Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Снегурочка в беде. Глава 3
Да будет маскарад!

«Новый год к нам мчится, скоро все случится. Сбудется, что снится…» - неслось из динамиков торгового центра, в кафетерий которого я заглянула за синабонами.
Да, Новый год – пожалуй, единственный праздник, отличающийся такой масштабностью. Как катастрофа. Или эпидемия. Именно к нему все готовятся заранее, ждут, планируют чуть ли не каждый час. Закупаются, сметая с полок все, что имеет хоть какое-то отношение к событию. Именно в это время и улицы и квартиры превращают в яркую переливающуюся радугой сказку, призывая в помощницы магию электричества.
Еще, конечно же, не помешало бы призвать хорошее настроение, но…
Мне интересно, из скольких людей, снующих сейчас с озабоченным взглядом в торговых залах, задумчиво пьющих кофе за столиками, с серьезным или замученным видом снимающих наличность в банкоматах – у скольких из них новогоднее настроение? И что такое новогоднее настроение вообще?
Наверное, это что-то вроде ингредиента в салате: как будто не обязательно, но без него исчезает какой-то особенный привкус, придающий блюду уникальность и очарование.
Вот я в свой салат этот ингредиент уже давно, видимо, забываю класть. Клянусь, меня больше радует и приводит в восторг сыплющиеся с неба снежинки-пушинки, подсвеченные снизу елочки у здания правительства, серебристая бахрома инея на ветках, чем предстоящая встреча 20** года. А ощущение чуда рождает усыпанное по-зимнему холодными и яркими звездами небо, опрокидывающееся на нас уже в семь вечера, а не гром фейерверков или бой курантов по телевизору.
«Приходит Новый год к нам, и можно свободно ожидать что угодно», - продолжала надрываться «Дискотека Авария».
Да, мне воистину можно ожидать что угодно. Добром наша с Вороновым работа в паре не закончится. Я в настоящей беде и чувствую это.
Сегодня меня ожидает примерка костюма. Их накануне принес наш завхоз и, оставив в кабинете Миши, велел быть осторожными: не заливать спиртным, не пачкать шоколадом или оливье, убирать в чехлы после использования.
Я искренне надеялась, что мне наряд Снегурочки не подойдет. Но, вспоминая фигуру предательницы Иры, легко избавившейся от нежеланной ответственности, понимала, что шансов нет. Увы, объемы у меня меньше, чем у нее, а свободный костюм лучше туго обтягивающего и трещащего по швам, разумеется.
Линию поведения с Мишей я четко прочертила еще вчера, когда успокоилась, отстранилась от всего, улеглась в постель и сумела проанализировать наш тет-а-тет в подсобке и его последствия. Не важно, насколько сильно меня волнует этот мужчина и близость к нему, не имеет значения сохранность или даже укрепление моих чувств к нему, - выдавать себя ни в коем случае нельзя. Обрывая нашу связь, я сказала, что не люблю, следовательно, продолжать придерживаться легенды – святое дело, на страже которого пусть стоит мой разум. А сердце, глядишь, получится собрать после Нового года и моего увольнения из «Мегаполиса». Сколько на этот раз потребуется времени? Больше? Меньше?
Как бы ни растягивала этот поход за сладостями, заглянув по пути еще в отдел сувениров у самого выхода из торгового центра, как бы ни медлила в обеденный перерыв, ни висела на телефоне, ни старалась удвоить количество минут, выделяемых на консультацию, ни делала вид, что занята и совершенно забыла о прочих навязанных мне заботах, идти в кабинет Воронова все же пришлось. Миша сам мне позвонил по внутреннему и напомнил, что ждет.
Дверь была приоткрыта, а сам хозяин говорил по телефону.
- В общем, замечаний нет, можно размещать. Фото внутри пусть будут в том порядке, в котором я их пронумеровал. Жду от вас накладной. И вам спасибо. До свидания.
Услышав, что он закончил разговор, я негромко постучалась, обозначив свое присутствие, и вошла.
То, чего я опасалась, случилось. Едва переступила порог – нахлынули воспоминания…
Пока мы встречались, я бывала здесь ежедневно. Приходила обычно под вечер, задерживалась на минуту-другую, чаще - пять… Ничего такого на самом деле: мы оба негласно разделяли личную жизнь и работу. Целовались, касались друг друга, признавались, что скучали, обсуждали планы на вечер, выходные, не отрывались друг от друга… Миша шутил: «И выгнал бы тебя немедленно, ведь отвлекаешь очень, но просто не могу. Отпустить быстро тоже. Это выше моих сил, всяких доводов и меня самого. Ты часом не Господь бог?»
Работы действительно хватало, и у меня тоже, поэтому понимала его. Сдерживала его и себя… Забавно потом было, посмеиваясь, поправлять его галстук, приглаживать волосы, приводить в порядок собственную одежду при его продолжающихся поползновениях, убегать за стол, напоминая, что наш близкий контакт чреват очевидными последствиями, а через несколько минут к нему зайдут. А он, усмехаясь, садился в кресло и заявлял, что проблема почти решена, осталось только переключиться на деловой лад…
Да, этот кабинет, безусловно, помнит лишь счастливую часть нашей с Мишей истории.
Я незаметно огляделась. Ничего здесь не изменилось: тот же запах дерева, бумаги и кофе, смешанный с холодящей сыростью (видимо, Миша недавно решил проветрить) и слабыми нотками его парфюма, та же обстановка (почти аскетичная, Воронов предпочитал обилие свободного пространства), даже у самого мужчины, оставшегося сидеть за столом, взгляд тот же – с хитрым прищуром, заинтересованный, выжидательный, точно у хищника.
Он всегда так смотрел на меня, когда я заходила для нашего «ультракороткого свидания».
От этого взгляда и позы – мужчина подался вперед, когда вошла – меня бросило в жар, дыхание сбилось.
- Я на примерку. – Остановилась посреди кабинета, уповая на то, что Воронов ничего не заметит.
- В курсе. – Глаза Миши блеснули в предвкушении. Наверняка сейчас смутит какой-нибудь остротой. – От лишней одежды можешь сразу избавиться.
Гад. Но все же знание некоторых «подводных течений» в характере бывшего – огромное подспорье. Была готова к этой фразе и уже успела взять себя в руки, поэтому даже смогла своеобразно ответить.
Недовольно сверкнув глазами, я, будто воплощение оскорбленной скромности, наклонила голову (слегка алевшие щеки тоже были на руку, довершая образ), нерешительно повертела единственную пуговицу моего черного короткого жакета и, пробормотав: «Надеюсь, меня правильно поймут, увидев у тебя в таком виде», расстегнула ее. Медленно сняв «лишний» предмет одежды, я подошла к креслу, повесила его на спинку. И только потом решилась взглянуть на Воронова.
Разочарование, смех и, вне всяких сомнений, возбуждение – вот что увидела в его глазах, пристально оглядывающих мое платье-футляр на бретелях, открытые руки, шею и зону декольте, обтянутые жаккардом бедра.
Неужели он думал, что разденусь перед ним до нижнего белья? Мы уже давно не в том статусе.
- И где? – я нарочито развела руками, огляделась в поисках костюма для примерки, нетерпеливо перекинула с плеч на спину распущенные сегодня волосы, еще больше привлекая внимание хозяина кабинета.
- Сейчас, - бросил сухо, во взгляде сверкнул огонек недовольства.
Интересно, что ему не понравилось? Мой внешний вид, не вызывающий, как я подозревала, рациональный настрой, или торопливость?
Воронов наконец-то встал, прекратив изучать меня рождающим мурашки взглядом, и направился к гардеробу. Из него он достал синий чехол, рядом с которым висел красный, видимо, с костюмом Деда Мороза, расстегнул и извлек на свет расшитую серебристыми узорами голубую шубку-халатик Снегурочки.
- Думаю, тебе пойдет. Даже, наверное, опасно пойдет. Аутентичность не только внешняя, но и внутренняя, - произнес Миша с иронией, разглядывая то меня, то наряд Снегурочки перед собой.
Я нахмурилась, погасила вспышку бешенства, когда уловила подтекст сказанного (если уж у кого холод и мороз внутри – так это у него!). Потянулась, чтобы забрать у Воронова костюм, но он мне его не отдал, отведя руку, держащую вешалку, в сторону.
- Я помогу, а то еще порвешь, чего доброго.
- Я? – уставилась на него, неприятно удивленная предположением.
- Ну испортила же ты мою любимую рубашку.
- Ты тогда мне руку под юбку запустил. Наплевал, что была на рабочем месте да еще и с чашкой кофе! – Я вспыхнула, уязвленная беспочвенным обвинением: любимая рубашка? Неужели? Если уж так обидела его тогда, что ж он посмеялся и ни слова упрека не сказал? Лишь двусмысленно намекнул, что еще отыграется.
Отыгрался. Дома. Раздел меня полностью, а сам снять с себя одежду не позволял…
Воронов, издав довольный смешок, снял костюм с вешалки и, бросив ее в кресло вместе с чехлом, зашел мне за спину, держа «шубку» наготове, приглашая просунуть руки в рукава.
- Кстати, тебе же известно, откуда, собственно, образ Снегурочки в фольклоре появился?
Стиснув челюсти, задержав дыхание, я скользнула в синтетический шелк наряда, соединила полы. Сохраняла молчание. И уже собралась сделать шаг вперед, подальше от Миши, как мужчина мягко обхватил мои плечи, удержав на месте. Его дыхание коснулось моей макушки. От неожиданности, от этого непрошеного контакта, заставившего разомлеть, я замерла, не способная вырваться.
- На Новый год морозы ой как лютовали, Леся, - хрипловато, вкрадчиво начал объяснять, совершенно лишая воли. - Чтобы задобрить стихию, а то не дай бог холод какого-нибудь здорового и полезного мужика убьет или еще хуже – детей, всем поселением выбирали какую-нибудь красивую деву, раздевали ее до, хм… - Воронов сам отпустил меня, уже напрягшуюся, готовую вывернуться из его рук, сделал шаг и встал передо мной (очень близко, непозволительно близко), окинул многозначительным взглядом (о нет! не многозначительным – раздевающим!), продолжил:
- Исподнего. И оставляли привязанной где-нибудь. Дева, разумеется, замерзала. Вот тебе и жертвоприношение. А скрашивала черное дело присказка о том, что ныне красотка вечно находится при свирепом и ненасытном божестве. То ли служкой, то ли игрушкой… Скрашивает, так сказать, его одинокие холостяцкие будни.
Миша, умолкнув, усмехнулся с вызовом, глядя мне в глаза.
- Враки, - дрогнувшим голосом сказала я, пытаясь умерить волнение. – Снегурочка у Деда Мороза появилась гораздо позже. В тридцатых или, может, в двадцатых годах прошлого века. Она изначально была его внучкой и ближайшей помощницей.
- Сексуальную рабыню просто облагородили. Мол, каждый судит в меру испорченности, а тут никакого интима быть не может, - ввернул с сарказмом, приподняв бровь.
Я не поддалась на провокацию, сделала вид, что устала от разговора и переключилась на наряд. Застегнула его, поправила рукава, подол, отметила, что ткань нуждается в глажке.
- А ты почему не одеваешься? – подняла взгляд на Воронова, продолжившего стоять рядом.
- Уже примерил. Наем еще двадцать-тридцать кило, и, считай, сядет как влитой. А пока придется подушку, что ли, подложить…
Я усмехнулась, представив, как Миша утонул в красном одеянии.
- Ну да. Якушин – это три тебя.
- И еще место останется, - добавил мужчина, показал на гардероб. – Зеркало там.
Я с облегчением отошла от Воронова, наблюдавшего за мной неотрывно, и, открыв гардероб, начала рассматривать свое отражение в зеркале.
Да будет маскарад! Больше я не Олеся Данилова. Пусть видела себя лишь по бедра, но облик оценить вполне могла. Голубая ткань, расшитая серебристой ниткой (растительный орнамент, напоминавший морозные узоры на стеклах), опушка из белого искусственного меха у горла и на рукавах, холодное сияние моих волос, бледная кожа и неяркий макияж – мне действительно шел этот образ. Хоть сейчас под заснеженную елку – и позируй для тематических фото.
Отойдя от зеркала, я прошлась по кабинету, оценивая ощущения. Фасон разлетайка не стеснял движений, но совершенно точно, что будет жарко. Очень. Под эту непроницаемую для воздуха стопроцентную синтетику придется надевать, наверное, лишь нижнее белье, дабы избежать перегрева и связанных с ним неприятностей.
- Я же сказал, что тебе пойдет. – Ожил хозяин кабинета, о котором я на миг забыла, пытаясь понять, удобно ли мне и что за странное ощущение свернулось под ложечкой: предчувствие? Предвкушение? Волнение?
- В отдельном пакете шапочка и рукавицы. Достать?
Ну уж нет, не хочу умереть от теплового удара преждевременно. Обойдусь без первого и второго.
- Не надо. Костюм подошел – это главное.
Я торопливо начала расстегиваться, понимая, что задержалась здесь дольше, чем обещала Алине. И, может быть, пропустила какой-нибудь важный звонок или заставила напарницу-начальницу нервничать в ожидании. Потянула наряд с плеч и вскрикнула: одежда больно дернула волосы на затылке, которые не стала вытаскивать из-под нее.
- Тсс! Дай я гляну, - Миша немедленно оказался позади меня.
Не просто позади, а буквально прижался ко мне крепким телом, дурманя мою бедовую голову запахом своего одеколона, теплом кожи. Инстинктивно я шагнула в сторону, но внезапно оказалась в настоящей ловушке. Одной рукой Воронов обхватил мою талию, другая оказалась под грудью, удерживая на месте. Большой палец разместился прямо между полушариями. Горячий долгий выдох прокатился по моей шее, воспламеняя за долю секунды, ускоряя ток крови и бег сердца в сотни раз.
Интимно так, что нарочно и не придумаешь.
- Тише. Я же просто посмотрю, - прошептал, водрузив подбородок на мою макушку, усилив хватку, окончательно заключая меня в опасный плен.
А я ненавидела, бесилась, пылала желанием, плавилась, наслаждалась, задыхалась, умирала и воскресала… Никогда до этого момента не осознавала, что могу так сильно хотеть мужчину и отсутствие интимной жизни действительно зло. Может, если бы у меня был кто-то, то тело бы так остро и мгновенно не отреагировало на Воронова… Хотя о чем это я? Никому на свете, кроме него, не разрешила бы себя обнять, прикоснуться. Просто не допустила бы этого. Пока не была морально готова к тому, чтобы пустить в свою жизнь другого человека, отдаться ему…
Миша чуть ослабил объятия, наклонился к моей шее, вновь тревожа ее дыханием, будоража, усиливая давление и без того нестерпимого желания. Если б можно было отпустить себя, позволить еще раз почувствовать… Расслабилась бы, откинувшись ему на грудь, устроила бы голову на мужском плече, дав полный доступ его губам к своей чувствительной коже, разрешая ласкать себя, томить откровенными прикосновениями. Совершенно растаяла бы в его руках, потерялась бы в поцелуях и неге…
Я зажмурилась, борясь с искушением, стиснула пальцы в кулак. Ногти впились в ладони, чуть отрезвляя.
Воронов, не выпуская меня, одной рукой отогнул ворот «шубки», чтобы найти причину ЧП. Мне не казалось: мы оба тяжело дышали, горели от возбуждения.
- У тебя волосы в цепочке застряли, - с хрипотцой прошептал Миша. Большой палец мужчины, устроившийся между моих грудей, мягко погладил холмик, вернулся назад. Я еле сдержала стон, чувствуя, что на пределе.
- Какой-то умник-китаец пожалел материи на нормальную петлю для вешалки, - с придыханием отчитался он, провел носом по раковине моего уха, задержал там губы.
Вздрогнув, я дернулась, подавила истому, расползавшуюся по взмокшему телу.
- Прекрати, - попросила со злостью, больше отдававшей отчаянием.
- Я еще и не начинал, - серьезно ответил Миша все с той же бархатистой хрипотцой. – Сперва требуется спасти твои восхитительные локоны, а потом…
Я вновь дернулась.
- Стой смирно. Я помогу, - отрезал, не дав освободиться. А затем, на миг крепко прижав к себе, чмокнув в макушку, внезапно опустил удерживающую меня под грудью руку. Дезориентированная его поступком, я застыла на месте, невольно послушавшись мужчину.
Воронов аккуратно двумя руками спустил ворот наряда Снегурочки чуть вниз и, наклонившись, замер, видимо, рассматривая поле деятельности.
- Держи так, - распорядился он, имея в виду ворот «шубки». Я последовала указанию, чувствуя, что стало чуть легче: тяжесть желания перестала дурманить разум, пусть жар до конца и не отступил.
Видеть, как именно справляется мужчина, не могла, но ощущала мягкое подергивание прядок моих волос, его дыхание на шее, деликатные, нежные касания его пальцев. Он действовал неспешно, откинув мне на плечи не затронутую несчастьем шевелюру, терпеливо выпутывал прядку за прядкой.
Я с огромным трудом сохраняла подобие самообладания, пытаясь откреститься от того, насколько меня тревожат присутствие Миши за моей спиной и его действия, распаляют воображение, воскресают воспоминания. В конце концов начала воспроизводить в уме таблицу умножения.
Когда я дошла до числа восемь, Воронов с облегчением выдохнул, выпрямился и свободно снял с меня костюм.
- Спасибо, - сдавленно проговорила я, быстро отступая на ослабевших ногах, избегая смотреть на него.
- Пожалуйста. Я сейчас обрежу эту вешалку во избежание.
По-прежнему пряча от него горящее лицо, я надела жакет, застегнула непослушными пальцами пуговицу и заторопилась на выход, добавив:
- Костюмы нужно будет погладить. Я принесу утюг.
- Как скажешь. Завтра зайди в то же время, обсудим дела, - ответил он, и в его голосе я уловила знакомую усмешку.
Краем глаза заметила и блеск в темных глазах, всегда означавший, что Миша задумал для меня очередную приятную гадость, и содрогнулась.
Если раньше я не только имела иммунитет против них, но и наслаждалась ситуацией, то сейчас противопоставить могу… Ничего не могу. Оплоты разума, на которые до сегодняшнего дня так рассчитывала, рухнули в одночасье. И осталась один на один с желанием и такой же силы запретом.

***


Думаю, если б мне в данный момент предоставили выбор: быть Снегурочкой или рабыней на плантации, - решила бы в пользу последнего. Ибо у рабыни явно забот меньше.
Согласовать детский утренник с аниматором, выучить сценарий к нему, организовать небольшое новогоднее «вступление» для сотрудников офиса, определиться с меню для корпоратива, придумать какую-нибудь сценку и игры для него. Мозговой штурм, посвященный всему этому, занял у нас с Вороновым около двух часов.
Признаться, в этот раз шла к нему в кабинет не просто с опаской – страхом. Собиралась с духом с раннего утра. После беспокойной, кстати, ночи… Меня то мучили мысли, воспоминания и я не могла уснуть, то снились далеко не невинные сны с Вороновым в главной роли. На сей раз мужчине удалось не только пошатнуть мой покой и взвинтить нервы, но и разбудить физиологически объяснимые желания, которые, как полагала, до некоторых пор тревожить меня не будут.
Однако страхи оказались беспочвенными. Миша вел себя… безупречно. Ко мне не приближался, двусмысленных фраз и острот не выдавал, смотрел спокойно, даже по-деловому. Возможно, осознал, что точка поставлена и к прошлому лучше не возвращаться. И я выдохнула, расслабилась, смогла сосредоточиться на наших задачах.
Самой простой оказался детский праздник. Утренник для отпрысков работников «Мегаполиса» проходил у нас каждый год в один и тот же день в развивающей студии, которая располагалась на первом этаже того же бизнес-центра, что и наш офис. Сценарий новогодней феерии для малышей составляли работавшие там педагоги, а вел праздник профессиональный аниматор. От Снегурочки и Деда Мороза требовалось вовремя появиться, поиграть с детворой, поводить хоровод вокруг елки, раздать подарки и уйти.
Сложнее было с так называемым «пятичасовым шампанским». Такое название мероприятие получило потому, что в этот день двери офиса для посетителей закрывались в 17:00, а затем откупоривались бутылки с этим шипучим вином, включалась музыка и извлекалась закуска.
Хорошая традиция, предваряющая корпоратив, на который не всякий выбирался. А вот пропустить «пятичасовое шампанское» дозволялось лишь мертвым да сильно искалеченным и не отпущенным врачами из больницы.
Именно на этой вечеринке появлялись Дед Мороз и Снегурочка, раздавали подарки, развлекали и без того веселящихся сотрудников, устраивали караоке и, конечно же, тоже пропускали по бокальчику.
Таким образом, и для «пятичасового шампанского» требовался сценарий. И меню.
Его я сразу взяла на себя, заявив, что закажу еду в ресторане, где шеф-поваром работает мамин знакомый. Миша, кивнув, заявил:
- Тогда мне остается сценарий. Не переживай, не надорвусь. Вспомню что-нибудь из прошлых пьянок, пороюсь в интернете. Этот вопрос закрыт.
Признаться, такой подход к разделению зон ответственности меня порадовал. Впрочем, мне ли не знать, что Миша не только активный помощник, а еще и зачастую желает где-то брать бразды правления исключительно в свои руки, отстраняя других в сторону.
- Только давай не будет никакого примитива и пошлости, - попросила, поморщившись, припоминая эти безумные, а в чем-то даже вульгарные игры на свадьбах, на которых удалось побывать.
- Не беспокойся, градус интеллекта будет максимальным, но посильным для уже находящихся под градусом людей, - отмахнулся Миша. – Я скину тебе в сообщении весь список игр и примерные слова. Проконтролируешь.
Да уж, воскресить наш чат «ВКонтакте»… Никогда бы не подумала, что настанет такой день. Не самый лучший.
Оставив и этот вопрос, мы перешли к другому – площадке для корпоратива. Необходимо было подтвердить договоренность и вообще напомнить о себе администрации «Трех королей», ресторана, который мы заказали чуть ли не в сентябре, по уверениям Натальи Юрьевны. И тут выяснилось, что весь зал для праздника они нам не отдадут. Площадь придется делить с сотрудниками какого-то юридического центра, тоже намеревающимися веселиться именно в этот вечер.
Воронов цветасто выругался, закончив разговор с руководством заведения (убедить их в том, что они не правы и так дело не делается, не удалось), на мгновение зло уставился в пустоту, затем перевел взгляд, ставший задумчивым, на меня.
- А мы протопчем другую дорожку, - выдал в итоге. А после, порывшись в органайзере, набрал записанный в нем номер.
- Николай Константинович? Здравствуйте. Звонят из агентства «Мегаполис». Видите ли, у нас с вами возникли серьезные проблемы, - начал разговор надменным серьезным тоном.
Через пару минут переговоры были закончены, а ухмыляющийся Миша пояснил, что связался с владельцем «Трех королей», номер которого на всякий случай оставила ему кадровичка, и решил отбросить всякие церемонии.
- Он отдаст нам другой свой ресторан, «Золотой император». На Заводском шоссе. Слышала?
Я отрицательно покачала головой.
- Единственное, где заноза засела: он сказал, что вообще корпоративов в этом заведении никогда не проводили, но для нас сделают исключение.
Я нахмурилась:
- Да, очень подозрительно.
Мы мгновение помолчали.
- Пойдем. – Мужчина оттолкнулся от края стола, на который опирался, приблизился ко мне и потянул с кресла.
Тепло и твердость его руки, обхватившей плечо, привычно напрягли и взволновали. Вырываться – значит показать это… Да и прикосновение вполне невинное. Поэтому, сохраняя невозмутимость, гадая, что же он задумал, я последовала за Вороновым. Он подвел меня к своему креслу, усадил в него. Наклонившись вперед, вывел темный монитор из спящего режима, придвинул ко мне клавиатуру.
- Докажем себе и миру свою бесполезность в сборе и хранении информации, - заявил с сарказмом. – Сделаем интернет-изыскания. Набери-ка «Золотой император», взглянем на него.
Я выполнила просьбу, загоревшись интересом.
- Н-да… Это что-то с чем-то. - Тон Воронова был наполнен ехидством, растерянностью, удивлением и возмущением. Чувства мужчины я разделяла.
Снимок, к сожалению, был один. Всей полноты картины он нам предоставить не мог, однако увиденное уже шокировало. Фотограф запечатлел здание, вернее, серую коробку здания, построенного еще в советские времена и бывшего некогда, возможно, домом быта или культуры. На кадре сгущались сумерки, поэтому золотые буквы названия заведения уже загорелись. Вход был оформлен фальшивыми колоннами яркой, аляповатой расцветки, смотревшимися уродливой пришлепкой к и без того неказистому фасаду. Крыльцо по бокам украшали львы, мало похожие на настоящих, скорее, так животных мог представить себе какой-нибудь художник-мультипликатор.
- Есть умное слово такое – диссонанс. Как тебе иллюстрация? – я вздрогнула, услышав голос Миши у самого уха. Воронов, чтобы заглянуть в монитор, наклонился над столом, уперевшись ладонью в столешницу. Теперь наши лица были почти на одном уровне.
Мы одновременно повернули друг к другу головы, встретились взглядами и застыли. Я вспыхнула от такой близости, от той ласки, что увидела в теплых темных глазах, и заледенела от напряжения.
- Как думаешь, если таков вход, то что там внутри? – спросил Миша тихо. Ни он, ни я не сдвинулись ни на миллиметр, продолжали глядеть друг другу в глаза. Наваждение какое-то…
- Судить по обложке опрометчиво, - я нервно облизала губы, немедленно приковывая к ним взгляд моего напарника.
- Да? – бровь мужчины поползла вверх. – Обрати внимание, что в нашем случае это вообще суперобложка. Шедевр уродливости.
- Значит тем более.
Кажется, будто воздух вокруг вдруг загустел, наполнился электрическими импульсами, пробегающими по коже. В следующую секунду я подумала, как Миша отреагирует, если дотронусь пальцами до гладко выбритой щеки, оказавшейся очень близко, до уголка рта, в котором притаилась улыбка, придвинусь еще ближе… А еще через миг разум возобладал, я пошевелилась и отодвинулась.
Воронов тут же выпрямился, положил одну руку на верх спинки кресла, заговорил вполне по-деловому, помогая и мне прийти в себя.
Что я вообще творю? Как можно так забыться?..
- Итак, что мы имеем? Либо делить «Три короля» с гиперактивными адвокатами, либо отделиться от них в золотую клоаку. Либо…
Задумавшись, напарник потер подбородок, мягко усмехнулся, вернул ко мне заблестевший хитринкой взгляд.
- Есть и третий вариант. Его мы и выберем. Но сначала, Леся, ты ответишь за свои слова.
- Ты о чем? – сдержано спросила, потирая лоб пальцами.
- Мы с тобой съездим и посмотрим этот «Золотой император». Сравним суперобложку и содержание.
- И что за третий вариант? – Я, уже успокоившаяся, поднялась с кресла, собираясь вернуться на свое место, разгладила юбку.
- Узнаешь. Пока потренируй терпение. – Воронов проказливо усмехнулся. И внезапно перекрыл мне путь. Получилось вовремя отпрянуть, иначе коснулась бы его грудью.
- И мелкую моторику, - добавил, многозначительно кивнув на мою одежду. - Верхняя пуговица. Вид, конечно, захватывающий, но хочу, чтобы таким он остался лишь для меня.
Вновь покраснев, придя в замешательство, я опустила взгляд вниз, судорожно застегнула жемчужину пуговки, постоянно выскальзывающую из петли. Боже, как же не заметила?.. И как долго он нырял взглядом в образовавшийся вырез? Весьма пикантный, к моему неудовольствию и, вероятно, к его счастью.
Поджав губы, чтобы не спросить напрямик и не спровоцировать Мишу на еще больший «подвиг», спрятав от него лицо, я дернулась вперед. Мужчина и не думал освобождать мне проход, пришлось протиснуться между ним и столешницей. Места было мало, невольно коснулась Воронова бедром, выругалась про себя.
- Пойду-ка сделаю нам чай. Ты не против? – спокойным и бодрым тоном спросил он, когда уселась. О да! Ему-то зачем волноваться и чувствовать себя не в своей тарелке? Это я в беде, а он – на коне.
- Не против.
Благословенная передышка, чтобы унялись растерянность и злость и пропала краска со щек.
Он ведь знает, что делает! Пятой точкой чувствую, что Воронов выработал целую тактику для того, чтобы… Что? Вернуть меня в свою постель? Вывести на чистую воду мой блеф?
Цель не ясна. Ясно одно: негодяй играет со мной, дразнит, даже соблазняет. И это доставляет ему огромное удовольствие.
… Его кабинет покинула через час, когда мы обсудили все вопросы и пункты плана. Уставшая, злая, расстроенная, взвинченная и обиженная.
Рано или поздно мне придется поговорить с ним, сказать правду, почему нет, почему ушла тогда... А делать этого очень и очень не хочется!

Источник: http://robsten.ru/forum/36-3185-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Awelina (03.03.2020) | Автор: Awelina
Просмотров: 133 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 6
2
6   [Материал]
  Миша видит её насквозь, как стеклянную, это не сложно. Осталось только принудить Лесю к откровенному разговору и уладить разногласия. Спасибо за главу)

3
5   [Материал]
  Большо спасибо моему одному из самых любимых авторов за новую историю! lovi06032  С большим удовольствием буду читать. Главная героиня - типичная молоденькая девчушка: сначала сама себе все придумала , сама же разочаровалась и теперь сама страдает. Надеюсь на опыт, зрелость и твердость характера главного героя - он своей твёрдой рукой должен привести нашу парочку к ХЭ

2
4   [Материал]
  мало искушена девушка, но наверняка права -  Воронов явно ведёт игру и блефом не гнушается  fund02002

2
3   [Материал]
  Зашла и удивилась количеству просмотров и комментариев у главы, провисевшей сутки. 
  facepalm01 
Дорогие мои читатели, спасибо огромное за ваше внимание к моему творчеству!

3
2   [Материал]
  Спасибо за главу fund02016

4
1   [Материал]
  Большое спасибо ! fund02016 Ждем продолжения ! 1_012

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]