Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Он, другой и ты. Часть 2. Глава 10. Часть 1, 2.

Глава 10. Первая и последняя ошибка.
Часть 1.

- Это Женя, Женя Сергеев… Из Читы.
Саша замерла. Она мгновенно вспомнила этот странный забайкальский говор, низкий голос с хрипотцой и блондинистого парня, с которым собиралась прожить всю свою жизнь.
- Что тебе нужно? – спросила Саша, с силой выталкивая слова через тут же подкативший к горлу ком.
- Привет, - словно не слыша ее вопроса, проговорил Женя.
- Откуда у тебя этот номер? - Саша и сама не заметила, как двинулась прочь из комнаты на кухню, закрывая за собой дверь, чтобы отгородиться от Димы.
- Ты ругаться будешь…
- В любом случае буду. Где ты взял мой номер, Сергеев?
- Экая ты стала…
- Женя! – рявкнула Саша в трубку, теряя терпение.
- Ладно-ладно. Я маме твоей позвонил. Домой. У вас старый номер. Наврал, что я твой одногруппник и телефон твой потерял, в городе проездом и очень хочу повидаться, - Женя сделал паузу, а потом добавил: - В общем, я и наврал только про одногруппника…
- Ты в городе? – спросила Саша, понимая, что перед глазами у нее все плывет.
- Да.
Девушка залезла в шкафчик и достала с верхней полки заначеную пачку сигарет, вынула одну, открыла окно, впуская морозный воздух, и прикурила.
- Я квартиру приехал продавать, - продолжал говорить Женя, пока Нестерова жадно всасывала дым.
Курить казалось проще, чем дышать.
- Ну… поздравляю тебя.
- Саш…
- Что?
- Я вру. Ничего я не хочу продавать. Вернее, хотел, но потом решил, что не буду. Я переехал. Насовсем.
Саша застыла, не замечая, как пепел упал на подоконник.
- Переехал? Насовсем? – повторила она Женины слова, не веря своим ушам. - Серьезно? А как же все твои друзья? И твоя любимая отмазка: я не могу жить в этом городе, слишком я забайкальский.
- Друзья переженились. У всех своя жизнь…
- А ты? Не женился?
- Нет. Как-то не сложилось, - признался Сергеев со вселенской тоской в голосе.
- Я, наверное, должна по этому поводу опечалиться, но никак не могу, - не без желчи выдавила Саша.
- Сашенька…
Нестерова прикрыла глаза, ненавидя свое сердце за то, как оно сжалось, услышав, как Сергеев зовет ее ласковым именем.
- Санёчек, я к тебе приехал. Я хочу быть с тобой.
- Ты рехнулся, Сергеев? – бесцветным голосом спросила Саша.
Она бы все на свете отдала, чтобы услышать эти слова десять лет назад. Но сейчас они звучали как глупая жестокая шутка.
- Я знаю, что это безумно звучит…
- Безумно? – завелась Сашка, - Да это верх дебилизма. Ты полагаешь, что можешь вот так просто позвонить мне через десять лет и сказать: хей, я приехал к тебе, отворяй ворота.
- Сашенька, миленькая моя… - перебил Женя.
- Хрена с два, Сергеев. Миленький ты мой, - пылила Нестерова, затушив в раковине первую сигарету и прикуривая дрожащими пальцами вторую. - Можешь продавать свою долбанную квартиру и катиться обратно в свою долбанную Читу, к своим долбанным друзьям. Или ко всем чертям. Не смей мне звонить. И матери моей тоже. Имей совесть, в конце концов.
Сашка сбросила звонок, кинув трубку на стол. Она дрожала, жадно прижимая сигарету к губам, толком не понимая, что сейчас произошло. Ее отвлёк робкий стук в дверь.
- Саш, можно? – спросил Дима, заглядывая на кухню.
Девушка не ответила, лишь до боли закусила губу, снова затягиваясь.
- Что случилось? – Токарев решил войти, понимая, что вряд ли дождется разрешения. – Саш, ты меня пугаешь.
- Все… все в порядке, - борясь одновременно с тремором и заиканием, соврала Нестерова.
- Какой к херам порядок, - тихо рассвирепел Дима, выдирая у нее из рук сигарету, выкидывая в окно, которое тут же закрыл. - Ты побелела, едва трубку сняла. Кто звонил?
- Никто.
- Саша! – он схватил девушку за плечи и слегка встряхнул, но тут же крепко прижал к себе, почувствовав ее дрожь. - Господи, родная, да что случилось? Кто-то умер? Скажи мне. Пожалуйста, Саш, это же я…
Нестерова подняла на него глаза, чувствуя себя еще хуже. Разговор с Женей буквально взорвал ей мозг. Девушка едва ли осознавала то, что они с Сергеевым сказали друг другу, и присутствие Димы сейчас еще сильнее все запутывало. Она вроде и понимала, что должна объясниться с ним, успокоить. Но каким образом это сделать, если саму ее буквально наизнанку выворачивало от эмоций? Саша прибывала на грани панической атаки, и даже родные теплые объятия Токарева не могли привести ее в чувства. Поэтому Нестерова тихо проговорила:
- Никто не умер, Дим. Просто сейчас мне нужно побыть одной.
- Черта с два, - помотал головой Токарев, игнорируя попытки девушки освободиться от его рук. - Саш, давай я сгоняю за роллами, ты пока перебесишься, а потом мы поедим и поговорим.
- Нет, - заскулила Сашка. - Пожалуйста, уйди сейчас.
- Серьезно? Хочешь, чтобы я ушел?
Он отпустил ее, сделал шаг назад.
- Да. Езжай домой, Дим.
- Окей.
Токарев развернулся и вышел из кухни. Сашка прикусила костяшки пальцев, чтобы не позвать его назад, и лишь когда хлопнула входная дверь, позволила себе тихо завыть от безмолвных рыданий. У нее даже не было сил, чтобы заплакать. Не было слез, потому что тогда на вокзале, десять лет назад, она выплакала все.
Нестерова подбежала к окну, чтобы увидеть, как Дима садится в машину и уезжает. Как только внедорожник укатил с ее двора, она метнулась на кухню и схватила телефон, собираясь позвонить Диме, чтобы попросить его вернуться. Но последний вызов в ее телефоне был от Жени, и у девушки возникло сильнейшее желание позвонить ему, чтобы рассказать, какой он урод.
«Как будто мало было растоптать меня тогда. Решил еще и сейчас добавить», - подумала Нестерова, яростно сжимая телефон в руке.
Сашка так и стояла, тиская мобилу, путаясь в мыслях, не зная, что делать. Она то тыкала Димин номер, то Женин, не решалась набрать ни одного из них. Саша снова прикурила, но и сигарета не подсказала ей правильного решения. Теперь она начала злиться и на Диму, который слишком легко сдался, бросив ее в таком состоянии. Как и в истории с Денисом ей очень хотелось, чтобы Токарев сам принял за нее решение, чтобы он силой, уговорами, поцелуями заставил ее передумать, заставил рассказать. Не зря же они договорились ничего друг от друга не скрывать.
Стук в дверь заставил Сашку подскочить на месте, буквально окрылил ее. Нестерова тут же в красках представила на пороге Диму с роллами. Он вполне успел бы доехать до ресторанчика, сделать заказ и вернуться, чтобы за едой и разговором все у нее выведать. Девушка почти бегом понеслась к двери, тараторя, пока открывала:
- Господи, слава богу, ты вернулся. Димка, прости ме…
Она онемела, узрев в дверях совсем не того, кого хотела… Вернее, ожидала. Привалившись к косяку, на нее смотрел во все глаза тот, кого она любила всем своим огромным наивным девичьим сердцем. Взгляд исподлобья, руки в карманы, щетина, которая так часто колола ей губы, рот, чуть искривлённый напряженной усмешкой, волосы… Почему-то именно волосы больше всего смутили Сашу. Вернее, их отсутствие… местами.
- Привет, - очень осторожно сказал Женя.
- Привет, - эхом повторила Саша, удивляясь, каким чудом ноги ее держат в вертикальном положении.
- Я войду? – и, не дожидаясь ответа, он шагнул в прихожую, прикрыв за собой дверь.
Они стояли и смотрели друг на друга, с жадностью впитывая каждую черточку, каждую деталь.
- Ты стала еще красивее, Санёчек, - тепло улыбнулся Женя.
- А ты… лысый, - ляпнула Сашка первое, что пришло в голову.
- Ну не совсем, - засмеялся Сергеев, нервно проводя рукой по залысинам, которые делали его лоб оооочень большим.
И снова повисла напряженная пауза, пока до Саши не дошло.
- С телефоном все понятно, но откуда, мать твою, ты знаешь мой адрес? - зарычала она.
- Эээ… ну… Я тебя гуглил.
- Не делай из меня идиотку, Сергеев, - уже не на шутку завелась девушка.- Ни на одном сайте нет моего адреса.
- Домашнего – нет, - подтвердил он, - но есть адрес редакции.
Саша только глаза выпучила.
- Я проследил за тобой, когда ты возвращалась с работы.
- Ты… Ты… - Саша хватала ртом воздух, пытаясь подобрать слова и делая два шага назад. - Ты больной что ли?
- Вероятно, не шибко здоровый, - снова согласился Сергеев и, протягивая к ней руки, позвал: - Саш…
- Не смей меня трогать, - Нестерова аж отпрыгнула, чтобы не дать себя коснуться.
Но Женю это не остановило. Он в один шаг сократил между ними расстояние, сжимая в тиски Сашкины плечи, и быстро заговорил, опаляя своим дыханием лицо девушки.
- Санёчек, я знаю, я все испортил тогда. Ты понятия не имеешь, как мне было плохо, как тяжело отпускать тебя в тот день…
- Плохо? Тяжело? – взвизгнула Сашка, судорожно дергая руками, чтобы избавиться от его хватки. - Да мне насрать, как тебе было. Это ты отвез меня на этот сраный вокзал, ты велел мне ехать к маме, ты приехал, чтобы бросить меня, ты растоптал все, о чем я мечтала, мы мечтали. И не смей сейчас говорить, как тебе, сука, было тяжело, потому что…
- Я знаю, Сашенька, знаю, - практически заскулил Сергеев, и Нестерова увидела, как его глаза заблестели. - Я сам себя наказал, принцесса. Думал, так будет лучше для тебя. Думал, мы оба только теряем время в этой разлуке. Я все эти годы только и делал, что жалел, Санёчек. Ты все мне отдала, всю себя, а я…
- А ты зассал. Ты просто сдрейфил, Сергеев. Я бы поехала с тобой… Если бы ты только позвал…
- Я же обещал, что перееду, но, Саш…
- Да насрать, Жень. Пусти меня нахрен уже.
Она снова задергалась в его руках.
- Саш, Сашка, посмотри на меня, - он еще крепче сжал руки девушки. - Посмотри! Я люблю тебя. Все десять лет люблю тебя. Пожалуйста, дай мне шанс все исправить.
- Нет, - выдохнула Саша. - Замолчи.
Но Женя и не думал слушаться, продолжая убивать ее признаниями.
- Я все просрал. Всю свою жизнь. Я зассал, ты права. Мы должны были рискнуть. Знаю, ты была готова, а я нет. И, клянусь, я не собираюсь жалеть об этом всю оставшуюся жизнь. Я вернулся к тебе. Знаю, у тебя своя жизнь. Ты такая… успешная, красивая… Но, миленькая, у тебя ведь тоже никого нет. Ты же в разводе, без детей. В воскресенье вечером одна дома… ты ведь тоже вспоминаешь обо мне. Помнишь, как нам было здорово вместе? Я только с тобой был так счастлив. С тобой одной…
Не в силах больше держаться на ногах, Саша сама схватилась за Женины руки, повиснув на нем, уронив голову. Она миллион раз представляла себе этот момент, как Сергеев приезжает к ней, чтобы умолять, валяться в ногах, прося прощения, выпрашивать еще один шанс, уверяя в своей любви. Саша мысленно ликовала, думая об этом, но сейчас ей было ни разу не радостно. Девушка отчаянно боролась со своими эмоциями. Наивная Сашка, которую с таким трудом отыскал в ее душе Дима, предавала все, чего добилась Александра. Она хотела, отчаянно желала, чтобы волшебство отмотало ее жизнь на десять лет назад, чтобы Женя принял правильное решение тогда, а не сейчас. Девушка снова и снова моргала, видя свой розовый мир. Она и Женя, вместе все эти десять лет. Не без трудностей и проблем, но вместе. Их свадьба, их дети. Никакого нелепого брака с Денисом. Скорее всего, никакого журнала. Никакого Димы. Только Саша и Женя.
И именно в этот момент в ее грезы ворвался скрип входной двери и Димин голос из прихожей:
- Саш, даже не говори ничего…
Нестерова только сейчас осознала, что, отступая от Жени, она дошла до самой комнаты, где они теперь и стояли, продолжая держаться друг за друга.
- …Я за роллами сгонял и никуда не уйду, пока мы их не съедим и не поговорим, - продолжал Токарев, шурша пакетами и курткой. - Чего у тебя дверь открыта? Я вроде захлопнул…
- Димка, - прошептала Саша, понимая, что ее лицо расплывается в совершенно неуместной улыбке, а сердце сжимается от радости. - Ты вернулся.
Она подняла голову, отпуская Женю и снова пытаясь отстраниться.
- Вернулся, - кратко кивнул Дима, оценивая, представшую перед ним картину. - Он держит тебя силой, или мне кажется?
Не успела Саша ответить, как Токарев продолжил:
- Хотя мне плевать, - и уже обращаясь к Жене. - Руки убери.
- Ты кто такой? – нахально осведомился Сергеев, но Сашу все же отпустил.
- Тот же вопрос терзает и меня, - убийственно спокойным тоном парировал Дима. - Представь нас что ли, Саш. Видишь, как неудобно получается.
- Женя. Дима, - на автопилоте проговорила Саша.
- Кто он тебе? – тут же уточнил Сергеев, кивая на Токарева.
Саша открыла рот, но определение Диминого статуса никак не шло с языка. Кто они друг другу? Любовники? Но секса еще не было. Друзья? Уже намного больше, чем друзья. Именовать сорокалетнего Токарева бойфрендом у нее просто язык не поворачивался.
- Серьезно, Саш? Ты даже не можешь сказать, кто я тебе? – разочарованно хмыкнул Дима, явно обиженный ее заминкой. - После твоего оргазма, минета и моего признания в любви ты все еще не знаешь?
Саша сощурилась на него, не собираясь смущаться из-за озвученных Димой интимных подробностей.
- Обязательно посвящать в это кого попало? – спросила она, злясь.
- Ты же пускаешь кого попало в дом. И да, обязательно. Так я мечу свою территорию, на которую каким-то ветром занесло совершенно незнакомого мне мужика, - не смущаясь, признался Дима.
Наверное, если бы Сашу не начало снова трясти, она бы посмеялась. Разумеется, девушка не купилась на легкомысленный тон Токарева, хотя именно сейчас он как никогда напоминал ей раздолбая Диму Петровича, в которого она чуть не влюбилась… десять лет назад.
Нестерова смотрела в его янтарные глаза, прекрасно понимая, как выглядит с Диминой стороны вся эта ситуация, но, теряясь от беспомощности, Саша не находила сил и слов даже для оправданий.
- Честно мне сейчас скажи… - решил прийти ей на помощь Токарев, - … правду.
- Правду, - кивнула Саша, трясясь от страха потерять все, что они с таким трудом создавали.
Не сводя с нее глаз, Дима спросил:
- Это он звонил?
- Да.
- Ты ждала звонка?
- Нет.
- Знала, что он придет?
- Нет.
- Хочешь, чтобы я его вышвырнул?
Саша не успела ответить, потому что подал голос Женя:
- Ты не много на себя берешь?.. Дима.
Сергеев слегка подвинул Сашу плечом, протискиваясь между ней и Токаревым, с которым почти соприкоснулся носами, явно нарываясь на рукоприкладство.
- Саш, ну он же прямым текстом просит, - выглянул из-за Жениного плеча Дима.
- Ты не охерел ли? – завелся Сергеев, пихнув Токарева кулаком в плечо.
Этого Диме хватило, чтобы схватить соперника за куртку и поволочь к выходу. Они были примерно одного роста и сложения, поэтому явного преимущества ни у одного, ни у другого не было. Но у обоих было огромное желание затеять драку. Женя не собирался поддаваться, он вцепился в руки Токарева, пытаясь одновременно избавиться от его хватки и вывернуть ему плечо. Саша даже не успела сообразить, инстинкты были быстрее. Она просто заорала на них.
- Быстро прекратили оба!
Видимо, сработал ее командный тон начальника, потому что мужчины мгновенно расцепили объятия, но тут же начали препираться.
- Мужик, ты не врубаешься, что тебе здесь не рады? – Дима красноречиво распростер руку в сторону двери, приглашая Женю выйти вон.
- Я так и не понял, кто ты такой, чтобы командовать, - не сдавался и Сергеев.
- Пойдем-ка вместе выйдем, я тебе объясню популярно.
- Нет, ты выйди сам. Я по делу приехал. К Саше. Снаружи подожди, пока мы закончим, потом я весь твой.
- Да ты шутишь, приятель. Я бы предпочел послушать о твоих делах с моей женщиной.
- Что-то она до сих пор не особо признала себя твоей.
- А это не тебе решать.
- Да что ты.
- ХВАТИТ УЖЕ! – окончательно рассвирепела Нестерова. - ОБА ВАЛИТЕ ИЗ МОЕГО ДОМА!
Но мужчины ее словно не замечали. Если сначала Саша испугалась, что задира и драчун Сергеев спровоцирует Диму, то теперь она ясно понимала, что Токарев и сам не против устроить спарринг. Несколько минут Саша слушала их перепалку ни о чем, а потом ее нервы сдали. Нет, она не орала на них снова, не попыталась влезть в обмен любезностями, Саша пошла в спальню. Там она быстро натянула джинсы и свитер и протиснулась к входной двери мимо мужиков, которые даже не обратили внимания на ее временное отсутствие.
- Саш, ты куда? – наконец очухался Токарев, заметив, как девушка натягивает ботинки.
- На кудыкину гору, - огрызнулась Нестерова. - Задолбали оба. Можете хоть поубивать друг друга, только мебель не ломайте. Счастливо.
- Саша, - рыпнулся было Женя, но Токарев преградил ему дорогу.
Дима поймал затравленный взгляд девушки и, добивая ее пониманием и совершенно спокойным тоном, сказал:
- Пусть идет.
И Саша вышла из квартиры, сжимая в руке ключи от Жука. Она села в машину и на автопилоте порулила прочь от собственного дома. Девушка поздно сообразила, что даже телефон не взяла. Пришлось ехать без звонка, трезвоня сразу в домофон.
- Кооос, - заныла она в динамик, едва ей ответили.
- Да-да, Нестерова, я уже жду, - и Бирюков открыл ей дверь.
Сашка влетела по лестнице и упала в объятия друга.
- Костя, Кооость, - заныла девушка, опять не в силах выдавить из себя ни слезинки.
- Миттен звонил, ищет тебя, - вместо приветствия проговорил друг. - Мне придется его разукрасить, да?
- Нет, - выдавила из себя Саша, отлипая от Кости. - Кажется, это я натворила дел.
- Кажется?
- Можно я у тебя останусь? Не могу их обоих видеть, и выгнать тоже не могу. Не уходят. Два дебила.
- Чего? Кого обоих? Какие два дебила? – обалдел Костик.
- Нальешь чего-нибудь выпить, а? И пошли покурим.
У Кости лицо окончательно вытянулось, приобретая форму огурца.
Они молча подымили на балконе, а потом на кухне Сашка опрокинула в себя стопку текилы. Вторую. Третью. Молча. Внезапно она осознала, что всего лишь вчера была пьяной и злой на Диму из-за Дениса. Теперь их размолвка из-за бывшего мужа казалась рябью на воде. По сравнению с приездом Жени все казалось рябью…
- Сергеев приехал. Сначала позвонил, а потом приехал. Или пришел. Не знаю. Он у матери мой номер выклянчил, а потом за мной следил от офиса до дома. А я Диму выгнала после его звонка. Но он вернулся и застал нас. Это кошмар какой-то, Кость…
- Я нихера не понял, - замотал головой Бирюков.
- Обалдеть, Нестерова, любовь твоей жизни снова в городе, и жить насрать, да? – раздался у нее за спиной голос бывшего мужа, который понимал ситуацию гораздо лучше, чем его брат.
Сашка вскочила, опрокидывая стул.
- Какого черта ты греешь уши! Что ты вообще тут делаешь?
- Живет он тут, Сашк. Временно, - просветил ее Костя, слегка придерживая за плечи и надавливая вниз, чтобы усадить на поставленный на место стул, и рыкая на Деню: - Обязательно было нос совать, да? Мало тебе покера?
- Костян, ты, видимо, не врубился, что она собирается твоему лучшему другу рога наставить, - не унимался Денис.
- Да как ты смеешь! – снова вскинулась Сашка, но быстро взяла себя в руки, решив не размениваться по мелочам, она ударила по самому больному. - Тебя просто бесит, что он приехал, да? Даже когда сам налево ходил, мне припомнил. Прости, День, но я его любила. Его. Не тебя.
- Я знаю, Саш, - покивал Денис, слегка поморщившись, - только ты и его не любила. Вспомни, когда мы познакомились, ты страдала по какому-то парню из интернета, потом со мной флиртовала, потом и трахалась. А он был вроде как запасной. Такая вот запасная сказочка о любви. Круто, кисуль.
Деня выдержал паузу и, не обращая внимание на Костю, который жестами велел ему заткнуться, продолжил:
- Я знаю, он у тебя первый был. У вас, девок, это вроде наваждения. Но ты глаза уже раскрой. Он тебя кинул и кинет снова. А вот ты сейчас кидаешь классного мужика, которому даже не рассказала об этом своем Жене. Знаешь, я Митяя просил не обижать тебя, а в итоге, получается, это за него надо было переживать.
С этими словами Денис ушел в прихожую, где обулся, надел куртку и взял со стола бумажник.
- Пойду прогуляюсь, пока ты будешь ныть, прикидываясь жертвой, - и он ушел.
Саша с Костей так и застыли, слушая, как скрипит вызванный Денисом лифт.
- А он прав, - покивала Саша, осознавая все сказанное Денисом.
- Ты реально собираешься кинуть Митьку? – снова обалдел Костян.
Саша только руками развела.
- Я… Нет… не знаю, Кость.
- Он ведь любит тебя, Сашк.
- Угу. Он сказал. Сегодня, - и запустив пальцы в волосы проскулила. - Все сразу. Все и сразу. Почему не частями? Денис, мать его. Женя. Димка со своей любовью, я со своим минетом. Что за белиберда в одном флаконе? Если сегодня случится что-нибудь еще, у меня мозги взорвутся, - и тут Сашку осенило. - Кость, а Марина где? Она рожает? Давно?
Бирюков заржал.
- Успокойся. Мариныч уже неделю в роддоме под наблюдением. Перестраховываются врачи. Надо чаще созваниваться с друзьями. Хотя при твоей бурной личной жизни… - махнул рукой Бирюков-старший, уточнив: - Я надеюсь, ты это… минет… Митьке?
- Ему, - кивнула Сашка.
- И то ладно…
Он налил еще по текиле и сказал:
- Дениску зря ты так приложила. Даже я помню, как его крыло из-за твоего первого.
- Сам нарвался, - буркнула Саша, не особо жалея бывшего.
- Ты его любишь?
- Деню? С хера ли?
- Да не его. Первого своего.
Саша долго молчала, потом опрокинула текилу в горло и тихо призналась:
- Меня всю трясет даже от его голоса.
- Трясет – это еще не любовь, Саш. С Митькой вон тоже трясло.
- Трясло, - согласилась Саша, припомнив, как совсем недавно Дима вызывал в ней не менее противоречивые чувства.
- Просто расскажи ему все, Сашк. Он имеет право знать.
Она кивнула, а потом позвала Костика еще покурить. Через час вернулся Денис, с которым не без участия Коса было заключено перемирие. Мужикам пришлось спать на супружеском ложе вдвоем, а Саша долго считала овец в отдельной комнате. Она мысленно подбирала слова для разговора с Димой, но так ничего толком и не придумала. Слишком многое в этой беседе зависело от реакции и решений Токарева.

Часть 2.

Утро встретило Сашу ароматом кофе. Она потянулась и улыбнулась, представляя босого, в одних джинсах Димку на своей кухне, караулящего турку, но едва девушка открыла глаза, то поняла, что находится не дома. Сашу как из ведра холодной водой окатили воспоминания вчерашнего вечера. Она поняла, что ночевала в гостях, и кофе варит, скорее всего, Костик. А может и вовсе Денис.
Нестерова оделась и доползла до кухни, где ее поприветствовали оба Бирюкова.
- Паршиво выглядишь, кисуль, - не удержался Деня, видимо, все еще злясь из-за их вчерашней стычки.
- Пошел ты, - только и буркнула Сашка, плюхаясь на табуретку.
Она проигнорировала следующие выпады Дениса и наградила Костю кислой улыбкой, когда он посоветовал брату завалить хлеборезку. Девушка выпила кофе, умылась и, выкурив сигарету, поехала в редакцию. Там она почти сразу поняла, что толку от нее сегодня будет мало. Благо это понял и Геллер, который уже в обед предложил Саше ехать домой. Нестерова, конечно, поприпиралась для порядка, но согласилась. Она проверила публикации, еще раз просмотрела сверстанные полосы и, оставив нюансы и возню с типографией Геллеру, вышла из редакции.
Но как только Саша села в машину, то растерялась. Домой ей не хотелось, с работы она ушла, а отправляться в клуб, чтобы опять бежать на дорожке от самой себя, показалось несусветной глупостью. Собрав всю имеющуюся у себя смелость, Саша набрала Диму.
- Да, Саш, - бодренько ответил Токарев, словно все было нормально.
- Найдешь минутку для меня? – не теряя времени и решимости, спросила Саша. - Или тридцать.
- И минутку, и тридцать, - согласился Дима. - Пообедать хочешь?
- Нет, просто поговорить. Если ты занят, я могу попозже. У меня свободный день.
- Приезжай сейчас, - только и сказал он, не уточняя причины Сашкиной свободы.
- Угу, - кивнула Нестерова в трубку и отключилась.
Доехав до «ДТ», Саша обнаружила, что Дима не ждет ее как обычно у стойки. Переборов дрожь и нарастающую панику, девушка вошла в бар. За стойкой стояла Тамара, которая, разумеется, ее узнала. Нестерова приготовила было надменную ухмылку, которой обычно отвечала на стервозно-завистливый взгляд администраторши, но сегодня та не позволила себе ничего лишнего.
- Александра, добрый день. Дима просил вас проводить к нему в кабинет, - сладко пропела мадам, которая еще вчера спровоцировала Сашку на совершенно не свойственную ей агрессию.
Девушка только кивнула, стараясь не думать о причинах, которые привели к таким переменам. Они молча прошли мимо кухни и каких-то подсобок. Постучав и дождавшись Диминого «да-да», Тамара удалилась, оставив Сашу у открытой двери.
Он сидел в кресле за столом, разговаривая по телефону. Увидев, как Дима махнул ей рукой, приглашая, Саша робко шагнула внутрь. Кабинет оказался маленьким. Стол, шкаф да два кресла. Даже дивана не было. Саша тут же пожалела, что отказалась от обеда, ведь в уютном випе они бы смогли сесть рядом.
Дима закончил разговор, положил мобильный на стол и внимательно взглянул на Сашу.
- Ты не заболела? Неважно выглядишь, - нахмурился он.
- Все нормально, просто ненакрашенная, - хмыкнула Сашка, решив не ставить Диму в известность, что Деня сегодня тоже был не в восторге от ее вида.
- Сашк, я сто раз тебя видел ненакрашенную, но ты бледная как смерть…
Она закрыла лицо руками не в силах больше продолжать этот обмен любезностями. Ей изо всех сил хотелось разреветься, чтобы спровоцировать Диму на приступ мужественности. Чтобы он стиснул ее крепко-крепко и не отпускал, пока не утихнут рыдания, пока вместе со слезами не выйдет вся боль, злость и беспомощность. Но слез не было. Только воздуха не хватало. И Токарев не спешил выйти из-за стола, чтобы ее утешить.
- Я покурю, - поставила его в известность Нестерова, нашарив в сумке купленную утром пачку сигарет.
Девушка отошла к окну, которое выходило на задний двор, прикурила, сосредоточенно изучая мусорные баки.
- Ты не собиралась мне про него рассказывать, да? – спросил Дима, вставая за ее спиной.
- Нет, - честно призналась Сашка.
- Почему?
- Я не думала, что это важно.
- Это важно, Саш. Ты побелела, едва услышав его голос. Он приехал к тебе из жопы мира спустя десять лет. Что бы между вами ни произошло, это дохрена значит для вас обоих, - бил не в бровь, а в глаз Дима. - Ты даже на Дениса так не реагировала. Да и он на тебя.
- Что ты хочешь от меня, Дим?
- Хочу, чтобы ты рассказала. Правду.
- Не хочешь, - подняла глаза Саша, выбрасывая сигарету в окно.
- Расскажи, - повторил Дима, надавливая ей на плечи и усаживая на подоконник.
Саша закурила вторую и, стараясь подбирать слова понейтральнее, заговорила:
- Мне восемнадцать было. Первый курс. Он приехал сюда решать какие-то дела с квартирой. Познакомились на дискотеке, вроде ничего особенного, но потом он позвонил, пришел меня в универ встречать с цветами. Я знала, что он уедет через месяц, но все равно втрескалась по уши. Мы переспали, он уехал.
Дима хмыкнул.
- Что? – вскинулась Сашка.
- Вы не просто переспали, Саш. Он долго и мучительно пытался лишить тебя девственности, - дополнил ее рассказ Токарев пикантными подробностями. - Ты плакала, да и он разок тоже. А потом у вас все получилось.
- Откуда..? – охеренела Нестерова, аж выронив сигарету изо рта. - Он рассказал тебе?
- Ну… - развел руками Дима, - ты же сама оставила нас дома вдвоем. Мы почти сразу решили не пачкать кровью твою квартиру. Просто ели роллы и мерялись членами. Иносказательно.
- Господи, вот урод…
- Да ладно, я ведь тоже бравировал минетом. Он вроде как отомстил.
- Ты бредишь, Дим.
- А ты не договариваешь. Ты ведь не просто втрескалась. Полюбила его, да? В наше время редко девчонки тянут до совершеннолетия. Ты ждала принца, и он появился.
- Он… - повторила Саша. - Да, я ждала, Дим. Я хотела, чтобы как в романах. Полюбить сильно-сильно. Чтобы всю себя отдать. Чтобы потом мы все-все преодолели, поженились, детей нарожали, состарились вместе. И Женя хотел. Со мной… Только он должен был уехать, а я учиться. А потом выяснилось, что ни хрена разлука не обостряет чувства, потому что я втюрилась в парня, с которым трепалась, пока ждала Сергеева, в чате. И знаешь, я сказала Женьке, что больше его не хочу. А он зарыдал мне в трубку, просил не рубить с плеча, дать ему шанс. Я согласилась. А потом появился Деня, с которым я трахалась, пока забывала парня из инета. И вроде все уже было совсем не сказочно, только вот Женька продолжал звонить и говорить, что любит меня, что собирается перебираться сюда, ко мне. И я снова купилась на сказку. Он ведь почти подвиг для меня совершал. Был готов все бросить… И приехал. И вроде все было хорошо. Пока он вдруг не сказал, что мне нужно возвращаться к маме. Сказал, что не может тут жить и отвез меня на вокзал. Тут и сказочке конец.
Дима потянулся к Сашкиным сигаретам, закурил. Девушка подтвердила все его опасения. Не Женю она любила, а свои девчоночьи мечты о прекрасном принце и великой любви. Она сама придумала сказку про «долго и счастливо» и подогнала Сергеева под стандарты своего идеала. Дима даже за пару часов общения с ним на Сашкиной кухне понял, что этот мужик ему не соперник. Собственно, как не был соперником и Денис, к которому он совсем недавно ревновал Нестерову. Проблема была в них самих. В их головах. И если Диме хватило инцидента с бывшем мужем, чтобы окончательно утвердиться в своих чувствах, то Сашина встреча с Женей, наоборот, еще больше запутала девушку.
Нестерова хмыкнула, отрывая Диму от невеселых мыслей.
- Я ведь к тебе в кофейню пошла работать, чтобы денег на Москву накопить, уехать, прославиться и заставить Сергеева кусать локти.
- Накопила? – не в силах сдержать улыбку уточнил Дима, оценив масштаб Сашкиного юношеского максимализма.
- Не-а, - тоже улыбаясь, помотала головой она. - Все на шмотки спустила и на гулянки. Еще и из универа едва не вылетела. Если бы не Деня с Костей… Ох…
Саша зажмурилась, не представляя, как бы она прожила эти десять лет, если бы Женя тогда ее не бросил. Продержались бы они еще год? Спала бы она с Деней, снова наставляя рога Сергееву? Скорее всего, да. И Женя вряд ли бы созрел на переезд и с собой бы тоже не позвал. Наверное, не появилось бы у нее опыта официантки и нелепого секса с Димой. Но она бы все равно вышла за Деню, чтобы зализать раны после неминуемого разрыва с Сергеевым. А потом…
- Думаешь, я бы не запал на тебя, если бы мы тогда не трахнулись? – спросил Дима, продолжая улыбаться.
- А ты..?
- Едва увидел тебя, Саш… Лицо мне твое было знакомо, но у меня весь город – одни знакомые лица. И не было бы никакого интервью, если бы это был кто-то другой вместо Геллера, а не ты. Не люблю я левым людям о себе рассказывать. А тебе вот – легко доверился. Наверное, даже больше, чем сам того хотел.
Саша подумала, что сейчас самое время пустить слезу умиления, но опять ничего не вышло. Она лишь потерлась щекой о Димино плечо, без слов благодаря его за откровенность.
- Ты позвони ему, Саш, - не без труда выдавил из себя Дима после некоторого молчания.
- Кому? – опешила Нестерова.
- Жене, - уточнил Токарев. - Вам нужно встретиться, поговорить спокойно.
- Дим, ты пьяный что ли? На кой черт мне с ним встречаться? – Саша аж спрыгнула с окна.
- Трезвый я, - чуть улыбнулся он, вспоминая, как вчера хотел нажраться до сладкого забвения.
- Дим, я… - начала Саша, но тут же замолчала, потому что Токарев тоже встал и приложил ладонь к ее рту.
- Тшшш, - успокаивающе прошипел он, водя пальцем по Сашиным губам и поясняя: - Ты позвонишь, Саш, и встретишься, потому что хочешь этого не меньше, чем он.
- Я не… - снова начала отрицать свои желания Нестерова, отодвигая Димину руку.
- Хочешь-хочешь, - опять не дал ей соврать Токарев. - Позвони, Саш. Дай мужику шанс все исправить.
Девушка так и окаменела, услышав такое. Она с разинутым ртом смотрела на мужчину, который с таким отчаянием боролся за нее, а сейчас прямым текстом отправлял на свидание с бывшим. И не просто с бывшим, с Женей, любовью всей ее жизни. Разумеется, Саша психанула.
- Вот так вот, да? – почти завизжала она. - Ты бросаешь меня, да? Просто отказываешься? Как ты можешь, Дим? Неужели для тебя ничего не значило?.. Ты же говорил, что любишь меня…
- Господи, Саш, да я не отказываюсь от своих слов. И от тебя не отказываюсь. Уймись, не кричи.
- Как ты можешь? Зачем ты меня к нему посылаешь?
- Саш, я… - начал объяснять Токарев, но Нестерову понесло.
- Да ты должен просто запретить ему меня доставать. И мне контактировать с ним – тоже.
- На каком основании? Кто я тебе, чтобы запрещать? – ударил он в самое больное место. И в свое, и в Сашкино.
- Ты… ты… - Нестерова судорожно глотала воздух и, снова не в силах подобрать определение, упала в кресло, закрыв лицо руками.
- Вот, - только и кивнул Дима, подтверждая все свои догадки.
Он присел на корточки, взял ее ладони в свои и тихо проговорил:
- Не плачь.
- Я не плачу, - рыкнула Саша, отбрасывая его руки, вставая, чтобы снова убежать к окну и прижаться лбом к стеклу.
Дима подошел к ней, положил руку на плечо.
- Карма - такая сука, да? – чуть усмехнулся он. - Десять лет назад ты в меня не влюбилась, потому что знала, что я увешан бабами, как новогодняя елка игрушками, а сегодня я сам по уши в твоих мужиках.
- Дим, тебе вообще не страшно? Он же за мной следил. Это не очень нормально, - решилась на последний маневр Нестерова.
- Я тоже следил за тобой, - признался Дима. - И клуб твой вычислил, и Костю подставил, чтобы он тебя ко мне привез.
Токарев решил прикрывать друга до победного. Благо эта маленькая ложь не противоречила общему смыслу.
- Это другое.
- Почти то же самое. У меня просто возможностей было больше.
- К чему ты, черт подери, клонишь?
- Ты дала мне шанс, Саш. Позволь и Жене попытаться. Он любит тебя, и ты, похоже, тоже к нему не равнодушна. И если я сейчас поставлю тебе ультиматум, запрещу звонить ему, видеться, тебе захочется этого в сто раз сильнее. Ты позвонишь, наврешь мне, встретишься тайком. А потом у тебя будет классный отмаз, что я во всем виноват, начал ставить условия, хотя мы еще даже не спали.
Нестерова вся задрожала. На этот раз она полностью поняла, о чем говорил Дима, утверждая, что она видит его насквозь, словно читает. Теперь и он сам прекрасно сканировал все ее чувства и мысли. Самые тайные и глубокие, те, которые она сама от себя прятала в дальние уголки души, изо всех сил отрицая.
- Я не хочу тебя терять, - призналась Саша, прислоняясь спиной к его груди, отчаянно нуждаясь сейчас в объятиях этого мужчины.
- Вроде серьезная женщина, взрослая, главный редактор, а такая дурочка, - тихо засмеялся Дима ей в ухо, заключая Сашку в крепкое кольцо своих рук. - У тебя квартира в ипотеке?
- Нет, - замотала головой Нестерова, не понимая, к чему он это спросил.
- Значит, ты не можешь ее потерять?
- Нет. Только пропить или проиграть в карты, - заулыбалась и Саша.
- Ха, ну я в этом плане даже надежнее недвижимости, - самодовольно подвел итог Токарев. - Ты не потеряешь меня, Сашк. Даже если будешь очень стараться. Я твой.
Девушка развернулась, обхватывая руками его шею, утыкаясь носом в плечо. Так они и стояли, боясь пошевелиться, не зная даже примерно, что будет, когда отпустят друг друга. Зазвонил Димин телефон, и Токареву пришлось ответить на звонок. Он говорил недолго, поглядывая на часы.
- Мне нужно ехать, Саш. Прости. Встреча через полчаса, - признался Дима, засовывая мобильник в карман и запихивая в портфель какие-то бумаги.
- Хорошо, - кивнула девушка, потянувшись за курткой.
Токарев опередил ее, помог одеться. Они вместе вышли из бара. Дима проводил Сашу до Жука, где она подняла на него печальный взгляд и спросила:
- Можно тебе звонить?
- По работе? Ну конечно.
- А просто так?
- Просто так? Лучше приезжай. Если захочется.
Дима поцеловал ее в лоб, погладил по щеке и, не тратя лишних нервов на слова прощания, ушел заводить свой внедорожник. Саша так и застыла у машины. Лишь проводив глазами дракона на крыле, она нашла силы сесть в салон и поехать домой, где остаток дня слонялась из угла в угол. А вечером позвонила Жене. Сергеев не скрывал бурной радости, от которой Саше стало тошно. Не откладывая в долгий ящик, он пригласил ее на ужин, а потом в кино. Нестерова, изучив свое расписание, согласилась сделать это в среду
Девушка с тревожным волнением осознала, что ждет свидания с трепетом, которого давно не испытывала. Если на первый ужин с Димой она шла с трясущимися коленками, готовая удрать в любую минуту, то встречу с Женей она предвкушала. Токарев был прав, утверждая, что она до сих пор не равнодушна к Сергееву. Он волновал ее, будоражил, пробуждал в Саше что-то давно ушедшее, казалось, навеки утерянное.
Они встретились в пиццерии около кинотеатра. Нестерова во все глаза смотрела на Женьку, пока он рассказывал о своей жизни. Она почти не разбирала слов, просто слушала его голос, умиляясь странному забайкальскому говору. Сергеев вел себя галантно и осторожно. Он пропускал Сашу вперед, отодвигал ей стул, сам заплатил по счету и за билеты. Уже в кинотеатре, едва погас свет, Женя решился накрыть ее руку своей. Саша была не против. Правда, она весь сеанс пыталась понять, что чувствует, и из-за этого практически не обращала внимание на фильм. Нестерова не отстранилась, и когда Женя поцеловал ее у подъезда, но и не выразила особого энтузиазма. А Сергеев прекрасно прочувствовал ее настроение и не настаивал на большем.
Половину ночи Саша крутилась в постели, кусая губы. Она договорилась о новой встречи с Женей в пятницу, но при этом ей отчаянно не хватало Димы. Хотя прошло всего два дня, Нестерова в полной степени ощущала пустоту без его звонков, смсок и других знаков внимания, которыми ее избаловал Токарев. Саша снова и снова пыталась понять, что чувствует, но не могла. Поэтому она заставила себя уснуть и дожить до пятницы.
Так прошла неделя. Нестерова окунулась в работу, которая никуда не делась. Журнальная катавасия спасала ее от лишних мыслей о Диме и Жене. Но ночью ее снова настигали терзания и сомнения. Саша еще несколько раз встречалась с Сергеевым, который продолжал кормить ее рассказами о своей жизни, в которой ему так не хватало ее, Сашки. Женя постепенно стал проявлять свои чувства и желания. Ему стало мало держать Сашу за руку и чмокать у подъезда. Он приобнимал ее, прикасался к лицу девушки и норовил углубить прощальный поцелуй. Нестерова вроде была не против его прикосновений, но отворачивалась, едва язык Жени пытался раздвинуть ее губы. Она просила не давить, и ему не оставалось ничего иного, как соглашаться.
Дважды Саша звонила Диме, который, как и обещал, консультировал ее по рабочим вопросам. После этих разговоров Нестерова запиралась на полчаса в кабинете и безмолвно выла в кулак, отчаянно скучая по Токареву, его улыбке, голосу, насмешливо вздернутым бровям.
В очередную пятницу Саша зачем-то надела красивое платье, которое нуждалось в комбинации, и заказала столик в «Стене». Столиков у них не нашлось, и хостесс предложила вип-зал. Саша согласилась. Девушка приехала сразу с работы на машине и оставила ее на крытой подземной парковке ресторана. Женя уже ждал внутри. Пока они ужинали, Нестерову не покидало ощущение диссонанса. Она сто раз пожалела, что настояла на этом ресторане, ведь именно здесь Дима кормил ее роллами и заваливал на диван, предлагая закрыть дверь и заняться сексом.
Ее терзания были нарушены смской с новостями. Девушка вытаращилась, читая текс, а потом тут же перезвонила, не обращая внимания на Женю, который был явно не в восторге от ее повышенного внимания к телефону.
- Ну ты и коза, Бирюкова, - сразу наехала Нестерова, едва подруга ответила алло.
- Я знаю, Сашк, знаю, прости, - тихим уставшим голосом повинилась Марина.
- Двое! Я думала у тебя один, а их двое. Ну вы даете, друзья мои. Всех обдурили, - тут же перестав злиться на молодую мать, сказала Саша.
- Ой, Саш, да у нас всю дорогу какие-то проблемы были. Если честно, я боялась, что один просто напросто… - Марина не договорила, подавившись воздухом.
- Хей, хей, Мариныч, перестань. Все же хорошо?
- Вроде, да. Я даже разрешила Косте купить вторую кроватку.
- Ну поздравляю тебя, дорогая. Вся в мужиках теперь.
- Это - да, - улыбнулась в трубку Марина.
- Я про выписку у Кости узнаю, приеду обязательно. Ладно?
- Ладно. Нас, наверное, не раньше чем через неделю отпустят. Хотят понаблюдать врачи. Так спокойнее.
- Конечно, - согласилась Саша.
- С Митей приедете? Я ему тоже написала, но он пока не ответил. Наверное, поехал Костю убивать.
- Я… я не знаю, - растерялась Сашка. - Скорее всего, мы же будущие крестные.
Марина немного помолчала, словно вспоминая что-то.
- Костя сказал, у вас проблемы… Неужели поругались? – скорее из вежливости поинтересовалась Маринка.
- Бирюкова, не надо делать вид, что тебе сейчас есть до этого дело, - понимающе отринула ее заботу Сашка.
- Если честно, то мне действительно не до вас, - хихикнула Маринка. - Меня больше беспокоят собственные соски, которые эти двое вечно голодных созданий уже обглодали до крови.
- Господи, это как? - обалдела Нестерова. - Они у тебя уже с зубами что ли?
- Без зубов, но от этого не легче.
- Капец, Мариныч, держись.
- Держусь, Сашк. Мама мне мазь завтра обещала привезти, говорят, должна помочь.
- Хорошо бы.
Но Марина не была бы Мариной, если бы отпустила Сашу без просьбы:
- Пообещай, что приедете на выписку с Митей. Уж там я с вами обоими проведу работу.
- Обещаю, - кивнула Саша.
Попрощавшись, она поймала себя на мысли, что улыбается. Нестерова была безусловно счастлива за Марину, которая благополучно родила близняшек, но еще сильнее радовалась тому, что выписка малышей из роддома– это стопроцентная встреча с Димой. У девушки аж руки зачесались набрать Токарева и вместе с ним повозмущаться по поводу коварных молчунов Бирюковых.
- Саш, - вырвал ее из раздумий голос Жени.
- Прости, у друзей близняшки родились. А мы и не знали, что двое будет.
- Мы? – уточнил Сергеев.
- Ну… да. Они скрывали, - Нестерова решила не уточнять, что мы – это не вся их компания, а она и Дима.
- Понятно, - кивнул Женя. - Ты сегодня очень красивая.
- Только сегодня? – не сдержалась Саша.
- Всегда. Но мне очень нравится это платье.
«Ты бы видел, какая под ним комбинашка, сразу бы кончил», - подумала Саша, но вслух ничего не сказала. Она вдруг отчетливо осознала, что могла бы так подразнить Токарева. А вот Сергееву давать пустых надежд не хотелось.
«Я не хочу его», - яркой вспышкой прострелило Сашу осознание простой истины.
С Димой она постоянно вибрировала от возбужденного напряжения. Каждое его касание было для Саши частью прелюдии. И хотя она до безумия боялась лечь с ним в постель, но хотела этого не менее безумно. А с Женей… С Женей ее перестало потряхивать уже на втором свидании. А на третьем ей стало откровенно скучно. Саша принимала его приглашения на автопилоте, словно из любопытства. Ей нравилось тешить свое эго, доставляло удовольствие, как посыпал голову пеплом тот, кто так сильно ранил ее. Но с Женей у них не получалось диалога, каждый говорил о своем. Сергеев, в отличие от Токарева, не разделял ее увлечение современной литературой. Он никогда не играл в любимый Сашкой холдем*. Женя из рук вон плохо изображал заинтересованность, когда она рассказывала о косяках своих журналистов, тогда как Дима всегда с удовольствием угорал над ее историями из редакции. Сашка никогда не была снобом, но все же призналась самой себе, что говорить ей с Женей неинтересно, да и не о чем, ведь он, как и десять лет назад, работал в охране и имел весьма узкий круг интересов. Другое дело Дима, который прекрасно понимал, как непросто быть авторитетным начальством, найти грань между диктатурой и панибратством, как качественно отдыхать без вреда для здоровья после напряженной рабочей недели.
- Пожалуй, я готова закончить ужин, - проговорила Саша, откладывая приборы.
Когда принесли счет, она оценила крулость суммы и аккуратно предложила Жене:
- Давай пополам?
Сергеев кивнул. Саша торопилась к парковке, желая скорее закончить эту встречу, чтобы спокойно подумать обо всем дома. Но Женя принял ее спешку на свой счет. Как только они подошли к машине, он схватил Сашу за талию и, крепко прижимая к себе, впился в ее рот страстным поцелуем. Нестерова сначала растерялась, а потом растворилась в нем. Она вспоминала эти губы, жесткие и требовательные, с … удовольствием. Девушка словно заново переживала все поцелуи с Женей. Первый, со вкусом дешевого пива, – на танцполе в клубе. Следующие, отчаянные и жаждущие, как могут целоваться только без ума влюблённые и молодые. Прощальные, соленые от ее слез, когда Женя уезжал домой. Голодные и болезненные от его щетины после недели в поезде, когда он вернулся год спустя. И как он крепко прижался губами к ее рту, оставляя на вокзале совершенно разбитую, размазанную.
- Поехали к тебе… - судорожно выдохнул Сергеев, наконец оторвавшись от нее.
- Нет, - прошептала Саша, прижимая ладонь к щеке, по которой скатилась слеза.
- Прости, - Женя тут разжал объятья, потянулся к ее лицу, но Нестерова отшатнулась. - Просто это платье… И ты вдруг решила закончить... Я подумал…
- Я изменила тебе, Жень, - неожиданно даже для самой себя призналась Саша. - Дважды. Когда я звонила, чтобы бросить тебя, то была влюблена в своего друга. А потом… Потом я познакомилась со своим бывшим мужем. Я спала с ним, пока ждала, - Саша нарисовала воздушные кавычки, - тебя.
- Зачем ты мне это говоришь сейчас? – сощурился Женя.
- Чтобы ты прекратил делать из меня святую мученицу. Да, ты бросил меня, но я в полной мере это заслужила. Я уже не была наивной девственницей, в которую ты влюбился.
- Мне все равно, - упрямился Сергеев.
- А мне – нет.
- Саш, - Женя снова приблизился к ней вплотную, тараторя: - Не пори горячку. У нас же все так хорошо шло. Я не буду давить, обещаю. Давай завтра сходим, развеемся. Я по телеку рекламу видел, классный бар в кантри стиле, там по субботам прикольные шоу с танцами, ты же любишь…
- Салун «ДТ»? – улыбнулась Саша, принимая это за знак свыше.
- Да, вроде да, - кивнул Женя.
- Это Димин бар.
- Какого Димы?
Нестерова задрала голову и с гордостью уточнила:
- Моего Димы. Димы Токарева.
- Значит, он все-таки твой? – не без яда в голосе прокаркал Сергеев.
- Мой, - кивнула девушка и, решив расстаться с любовью всей своей жизни по-хорошему, сказала: - Я все эти годы так злилась на тебя, Жень. Даже на бывшего мужа так не злилась, как на тебя. Но ты все правильно сделал. Вначале я очень сильно тебя любила... потом я тебя до смерти ненавидела. Потом мне ужасно хотелось, что бы ты узнал о моих успехах и понял, как ты ошибся. А сейчас... сейчас я думаю, если бы я не обожглась тогда так сильно, ничего бы из меня не получилось. Я думаю, хорошо, что ты на мне не женился. Потому что тогда я бы разминулась с единственным и очень любимым моим человеком.
Саша взяла паузу, ожидая, что Женя узнает цитату из «Москва слезам не верит», но Сергеев, казалось, впал в ступор.
- А у тебя все будет хорошо, - решила закончить монолог Алентовой Саша.
Девушка на мгновение приникла к губам Жени своими.
- Прощай. И, пожалуйста, не звони мне больше, - с этими словами Сашка села в машину и дала газу, без сожаления оставляя Женю и все свои детские мечты на загазованной парковке.
Привычным движением Саша потянулась к пачке сигарет, прикурила. Но глубокая затяжка в этот раз не принесла удовольствия, а лишь мерзко обволокла ком, вставший в ее горле.
- Ну уж нафиг, - ругнулась Саша, выбрасывая в окно сигарету, а потом и всю пачку. - Я завязала с этим дерьмом.
Она моментально почувствовала облегчение, и тут же слезы вырвались из глаз, размывая дорогу перед глазами.
- Будь дома, будь дома, будь дома, - шептала девушка, стараясь держаться в рамках скоростного режима, хотя ей до зуда хотелось втопить педаль в пол, чтобы рвануть на всех порах.
- Дура, какая же я дура, - скулила Сашка, давясь истеричным смехом, размазывая по щекам слезы, которые не переставали хлестать из глаз бурным неуправляемым потоком.
Сердце подпрыгнуло к горлу, когда полчаса спустя она остановила машину у ворот Диминого коттеджа. Сашка заставила себя успокоиться, стерла платком потекшую тушь, надеясь, что не вызовет у Димы отвращения в зареванном виде. Последний раз шмыгнув носом, она протянула руку в открытое окно и нажала кнопку звонка.
- Будь дома, будь дома, будь дома, - снова зашептала Саша, слушая трели домофона.

*Разновидность покера.



Источник: http://robsten.ru/forum/75-1859-9#1362065
Категория: Собственные произведения | Добавил: Мэлиан (18.03.2015)
Просмотров: 310 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/9
Всего комментариев: 3
avatar
0
3
Цитата
- Димка, - прошептала Саша, понимая, что ее лицо расплывается в совершенно неуместной улыбке, а сердце сжимается от радости. - Ты вернулся.

Цитата
Утро встретило Сашу ароматом кофе. Она потянулась и улыбнулась, представляя босого, в одних джинсах Димку на своей кухне, караулящего турку

и после всего этого Сашка сомневалась, который из парней ей нужен??? 12
Да уж... противоречивая наша...   Димке памятник надо поставить за это решение отпустить её. good
Олик, цалую много-много раз за такую кучу эмоций в дУше! lovi06015
avatar
1
2
Есть такое мудрое выражение: "Не встречайтесь с первою любовью..."  
Вот Сашка встретилась и тоже разочаровалась.
Ну, и ладно.  

Спасибо за главу!
avatar
0
1
Большое спасибо за продолжение  good lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]