Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Серия "Многоэтажка" Зарисовка 1. Лина (быль)

Серия "Многоэтажка"

Зарисовка 1. Лина (быль)
 

 


Это было административное здание. Высокое, вальяжное и, наверняка, нужное городской общественности. А как иначе?
В его двадцати двух этажах поселилось множество отделов, комитетов и всяческих методических центров со сложной иерархией соподчинения.
Чем конкретно занимались служащие там люди, было не то чтобы засекречено... Скорее, ведомо одному только Богу.
Но не вызывало сомнений, что работа немалого количества сотрудников являлась бесконечно нужной. Сеяла доброе. Вечное. Мудрое.
А то и прекрасное.

Усталость от трудов праведных накатывала на сотрудников этой организации сугубо по расписанию. Всё больше ближе к пятнице. Вероятно поэтому этот день немного подрезали, купировав его, как хвост у бульдога. В шестнадцать часов всем поголовно разрешалось отправляться на заслуженный отдых. Непременно с чувством выполненного долга. С улыбкой на лице. И, по желанию, с парой книжек в пакете или сумке - запасом "пищи для ума" на уик-энд.

Дело в том, что на восьмом этаже располагалась библиотека - одна-единственная довольно просторная комната со стеллажами и маленьким отсеком, функционирующим как читальный зал. В нём иногда уединялись с журналом в руках. На время получасового перерыва, чтобы получить щедрую порцию релакса. Позитива. И, случалось, послеобеденного сна.
Но, разумеется, в первую очередь, в этом уголке можно было срочным образом пополнить свои профессиональные знания. С помощью профессиональных же бюллетеней и прочих справочников.

Вот туда-то, в ведомственную библиотеку, и пришла работать эта маленькая заноза. Всезнайка. Девочка, учащаяся на библиографа.

Пфффф... Ну и странный выбор, в наше-то время.

Двадцать лет, длинные волосы, зелёные глаза, стройная фигурка, приветливое выражение лица, украшенного этим... как его... интеллектом.

Она вышла из лифта, прошла по длинному коридору, стараясь не стучать каблуками своих туфель из искусственной кожи. Заглядывая во все встречающиеся на пути открытые двери кабинетов, мило поздоровалась с хмурыми сотрудниками.
"Это что за фигня? "- ещё сильнее нахмурились коллеги. Озадачились. Призадумались. И приняв на вооружение, уже следующим утром начали поступать так же.

Звали странную девочку Виталина. Кошмарное имя, выдуманное близкими к искусству родителями. Сама же девочка терпеть его не могла. Витамина-Викторина, дразнили её в детстве.
Сокращённый вариант "Лина" - ещё куда не шло. А иначе - застрелиться.

Директор отдела, к которому номинально была прикреплена библиотека, представил её сотрудникам осторожно. Или торопливо. Или раздражёно.
История умалчивает.
На усатом лице Анатолия Ивановича, плотно примыкая к коже, сидело пресловутое выражение:"Это - не я". Поэтому понимать его было сложновато.
А может быть, просто обременённый ответственностью государственный муж не принадлежал себе, а исключительно народу?

По статусу директору полагалась машина с шофёром, и двадцать пять подчинённых видели своего начальника исключительно редко. Что не давало повода расслабляться во время его разъездов по важным, практически неотложным, (а вы как думали?!) делам, оттого что в штате существовала такая единица как зам. директора. И выражение на её лице уж совершенно точно не вызывало вопросов и непонятных ощущений.
Предельная ясность даже в деталях.
Блондинистый парик, вечерний макияж, массивные украшения (гарнитуры из полудрагоценных камней) и не лишённые вкуса дорогие наряды, - прочно закрепили за ней прозвище:"Царица".

Встретили Лину без особого восторга. И хотя работала она на полставки, и зарплату ей положили на уровне мышиной норки в плинтусе или одного похода Царицы в супермаркет, каждый из сотрудников посчитал, что эти деньги вытащили у него из кошелька.

Ну, зачем ещё кого-то брать, когда есть заведующая - Ирина Юрьевна? Ну и что, что образование у неё педагогическо-историческое? Ну и что, что поступающие книги она просто записывает в тетрадку (название и автор) и слышать не слыхивала о такой вещи, как необходимость пополнения алфавитного и систематического каталогов, в которых карточки с непонятным зверем - библиографическим описанием? Подумаешь, наука.
Главное, что у Ирины Юрьевны имеется очень важный аргумент в свою пользу: сейчас, в две тысячи девятом, её стаж в этом здании двадцать лет. А двенадцать из них так вообще ни хухры-мухры - методистом!

Сама Ирина Юрьевна приняла Лину очень настороженно. Затаившись. Почуяв опасность, недвусмысленно замаячившую на горизонте её оставшихся двух лет до пенсии.
Но потом, разобравшись в ситуации, в том, что ни директор, ни сама Лина даже не помышляют её подсидеть - расслабилась. Перестала брать в расчёт.
Снова распрямила плечи и, не гнушаясь высказывать замечания, начала учить "помощницу" что и как нужно делать в библиотеке.

В ответ Лина повела себя чересчур покладисто. Попыталась подстроиться. А может быть, просто оказалась умной. Или этой... как её... интеллигентной. Так или иначе, она, кажется, хорошо всё понимала: бред, который несёт заведующая, годящаяся ей в матери, расстановку сил в коллективе (абсолютно не в пользу новенькой) и собственное финансовое положение.

Поэтому Лина работала и молчала. Молчала и работала. За себя. За заведующую. Что-то записывала, составляла, фиксировала. Благодаря ей "ожили" поисковые каталоги и появилась вполне годящаяся для проверки и отчётов документация.
Параллельно, кроме технической стороны своего дела, она озаботилась духовной составляющей библиотеки. Так сказать, думала о главной миссии "культурного очага". То бишь, о фонде, который через бибколлектор увеличивала Ирина Юрьевна.

Лина, с помощью специальных источников, типа "Книжного обозрения", подготовила список, на всякий случай одобренный заведующей, и полки стеллажей немного разбавились нормальными, достойными литературными вещами.

Но народ, в общей своей массе, пока никак не хотел образовываться. Развиваться. И окультуриваться.

- Дай что-нибудь для отдыха. Лечь и глаза воткнуть. И шрифт, главное, покрупнее.

Это означало, что работа души и ума снова откладывается на неопределённое время.
Это означало: как ни старайся, но снова будет востребован не созерцательный Мураками, тонкий Макьюэн, вкуснейший Джон Ирвинг, сшибающий с ног Паланик, фееричный Бэнкс или, на худой конец, загадочный Перес-Реверте, а Донцова, Шилова и прочие ...оповы писатели, чьи, простите, творения щеголяли отсутствием смысла и разухабисто-пёстрыми обложками.

Любовные романы, детективы, юморок - вот три кита, на которых базировался основной читательский интерес.
Мало кто соглашался читать для того, чтобы вникать, размышлять, обдумывать аллегоричность и глубину, наслаждаться стилем (понимание стиля варьировалась: от "ровно пишет", до "длинные предложения") или тревожить своё душевное спокойствие философскими руладами автора, тем более, если эти "непонятки" нужно было видеть и вычленять из текста самим.

Да! ещё неплохо котировались журналы "Караван историй", " ELLE", "Крестьянка" и иже с ними...
Ирина Юрьевна вообще давала их по блату. По расписанию и списку. И первыми в очереди неизменно значились сотрудники бухгалтерии. Они копировали из журналов кулинарные рецепты.

К слову сказать, в оной бухгалтерии тоже существовала своя иерархия: главенствовала там кассир. Потому что выдавала зарплату? И могла шепнуть страждущим кому и сколько выписали премии?
А вот и не угадали. Смотрите ширее, как советовал сатирик.
Кассир являлась любимой супругой шофёра директора. Как говорится, почувствуйте мощь.

Лину очень удручало сложившееся положение вещей: комплектование фонда художественной литературой и её выдача.
"Скоро вообще ни одного человека ни останется, с кем можно будет поговорить о книжных новинках, например. Или лауреатах Букера. Люди взрослые, из, казалось бы, серьёзной организации, а тратят своё время на подобную макулатуру!" - мысленно сокрушалась она, продолжая безупречно вежливо улыбаться посетителям и ни в коем случае не давить.

Но ушлые сотрудники многоэтажки, словно считывая её мысли, чувствовали себя оскорблёнными и переходили в наступление, начиная пространно рассказывать девушке о собственной загруженности, не в пример кое-кому, об упадке сил... И вообще, они люди эрудированные, но временно желающие почитать не всякие там умности, а очень даже нормальные книжечки: Устинову, Полякову, Бушкова, Белянина (как шутила сокурсница Лины о героях последнего автора: "Аксинья и гоблин")

В библиотеку был записан самый разный контингент: и теперешние сотрудники, и бывшие работники, и те, кто приехал на недельку-другую поучиться "охране труда на производстве", послушать пару-тройку лекций "о новинках законодательных актов" или узнать "историю профсоюзных организаций".
Всем, кто прослушал подобные курсы, а потом сдал экзамен-тестирование (к примеру, выбрал правильные ответы на безусловно важный вопрос: "Какие должны быть средства защиты для головы на заводе?"), выдавались дипломы-сертификаты, которые распечатывала на ксероксе, на листах А4 Надежда Николаевна - бессменный оператор копировально-множительной техники, гуру и аксакал.

Для удобства приехавших из области в город людей на самом верхнем этаже располагалась гостиница. Даже с вип-номерами, на случай... Короче, на случай. И точка. И не суйся с вопросами.

Впервые увидев разгуливающих по лабиринтам административных коридоров дородных дам в махровых халатах и тапочках на босу ногу, Лина не поверила своим глазам.

- Учащиеся. Выдавай им только под залог паспорта, - отрывисто, в своей манере, приказывала Ирина Юрьевна. - А то знаем мы... - добавляла она многозначительно.

Лина никого не выделяла из посетителей - временных или постоянных - стараясь "услышать" каждого. Иногда случалось, что кто-то, заглянув в глаза Лины и увидев в них искреннюю доброжелательность, выплёскивал ей свои накопившееся проблемы самого разного рода, получая в ответ щедрую порцию доброты и внимания. Надо сказать, вторая половина дня работы библиотеки, всегда почему-то удивительным образом была перегружена читателями.

Но больше всего Лина радовалась, когда в библиотеку заглядывали "бывшие" - старички и старушки под восемьдесят, в былую пору начальники отделов, комитетов, центров...
Словоохотливые и обогащённые большим жизненным опытом, они знали толк в ценности книжной продукции, относясь к ней очень трепетно и почтительно. Приносили и брали только классику, но не прочь были и ознакомиться с новинками литературного цеха. Хотя бы послушать краткое содержание.
Почему-то в своих руках они держали не современные пакеты, а кожаные дипломаты. Клали их на кафедру, не спеша расстёгивали замки и бережно доставали книги. Завёрнутые в газету.

- Я вот тут перечёл на досуге Энгельса, - делился бодрый старичок, бывший адвокат, с заинтересовавшейся его рассказом Линой. - И должен заметить, у него мысли об экономике очень современны. Дай-ка мне, деточка, следующий том...

- Паустовский невероятен, - восторженно сообщала старушка, поправляя очки в тонкой золотой оправе. - Лишний раз убедилась. А внучка, к сожалению, не любит. Но ведь его "Мещерская сторона" грандиозна. Я советую: прочитай одно из лучших произведений про любовь "Суламифь" - так нет, закинула Александра Ивановича куда подальше.

Лина вступала с ними в беседу. От души. Как всегда откликаясь сама и чувствуя ответный отклик. Заведующая, обычно старавшаяся поскорее укрыться от "старой гвардии" в приёмной, у своей подруги секретаря, не разделяла подобное рвение Лины.

- Ну, ушли... эти..? - спрашивала Ирина Юрьевна, звоня по внутреннему телефону. - Тогда я возвращаюсь.

И возвращалась, насмешливыми глазами поглядывая на чудачку-помощницу и пресекая её слова о замечательном читателе откровенно язвительными шуточками.

Среди теперешних, в смысле, он-лайн сотрудников, тоже встречались очень живописные фигуры. Колоритные. Запоминающиеся.

К примеру, Танюша. Татьяны Викторовна, тридцати двух весёлых лет. Она страдала патологической забывчивостью и, кажется, половину рабочего дня проводила в поисках: документов, папок, ручек, степлеров, принесённых для возврата из дому книг...

- Я не у вас оставила ключи от сейфа? - растягивая слова, интересовалась у сослуживцев Таня, медлительной походкой расхаживая из отдела в отдел. Её мама работа в подразделении, которое курировало восьмой этаж, поэтому помочь меланхоличной девушке - потеряшке, вызывалось сразу несколько человек.

Слабостью Татьяна Викторовна были супер обтягивающие юбки. И женские романы. Она обожала долго и со вкусом выбирать их, зачитывая вслух самые смачные куски. Смеялась и комментировала:
- Вот это неплохо, послушайте: "Его нефритовый член подрагивал, когда она..." Муж опять мне сегодня скажет, что я принесла фигню. А сам открыл и начал читать. Но вообще самая эротичная - это Стефани Лоуренс, правда же? - обращалась она к отчаянно покрасневшей Лине.

И удовлетворённо добавляла:
- Во-о-от, я же говорю.

Лину вгоняли в краску не воспоминания о жарко описанном сексе, а собственная несостоятельность в данном вопросе: она просто не знала кто такая Стефани. С фамилией Лоуренс у неё были свои ассоциации: Дейвид Герберт, Томас, Томас Эдвард, ну и Мартин.

Ещё таким же необычным читателем являлся "Тихун". Это прозвище закрепилось за среднего возраста худощавым мужчиной, работающим местным электриком. Его особенность заключалась в том, что он ни с кем не здоровался.
Или очень-очень-очень редко с кем.
Ну, характер нелюдимый. Ну, задумчивый человек по природе. Молчаливый. Всегда в сторонке. Мало ли...

Однако с двумя обитательницами библиотеки, Сергей Петрович проявлял признаки жизни.

- Зсссте... - шелестел он едва различимым шепотом, осторожно входя в двери. И тут же скрывался среди стеллажей с книгами. Копался, листал, читал - кто его знает. Властитель электричества затихал монументально. И на все предложения Лины помочь ему в выборе, твёрдо отказывался.

Иногда Лина и Ирина Юрьевна забывали о том, что Сергей в комнате. Могли обмолвиться о женских прокладках или прочем интиме.

- До сссс-я... - прощался внезапно появившейся перед кафедрой человек в синем комбинезоне, через мгновение скрываясь в проёме двери.

- До свидания, приходите ещё, - в пустоту отвечала Лина, искренне желая хоть как-то раскрепостить странного мужчину.

Иногда, правда, харизматичный электрик, просил записать на него книгу - тоненькую, пыльную и непонятную. Вроде "Хроника ... съезда" или "Инструкция по устройству холодильника "Ока".

- Попробовал бы он с нами не поздороваться, - гордо замечала заведующая после очередного прихода-ухода Сергея Ивановича. - Со мной такой номер не пройдёт. Я его живо приучила.

Лина добавила бы, что заведующая некоторых не только приучила, но и отучила.
От общения. От улыбок. От помощи в тематических запросах - поиске информации по определенной проблеме или событию.
Это когда приходит человек с приблизительным списком того, что ему нужно. С названием реферата сына - требуется подобрать соответствующую литературу. С невнятным заданием от начальника...
А ты слушай и выполняй: выясняй цель, прикидывай ключевые слова, приблизительный круг источников.
Короче, крутись. Закапывайся с головой в область не особо, а то и вовсе незнакомую. Ищи. Выискивай. Старайся.

Если такой посетитель приходил в первую половину дня, ему советовали зайти во вторую, в рабочие часы "помощницы". Но Лина не возражала, ей хотелось работать. Ей нравилось работать. По мере сил содействовать, узнавать самой что-то новое, стараться мозговать где именно следует искать. И находить. Иногда быстро. Иногда в течение нескольких дней...

Такими заданиями нагружала Лину и Царица. Обычно она являлась без двух минут конца рабочего времени. И как-то не замечала, что девушка уже одной рукой в пальто или достаёт ключи, чтобы закрыть помещение. Тот факт, что Ирина Юрьевна уже давным-давно отсутствует на рабочем месте - зам. директора так же игнорировала.

- У моей дочери скоро экзамен по римскому праву. Нужны ответы на эти вопросы.

И Лина искала, заглядывая в оглавления учебников, рыская по периодике, энциклопедиям, справочникам, вестникам, бюллетеням...
Она не чувствовала в себе достаточно смелости поинтересоваться: почему дочь Царицы не попробует сходить в библиотеку своего учебного заведения, и почему этот листок с длиннющим перечнем необходимого принесли ей только сейчас.

Как выяснится позднее, лучше бы не молчала. Но это - потом. А пока жизнь бурлила и переливалась. Сменялись дни, осень перетекла в зиму, а та - в весну. Неизменным оставалась доброжелательность Лины. Саркастические шуточки Ирины Юрьевны. Купированные пятницы и пёстрые Донцовы...

И ещё приходы Александра Федоровича.

Это был редкостный, необыкновенный человек. Безумно много знающий. Практически дока в литературе.
То ли потому что невероятно много читал. То ли потому что память не подводила. А скорее, всё вместе. Но, главное, он умел выгодно преподнести свои знания. Словно на золотой тарелочке выкладывал. Как изысканный деликатес. Якобы между прочим, но обязательно к месту и по сути.

Высокий, крепкий, с сединой на висках, двое взрослых детей, живущих в Москве, жена-домохозяйка...
Он любил зайти в библиотеку и шикнуть багажом вычитанного и узнанного. Остановиться около кафедры выдачи, небрежно облокотиться о её светлую полировку и, посматривая в окно, начать разговор. Или монолог. Коротенечко так, минут на сорок. И только маленькая заноза, открыв рот в самый кульминационный момент, портила ему всю малину. Подрезала крылья. Не давала взлететь.

- Ты знаешь, Ирин, - почти отвернувшись от Лины, начинал издалека Александр Федорович. - Я недавно подумал: не факт, что Ромео остался бы с Джульеттой. Он же уже влюблялся до неё в...

- Розалинду, - продолжая копаться в формулярах, тихо вставляла заноза.

Поза вещавшего оставалась прежней, но тема резко менялась.

- Что интересно: Маяковский как-то поехал с Лилей Брик и её сестрой прекрасноокой Эллой Каган...

- Эльзой Триоле. Очень интересная писательница. Арагон и Маттис были от её глаз без ума...

Мать твою. Выступление сбивалось на мгновение, но дальше снова начинало набирать ход.

-... вот Гиляровский и вспоминал...

- А, дядя Гиляй, - улыбалась своим мыслям Лина.

Она говорила всё это не специально. Не из желания повыпендриваться, показать себя, доказать. Просто ей было очень интересно с Александром Федоровичем. И она терпеливо ждала, когда же ему будет хоть немножко интересно с ней - Линой.

Ирина Юрьевна скучала и ёрзала на своём новом объёмном кожаном кресле, перекатившемуся к ней, благодаря секретарю Жанне Андреевне, из кабинета директора, после законченного там недавно косметического ремонта.
Заведующую не сильно занимали часовые рулады и закидоны в литературу начальника отдела правовых отношений. Будучи его ровесницей и давней знакомой, она вела себя с ним очень раскованно. И выражений не подбирала:
- Да хватит тебе уже, Кирсанов, изгаляться. Подчинённые не заждались?

- Ирин, тебе полезно послушать. Может, что-то запомнишь. Когда в последний раз новую стоящую книжку в руках держала? - не оставался в долгу Александр Фёдорович. Он знал, что любимыми произведениями заведующей продолжали оставаться "Андрей Миронов и я" Т. Егоровой и "Рерих" В.Князевой.

- Мне некогда. Вон лучше Лине рассказывай...

Заведующая не лукавила. Она действительно почти всегда была занята. Её глаза косили в зеркальце на ножке, стоящее перед ней на столе, а рука тянулась в сторону маленьких маникюрных ножниц. Раздавалось характерное "чик-чик"...

Дело в том, что причёска Ирины Юрьевны не менялась всю её жизнь. С восемнадцати лет, если точнее. Называлась очень элегантно: "Под Мирей Матьё". Волосы, покрашенные хной, довольно густые...

- Я сама себя стригу. Это просто, - поясняла она удивляющимся. - Тут главное следить, чтобы не обрастало. Держать форму. Как у кустарника.

Лине заведующая напоминала кошку, которая старательно вылизав себя, успокаивается на время. Но потом несуществующая пылинка садится на шкурку, и всё начинается заново.

Александр Федорович никогда не обижался на шпильки заведующей. И упорно продолжал приходить (жаль, что редко). И рассказывать. И рассуждать. И советовать. И делиться впечатлениями...
Он ни разу ничего не взял, кроме периодики по своей специфике работы. Только рассматривал иногда лежащую на кафедре стопку из возвращённых книг, которые Лина ещё не успела расставить по стеллажам, и довольно хлёстко высказывался "за" или "против" каждой.

Однажды так получилось, что он зашёл, когда Ирина Юрьевна уехала в бибколлектор. Чем теплее становились дни, тем чаще у неё возникала необходимость его посещать.

Лина сидела в одиночестве, оформляя пришедшую в большом количестве "гуманитарную помощь" из столицы: методички, брошюрки и прочие нужности.
Рабочий денёк выдался неспокойный, мягко говоря. Сначала налетела группа студентов одного из частных колледжей, прикреплённых по договорённости к библиотеке. Группа вполне резонно требовала учебники, которые закупились в количестве пяти экземпляров, ввиду отсутствия в должной мере переведённых на счёт денежных средств.
На все сочувственные объяснения заочники отвечали грозным непониманием.

Потом старшего бухгалтера, Антонину Владимировну, опять решил навестить сынок, из рук вон плохо перевоспитавшийся за полтора года в поселениях не столько отдалённых. Он стучал кулаком в предусмотрительно запертую дверь, крепко выражался и обещал скорой расправы, если мать не даст ему нужную сумму денег. Вслед за бухгалтерией, весь этаж поспешил закрыться на замок. Затаиться и остановить работу. Дело привычно закончилось вызовом охраны.

Возможно, именно поэтому Лина вздрогнула, услышав приветствие, произнесённое низким мужским голосом. Подняла голову. Ответила. Смутилась. Улыбнулась. И снова начала штамповать методички, стараясь не испачкать в чернилах свой цвета морской волны пиджачок, надетый на чёрную водолазку в тон к юбке.

- Ну что, одна сегодня? Где мать-начальница?

Разговор начался сам собой. Александр Фёдорович не ушёл, как ожидала Лина. Наоборот, он удобно расположился на стуле, стоящем около кафедры, и проговорил не меньше часа, делая перерывы на обслуживание Линой очередного посетителя, не мешая и наблюдая за ней. Покинул библиотеку он только после того, как позвонившая по внутренней связи дама из его отдела намекнула на необходимость возвращения в стан трудящихся:
- Кирсанов к вам не заходил... случайно?

В следующие разы (в солнечные дни бибколлектора) темы следовали одна за другой: передачи канала Культура, актёры, фильмы и постановки, русский Букер и международный Нобель... Да просто "разговоры за жизнь", где переплетались прошлое и настоящее, где совпадали мысли и отношение ко многим вещам.

Структурный хаос в беседе, но, бог мой, до чего же здорово! Словно живительная вода из источника!

Что-то Лина знала и общалась на равных, что-то узнавала, что-то записывала, старясь подготовиться к следующему разу, когда придёт Александр Фёдорович, начавший заходить в библиотеку чаще прежнего.

И однажды Лина расхрабрилась: набралась смелости и решилась поделиться с Александром Фёдоровичем своим творчеством. Стихами. Корявыми, неумелыми, как она сама считала, но искренними.
Мнение Кирсанова ей было мало сказать важно - необходимо.

Жутко краснея, холодея, заикаясь и сглатывая окончания слов, она стала читать из заранее принесённой общей тетрадки свои опусы.

Александр Фёдорович перебил её на втором четверостишье:
- Линок, ты не обижайся, но в следующий раз, ладно? Извини, дела...

Так рано он ещё никогда не уходил. И огорчению Лины не было предела.

Он позвонил ей тут же, как только оказался в своём кабинете. Как только добрался до телефонного аппарата. И попросил:
- Давай заново. Только поспокойней и не волнуйся. Стихи у тебя хорошие, но читаешь ты неправильно: торопишься.

Выслушав облегчённо выдохнувшую, благодарную Лину, похвалил её, мягко сделав парочку необходимых для дальнейшего развития, нет, не замечаний - подсказок. А потом предложил послушать его стихи. Про одиночество. Про любовь. Про две разделённые половинки в вечном поиске друг друга...

Зрелые, мудрые, какие-то по-мужски скупые, но точно подобранные фразы пробирали до мурашек.

Больше всего понравилось Лине самое последнее стихотворение, особенно пронзительно-грустное и откровенное, что ли...
"Недавно написанное", - как пояснил Александр Фёдорович.
В нём говорилось о злодейке-судьбе, которая познакомила человека с чудом несправедливо поздно. Когда уже ничего не изменить. Когда долг, положение в обществе и статус не дают возможности позволить себе даже лёгкий флирт. Прозрачный намёк.

На робкую просьбу Лины подарить ей хотя бы несколько его замечательных стихотворений с автографом автора, Кирсанов ответил решительным отказам.

... И снова потекла обычная жизнь, бурля и переливаясь. И снова дни плавно перетекали в дни. Пришла и ушла сессия Лины - три недели плотно забитых лекциями, зачётами, экзаменами.
Потихоньку начались отпуска сотрудников, - тех, чья работа была бесконечно нужной. Сеяла доброе. Вечное. Мудрое. А то и прекрасное.
И кабинеты с коридорами пустели...
Какая-то часть работников разъехались по командировкам. В том числе и Александр Фёдорович.

Вместо него, в библиотеку начала захаживать Царица. И это едва ли можно было расценивать, как хороший знак. Бытовало мнение, что Царица всегда добивается того, что ей нужно. Потому-то и прозвище такое. Закалённые в боях выстаивали, менее сильные... подавали заявление. Все мы знаем, как это бывает... Кто станет спорить с зам. директора, тем более, если её подросшая племянница, не видевшая для себя никакой пользы в дальнейшем обучении где-либо после школы, нуждалась по мнению семьи в срочном трудоустройстве?

Вот и Ирина Юрьевна, сидя за своим столом и поглядывая в зеркальце, предпочла ограничиться лишь знакомым "чик-чик"...

Что дальше? А дальше всё банально. Обыденно и обыкновенно. Жизненно. Без неожиданностей в сюжете или внезапно выпрыгнувшего из кустов хеппи-энда.

Царица снова оправдала свой высокий титул, а Лина уволилась. Стараясь не стучать каблуками своих туфель, прошла по длинному коридору и, заглянув во все встречающиеся на её пути открытые двери, мило попрощалась с прятавшими глаза сотрудниками. Проехала на лифте вниз привычные восемь этажей, миновала квадратный холл, вышла через высокие стеклянные двери и зашагала по тротуару - необычная, странная девочка из ведомственной библиотеки в многоэтажке. Всезнайка, учащаяся на библиографа.

Пфффф... Ну и выбор, в наше-то время.

 



Источник: http://robsten.ru/forum/74-1669-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Di@n@ (10.07.2014) | Автор: Di@n@
Просмотров: 169 | Комментарии: 10 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 10
avatar
9
Грустно только......
avatar
10
возможно, да... Но жизненно giri05003
avatar
8
Великолепно написано!
Просто как будто стояла и наблюдала жизнь в Многоэтажке!
Низкий поклон талантливому автору!
avatar
1
6
Диана, это супер!! спасибо тебе за это lovi06032
avatar
5
Спасибо большое, девочки!
avatar
4
Большое спасибо!
avatar
3
Диана, великолепно.
Ночью приду на форум!
avatar
7
fund02002 Жду-жду Наташика с памятью девичьей)) fund02002
avatar
2
Спасибо! lovi06032 lovi06032 lovi06032
avatar
1
Спасибо за новую историю! lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]