Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Доминика из Долины оборотней. Глава 15. Поцелуй и Миссис Клювдия. Часть 2.

Глава  ПЯТНАДЦАТАЯ

ПОЦЕЛУЙ  И  МИССИС  КЛЮВДИЯ

Часть 2

 

29 октября 2020 года, четверг

     – Похоже, у нас появилась компания.

     Его голос звучал так, словно он сдерживает смех. Осторожно обернувшись, я тоже беззвучно захихикала. Рядом с нами топталось утиное семейство – утка и четверо довольно крупных, почти взрослых утят. Один из них теребил клювом пакет с бутербродами, ещё двое пытались отнять друг у друга ягоду клубники, четвёртый утёнок тянул из миски ещё одну ягоду. И лишь мама-утка спокойно и, как мне показалось, выжидательно, смотрела на нас.

     – Фрэнк, позволь тебе представить Миссис Клювдию, а так же её детей – Билли, Вилли, Дилли и Поночку. Миссис Клювдия, это мой Фрэнк.

     – Очень приятно познакомиться, Миссис Клювдия. – Фрэнк с улыбкой склонил голову перед уткой. Она никак на это не отреагировала, продолжая смотреть на меня. – И кто же из них кто?

     – Без понятия, – я пожала плечом и потянула к себе пакет. Утёнок ещё какое-то время топал следом, не желая выпускать из клюва добычу, но я победила. – Я ещё как-то различала их раньше, но это было почти два месяца назад, и они тогда едва начали оперяться. И даже тогда я не особо была уверена, что они подходящего пола для своих имён. Просто их четверо, и утят из мультика четверо, вот я их так и назвала.

     – Ты всем здешним уткам даёшь имена?

     – Нет, только этой семейке. Я начала подкармливать Миссис Клювдию, когда она высиживала яйца. Её селезня утащила лиса, ну и… в общем… мне стало её жалко… Я частенько кормила уток, просто бросала куски хлеба в воду, они не боятся нас, но и не ручные. – Я мотнула головой в сторону пруда, где плавало ещё несколько утиных семеек, но из воды никто из них не выходил. – И я заметила, что одна утка не подплывала за едой, не сходила с яиц. И никто не приносил ей мой хлеб, хотя другой утке, которая тоже высиживала птенцов, «добычу» приносил её селезень. И я стала приносить ей хлеб прямо к гнезду. Она шипела на меня, но с яиц не сходила. Через какое-то время она перестала меня бояться и стала брать хлеб из моих рук. А когда вывелись утята, стала сама приплывать ко мне, когда я сюда приходила.

     Рассказывая всё это, я достала из пакета огромный сэндвич. Сняв с него верхний кусок хлеба, я протянула оставшийся бутерброд Фрэнку, а хлеб стала крошить и скармливать уткам, бросая кусочки на траву. Так же поступила и со вторым сэндвичем, третий же, опять разделив с утками, съела сама. После чего, поставив на колени миску с клубникой и выделив несколько штук пернатым нахлебникам, стала с наслаждением поглощать ягоды, бо́льшую часть скормив при этом Фрэнку. Видели бы меня сейчас мои близкие – вот бы удивились! Впервые в своей жизни я добровольно и с большим удовольствием делилась с кем-то своим любимейшим лакомством. Но для Фрэнка мне было ничего не жалко, даже клубнику.

     Насытившись, миссис Клювдия увела своих детей плавать, а я поуютнее умостилась в объятиях Фрэнка, прислонившись затылком к его плечу, и любовалась окружающей нас природой, испытывая невероятное чувство умиротворения. Хотелось сидеть так, молча, не двигаясь, всю жизнь. Но желание узнать побольше о Фрэнке победило.

     – Расскажи мне о себе? – попросила я. – Ты всё обо мне знаешь, а я о тебе – практически ничего.

     – И что ты хотела бы узнать?

     – Всё! Я хочу узнать о тебе всё, что ты захочешь мне рассказать.

     И Фрэнк стал рассказывать. Как заворожённая, я слушала о его детстве, которое прошло в Испании и Шотландии, о его матери, ради которой Дэн купил себе у испанского короля титул – потому что без этого он вряд ли смог бы претендовать на руку дочери испанского дворянина. Об играх с братьями, об обучении верховой езде, стрельбе из лука, сражению на мечах и танцам – его детство мало чем отличалось от детства человеческих детей того времени. В принципе, он и был тогда человеческим ребёнком, поскольку не было никаких гарантий, что кровь его «небесного» деда сможет дать о себе знать, слишком сильно разбавленная человеческой кровью. 

     Фрэнк рассказывал о быте и особенностях того времени – это мне было, в принципе, известно из рассказов моих родственников, но в устах Фрэнка звучало в десять раз интереснее. О перерождении старшего брата Раймундо – после этого Дэн окончательно убедился, что кровь его отца жива в его детях. О своём собственном перерождении – восторге от появившейся немереной силы, способности невероятно быстро бегать, а главное – возможности летать.

     И в то же время – невозможность уснуть первые несколько суток из-за того, что мышь в подвале всю ночь грохочет своими копытами, а пьяницы из кабака в соседней деревушке горланят свои песни прямо в ухо. Или куча переломанных вещей и порванной одежды из-за неумения контролировать свою силу. Да и само перерождение, заключавшееся в нескольких сутках метания в страшном жару, было весьма нелёгким испытанием для того, кто за всю прежнюю жизнь даже насморком ни разу не болел. Но все неудобства довольно быстро отступили – он научился контролировать свою силу, управлять своим телом и закрывать слух – а точнее мозг, – от ненужных звуков, а все преимущества остались. Помогло то, что отец и старшие братья были рядом – объясняли, обучали, поддерживали.

     – Я не представляю, каково было отцу пройти через всё это в одиночестве, – Фрэнк покачал головой. – Мне было бы, наверное, в десять раз сложнее без их советов и поддержки.

     – А ты поможешь мне пройти через моё перерождение? – спросила я, отрывая плодоножку у последней ягоды и отправляя её Фрэнку в рот. – У нас это тоже не самая приятная процедура, но, судя по рассказам, не такая тяжёлая, как у вас. А вот последующий период – один в один. Постоянный шум, переломанные вещи, ну и остальное. Ты научишь меня справляться со всем этим?

     – Конечно! – Губы Фрэнка, с чудесным вкусом клубники, коснулись моих. – Я всегда буду рядом. Всегда.

     – Это хорошо! – блаженно вздохнула я.

     Какое-то время мы просто сидели, наслаждаясь спокойствием и умиротворённостью, а потом Фрэнк кивнул на чуть поскрипывающее мельничное колесо, которое неторопливо вращалось, приводимое в движение водой, переливающейся через край запруды.

     – Она всё ещё в рабочем состоянии?

     – Мельница? Не знаю. Её отсоединили от колеса много лет назад, после того, как у нас появилась другая мельница, работающая от электричества. Колесо оставили просто для красоты, его регулярно смазывают и заменяют прогнившие детали, а вот насчёт самой мельницы... Возможно, что-то там требует замены или ремонта, но жернова в порядке – они каменные, им сноса нет. Эта старушка несколько веков служила моей семье верой и правдой, поэтому сейчас вроде как на пенсии.

     Достав оставшийся сэндвич, я вынула из него ветчину, кусочек сунула за щеку, остальную скормила Фрэнку, помня, что его аппетит в несколько раз больше моего, а хлеб стала ломать на кусочки и кидать в пруд. Утки кинулись подбирать его, но порой их опережали карпы, живущие в пруду. Было забавно наблюдать за этой кутерьмой, я специально кидала хлеб в разные стороны, наблюдая, кто успеет схватить его первым. Фрэнк вместе со мной смеялся над происходящим, но вдруг притих.

     – Отец и Роб скоро улетают. Если ты хочешь с ними попрощаться, нам нужно возвращаться в посёлок, – со вздохом сказал он. Я тоже вздохнула – мне совсем не хотелось разрушать эту идиллию, но...

     – Я хочу ещё раз сказать им за всё «спасибо». Вчерашний день выдался суматошным, я так толком и не поблагодарила своих спасителей. А сюда мы ещё вернёмся, правда?

     – Обязательно, – Фрэнк скомкал пакет от сэндвичей и засунул в карман брюк, после чего поднялся со мной на руках и побежал уже знакомым ему маршрутом. И если добирались мы сюда почти час, учитывая крюк в сторону теплиц, и то, что торопиться нам было некуда, то назад домчались за полминуты, наверное. Обняв одной рукой шею Фрэнка, а другой держа миску из-под клубники, я наслаждалась «полётом». Я всегда любила скорость, и частенько, по моей просьбе, кто-нибудь из взрослых родственников катал меня, но это не шло ни в какое сравнение с удовольствием, испытываемым мною сейчас. Даже учитывая то, что Фрэнк, в общем-то, не разгонялся до своей максимальной скорости – человек нас вполне увидел бы. Просто мне было с чем сравнивать – я помнила, как он нёс меня в убежище едва ли не со скоростью света. Но в этот раз в подобной спешке не было необходимости, так что скорость была не особо высокой.

     Подбегая к дому дяди Гейба, Фрэнк затормозил и уже на обычной человеческой скорости обошёл его, выйдя на вертолётную площадку, которая периодически служила местом для всяких совместных сборищ.

     Так было и в этот раз – на открытом участке земли, уставленном столами с закусками, толпилось несколько десятков человек. Прикинув навскидку, я поняла, что пришли не все, кто сейчас жил в Долине, а примерно половина. Возможно, остальные подтянутся попозже, или уже попрощались и ушли по своим делам – это всё же была не вечеринка, а просто что-то типа проводов гостей. Причём, не думаю, что провожали их надолго, уверена, они будут часто нас навещать, равно как и другие родственники Фрэнка, которые непременно захотят познакомиться с Рэнди.

     Фрэнк остановился на краю поляны, и мы с ним стали осматривать присутствующих.

     Я увидела родителей и помахала им, но подходить не спешила. С ними я уже виделась сегодня и увижусь вечером, а здесь присутствуют те, кого я не видела несколько месяцев или не знала вообще. Например, родители Рэнди и её братья, а так же мои маленькие, недавно нашедшиеся тётушки.

     А вот и они – две крошечные куколки с темными кудрявыми волосами, забранными в задорные хвостики, весело смеясь, бегали по небольшому, свободному от людей и столов, пятачку лужайки вместе с малышом Эриком, сыном дяди Джеффри, мальчиком чуть постарше, с такими же, как у Рэнди волосами, и Лаки, который пребывал, кажется, в полном восторге, играя с детьми. Два парня, практически точные копии Роба, стояли неподалёку, не сводя с малышек пристальных, внимательных взглядов, словно приготовившись кинуться, подхватить, спасти, защитить от любой потенциальной опасности. На происходящее вокруг они никак не реагировали, полностью сосредоточившись на девочках. Кажется, я получила ещё один наглядный пример феномену под названием «половинки».

     Неподалёку расположилась другая группа детей, немного постарше. Гвенни, Бетти, Томас и Стейси, усевшись рядышком, что-то оживлённо обсуждали, отсюда я не могла услышать – что именно. Я заметила, что Стейси уже явно освоилась среди остальных детей, а так же то, что на ней уже не было «платья принцессы», красивого, но совершенно непрактичного. На ней были джинсы, пёстрая футболка, кажется, с какими-то мультяшками, но рассмотреть точнее я не могла, поскольку поверх неё была наброшена лёгкая ветровка.  

     Мальчик, играющий с близняшками, видимо, младший брат Рэнди, тоже был одет немного теплее остальных детей, поскольку маленькие гаргульи, так же как и люди, могли чувствовать холод. Мы же с самого рождения были нечувствительны как к жаре, так и к холоду, поэтому одевались по погоде только там, где нас могли увидеть посторонние. В Долине же мы одевались так, как нам удобно – не более одного слоя одежды, не считая белья, а многие мужчины вообще предпочитали ходить полуобнажёнными. Кстати, одежда Стейси была ей явно по размеру, а ведь одолжи она её у Томаса или Бетти – была бы либо мала, либо велика. Когда и кто успел снабдить Стейси подходящими вещами? Думаю, скоро узнаю.

     Время от времени Стейси оборачивалась на стоящих неподалёку Люси и Филиппа и широко им улыбалась, получая не менее широкие улыбки в ответ. Они определённо понравились друг другу. И, кажется, я знаю, с кем именно останется Стейси. Предполагалось, что её возьмёт на воспитание какая-нибудь из наших женщин, ведь своих детей родить мы не можем, но этот вариант, пожалуй, самый идеальный. У Люси тоже нет детей – в момент последнего цикла Филиппа она лежала в больнице, на вытяжке, со сложным переломом бедра, так что её единственный шанс был упущен. К тому же она и Стейси «одной крови» – они физически равны, им будет намного легче в быту, они могут хотя бы обниматься без опаски. В общем, если именно Люси и Филипп возьмут себе Стейси – меня это ни капли не удивит.

     Я стала оглядываться дальше, улыбаясь тем, кто улыбался мне, и ища глазами тех, ради кого мы с Фрэнком прервали нашу чудесную прогулку. Ага, вот и Дэн, разговаривает о чём-то с дядей Гейбом и Рэнди, примостившейся у того подмышкой. Я в очередной раз поразилась, насколько крохотной выглядит Рэнди рядом с дядей Гейбом, и насколько же изменился сам дядя Гейб. Я вообще не помню, чтобы когда-нибудь видела его таким расслабленным и счастливым.

     – Подойдём? – спросил Фрэнк, поняв, на кого я смотрю.

     – Они вроде бы заняты, – я не знала, удобно ли будет вмешаться в разговор. – Вдруг они говорят о чём-то важном, а мы помешаем?

     – Да ладно? – хмыкнул Фрэнк и решительным шагом направился к этой троице. По мере приближения я поняла, что разговор глав двух кланов идёт о такой «глобальной» проблеме, как обувь большого размера. Раздобыть такую в магазинах было практически невозможно, поэтому обе семьи выкручивались, как могли. Гаргульи шили обувь на заказ, у нас же была своя небольшая обувная фабрика, специализировавшаяся на обуви большого размера и полностью обеспечивающая нужды семьи – всё же нас, оборотней, было почти в четыре раза больше, чем гаргулий. И в данный момент мужчины договаривались о том, чтобы фабрика увеличила производство мужской обуви на треть, чтобы обеспечивать ею и гаргулий тоже.

     Рэнди первая заметила, что мы с Фрэнком подходим, и приветливо нам улыбнулась. Подёргав дядю Гейба за футболку, она обратила его внимание на нас. Заметив, куда они оба смотрят, Дэн замолчал и оглянулся.

     – А, Франциско, вот и вы. И где же вы пропадали?

     – Похоже, в теплице с клубникой, – глядя на миску в моей руке, улыбнулся дядя Гейб. – А к мельнице ты Фрэнка уже водила?

     – У вас есть мельница? – тут же заинтересовалась Рэнди.

     – У нас много чего есть, – наклоняясь, чтобы поцеловать её в макушку, ответил ей дядя Гейб. – Со временем я всё тебе покажу.

     – Да, мы были у мельницы, – подтвердила я и обратилась к Дэну. – У меня не было возможности как следует поблагодарить вас за то, что пришли ко мне на помощь. Хочу сделать это сейчас. Спасибо.

     И, потянувшись, чмокнула его в щёку. Дэн заулыбался.

     – Ну, что ты, доченька. Это тебе спасибо, что сделала моего сына счастливым. А то он совсем уже отчаялся найти свою половинку. Но ожидание того стоило, верно, Франциско?

     – Верно, – губы Фрэнка легонько коснулись моих волос. – Ники стоила каждого столетия, каждого дня, каждого мгновения, которые я провёл в ожидании. И теперь я действительно счастлив.

     – Ваши парни расхватывают наших девушек, как горячие пирожки, – недовольно проворчал дядя Гейб. – Эдак, скоро нашим мужчинам вообще никого не останется.

     – Это решать не нам, – пожал плечами Дэн. – Если уж половинкам суждено встретиться, то они встретятся, хотите вы этого или нет. И потом – ты только посмотри на них! Разве это не чудо?

     Дэн махнул рукой на нас с Фрэнком, затем сделал широкий жест, охватывая и близнецов, и стоящих неподалёку от них родителей Рэнди – а кем ещё могла быть эта пара: мужчина-гаргулья и женщина с такими же, как у Рэнди, волосами? А так же дядю Ричарда и Эбби, которые стояли чуть дальше, разговаривая с Аланой и Себастьяном, ещё одной парой «половинок».

     – Он прав, Гейб, – Рэнди погладила дядю Гейба по руке, и недовольное выражение тут же исчезло с его лица, сменившись любящей улыбкой. – Это действительно чудо. Просто порадуйся за них. Порадуйся за Ники. Порадуйся за Ричарда. Порадуйся за нас.

     – Я радуюсь, правда, радуюсь. Особенно за Ричарда. Просто… Ладно, я и за остальных радуюсь. Добро пожаловать в семью, парень.

     Дядя Гейб протянул было руку Фрэнку, но, сообразив, что обе руки у того заняты, просто похлопал его по плечу.

     – Как твоя нога, Ники? – обратилась ко мне Рэнди.

     – Уже почти нормально. Если не наступаю на неё и не задеваю – вообще не болит. Я сегодня уже ходила. Немного, но…

     – Это замечательно, – улыбнулась Рэнди. – Все понемногу выздоравливают. Каролина уже ходит сама, Томас тоже наступает на ногу, хотя пока щадит её, ходит с костылями. Постепенно все поправятся, даже Кайл. А вот, кстати, и он.

     Я проследила за её взглядом и увидела, как на вертолётной площадке появился Пирс, неся кресло, в котором сидел Кайл. Найдя глазами дядю Гейба, он целенаправленно зашагал в нашу сторону. Но, заметив меня, притормозил, не доходя до нас футов пятнадцать (* около пяти метров), и поставил кресло с Кайлом на землю.

     – Ну, зачем было меня нести? – смущённо пробормотал тот. – Я вполне могу ходить.

     – Джеффри разрешил тебе подышать свежим воздухом, вот и дыши, – ворчливо проговорил Пирс, поправляя плед, в который парень был укутан. – Про прогулки ногами разговора не было. На вот, съешь лучше грушу, её тебе, по крайней мере, можно.

     Взяв со стола, заставленного всякими закусками и напитками большую жёлтую грушу, Пирс вручил её Кайлу, а потом подошёл к нам.

     – Дед, есть разговор, – обратился он к дяде Гейбу.

     – Я тебя внимательно слушаю?

     – Я насчёт Кайла. Что с ним будет, когда он выздоровеет?

     – Думаю, это решать ему.

     – Дед, ну что он сможет решить-то? Какой у него выбор? Куда он денется? В пустыню? В Антарктиду? В космос? На земле нет для него безопасного места – везде люди. Только здесь, в Долине, он будет в безопасности. В другом месте ему не выжить.

     – Ты предлагаешь оставить здесь человека? – дядя Гейб приподнял правую бровь.

     – Стейси же остаётся, а она тоже человек.

     – Не совсем. Стейси – оборотень, хоть она и не такая же, как мы. И, в любом случае, Филипп и Люси удочеряют её, так что она остаётся здесь на вполне законных основаниях, как член семьи.

     Стало быть, со Стейси всё решено, причём именно так, как я и предположила. Это замечательно. Но неужели дядя Гейб не разрешит остаться Кайлу?

     – Значит, чтобы остаться здесь, Кайл должен стать членом нашей семьи? – уточнил Пирс и, не дожидаясь ответа, пожал плечами. – Отлично. Он им станет. Если нужно, я сам его усыновлю!

 

     Вот мы и узнали, кто же нарушил уединение Ники и Фрэнка. Кстати, этот персонаж ещё не раз появится в книге, так что с Миссис Клювдией и её потомством прощаться не нужно.

     К тому же теперь окончательно стало ясно, с кем именно останется Стейси. Знаете, я испытывала перед Люси чувство вины, лишив её возможности родить ребёнка, поэтому и решила подарить ей Стейси.

     А вот как решится проблема Кайла, мы узнаем в следующей главе.

     А пока - жду ваших впечатлений на форуме.



Источник: http://robsten.ru/forum/75-1899-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Ксюня555 (30.06.2015) | Автор: Ксюня555
Просмотров: 290 | Комментарии: 17 | Рейтинг: 5.0/27
Всего комментариев: 171 2 »
avatar
0
17
Такая милая идиллия на озере  представилась. Ну, и конечно. надо парня оставить
avatar
16
Спасибо за продолжение! lovi06032
avatar
1
14
Спасибо...какая очаровательная миссис Клювдия и с удовольствием буду ждать встречи с ней и её семейством...только грустная история про её селезня...но ей повезло с её соседями-оборотнями...дядя Гейб не разрешает оставить Кайла?...не верю...
avatar
0
15
Дядя Гейб пока ни Да, ни нет не говорит, это Пирс сразу же встал в позу. В следующей главе мы узнаем, как же решится проблема Кайла.
А Миссис Клювдии можно сказать повезло - "кормилица" из Ники вышла намного лучшая, чем из селезня.
avatar
1
13
Большое спасибо за главу!  good good good
avatar
1
11
Спасибо автору за продолжение..все-таки прикольно 80 лет быть ребенком))). и не болеть.. и половинку найти)).. интересно.. а когда мы узнаем про то.. могут ли женщины-оборотни иметь детей?. Ники вон.. переживает
avatar
0
12

Цитата
все-таки прикольно 80 лет быть ребенком
С нашей точки зрения - да. Но у оборотней другое мировосприятие. Необращённые - хрупкие, уязвимые, требующие заботы. Дети. И не важно, как они выглядят.  fund02002
Цитата
а когда мы узнаем про то.. могут ли женщины-оборотни иметь детей?
Мы и так это уже знаем. А Ники узнает лет через 10 примерно, когда забеременеет Алана.  JC_flirt
avatar
1
9
Ну ошиблась в этот раз! Хотя ты права, кому кого, а мне Томасика!
Стейси теперь пристроена, Кайла тоже "усыновят"! fund02002
Спасибо за главу!
avatar
0
10

Цитата
Ну ошиблась в этот раз!
Действительно, первый раз что ли...

Цитата
Кайла тоже "усыновят"!
А самого-то Кайла спросили?  giri05003

Цитата
Хотя ты права, кому кого, а мне Томасика!
Томасик, кстати, тоже был. Только не там, где ты его увидеть хотела, уж извини.
avatar
1
8
Большое спасибо ! cvetok01
avatar
1
7
Спасибо  lovi06032 good
avatar
1
6
благодарю cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01
avatar
1
5
СПАСИБО!!!
1-10 11-14
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]