разогреть – котлеты или курицу?

     – И то и другое, – раздалось сверху.

     Хмыкнув, я решила так и сделать. Пока ужин для нас с Гейбом, а так же для Томаса с Кристианом, грелся, малышки очистили свои тарелки и допили молоко. Уточнив, не хотят ли они добавки и, получив отрицательный ответ, я вынула их из стульчиков и поинтересовалась, чем бы они хотели заняться. Предложила на выбор мультики, книги или игрушки.

     К моему удивлению, девочки спросили, есть ли у нас пазлы? Этого добра на полках в детской, куда мы поднялись, оказалось с избытком, я предложила им несколько коробок разной сложности на выбор. К моему лёгкому шоку, малышки дружно указали на одну из оставшихся на полке коробок на шестьсот деталей, такой сложный пазл мне и в голову не пришло им предложить. Но раз уж я предложила им выбрать самим, значит, так тому и быть.

     Вручив коробку с пазлами Кэтти, я отнесла девочек вниз, в гостиную, и устроила их перед журнальным столиком на низких пуфиках – и то, и другое было малышкам вполне по росту. Какое-то время понаблюдав, как девочки слаженно выкладывают из коробки пятнистые кусочки – картинка была из мультфильма «Сто один далматинец», – и тщательно раскладывают их рисунком вверх, я пожала плечами и, решив не мешать, отправилась на кухню.

     Гейб спустился в тот момент, когда я раскладывала наш ужин по тарелкам. По дороге он задержался возле двери в гостиную, которую я специально оставила распахнутой настежь, так же как и дверь кухни, которая, впрочем, и так практически никогда не закрывалась. Посмотрев, чем занимаются девочки, он хмыкнул, покачал головой, а зайдя на кухню, негромко сказал:

     – Потрясающе! Томас пазлы с таким количеством деталей освоил годам к восьми.

     – Мне они показались слишком взрослыми для их возраста. Для настоящего возраста.

     – Наши дети интеллектуально развиваются несколько быстрее, чем их ровесники-люди. Но подобную усидчивость я вижу впервые даже среди наших малышей.

     – Не забывай, какую школу жизни им пришлось пройти. – Я покачала головой, усаживаясь рядом с Гейбом и принимаясь за ужин. – Надеюсь, вскоре они почувствуют себя здесь достаточно свободно, чтобы начать шалить, и перестанут быть такими идеальными. Знаешь, у них есть к тебе один вопрос, и они очень надеются на положительный ответ.

     – Не расскажешь, какой именно? Чтобы я был готов и случайно не разочаровал малышек.

     – Они хотят называть тебя папой, – я опустила вилку и внимательно посмотрела на Гейба, следя за его реакцией. Он слегка пожал плечом.

     – Без проблем. В этом возрасте они все называли меня папой.

     – Они все? Твои братья и сёстры?

     – Ну, да. А кого ещё им было так называть? Других кандидатур как-то не вырисовывалось.  

     – Но Томас зовёт тебя по имени.

     – Он считает, что уже достаточно взрослый, чтобы называть папой брата, – Гейб усмехнулся. – Хотя, когда мы живём среди людей, и по легенде Томас – мой сын, то он чётко называет меня папой даже наедине, «чтобы не разрушать легенду», по его словам.

     – Хорошее оправдание, – хихикаю я.

     – Думаю, ещё пару раз мы сможем выдавать друг друга за отца и сына. А потом он станет моим племянником, а ещё позже – братом или кузеном. Всем нашим детям в определённом возрасте приходится переучиваться, называя отцов по имени, чтобы не оговориться при посторонних.

     Я прикинула семью, в которой мать взрослеет с обычной скоростью, ребёнок – в три раза медленнее, а отец не меняется вообще.

     – Думаю, в какой-то момент им приходится называть мам бабушками, верно?

     – Да. Примерно в возрасте Томаса. Я не знаю, кто его мать, но думаю, что сейчас ей уже под шестьдесят, а может и больше. Человеческие женщины в этом возрасте, за редким исключением, не имеют детей того возраста, на который выглядит Томас.

     – Кстати, о Томасе. Мне нужно навестить его. Отнести ужин и вообще… Я обещала прийти. Но малышки…

     – Миранда, я присмотрю за ними, не волнуйся. Они, похоже, прекрасно себя чувствуют, занятые пазлами, развлекать их не требуется. Я принесу сюда ноутбук и смогу работать, приглядывая за ними. Это не первые малыши, за которыми я присматриваю.

     – Да, конечно, что-то я совсем забыла, что ты у нас опытный папа, а я всего лишь новичок. Но, знаешь, я чувствую за них… ответственность. Ведь это я забрала их из машины. Это ко мне Кристи сразу же пошла на ручки. И я чувствую себя так, словно Алекс именно мне их привёз. Я понимаю, это глупо, он даже не знал о моём существовании, но я так чувствую. Не думай, что я собираюсь их присвоить, вовсе нет…

     – Миранда, – пальцы Гейба легли на мои губы, прервав бессвязные оправдания. – Я ничего такого не думаю. Ты ведь уже их любишь, верно?

     – Да, – глухо пробормотала я в его пальцы.

     – Вот и замечательно. Делай всё, что считаешь нужным, я не возражаю. Просто запомни – я достаточно опытный отец, и легко справлюсь с девочками, если потребуется. Так что иди к Томасу, я же вижу, как тебе не терпится, а я останусь «на хозяйстве».

     Гейб заменил свои пальцы губами. Нежный поцелуй быстро перерос в страстный, но Гейб довольно скоро взял себя в руки и отстранился, тяжело дыша.

     – Не здесь и не сейчас. Вот дети уснут…

     – Начинаются родительские будни, – захихикала я, уткнувшись ему в плечо и пытаясь выровнять дыхание.

     – Надеюсь, события сегодняшнего дня их вымотали достаточно, чтобы быстро заснуть. А пока…

     – А пока, – спрыгивая на пол, поскольку вновь умудрилась повиснуть на Гейбе в процессе поцелуя, – пойду-ка я навещу остальных детей. Голодных детей, а это непорядок!

     Пока я упаковывала в хозяйственную сумку ужин для Томаса и Кристиана, не жалея конфет и других лакомств, местонахождение которых в кладовке указал мне Гейб, и жалея, что мороженое закончилось, он принёс смену белья и кое-какую одежду для ребят. Если понадобится что-то ещё – Кристиан может прийти и взять это, в конце концов, Томас – не умирающий, над которым необходимо круглосуточное бдение.

     Перед тем, как уйти, я заглянула к девочкам. Я не хотела, чтобы они обнаружили моё исчезновение после моего ухода. Похоже, когда я рядом – им комфортнее. К моему удивлению, они почти закончили выкладывать края пазла. Потрясающе!

     – Девочки, а где вы научились собирать пазлы?

     – В последнем приюте, – подняла головку Кэтти.

     – Там нельзя было шуметь, поэтому старшие девочки часто собирали пазлы – сестра Молли это одобряла, – привычно подхватила Кристи.

     – Мы часто стояли возле Шарлин и смотрели, как она складывает пазлы.

     – Мы стояли тихонько и не мешали ей.

     – Шарлин нас не прогоняла, хотя она уже большая. Ей уже двенадцать лет.

     – Другие большие девочки нас прогоняли.

     – А Шарлин – нет. Иногда она разрешала нам найти нужный кусочек.

     – Мы быстро находили, она даже удивлялась.

     – И ещё она нам разрешала переворачивать кусочки картинкой вверх.

     – И выбирать крайние кусочки, потому что лучше начинать собирать с них.

     – Она видела, что мы аккуратные, и никогда не роняем кусочки.

     Малышки говорили по очереди, без пауз, при этом – не перебивая друг друга, просто дополняя и продолжая. Они перебрасывались фразами, словно шариком для пинг-понга.

     – А в последний раз она собирал картинку про таких же щеночков.

     – Да, щеночков в пятнышках.

     – Но не успела собрать, а нас увели.

     – И мы решили сами собрать такую же картинку.

     – Ну, почти такую. У неё щеночки сидели в корыте и купались.

     – Но всё равно – похоже!

     – У нас получается, мы же видели, как нужно собирать.

     – Сначала нужно всё перевернуть, чтобы было видно, что нарисовано.

     – А потом выбрать все крайние кусочки.

     – Потому что начинать нужно с них.

     – Только мы, наверное, за сегодня не успеем… – вздохнула Кристи, и обе малышки печально посмотрели на меня.

     – Ничего страшного, – мне удалось-таки вставить словечко. – Вы можете собирать эту картинку столько времени, сколько нужно. Всё будет лежать на этом столике, никто ничего не тронет, пока вы не закончите.

     – Правда? – обрадовалась Кэтти. – Сестра Молли не разрешала ничего оставлять на столах. Иногда Шарлин не успевала закончить картинку. Это было обидно.

     – Вам абсолютно точно не придётся убирать неоконченную работу, я вам это обещаю. А сейчас мне нужно сходить навестить вашего брата Томаса. Он сильно поранил ногу и сейчас лежит в больнице. Ему там очень скучно, поэтому я побуду с ним какое-то время. Но потом обязательно вернусь и уложу вас спать. А пока здесь с вами останется Гейб. Договорились?

     Девочки кивнули, но я заметила, что они переглянулись, словно хотели задать мне какой-то вопрос, но не решались.

     – В чём дело? Вы не хотите оставаться дома без меня?

     – Нет, мы останемся, всё нормально, – пробормотала Кэтти. – Вот только…

     – Что? – похоже, дело не в моём уходе. Девочек смущает что-то другое.

     – А Томас… Он не рассердится, что мы будем жить здесь?

     – Джимми рассердился, – прошептала Кристи. – Он хотел, чтобы мама Рейчел любила только его одного.

     – Ну, что вы! – воскликнула я. – Здесь всё по-другому. Джимми был вашим приёмным братом, поэтому он ревновал вас к маме. А Томас – ваш родной брат. Конечно, он обрадуется вашему приезду. Он вас очень ждал.

     Я мысленно скрестила пальцы. Томас говорил о Мелком с энтузиазмом, и известие о том, что девочки нашлись, расстроило его лишь потому, что из-за их пола он проиграл спор. Но кто знает, что будет, когда ему придётся делить Гейба, да и меня тоже, с малышками? Всё же, до этого он был младшим в семье. Ладно, надеюсь, что если он и почувствует ревность, то сумеет не показать этого близняшкам. В конце концов – ему не пять лет, как Джимми.

     – Томас очень переживал, что вас так долго не могут найти, – послышался голос Гейба. Видимо, он посчитал необходимым вмешаться. – Он помогал мне обустраивать для вас комнату и сам выбрал для вас все игрушки и игры. Так что не переживайте. И запомните – все в нашей семье очень вам рады, и уже любят вас. Вы – дома.

     Малышки облегчённо заулыбались. Возможно, этот вопрос мучил их ещё с того момента, как я сообщила им о наличии старшего брата, который тоже живёт в этом доме. Их прежний опыт в этом плане был не особенно удачным. Я подумала о том, что Томасу удалось реабилитировать в моих глазах само понятие «младший брат», изрядно подпорченное Майком. Может, со «старшим братом» ему это тоже удастся?

     – Я буду на кухне, вы сможете меня видеть, – продолжил Гейб. – Или, если хотите, я посижу с вами здесь.

     Девочки снова переглянулись. Я слишком часто видела этот жест, чтобы не задаться вопросом – не читают ли близняшки мысли друг друга? Или они просто «настроены на одну волну» настолько, что понимают друг друга без слов.

     – Лучше здесь, – робко прошептала Кэтти. Я уже заметила, что общее решение озвучивала, как правило, она.

     Улыбнувшись, Гейб прошёл на кухню, забрал оттуда принесённый ноутбук и расположился в одном из кресел. Близняшки, удовлетворённые этим, вновь вернулись к пазлам. А я взяла приготовленную сумку, свистнула Лаки, и мы с ним отправились навещать Томаса.

     Подойдя к клинике, я обошла её кругом и, припомнив планировку, вычислила окно Томаса. Поставив сумку на землю и взяв подмышку Лаки, я запрыгнула на подоконник, благо он был довольно широкий – на нём вполне можно было стоять, – и заглянула в окно.

     Томас и Кристиан смотрели какой-то фильм на ноутбуке, поставленном в ногах кровати, судя по взрывам – какой-то боевик. Я постучала в стекло, привлекая их внимание. Заметив меня, Кристиан вскочил с кресла и поставил фильм на паузу. Томас радостно замахал руками, приветствуя в первую очередь Лаки, который, видимо, услышав его сквозь стекло, радостно завилял хвостом. Я помахала в ответ лапой Лаки, после чего спрыгнула с подоконника, подхватила сумку и направилась к входу.

     Оставив собаку на крыльце, я вошла в уже очень хорошо знакомые двери и направилась прямо в палату, быстро поняв по запаху, что Джеффри уже ушёл. Зайдя в палату, я была встречена радостными воплями Томаса. Когда я достала из сумки ужин, ребята разочарованно простонали:

     – Ну, вот, а мы уже поели, – вздохнул Томас. – Оливия принесла нам спагетти с мясным соусом около часа назад. Это было очень вкусно, но… Если бы я знал, что ты принесёшь котлеты…

     – Неужели ещё не надоели? – улыбнулась я и получила в ответ энергичное мотание головой. – Тогда, если хочешь, я принесу тебе их на завтрак.

     – Зачем носить? – пожал плечами Кристиан. – Оставь здесь. В кабинете Джеффри есть и холодильник, и микроволновка.

     – Хорошо. На вот, отнеси туда. Кстати, мне кажется, кое от чего вы не откажетесь и после сытного ужина. – С этими словами я достала из сумки пакет с конфетами и ещё несколько – с фруктами. – Думаю, под фильм вы всё смолотите.

     – Точно! – воскликнул Томас и, вцепившись зубами в грушу, начал срывать обёртку с шоколадного батончика. Я мысленно пожала плечами – если ему так вкуснее, то пускай ест одновременно и то, и другое, мне не жалко.

     В этот момент вернулся Кристиан, но не стал заходить в палату.

     – Рэнди, можно с тобой поговорить? Наедине.

     – Да, конечно, – я не имела представления, о чём он собирается со мной говорить, но отказываться не собиралась.

     – Идите-идите, я пока почитаю, – вытаскивая из-под подушки планшет, милостиво отпустил нас Томас. – Фильм потом досмотрим.

     К моему удивлению, Кристиан вышел из клиники и, усевшись на крыльцо, предложил мне присесть рядом. Я не возражала. Лаки тут же воспользовался этим, положив голову мне на колени, и я стала рассеянно почёсывать его за ухом. Кристиан молчал, глядя куда-то вдаль. Мне было любопытно, о чём он хочет поговорить, но я тоже молчала, решив его не торопить. Наконец он вздохнул и, всё так же глядя куда-то вдаль, пробормотал:

     – Я… хотел извиниться. Рэнди, прости меня.

     – За что? – удивилась я.

     – За тот поцелуй. Ну, при встрече…

     – Ах, это… Так ведь ты уже извинился, и я тебя простила. К чему ворошить прошлое?

     – К тому! Тогда я извинился потому, что мне велели. Потому, что так надо. Но я не чувствовал своей вины. «Подумаешь, чмокнул девушку при встрече, велика беда!» – думал я. Я не понимал…

     – А что теперь изменилось?

     – Гейб рассказал мне про явление нашего папаши. И за что ты его укусила. И меня словно обухом по голове ударило – я же начал превращаться в его копию! – парень со стоном уронил лицо в ладони. – Мне стало страшно. Я понял, что могу стать таким же, как тот, кого я ненавижу больше всего на свете! Прости меня, Рэнди! – подняв голову и взглянув прямо мне в лицо, серьёзно сказал он. – Клянусь, что никогда больше не стану так поступать. Никогда не стану целовать девушек, или вообще, кого бы то ни было, не получив на то согласия.

     – Хорошо, Кристиан, я прощаю тебя. И я рада, что ты принял такое решение. Уверена, подавляющее большинство девушек встречали твой поцелуй с восторгом.

     – Угу, – выдавил он.

     – Но большинство – не все.

     – Я понял. И скорее отгрызу себе руку, чем опять буду вести себя как этот старый козёл.

     Последние слова парень выплюнул с такой злостью, что я аж вздрогнула. Да, я знала, что в семье к Алексу относятся более чем прохладно, сторонятся его. Титул «отец года» был придуман явно не для него. Но такая откровенная ненависть…

     – Кристиан, а за что ты так его ненавидишь? – не удержавшись, спросила я.

     После долгой паузы, когда я уже перестала надеяться на ответ, Кристиан глухо уронил:

     – Он убил мою девушку.

 

Жду ваших впечатлений на форуме



Источник: http://robsten.ru/forum/75-1771-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Ксюня555 (09.01.2015) | Автор: Ксюня555
Просмотров: 470 | Комментарии: 34 | Рейтинг: 5.0/39
Всего комментариев: 341 2 »
avatar
0
34
Ну и дела? 12  Час от часу не легче!   12
Спасибо! lovi06032
avatar
0
33
благодарю:cvetok01:  cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01
avatar
0
31
Спасибо за главу! lovi06032
Наконец-то мы узнали, о чем же спросит Рэнди Джеффри  girl_blush2
Девочки все больше и больше привязываются к ней, и даже Кристиан раскрывается dance4   Хорошо что Джулия и Рэнди подружились, будет с кем поговорить о своем о женском Laie_99 . Очень интересно правда ли, что Кэтти и Кристи разговаривают с помочью телепатии taktak ?
P.S.  Может и повторюсь, но:'' Как всегда на самом интересном месте!'' good
avatar
0
32
Близняшки вовсе не разговаривают с помощью телепатии. Они просто думают похоже, вот и научились понимать друг друга без слов.
И да, на самом интересном месте. fund02002 boast
avatar
1
30
Спасибо за главку
avatar
1
28
Спасибо за продолжение! good

Ну и дела творятся... 12 папаша-то не только кукушка, но и монстр еще... 4 девушку Кристиана убил! 12 Я в шоке!
avatar
1
29
Убить ведь можно по разному. Намеренно, ненамеренно, по неосторожности... Вариантов много, а смерть одна... cray
avatar
1
27
Спасибо большое.
avatar
1
25
Спасибо...уфф fund02002 ну и вопрос её волновал...точно ребёнок ещё...а вот высказывание Кристиана повергло в шок 4
avatar
1
26
Может и ребёнок, но думающий, рассуждающий. И странность она заметила и удивилась.
avatar
24
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
1
22
Ксюша, спасибо за такое интересное продолжение! good
Жаль, что Ренди мало удалось пообщаться с Гейбом. Но родительские заботы, конечно, важнее. fund02002 И ответ на свой вопрос смогла у доктора получить)).
Теперь новая интрига - что же случилось с девушкой Кристиана? girl_wacko Ждем-с. taktak
avatar
1
23
Да, родительские заботы... Всегда приходится чем-то жертвовать...
А ведь у них, можно сказать, только-только медовый месяц начался.  fund02002
Ничего, ночь-то длинная...
Ну а про девушку Кристиана - в следующей главе.
avatar
1
20
Вредная и коварная,спасибо большое.
avatar
1
21
Принимаю за комплимент. fund02002
1-10 11-20
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]