Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Доминика из Долины оборотней. Глава 15. Поцелуй и Миссис Клювдия

Глава  ПЯТНАДЦАТАЯ

ПОЦЕЛУЙ  И  МИССИС  КЛЮВДИЯ

Часть 1

 

29 октября 2020 года, четверг

     Фрэнк посмотрел на меня каким-то перепуганным взглядом, а потом медленно, невероятно медленно наклонился, и я ощутила легчайшее прикосновение его губ к моим. Словно бабочка крылом задела. Я закрыла глаза и приготовилась к долгому поцелую, которого уже очень давно ждала, но губы Фрэнка исчезли. Я потянулась, надеясь самой коснуться их – никак! В чем дело?! Я открыла глаза и увидела, что лицо Фрэнка уже в добром футе от моего. Похоже, продолжать он не собирается.

     – Это... это что, всё? – не в силах осознать происходящее, заикаясь от шока, воскликнула я.

     Это что, был наш первый поцелуй? Да покойника в лоб – и то более страстно целуют. Он же просто... просто... коснулся моих губ своими и всё! С таким же успехом он бы мог сделать это... ну, например... травинкой. И я не заметила бы разницы. Фрэнк так явно отстранился, отгородился от меня, что не заметить этого было невозможно. Как же так! Почему? Я ничего не понимала.

     – Солнышко, – практически простонал он. – Я не могу...

     – Не... не можешь? – я ничего не понимала. – Как это – не можешь? Разве это так сложно?

     – Ты не понимаешь, – он отвёл глаза, и желваки заходили по его скулам – так сильно он стиснул зубы.

     – Так объясни! – я едва не кричала. Глаза налились слезами от обиды. – Вчера ты был совсем другой. А сегодня...

     – Я не думал, что ты заметишь, – пробормотал он.

     – Чего я не должна была заметить? Что ты весь день нянчишься со мной, как с ребёнком, а не как с любимой девушкой? Я заметила, Фрэнк. Ты нежен, невероятно заботлив, ты носишься со мной, как с величайшей драгоценностью...

     – Ты и есть для меня драгоценность. Величайшая в мире!

     – Но при этом между нами словно бы стена. Невидимая, неосязаемая, но она есть. Тогда, на крыльце, мне вдруг показалось, что она исчезла... Но стоило Томасу вмешаться – и она рухнула назад. Что случилось?

     – Там, на крыльце, я едва не нарушил свою клятву, – пробормотал Фрэнк, отводя глаза.

     – Клятву? Какую клятву?

     – Твоему отцу.

     – О чём ты говоришь? И когда ты успел ему поклясться? И в чём?

     – Этой ночью. Я ведь не ушёл, остался с тобой. Он не мог этого не заметить, и пришёл выяснить, в чём дело. И когда я объяснил... В общем, он не стал прогонять меня, но взял с меня клятву…

     – Какую? Ну же, Фрэнк, скажи, наконец!

     – Что я не прикоснусь к тебе до твоего перерождения.

     Я сидела, открывая и закрывая рот, но слова не шли. В голове билось только одно слово: «ЧТО?!»

     Как мог отец потребовать такую клятву? Как Фрэнк мог её дать? «Не прикасаться!» Да, сейчас я ещё не такая крепкая, какой стану после перерождения, и, возможно, кое-в-чём нам придётся себя ограничить. Наверное. Но вообще не прикасаться? Я же не настолько хрупкая, чтобы развалиться от прикосновения? Нет, это невозможно! Мне что, даже поцелуя придётся ждать ещё двадцать пять лет? Нет! Я сойду с ума раньше!

     Я внимательнее взглянула на Фрэнка. Господи, да у него же в глазах самая настоящая боль. Почему? Он смотрел на меня так... Я даже описать этого не могла, но мне тут же захотелось забрать эту боль себе. Мысль о его странной клятве как-то сразу отошла на второй план, потом разберусь, сейчас важно другое – моему Фрэнку больно. Протянув руку к его лицу, я осторожно погладила его щеку, опасаясь, что он в любой момент отшатнётся. Но он лишь закрыл глаза и прижался щекой к моей ладони. Это обнадёживало.

     – Фрэнк, что с тобой? – прошептала я. – Почему у тебя такое лицо... Словно тебе больно...

     – Мне больно, Солнышко, от того, что я разочаровал тебя. Прости, прости. Если бы ты попросила луну с неба, я бы, наверное, её для тебя достал. Но я связан клятвой, и эту твою просьбу исполнить не могу. И это разрывает моё сердце.

     Так, вот мы и вернулись к этой клятве. Отца, конечно, понять можно. Для него я и в пятьдесят – малышка, и в пятьсот останусь ею же. Но требовать подобной клятвы от Фрэнка! Запретить любые прикосновения!

     Стоп! Любые?

     Та-ак, кажется, выход найден! Нужно точнее формулировать свои требования, папочка!

     – Фрэнк, не мог бы ты точно сказать, в чём именно поклялся моему отцу? – спросила я.

     – Что я не прикоснусь к тебе, пока ты не станешь бессмертной, – ответил Фрэнк, похоже, несколько настороженный моим изменившимся тоном. А как же ему не измениться, учитывая, какое облегчение я испытала.

     – Так и сказал? Что ты не прикоснёшься ко мне? И всё? Без уточнений?

     – Да. Но какие тут нужны уточнения, и так всё ясно.

     – Ой, не скажи. Фрэнк, если ты не заметил – я сижу у тебя на коленях.

     – Да. На траве может быть роса, ты промокнешь...

     – Фрэнк, а держать меня на коленях – это разве не значит прикасаться ко мне?

     – Но... Роса...

     – Ты сегодня полдня таскал меня на руках. Разве это не означает прикасаться ко мне?

     – Но твоя рана...

     – Скажи, когда отец застал тебя в моей комнате, что ты делал?

     – Я лежал рядом с тобой и не давал тебе перевернуться на живот.

     – Угу. И когда папа брал с тебя клятву, что ты делал?

     – То же самое.

     – И когда дал эту клятву – встал и отошёл?

     – Нет. Стоило мне отпустить тебя, как ты начинала ворочаться.

     – А папа велел тебе отодвинуться от меня?

     – Нет, я же тебя держал, чтобы ты не сделала себе больно. Солнышко, я не понимаю, к чему ты ведёшь.

     – А к тому, что, даже дав клятву моему отцу не прикасаться ко мне, ты продолжил ко мне прикасаться прямо у него на глазах, и он не имел ничего против. И когда ты принёс меня в клинику – тоже. Тогда в чём смысл этой клятвы?

     – Он имел в виду другие прикосновения.

     – Мало ли что он имел в виду!

     – Твой отец старался защитить тебя, и я его понимаю.

     – Да, но от чего именно он старался меня защитить? И тут мы переходим ко второй части твоей клятвы. Как долго тебе нельзя ко мне прикасаться?

     – Пока ты не станешь бессмертной.

     – Ага! Обрати внимание – он не сказал: «Пока она не вырастет», потому что я, к счастью, больше не вырасту!

     – К счастью?

     – Я и так уже оглобля, хватит!

     – Как по мне – ты просто кроха.

     – Ну, ещё бы, – пробормотала я себе под нос. Насколько я успела заметить, Фрэнк был примерно одного роста с дядей Гейбом, самым высоким в нашей далеко не мелкой семье, а это значит, что он был выше меня более чем на фут! Конечно, для него я была крохой. – И мой отец не сказал: «Пока она не станет взрослой», что тоже было бы логично. Я, кстати, уже вполне взрослая, мне пятьдесят, если ты не в курсе.

     – Я в курсе, – улыбнулся Фрэнк.

     – Но отец сказал: «Бессмертной». Как ты думаешь, почему он выбрал именно этот критерий?

     – Ники, но это же любому понятно. Сейчас ты слишком хрупкая, а после твоего перерождения мы станем равны.

     – То есть, отец считает, что сейчас ты своими... кхм... прикосновениями можешь мне навредить?

     – Я не могу навредить тебе, Солнышко, – голос Фрэнка стал очень серьёзным. – Физически не могу. Я скорее умру.

     – Я знаю, – улыбнулась я. – Но всё же давай резюмируем: запрещены не все прикосновения, а только те, которые могут причинить мне вред? Так?

     – Стоп, Солнышко, погоди. Твой отец имел в виду не совсем это...

     – Наверное. Точнее – я в этом уверена. Но ему нужно было формулировать, так чтобы «разночтений» не возникало. А теперь скажи, Фрэнк, чем поцелуи могут мне навредить? Да, ты гораздо крепче меня и в сотни, в тысячи раз сильнее. Но если тебе удаётся носить меня на руках так, что я не испытываю при этом ни малейшего дискомфорта, если твои руки могут прикасаться ко мне настолько осторожно и бережно, то что не так с твоими губами? Они могут раздавить меня или поранить? Обжечь или заморозить? Или они вообще ядови...

     Закончить свою мысль я не успела – мне помешали губы Фрэнка, прижавшиеся к моим губам. Вот теперь я их прекрасно ощутила – это не было прикосновение травинки или крыла бабочки. Нет, я чётко чувствовала их, нежно и бережно исследующих мои губы. В это же время ладони Фрэнка охватили мои щеки, удерживая моё лицо неподвижно, видимо, все ещё опасаясь сделать мне больно неловким движением, но это было уже не важно – я с энтузиазмом окунулась в новые для меня ощущения. Я прижималась губами к губам Фрэнка, исследовала их, неумело пыталась повторить их движения, и, похоже, у меня получалось. Его губы были плотными, даже жёсткими, но при этом умудрялись касаться меня с такой нежностью, что я не замечала разницы между нами – это был мой Фрэнк, и он был идеален!

     Поначалу ощущения были для меня совсем новыми, и чувство удовольствия было скорее у меня в голове, от самого осознания – это же наш первый поцелуй! Но, постепенно, я стала чувствовать, как реагирует всё моё тело – крохотные электрические разряды зарождались в месте нашего соприкосновения и разбегались по всему моему телу, под ложечкой появилась лёгкая, тянущая, но приятная боль, скорее – спазм, от которого щемило в груди. Моё дыхание участилось, я испытывала странное чувство незавершённости. Мои руки обхватили голову Фрэнка, ероша короткий ёжик его волос. На долю секунды я пожалела о его роскошной шевелюре, пострадавшей в огне, но мысль была едва уловимой, и тут же исчезла, стоило языку Фрэнка пройтись по моей нижней губе. Новый взрыв тактильных ощущений заставил меня застонать и попытаться повторить его движение. И в этот момент Фрэнк отстранился от меня, удерживая мою голову, не позволяя продолжить это невероятно приятное для меня занятие.

     Какое-то время мы смотрели друг другу в глаза, тяжело дыша и пытаясь выровнять дыхание. Наконец я смогла-таки пробормотать.

     – Спа... спасибо…

     – За что? – голос Фрэнка звучал тоже не особо ровно.

     – За то, что выполнил мою просьбу, – улыбнулась я.

     – Это тебе спасибо.

     – За что?

     – За то, что дала мне возможность выполнить твою просьбу. Я действительно разрывался между своей клятвой и твоей просьбой, которая, вообще-то, полностью совпадала с моим желанием.

     – Значит, теперь мы сможем целоваться без проблем? – выпалила я.

     – Определённо, сможем. – И, в подтверждение своих слов, Фрэнк снова поцеловал меня, коротко, но очень сладко. – Но со всем остальным нам всё же придётся подождать твоего бессмертия, тут твой отец прав.

     – Ладно, – кивнула я, соглашаясь.

     Но данный момент мне достаточно было поцелуев и того, что мой вчерашний Фрэнк вернулся. Эта невидимая стена меня сильно напрягала, я даже не понимала – насколько, пока она не исчезла. Пока удовлетворюсь этим, а там будет видно. Что-то мне подсказывало, что двадцать пять лет ни я, ни Фрэнк не выдержим.

    Теперь, когда «программа-минимум» была выполнена, я смогла расслабиться. Поскольку я продолжала сидеть на коленях у Фрэнка – ну, роса же, полуденная, ага, – то решила этим воспользоваться и расположилась с удобствами, привалившись плечом к его груди, а голову пристроив на его плече – так было очень удобно любоваться его точёным профилем.

     – Ты такой красивый, – выдохнула я, понимая, что за какие-то неведомые заслуги получила от судьбы удивительное сокровище.

     – Ну что ты, Солнышко, – скулы Фрэнка слегка окрасились румянцем. – Я самый обыкновенный.

     – Ладно, продолжай в это верить, – захихикала я. – А почему «Солнышко»?

     – Потому что ты, своим появлением озарила мою жизнь, которая проходила весьма... тускло. После твоего появления она засияла ярким светом и заиграла всеми цветами радуги. Я так долго тебя искал и уже практически отчаялся встретить.

     – Долго?

     – Очень долго. В нашей семье мы сотни лет ищем своих половинок, это вроде как нормально. Но ещё никто не искал так долго, как я. Пятьсот лет – максимум. Все мои братья и племянники давно встретили своих половинок. Их нашли даже правнуки одного из моих братьев! А я всё ждал. И не находил. Совсем уже отчаялся...

     – Фрэнк, – я поняла, что этот вопрос возник у меня впервые. – А сколько тебе лет?

     Я, конечно, понимала, что ему уже много. Но для меня возраст никогда не был чем-то особо важным. Точнее – возраст взрослых. Дети всё же росли, менялись, взрослели. Им праздновали дни рождения, поскольку годы были вехой в их жизни. Взрослые не менялись вообще. Дед Алекс, которому было уже намного больше трёх тысяч, и его сын Тобиас, девяноста четырёх лет, переродившийся всего три года назад, выглядели ровесниками. Поэтому прежде мне как-то в голову не приходило спросить у Фрэнка его возраст. Это не было чем-то важным. Но сейчас мне просто стало любопытно.

      – Мне девятьсот пятьдесят девять, – ответил Фрэнк, чуть насторожено. Наверное, не знал, как я отреагирую. Может, он ждал испуга или удивления – число всё же было огромным. Вот только я росла среди обладателей гораздо бо́льших возрастов, так что меня подобным было не удивить, и уж тем более – не испугать. Так что моя реакция стала для него полной неожиданностью – я захихикала.

      – Ты старше моего отца на двести шестьдесят пять лет! – Фрэнк слегка нахмурился, не совсем понимая причину моего веселья, и я пояснила: – А он называл тебя «сынок».

     – Да, действительно, забавно, – Фрэнк заметно расслабился, убедившись, что у меня вовсе не истерика или шок. А я продолжала хихикать.

     – Он даже выглядит моложе тебя, – продолжала я веселиться. – И от этого его «сынок» звучит ещё смешнее.

     – Думаю, он не хотел этим словом продемонстрировать своё превосходство, скорее уж то, что принимает меня в качестве твоей половинки. Ты ведь понимаешь, что это значит?

     – Мы поженимся, – кивнула я, не раздумывая.

     – Да. И твой отец словно бы показал, что понимает и принимает этот факт. Спасибо Коулу, он действительно взял твоего отца в оборот, как только узнал, что моей половинкой оказалась его дочь-школьница. Не думаю, что предстань мы перед ним без подобной моральной подготовки, он бы принял всё это так просто. И я его понимаю.

     – Пусть я всё ещё школьница, но я уже не ребёнок!

     – Для твоего отца эти слова – синонимы. Возможно, было бы лучше, встреться мы уже после твоего обращения. Думаю, так бы и случилось в итоге, но события повернулись несколько иначе. И я безумно этому рад. Пусть в чём-то мы должны пока себя ограничивать, но мы всё равно вместе, рядом. Я нашёл тебя. Я искал тебя почти тысячу лет, но нашёл. Даже не знаю, как бы я прожил без тебя эти годы, оставшиеся до нашей, запланированной судьбой, встречи…

     – Теперь мы вместе. – Я обняла Фрэнка крепко-крепко, изо всех своих, пока небольших, человеческих силёнок, и уткнулась носом ему в шею. – И я тоже рада, что не пришлось ждать дольше.

     Какое-то время мы так и сидели, прижавшись друг к другу, пока Фрэнк тихонько не шепнул мне на ухо:

     – Похоже, у нас появилась компания.

 

     Вот это и случилось - Ники получила свой первый поцелуй и надежду на множество последующих. А что же за компания у них появилась, мы узнаем во второй части главы.
     А пока - жду ваших впечатлений на форуме.



Источник: http://robsten.ru/forum/75-1899-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Ксюня555 (26.06.2015) | Автор: Ксюня555
Просмотров: 332 | Комментарии: 16 | Рейтинг: 5.0/31
Всего комментариев: 161 2 »
avatar
0
16
Какая Ники сообразительная, молодец!
avatar
15
Спасибо за продолжение! lovi06032
avatar
1
13
Спасибо за главу!
Умничка Ники!Повернула все как нужно,осталось обойти 25 лет,думаю она справится!
Да,в большой семье,все возраста путаны!Очень весело,что физически отец младше зятя...хотя и просто может подобное произойти,но это уже картина "Не равный брак".
avatar
1
12
Спасибо...мудрая девочка...вырулила ситуацию...правильно говорят...мужчина голова...женщина шея.. fund02002 а папа жесток...его вроде и понять можно, за дочку переживает...но они совсем не дети...Что-то мне подсказывало, что двадцать пять лет ни я, ни Фрэнк не выдержим...ага мне тоже fund02002
avatar
0
14
Мужчину нужно слегка подтолкнуть в правильном направлении - тогда он горы свернёт.  giri05003
Так что с уже поцелуями разобрались, посмотрим, что дальше будет.   JC_flirt
avatar
1
10
Спасибо! good
avatar
1
9
Ох.. ждать 25 лет.. серьезное испытание)).. Спасибо. lovi06032 . такие маленькие главки стали((..
avatar
0
11

Цитата
Ох.. ждать 25 лет.. серьезное испытание))..
Кто знает, придётся ли столько ждать?
Ники хи-и-итрая.  JC_flirt
 
Цитата
такие маленькие главки стали

Да, так уж вышло, что эта глава не особо длинная, так что и половинки её - тоже. 
Обещаю, следующие главки будут больше.
avatar
1
8
Спасибо большое.
avatar
1
7
спасибо большое.
avatar
1
6
СПАСИБО!!!
avatar
1
5
Спасибо за главу! fund02016
1-10 11-13
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]