Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Это не любовь - 2 Глава 33 - "Дом" без крыши


Дверь захлопнулась, отрезая нас от реальности снаружи. Я застыл в какой-то непонятной прострации. Прошло несколько минут, прежде чем я ощутил ее присутствие совсем рядом, за спиной. Не оборачиваясь, я слушал, как бешено колотится сердце груди. Дыхания не хватало…
Неописуемо…
Как перед дракой. Нет… Острее, гораздо острее!
Она невесомо провела пальчиком вдоль линии роста волос на затылке, послав толпу мурашек по спине, вызывая обострение стенокардии и практически потерю зрения. Южная часть моего тела опять предательски напряглась.
Да… Ночь определенно будет сложной!
– Малыш? – потеряв голос, простонал я.
– Ты зря остался… – задумчиво протянула она. – Мое тело требует деструктива, «Малыш»! - с усмешкой передразнила она. - Сможешь пережить? Тормозить меня сегодня нельзя...
– О чем ты?
– Просто пообещай не доставать с попытками!
Это напрягало! И мои плечи окаменели под ее бродящими по моей коже пальчиками.
- Блять… - раздраженно зашипела она. - Как объяснить-то?.. В общем, не вмешивайся сегодня в мои заебки. Можешь присоединяться к некоторым, если захочешь, или просто смотреть, или уйти. Но не пытайся останавливать или читать морали!
– О чем ты!?
Я попытался развернуться, но она удержала меня на месте, схватив за ремень.
– Тим… Ты же в курсе, что я ненормальная? Просто прими это! – рассмеялась она. – После произошедшего осталось чувство незавершенности… «Открытый гештальт». И это давит на меня – нагрузка на мою детскую психику. Понимаешь? – хихикнула она. - Мне нужно «завершить» начатое.
– Ты, блять, чего несешь?! Ты хочешь завершить изнасилование что ли??? .
– Не-е-ет! Гарелов, мне просто нужно немножко деструктива и беспредела. И… мне нужен наблюдатель на случай, если я зайду слишком далеко. Я бы позвала Ольгу, но ты же все равно не свалишь сегодня?
– Исключено! – отрезал я, все еще не догоняя, чего она задумала, но, по всему телу медленно стало растекаться предательское возбуждение от ожидания чего-то… охуенного?
Мы оба извращенцы…
– Тогда расслабься, выключи папочку и попытайся получить удовольствие! – она неожиданно прикусила кожу в районе моей лопатки, и я застонал от внезапно накатившей волны кайфа. – Хочу снять повязки! Все равно сет сорван… Помоги…
Я обернулся. Ее глаза пылали в предвкушении, она жадно облизывала губы.
Хочу… Хочу эту великолепную заразу!
– Режь бинты!
В моих руках оказались ножницы.
– Больно же будет… – попробовал я посопротивляться.
– Пусть! Я это исправлю. Я буду не в том состоянии, чтобы чувствовать такие мелочи…
А в каком?...
Вопросы по инерции еще рождались в моей голове, но руки уже подчинялись ее требованиям. Под аккомпанемент ее тихих постанываний и шипения я, аккуратно разрезал повязки. Ожоги выглядели… терпимо.
Полностью освободившись от бинтов, Анюта запустила руки в волосы и, растрепав их, впилась в меня взглядом.
– Принеси сигареты.
Окей… еще одну позволю ей сегодня выкурить.
Вернувшись с пачкой, я застал ее разливающей мартини по бокалам.
Блять, она только что съела полпачки обезболивающего, а теперь собирается бухать и курить!?
– Нет, Малыш…
Смятая пачка полетела в ведро, а мартини отправился в раковину.
Она недовольно уставилась на меня, нетерпеливо застучав ногтями по столешнице.
– Откуда у тебя спиртное?
Подозревая, что это не единственная бутылка, я начал открывать шкафы на кухне, проверяя что еще там запрятано.
– Я знаю пару способов сделать так, чтобы мне продали то, что нужно, – хитро подмигнула мне эта засранка.
– Что?! – я в секунду завелся, предполагая представить КАКИЕ это могут быть способы.
– Да расслабься, ты… Ничего такого… – фыркнула она, – просто небольшой флирт с молодым продавцом!
– Бедный парень… – озвучил я свои мысли, представляя, как безумно она может флиртануть под настроение. – Надеюсь, мне не придется его убивать?
– Нет… Он – скромняжка. Значит, спиртного у нас больше нет, – констатировала она, опровергая мои догадки на счет ее запасов. – Это была вообще-то Ольгина собственность…
– Переживет. Если хочешь деструктива, придумай другой способ.
– Не хочешь по-плохому, по-хорошему будет хуже! – в шутку пригрозила она, хотя, в шутку ли? – Пусть тебе тоже будет хорошо!
«Хорошо» - это хорошо. И-и-и?...
- Мне бояться или, наоборот, расслабиться?
– Ты задолжал мне! – выдала она требовательно.
– Ты хочешь сейчас? – спросил я в недоумении.
Нет, я, естественно, безумно хотел, но, блять… Она – сплошная рана сейчас. Как?...
– Нет. Хочу, чтобы ты подчинялся…
– Хорошо…
И я снова куда-то утекаю только от одного ее взгляда. Потому что это не шутки сейчас, и в ее глазах нет никаких чертиков, в них пламя! Ее глаза изучают меня как животное – откровенно и цинично. И от этого мне почему-то еще горячее!
Хочется развернуть, нагнуть и отыметь! Но это почему-то кажется нереальным…
Ссадина на скуле в сочетании с растрепанными волосами и этим долбанным ледяным огнем в глазах делают ее дикой и первобытной. Это сексуально и … больно?... Почему?
Остановив поток моих противоречивых мыслей и ощущений, она дернула меня за ворот футболки.
– Пойдем…
Вдоль позвоночника прошла волна дрожи. Чувство сильной тревоги боролось с возрастающим возбуждением. Усадив меня в кресло, она задала неожиданный, но очень правильный вопрос:
– Тебе страшно?
– Страшно?! – выплыл я из оцепенения, анализируя еще раз свои ощущения. - Да я, блять, в ужасе! Даже представить не могу, какую хрень ты задумала…
– Не бойся… Ты – нижний сегодня, и должен мне абсолютно доверять. Страх не уместен… - зашептала она мне, обходя кресло.
- Я доверяю...
Доверяю?...
- Расслабься... Сегодня все решения принимаю я. Я помогу тебе… Не нужно сопротивляться… Я станцую для тебя, хочешь?
Я вцепился в подлокотники и сглотнул. Собирается танцевать для меня? Опять? Ебать… Я закрыл глаза, вспоминая.
– Хочешь… – прошептала она утвердительно, прижав губы к моему уху.
Я практически стек с кресла от эротичности момента и полной беспомощности перед нахлынувшими ощущениями. И это еще НИЧЕГО не было. Я уже не был уверен, что переживу это…
– Тебе придется немного подождать... Я хочу, чтобы ты охуел от зрелища!
Ох! Да я уже охуел от всего.
Услышав, что она встала и, судя по звуку, открыла какой-то ящик, я усилием воли открыл глаза. Да, я не ошибся, она что-то искала в том самом волшебном ящике!
Блять... Блять! БЛЯТЬ!!! Я зажмурился, стараясь взять себя в руки.
Следующим ощущением появился ее запах, а потом приятная тяжесть тела – Анюта уселась на меня сверху, оседлав.
– Ты сегодня пил алкоголь? Таблетки? – Я в удивлении покачал головой, открывая глаза, стараясь пристроить руки на ее попке таким образом, чтобы не задевать раны. – Есть заболевания хронические? Сердце, может быть? Аллергия?
Я растерянно покачал головой, отрицая диагнозы.
– Хорошо, – выдохнула она, – закрой глаза и подчиняйся мне. Просто чувствуй…
Я снова закрыл глаза, прижимая и вдавливая ее в уже болезненный пах. Она пробежалась кончиками пальцев по моему лицу, очертив контур, и остановилась на губах, нежно поддразнивая и не позволяя прикоснуться поймать их губами. Ее рука отправилась в путешествие от шеи по груди и животу и дальше, остановившись на ширинке… Она сжала головку через брюки и сквозь вырвавшийся у меня стон ворвалась языком в мой рот, жадно целуя. На вкус она была… Странно… Горькой? Это немного тормознуло, рот наполнился слюной, и я попытался отстраниться. Но она, притягивая меня за волосы, не позволила, продолжив трахать мой рот, и я инстинктивно сглотнул. Она остановилась и заглянула в мои округлившиеся от удивления глаза.
– Что это было? – спросил я, пытаясь восстановить дыхание.
– Не бойся, это практически безопасно… Это – дериват амфетамина кое с чем... Его достали в одной из лучших клиник, – пристально вглядываясь в мои глаза, объясняла она. – Все будет хорошо… Верь мне!
Амфетамин!?
– Малыш, это слишком… - растерялся я.
- Доверься мне сегодня…
Нет, ну не то чтобы я никогда не пробовал наркотики… Мы раньше периодически покуривали дурь, но химия…
Пиздец… она же приняла это вместе со мной. – дошло до меня. - И явно не в первый раз!!!
– Анют, как часто ты?.. – спросил я, ужаснувшись.
– Не волнуйся. Очень редко... Третий раз… – ответила она, ласково перебирая мои волосы.
– Где ты берешь эту херню?
– Илья достал, по мой просьбе…
– Урод! Блять, просто урод!!!– теперь я был в ярости. - Слов нет…
– Не суди его! – резко оборвала меня она. – У него не было выбора. Он знает, что я бы и сама достала без проблем. У нас многие девочки глотают химию, чтобы удержать вес. Просто качество было бы «уличным». Он пытался переубедить, но это абсолютно бесполезно, если я решила. Он знает меня, и это был наш компромисс – только качественный и только под его присмотром. Просто перестань судить о нем! Он делает для меня все, что может!
– Малыш, ты… – я пытался подобрать эпитет, но подходящего так и не нашел.
– Все! Сосредоточься на приятном. И не открывай глаза, пока я не позволю. Это приказ! – она игриво укусила меня за ухо.
Ну что я мог с ней сделать? Только подчиниться!
– Я хочу переодеться и станцевать для тебя! Красный или черный?
Я невнятно выругался и, облизывая губы, выпалил:
– Красный!
Мы еще раз соприкоснулись немеющими языками, после чего она поднялась и вышла из комнаты, попутно выключив свет. Я расслабился, пытаясь почувствовать действие наркотика. Но ничего не происходило, за исключением все возраставшего возбуждения.
Малышка переодевается… Во что, интересно? Бля-я-я, под наркотой у нее, наверное, совсем снесет крышу, хотя… У нее и так ее нет! Анюта – это ДОМ без крыши!
Я усмехнулся многозначности этого определения. Через несколько минут я услышал стук каблучков, темноту прорезали мерцающие блики приглушенного света. Стробоскоп?! Ох, мама дорогая!
Главное не кончить опять, просто глядя на нее… хотя…
Знакомая чувственная музыка заполнила комнату.
Фак… да это та же музыка, под которую она трахала меня в клубе, тогда. Она помнит!!!

Я почувствовал у себя на лице ее дыхание, немного приправленное нотками мартини, она прижалась к моим губам в неглубоком поцелуе:
– Открывай глаза… – шепнула мне в рот и резко отстранилась.
Я открыл.
- Охренеть!!! Это что - все мне?!
Опустив глаза, я медленно скользил по ней взглядом, кайфуя от каждой детали, пальцы сами по себе впились в подлокотники. Застыв в соблазнительной позе, моя девочка явно наслаждаясь произведенным эффектом. Она была в красном! Стробоскоп делал картинку феерической…
Блядкие ботфотрты на шпильках с открытыми пальчиками и черно-красная кружевная подвязка на бедре – это моя смерть… От желания стащить ее зубами, я даже кажется, нетерпеливо оскалился. Атласная юбка « а-ля широкий пояс» едва прикрывала… Да, нихера она не прикрывала!!! Алый пояс-лента, струящийся в пол... Какой-то дерзкий топ, нагло выставляющий грудь напоказ… Перчатки…Блестящий широкий ошейник…
Я поднял взгляд выше. Ее глаза казались бездонными. Её губы… алые невозможно пошлые ухмыляющиеся губы… черт… – окончательно потерял я способность мыслить, зашипев от возбуждения.
Не в силах удержаться, я подался вперед, одержимый одной только мыслью оттрахать ее прямо сейчас, наплевав на все правила. Но, предугадав мой маневр, она ловко впечатала каблук в кресло между моих ног, задевая подошвой сапожка член. Я еще не кончил? Блять, охуительная выдержка!
– Сидеть! – рявкнула она. – Только смотри…
– Сейчас сгорю, малыш… – выдохнул я, падая обратно на спинку кресла.
Немного придавив подошвой мой член, она убрала свою охрененно длинную ножку, повернулась спиной, демонстрируя мне фактически неприкрытую попку, и увеличила звук. Запустив руки в волосы, она начала плавно покачиваться под музыку.
Наркотики исказили мое восприятие и мне казалось, что она девочка с обложки… не из этой реальности…
Извиваясь, моя девочка развернулась и, наклонившись, уперлась руками в подлокотники кресла, заглядывая мне в глаза.
«Ебануться можно! Это будет приватный танец!» – дошло до меня.
Словно подчиняясь моей догадке, она выпрямилась и поставила одну ногу на подлокотник, предоставив моему взгляду возможность блуждать по алым трусикам, бесстыдно выставленным сейчас напоказ, вытворяя какие-то безумно сексуальные волны своим телом. Я облизался и прикусил губу, вспоминая ее вкус ТАМ. Мммм… Мои глаза прилипли к красному треугольнику!
Лаская себя, она плавно повернулась ко мне спиной, и тут же резко наклонилась, снося мне башню отличным видом.
Сегодня обязательно возьму ее сзади…
- Shhh… - не удержался я, проводя пальцами вдоль тонкой полосочки стрингов. Мокрая!
Резко выпрямившись, эта сучка развернулась и отвесила мне довольно чувствительную пощечину, с вызовом ожидая реакции. Я зарычал на нее, планируя возмутиться, но от нахлынувшего возбуждения свело связки.
Хер с ним… Пусть будут твои долбанные правила... только не останавливайся… - сжав зубы, я выдержал ее взгляд и поняв, чего она молча требует, я поднял руки и убрал их за голову, немного съезжая вниз и расслабляясь.
Все тело покалывало, меня заполняли вязкие ощущения эйфории, кайфа, просто чистейшего удовольствия. Мощные, ритмичные звуки, вдруг приобрели консистенцию, и стали давить на меня со всех сторон, обостряя впечатления от зрелища. Ощущение легкости и чувственности накрыло меня с головой. Грохочущие басы сводили с ума, вспышки стробоскопа, как будто, замедлили время. И… ОНА. Она как часть всего этого. Или это все, как часть ее. Нас. Это было неописуемо, бесподобно, безумно…
Я кайфовал от зрелища и ощущений, трахая ее в голове самыми разнообразными способами, она была так реальна, что я начал терять различия между моими фантазиями и ее танцем, уже не понимая, что я представляю себе, а что происходит в действительности. Медленно раскачивалась надо мной, она, расположив руки на спинке кресла, дразнила меня видом на ее грудь, находящуюся сейчас в паре сантиметров от моего рта.
Одним движением устроившись на коленях между моих ног, она прогнулась и провела зубками прямо по моему многострадальному члену, практически разрывающему брюки.
Ох.. Еще, малыш…
И она сделала это еще, словно услышав мой призыв… и еще… и еще…
А потом, показав мне зубки в легком оскале, схватила ими собачку на ширинке и потянула ее вниз, немного освобождая меня. Я зашипел, закрывая глаза…
Блять, еще минута пытки и я отымею ее рот!
Музыка сменилась на что-то более ритмичное, заставляя завибрировать мои мышцы в предвкушении движения. И тут меня накрыло окончательно…
Словно позабыв про меня, она поднялась и тут же отдалась дерзкому ритму, закрывая глаза. Я смотрел на нее, не отрываясь, тая от наркотического опьянения – она, то приближалась, то отдалялась от меня, ловя телом новый ритм. Поймав ее волну, я и не заметил, как оказался рядом с ней и, прижавшись сзади, абсолютно теряя себя. Ритм, темнота, вспышки света поглотили нас, сводя с ума и отключая все правила. Мы стали одним целым, подчиняясь темпу. Мы ласкали друг друга безумно, нежно, страстно. Музыка вела нас… Иногда я открывал глаза, чтобы утонуть в ее темных зрачках, которые как мне казалось залили глаза. Они все увеличивались и расплывались передо мной. Мои руки жили своей жизнью, совершенно не починяясь, и, в какой-то момент, одна из них нагло ворвалась в трусики, проникая в ее лоно пальцами. Малышка застонала и продолжила двигаться, обхватив мою шею руками, откинув назад голову и приоткрыв губы. Когда она в оргазме сжала мои пальцы, я не выдержал и нагнул ее над чем-то, срывая трусики. Практически разорвав от нетерпения ширинку, я ворвался в нее сзади, запуская по ее телу волны еще одного оргазма и через несколько секунд догоняя ее в своем. Мы стонали и бились в наполняющем нас ритме. Кончив, мы снова увлеклись музыкой, сплетаясь телами.
Фактически ничего не соображая, танцуя, кусая, целуя и лаская друг друга, мы через какое-то время оказались на кровати. Сменяющиеся мелодии диктовали нам ритм движения, мы трахались, как сумасшедшие. Кровать, стена, кресло, стол, пол, блять, где-то еще… Я разорвал на ней практически всю одежду зубами и руками, оставляя небольшие рваные клочки красной страсти на поясе, груди, шее... Мы все время меняли позы и угол наклона друг к другу, то ускоряясь, то замедляясь… Наши крики и стоны вторили музыке, покорившей нас. Я смотрел, как она кончает, иногда кончал вместе с ней… Мы потеряли счет нашему удовольствию. Да, собственно, мы и не начинали его вести... Сколько это длилось и чем закончилось, я не помню…
Проснулся я от восхищенного вопля сестры - «Вот это я, блять, понимаю!!!» и под аккомпанемент мужских стонов.
Мы с Анютой подскочили одновременно, уставившись на Саню и Ольгой.
Блять, откуда они тут взялись?… - попытался я стряхнуть головную боль и сфокусировать взгляд.
Зимин беззвучно матерясь, смотрел на мою девочку во все глаза, я, все еще нереально поттупляя, проследил за его взглядом... ПИЗДЕЦ!
Волосы растрепаны, на скуле коричневая ссадина, вся в засосах, губы опухшие, искусанные, на шее ошейник, на талии атласный красный пояс, в перчатке… ГОЛАЯ! Пытаясь хоть как то среагировать на происходящее, я никак не мог найти в своей башке рубильник включения реакций. Она, тем временем, зашипела, закусив губу, и потерла бедрами друг о друга, вызывая синхронный стон этих двоих, и, по-моему, мой тоже. Детка и не собиралась смущаться, вызывающе им улыбаясь.
Очнувшись, я сдернул с себя одеяло, прикрывая ее, одновременно рыча на так некстати появившихся гостей. Мой взгляд, следом за взглядами наших «гостей», метнулся по комнате… Вот это разгром! Наши вещи, срываемые по ходу действа, были разбросаны по всему полу, кресло перевернуто, все, что было на поверхностях, так рьяно осваиваемых нами вчера, тоже валялось в неимоверном беспорядке.
Друг был на грани потери сознания, а Сестра пялилась на меня с немым… восхищением?!
– Вышли оба! – рявкнул я.
– Ждем вас в гостиной, – усмехнулась Ольга, утягивая за собой своего медведя.
Я выдохнул и развернулся к Анюте, которая уже хихикала в подушку. Я отобрал подушку и посмотрел ей в глаза, вспоминая, что чуть не затрахал мою девочку до смерти этой ночью.
– Ты как, Малыш? – Я аккуратно провел ладонью между ее ног.
– Терпимо… – стрельнула она взглядом, – так ноет немного...
– Твою мать… Прости, я не хотел…
– Прекращай! Ты хотел… Я хотела… МЫ хотели… Было же просто охуенно! Тебе понравилось?
- Понравилось!?
Я застонал, снова прокручивая в голове наш ночной марафон, и бессильно упал на подушку.
– Пойдем в душ? – подскочив, она, шипя и постанывая, прошлась руками по телу. - Только попрошу, чтобы ребята замутили завтрак… - направилась она к двери.
– Охренела? - подорвался я с кровати, кидая ей простыню, которая была почему-то не на матрасе, как ей положено, а сбитая в кучу лежала у меня в ногах.
Наспех обернувшись, она снова взялась за ручку двери.
- Стоять! – не смог сдержаться я. - Я не отпущу тебя к ним. Да я, как минимум год, вообще не смогу теперь оставить тебя с кем-нибудь из них наедине! Ты видела, как они тут облизывали?! – возмутился я.
– Сходи сам… – смеясь, предложила она и подмигнула: – А потом в душ…
– Нет, нет, нет… детка, прости… - оценил я свой самоконтроль и ее состояние. - Не хочу… делать тебе больно. А удержаться вряд ли смогу. Давай сначала ты, потом я.
Она вышла минут через пятнадцать в одном лишь полотенце на волосах, прервав мои попытки восстановить последовательность вчерашнего вечера. Обнаженная… По телу стекают капельки воды…
- Ты мокрая… - сглотнул я.
- Жарко… - как бы невинно моргнула она мне.
Я застонал, пытаясь сосредоточиться на оценке ее физического состояния и отключиться от ее игр. Ссадина на лице была уже не такой опухшей, ожоги на ногах стали менее яркими. Но, блять, ВСЯ шея по границе уже снятого ошейника, грудь и живот были в моих метках. Интересно, если бы я перед съемками наставил ей засосов, была бы расправа? Да уж, лучше не проверять… Мой член находился уже в полной боевой готовности, подрагивая от нетерпения.
Расслабься уже Гарелов! – психанул я на себя. - Неужели тебе мало вчерашних, не помню, сколько там точно, пять вроде раз? «Наркотики – это зло!» – решил я, собираясь отобрать всю эту хрень у этой беспредельщицы.
– Не выходи к ним без меня! – грозно сказал я и скрылся в ванной.
Быстро сполоснувшись, и, обернувшись в сухое полотенце, которое она занесла мне, вывалился в комнату. Моя девочка уже оделась в широкие шелковые брючки и легкий джемпер, прикрывающий следы моей страсти на шее.
Пока я был в душе, меня снова накрыло мыслями по поводу неопределенности наших отношений. Но я решил не прояснять сейчас этот вопрос, боясь нарваться на негативную реакцию. Это было так странно! Казалось бы – куда больше? Разве секс не логический апогей отношений? Ей понравилось, наврятли она тормознет на этом и откажет нам в этом кайфе дальше. Причин ведь нет. Но я чувствовал себя очень неуверенно. Как будто пытаюсь удержат мыльный пузырь.
Я этого хотел? Я доволен? Да. Но… перманентная боль в груди неотвратимо возвращалась.
Мне просто нужно от нее пару слов… Что это не только секс... Что у нас будет завтра… Или взгляд! Без игривости и провокации, просто без ее этой брони! Взгляд ее НАСТОЯЩЕЙ. Моей. Или прикосновение! Или…
Я так много получил вчера, но было такое ощущение как-будто меня только подразнили и ничего не дали на самом деле!
Я стоял и снова агонизировал по необъяснимой логике! Ведь все, блять, заебись! Какого меня так кроет!?
Анюта перед зеркалом красила ресницы. Стряхнув свои загоны, я попытался успокоиться и, накинув на голое тело джинсы, обнял ее сзади. Нежно погладив животик под джемпером, я спустился ниже, переживая, что ей больно, так как даже мне было до сих пор охрененно чувствительно.
Таких передозов во всех смыслах я даже не припоминаю…
– Все хорошо, – шепнула она, разворачиваясь, и лизнула меня в губы, заставляя застонать и сильнее сжать ее в руках, – пойдем!
Обняв ее за талию и наслаждаясь такой желанной близостью, я вывел ее из комнаты, готовясь к нападкам этой озабоченной парочки. Судя по их растрепанному виду… Блять, даже думать об этом не хочу!
– Оголодали, детки? – вскинула бровь сестрица. – Мамочка сейчас вас накормит… Давайте к столу! Салат и омлет. И кофе… - сцепились они игривыми взглядами с Анютой.
Я нереально хотел есть, и сразу накинулся на еду под хохот Ольги и ее недвусмысленное «Ну, ну…»
Зимин видимо желая посмущать мою девочку, уставился на нее, подленько улыбаясь. Ничуть не смутившись, она приняла вызов и, взяв со стола немаленький такой огурец, медленно засунула его в рот, обхватила губами и пару раз пройдясь по его поверхности губками и завораживая нас этой провокацией, неожиданно резко откусила . Саня ошарашено сглотнул и выпалил:
– Блять, Тим, у твоей малышки совсем нет тормозов?
– А ты не газуй! – отшил его я.
«Малышка» с удовольствием продолжала хрустела огурцом, переглядываясь с Олей, пока мы с Саней уплетали завтрак.
– Ну, давайте детки, поделитесь, пока я не свернулась тут от любопытства? Какой счет?
Не то, чтобы я собирался отвечать. Но немного задумался, вспоминая…
– Некогда было считать… – отмахнулась Анюта. – Но первые четыре я помню…
– Его или твои?! – простонала моя озабоченная сестрица.
– Его, конечно. О моих заботился он… – подмигнув Ольге, выдала эта засранка.
– Так, блять, закрыли тему! – рявкнул я.
– Ого… Четыре! – охренел Зимин, – ты ТАМ на сколько размеров стерся, друг?
Девчонки засмеялись.
Я начал закипать…
– Что не понятно? Закрыли тему! – я совершенно не желал разогревать и так нехилый интерес этих озабоченных к моей девочке.
- Жадина! - фыркнула Анюта.
– Потом поболтаем! – еле сдерживая смех, стрельнула в меня глазами Ольга.
Вот же сучка!
Я наклонился к Анюте и шепотом попросил - «Не рассказывай ей подробности… и про наркотики…» - она, соглашаясь, сжала мою руку, которая непонятным мне образом оказывается уже лежала на ее бедре.
– Мы, собственно, приехали сообщить новости по про Дэна, когда впечатлились вашей… вашим… Ммм… – искал подходящие слова Зимин.
– Нашим утром? – помогла ему Анюта.
– Эм… да! – обрадовано выдал он.
– Что там с этим мудаком? – вернул я его в реальность.
– Мы вчера с Орцовым выдернули на разговор Семёна. Они среди своих решили… В общем, по традиции две новости – хорошая и плохая.
– Давай хорошую...
– Такой херни больше не повторится, и детка никогда не увидит этого мудака.
– Еще бы, блять, это было не так, – проворчал я. – А плохая?
– Тебе нихера не обломится, дружище! Маньяка срочно «депортировали» на родину и теперь он с своих северных широтах. – Я скрипнул зубами. - Да, я сам расстроился… Представляю каково тебе, брат, не зацепить его по такому охуенному поводу.
– Блядство… – разозлился я.
– И еще Семён хочет поговорить с тобой, Анют, извиниться там и все такое…
– Ему-то за что извиняться? – удивилась она. – Я позвоню ему позже. Так ребятки, вы тут завтракайте, а мне нужно бежать в салон. У меня сегодня запись и я уже опаздываю. Ключ под коврик, как обычно, – она подмигнула нам, а я тут же вскочил, не желая отпускать ее.
– Давай подвезу?..
– Я вызвала такси, сядь и поешь нормально… – ответила она, вставая.
Не хочет.
Аппетит пропал, и я расстроенный поплелся провожать ее до двери. Оставшись наедине, мы застыли. Вот опять… Вернулось то самое щемящее чувство. Не выдержав первым, я притянул ее к себе, зарываясь лицом в ее волосы, вдыхая, вдыхая, вдыхая…
Голова кружилась от запаха, боли в груди, страха, что сейчас все закончиться, желания шептать, что люблю… что не могу без нее…
Она напряженно отстранилась.
– Я позвоню? – спросил я, молясь, чтобы в ответ не прозвучало «не надо».
– Я сама позвоню, – ответила она, оставляя в ужасном подвешенном состоянии и неизвестно как надолго. – Не скучай!
Не скучай?... Да как бы не сдохнуть… - стек я вниз по двери, как только она вышла.

Источник: http://robsten.ru/forum/75-1519-81
Категория: Собственные произведения | Добавил: karkar (26.05.2015)
Просмотров: 324 | Комментарии: 10 | Рейтинг: 5.0/14
Всего комментариев: 10
avatar
1
10
Большое спасибо за долгожданное продолжение.
avatar
1
8
Спасибо за продолжение. Заждалась. Пусть история не заканчивается. Хочу много и долго
avatar
1
9
Да  hang1 долго и много  JC_flirt
avatar
1
7
lovi06015 lovi06015 lovi06015
avatar
2
6
girl_wacko  ...отключила всё напрочь!  giri05003
Спасибо за бесконечно долгожданное продолжение безумно любимой истории!!!  lovi06015
avatar
1
5
Спасибо...она сильнее его..съест и не подавится...ей всего этого не надо...не отпущу...жить не могу...
avatar
1
4

Цитата
Это было так странно! Казалось бы – куда больше? Разве секс не логический апогей отношений

Цитата
Голова кружилась от запаха, боли в груди, страха, что сейчас все закончиться, желания шептать, что люблю… что не могу без нее…
Она напряженно отстранилась.
– Я позвоню? – спросил я, молясь, чтобы в ответ не прозвучало «не надо».
– Я сама позвоню, – ответила она, оставляя в ужасном подвешенном состоянии и неизвестно как надолго. – Не скучай!
Не скучай?... Да как бы не сдохнуть…
....
иногда кажется, что Тима считывает мои мысли напрямую..
потому что все его эмоции, ощущения, страхи, надежды, боли - всё так знакомо, такое прожитое и прочувствованное......
и так становится тоскливо и больно..
и нужно только вовремя вспомнить ее сумасшедшие, веселые, мудрые,  счастливые глаза...
Люблю тебя, солнце! girls
avatar
1
3
Цитата
она задала неожиданный, но очень правильный вопрос:
– Тебе страшно?

нет...
я лечу..
и только от ощущения полета нахожусь в каком-то одномоментном, но непрерывном возбуждении-предвкушении-радости.
И Тима, мне кажется, так же летел......
avatar
1
2
Цитата
я ощутил ее присутствие совсем рядом, за спиной. Не оборачиваясь, я слушал, как бешено колотится сердце груди. Дыхания не хватало…

ооо... да меня уже с первых слов сносит!
Анечка... я даже читать побаиваюсь!
длительное твое отсутствие каким-то образом усилило эффект присутствия в разЫ!!!
avatar
1
1
Спасибо за продолжение lovi06032 Действительно без тормозов девочка. Даже не могу представить чем вся эта история закончится.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]