Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


МЕСТО, ГДЕ ЖИВЁТ СЧАСТЬЕ. Глава 2. Падение в кроличью нору.

Глава ВТОРАЯ

ПАДЕНИЕ  В  КРОЛИЧЬЮ  НОРУ

 

11 июня 2042 года, среда

      Это был страшный удар. Мне казалось, что сегодня неудачи и плохие известия сыпались на меня, словно из рога изобилия, но, оказывается, это были всего лишь цветочки. Потому что все они были решаемы. Наследство можно было отсудить, болячки – вылечить, моё происхождение… да какая разница, родные у меня были родители или нет, их давно нет на свете. Но то, что я услышала сейчас…

      Я ни на секунду не усомнилась в словах Кристиана, поверила мгновенно. Возможно потому, что и сама подозревала – что-то здесь не так. Но я так хотела верить в то, что у Арти появился шанс, что позволила себе поверить.

     Я не выдержала и расплакалась. Просто не было больше сил крепиться, стараться казаться сильной. Вытянув из руки Кристиана ладонь, я вцепилась зубами в большой палец, пытаясь приглушить всхлипы, но у меня  ничего не получалось. Потому что у меня отняли главное – надежду, и это уже не исправить никогда.

     – Тише, тише, тшшш… – сильная рука обхватила мою ладонь, отвела ото рта, не позволяя причинять себе боль. Я оказалась прижата к огромной сильной груди, большие руки осторожно, чтобы не потревожить иглу в вене, обняли меня, даря чувство защищённости. Вцепившись свободной рукой в ткань рубашки, я зарылась в неё лицом, продолжая плакать.

     – Успокойся, Джинни, – ещё одна большая рука опустилась мне на голову, гладя, как ребёнка. – Всё хорошо. Мы найдём и накажем этого негодяя, который пытался выманить у тебя деньги. Думаю, ты не единственная его жертва. К счастью, мы успели вовремя это обнаружить, до того, как ты отдала бы ему своё наследство.

     – Джеффри, ты что, не понял, почему она плачет? – голос Кристиана звучал раздражённо, но моментально смягчился, когда он обратился ко мне. – Мы поможем твоему братишке. Он будет видеть, обещаю.

     – Нет, – всхлипнула. – Ему никто не поможет. Все, абсолютно все, кто его осматривал, говорили, что сделать ничего нельзя. Совсем. Абсолютно. Там просто нечего восстанавливать. Но я так хотела, чтобы он смог ви-и-идеть…

     – Он будет видеть, я тебе обещаю! – я почувствовала, как губы Кристиана касаются моих волос, я так порой целовала Арти – в макушку. Но пусть он относится ко мне, как к ребёнку, мне было так хорошо в его объятиях, пусть всего лишь утешающих.

     – Кристиан, ты не можешь этого обещать.

     – Брось, Джеффри, тебе прекрасно известно, что за лекарство у нас есть, и что оно может.

     – Но… это может быть опасно. Слишком явно. Одно дело – болезнь, о которой и не знает никто. И совсем другое…

     – Джеффри, а если бы это был братишка Джулии? – перебил его Кристиан. – Если бы это она вот так рыдала от безысходности? Ты бы и тогда сказал: «Опасно»?

     Пауза. Я затихла, стараясь не всхлипывать, вслушиваясь в этот странный разговор. Одно я понимала – у Арти на самом деле есть шанс, и сейчас, здесь, будет принято решение, позволят ли ему этим шансом воспользоваться. Я уже убедилась, что попала к очень необычным людям, одна только способность Джеффри видеть меня насквозь чего стоила. И в чём бы ни заключалось предложенное ими лечение, я соглашусь на что угодно, потому что, судя по всему, они оба верят в успех, просто Джеффри явно опасается рассекретить этот таинственный метод.

     – Решать Гейбу, – наконец ответил Джеффри. – Я не возражаю.

     – Гейб не будет против, – в голосе Кристиана звучала такая убеждённость, что я расслабилась и выдохнула, только теперь сообразив, что задержала дыхание в ожидании вердикта. Кто бы ни был этот таинственный, всё решающий Гейб, Кристиан его не боялся.

     – Откуда такая уверенность?

     – Если что, я на него Рэнди напущу, – усмехнулся Кристиан.

     – Здравая мысль, – послышался вдруг женский голос. А подняла голову и увидела, как в комнату заходит невысокая шатенка моих лет в огромной футболке, обтягивающей большой круглый живот, и с миской в руках, следом за ней – ещё один гигант, на этот раз черноволосый, видимо, хозяин футболки и ещё один брат Кристиана, сходство между мужчинами было невероятным. Волосы брюнета, ещё более длинные, чем у Кристиана, были убраны в хвост на затылке, а бирюзовые глаза смотрели на него с укором.

     – Бьёшь ниже пояса, братец?

     – Я должен был использовать любую возможность. Ты же понимаешь…

     – Понимаю, – кивнул брюнет. – Всё понимаю. Но провернуть это дельце, похоже, будет непросто. Ладно, нужно всё хорошенько обдумать, мы обязательно найдём решение. Кстати, представь нас девочке.

     – Джинни, это Гейб, мой самый старший брат.

     Мой мозг, вроде бы переставший чему-то удивляться, зацепился за слово «самый». Оно предполагало, что у Кристиана есть ещё старшие братья, которые младше Гейба. Но как такое возможно, если мужчины выглядели близнецами, ну, максимум – погодками? Может, у Джеффри есть брат-близнец? Или у Гейба, только младше него? Спросить бы, но я не решалась, лишь отложила этот вопрос к другим – как Джеффри увидел мои болячки, как он так быстро явился на зов Кристиана, и что же это за такое волшебное лекарство мне вводят? Может быть, попозже наберусь храбрости и спрошу, но пока меня хватало только на то, чтобы слушать, наблюдать и постараться не впасть в шок от всего, что со мной и вокруг меня сегодня происходит.

     – А это Рэнди, его жена, – продолжал между тем Кристиан, указывая на шатенку. – Она у нас в семье главная.

     Глядя на девушку, которая, рядом с огромным мужем, выглядела хрупкой фарфоровой статуэткой, несмотря на огромный живот, я с трудом могла в такое поверить. Но поскольку мужчины восприняли слова Кристиана как должное, наверное, так оно и есть.

     – А это – моя Джинни.

     Снова это слово и снова та же реакция на него – никакого удивления, только улыбки, словно я их давно потерянная, а теперь найденная любимая родственница. При том, что они видят меня впервые в жизни. Я уже ничего не понимала.

     – Думаю, вам, парни, нужно сесть, а то, нависая над кроватью, как две башни, вы заставляете девочку нервничать, – заявила Рэнди решительным тоном. – Ну а ты, Кристиан, оставайся там, где находишься, место просто идеальное. Я вам тут мяса, жареного на гриле, принесла, потом покушаете. Джинни, ты же любишь мясо-гриль? Впрочем, о чём это я? Его все любят.

     И Рэнди водрузила миску, которую держала в руках, на комод. И снова никто не возразил, мужчины пододвинули стулья поближе и уселись на них, Гейб усадил Рэнди на своё колено. Кристиан немного поменял положение и, подсунув под спину подушку, теперь полулежал на кровати, пристроив мою голову на своей груди. Кстати, когда гиганты сели, мне, действительно, стало комфортнее, и я благодарно улыбнулась Рэнди.

     – Спасибо. Но я не голодна.

     – Это пока, – пожала она плечами. – Как я поняла, отсутствие аппетита – один из симптомов твоей болезни? Но как только тебе станет легче, – она бросила взгляд на слегка опустевший пакет с кровью на штативе, – аппетит проснётся, ты же вон какая тощенькая. Ничего, я за тебя возьмусь, и мы быстро нарастим мясцо на твоих косточках.

     Я слегка покраснела. Мне было известно, что моя худоба совсем меня не красила, но обижаться на Рэнди за то, что сказала об этом вслух, я не могла – она просто лучилась доброжелательностью и желанием помочь.

     – Извини Рэнди, – шепнул мне Кристиан, заметив, что мне стало не по себе. – Это её пунктик – все её близкие должны быть сыты. Ты, главное, не возражай, просто принимай её заботу и наслаждайся. А уж стоит тебе попробовать её котлетки, ммм, – и он застонал, словно бы в экстазе.

     – Завтра я провожу кулинарный мастер-класс для Эрика и близняшек, так что, если будешь хорошо себя вести, тебе тоже перепадёт дюжина-другая, – ухмыльнулась Рэнди.

     – О! Я буду паинькой, клянусь, – и Кристиан прижал руку к сердцу.

     Я поймала себя на том, что слушаю этот разговор с улыбкой, как, впрочем, и Джеффри с Гейбом. Возможно, Рэнди затеяла его специально, чтобы помочь мне расслабиться. Что ж, ей это удалось.

     – Так, давайте посмотрим, что нам известно, – Гейб решил, что пора переходить к делу. – Итак, у тебя, Джинни, есть братишка, и он – слепоглухой, верно?

     – Да.

     – Сколько ему? – поинтересовалась Рэнди.

     – Шесть лет.

     – И он живёт не с тобой?

     – Нет. В интернате для инвалидов. Он сирота, находится под опекой государства. Я хотела стать его опекуном, но мне отказали, пока колледж не окончу и не найду работу и жилье.

     – Это врождённая патология, или он потерял слух и зрение позже? – поинтересовался Джеффри.

     – Я не знаю, – я в растерянности пожала плечами. – Доктора говорили, что, скорее всего, он должен был родиться нормальным?

     – Должен был родиться? – удивлённо переспросил Кристиан. – И что же ему помешало?

     – Авария, – вздохнула я, машинально потерев кожу над ухом. Кристиан, видимо, заинтересовавшись моим жестом, отодвинул волосы и резко выдохнул. Я знала, что он там увидел – безобразный шрам, один из многих, оставшихся у меня с тех пор.

     – Ты была там, – это не было вопросом.

     – Да.

     – Твой брат потерял зрение и слух в той аварии? – сделал он предположение.

     – Можно и так сказать.

     – Я запуталась, – вздохнула Рэнди.

     – Извини, – покаялась я и постаралась объяснить. – Пьяный водитель не справился с управлением и, вылетев на встречку, врезался в нашу машину. В той аварии погибли мой отец и Глория, его невеста. Она была беременна, и Арти сумели спасти.

     – Он родился недоношенным? – догадался Джеффри. Я кивнула. – Глубоко недоношенным?

     – Да.

     – Насколько?

     – Двадцать недель.

     Я почувствовала, как у Кристиана перехватило дыхание, увидела, как недоверчиво качает головой Джеффри.

     – Это невозможно.

     – Оказывается, возможно, – вздохнула я.

     – Я даже не о самом факте выживаемости, – пояснил Джеффри. – Таких детей и прежде вытягивали, но девять лет назад реанимация и выхаживание новорожденных младше двадцати четырёх недель была запрещена законодательно.

     – Знаю.

     – У младенцев постарше есть шанс на нормальную жизнь, небольшой, но есть. Из тех, кто младше, все выжившие, а таких было совсем немного, даже несмотря на суперсовременное оборудование, так вот, все такие дети, поголовно, оставались в итоге инвалидами.

     – Я знаю.

     – Они просто ещё не готовы нормально развиваться вне материнского организма. Какие бы условия им не предоставляли, они могли выжить, но никогда уже не были полноценными людьми.

     – Да знаю я, знаю! – воскликнула я. – Теперь знаю.

     – Джеффри, хватит! – голос Кристиана звучал жёстко. – Я знаю, как ты к этому относишься, но не выплёскивай это на Джинни.

     – Извини, девочка, – Джеффри словно бы выдохся, его голос звучал печально. – Просто мне сложно понять, как, в погоне за рекордами, можно сознательно обрекать дитя на такую жизнь. И ведь не врачу, принявшему решение вытягивать, фактически, выкидыш, потом с этим малышом жить и мучиться.

     – Джеффри, в том, что произошло, нет вины Джинни, не срывайся на ней, – раздался голос Рэнди.

     – Нет, он прав, – я зажмурилась и выпалила то, что долгие годы не давало мне спокойно жить. – Это моя вина. Только моя. В том, что Арти стал таким, виновата именно я.

     – Объясни, – в голосе Кристиана звучало лишь непонимание, никакого осуждения. Надолго ли?

     – Я сказала им, что Глория на шестом месяце, – прошептала я, признаваясь в самом страшном своём преступлении. Кто же знал, что эти несколько слов будут иметь столь тяжёлые последствия.

     – Когда и кому ты это сказала? – спросил Гейб.

     – Парамедикам. Тогда, после аварии. Один из них сказал, что Глория мертва, но сердце ребёнка ещё бьётся, есть шанс его спасти. А другой ему возразил, что неясно, каков возраст плода, и можно ли его спасать. И тогда я испугалась и крикнула им, что Глория на шестом месяце. Они сразу засуетились, начали делать ей массаж сердца и вентиляцию лёгких и тут же увезли. Они мне поверили и стали делать всё, чтобы спасти Арти. Поэтому он такой. Потому что я солгала.

     Не в силах видеть осуждение в глазах тех, кто отнёсся ко мне так по-доброму, я уткнулась лицом в грудь Кристиана, инстинктивно ища у него защиту. Но всё же рука, которая, начала гладить меня по голове, стала для меня неожиданностью. Значит, он на меня не сердится?

     – Ты была ребёнком, – с жалостью в голосе произнесла Рэнди.

     – Израненным ребёнком, – пальцы Кристиана скользнули по моему шраму. – Перепуганным, только что пережившим смерть близких. Не удивительно, что ты сделала всё, чтобы удержать хотя бы брата. И ты добилась этого, он жив. И пусть пока он болен, но он жив. А после лечения он станет здоровым, нормальным ребёнком. И он всегда будет благодарен тебе за жизнь, которую ты ему подарила.

     Я никогда не смотрела на ситуацию с этой стороны. Я лишь чувствовала вину за то, что обрекла малыша Арти на жизнь в тишине и темноте. Но если бы я этого не сделала, его бы просто не было. Не существовало. Этого хрупкого тельца, так доверчиво прижимающегося ко мне, ручек, крепко обхватывающих мою шею, крошечных пальчиков, ощупывающих моё лицо и губы, чтобы понять, что я ему говорю, широкой улыбки, хриплого: «Шинни, лублу». Ничего этого не было бы. И теперь, когда у него появился шанс на нормальную жизнь, уж не знаю, каким чудом, но появился, вдвойне страшно представить, что я тогда не сказала бы тех слов. И Арти умер бы вместе со своими родителями.

     И в этот момент камень, вот уже шесть лет давивший на меня, упал с моих плеч. Я себя простила. Одной своей фразой Кристиан совершил чудо – ушло чувство вины, оно сменилось радостью от того, что мой любимый братик жив. И совсем не важно, что у нас с ним, оказывается, разная ДНК, он был, есть и навсегда останется моим братом.

     – Спасибо, – шепнула я в грудь Кристиана.

     – Ты всё сделала правильно, – он, кажется, понял, за что я его поблагодарила. – Теперь всё будет хорошо.

     – Скажи, Джинни, неужели в больнице не поняли, что ты... назвала неправильный возраст Арти? – судя по запинке, Джеффри хотел сказать что-то иное, возможно, слово «солгала», но решил смягчить свой вопрос.

     – Заметили, конечно, но не сразу. Я так поняла, что первостепенной задачей у врачей было спасение ребёнка, ведь они мне поверили. Как я позже узнала, там все действия отработаны до автоматизма, кто и что делает. И лишь позже, когда Арти уже был в инкубаторе, подключённый ко всем этим приспособлениям для выживания, у кого-то появились сомнения, и Арти сделали тесты. Тогда-то всё и раскрылось.

     – Тебе здорово досталось? – в голосе Рэнди звучало неподдельное сочувствие.

     – Нет. Меня никто ни в чём не винил. Возможно, решили, что я и сама не знала точного срока беременности, а может, просто жалели. В той аварии я осталась круглой сиротой, к тому же... тоже пострадала, хоть и не так сильно. Я сидела сзади, меня только осколками посекло, и сотрясение, а в остальном повезло, все кости целы остались. Но меня всё равно какое-то время продержали в больнице, я крови много потеряла.

     – Господи! – простонал Кристиан, притискивая меня к себе сильнее, так, что у меня даже дыхание перехватило, но я не возражала. За последние шесть лет единственным, кто меня обнимал, был Арти, и именно мои объятия были сильными, утешающими и защищающими. Но всегда оставаться сильной так тяжело, порой очень хочется побыть немного слабой. А в объятиях Кристиана было так надёжно, спокойно и приятно, что небольшой дискомфорт можно и потерпеть.

     – Крис, раздавишь! – воскликнула Рэнди.

     – Ой! – объятия тут же ослабли. – Прости, Джинни. Я не сделал тебе больно?

     – Нет-нет, всё в порядке, – поспешила я его успокоить, опасаясь, что он отодвинется, но нет – объятия пусть и ослабли, но никуда не делись. Так приятно.

     – Значит, твоего братишку начали выхаживать по ошибке, – вернулся к интересующей его теме Джеффри. – А что потом? Когда всё выяснилось? Продолжили? Хотя, конечно, вопрос глупый, извини. Он ведь жив.

     – Да, жив, – кивнула я. – Всем на удивление. Ни у кого рука не поднялась отключить приборы жизнеобеспечения, ведь его сердечко билось. Более старшие дети, которые имели больше шансов выжить, не выдерживали, уходили. А Арти жил. Несмотря ни на что. И выжил. Вот только он не видит, не слышит, и ещё у него ДЦП, правда, в нетяжёлой форме. В основном проблема в ногах, он ходит, но только с опорой – ходунки, перила или мои руки.

     – Спастическая диплегия – кивнул Джеффри. – Для экстремально недоношенных детей такое осложнение – едва ли не норма. Но и это тоже поправимо. Говоришь, форма не тяжёлая?

     – Нет. Доктор говорит, что могло быть намного хуже. К счастью, ручки у Арти почти не пострадали, ведь для него они – основная возможность общения. Конечно, и они не идеально здоровы, но могло быть хуже. Намного хуже. Я видела таких деток, и это было ужасно.

     – Видела? – переспросила Рэнди.

     – В интернате, где Арти живёт. Он специализированный, для детей-инвалидов, я там на такое насмотрелась! Можно даже сказать, что Арти ещё повезло – ручки у него рабочие, пусть с трудом, но ходит, даже говорит. Доктор сказал, что хотя у него и есть отставание в развитии, но оно обусловлено лишь ограничениями из-за потери слуха и зрения, а в целом он умненький. Всё-всё понимает!

     – Это замечательно, – улыбнулся Джеффри. – Так ему будет проще адаптироваться к нормальной жизни.

     – К нормальной жизни... Звучит, как сказка. – Я не удержалась, и спросила. – Но всё же как? Как вы сможете вылечить Арти? Ведь все говорили, что это невозможно! Ну, кроме того мошенника.

     Я тяжело сглотнула. Вновь накатило это чувство обречённости и безысходности, испытанное в тот момент, когда я поняла, что была обманута, и на самом деле надежды нет. А потом узнала, что есть не просто надежда, эти люди уверены, что Арти выздоровеет. Но это же просто фантастика, сказка, в реальности такого не бывает. Ага, а «человек-рентген»? Такое бывает? Может, это семья экстрасенсов? Может, кто-то из них ставит диагнозы, а кто-то другой лечит? Тогда почему я никогда не слышала о подобных чудесных исцелениях? Я чувствовала себя Алисой, упавшей в кроличью нору, странности и непонятности росли, как снежный ком. А, может, я вообще сплю? Впрочем, вряд ли, боль от падения была вполне реальной, да и иглы я прекрасно почувствовала. Тогда что? В какой момент я перенеслась в другую реальность?

     – Мы всё тебе объясним, – пообещал Гейб. – Но сначала нужно разобраться с тем мошенником, пока мы про него вспомнили. Ты можешь его описать?

     – Да, конечно, – ответила я, решив, что удивляться тому, откуда об этом узнал Гейб, я не стану. Хотя как он об этом узнал – не представляю, ведь его не было рядом, когда я рассказывала про мошенника. Но, на фоне всех остальных странностей, это была такая мелочь. – Лет сорок-пятьдесят. Высокий, не такой, как вы, но выше меня на голову. Худой. Волосы тёмно-русые, он зачёсывает их сбоку, маскируя лысину.

     – Есть предположения? – Гейб повернулся к Джеффри.

     – Да, есть. Крис, мне нужен планшет или телефон.

     – Вон на той полке возьми, – Кристиан ткнул пальцем в стеллаж, уставленный книгами, дисками и разными сувенирами. Джеффри взял оттуда планшет и начал в нём рыться.

     – А встречались вы только лично или ещё и созванивались? – вновь спросил меня Гейб.

     – Он взял мой номер, дал свою визитку, и пару раз звонил мне с одного из номеров, указанный на ней. Но звонить ему не велел, говорил, что сильно занят, и сам со мной свяжется, когда будет свободная минутка. У меня в телефоне можно посмотреть, он в той сумочке.

     Я указала на свой ремень, лежащий на стуле – сама дотянуться до него я бы не смогла, мешала капельница. Рэнди быстро соскочила с колена мужа, подхватила ремень и протянула мне, после чего вернулась на прежнее место. Двигалась она при этом легко и изящно, что совершенно не вязалось с её огромным животом, создавалось впечатление, что она просто сунула под футболку воздушный шарик. Я вспомнила, что нахожусь «в параллельной реальности» и мысленно пожала плечами. Удивляться очередной странности не было моральных сил, я просто констатировала факт, вот и всё.

     Достав из сумочки телефон, я быстро нашла нужный номер и показала Кристиану.

     – Джеффри, это же твой рабочий, – воскликнул он.

     – Я так и предполагал, – кивнул Джеффри, не отрывая взгляда от планшета, в котором что-то искал. – А звонки, конечно же, были только по вечерам?

     – Да.

     – Не удивительно. – Доктор удовлетворённо кивнул, видимо, отыскав искомое, потом протянул мне планшет. – Он?

     – Он, – подтвердила я, увидев на экране знакомое лицо.

     – Кто это? – поинтересовалась Рэнди.

     – Уборщик, – хмыкнул Джеффри. – Устроился совсем недавно, ещё и двух месяцев не работает. И что-то мне подсказывает, что не так он прост, как кажется, думаю, он замыслил эту авантюру давно и специально устроился в мою клинику. Ведь на этой должности у него есть доступ ко всем кабинетам, и телефоном он мог моим пользоваться, и визитки взять из стола.

     – Как же ты его проморгал? – покачал головой Гейб.

     – Я лично проверяю только медперсонал, – пожал плечами Джеффри. – Квалификацию, прежние места работы, рекомендации и тому подобное. А обслуживающим персоналом занимается отдел кадров. Видимо, кандидата на роль уборщика особо не проверяли.

     – Свяжусь со службой безопасности, пусть проверят всю его подноготную, – принял решение Гейб. – И пошлю кого-нибудь следить за ним, чтобы не удрал раньше времени. Думаю, ты, Джинни, была не единственной его жертвой. Возможно, он ещё кому-то в том интернате пообещал «экспериментальное лечение».

     – Вполне возможно, – кивнула я. – У многих деток есть родные, просто не могут ими заниматься постоянно, вот и устроили в интернат. Многих забирают на выходные. Думаю, он как-то разузнал, кто сможет оплатить «чудо-операцию», и тоже задурил им голову.

     – С этим тоже нужно будет разобраться. Возможно, кто-то уже отдал ему деньги – есть шанс вернуть их обманутым, пока он не исчез.

     – Гейб, а что, если его разыскивают за то же самое в других штатах? – предположила Рэнди. – Ты не мог бы связаться с тем своим знакомым из ФБР?

     – Он вышел в отставку семь лет назад, – покачал головой Гейб. – Но, думаю, он подскажет, к кому мне обратиться.

     – Ох, я и не подумала! Как быстро летит время.

     Было немного странно слышать нечто подобное от совсем молоденькой девушки, но я дала себе слово ничему не удивляться, и старалась его сдержать.

     – Так, лекарство закончилось, – глядя на опустевший пакет, сказал Джеффри. – Сейчас я отсоединю капельницу, а ближе к вечеру сделаешь ей ещё одну, хорошо, Кристиан?

     – Конечно, – кивнул тот.

     – Вечером? Я не смогу, мне скоро на работу.

     – Никакой работы, – возразил Кристиан. – Ты больна, Джинни, серьёзно больна.

     – Пойми, девочка, – снимая отслужившую своё систему со штатива, поддержал его Джеффри. – В твой организм сейчас словно бы заложена мина замедленного действия, которая может взорваться в любой момент. Сейчас твой пиелонефрит протекает почти бессимптомно, то есть, симптомы-то есть, но на них вполне можно махнуть рукой, списав на усталость, недосып, перемену погоды, и так далее. Но любой толчок может спровоцировать переход в острую форму, и вот тогда, девочка, поверь, ты так легко от своей болезни не отмахнёшься. Любой сквозняк может стать для тебя роковым, и ты будешь на стену лезть от боли. Так что лучше не доводи до подобного. Кристиан очень вовремя тебя встретил, и теперь ты поправишься, но про работу забудь, хотя бы на ближайшую неделю. А уж там посмотрим.

      Я слушала Джеффри и чувствовала себя маленькой девочкой, которую строгий, но любящий родитель отчитывает за то, что она решила поиграть со спичками или сделать ещё что-то такое же глупое и опасное. Я понимала, что он прав, но...

     – Если я не выйду на работу целую неделю, то на моё место найдут кого-нибудь другого. А я не могу потерять эту работу, тогда мне просто не на что будет жить.

     – Джинни, тебе больше никогда не придётся волноваться об этом, – сказал Кристиан. – Отныне я буду заботиться о тебе.

     Это звучало, как сказка, но я в сказки не верила. Уже нет.

     – Почему?

     – Потому что ты...

     – Наша гостья, – перебила его Рэнди. А ведь он явно хотел сказать что-то другое. – И тебе всё равно некогда будет работать – ты будешь присматривать за Арти, верно? Ты ведь не собиралась всю оставшуюся жизнь работать... а где, кстати?

     – В баре «У Барни». Официанткой.

     – О! Ну, это явно не то место, где стоит работать всю жизнь, если, конечно, ты не сам Барни.

     – Сейчас для тебя главное – выздороветь, – это снова Кристиан. – А там будет видно. Ты же всё равно собиралась искать новую работу, не зря же колледж заканчивала. Так что, будь хорошей девочкой, позвони своему боссу и сообщи, что заболела, и в ближайшую неделю на работу не выйдешь.

     Я переложила телефон из левой руки в правую, которая теперь была свободна, и тут до меня дошло, что хотя от капельницы я уже освободилась, но продолжала лежать на кровати, мало того – в объятиях Кристиана! Мне было настолько комфортно, что я и думать забыла, что вообще-то это не совсем правильно – лежать в объятиях едва знакомого мужчины, да ещё и на глазах его родни. И, что ещё более странно, эти самые родственники относились к данной ситуации так, словно ничего странного в ней не видели. Общались со мной так спокойно и непринуждённо, словно я сидела напротив них в кресле, например.

     Впервые за последние полчаса я почувствовала неловкость от объятий Кристиана.

     – Наверное, мне лучше встать? – шепнула я Кристиану и сделала попытку подняться. Которая провалилась, поскольку обнимающая меня рука не позволила мне сдвинуться даже на полдюйма.

     – Тебе неудобно? – удивлённо спросил Кристиан.

     – Удобно, но... просто... неловко.

     – Ой, Гейб, я словно бы эхо слышу, – захихикала Рэнди. – Помнишь нашу первую встречу? Мне тогда тоже было неловко, что ты меня несёшь, но та-ак приятно! Джинни, ты лежи, лежи, ты больна, имеешь право. У неё же постельный режим, да, Джеффри?

     – Нет, – покачал тот головой в ответ. – Болезнь таких ограничений не требует, просто нужно поберечься и избегать излишних нагрузок и волнений. А вот ушибленное колено поберечь не помешает. Так что, лежи, Джинни, тебе это полезно.

     – Кстати, как твоё колено? – поинтересовался Кристиан.

     – Ой, я про него и забыла! – действительно, боль была едва заметна, а когда я подвигала ногой на пробу – усилилась, но была в разы слабее, чем прежде, и уже не резкой, а просто ноющей.

     – Лучше. Намного лучше.

     – Вот видишь, насколько полезными для твоего колена оказались покой и неподвижность, – наставительно произнёс Джеффри. – Продолжай в том же духе, и скоро от ушиба и следа не останется.

     Странно, очень странно. Колено не должно было пройти так быстро. Мне ведь даже обезболивающее не дали, а одной только прохлады и покоя для такой реакции явно недостаточно. Не понимаю...

     – Ты собиралась своему начальнику позвонить, – напомнил Гейб.

     – А, да, верно, – я отодвинула от себя мысли об очередной странности, взяла телефон и, набрав номер Барни, сказала ему, что больна и не выйду на работу минимум неделю. На его вопрос, что за болезнь у меня вдруг объявилась, я честно ответила, что пиелонефрит.

     Мой босс присвистнул, явно давая понять, что в курсе, что это такое, а потом, вздохнув, сказал, что за неделю я не управлюсь, но у него есть кое-кто на примете на моё место, а за расчётом я могу прийти в любое время. И повесил трубку.

     – Кажется, меня только что уволили, – растерянно пробормотала я, переводя взгляд с телефона на окружающих.

     – Это даже к лучшему, – тут же стала успокаивать меня Рэнди. – Не переживай, если захочешь, мы тебе быстро работу найдём, у Гейба большая фирма, он обязательно тебя куда-нибудь пристроит. Но это потом, сначала тебе нужно выздороветь.

     Я кивнула, всё ещё находясь в шоке от очередной произошедшей в моей жизни перемены, снова взглянула на телефон и тут сообразила, что держу его в пораненной руке, держу крепко, и никакой боли при этом не испытываю.

     – Что происходит? – пробормотала я, выронив телефон себе на живот и ощупывая ладонь сквозь полупрозрачную плёнку «жидкого бинта» – при надавливании ссадины слегка ныли, но и только. Не выдержав, я подцепила ногтём плёнку и стащила её с ладони, словно пластырь, а вместе с ней – прилипшие струпья, которые легко сходили с ладони, оставляя после себя тонкую, ярко-розовую новую кожицу, словно я поранилась не пару часов назад, а минимум два дня. Сопоставив это с практически зажившим коленом, я решила окончательно убедиться в своих подозрениях, закатала рукав и обнаружила, что ожог двухдневной давности едва различим на коже, не знала бы, где он был, не заметила бы. Одёрнув рукав, я села, подтянула к себе ногу и спустила носок со щиколотки. На покрывало упал струп, ещё недавно насмерть сидевший на болячке, а теперь на её месте тоже была новая кожа.

     Подняв голову, я оглядела присутствующих, внимательно наблюдающих за моими действиями. Внимательно, настороженно, выжидающе.

     – Что происходит? Что вы со мной со мной сделали?

     – Джинни, успокойся, всё хорошо, – рука Кристиана погладила меня по плечу, но я вздрогнула и отстранилась.

     – Всё хорошо? – меня начало трясти. – Правда? Здесь происходит что-то странное, а ты говоришь – всё хорошо. Мне перелили... кровь... и теперь... я исцеляюсь... – Мои мысли метались, в голову лезли обрывки фильмов и книг, и вдруг страшная догадка заставила меня задохнуться от ужаса. – Вы что, превратили меня в... ВАМПИРА?!

 

     Вот, теперь мы знаем, что случилось с Арти и кто присвоил себе имя Джеффри. А как Форесты будут объяснять Джинни, что же на самом деле с ней произошло, мы узнаем в следующей главе. А так же - за что Гейб рассердился на Рэнди, в чём прокололись Форесты, общаясь с Джинни, и почему их так удивило её полное имя. Кстати, есть варианты, как её зовут?

     А пока - жду ваших впечатлений на форуме.

 



Источник: http://robsten.ru/forum/75-2338-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Ксюня555 (18.05.2016) | Автор: Ксюня555
Просмотров: 421 | Комментарии: 36 | Рейтинг: 5.0/25
Всего комментариев: 361 2 3 »
avatar
0
36
Ага, а девочка то не промах! Многое подмечает! Ох и попотеют все, что бы объяснить ей всё!
Спасибо за главу!
lovi06032 girl_wacko
avatar
0
34
Может Юджиния.
avatar
0
35
Может быть.  JC_flirt
avatar
33
Спасибо за продолжение! lovi06032
avatar
0
32
Спасибо за главу))
avatar
0
28
Спасибо..– Вы что, превратили меня в... ВАМПИРА?! fund02002 fund02002 :fund02002:  до слёз....забавная такая...но они тоже хороши...все такие странные вокруг неё....ещё много загадок и вопросов
avatar
0
31
А что она ещё должна была подумать?  fund02002
У неё и так последнюю пару часов ум за разум заходил. И тут ТАКОЕ!  12
avatar
0
27
lovi06032 большое при большое спасибо good
avatar
0
25
Большое спасибо!
avatar
0
23
Большое спасибо!
avatar
0
22
и мне как химику-аналитику.. было бы интересно изучить изобретенное вами лекарство от старости и болезней))) просто несправедливо мир устроен.. ну я понимаю.. смерть- процесс неизбежный.. но зачем еще и болезни всякие терпеть)). И вот задумалась.. а может это не кровь лечит.. а любовь?
avatar
1
26
Интересная теория.  giri05003
Но учитывая, что своим лекарством гаргульи (и не только они) лечат не только своих близких, но и порой совершенно незнакомых пациентов, дело всё же видимо в этой удивительной крови, в её таинственной составляющей.
И как только я раздобуду хотя бы один экземпляр гаргульи - сразу же вышлю Вам образец крови - исследуйте на здоровье. 
Правда до сих пор так ни одного так и не отловила, но я надежду не теряю. Вдруг?..
avatar
0
21
4 дня- это оооооооочень долго)).. я ж не обротень и не гаргулья.. это им дня 4 дня что фемтосекунда.. а мне -обычному человеку- это вечность.. особенно если читаю я обычно все в запой.. книжка- за вечер.. а тут.. когда знать хочется как все сложится.. так и вообще изнываешь от нетерпения)).. даже на работе нет-нет да и возвращаются мысли к героям.. вот и приходится перечитывать доступные книги трилогии.. чтобы как-то читательский зуд снять)) girl_blush2
avatar
1
24
Сочувствую. Очень.
Ничем помочь не могу.  JC_flirt
Книга ещё не дописана, а муз капризен. Так что мне нужна фора, некий запас времени, чтобы успеть её закончить в процессе выкладки. 
Так что раз в 4 дня, и ни днём раньше.  fund02002
1-10 11-20 21-24
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]