Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Снегурочка в беде. Глава 2

Неприятные подарки

Продравшись сквозь заслон пассажиров маршрутки, не желавших сдавать свои позиции перед выходом, я едва не вывалилась на улицу. Чудом сохранила равновесие на своих шпильках, проверила целостность пуговиц, поправила сумочку и направилась в офис. С каждым шагом сбавляя темп.
Итак, сегодня нас с Вороновым ждет уединение в подсобке. В буквальном и тривиальном смысле этого слова. Без всякого интимного подтекста.
Согласно оставленному для нас Натальей Юрьевной подробному плану, утренние часы этого дня мы должны посвятить фасовке подарков для сотрудников офиса. Вчера в подсобку выгрузили несколько коробок, и пока их содержимое не перекочует в 58 праздничных мешочков, от компании Миши мне не отделаться.
Да и потом тоже…
Боже, ну за что мне такое проклятие? Уж лучше туалеты чистить, чем вместе с Вороновым пребывать на нескольких квадратных метрах!
Каждый неторопливый шаг по присыпанному снежным крошевом тротуару, приближал меня к персональной гильотине. Настроение становилось все хуже, нервы натягивались.
В конце концов я остановилась у витрины аптеки. В темном стекле рядом с рекламой чудо-препарата для женщин отразилось бледное лицо. Или это все светло-голубое пальто с белым меховым воротником? Неудачная верхняя одежда, из-за которой кажусь какой-то прозрачно-ледяной. Видела б меня Наталья Юрьевна, руки бы потерла от удовольствия.
Будь она трижды неладна!
Вспомнив о том, что дать отпор и отказаться не вышло, я еще больше помрачнела. Скрипнув зубами, заставила себя идти дальше.
Да, кадровичка не из тех людей, распоряжения и просьбы которых можно игнорировать. Попортить мою репутацию она бы сумела. Но ведь я могла тихонько отвести ее в сторону и объяснить, что мне легче провести неделю, сотрудничая с крокодилами, чем с Мишей. Потому что только стала забывать, распрощалась с прошлым и не хочу рисковать. Велика вероятность, что Наталья Юрьевна по-женски прониклась бы, пошла навстречу… А теперь уже поздно.
Как я ни растягивала дорогу, но до офиса все же дошла. Будь я настоящей внучкой Деда Мороза, а реальность – моей сказкой, напустила бы метель, чтоб это здание до самой крыши снегом занесло, а сверху еще и льдом закрепило. И прощай тогда поручение Натальи Юрьевны. До весны бы разгребались.
В агентстве пока было немноголюдно. Основная масса агентов прибывала часам к десяти, биг босс в дни, когда не было планерок, вовсе появлялся часам к одиннадцати. С тяжелым сердцем я повесила пальто в гардероб, переобулась, задвинула дверь и уставилась на свое отражение в зеркале.
Тяжелый вздох. Хмурое выражение лица, бледная, нейтральные тени для век и нюдовая помада – да уж, ледяная дева в самом деле. Может, зря решилась на это омбре? Так еще более блеклой, какой-то снежной стала. Все-таки холодный русый цвет моих волос с мелированием делал внешний вид чуть ярче. И вообще надо было в рыжий покраситься, тогда кадровичка бы и не подумала в Снегурки звать.
Поправив заколку, при помощи которой приподняла и собрала свою светлую копну на макушке, разгладив темно-бордовую юбку-карандаш, я отвернулась от зеркала и, печатая шаг, высоко подняв голову, направилась в подсобку.
Раньше начну, раньше освобожусь с этой каторги. И плевать, пришел ли уже Воронов. Даже интересоваться не буду.
Как оказалось, напарник мой уже был на месте. Он вскрыл коробки и как раз ставил второй стул напротив сформированного из них подобия круга. Как всегда, безупречно одет: темно-серый костюм, сорочка цвета ночного неба и серебристо-серый галстук, - выбрит и причесан волосок к волоску.
Наши взгляды встретились. Полагаю, мой был таким же нечитаемым, как и его.
- Доброе утро, - безэмоционально поздоровалась я.
- Воистину. Лучшего и не придумаешь, - вскользь изучив меня, он будто бы усмехнулся каким-то своим мыслям.
Нет, наверное, показалось. Вид совершенно равнодушный.
Мы одновременно сели, и работа началась. Ничего сложного, через десять минут все дошло до автоматизма: достать мешочек, расправить его, положить внутрь коробочки с ручкой, визитницей, запечатанный настольный ежедневник с видами города, забитый со всех сторон названием строительной компании, блокнот с надписью «Агентство недвижимости «Мегаполис», брелок с собакой, символом наступающего года, и, наконец, потянувшись к пакету, затерявшемуся среди коричневых кубов коробок, достать подарочный сертификат в супермаркет, просунуть между блокнотом и ежедневником. Затем надо пересчитать предметы, чтобы убедиться, что ничего не забыто, затянуть завязки и отставить мешочек в сторону.
Еще через десять минут, почувствовав, что обливаюсь потом в душном помещении, я стянула жакет, повесила его на спинку стула. Миша со своим пиджаком расстался двумя минутами ранее, предварительно осведомившись, может ли он его снять.
Всегда гадала, это его джентльменство – тонкая издевка или все-таки привычка, вбитая воспитанием. Просто с таким саркастическим выражением лица, пристальным взглядом и кривоватой ухмылкой спрашивать разрешения или отодвигать даме стул джентльмен, полагаю, не будет.
Оставшийся в темно-синей сорочке мужчина невольно притягивал мой взгляд. То ли ткань действительно так хорошо подчеркивала мускулистое поджарое тело, то ли мне мерещилось или, скорее вспоминалось…
А еще Воронов не сменил парфюм. Обоняние дразнил такой знакомый запах цитруса и полыни со сладковатой ноткой. Помню, как обежала несколько магазинов, чтобы найти именно такой одеколон для любимого мужчины, верного приверженца своих привычек и привязанностей. Как знать, может, именно моим подарком он все еще пользуется…
Странно, волнительно было сейчас находиться с ним так близко, постоянно одергивать себя, повторяя: «Не смотреть! Не вспоминать! Не представлять!» Так близко, но в то же время так далеко. Когда-то родной, теперь он должен восприниматься посторонним, чужим. Но не воспринимался. И от этого горчило в горле, ныло в груди, сводило челюсти.
Я не знала и не желала знать, есть ли у него кто-то сейчас. Как быстро он меня забыл, сменил на другую? Он видный, симпатичный, успешный, умный и необычный мужчина. Ну да, несколько надменен, холоден. Настоящая язва временами. Но если даст себе труд, понравится любой. Возможно, у нее требований намного меньше, чем у меня, и роль постельной утехи на неопределенный срок ее вполне устраивает…
Я сглотнула, чувствуя, что еще чуть-чуть – и сорвусь, убегу вон отсюда, хлопнув дверью, по сути, выставив чувства напоказ… О нет! Не дождется.
Воронов работал в спокойном темпе, с бесстрастным видом. Время от времени он прерывался, поднимал на меня взгляд, будто бы ждал чего-то, безмолвно спрашивал о чем-то, заставляя еще больше напрягаться, сбиваться, путаться, а после возвращался к подаркам.
В конце концов, затянув тесемку у очередного мешочка, мой напарник добавил его к остальным готовым, затем выпрямился, откинувшись на спинку стула, и вперил в меня пристальный взгляд.
Я как ни в чем ни бывало продолжила свое дело. Может, мужчина решил отдохнуть, работа все же монотонная, скучная. Однако мешочек, лежавший у меня на коленях, наполнялся, а Миша и не думал сводить с меня глаз. Клянусь, краем зрения я даже заметила его ухмылку, притаившуюся в уголке рта. А еще четко ощущала его взгляд на своей груди.
Незаметно оглядела свою белую блузу без рукавов: чистая, черный бантик у шеи не развязался, тонкий вырез не открывает больше кожи, чем положено. Да, сквозь синтетику просвечивает кружево бюстгальтера – и что? Это его развеселило? Привлекло внимание?
Интересно, если напрямую спросить, что он ответит? Но… Уверена на сто процентов, это его обычная провокация! Он ждет, что я заговорю. Что ж, обойдется.
Завязала тесемки, поставила подарок к готовым и вздрогнула от неожиданности. Воронов нарушил тишину:
- Н-да. Похоже, без лебедки и крана мне сегодня не обойтись.
Секунды пошли, но Миша и не думал объяснять подтекста своей фразы, продолжал сидеть и глядеть на меня выжидающе, с каким-то злым задором.
- Ты о чем? – как можно равнодушнее спросила я. Любопытство все же победило, спасовав перед здравым смыслом.
- О том, что твое молчание придавило меня гранитной плитой, - пояснил, пошевелившись, но пристального взгляда так и не отвел.
- Я не молчу, я работаю, - намеренно ответила рассеянно, положив в мешочек ежедневник и блокнот, потянулась за сертификатом.
- Хм. Я б и на эту тему пошутил, но прозвучит грубо и неуместно, - усмехнулся Миша, продолжая сидеть сложа руки.
Направление мысли этого нахала я поняла, и очень постаралась не покраснеть, но кровь все равно прилила к щекам.
Некстати подумалось, что в интимном плане мы были идеальной парой. Что еще больше убивало. Поначалу он был терпеливым, нерешительным со мной, совершенно неопытной, не спешил, рассказал о множестве нюансов, будто бы познакомил меня с самой собой, научил и показал, что получать удовольствие в физическом плане – так же прекрасно, как и в эмоциональном, эстетическом. Особенно с тем, кого любишь, кому доверяешь как себе, кто бесконечно дорог. Потом он уже не сдерживал свою страсть, оказавшуюся для меня неожиданной. Никогда бы не подумала, что такой уравновешенный, так хорошо владеющий собой мужчина, способен и сам терять голову и заставлять меня потерять ее. А еще – чувство времени, пространства, себя.
Каждое занятие любовью с ним было словно распад на атомы, мельчайшие частицы. А после он собирал меня вновь, выцеловывая дорожки по всему телу, невесомо поглаживая пальцами, щекоча кожу дыханием, ероша волосы.
В офисе и на людях мы держали дистанцию, ни одному из нас не было свойственно демонстрировать свои чувства, это было наше, для нас, наш рай, показывать который посторонним нельзя. Тем не менее, многие сотрудники, пару раз застав нас держащимися за руки или близко стоящими друг к другу во время беседы, увидев его руку на моей талии, а мою – у него на груди, поправляющую ворот или галстук, сделали правильный вывод. Информация разлетелась быстро, сплетни какое-то время курсировали, но поскольку поводов мы старались не давать, все скоро затихло.
О нашем расставании узнали с той же скоростью, что и о начале отношений. Слух прокатился, но и только. В целом, местные сплетники совершенно не злобивы, разнесли весть – и успокоились.
- Я к тому, что дело пойдет веселее и быстрее за непринужденной беседой, - вырвал меня из водоворота опасных размышлений Воронов. По-прежнему бездельничающий и явно наслаждающийся тем, как работаю я.
Я никак не отреагировала, а сделать ему замечание и напомнить о том, что мы здесь для того, чтобы наполнить подарочные упаковки, посчитала ниже своего достоинства. Надо будет, одна справлюсь.
Горе-напарник словно прочел мои мысли, взял новый мешочек и принялся засовывать в него содержимое коробок.
- Можем вот о собачке поговорить, - с нарочитой брезгливостью Миша продемонстрировал мне брелок, покрутил его, разглядывая придирчиво.
- Как думаете, коллега, - заговорил гнусавым занудным голосом. – Ей можно поставить шизофрению в последней стадии, м? Глаза из орбит лезут, язык вывалила набок. И только поглядите на ее шерсть! Взъерошенная, нечесаная. В целом вид безумный, н-да. Или, может, самые страшные прогнозы подтвердились, и это бешенство? – спросил с ужасом. – О нет!
Когда-то я смеялась до слез над подобными эскападами, в них Миша был большой мастер. Восхищалась его нестандартным мышлением, желанием веселить меня, поднимать настроение. Но сегодня шутка будто кинжал вонзила в сердце, стала очередным напоминанием о том, что я потеряла. Навсегда.
Я низко склонилась над мешочком, делая вид, что возникла проблема с завязками, пряча повлажневшие глаза и гримасу боли на лице, несколько раз глубоко вздохнула.
Ну зачем он это делает? Мы не станем никогда друзьями. Он может стремиться к этому, только я не могу.
- А визитница? Посмотри, она металлическая. Почему? Производители так деликатно намекают, мол, сохраним вашу репутацию неподмоченной. Так, что ли?
Отметив, что реакция на его остроту вновь отсутствует, Воронов посерьезнел.
- Черт, здесь жарко, как в аду. – Напарник, ослабив галстук, расстегнул две верхних пуговицы рубашки, обнажив ямочку у горла.
Я с трудом отвела от нее взгляд и затолкала в глубь сознания промелькнувшие воспоминания о том, как сильно Мишу возбуждало, когда целовала его шею, слегка прихватывая губами кожу, как кружилась голова от запаха его тела, его страстного отклика.
Сложенные в мешочек предметы пришлось пересчитать два раза - я сбилась со счета.
- Лесь, что не так? – напряженно, недобро спросил Воронов, игнорируя работу.
- Все так, - ответила тихо.
- Мы, вроде, расстались друзьями, но у меня впечатление обратного.
Пожала плечами и решила раз и навсегда одернуть напарника.
- Расстались – ключевое слово.
- И что? – с вызовом спросил он. – Я теперь не достоин и слова от тебя услышать? Когда-то мы болтали часами, темы для разговора не заканчивались. Ты спорила, перечила, дерзила, сводила меня с ума, - его голос дрожал от гнева. – Это закончилось, как только ты вышла за дверь в тот день? Так?
- Миша, послушай. – Придав лицу бесстрастный вид, я подняла на него спокойный взгляд. – Давай просто сделаем то дело, которое по несчастливой случайности поставили нам в обязанность. И все. Не надо быть со мной дружелюбным, развлекать, разговаривать. Не надо стирать границы и апеллировать к тому, чего нет.
- Границы, значит, - глухим эхом повторил Воронов, зло прищурился.
– Как скажешь, Олеся, - процедил сквозь зубы после паузы, во время которой мы буравили друг друга взглядами, я – выжидательно холодным, он – пылающим злостью. А потом Воронов схватил мешочек и принялся с остервенением его наполнять.
Приблизительно через час, оба взмокшие, заведенные и раздраженные, но тщательно скрывающие это под маской равнодушия и безмятежности, мы поместили готовые подарки в две освободившиеся коробки. Там они будут дожидаться вечеринки в офисе. Миша ловко превратил в макулатуру оставшуюся тару, а после, даже не попрощавшись, покинул подсобку. Следом, чувствуя себя деревянной куклой, ушла и я.
Ощущала себя странно: возбуждена и выжата как лимон одновременно. Болела голова, хотелось и разреветься, и выругаться, расколотить что-нибудь. Пришлось взять перерыв на чай, чтобы более или менее прийти в себя, вернуться к роли помощницы офис-менеджера, оставить за дверью неуравновешенную девушку, которая только что провела полтора часа с ненавистным возлюбленным.
И это были, между прочим, показательные полтора часа. В том смысле, что выяснились то, чего панически боялась. Я не оставила прошлое где-то позади, прекрасной сказкой, прочитанной в детстве, к которой во взрослой жизни не возвращаешься, вовсе нет. Я поместила все эти мгновения, все чувства, все мысли, связанные с Мишей, всю суть, плоть и кровь моей любви в несгораемый сейф, заперла там и подумала, что этого достаточно, я их похоронила. А теперь они, нетленные, нисколько не изменившиеся, не утратившие актуальности, такие же яркие, жалящие, дурманящие, фантастичные вырвались на свободу, взломав замок, и завладели мной, жестоко подчинив, не дав и шанса.
В тот вечер, вернувшись после работы домой, я сразу устремилась в душ, чтобы проплакать там добрых полчаса. Родители, вроде бы, ничего не заметили, проглотив от меня ложь о якобы страшной усталости, из-за которой я отказалась ужинать и поболтать с ними.
Оказавшись у себя в комнате, нарушила еще один зарок, данный в день возвращения в отчий дом. Включив ноутбук, я вошла во «ВКонтакте» и нашла там Воронова. Добралась до его папок с фото, которые были доступны, и похолодела.
Он не удалил ни одного снимка. Ни одного! Там была я, мы с ним вместе, мои первые лазанья и приготовленный торт, мои мелкие подарки для него... Там была вся наша история, из которой не исчез ни один факт, ни одна малейшая деталь.
За что он так со мной? Почему просто не возненавидел меня, когда я ушла? Почему делает еще больнее мое раненое и уничтоженное настоящее?
Что ж, Новый год – пора наметок на будущее, очередных зароков и подарков. Вот мне первая наметка: как-то продержаться еще шесть месяцев и найти новую работу. Первый зарок: утопить к чертям этот сейф, вновь заперев туда чувства. А первые подарки, вернее, их фасовка вышла крайне неприятной.



Источник: http://robsten.ru/forum/36-3185-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Awelina (15.02.2020) | Автор: Awelina
Просмотров: 146 | Комментарии: 11 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 11
1
9   [Материал]
  План "с глаз долой, из сердца вон" не сработал. Миша не только на глазах, но и пытается дружить. Теперь Олеся разрабатывает план побега. Зря она пропускает ту часть плана, где должны быть переговоры. Возможно, диспозиция ей не известна. Спасибо за главу)

1
10   [Материал]
 
Цитата
Зря она пропускает ту часть плана, где должны быть переговоры. Возможно, диспозиция ей не известна.


Это верно! Пропускать эту важную часть нельзя. Только проблема в том, что не каждый способен на переговоры. Кажется, Леся именно из таких людей girl_wacko
Благодарю за комментарий!

2
4   [Материал]
  Спасибо за главу

2
8   [Материал]
  Спасибо за внимание к моим творческим потугам girl_blush2

4
3   [Материал]
  Большое спасибо ! good

2
7   [Материал]
  Благодарю за комментарий! lovi06032

1
11   [Материал]
  пожалуйста подскажите дату выход следующей главы,очень жду,и захожу на сайт каждый день ради нее,заранее спасибо и извините если действую бестактно  JC_flirt

4
2   [Материал]
  И никаких сомнений у Олеси нет относительно правильности её выводов... JC_flirt  Максималистская стойкость (не упёртость!  fund02002  ) дала свои плоды отнюдь не помогает девушке сражаться с собой. И Воронов снегуёрничает...

2
6   [Материал]
  А зачем Олесе в чем-то сомневаться? Ушам своим она пока верит, так что повод страдать и держать лицо есть) Спасибо за комментарий! lovi06015

5
1   [Материал]
  спасибо за главу! cray

2
5   [Материал]
  Благодарю за внимание к моему творчеству lovi06032

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]