Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Доминика из Долины оборотней. Глава 12. Положительный результат проедания плеши. Часть 2.

Глава ДВЕНАДЦАТАЯ

ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ  РЕЗУЛЬТАТ  ПРОЕДАНИЯ  ПЛЕШИ

Часть 2

 

                                                                                                               29 октября 2020 года, четверг

     – Так вот она какая, ваша Долина! – восхищённо протянул Фрэнк.

     – Да! Это мой дом! – гордо ответила я. – Добро пожаловать.

     – И где мне спуститься.

     – Мы живём вон там, – я ткнула пальцем в нужном направлении. – Вон в том доме, с голубыми наличниками. Но мне кажется, что нам лучше опуститься на вертолётной площадке, что-то мне подсказывает, что нас ждут именно там.

     – И где эта площадка?

     – За домом дяди Гейба. Вон он, самый большой, с башенками, видишь?

     Кивнув, Фрэнк полетел в нужном направлении, и вскоре мы увидели пустое пространство за домом, на котором, действительно, стояло несколько человек. Когда мы опустились, я увидела Дэна и Адама – Роб и Эндрю уже ушли, – а так же дядю Джеффри и Филиппа, внука дяди Гейба, и его жену Люси. Ну и конечно – моего отца, который первым кинулся нам навстречу. В следующую секунду я уже была в его родных объятиях, привычно зарывшись макушкой ему под подбородок и обнимая за шею. Какое-то время мы стояли безмолвно, потом он выпустил меня из объятий и внимательно вгляделся в моё лицо, а потом оглядел всю меня, так до сих пор и сидящую на руках у Фрэнка, особо задержав взгляд на моей ноге, где сквозь тонкую ткань брюк отчётливо проступали контуры повязки. Его лицо жалостливо скривилось.

     – Доченька, ты как? Очень больно?

     – Пап, я уже в порядке. – И, видя его недоверчивый взгляд, поспешила исправиться. – Ну, почти. Да, сначала было очень больно, но ты знаешь, кровь гаргулий – настоящее чудо. Я на эту ногу уже наступать могу, правда! И, пап, познакомься, это мой Фрэнк.

     Отец бросил короткий, но пристальный взгляд на Фрэнка, кивнул ему, затем какое-то время вглядывался в моё лицо, словно пытаясь определить, говорю ли я правду или просто успокаиваю его, потом оглянулся.

     – Джеффри?

     – Она, действительно, практически в порядке, – дядя Джеффри, имеющий дар чувствовать чужую боль, подошёл к нам. – Боль ещё ощутимая, но вполне терпимая. Я сделаю тебе ещё укол обезболивающего, Ники, чтобы ты смогла спокойно поспать. Сейчас, когда рану ничто не тревожит, она вроде как и не болит. Но во сне ты можешь ворочаться и задевать её. Так что лучше подстраховаться, к чему лишние страдания, сейчас не средневековье.

      Я согласно кивнула, мысленно улыбаясь. Эта фраза была практически девизом дяди Джеффри. Будучи врачом всю свою долгую жизнь и чувствуя боль всех своих пациентов – не как эмпат, самому ему, к счастью, больно не становилось, он просто знал, где, что и насколько сильно у кого болит, – он был просто фанатом обезболивающих. В разумных пределах, конечно. Но если что-то можно было обезболить, не нанося вреда здоровью – он это делал, даже если это был простой порез или синяк.

     – Это просто невероятно, – говорил он между тем, тоже глядя на контуры повязки на моей ноге. – Последняя серьёзная травма в нашей семье, с которой я имел дело – перелом руки моей жены восемь лет назад. Романтичная у нас вышла первая встреча, не правда ли? – Это он сказал конкретно для Фрэнка, поскольку мы все эту историю прекрасно знали. – Так вот, с тех пор все «травмы», что мне пришлось лечить у моих родственников, это ссадины, ушибы, мелкие порезы и ожоги. И, слава богу, кстати. Но лишь до недавнего времени. И вдруг – началось. В прошлый четверг – Каро, пулевое ранение бедра. В субботу – Томас, с бедром, разорванным когтями Линды. А теперь и ты, Ники, с ожогом – та-дам! – тоже на бедре. Знаете, я не удивлюсь, если через несколько дней кто-нибудь умудрится обморозить себе бедро, хотя как это возможно технически – я не представляю. Ладно, пойдёмте в мою клинику, я сделаю тебе, Ники, укол. А вот насчёт перевязки – даже не знаю. В обычных условиях я бы предпочёл её поменять...

     – Не стоит, – покачал головой Фрэнк. – Заживление идёт полным ходом, и в данный момент струп на ране буквально врос в повязку. Отдирать её сейчас – это заново вскрывать рану.

     – Вот и я о том же подумал, – кивнул дядя Джеффри. – Я уже наблюдал действие вашей крови на ранах Томаса и Каро, но там повязки накладывались не на открытую рану. Так что вы предлагаете? Полагаю, в данном случае у вас опыта гораздо больше.

     – Лучше не трогать повязку ещё пару дней. За это время рана заживёт полностью, и струп снимется безболезненно вместе с бинтом.

     – Хорошо, так и сделаем. Идёмте.

     – Подождите! – воскликнула я. – Сейчас прилетит вертолёт, в нем Кайл. Думаю, лучше мы все вместе пойдём в клинику.

     Честно говоря, мне было просто любопытно, что дядя Джеффри скажет про Кайла, а если меня сейчас уколют и отправят спать – до утра я ничего не узнаю. Но со мной согласились, решив, что так действительно будет удобнее. Дэн и Адам ушли, а мы вшестером, остались дожидаться вертолёта.

     Я расслабленно пристроила голову на плече Фрэнка и бездумно глядела в ту сторону, откуда он должен появиться, когда услышала слегка нерешительный голос отца.

     – Фрэнк?

     – Да, сэр, – тут же откликнулся тот.

     – Синклер, просто Синклер, – со вздохом поправил его отец. – И… может, ты всё же отдашь мне моего ребёнка?

     До меня дошло, что я продолжаю сидеть у Фрэнка на руках. Мне даже не пришло в голову, что вообще-то мой отец тоже мог бы меня держать, вроде как у него было больше прав на это. Но тут я поняла, что слово «было» употребила не просто так. Я очень любила своих родителей, но осознавала, что принадлежу теперь Фрэнку в гораздо большей степени, чем им. Поэтому я, скорее даже инстинктивно, крепче прижалась к нему.

      – Не думаю, что сейчас это было бы разумно, – вежливо возразил он. – Передать вам Ники – значит, лишний раз потревожить её ногу. Зачем ей лишняя боль?

     Отец лишь вздохнул, но ничего не возразил. Дядя Джеффри с удивлением взглянул на него.

     – Синклер, ты здоров? Это как-то не особо на тебя похоже – вот так сразу уступить.

     – А что я должен делать? – в некотором отчаянии воскликнул тот. – Вырвать её из его рук силой? Я люблю свою дочь и никогда не сделаю ей больно. Ни в каком смысле. Ты же их видишь!

     – Я-то вижу. Просто несколько удивлён твоим спокойствием. Я ещё помню вопли Гейба, когда близняшки встретили своих половинок. Это едва не переросло в потасовку, хорошо, что Рэнди вмешалась.

     – Для него это было шоком. Собственно, для меня – тоже. Но у меня, по крайней мере, было время смириться и принять ситуацию, которую я не в силах изменить. Коул взял меня в оборот практически сразу же, как мы узнали про них, – кивок в нашу с Фрэнком сторону. – Он мне за эти полдня плешь проел, читая лекции на тему: «Кто такие «половинки» и почему их нельзя разлучать». И потом – Ники всё же не четыре года.

     – Мы с Рэнди ровесницы, – тут же влезла я. – А она уже помолвлена с дядей Гейбом.

     Это было не совсем так. Хронологически я была старше Рэнди в два раза – мои пятьдесят против её двадцати четырёх. Но оборотни и гаргульи взрослеют с разной скоростью, и физически нам обеим было где-то около человеческих семнадцати. Это ещё не совсем взрослость, но, определённо, уже и не детство.

     – Неудачный пример, – отец покачал головой. – Рэнди уже переродилась, ты нет. Надеюсь, Фрэнк, ты осознаёшь, что Ники ещё нужно время, чтобы… окончательно повзрослеть. И понимаешь, насколько она хрупкая. Я рассчитываю на твоё благоразумие.

     – Я всё понимаю, – кивнул Фрэнк. – И готов ждать столько, сколько нужно.

     Что? Мне до перерождения ещё лет двадцать пять, не меньше! Он действительно только что сказал, что готов ждать так долго? Хотя, нет, Фрэнк сказал: «Ждать столько, сколько нужно», но кто решает – сколько нужно? Ладно, сейчас не совсем подходящее время, но позже я всё это хорошенько обдумаю. В любом случае – Фрэнк со мной, остальное – детали.

     – Что ж, – отец снова вздохнул. Уже в который раз. – Конечно, я предпочёл бы, чтобы это всё случилось попозже, когда Ники станет взрослой, но… В конце концов, ты ей жизнь спас. И за это я буду вечно тебе благодарен. Добро пожаловать в семью, сынок.

     – Дважды, – пробормотала я.

     – Что – «дважды»?

     – Фрэнк спас мне жизнь дважды.

     – Но как?.. Когда?.. – сказать, что отец был ошарашен – значит, ничего не сказать.

     – Взрыв… – задумчиво протянул Филипп. Они с Люси подошли поближе, чтобы она лучше могла слышать наш разговор. Сам Филипп услышал бы нас с другого конца посёлка, но Люси была человеком, и слух у неё был соответствующий.

     – Взрыв? Ну, конечно… Значит, свидетель был прав? Ты действительно там была? Господи!.. – отец схватился за голову.

     – Эндрю выяснил причину твоего похищения, – пояснил дядя Джеффри. – Кто-то видел, как ты была во взорвавшемся доме, а потом оказалась снаружи, целая и невредимая. Мы знали, что способностей для подобного волшебного спасения у тебя пока нет, поэтому решили, что этот свидетель ошибся или напутал со временем, и даже если ты и была в том доме, то выбежала до взрыва. А оказывается?..

     – Да. Я была там. И не выбежала. Это Фрэнк меня вынес. Меня и миссис Клиффорд. Он нам обеим  спас жизнь.  

     Отец тихо застонал, потом шагнул вперёд и, обхватив нас с Фрэнком, уткнулся головой куда-то в нас обоих. Какое-то время он стоял так, слегка вздрагивая, а я, в полной растерянности, поскольку никогда раньше не видела его в подобном состоянии, гладила его по спине. Остальные тоже замерли, не зная, что делать. Наконец, дядя Джеффри шагнул к нам и, взяв отца за плечи, отстранил от нас, приговаривая:

     – Успокойся, Синклер. Ники жива. Посмотри на неё – вот она, здесь, перед тобой. Всё хорошо.

     До меня стало доходить, что произошло. На отца только что обрушилось осознание того, что он мог потерять меня, вот так, просто и неотвратимо. Похищение – это одно. Там не было неминуемой смертельной угрозы. Да, пленников в итоге убивали, но не сразу. К тому же моё похищение было обнаружено одновременно с местом моего заключения – меня не нужно было искать, достаточно было просто пойти и спасти. Даже если бы Фрэнк не вытащил меня оттуда – остальные всё равно успели бы. Скорее всего, я была бы травмирована гораздо сильнее, чем сейчас, но всё же сиюминутной угрозы моей жизни не было.

     Со взрывом всё было иначе. Не спаси меня Фрэнк – сейчас меня бы уже просто не существовало. Это произошло бы мгновенно, и никто ничего не смог бы изменить, исправить. Вся невероятная сила оборотней была бы бесполезна. Я и сама начала осознавать это только сейчас, видя слёзы своего отца впервые в своей жизни.

     В тот момент, когда Фрэнк вынес меня из пылающего дома, укрыв от огня своими крыльями, я, конечно, понимала, что он спас мне жизнь. Но я не до конца осознала, не до конца прочувствовала это. Не сам факт моего спасения, а… мою смерть… Я была настолько потрясена новым обликом Фрэнка, тем, что он оказался гаргульей, тем, что он – бессмертный, как и я, тем, что мне не придётся его терять, так зациклилась на этом невероятном открытии, что даже как-то и не задумалась, что это ОН мог меня потерять. Что меня могли потерять мои родители, все мои близкие. Я бы просто… исчезла…

     Это было так страшно, что меня вдруг стало потряхивать, когда до меня, наконец-то, это дошло. Я не осознавала, что дрожу, вцепившись во Фрэнка, пока не услышала его голос:

     – Солнышко, всё хорошо. Я рядом. Ты в безопасности. Я больше не позволю, чтобы с тобой что-то случилось. Клянусь. Всё хорошо, всё хорошо…

     – Та-ак… – протянул дядя Джеффри. – У кого-то только что закончился весь адреналин. Ники, детка, пойдём-ка всё же, сделаем укольчик.

     – Я удивлён, как долго она продержалась, – продолжая баюкать меня, прижавшись щекой к моей макушке, ответил ему Фрэнк. – Я надеялся, что она успеет уснуть до того, как её накроет. Пока мы были там, в убежище, и даже в пути – Ники держалась. Хотя, кошмары ей, похоже, всё-таки снились. Но я знал, что как только она окажется дома, в безопасности – до неё окончательно дойдёт. Пойдём, Солнышко, твой дядя сделает тебе укольчик, и ты уснёшь, и будешь видеть только счастливые сны.

     Я хотела им объяснить, что просто до меня только что дошло, что я могла погибнуть во время взрыва. А потом подумала – может, они всё же правы? Но… Я ведь, действительно, довольно легко пережила всё произошедшее сегодня и вчера. Я чувствовала себя… нормально. А теперь… Пожалуй, если дядя Джеффри считает, что мне нужен укол – я не стану с ним спорить. У него огромный опыт, человеческим докторам такое и не снилось.

      Я собралась согласиться, но тут услышала звук, который сложно было с чем-то перепутать. Подняв голову, я увидела появившийся из-за скал вертолёт, пока ещё совсем крошечный, но быстро приближающийся. Любопытство – вещь сильная, у меня даже дрожь куда-то отступила.

     – Я согласна на укол, но давайте уж подождём чуть-чуть. Вон он, вертолёт-то. Заберём Кайла и все вместе пойдём.

     – Услышала-таки… – недовольно проворчал Фрэнк. – Ладно, ждём.

     Ждать пришлось недолго. Спустя несколько минут вертолёт опустился на площадку. Первым из него выпрыгнул дядя Гейб со спящей Рэнди на руках, кивнул всем присутствующим и исчез в доме. Потом появился дядя Ричард. Эбби, похоже, тоже сморило. Учитывая, что было уже хорошо заполночь, да и день у нас был невероятно насыщенный – это вряд ли кого-то удивило. Я-то неплохо выспалась в самолёте, а вот остальные, похоже, уснули совсем недавно. Дядя Ричард немного задержался, демонстрируя девушку всем присутствующим, едва слышно, но со смесью невероятной гордости и нежности прошептал: «Моя Эбби», после чего тоже исчез.

     Третьим  появился Пирс со Стейси на руках и передал спящую девочку подошедшему Филиппу. Люси с нежностью поправила локон, упавший малышке на лицо, и они все вместе тоже ушли, правда, обычным шагом, поскольку Люси всё же была человеком. Теперь мне стало понятно их присутствие среди встречающих.

     – Я позвонил отцу и попросил взять пока Стейси к себе, – подтвердил Пирс моё предположение. – У деда сейчас гостят родственники Рэнди, дом полон под завязку, а у нас с Диллоном – холостяцкая берлога, не тащить же малышку туда. Утром решим, где девочка будет жить постоянно, а пока Люси с удовольствием за ней присмотрит – она детей любит.

     В этот момент дядя Джеффри вынес из вертолёта Кайла, который то ли спал, то ли был без сознания. Лицо у него было напряжённым, он, хмурясь, осматривал безжизненное тело парня в своих руках.

     – Как он? – кинулся к нему Пирс.

     – Я ещё не встречал ничего подобного. Похоже, этот парень болен весь, с головы до ног, я даже не могу точно сказать – в каком именно месте у него не болит. У него даже суставы ноют, в таком-то возрасте! Утешает то, что сильных болей нет, просто… здоровья я тоже нигде у него не вижу. Ладно, думаю, что смогу ему помочь. Сейчас главное – выяснить, чем конкретно он болен.

     – Наша кровь помогает даже от неизлечимых болезней, проверено на практике, – успокоил его Фрэнк. – Просто поставьте ему капельницу. Насколько я понял – запасы у вас есть. Или, может, нужно сдать ещё? Я готов.

     – Спасибо, но пока не нужно. Сегодня близнецы вновь приходили, чтобы сдать её, после того, как узнали про этого бедолагу. Так что сейчас у меня вашей крови даже больше, чем требуется. Но в любом случае нужно определить, что же с ним такое. Кровь кровью, но лекарства тоже лишними не будут. И потом – может, ему какая-нибудь особая диета нужна? Так что диагностика точно не повредит.

     Слушая этот разговор, пока мы шли по улице, я с жалостью смотрела на Кайла и думала, что в каком-то смысле ему даже повезло, когда его похитили. Конечно, сейчас он тяжело болен, но попал в нужные руки, и теперь его жизнь изменится. Здесь его вылечат, а шансы заболеть вновь практически равны к нулю. Почему-то мне казалось, что долго «на воле» он бы не протянул. Сколько лет он ещё мог бы прятаться, избегать людей? Ведь ему же нужно было хотя бы продукты покупать. И сколько бы времени прошло до того момента, когда к нему случайно прикоснулся бы человек, больной чем-то смертельным? Но теперь для него всё страшное позади. Что-то мне подсказывало, что наша семья возьмёт над ним «шефство» навсегда.

     Проводив глазами улетающий вертолёт, я обнаружила, что мы уже всей толпой поднимаемся по ступенькам в клинику, лишь Пирс, проводивший нас до крыльца, не стал заходить. Он передал отцу мою сумку и босоножки, а потом, поглядев на оставшиеся у него в руках ботинки и чехол с одеждой, пожал плечами.

     – Не думаю, что в ближайшее время Кайлу что-то из этого понадобится. Отнесу пока домой, а там посмотрим. Завтра утром забегу, проведаю, а пока – не буду мешать.

     И он пошёл дальше по улице, а мы вошли в клинику.

     – Несите пока Ники в мой кабинет, – сказал дядя Джеффри, удаляясь по коридору с Кайлом на руках.

     Фрэнк занёс меня в просторный кабинет, который одновременно был и лабораторией. Отец зашёл следом, но остановился у двери.

     – Бедный парень, – нарушил он молчание. – Столько на него свалилось, а ведь он совсем ещё мальчишка.

     – Судя по его рассказу, вряд ли ему больше двадцати, – кивнул Фрэнк. – Практически ребёнок.

     – Мне он показался старше, – пробормотала я. А ведь действительно – Кайл скрывался три года, а началось это всё, когда он ещё в школе учился.

     – Болезнь никого не молодит и не красит, – покачал головой Фрэнк. – Ничего, наша кровь его быстро на ноги поставит.

     В этот момент в кабинет, позёвывая, вошёл Кристиан, ещё один мой дядя. Вот только, в отличие от других папиных братьев, его я никогда так не называла. Учитывая, что он был старше меня всего на четырнадцать лет, и мы с ним когда-то вместе играли в песочнице, это было бы, по меньшей мере, странно.

     – Привет, Ники, – улыбнулся он мне. – А это и есть твой спаситель?

     – Да, это мой Фрэнк, – кивнула я. – Фрэнк, это Кристиан, предпоследний папин брат. Крис, что ты здесь делаешь?

     – Вообще-то я здесь ночую – присматриваю за Томасом, да и дома пока аншлаг, – пояснил он, надевая белый халат и начиная рыться в стеклянных шкафах, доставая оттуда шприцы и какие-то ампулы. – А сюда я пришёл сделать тебе уколы. Джеффри занят парнем, которого притащил, вот и попросил это сделать меня, чтобы тебе не ждать. Так что, готовь.

     – Что готовить? – не поняла я.

     – Место, где твоя спина теряет своё гордое название, – хмыкнул он, набирая лекарство в шприц.

     – Не дождёшься! – набычилась я. – Ты ещё даже не врач.

     – Эй, я закончил медицинский колледж! Для того чтобы сделать укол этого вполне достаточно, иначе Джеффри не послал бы меня сюда. Ой, да ладно стесняться, можно подумать, я никогда твою голую задницу раньше не видел.

     – Даже если ты когда-нибудь присутствовал при том, как мне меняли памперс!..

     – Вот ещё, оно мне надо было? Просто кое-кто очень не любил купаться, и удирал прямо из ванны при любой возможности, бегая от Элоиз по улицам. И вся Долина регулярно имела возможность любоваться твоей голой мокрой попкой.

     – Крис, кончай смущать девочку, – ухмыльнулся отец, потом пояснил Фрэнку: – Годам к шести эти побеги прекратились, но до этого, действительно, были довольно регулярными.

     – Послушай, Кристиан, – обратился к нему Фрэнк. – Если ты не заметил – рана у Ники расположена спереди. Так что лечь на живот, чтобы подставить тебе свой… хмм… нижний бюст, ей будет несколько проблематично. Предлагаю компромисс – обезболивающее уколешь ей в раненное бедро, а успокоительное – в предплечье.

     – Вообще-то я собирался ввести оба лекарства через одну иглу, чтобы не колоть дважды, но… Ники, ты как? Согласна потерпеть два укола?

     – Согласна! – хоть десять, лишь бы не обнажаться перед Крисом. Не могла я ещё видеть в нём доктора. При этом я почему-то совершенно не стеснялась Фрэнка, а отец мог бы выйти.

     В итоге я получила парочку уколов – благо свободный покрой и лёгкий материал костюма позволяли задрать как рукав, так и штанину, – после чего мы втроём покинули клинику, а Кристиан проводил нас до двери со словами:

     – Пойду, сварю кофе, хорошо, что на меня он пока действует. Что-то мне подсказывает, что лечь спать нам с Джеффри удастся ещё не скоро, если вообще удастся.

     – Пап, ты только маме про взрыв не говори, – попросила я, когда мы уж приближались к дому. – Хватит ей и похищения.

     – И как ты себе это представляешь? Во-первых, узнав о похищении, она всё равно поинтересуется – что послужило его причиной. А во-вторых, даже если это скрыть от неё сейчас, хотя даже не представляю – как, после возвращения домой она это всё равно узнает. Такие новости не скроешь. И тогда мне попадёт от неё намного сильнее, за то, что скрыл это от неё сейчас. Мне и так достанется за то, что вчера молчал о похищении…

     – Но она же будет волноваться. Сильно. А вдруг ей плохо станет?

     – Твоя мама крепче, чем ты думаешь, доченька. Она очень сильная духом. К тому же, если утром мы сначала покажем ей тебя, це́лую и... хмм… относительно невредимую, то ей будет проще узнать о том, что произошло раньше.

     Ага, проще! Забыл, как сам только что рыдал, хотя я тоже была перед тобой, живая и практически невредимая. Ладно, как бы то ни было – скрывать, действительно, не вариант.

     – Ладно. Но, может, на всякий случай позвать дядю Джеффри. Просто так… На завтрак…

     – Посмотрим. А пока – нужно поспать, хоть немного. Фрэнк, для тебя приготовлена комната для гостей. Я так понимаю, ты у нас остановишься?

     – Благодарю вас, сэр. То есть, Синклер. Я, действительно, предпочёл бы быть поближе к Ники. Я понимаю, что здесь она в полной безопасности, но…

     – Понимаю. Просветили меня сегодня, от и до… Да и наглядные примеры перед глазами. Близнецы вон вообще на полу в детской спят. Гейб собирается немного изменить планировку, чтобы превратить соседнюю с детской спальню в смежную, и поселить их там. А пока они вполне довольствуются надувной кроватью.

     – Меня вполне устроит комната в одном доме с Ники, спасибо, – ответил Фрэнк.

     Он так и занёс меня на руках в мою спальню, а потом и в ванную. Дождавшись за дверью, когда я воспользуюсь туалетом, а потом умоюсь и почищу зубы – я решила не переодеваться, костюм на мне был невесомый, а бельё ещё совсем свежее, – он так же деловито отнёс меня в кровать, уложил и заботливо накрыл простынкой. И всё это под внимательным взглядом отца, который наблюдал за нами, привалившись к косяку раскрытой двери, следя за каждым нашим движением, но никак увиденное не комментируя.

     Когда, легонько поцеловав меня в лоб, Фрэнк поднялся, чтобы уйти, я изо всех сил вцепилась в его руку.

     – Нет! Останься. Пожалуйста, хотя бы пока я не усну. Мне одной страшно.

     Фрэнк растерянно оглянулся на моего отца.

     – Ники, я могу посидеть с тобой, хочешь? – предложил тот.

     – Нет, хочу, чтобы Фрэнк, – я откровенно капризничала, чего не позволяла себе уже лет тридцать, но знала, что сегодня мне всё сойдёт с рук, и пользовалась этим без зазрения совести.

     – Фрэнк, твоя спальня там, – отец ткнул большим пальцем в нужном направлении. – Спокойной ночи, доченька.

     И вышел, аккуратно закрыв за собой дверь. А Фрэнк уселся было на пол возле моей кровати, но я помотала головой.

     – Зачем сидеть на полу. Ляг со мной, пожалуйста. Так я буду чувствовать себя в безопасности.

     Фрэнк послушно обошёл кровать и улёгся рядом со мной, поверх укрывающей меня простыни. Мы едва помещались на моей не особо просторной кровати, но мне это совершенно не мешало. Я устроилась головой на его плече, и со счастливым вздохом закрыла глаза, чувствуя его губы на своей макушке и шёпот, шевельнувший мои волосы:

     – Сладких снов, Солнышко. Ничего не бойся. Я с тобой.

 

     Вот мы и узнали, как именно отец Ники отреагировал на появление в её жизни Фрэнка. Действенным оказался метод, который применил к нему Коул, не правда ли? Хотя, кто знает, насколько напускное, это папино спокойствие?
     Теперь осталось узнать, как же отреагирует мама?


     А пока - жду ваших впечатлений на форуме.



Источник: http://robsten.ru/forum/75-1899-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Ксюня555 (10.06.2015) | Автор: Ксюня555
Просмотров: 339 | Комментарии: 21 | Рейтинг: 5.0/28
Всего комментариев: 211 2 »
avatar
1
21
благодарю cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01
avatar
1
20
Большое спасибо за продолжение!
avatar
1
19
Большое спасибо ! lovi06015
avatar
18
Спасибо за продолжение главы! lovi06032
avatar
1
17
класс=класс=класс!!!! все так здорово! hang1
avatar
1
15
спасибо!
папа странно спокоен,но думаю не на долго,а вот мама,надеюсь будет в восторге!
avatar
0
16
Похоже, в папино спокойствие мало кто верит. Ну, что ж, посмотрим.  JC_flirt
avatar
1
13
Поздравляю с заслуженной победой! victory
Спасибо за продолжение! obozhau
avatar
0
14
Спасибо!  girl_blush2
avatar
1
11
Спасибо....отца просветили и то он пока с настороженностью жениха воспринял...конечно благодарность за спасенную жизнь дочери всё-таки пересилила fund02002 ...привыкнет...а комнате для Френка как бы не пришлось пустовать...вон как близнецы на полу спят...но там-то пары совсем малышки, а здесь надеюсь 25 лет ждать не будут girl_wacko
avatar
0
12
Я тоже надеюсь. 25 лет - долгий срок.  girl_wacko
А насчёт комнаты для гостей - посмотрим.  giri05003
avatar
1
9
Какая насыщенная глава - всё только начинается. Спасибо. Поздравляю с победой. lovi06015
avatar
0
10
Спасибо!  lovi06032
И, действительно, всё только начинается.  JC_flirt
avatar
1
8
Спасибо огромное.
1-10 11-15
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]