Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Доминика из Долины оборотней. Глава 30. Приговор. Часть 1.

Глава ТРИДЦАТАЯ

ПРИГОВОР

Часть 1

5 ноября 2020 года, четверг

     – Лучше сразу убейте, – заскулил Гад. – Пожалуйста, убейте! Не мучайте меня.

     – Да кто тебя мучить-то будет? – сделал удивлённые глаза Дэн. – Нет, о тебе будут заботиться. За тобой будут ухаживать. Кормить, купать, лечить. Всё за тебя будут делать.

     – Почему? – Гад смотрел на Дэна непонимающими глазами.

     – Потому что сам ты этого делать уже не сможешь. – Голос Дэна утратил всю напускную доброту. – Потому что очень скоро ты попадёшь в страшную аварию, поскольку сядешь за руль в дрова пьяный и будешь гнать, не разбирая дороги. К счастью, произойдёт это на пустынном загородном шоссе, поэтому никто, кроме тебя не пострадает. Ну, разве только дерево, которое так не вовремя решит перебежать дорогу перед носом твоего автомобиля.

     – Нет! Я не сяду за руль, вы меня не заставите!

     – Да неужели? – хмыкнул Дэн. – Ты, кажется, забыл, что я могу заставить тебя сделать всё, что мне будет угодно. И не суетись раньше времени, сначала дослушай до конца. Итак, ты на полном ходу врежешься в дерево. Хорошая новость – ты выживешь. Случайно проезжающие мимо свидетели происшествия не дадут тебе истечь кровью до приезда спасателей. Плохая новость – большинство осколков лобового стекла попадут тебе в лицо. Извини, но ты лишишься зрения, а так же возможности разговаривать – язык ты тоже потеряешь.

     – Нет, нет, не надо, умоляю, не надо, – скулил Гад, лёжа на полу и трясясь всем телом.

     Я с отвращением смотрела на него, не испытывая даже капли жалости. Происходило именно то, ради чего я и прилетела сюда – Гад валялся у нас в ногах, пуская слезы и сопли и умоляя о пощаде. Но я вспомнила свой порядковый номер, и поняла, что даже с учётом всех спасённых нами, всё равно погибло не меньше четырёх сотен человек, причём погибали они целыми семьями – дети, которым не повезло родиться необычными, и родители, чья вина была лишь в том, что у них родились такие вот чудо-дети. По какой-то счастливой случайности эта участь обошла родственников Кайла, видимо, он прокололся уже тогда, когда жил отдельно от них. Иначе они тоже погибли бы вместе с ним.

     И тут мне в голову пришла страшная мысль – а что, если нумеровали лишь самих «мутантов», а их родителей – нет? Господи, сколько же тогда погибло народа?! Это же ужас просто! Моя злость на Гада стала ещё сильнее, хотя, вроде бы, куда больше-то? Оказалось, что есть куда. Я вопросительно взглянула на Дэна, ожидая, что ещё он приготовил Гаду в качестве наказания. Он меня не разочаровал.

    – Знаешь, – продолжил он. – Машина сомнётся так неудачно, что раздробит тебе обе кисти. Спасти их будет невозможно, придётся ампутировать, такая беда. Но, это, в принципе, даже и не важно, останутся твои руки целыми или нет.

     – П-почем-му? – заикаясь, выдавил Гад сквозь всхлипы.

     – А я разве не сказал? У тебя будет сломан шейный отдел позвоночника и повреждён спинной мозг. Ты будешь полностью парализован ниже шеи. Так что даже и не почувствуешь, есть у тебя руки или нет, пользоваться ими ты всё равно не сможешь.

     Гад завыл в голос, цепляясь за ногу Дэна и умоляя убить его сразу. Как это было не похоже на его прежнюю самоуверенность, когда мы только появились в его доме. Дэн брезгливо дёрнул ногой, стряхивая его руки со своей штанины, и жёстко произнёс:

     – Прекрати выть! Заткнись и слушай молча.

     И Гад заткнулся. Сначала он ещё продолжил выть, секунды две, а потом заорал, как от боли, и тут же замолк. Выдернув из кармана большой носовой платок, он затолкал его себе в рот, давя непроизвольные всхлипы. До меня дошло, что Дэн отдал ему конкретный приказ, и, не сразу подчинившись, Гад вновь испытал на себе последствия своего невольного сопротивления. И теперь сам сделал всё, чтобы больше этот приказ не нарушить.

     Жалкое зрелище. Вот только жалость – последнее чувство, которое я к нему испытывала. Достаточно вспомнить себя, кричащую от страха и боли, когда огонь жёг мою ногу, чуть живую Эбби, просящую супчику, остекленевшие от ужаса глаза Паулы и её обритую, расчерченную маркером голову. Нет, жалости этот червяк не заслуживал абсолютно.

     Я оглянулась на остальных присутствующих – все смотрели на Гада с отвращением или брезгливостью, ни проблеска жалости. Видимо, они тоже припоминали все загубленные им жизни. Хорошо, что Ричард унёс Эбби, зрелище было всё же омерзительное, а она – такая нежная и хрупкая. Если захочет – узнает подробности у Ричарда, он-то нас прекрасно слышит, если не захочет, то и не надо.

     А Дэн, полюбовавшись какое-то время на зажимающего себе рот Гада, продолжил, вновь успокаивающе заворковав. Что звучало даже более зловеще, чем крик.

     – Но в остальном тебе очень повезёт. Не пострадают ни внутренние органы, ни слух, ни, главное, мозг. Так что проживёшь ты ещё до-олго. О тебе будут очень хорошо заботиться, купать, кормить. Правда, через трубочку, потому что сам ни жевать, ни глотать ты не сможешь, но это ничего, через трубочку вполне можно питаться и при этом жить долгие годы. Ну, а где одна трубочка, там и две – извини, но писать сам ты тоже не сможешь. А регулярные клизмы помогут тебе с более... ммм… серьёзной проблемой. И ещё порой тебе будут вентилировать лёгкие, чтобы застоя в них не было. В общем, будут делать всё, чтобы ты жил как можно дольше, это ведь замечательно, правда?

     Я вдруг вспомнила слова Рэнди там, в головном офисе. Когда она просила не убивать того, кто виноват во всех этих ужасах, а сделать так, чтобы он жил долго. Жил и мучился. Похоже, при выборе наказания для Гада, её предложение было принято за руководство к действию. И это правильно. Быстрая смерть – слишком милосердно, он такого не заслужил.

     – Спасибо, дедуль, – кивнула Рэнди. Она не могла не заметить того, что её пожелание было выполнено практически дословно.

     – Тебе спасибо, – откликнулся Дэн. – За идею. Мы лишь придумали, как это всё осуществить. И приготовили. Место выбрано, его машина туда доставлена, она уже в нужной степени помятости и разбитости, осталось только в подходящее время повредить дерево, прислонить к нему машину и соорудить тормозной след, это не сложно. А этого положим снаружи, в нужной кондиции, вроде бы проезжающие мимо свидетели его вытащили и оказали первую помощь. Кстати, ты ещё помнишь, что своих жертв вы препарировали живьём и в полном сознании? Помнишь?

     Гад закивал, потом до него, видимо, дошло, что это значит, потому что его глаза вдруг закатились, и он рухнул на пол без чувств.

     – Выключился, – хмыкнул Дэн. – А я только хотел его обрадовать тем, что для него-то как раз анестезию мы припасли.

     – Вот как? – Рэнди подняла бровь. – А в больнице разве не заметят, что он под наркозом?

     – Разумеется, заметят, на то и расчёт. Только это будет совсем не лекарство, хотя кто-то посчитает иначе.

     – Он ведь должен быть в дупель пьяным, – пояснил Гейб. – Так что ему представится возможность напиться до одури. Мы всё же не звери.

     – Можем даже слегка стукнуть по голове, чтобы отключился, – внёс рацпредложение Майкл.

     – Не стоит, – покачал головой Фрэнк. – Мы же не хотим повредить ему мозг. Он должен все эти годы быть в ясном сознании, всё слышать и понимать. Так что бутылки виски будет вполне достаточно. Это намного больше, чем было у его жертв.

     Я содрогнулась, представив, что ждёт Гада в будущем. Даже не саму «аварию» – он, действительно, будет практически в отключке после такой дозы спиртного, – а его жизнь, точнее – существование, после. Годами лежать, не имея возможности шевельнуться, что-то сказать или увидеть, потихоньку сходя с ума от безысходности – это, действительно, страшное будущее. Думаю, он тысячи раз проклянёт себя за то, что не сдался властям. На фоне того, что его ожидало, даже смертная казнь показалась бы благом.

     – Так, ладно, не стоит тянуть. Ребята, пакуйте, – и Дэн кивнул на безжизненное тело, валяющееся у его ног. Саймон запрыгнул на веранду, подхватил Гада подмышки и исчез в доме, Эндрю отправился следом за ним. Спустя несколько секунд они вернулись обратно, неся что-то вроде куклы, замотанное в несколько покрывал и половичков, перетянутое ремнями.

     – Зачем это? – понимая, что находится внутри этого свёртка, поинтересовалась я.

     – Мы с Лоуренсом и Майклом отнесём его, – Дэн кивнул на свёрток, – на материк и сделаем всё, что нужно. А поскольку полетим мы быстро и высоко, чтобы нас не смогли засечь ни люди, ни радары, его может обжечь ледяным воздухом. Мне, конечно, не жалко, но он должен выглядеть натурально в той аварии, а обмороженная кожа там, где даже в ноябре люди ходят в шортах и футболках, вызовет ненужные вопросы. Вот мы его и упаковали потеплее. Ладно, здесь, вроде бы, всё закончили, пора в путь. Эйден решил задержаться на соседнем острове, проследит, чтобы охранники без проблем добрались до цивилизации. Оттуда отправится домой своим ходом, на крыльях. Саймон и Эндрю уплывут на Пуэрто-Рико на катере, вечером Саймон вернёт его сюда с запасом продуктов, потом улетит обратно – для этого будет уже достаточно темно, – и они с Эндрю снова официально пройдут паспортный контроль и улетят домой на самолёте. Ну а вы, вшестером, остаётесь здесь. Отдыхайте, наслаждайтесь океаном, пляжами, пальмами, вам всем это сейчас совсем не помешает.

     – Здесь отличная спутниковая связь – владелец не поскупился, видимо, для него это было очень важно, – сказал Эндрю. – Если хотите, можете общаться с родными по телефону, но я и скайп настроил, так что проблем с общением не будет.  

     – Продуктов здесь достаточно, – заходя на веранду, сказал Лоуренс. – На сегодня вам хватит с избытком. Но, в любом случае, здесь полно живности, куча съедобных фруктов, а океан кишит рыбой и всяческими прочими морепродуктами. Мы с Эйденом эти дни вообще на «подножном корму» прекрасно прожили. Дикие свинки, зажаренные на костре, невероятно вкусны.

     – Да, я пробовала, – кивнула я. – Правда, не дикую, но тоже на костре. Пища богов.

     – Я обязательно пожарю ещё, – пообещал Фрэнк с улыбкой.

     – Тебе понравится, Рэнди, – повернулась я ко второй парочке. – Это так же вкусно, как твои котлеты.

     – Правда? – поднял брови Эндрю. – Что-то мне даже уезжать расхотелось. Впрочем, ты ведь и после возвращения в Долину сможешь приготовить нечто подобное, да, Фрэнк? А я сравню. Просто мне не верится, что котлетки Рэнди можно превзойти.

     – Так оставайся, – предложила Рэнди.

     – Не могу. Куча дел. Может, как-нибудь в другой раз приеду, мне этот остров очень понравился.

     – Ладно, пора, – сказал Дэн, быстро обнял Рэнди, потом меня, подхватил свёрток с Гадом за опоясывающий его ремень и стал спускаться с веранды.

     Махнув нам рукой, Майкл вышел с веранды вслед за Лоуренсом, и три гаргульи резко взмыли вверх, на такую высоту, что человеческий глаз их не разглядел бы, после чего выстроились треугольником и рванули в одном им известном направлении, быстро исчезнув из поля зрения.

     – Ничего себе, скорость! – воскликнул Гейб.

     – Именно так вы все летели, когда спешили спасти Ники, – улыбнулся Фрэнк. – Просто со стороны это заметнее.

     – Да? Мне показалось, что мы летели медленнее. Впрочем, в тот момент любая скорость показалась бы недостаточной, – Гейб пожал плечами.

     – Если хочешь, я тебя ещё так же покатаю, сравнишь, – предложила ему Рэнди.

     – Спасибо, Миранда, но лучше я тебя, – и он подхватил её на руки и исчез в доме.

     – Пожалуй, и нам пора, – сказал Саймон, и Эндрю согласно кивнул. – Отдохни, как следует, братишка. Попрощайся за нас с Ричардом и Эбби, не думаю, что сейчас их стоит беспокоить, – он похлопал Фрэнка по плечу, потом приобнял меня, по-родственному чмокнув в щеку. – Спасибо тебе, сестрёнка, что делаешь его счастливым.

     Мужчин в несколько прыжков оказались на катере, и вскоре он уже отходил от причала, направляясь в сторону Пуэрто-Рико. Мы с Фрэнком, оставшись вдвоём на веранде, помахали ему вслед.

     – Знаешь, если вдуматься, этой троице предстоит пройти через ад, но мне нисколько их не жалко. Вот ни грамулечки! – я показала пальцами эту «грамулечку». – Они это заслужили. Но, знаешь, кого во всей этой ситуации на самом деле стоит пожалеть?

     – Кого?

     – Дочь этого Джастина. Конечно, лечить её за счёт Кайла – совсем не выход. Но просто представь – у неё появилась надежда, а потом её отобрали. Уж лучше бы она вообще про возможность излечения не знала.

     – А она об этом и не знала. Но ты не волнуйся, ей стало лучше.

     – Тебе что-то об этом известно? – подозрительно прищурилась я.

     – Совсем немного, – улыбнулся Фрэнк.

     – Колись! – потребовала я. – Как она могла не знать, если для неё организовывали транспортировку в Штаты. Она же не овощ, чтобы этого не заметить.

     – Ты не далека от истины. Девушка пару недель назад впала в кому, так что, действительно, ничего вокруг не осознавала. Её отец сообщил своей жене, которая всё это время была рядом с дочерью, что появилось некое новое экспериментальное лечение, но дочь нужно перевезти домой. Сама понимаешь, в подобной ситуации родители хватаются за соломинку. Но когда семья Бэйса прибыла домой – а организовать это было непросто, потребовалось время, – отца семейства там уже не было.

     – Когда это произошло?

     – В прошлый четверг. На следующий день после того, как мы разгромили головной офис и филиалы организации с феерическим названием «Борцы с нечистью».

     – Ой, не напоминай! – рассмеялась я. – Более идиотского названия и придумать сложно.

     – Да уж, – ухмыльнулся Фрэнк. – Даже сам Джон Смит это признал.

     Мы ещё какое-то время похихикали, потом я снова посерьёзнела.  

     – Значит, они с такими сложностями приехали домой, а там никого? Хорошо, что девушка ничего не узнала, но каково её маме! Этот... папаша, хотя бы объяснил ей, в чём дело?

     – Нет, конечно. Он забился в свою норку и сидел там, не шевелясь, опасаясь, что его смогут вычислить по телефонному звонку. Он себя спасал, до семьи ему в тот момент дела не было.

     – Кошмар просто, – вздохнула я. – Не представляю, что в тот момент пережила бедная мать. Получить надежду на спасение своего ребёнка – и тут же её потерять. Но, погоди, ты сказал, что девушке стало лучше? Разве такое возможно?

     – Иногда возможно. Видишь ли, как только семья Бэйса приехала домой, к ним тут же пришёл представитель некоей фармацевтической компании. Он очень удивился, что Бэйс не ввёл свою жену в курс дела, и любезно объяснил ей всё сам. Дело в том, что эта компания как раз разработала новое экспериментальное лекарство, прекрасно зарекомендовавшее себя во время опытов на животных, но на людях ещё не испытанное. Разрешение на подобное испытание порой приходится ждать годами, поэтому был проведён поиск добровольцев, согласных стать подопытными неофициально, а точнее – тайно. Бэйс предложил для этой программы свою дочь, и этот самый представитель привёз с собой лекарство и был готов начать лечение немедленно, если, конечно, мать девушки не будет против, согласится держать всё в тайне и подпишет документ о неразглашении.

     – И она согласилась, – кивнула я, уже догадавшись, что же за волшебное экспериментальное лекарство привёз этот «представитель» таинственной фармацевтической компании.

     – Разумеется, она согласилась. Чем она рисковала? Её дочери оставалось жить буквально считанные дни. А так – даже призрачный шанс лучше, чем ничего. В общем, девушке стали трижды в день ставить капельницу с эти таинственным «лекарством», и в прошлое воскресенье она вышла из комы.

     – В прошлое воскресенье? Как символично.

     – Да, буквально на полчаса позже тебя. А вчерашняя томография показала, что опухоль уменьшилась более чем в половину. Девушка уже встаёт с постели, правда ненадолго, мышцы пока слабые после долгого лежания, разговаривает, причём вполне адекватно, с аппетитом ест. Головные боли исчезли – а ведь до этого не отпускали бедняжку многие месяцы. В общем, ещё неделька такого лечения – и от болезни не останется и следа.

     – Я так рада за неё, – я шмыгнула носом, и поняла, что плачу. После всего увиденного и услышанного сегодня, это известие было подобно бальзаму на мои напряжённые нервы. Фрэнк ласково смахнул слезинки с моих щёк, и я широко улыбнулась ему. – И кому же пришло в голову это сделать?

     – Отец предложил, а мой внучатый племянник Патрик всё сделал.

     – Это он сыграл роль «представителя фармацевтической компании»?

     – Да. Он оказался в нужное время в нужном месте, к тому же в как раз был свободен, так что когда отец предложил помочь девушке – он вызвался сделать это.

     – А я о ней совсем забыла. Вспомнила только сейчас, когда про неё упомянули в связи с Кайлом. А Дэн не забыл.

     – У тебя в тот момент голова была занята несколько иным, ты столько всего пережила буквально за сутки – другому на целую жизнь хватило бы приключений. Я ведь тоже забыл про неё. А отец привык всё держать под контролем. И чувствовал вину перед ней – мы ведь планировали лишить её отца. Хорошо, что ваш Эндрю так быстро его вычислил – план созрел моментально и был тут же приведён в исполнение. Результат налицо.

     – Мне определённо полегчало. Вся эта ситуация… Суд, приговор. Это всё-таки давило, и сильно. Они заслужили, это справедливо. Но всё равно… Давило. Чувство такое… Сложно объяснить. А вот сейчас мне гораздо легче.

     – Это нормально, – Фрэнк обнял меня крепче и прижался губами к моей макушке, слегка меня покачивая. – Я бы предпочёл, чтобы вы, девочки, вообще всего этого не видели, не знали. Хотел бы уберечь вас от всей этой грязи. Только вы бы сами не согласились.

     – Да. Теперь, когда точка в этом деле поставлена, мы можем двигаться дальше. Эта страница перевёрнута, открыта новая. Только Эбби жалко, вновь все эти воспоминания… Она столько пережила, мой ожог рядом с её страданиями вообще ничто. Неудивительно, что она не выдержала.

     – Не переживай за Эбби, Ричард её утешил. Его метод был очень действенным, и сейчас она и думать забыла о своих переживаниях.

     – Откуда ты знаешь? – я, на всякий случай просканировала окрестности, но услышала лишь два дыхания и сердцебиения, раздающиеся из дома, да звуки природы вокруг нас. – Ты не можешь их слышать, они ушли достаточно далеко.

     – Обращённые гаргульи слышат в несколько раз острее, – хитро улыбнулся мне Фрэнк.

     – Ты не обращался с того момента, как мы подлетели к этому дому, а Ричард с Эбби ушли позже.

     – Да, но отец обратился уже после их ухода. А у меня прямой доступ к его мыслям.

     – Я к этому когда-нибудь привыкну?! Эта ваша телепатия – что-то настолько невероятное…

     – Привыкнешь, Солнышко. У нас впереди вечность, не забывай. А сейчас – не хочешь взглянуть на наше жилище на ближайшие несколько дней?

     – Хочу, – улыбнулась я. Но, когда мы уже подошли к дверям, притормозила. – Даже и не знаю, смогу ли тут находиться. Здесь же жил ОН. Здесь его вещи, его запах. Может, лучше соорудим какой-нибудь шалаш? Опыт жизни на природе у нас есть.

     – Можно и шалаш, – согласился Фрэнк. – Или можем поселиться в палатке Лоуренса и Эйдена. Но ты знаешь, чем занимались Саймон и Майкл, пока мы допрашивали этого ненормального?

     – Чем? – тут же заинтересовалась я. Когда троица исчезла, мне на минутку стало любопытно – куда? Но последующие события заставили переключиться на другое, да и с Эндрю вскоре стало всё ясно. Я решила, что у гаргулий тоже была некая миссия, но не задумывалась – какая. Теперь я могла это узнать.

     – Они вычистили этот дом от присутствия Смита. Буквально. Выкинули все его личные вещи, одежду, постельное белье, матрац с его кровати, даже кое-что из мебели. Закопали в лесу за домом. И сделали влажную уборку. Так что никаких следов присутствия Смита в доме не осталось, благо находился он здесь всего несколько дней и не успел особо обжиться. Собственно, он вообще появился здесь впервые, остров купил недавно, заочно, в качестве убежища на случай, вроде теперешнего. И всё, что он привёз с собой – это чемодан с одеждой, ноутбук и кошку. Поэтому смело заходи внутрь, следов пребывания здесь Смита не осталось вообще, разве что кошачьи миски и корм, это ребята трогать не стали.

     – И правильно, – кивнула я. – Надеюсь, Лулу вернётся, она всё же домашняя кошка. И то, что других воспоминаний о Гаде тут не осталось – просто замечательно. Твои родственники молодцы, спасибо им.

     – Я им передам, – усмехнулся Фрэнк. – Так ты зовёшь Смита гадом?

     – Мне кажется, он не достоин человеческого имени, – я дёрнула плечом. – Просто назвала так мысленно, и вроде как подошло.

     – Ну и правильно, гад, он и есть гад, – кивнул Фрэнк. – Пошли?

     – Ой, там же Гейб и Рэнди. А вдруг мы им помешаем?

     – Ах, Солнышко! – тихонько посмеиваясь, покачал головой Фрэнк. – Суперспособности-то ты обрела, а вот пользоваться ими пока толком не научилась. Ты же их слышишь, чем, по-твоему, они сейчас занимаются?

     Я снова прислушалась. Двойное дыхание – вполне спокойное. Такое же сердцебиение. И всё. Ни разговоров, ни каких-то ещё звуков. Я пожала плечами и вопросительно взглянула на Фрэнка.

     – И чем?

     – Пойдём, полюбуемся, – поманил меня Фрэнк, сдерживая улыбку.

     Мы прошли по коридору и остановились возле одной из дверей. Осторожно приоткрыв её, Фрэнк жестом предложил мне заглянуть внутрь. Увидев открывшуюся мне картину, я зажала рот ладонью, чтобы сдержать смех.

     Мой дядюшка и его половинка сладко спали, свернувшись в общий клубок, прямо в одежде, лёжа поверх покрывала на неразобранной кровати. Гейб только ботинки скинул, в остальном это выглядело, так, словно они где стояли, там рухнули и уснули. Я на цыпочках отошла от двери, Фрэнк аккуратно прикрыл её.

     – Наша комната наверху. Кстати, Смит туда даже не поднимался ни разу. Его запах был только в спальне, на кухне и на веранде. И всё.

     Он взял меня за руку, и мы взбежали по широкой лестнице на второй этаж. Здесь не было коридора, лестница сразу переходила в большую комнату, светлую, просторную, размерами с пол-этажа, если не больше. Солнце и воздух попадали в неё с трёх сторон через большие французские окна, выходящие на веранду, опоясывающую весь этаж. Легчайшие белые занавески трепетали от небольшого ветерка, практически не мешая ни солнцу, ни воздуху заходить в помещение, бамбуковые жалюзи были раздвинуты в стороны.

      Мебели было немного, и она была светлой, лёгкой и изящной – длинный изогнутый диван с кучей подушек, кресла и стулья, пара столов, тумбочки и пуфики, всё прекрасно вписывалось в тропический стиль, в котором была оформлена вся вилла. Даже замеченный мною большой плазменный телевизор, нашедший приют на единственной стене без окон, между двумя дверями, прекрасно вписывался в обстановку.

     – Нам туда, – Фрэнк ткнул пальцем в левую дверь. 

 

     Итак, теперь мы знаем, что именно бессмертные приготовили Гаду. В принципе, самые внимательные могли бы догадаться, ведь Рэнди уже описывала, какое именно наказание заслужил негодяй, погубивший столько невинных жизней. 
     И ждёт его теперь жизнь долгая и страшная. И мне ни капельки его не жалко. А вам?

     Жду ваших впечатлений на форуме.



Источник: http://robsten.ru/forum/75-1899-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Ксюня555 (24.10.2015) | Автор: Ксюня555
Просмотров: 249 | Комментарии: 27 | Рейтинг: 5.0/23
Всего комментариев: 271 2 »
avatar
1
27
Спасибо за главу!  good
avatar
26
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
1
24
Спасибо...наказание заслуженное..мучиться долго тяжелее, чем легко умереть....хотя... О тебе будут очень хорошо заботиться, купать, кормить...это роскошь для этой твари...уход заслужить надо...тем паче хороший уход....рада, что девушке смогли помочь...Ты же их слышишь, чем, по-твоему, они сейчас занимаются?..она ко всему привыкнет JC_flirt и к своим способностям и к гаргульинским...просто так много событий для неё в последнее время...и скоро грядет ещё одно важное  girl_blush2
avatar
0
25

Цитата
это роскошь для этой твари...уход заслужить надо...тем паче хороший уход
Если за ним плохо ухаживать, он слишком быстро сдохнет. А это не в наших интересах. И, кстати, купания он даже не почувствует, а кормить будут через трубочку - тоже то ещё удовольствие. 
Цитата
.и скоро грядет ещё одно важное
Ещё как грядёт. И совсем скоро. осталось чуть-чуть потерпеть.
Ну, нам-то подольше.  fund02002
avatar
1
23
Спасибо за главу lovi06032
avatar
1
22
благодарю         
avatar
1
21
СПАСИБО!!!
avatar
1
19
Спасибо. Наконец все выдохнули и могут не беспокоится за своих детей, с организацией покончено во главе с их гадом. Гейб с  Рэнди умаились бедные.
avatar
0
20
Да, с этой организацией покончено. И больше ей не возродиться никогда.  dance4
avatar
1
17
Аха)).. так ему! Ну а наша парочка наконец-то.. в раю)) ? lovi06032
avatar
0
18
О, да, наша парочка в раю. Осталось совсем чуть-чуть, и...  girl_blush2
avatar
1
15
так ему и надо.превосходно.смерть просто облегчение.он не заслужил.спасибо за удовольствие.
avatar
0
16
Я рада, что так удачно подобрала наказание Гаду. Хотя, это была идея Рэнди... girl_blush2
avatar
1
10
Кровожадно, конечно, но он это заслужил
Спасибо за продолжение lovi06032

Я надеюсь, Никки и Френк займутся чем то более интересным, чем сон? JC_flirt fund02002
avatar
0
14
Обязательно займутся.  girl_blush2
1-10 11-17
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]