Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Тихий омут и бестолочь. Глава 6

Глава 6. То, что надо.

Марина смутно помнила дорогу. Вернее, вообще не помнила, ведь смотреть по сторонам ей было некогда. Костины губы ласкали ее рот, щеки, шею, и девушка не могла, да и не хотела, открывать глаза. Она просто впитывала сладкое ощущение свободы, вседозволенности, возбуждения. Марина забыла обо всем, что мучило ее последний месяц, она просто растворилась в чувствах, эмоциях. Ей было плевать на Стаса и Усманова, на свой стыд и страх. Только Костя, Костя, Костя. Не ее клиент Константин Борисович Бирюков, а бестолочь Костик, которого она так давно желала. И наконец получила.
- Без сдачи, - протянул Кос водителю деньги, одновременно открывая дверь и протягивая Марине руку, чтобы помочь выйти из такси. - Пойдем.
Девушка вложила свою ладонь в его, поспешно выбираясь из теплого салона на мороз. Она не успела замерзнуть, потому что у двери подъезда Костя опять привлек ее к себе, снова изводя поцелуями.
Бирюков не находил сил остановиться, ему было мало, все время мало ее. Много только одежды, а всего остального у Кости было в дефиците. Мало ее губ, мало ее тяжелого дыхания со вкусом шампанского, мало ее прикосновений, но при этом чертовски много одежды. Не отрываясь от Марины, он шарил по карманам, силясь найти ключи.
- Черт, черт, черт, - бормотал он Марине в губы, тыкая не глядя в домофон таблеткой и не попадая. - Гребаные двери, дебильная система.
Иванова тихонько посмеивалась, даже не думая отстраняться. Ей чертовски льстило Костино нетерпение. Давненько уже Марина не испытывала кайфа от власти над мужчиной. Разумеется, задним умом она понимала, что королевой ей быть всего одну ночь, но сейчас этого было более, чем достаточно. У нее кружилась голова от вина и желания, мысли не задерживались подолгу, концентрируясь в основном на предвкушении сладкой ночи с бывшим клиентом. Ведь принимая предложение Усманова, Марина автоматически отдавала своих подопечных коллегам. Но и эта мысль пронеслась в голове мгновенной вспышкой и утухла, потому что Костя наконец дотыкал домофон, затащил ее в подъезд и вызвал лифт, который приехал почти сразу.
- Здрасти, - буркнул Костик, увидев, как из узкой кабинки выходит тетка с собакой. Он не знал, как ее зовут, но всегда здоровался.
- Здрасти, - недовольно фыркнула тетка, таща пуделя на поводке в сторону выхода.
Едва двери лифта закрылись, Марина с Костей рассмеялись.
- Она тебе завидует, - как всегда отмочил самодостаточный Бирюков.
- Собака или тетка? – подхватила Марина, прижимаясь к нему снова, пробегая пальчиками по пуговицам на рубашке.
- Да обе, наверное.
Марина тряхнула головой, не без сожаления осознавая, что у нее все плывет перед глазами. А Костя уже вел ее за руку из лифта к двери, которую решил открыть нормально, а не как подъездную. Марина зашла в квартиру, вернее, почти влетела, зацепившись носком сапога о порог.
- Аккуратнее, солнце, - удачно подхватил ее Костик, не давая пропахать носом половину прихожей.
Он ловко снял с нее дубленку, сам скинул куртку и усадил Марину на пуфик под вешалкой. Опустившись на колени, Костя положил себе на плечо каблук сапога, медленно и аккуратно потянул за молнию, освобождая Маринкину ногу от плена обуви. То же самое он проделал и со вторым сапогом.
- Ты прямо как Женя Лукашин из «Иронии судьбы», - хихикнула Маринка.
- Пьяница и несимпатичный? – ехидно уточнил Костя, приподняв бровь.
- Напрашиваешься на комплименты?
- Ну а что тебе стоит?
- Обойдешься.
- Жалко что ли? Скажи, что я симпатичный, - Бирюков повел ладонями вверх от ее голени к бедрам, задирая платье.
- Ай, ай, - взвизгнула Маринка, когда он добрался до кромки чулка и коснулся горячей кожи с внутренней стороны бедра. - Руки ледяные.
- Я как раз собирался их погреть. Это же ты виновата, что я не мог открыть подъездную дверь.
- Ну, конечно, и часовню тоже я развалила.
- Не знаю, как там с часовней, а башню ты мне знатно сносишь, - признался Костя, притягивая Марину к себе.
Девушка невольно соскользнула с пуфика, чтобы встать рядом с ним на колени на полу, прижаться крепче, целоваться жарче.
- Пойдем в спальню, - позвал Костя, потянув ее вверх. Ему ужасно не хотелось начинать прямо в прихожей, где их могла невольно прервать Сашка.
Марина попыталась встать, но снова закачалась. Она замотала головой, хватаясь за Костика:
- Нет-нет-нет.
- Не говори мне нет, солнце, - почти взмолился Бирюков, крепче прижимая девушку к себе, давая понять, что никуда ее не отпустит.
- Я не в том смысле, - пьяненько захихикала Маринка, почти повиснув на нем. - Если я сейчас лягу в кровать, то вырублюсь - сто процентов.
- Не, не, не, - тут же замотал головой и Костя. - Так не пойдет, у меня глобальные планы.
- Надо взбодриться как-то, - согласилась Марина, ковыряя карман его рубашки. - Кофе что ли выпить.
- В душ, - тут же решил Костя, отметая идею с кофе. Топтаться на кухне ему совсем не хотелось.
Он аккуратно подтолкнул девушку в сторону ванной. Пока Марина обводила глазами полочки, крючки и комнату в целом, Бирюков настраивал воду в душевой кабинке.
- Раздевайся, - скомандовал он, расстегнув манжеты на рукавах и стаскивая свою рубашку прямо через голову.
Даже тонна алкоголя не помешала Марине смутиться.
- Ты… Ты собираешься смотреть? – спросила она.
- Собираюсь даже поучаствовать, - кивнул Костя, избавляясь от джинсов, трусов и носков одним движением.
- Ох, - только и выдохнула девушка, невольно останавливая взгляд в районе его паха.
- Мариш, - он сделал шаг вперед, сокращая между ними расстояние. - Позволь мне…
- Я… - Марина вздрогнула от этой близости. - Я не знаю. Это так странно. Я так давно ни с кем…
- Тшшш, - успокаивающе зашептал ей в ухо Костя. - Я знаю. Понимаю. Все будет хорошо.
Он отвел в сторону ее волосы, приникнув губами к мягкой коже на ее шее.
- С тобой не может быть плохо, - простонала Марина, сразу чувствую приятную истому от его прикосновений.
- Просто, позволь мне, - попросил Костя, нащупывая собачку молнии сбоку на ее платье. - Доверься. Скажи, да.
- Да, - выдохнула девушка, отпуская страхи и смущение. - Да...
И Костя потянул молнию, а потом провел ладонями по ее плечам, стягивая вниз рукава, а за ними и все платье. Оно упало вниз на кафель, оставив Марину в одном белье.
- Ты такая красивая, солнце мое, - выдохнул Костя, обсматривая ее хрупкую фигурку.
- И ты, - ответила Марина, любуясь им в ответ.
- Ну наконец-то, - хохотнул Бирюков, целуя ее плечи, оттягивая зубами бретельку кружевного черного лифчика, расправляясь одним движением умелых пальцев с замком на спине. - Я уж думал, не дождусь комплиментов.
- Бестолочь, - улыбнулась ему в грудь Марина, водя носом по мягкой поросли волосков. - Ты такой большой…
- Да вроде обычный, - Костя аж скосил глаза, чтобы посмотреть на собственный член.
- Я про рост, а не про длину, придурок, - осадила Маринка.
- Зараза, - рыкнул Бирюков, щипая ее за попку, стягивая с нее трусики, а заодно и чулки.
Марина задрожала, с волнением осознавая собственную наготу. Она инстинктивно прижалась к Косте, соприкасаясь голой кожей с его обнаженным телом, вставая на носочки, чтобы потереться лобком о его член.
- Маришааааа, - заныл Бирюков, торопливо хватая ее за попку, направляя к душу, где шумела вода, - давай взбодрим тебя, пока я еще вижу руль и помню, где тормоз.
Марина взвизгнула, едва оказалась под струями.
- Холодно, холодно, - заскулила она.
- Нормально, нормально, - со знанием дела возразил Костя. - Сейчас будет лучше.
И правда, через минуту вода стала теплее, а потом почти горячей. И снова холодной.
- Ух, это что, контрастный душ? – обалдела девушка.
- Именно он. Крутая программа, да?
- Ага, - согласилась Марина, прижимаясь к Костику, чтобы спрятаться от потоков прохладной воды.
Девушка порадовалась, что смыла потекший макияж еще в офисе и не наложила новый. Она стояла, задрав голову вверх, под водой, которая меняла температуру. Ее кожа пела от легкого гидромассажа и контрастного душа, а в голове постепенно стихал алкогольный шум. Зато полярные мозгу органы начали петь еще громче.
Костя долго стоял, просто обнимая Марину, водя руками по ее бокам и спине, гладя руки, сплетая их пальцы в замок. Он наслаждался ее невольным дрожанием, когда вода становилась холодной, с удовольствием и глубоко целовал уже припухшие губы, ловя ртом каждый крошечный стон, который она издавала.
Обычно Бирюков предпочитал быстрый секс, без лишних прелюдий. Он любил трахнуться несколько раз за ночь, не рассусоливая со своими подружками. Так Костя планировал поступить и с Мариной, даже его попытка дойти до кровати дорого стоила, и в последнее время он уводил девчонок в комнату только, чтобы не смущать Сашку своей голой задницей в прихожей. Но просьба Марины перепутала все его планы. Когда она засмущалась, задрожала, видимо, по-настоящему осознавая, что сейчас они разденутся и займутся сексом, Костя дернул стоп-кран. Не мог он игнорировать ее страх, ее волнение. Он хотел эту девушку, очень хотел. И хотел сделать эту ночь для нее классной, суперской, незабываемой. Бирюков твердо решил вытащить из своего бухгалтера всю страсть и похоть, показать ей, что она потрясающая, красивая, чувственная женщина, а не ходячий калькулятор с интеллектом.
- Лучше? – просил Костя, проведя по ее губам большим пальцем.
- Бодрит, - согласилась Маринка, всосав его палец в рот, прикусывая кончик и посасывая.
Костя еще даже застонать не успел, а она уже отпустила большой и провела языком по указательному, немного пососав и его.
«Кажется, все черти уже проснулись», - успел подумать Костя, шалея от ее фокусов.
Марина втянула в рот сразу два его пальца, средний и указательный, закатывая глаза от удовольствия. Она слегка прикусила их на фаланге, чмокнула подушечки, выпуская из плена своего рта.
- Развратница, - только и выдохнул Костя, толкая ее к стенке душевой. - Маленькая тихоня-развратница.
Сверху хлынула горячая вода, и кровь Бирюкова тоже вскипела. Он словно прозрел, осознав в одночасье, что может овладеть этой красотой прямо сейчас.
- Хочу тебя, Маринка, - зашептал он, сминая ладонями ее груди. - Так охерительно сильно хочу тебя.
Он теребил соски большими пальцами, чуть пощипывая, поглаживая, принимая за одобрение стоны Марины, которые стали такими звонкими, почти криками. Ее ногти впились в его плечи, и Костя убрал с груди одну руку, чтобы закинуть ее ногу себе на бедро. Без каблуков Маринка стала очень маленькой, еще более хрупкой, она не доставала ему даже до подбородка, что возбудило Бирюкова еще сильнее. Посчитав, что освобожденный от ласк его руки сосок обделен вниманием, Костя склонил голову и втянул его в рот.
- Ах, - только и выдохнула Марина, утопив пальцы в его волосах, сгребая их, царапая кожу головы ноготками.
Наслаждаясь этими ощущениями, Костя одобрительно загудел, не выпуская изо рта ее грудь, посылая по нежной коже новые ощущения вибрации.
- О, господи, - задыхалась девушка, цепляясь за него изо всех сил.
Она вздрогнула, когда Костя слегка прикусил сосок, и прерывисто выдохнула, чувствуя, как язык обводит кружок ареола. Марине стало почти больно от жгучего желания. Ей было мало, чертовски мало. Его рука продолжала скользить по ее ноге, лаская внутреннюю сторону бедра, но не касаясь там, где Марине больше всего хотелось.
- Пожалуйста, Кость, пожалуйста, - взмолилась девушка, теряя остатки стыда, - потрогай меня.
- Здесь? – уточнил Костя, отрываясь от ее груди, легонько касаясь пальцами припухшей влажной плоти у нее между ног.
- Да, - проскулила Марина. - Погладь, пожалуйста.
- Помучить бы тебя немножко, да ты так сладко умоляешь, - съехидничал Бирюков, кусая ее плечо и одновременно проникая пальцами глубже.
- Какой же ты засранец, Бирюков, - очень неубедительно злилась Марина между стонами, которые была не в силах контролировать.
- Ага, и бестолочь еще, - напомнил Костик, ухмыляясь и целуя ее губы.
- И бестолочь, - кивала девушка, норовя потереться о его пальцы сильнее. - Ох, Костенька, так хорошо, пожалуйста, не останавливайся.
- Даже, если бы хотел, то не смог, - признался он, погружая в нее два пальца, оставляя большой на клиторе. - Бог мой, ты вся пульсируешь уже…
Костя собирался еще немного потянуть ее оргазм, но едва его пальцы проникли внутрь, он просто не мог больше сдерживаться. Ему хотелось чувствовать ее, хотелось, чтобы Марина кричала, а не стонала, хотелось, чтобы она сжимала его пальцы там сильнее, хотелось видеть, как ее тело бьется в экстазе от его ласк. И Марина дала ему все сполна. Она отчаянно двигала бедрами, чтобы углубить проникновение, из ее рта вырывались звонкие крики, а по телу понеслась горячая волна разрядки.
Костя не спешил убирать руку, он только перестал давить на клитор, зная, что он сейчас чрезвычайно чувствительный, но продолжал скользить внутри, чуть сгибая пальцы. Бирюков покрывал лицо Марины легкими поцелуями, не замечая, что копирует ее расслабленную, удовлетворенную улыбку.
- Так здорово, - тихо призналась Марина, не открывая глаз.
- Ага, и мне понравилось.
Свободной рукой Костя дотянулся до панели, меняя режим на комфортную теплую воду.
- Спасибо, - прошептала девушка ему в грудь, опуская ногу.
Бирюков принял это за знак и аккуратно убрал руку. За каким-то гребаным чертом он тут же сунул пальцы себе в рот, облизал. Обычно Костя так не делал. Да чего там! Он почти никогда так не делал, но сейчас почему-то облизал. И… не пожалел об этом. Терпкий солоноватый вкус Марининого оргазма приятно лег ему на язык. Бирюков аж сглотнул. Марина подняла бровь, обескураженная этим жестом не меньше его самого. Чтобы никто не сказал ничего лишнего, Костя быстренько нагнулся и закрыл рот девушки сладким поцелуем. А заодно и свой.
- Костик, - тихонько позвала Марина между поцелуями.
- Ммм, - замычал он, нехотя отрываясь от нее.
- Пожалуй, теперь я в состоянии взбодрить и тебя, - оповестила она, робко касаясь его члена, который стоял уже неприлично долго, прося внимания к себе, - в спальне.
- Я уж думал, ты никогда его не потрогаешь, - замурлыкал Бирюков, наслаждаясь осторожными поглаживаниями.
- Мог бы попросить. Я же попросила, - пожала плечами Маринка, откровенно забавляясь.
- Я могу о многом попросить, солнце. Полагаю, не все из этого ты согласишься сделать.
- А я могу очень многое предложить, так что не торопись с выводами.
Несколько секунд Костя сверлил ее взглядом, расплываясь в демонической улыбке, а потом проговорил очень коварным голосом:
- Зря ты это сказала, - и, перекинув Маринку через плечо, выключил воду и отправился в спальню.
- Костя, Кооос, ну пусти, я высоты боюсь, - хохотала Марина, молотя его по спине кулачками и дергая ногами.
- Как ты меня назвала? – спросил Бирюков, бросив смеющуюся девчонку на кровать, нависая сверху.
- Костя, - посерьёзнела в миг Марина, слегка недоумевая от его вопроса.
- Нет, потом…
- Кос.
- Повтори.
- Кос.
- Черт, у тебя так классно это выходит.
- Тебя все так зовут.
- У тебя как-то особенно получается… сексуально.
- Бестолочь, - фыркнула Марина, поднимая попу, чтобы Костя смог вытащить из-под нее покрывало.
- И бестолочь я у тебя самая сексуальная, - заявил Бирюков, отбрасывая в сторону покрывало, покрывая тело девушки звонкими, влажными поцелуями.
- О да, этого не отнять.
- Ты даже не поспоришь? – приподнял бровь Костя, проведя языком между грудей.
- Это очевидно. Глупо спорить.
- Наконец-то.
Марина повела плечами, слегка выгибая спину от новой волны ласк и возбуждения, которые дарил ей Костя. Она скользнула руками по его плечам, запустила пальчики в волосы, легонько потянув за них, чтобы он поднял голову, посмотрел ей в глаза. Девушка утонула в теплом льдистом взгляде, ощущая себя так спокойно, уверенно рядом с ним, так правильно. Марина улыбнулась в ответ на его вопросительный взгляд и тихо попросила:
- Поцелуй меня, Кость.
И вот тут Бирюков уже в третий раз изменил своим привычкам. Он редко целовался во время секса. Это не было принципом, но все же стало привычкой. Костя предпочитал поцелуи в виде прелюдии, но, добившись своего, уже не испытывал в них потребности. Девушки часто просили его об этом, сами целовали, но он никогда не проявлял инициативы или энтузиазма. А вот с Мариной опять все встало вверх ногами. Едва он услышал ее тихую просьбу, увидел робкую улыбку, почувствовал ее потребность, то моментально склонился к губам девушки, лаская ее рот томно и сладко, нежно и трепетно, страстно и ласково. И получал от этого колоссальное удовольствие. Костя перекатился на бок, чтобы получить доступ к ее телу, по которому тут же пустились путешествовать его руки. Он так увлекся изучением плавных изгибов, растворился в поцелуе и остроте собственного желания, что не заметил, как Марина осторожно просунула руку между их телами, ловко отправив его член в свою влажную глубину.
- Ух, - задохнулся Костя от потрясающих ощущений.
- Да, - тихо простонав, подтвердила Марина, закидывая на него ногу, чтобы он мог проникнуть дальше.
Костя в этот момент совершенно забыл, что любит трахаться быстро и жестко, что он не любитель целовать, вообще нежничать с девушками. Он просто наслаждался тем, как сбивается дыхание Марины, пока он целует ее, как тесно ее плоть обхватывает его внутри, как аккуратно и чертовски дразняще она двигается ему навстречу. Бирюков положил руку ей на попку, направляя, помогая, но не навязывая свой ритм. Ему нравилось смаковать эту девушку, пробовать ее понемногу, как дорогой коньяк или хорошую сигару, или коньяк с сигарой вместе. Он так увлёкся этой дегустацией, что не смог вовремя затормозить. Вроде бы хотел, но оргазм, как сущая падла, подкрадывался к нему, словно спецназовец в камуфляже из-за кустов. И вроде Костя его ждал и был готов, но все тянул и тянул, а потом просто уже не мог ничего предпринять. Он крепко вдавил пальцы в бедро Марины и, уткнувшись ей в плечо застонал, толкаясь навстречу последние несколько раз.
- Блин, - только и ляпнул он, опрокидываясь на спину.
Костя несколько раз открывал рот и захлопывал его обратно, не находя подходящих слов. Он пялился в темный потолок, силясь понять, как же так сильно облажался. На потолке ответа не было, как и в его голове. Единственное, что через несколько минут придумал Костя, это спросить:
- Ты же на таблетках, да?
- Угу, - кивнула Марина. - А ты, я надеюсь, ничем не болеешь?
- Я? Нееет! Да я всегда с гондоном, - оправдывался Костя, как идиот.
- Оно и видно, ага, - заметила девушка с сарказмом.
- Что видно?
- Что с гондоном привык. Видимо, с ним чувствительность снижается, - опять поддела она.
- Ну да, снижается, - подтвердил Костик, совсем как-то растерявшись.
- Да-да, да-да, - опять закивала Маринка, хихикнув.
Бирюков психанул.
- Эй, Иванова, это что за намеки, а? – нахмурился он, приподнимаясь на локте, сосредоточенно вглядываясь в ее беззаботное лицо.
- Нет, нет, никаких намеков. Просто девки болтают, что ты гигант, а на деле как-то все шустро кончилось. Или ты руками обычно до смерти изводишь? Тоже неплохо.
Оценив раздутые ноздри и прищур Кости, Марина прикусила губу и стала тихонько сползать с кровати.
- Эээ, ну вроде у тебя все хорошо теперь. Я пожалуй…
- Стоять, - рявкнул Бирюков.
Маринка встать не успела, но от его рыка вздрогнула и свалилась с кровати. Костя тут же подхватил ее и закинул обратно, прижав своим телом и зафиксировав запястья девушки над головой. Иванова вытаращилась на него во все глаза, не без удивления осознав, что в такой безвольной позе она еще сильнее его хочет, особенно такого злющего. Марина никогда не видела Костю злым. Разве только тогда на улице, когда он назвал ее в сердцах шлюхой.
- Шутим? – выдохнул он ей в лицо.
- Да какие тут шутки? Всем спасибо, все свободны. Разве нет? – продолжала потравливать она его, сама не понимая, откуда в ней такая смелость.
- Нет, девочка моя. Я только начал, - и Костя потерся о нее, давая понять, что вполне готов снова.
- Ага, и я вот начала, но не закончила.
- Сейчас поправим, - пообещал Костя, ухмыляясь, как злодей из мультика, ущипнув Марину за сосок.
Ее тело моментально отозвалось, заставив девушку выгнуться, тихо пискнув. Костя отпустил ее руки, которые снова ласкали и гладили, пощипывали и растирали. Уже через пару минут Марина опять пылала, мечась по кровати, умоляя Костю. Но в это раз он не торопился, он полностью контролировал ситуацию. Его пальцы лишь изредка прикасались к набухшему бугорку, лишь слегка дразнили вход, не поникая внутрь. Губы ставили влажные метки на ее теле, а потом Костя дул на место поцелуя, заставляя Марину дрожать. Его зубы мимолетно царапали ее соски и чувствительную кожу шеи, живота, на запястье, под коленом. Через полчаса он превратил ее в дрожащее, похотливое, стонущее желе. Марина за это время по требованию Кости раз сто взяла свои слова назад, извинилась за насмешки и просила, просила, просила, чтобы он прикоснулся к ней там, погладил сильнее, вошел в нее, оттрахал ее.
Последняя формулировка просигналила Косте, что мадам дошла до нужной кондиции. Не предупреждая, он одним стремительным сильным движением проник в нее максимально глубоко. Марина не знала, что способна издавать такие звуки. Будь она чуть более адекватна, то, наверное, сравнила бы этот свой вопль с раненым вепрем или слоном. Но ее сознание допустило лишь мимолетную мысль: «Хорошо, что мы начали медленно, а то бы порвал к чертям». А потом она уже не думала, только искала, за что схватиться. Сначала спасала простынь, но она была быстро скомкана и уже не помогала фиксироваться на одном месте, поэтому Марина отползла к изголовью кровати, схватившись за резную спинку. Девушка растворилась в мощном темпе, который то наращивал, то чуть-чуть, саму малость, сбавлял Костя. Звуки смешались в ее голове и звучали каким-то набатом. Все сливались воедино: скрип матраса, стук кровати о стену и Маринкины стоны-крики, которые не желали проглатываться, как она не пыталась.
- Не сдерживайся, солнце, кричи, - посоветовал ей Костя, чуть спотыкаясь от прерывистого дыханья. - Ты охренительно сладко орешь подо мной, красавица.
И он поцеловал ее, чуть прикусив нижнюю губу, а Марина решила, что орать слаще, чем сдерживаться. Особенно, если ему это нравится.
- Ты только держись, - снова посоветовал Костя и закинул ее ноги себе на плечи.
И Марина держалась, как могла. Марина кричала. Марина кончала. Она едва успевала привыкнуть к одной позе, как Костя умелыми властными движениями переворачивал ее на живот, потом ставил на колени, снова возвращал на спину, заставлял сесть, встать, нагнуться, опять лечь, согнуть ноги в коленях, повернуться на бок, свести ноги. Марина беспрекословно подчинялась его указаниям, его опыту, его желаниям. Даже, когда он велел ей положить руки на грудь и ласкать себя, она подчинилась, хотя никогда такого не делала. И ей понравилось. А потом Костя лишь облизал ее пальцы, давая понять, что она должна сама прикоснуться к клитору. И снова все ощущалось так ново и остро. Особенно, когда он тихо, но так страстно хвалил ее: «Вот так, солнце. Тебе нравится? Правда, хорошо? Ты у меня умница. Я бы вечно смотрел, как ты себя ласкаешь и стонешь при этом. Да, малышка, вот так. Именно так. Черт, ты такая красивая, горячая, вся моя».
Марина тонула в этом шепоте, у нее кружилась голова от удовольствия, которое снова и снова разжигал в ней Костя. Она не считала, сколько раз кончила, просто отдавалась ему опять и опять, пока не почувствовала, что буквально обессилена. Она рухнула на кровать после очередного оргазма, не без удивления обнаружив, что Костя свалился рядом. Марина свела бедра, чувствуя, как по ним течет теплая влага.
- Слава богу, я думала, ты до утра не кончишь, - проворчала она в подушку.
- Ага, и тебе спасибо, дорогая. Ты тоже была великолепна, - фыркнул Бирюков, нашаривая одеяло, чтобы прикрыть их обоих.
- Да-да, спасибо, что завтра я не смогу встать с кровати, - продолжала припираться Иванова.
- Это сделано специально, чтобы мне завтра не париться со стояком самостоятельно, - подвигал он бровями, перевернувшись на спину и протягивая руку, приглашая Марину в свои объятия.
Стоит ли говорить, что Бирюков обычно просто падал и засыпал после секса, а не трындел языком, инициируя обнимашки.
- Очень дальновидно, - хихикнула девушка, пристраиваясь у Кости на груди.
Но Маринка была такая чертовски милая, еле живая, с ураганом в волосах и горящими от изматывающего секса глазами, поэтому Костя даже не подумал, что ведет себя как-то неестественно. Ему доставляло неописуемое удовольствие дразнить ее, нарываясь на скабрезные ответы, надутые губки, щелчки по носу, она даже разок куснула его за сосок, больновато так куснула. Костя в ответ дернул ее за волосы, а потом перевернул на спину, придавив сверху, чтобы пресечь дальнейшее насилие над своим телом. Он неприлично долго разглядывал ее лицо, не говоря ни слова. Затянувшуюся паузу нужно было разбавить каким-нибудь пошлым замечанием или дебильной шуткой, но он не придумал ничего умнее, чем сказать:
- Ты классная, - и поцеловал.
«Черт, нужно было просто поцеловать, - мысленно скорчился Костя. - Классная, пфф, выдал, блин».
Когда поцелуй кончился, Костя прилег рядом, понимая, что и Марина теперь изучает его. Тоже молча. Правда она при этом небрежно теребила волоски вокруг его соска, чуть царапая кожу ноготками.
«Интересно, она сразу сбежит, если скажу, что опять хочу ее?» - ухмыльнулся своим мыслям Бирюков, но тут же ему стало не до смеха.
- Кость, - позвала его Марина.
- М, - отозвался он.
- Я хочу сделать кое-что.
- Кое-что?
- Угу.
- Со мной?
- Да.
- И что же?
- Хочу сделать тебе минет, - призналась она, наконец, смело глядя при этом Косте в глаза.
Бирюков подавился воздухом в легких.
- Сделай, - каркнул он не своим голосом, ожидая подвоха. Редко какая девчонка вот так проявляла в этом деле инициативу. Чаще всего приходилось просить. Хотя вот Вика была исключением, и сейчас Костя не смог бы сказать, что приятным. Но это сейчас, а раньше…
Сейчас Бирюков на автомате ждал подвоха от женщины, которая сама предложила ему оральные ласки. Но, ясное дело, отказываться он не собирался.
Костя видел, что Марина и сама колеблется. Она поджала губы, провела по ним языком, собралась еще что-то сказать, но передумала, и молча потянула одеяло вниз. Девушка нерешительно переползла чуть ниже, пристраиваясь сбоку. Она вздернула бровь, увидев, что Костин член весьма доволен открывшимся перспективам.
- Да ты шутишь? Опять? – не сдержалась Марина.
Бирюков только руками развел. Девушка хотела сказать, что она давно не делала этого, но передумала. Потом думала попросить Костю направлять ее, говорить, как ему нравится больше, но опять передумала. Она решила, что больно ему сделать не должна, а если он чего-то особенно сильно захочет, то скажет сам. Ну а если постесняется, то и ладно. Марина глубоко вдохнула, выдохнула, смочила языком губы и мягко коснулась ими головки, чуть придерживая рукой у основания.
Костя, как завороженный, следил, как она решается. Безусловно, он понимал, что Марина не каждый день занимается этим дерьмом. Учитывая все, что он узнал о ее муже, вряд ли она баловала его минетом. Оттого Косте было еще приятней понимать, что она хотела отсосать именно ему. И еще приятнее ему стало, едва он ощутил горячий рот девушки на своем члене. Она, конечно, уступала Вике в технике, но вот Вика и рядом не стояла по части душевности. Если вообще можно делать минет душевно. Видимо, можно, ведь Марина делала именно так.
Костя сначала просто лежал, прикрыв глаза, чувствуя то легкие поцелуи, то скольжение языка, то сладкое всасывание. Он тихо охнул, ощутив легкое соприкосновение с зубами. Марина не ставила целью заставить его кончить, она просто наслаждалась процессом. Ее рот изучал, ласкал, дразнил Костика, заставляя его стонать и дергаться, как от ударов током.
Марина действительно увлеклась процессом. Она вспоминала все, что когда-то умела по части орального секса, ставила маленькие эксперименты, мысленно улыбаясь, когда Костя отзывался на них стоном или дрожью. Но и сама она задрожала, почувствовав его ладони сначала на своей заднице, а потом чуть ниже. Костя раздвинул ее складочки, обнаружив, что она снова вся мокрая. Маринка сама не ожидала, что заведется так сильно от минета. Она обомлела, когда Бирюков аккуратно, но настойчиво стал подталкивать ее, чтобы усадить себе на лицо.
- Кость, ты чего делаешь? - решила уточнить Марина, не веря, что он собирается оказать ей ответную услугу.
- Просто иди ко мне, солнце. Хочу тебя тоже. Давай же, устраивайся, - бормотал он, похлопывая ее по бедру, побуждая перекинуть через него ногу, поглаживая попку, раздвигая пальцами нежную плоть.
Марина буквально подпрыгнула, ощутив его горячий язык прямо там, внутри.
- Костяаааа, - только и простонала она.
- Пожалуйста, Мариш, продолжай. У тебя так классно получается, - почти умолял он, отрываясь от нее на миг и снова жаля языком пульсирующий комочек.
И Марина продолжила. Костин язык на ее клиторе заставлял девушку гудеть от удовольствия, посылая вибрации по его члену. Бирюков дергался от этих неописуемо обалденных ощущений и снова принимался посасывать, обводить языком, даже прикусывать. И Марина снова стонала, не размыкая рта, и всасывала сильнее. Они застряли в порочном круге удовольствия, где каждый стремился дать все больше и больше, получая взамен еще и еще, пока оба не переполнились, не взорвались. Первая сдалась Марина. Она так отчаянно заерзала, стремясь усилить трение о Костин язык, что Бирюкову пришлось крепко сжать ее задницу, чтобы зафиксировать и закончить все без травм. Девушка корчилась, буквально билась в конвульсиях, но продолжала двигать губами по его члену. И чем ярче вспыхивал ее оргазм, тем отчаяннее она втягивала щеки и теребила языком головку. Поток спермы ударил ей прямо в горло. Маринка не смогла проглотить, хотя раньше умела.
- Черт, - только и ругнулась она, вытирая губы и подбородок об одеяло, что лежало рядом.
- Прости, - проскрипел Костя с другой стороны кровати. - Очень противно?
- Нормально, - улыбнулась ему в коленку Марина. - Это ты меня прости. Глотать разучилась.
Костя аж заржал. Первый раз он принимал извинения по такому поводу. Он вообще сегодня до хрена чего делал в первый раз.
- Ничего, - хохотнул Бирюков. - Научишься заново. Иди сюда.
- Спасибо, - тихо сказала Марина, устраиваясь у него подмышкой.
-Тебе спасибо, - так же негромко ответил Костя.
Он прижал девушку к себе, целуя в макушку, поглаживая ее по плечику. Костя попытался заморочиться, даже начал думать, что теперь все будет иначе, но, услышав, как выровнялось дыхание Марины, он успокоился и сам прикрыл глаза. Прежде, чем сон сморил его, Костя решил, что жалеть об этой ночи не будет, и Марине не позволит тоже.



Источник: http://robsten.ru/forum/75-1902-2#1366877
Категория: Собственные произведения | Добавил: Мэлиан (30.03.2015)
Просмотров: 363 | Комментарии: 9 | Рейтинг: 5.0/14
Всего комментариев: 9
avatar
0
9
Да уж , не хило у них вышло в первый раз. fund02002
Спасибо. good
avatar
0
8
Ух! Горячая ночка получилась. Я прям рада за Марину. Наконец-то почувствовала себя женщиной, которую знатно отлюбили! hang1
А муж теперь пускай себе локти кусает. 
Большое спасибо!
avatar
0
7
Спасибо!  lovi06032
avatar
0
6
спасибо большое.
avatar
2
5
Пылкая ночь получилась и подошли друг другу как две половинки...Много чего Костя делал впервые - горячо и самозабвенно целовал, долго и нежно любил, не только брал сам , но и отдавал...
И главное теперь - чтобы не было потом сожаления. Большое спасибо, глава ...очень впечатлила.
avatar
0
4
Спасибо!
avatar
0
3
Большое спасибо за главу!  lovi06032 lovi06032
avatar
0
2
Спасибо lovi06032
avatar
0
1
Большое спасибо ! good lovi06015 hang1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]