Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


За Край. Глава 4. Прошлое и куры (18+)

Глава 4. Прошлое и куры

 

Ночи становились длиннее и холоднее, тёмной вуалью опускались они на поселение, подобно вдовьим накидкам, стужей пробирались прозрачными синими рассветами, с которыми покидал ложе Эвиси Гелан.

Королева Эвиси так и жила в небольшом домике из камня и дерева, мхи на крыше становились темнее, а трава желтее, листья огромного дерева, чья крона закрывала большую часть дома, окрасились в багряный цвет, а потом стали осыпаться под ноги, подобно мягкому ковру из дальней страны, куда путь лежал через неведомое море.

Часто она ходила по поселению с Сеилной, но бывало и одна. Страх Эвиси перед людьми скоро прошёл, ей не радовались и не спешили общаться, но никто не проявлял гнева, женщины были приветливы, мужчины сдержаны, а дети любопытны.

Сеилна ограждала свою госпожу от хозяйственных нужд, но Эвиси становилось тоскливо без дела, у неё не  было коня или ножей, и ей не нужно было присутствовать на бесконечно длинных церемониях. Платья Эвиси были просты, хоть и из добротных тканей, волосы собраны в косы, всё это не  требовало, как раньше, времени в половину солнечного дня. И Эвиси стала присматриваться к тому, как управляется Сеилна.

Зерно, коренья на всю зиму или яблоки пленницам привезли на подводе, так же, как и остальным жителям поселения, сама же Сеилна уже успела прославиться своим мастерством дарить красоту женщинам с помощью отваров и средств, девушки и женщины с радостью меняли мясо и хлеб на порошки из смеси трав.

- Что бы я делала без тебя? - сказала Эвиси, помешивая в чугуне пищу.

Приготовление простых блюд было тем немногим, чему Эвиси научилась за то время, что жила новой жизнью.

- Гелан не дал бы тебе умереть голодной смертью, госпожа.

- Гелан часто уходит затемно и возвращается к ночи.

- Но он так много приносит тебе…

- Интересно, чем он занимается целый день?

- Так расспроси его, жена всегда узнает у мужа все его тайны, когда они на ложе.

- Он не муж мне.

- Но на ложе вы бываете чаще, чем будь он тебе мужем. Твой муж, Меланмир, ни разу не поцеловал тебя, госпожа, тогда, как Гелан приходит к тебе каждую ночь и ведёт себя так, словно готов покорить эти горы и дальнее море ради тебя, госпожа. Он расскажет тебе всё, если ты спросишь.

Эвиси спрашивала Гелана, но редко получала ответы на свои вопросы, не говорил Гелан, почему его считают избранным, а, как успела понять Эвиси – его действительно считали таковым. Не рассказывал он и о жене своей, была ли она жива, и какова её судьба. Жила ли она в этом поселении или другом, и было ли ещё одно такое поселение.

- Эвиси, госпожа, - услышала Сеилну. - Эимит, дочь кузнеца, хотела взять у меня отвар для тела, делающий кожу женщины гладкой, как лепестки розы, она сказала, что будет в кузнеце своего отца Фалекфора целый день до ночи, но я не успеваю, может быть, ты отнесёшь ей, её не сложно будет  узнать… светлые волосы…

- Чем будешь занята ты?

- Ох, мне надо зарубить три курицы, - Сеилну передёрнуло, и она побледнела. – Я никогда не привыкну к этому, госпожа, никогда. Я росла сиротой, меня кормили на кухне для прислуги, я не видела, как умерщвляют животных, и делать это самой страшно!

- Так попроси Харина зарубить тебе курицу.

- Он поднимет меня на смех, что ты, госпожа. Он будет смеяться так долго, что у него заболит живот, а потом снова будет смеяться.

- Пойдём, - Эвиси показала глазами на дверь.

- Куда?

- Я зарублю тебе этих несчастных куриц.

- Как же можно, госпожа! Вы – королева!

- Ах, Сеилна, я давно уже пленница, как и ты, к тому же, это просто курица, не бык и даже не поросёнок.

- А быка смогла бы? – Сеилна смотрела с любопытством, как Эвиси берёт  в руку тесак, подхватывает курицу и ловким движением, под вскрик Сеилны, отрубает несчастной птице голову, бросая тушку под ноги.

- Не пробовала, таких жертв Главная Богиня от меня не требовала. Когда меня выдали замуж, и Меланмир увёз меня, я была ребёнком, но я точно знаю, где у животного артерия, так что, скорей всего, справлюсь и с этим.

- А человека? – после молчания.

- Если он будет угрожать моим близким – да, - рубанув с силой, так, что голова курицы отлетела в сторону, - смогу.

Сеилна замолчала.

И Эвиси в тишине зарубила третью курицу.

- Давай свои снадобья, я, пожалуй, дойду до кузницы Фалекфора, ощипывать куриц я точно не умею, - Эвиси передёрнуло, она обошла служанку и встала на пороге дома в ожидании Сеилны.

Кузниц в поселении было множество, все они располагались в одном месте, на одной улице, там же, в конце, всегда сновали юные воины, тренировались и хвастались мастерством владения оружия. Бегали  дети, а опытные воины проверяли качество мечей или ножей. Иногда в той стороне появлялись женщины, чаще – чтобы принести обед мужу или возлюбленному. Никто не прогонял этих женщин и не осуждал их, никто не говорил, как следует себя вести жене, а как не следует. Это удивляло Королеву Эвиси – жену Короля Меланмира, но радовало девушку Эвиси – пленницу воина Гелана. Ей была по духу такая свобода и такие нравы. Она не была наивна и понимала, что за пределами поселения эти же воины не с таким же почтением относятся к женщинам, знала она, что женщина – добыча воина, но всё это оставалось за хребтами гор, за Краем.

Долго смотрела она на слаженную работу кузнецов и главного из них – Фалекфора. Был он статен и очень высок, по росту он мог сравниться даже с отцом её, Царём Дальних Земель Горотеоном или Наследником его Араланом. Глаза его были черны, а кожа потемнела от работы рядом с огнём. Фалекфор отличался от большей части  жителей поселения. Люди здесь были светловолосые и светлоглазые, они не были высоки или могучи, но были гибки и стремительны. Встречались среди них и темноволосые, с тёмными глазами, подобно цвету глаз лошади, каким был Харин, были с волосами цвета льна или с внешностью, какая бывает у людей в дальних странах – с лицом круглым, подобным полной луне, и узкими глазами, словно прищуренными на солнце. Но, большей частью, жители поселения были светловолосыми выходцами из Провинции за Горами. Изначально, говорил Гелан, в поселении жили только выходцы Провинции за Горами, но постепенно стали появляться люди из других государств и провинций, мужчины стали приводить разных женщин, которые стали рожать детей подобных себе – темноволосых или кудрявых.

У Эимит были светлые волосы, цвета пшеницы, были они распущены и подвязаны красной тесьмой, лицо было молодо и красиво, платье простое, добротное, но украшено вышивкой и ярким поясом. И глаза блудливой кошки.

- Эимит? – Эвиси посмотрела на девушку перед ней. – Я принесла то, что ты просила. От Сеилны.

- Ты Эвиси? Пленница Гелана? – Эимит рассматривала Эвиси в упор, но Эвиси не отвела глаза, она смотрела прямо, хотя был ей неприятен взгляд Эимит, с волосами цвета пшеницы.

Эвиси промолчала, протянув свёрток из грубой ткани, она ждала, когда Эимит заберёт свёрток, чтобы отправиться по своим делам.

- Мне было интересно посмотреть на тебя вблизи… ты молода и красива, Королева Эвиси, неудивительно, что Гелан потерял разум настолько, что привёл тебя в поселение, хоть и как свою пленницу, но это не продлится всю жизнь, всю жизнь он не будет проводить ночи с тобой. Мужчинам быстро надоедают женщины, и ты, как бы прекрасна ни была, тоже надоешь Гелану…

- Зачем ты говоришь мне это, Эимит?

- Потому что тогда я буду с ним. Потому что тогда придёт моё время, и он будет моим. Снова!

- Эимит! – раздалось за спиной мужское, голос был подобен раскату грома на земле, словно по ошибке спустился с небес и катился по улице рядом с кузней. - Эимит, перестань! – это говорил Фалекфор. – Нужна вода, ты можешь найти другое время для бесед, сейчас мастера нуждаются в твоей помощи! – он подтолкнул Эимит, с волосами цвета пшеницы, и смотрел ей в след.

- Королева, - Фалекфор немного поклонился Эвиси, - не слушай девушку, она заносчива, но сердце её добро и не желает никому зла.

- Возможно, это так, а возможно, и нет, - ответила Эвиси. - Эимит может злиться на меня.

- Тогда ей следует злиться на Гелана, - подтвердил невысказанные мысли Эвиси Фалекфор. – Ты пленница, и не сама выбрала участь свою.

- Я довольна своей участью, - перебила Эвиси кузнеца.

- Не сомневаюсь в этом, между ложем с мужчиной и казнью - лёгок выбор, Королева. - Фалекфор, как почудилось Эвиси, усмехнулся, потом его взгляд пробежался по Эвиси и остановился, ей почудилось, что глаза кузнеца смотрят с интересом.

- Откуда на твоём платье кровь?

- Кровь? - Эвиси опустила взгляд и увидела пятно крови. – Я зарубила три курицы, - пожала плечами, – Главная Богиня не приняла бы мою жертву, но Сеилна осталась довольна, - улыбнулась.

- О, ты умеешь обращаться с оружием?

- Это не оружие, это всего лишь тесак, хотя он острый и довольно тяжёлый, чтобы в случае надобности убить врага своего.

- А каким ещё оружием ты владеешь?

- Лук, метательные ножи и топоры, сюрикены, всё, что я могу метнуть во врага своего, достигнет своей цели.

- Этому учат Королев? - кузнец улыбался, и не похоже, чтобы он верил словам Эвиси.

- Этому учили меня.

- Для чего? Разве Королеве есть нужда в этом?

- Если бы ближнему бою меня тоже учили, я бы не позволила всаднику схватить меня. - Фалекфор засмеялся на эти слова Эвиси. – К тому же, скука одолевала моё сердце и разум, и  долгие тренировки были лучшим развлечением.

- И Король Меланмир позволял тебе?

- Он сам меня обучал.

- Интересно… хвастаешь ли ты, Эвиси, или говоришь правду. - Фалекфор крикнул, и тут же прибежал подмастерье, был он юн и худ, но высок и похож на кузнеца.

- Принеси то, что мы приготовили для испытания, - коротко сказал Фалекфор, и в то же мгновение подмастерье исчез, чтобы появиться со стрелами, луком и парой топоров, метательные ножи юноша нёс в кармане огромного фартука, что закрывал тело его от горла до земли.

- Держи. - Фалекфор протянул Королеве Эвиси лук, был он большего размера, чем привыкла Эвиси, и более тяжёлый, на руке её не было наруча, но тяжесть и тепло дерева, натянутая тетива, приятно обжигали сердце и дух Эвиси, стрелы, хоть и обыкновенные, изготовленные не для Королевы, манили, а нож лёг в руку и стал продолжением её и продолжением мыслей Эвиси.

- Давай.

- Куда? – Эвиси натянула тетиву и огляделась вокруг.

- В дерево.

- Оно слишком близко.

- Попади для начала в дерево, Королева Эвиси.

Эвиси не нужно было даже целиться, она могла бы сделать это с закрытыми глазами, если бы дерево было человеком, он бы был уже мёртв. Эвиси пустила ещё одну стрелу и ещё – все они вошли в одну точку, так, как и хотела Эвиси.

- Ты удивляешь меня, девушка, пойдём. - Фалекфор махнул рукой, и подмастерье двинулся с ними в конец улицы, где тренировались юные воины под руководством более опытных наставников.

- Туда, - показал цель кузнец, Эвиси только усмехнулась, и стрела в тот же миг достигла цели. – Туда, - ещё одна цель повержена. – Дальше, - махнул рукой, провожая взглядом стрелу. – Держи, - дал ей нож, ещё один и ещё, пока все они не оказались там, где и должны были оказаться.

Юные воины замерли в восхищении, воины опытные в почтении, Эвиси была недовольна.

- А так? – услышала старого воина и увидела коня, которого он держит под уздцы. – Конь смирный.

- Он не похож на смирного, - прошептала Эвиси. – У него свободолюбивый нрав, - она подошла ближе и погладила морду, заключая договор с конём. Договариваясь и прося о помощи.

- Она же пленница, - возмущённое, женское – Эимит подошла вплотную. – Не боишься, что Королева сбежит?

- Отсюда нет выхода, Эимит.

- Есть, и ты это знаешь, старый лис. - Эимит быстро кинула взгляд вдаль, и Эвиси поняла, о чём говорит девушка с волосами цвета пшеницы. Было так просто запрыгнуть на коня, захватив с собой лук и улететь отсюда, ведь конь сильнее ветра и быстрее Эвиси.

Старый воин и Эимит показали ей выход из поселения, указали проход, дали коня и оружие.

Эвиси была уже на коне, она была быстрее ветра, она – продолжение сильного животного, его часть, его сила – её сила. Его скорость – её скорость. Его свобода – её свобода. Краски мелькали перед глазами, оставляя позади поселение.

Там, за грядой, Эвиси ждут воины Дальних Земель. Там, за грядой, Эвиси ждёт казнь.

Но лучше казнь, чем жизнь пленницей, лучше глоток свободы сейчас, лучше ветер и холод под платьем, совсем не приспособленным для верховой езды, чем…

Она резко развернула коня и понеслась обратно, конь, ставший частью Эвиси, слушался беспрекословно, дышал одними лёгкими с Эвиси, делился своим сердцебиением, конь развернулся, сделал пару кругов, и так же пронёсся мимо цели, которую поразила стрела Эвиси. И вторая, и третья, Эвиси пригнулась, и пара ножей оказалась там же. Если бы цель была человеком – он бы умер уже не один раз, но Эвиси и этого было мало, она приостановила коня, пустила шагом и сделала то, что запрещал ей муж её Меланмир, но сейчас никто не мог запретить ей – она встала на спину коня и поразила цель. Если бы цель была человеком – он бы был мёртв. Ещё раз. И ещё.

Медленно конь возвращался на улицу, Эвиси видела, сколь много людей, воинов и работников, мужчин и женщин собрались там, чувствовала их взгляды на себе, и только усмехнулась удивлению в их глазах.

Никто не подал ей руку, Эвиси сама спешилась и вернула поводья старому воину, на прощанье погладив коня по морде. Эвиси благодарила его и его силу, благодарила за свободу и скорость, что была  подобна ветру.

Эвиси не стала обращать внимание на то, как мелькнули её ноги из-под нижнего платья, как не засмущалась и растрёпанных волос, что выбились из кос и теперь вились по плечам и опускались ниже, не смутил её и румянец, что не пристало показывать жене перед глазами мужа своего. Эвиси спешилась с коня и двинулась в сторону дома.

- Гелан, - Эвиси удивилась, увидев Гелана тут, рядом с Эимит, которая стояла в опасной близости от воина.

- Ты вернулась. Почему? – это спросила Эимит.

- Знаешь, - Эвиси посмотрела на Гелана, улыбнувшись и полностью игнорируя девушку с волосами цвета пшеницы. – Я не могу выбрать, какая смерть меня ждёт, и какая жизнь, но могу выбрать того, кто убьёт меня, и я сделала свой выбор. Как только я изменю своё решение, меня не остановят ни горы, ни войско мужа моего Меланмира, ни воины Царя Дальних Земель, ни казнь. Я уйду, и никто и ничто не остановит меня. Никто и ничто. Но не раньше, чем я это решу. Воин?

- Да, моя Королева.

- Почему ты не сел на коня? Ты не собирался меня возвращать?

- Отдай мне ножи, девушка, - Гелан усмехнулся. – Оружие в твоих руках опасно, и только тогда я отвечу на твой вопрос.

- Оу, - послышалось со стороны, - Оу, оу, Гелан и Королева ругаются! Потеха!

- Эй, Гелан, она выговаривает тебе, словно жена перепившему мужу, - смех, - смотри, ты даже не ввёл пленницу в свой дом, а она говорит с тобой, как сварливая жена.

- Как сварливая жена, которая умеет метать ножи, так что помолчи, а то останешься без головы, - отвечали с другой стороны.

- Ножи, - кровь Эвиси вскипела, и она кинула нож прямо перед ногами Гелана, он вошёл в землю, но Гелан не пошевелился и не сделал шаг назад. – Ножи, - ещё один нож полетел в сторону воина, на этот раз отскочила Эимит, но Гелан так и остался на месте и только, улыбаясь, молчал. – Держи! – ещё два ножа, и Эвиси зажмурила глаза.

Если бы Эвиси вышла замуж в Дальних Землях – её бы уже предали суду Главной Богини, если бы она на главной площади метнула нож в мужа своего Меланмира - её бы ждал суд, и хоть, она уверена, наказание бы было лёгким, оно бы было, но тут… что сделает Гелан? Будут ли её судить?

- Ты не собирался меня возвращать, воин?

- Нет, - улыбаясь.

- Пфффффф! - Эвиси зарделась и развернулась, чтобы пойти в сторону дома, к Сеилне, и, может быть, зарубить ещё пару куриц или лучше целую свинью!

- Я тоже сам решаю, Королева, и я решил, что ты сама вернёшься, ты – вернулась.

- Оооо, дааа…

- Эй, Эвиси, куда ты? – смеясь, спрашивал воин Гелан, под смех своих соратников.

- Прирежу курицу или быка!

- У тебя нет быка.

- Лучше бы он был. Когда я вернусь домой, лучше бы мне прирезать быка, а не тебя, воин.

Ещё больший смех за спиной, пока Эвиси быстро шла в сторону дома, платье её поднимало дорожную пыль, но Эвиси не смотрела на это. Злость на Гелана клокотала в её сердце. На Гелана и Эимит! 

- Эвиси! - Гелан умел бесшумного передвигаться, как бы быстро он ни достигал своей цели, он двигался как хищный зверь, и его сложно было услышать. – Эвиси! - Воин нагнулся к лицу Эвиси, и она смотрела в его, ставшие тёмными, как ночное небо, глаза, и видела отражение себя – с неподобающим жене мужа своего румянцем, с расплетёнными косами и накидкой, которая вовсе не прикрывала то, что должна была прикрывать. - Эвиси, твой гнев будит во мне желание, которому я не в силах противиться.

- Что?

Гелан не стал отвечать, он уже целовал свою Королеву, и было это сладко и остро, и мгновенно желание возникло в теле Эвиси, словно злой дух средь бела дня напустил морок и теперь наказывает Эвиси распутством – это было сладко и запретно.

 

- Почему ты не хочешь пойти к вечернему костру? – спрашивала Сеилна, каждый вечер она ходила туда, надевая лучшие свои платья. – Тебе надо пойти, все только и говорят о том, что ты лучшая лучница, которую видел этот край, и что ты целовала Гелана при всём поселении.

- Люди всегда что-то говорят.

- Там будет Гелан… - Сеилна посмотрела на свою госпожу. – И Эимит там тоже будет, она красива и умеет привлечь внимание мужчины.

Эвиси молчала.

- Гелан – мужчина.

- Иди, Сеилна, я останусь.

Гелан поцеловал Эвиси у дороги, как простолюдинку и, развернувшись, ушёл.

Эвиси задавалась многими вопросами, но не знала на них ответы, словно разум её был в тумане. Гелан был ласков со своей Королевой и добр к ней. Он говорил, что любит её, как только мужчина может любить женщину, но скольких женщин он любил и скольких ещё полюбит?

Она слышала про нравы мужчин, и что им не хватает одной женщины, они всегда ищут ещё возлюбленную, и ещё. У знатных мужчин Дальних Земель и всадников Царя Горотеона были наложницы, у советников Меланмира были любовницы, у самого Меланмира была приближенная к телу, и пусть он никогда не говорил этого Эвиси, но она знала это.

Сеилна рассказывала, что даже простолюдины предаются блуду. Значит ли это, что Гелан проводит время на ложе не только Эвиси? Ведь даже имя Эимит не покроют позором, если такое случится, будь даже Эвиси женой Гелану. А она жена Короля Меланмира! Пленница.

Эвиси резко встала и кинула взгляд на себя в зеркало. Сеилна причитала половину вечера, когда втирала снадобья в руки и тело своей госпожи, она грозилась подговорить мужчин, чтобы Эвиси никогда больше не давали коня.

- Вы посмотрите на свои ноги, ноги женщины не предназначена для верховой езды, а ты, моя госпожа, даже не надела специального платья – и вот результат. А руки! Ооооооо…

И Сеилна всё причитала и причитала, но к ночи волосы Королевы струились, руки были нежными, а кожа была подобна лепесткам цветов и источала такой же аромат.

Она заплела волосы в свободную косу и перевязала тесьмой. Быстро сменила нижнее платье, сверху надела тёплое и с печалью вспомнила струящиеся наряды и пояса с вышивками. Как бы хотелось Эвиси сейчас вплести в волосы нити камений и украсить тяжёлыми гребнями, как бы хотелось надеть сложную юбку из многих слоёв тончайшей ткани и накидку, что окутывает вуалью руки. Всё то, что раньше вызывало раздражение в Королеве, сейчас она хотела видеть и надеть на себя, но платьев у Эвиси теперь было не так и много, и все они были из простых тканей и простого кроя.

Она быстро нашла общий костёр, он был виден издали, а музыка и смех слышны почти у дома Эвиси.

Мужчины пили вино, и Эвиси впервые увидела пьяных мужчин, видела она и что женщины пьют вино, что ещё больше удивило Эвиси. Они пили, громко разговаривали, потом танцевали, но не ритуальные танцы во славу богов, как это было на празднике, куда сбежала Эвиси из покоев своих, а просто танцевали – для веселья. Были тут и молодые, и старые, и дети, которые сновали среди взрослых, а некоторые засыпали на руках матерей своих или отцов. Видела Эвиси и Эимит, танцующую с молодыми воинами, но не с Геланом.

Гелан стоял в окружении таких же воинов, как и он, и смеялся, смотря на танцующих девушек и Эимит.

- Эй, Эвиси, потанцуешь со мной, - услышала над своей головой Харина, он держал за руку смеющуюся Сеилну, а другую протягивал Эвиси.

- Я не умею.

- Это просто, скачи, как коза или курица, главное, чтобы было весело. Неужели ты не танцевала, Королева?

- Нет.

- Пойдём, - Харин дёрнул Эвиси и вывел её в общий круг, Эвиси показалось, что никто не обратил на неё внимания, не смотрел, как она переставляет ноги и танцует, при этом, то заваливаясь на Харина, то он почти падал на неё.

- Не вздумай воровать пояс от моего платья, - предупредила Эвиси, смеясь. Харин словно смеялся над Эвиси, каждый раз проходя мимо, он бросал ей в руки её пояс, однажды Эвиси зашила его нитками, но через мгновение после того, как в их доме появился Харин, пояс был в руках растерянной Эвиси.

«Я говорил, что могу украсть коня из-под твоих ног, Королева, а это просто пояс».

- Что ты, госпожа, - Харин нагнулся в почтительном поклоне и улыбнулся так, как мог только он – широко и открыто, блеснув белозубой улыбкой. – Я не хочу, чтобы ты зарубила меня, как курицу. Сегодня только и разговоров, что о тебе. – Он подхватил Эвиси, прокружил и снова танцевал с ней, и потом снова.

Эвиси пыталась разглядеть, где же Гелан, но уже не видела его, как не видела и Эимит. И от этого появлялась злость в сердце Эвиси, подобно шелестящим тварям, она разъедала Эвиси изнутри, и ей уже не хотелось танцевать или смеяться.

- Дыхание моё сбилось, Харин, - Эвиси остановилась и отошла в сторону, смотря, как молодой воин уже кружит Сеилну. Он держал свою пленницу крепче, чем держал Эвиси, оттого она не запутывалась в собственных ногах и юбках, а когда сбивалась,  поднимал её и кружил вокруг себя, словно Сеилна маленький зверёк, и вес её не больше пушинки.

- Гелан изменился с тех пор, как приволок эту девку, - Эвиси услышала голос воина, скрипучий и жуткий, такой не забудешь, голос Арарина.

- Он молод, - отвечал ему Бенаил, - молодая кровь и жизнь всегда одерживает верх над скорбью…

- Мне не нравится, как он смотрит на неё, ты же знаешь, он всегда был мягок, а сейчас сердце его и вовсе станет сердцем девки.

- Не трогай её, она ничем нам не мешает, наоборот, девушка привяжет его к поселению.

- Он должен ненавидеть её. Ненависть должна питать его сердце и дух.

- Боги не были милостивы к нашему молодому другу, невозможно ненавидеть ту, на которую так смотрят твои глаза…

- Привязать к поселению его должна была Эимит, а до этого Нейара, а до...

- Значит, Королеве Эвиси удалось то, что не удалось им, одно не приходит без другого Арарин. Гелан не сможет ненавидеть всем сердцем, но, возможно, он сможет так любить, и это послужит не меньше.

- Всё-таки, от мёртвой девки проку было бы больше.

- Вероятно, это так, но ты не станешь трогать её, она под его защитой. И моей.

- Глупец, - всё, что ответил Арарин, а Эвиси замерла и боялась пошевелиться, боялась, что шорох, тень или вздох выдадут её.

Эвиси бежала домой, земля проносилась у неё под ногами, дыхание сбивалось, тесьма выскользнула из косы, и в волосах играл студёный ветер – предвестник снегов и буранов.

Эвиси помнила ту силу ненависти, которую обрушил на неё воин Гелан при встрече, когда понял, кто она. Она помнила, чья она дочь, и как много страданий, если верить молве, принесли воины Дальних Земель этим людям. Всем. Не было в поселении человека, не пострадавшего от воинов Дальних Земель. Арарин говорил уверенно, что Гелан должен ненавидеть Эвиси. Кто он – её воин?

- Ты быстро ушла с праздника, моя Королева. - Эвиси вздрогнула от голоса, сердце её остановилось, а потом пустилось вскачь, как необъезженный жеребец, пытающийся скинуть непрошеного всадника.

- Кто ты?

- Я Гелан, глаза подводят тебя, или слух твой не так остёр, как прежде?

- Ты Гелан! Но кто ты, я не знаю тебя, воин! Почему ты избранный? Почему в сердце твоём должна быть ненависть и скорбь? Откуда ты? Почему ты тут, в этом поселении? Почему не убил меня, как следовало врагу? Где твоя жена, Гелан? Она жива? Если жива, то где она? Я не знаю тебя, воин.

- Ты знаешь достаточно, Эвиси.

- Не перечь мне, воин. - Эвиси отошла на два шага и смотрела на Гелана в свете луны, которая то забегала в тень туч, то выбиралась оттуда. Она стояла прямо, как и подобает Королеве Эвиси, жене Меланмира, Царевне Дальних Земель, дочери самого Горотеона. – Кто ты, воин?

- Кто ты, Королева Эвиси? Дочь врага моего? Жена мужа своего? Лучница, лучше которой не видели эти Земли? Кто ты, Эвиси?

- Ты всё знаешь обо мне.

- Глуп тот мужчина, что считает, что знает всё о женщинах. Ты хочешь знать обо мне? Пойдём, я покажу тебе дом свой и скажу, кто я.

Эвиси еле поспевала за широкими шагами Гелана, она знала, где живёт её воин, но никогда даже не подходила к его дому. Он был таким же маленьким, как дом Эвиси, к дому вела тропинка из камней, так, что можно было в самую сильную грязь пройтись, не запачкав ног, мох на крыше был тёмен, а травы уже не было.

Эвиси увидела, что дом и внутри мало чем отличается от их с Сеилной домика. Был там такой же очаг, простая мебель и  утварь, не было в помещении ничего, что напоминало бы жилище знатного человека.

Гелан растопил очаг и протянул Эвиси чашу.

- Это вино, Эвиси, горячее вино, ты устала, тело твоё и дух требуют успокоения, выпей и ложись спать на ложе моём.

- Я хочу знать ответы на свои вопросы, воин, а не вино.

- Что ж, разве вино может помешать твоим вопросам? Что ты хочешь знать, Королева?

- Кто ты? Как ты тут оказался? Ты говоришь не как все эти люди, ты отличаешься от них.

- Я отвечу тебе на вопросы твои, но позволь, я расскажу тебе всё по порядку. Я не помню себя во младенчестве, но яркие сны всегда приходили ко мне, я никогда не думал, что это и есть моё прошлое. Первое моё воспоминание довольно раннее, я с другими детьми, такими же маленькими, как я, почти младенцами, жил при казарме. Я мало что помню из того времени, но я запомнил женщину… она приходила к нам и брала на руки, это была моя приёмная мать. Через время нашего командира отправили служить в Землю Орд, ты знаешь, где это?

- За Линариумом… Я видела карту, Меланмир показывал мне.

- Жена командира не захотела расстаться с маленьким мальчиком, и он взял меня с собой, назвав своим сыном. Многие зимы я жил в семье моих названных отца и матери, они обучали меня и любили. Я был счастлив и не чувствовал разницы между их родными детьми и собой. Когда пришло время мне становиться воином, а в Землях Орд это происходит позже, чем на всех остальных Дальних Землях, сердце моё уже было отдано морю, и отец мой отправил меня обучаться морской науке. Море было единственной моей любовью, пока я не встретил Иирит…

- Твою жену?

- Да. Мою жену. Я был из знатной семьи, она тоже, мы не общались до того, как Главная Богиня повязала нас шёлковой лентой, но сердце моё останавливало свой бег всякий раз, когда я смотрел на неё. Она была прекраснейшей из жён, и день, когда она стала моей, стал счастливейшим в моей жизни. Я был молод и влюблён, казалось, меня ждёт безоблачное будущее, я был из знатной семьи и богат, море было моим делом и моей страстью… Иирит отвечала мне любовью, и я был уверен, что нет счастливей меня мужа на свете.

- Она… Иирит, она красива?

- Да, насколько может быть красива жена мужа своего, и даже больше. Так продолжалось почти зиму, потом сам Горотеон призвал меня, я многому научился и многое узнал, мало кто из подданных Дальних Земель владел морской наукой, но я познал её в совершенстве, и Царь Дальних Земель посчитал, что место моё при его дворце. Меня долго не было дома, слишком долго, некоторые из своих вещей я успел перевезти, некоторые ещё оставались в Землях Орд… Я приобрёл огромный дом, как и подобает советнику Горотеона, и не завёл себе ни единой наложницы, ведь сердце моё и тело было отдано одной женщине – Иирит… Когда я приехал за своей женой, я узнал страшное, её судили и казнили. У меня больше не было жены. Моей прекрасной Иирит больше не было.

- Но за что?

- За что Главная Богиня карает жён мужей своих, Эвиси?

- Она… она…

- Да, меня слишком долго не было, а Иирит была слишком красива и юна, чтобы хранить верность. Когда я вернулся, всё уже было кончено.

- Главная Богиня всегда карает неверных жён.

- Решать это должен муж, а не каменный идол! Я должен был решить, жить моей жене или умереть, я бы не позволил ей так страдать перед смертью! Я бы не позволил её младенцу погибнуть! Главная Богиня просто убила женщину, чья вина была лишь в том, что её муж слишком далеко и забыл про неё, а тело и дух её нуждалось в ласке.

- Младенец? У тебя был ребёнок?

- Это был не мой ребёнок, Эвиси, не мой, моя мать была вынуждена отнести его в храм, куда относят всех незаконнорожденных, и девочка, отнятая от груди матери, тоже погибла. Иирит, умирая, знала, что её дочь мертва! Так что в сердце моём достаточно места для ненависти к Главной Богине. Я не мог найти себе места, отец мой названный велел мне отправиться во дворец Горотеона, и там нести службу свою, как велит мой долг. Но я не мог, сердце моё оказалось слабо… в сердце моём клубком свернулась ненависть к Главной Богине и нравам Дальних Земель. Это не могло вернуть Иирит и её младенца, но могло придать мне силы просыпаться каждое утро и засыпать каждый вечер.

Я недолго служил при дворе Горотеона, однажды утром Арарин нашёл меня и рассказал, кто я, и что сделала мать твоя, Царица Дальних Земель. Он сказал, что отец мой, Осагил, и старшие сыновья его, мои родные братья, положили жизни свои за свободу Провинции за Горами, рассказал, как ужасна была смерть их и их соратников, как вырывали младенцев из рук матерей их, чтобы больше никогда не встретились они. И я понял, что мои неясные сны – это мои воспоминания. Я помню, как пришли воины и выхватили меня из тепла и покоя, в котором я прибывал, помню тишину вокруг, а потом крики и всполохи огня и крови. Много крови. Младенец не мог понимать, что это кровь, но я помню настолько отчётливо эти потёки, что чувствую их привкус на губах своих.  Много крови, много страданий, слёз и криков. Оказалось, я помню это. Мои родные родители не были молоды, когда боги благословили их младенцем, Арарин сказал, что присутствовал при моём рождении, и я родился с этими знаками на теле своём. Это было посланием богов… Много поколений назад боги предсказали, что появится младенец с печатью на теле своём, и он принесёт свободу всем жаждущим… такой младенец, я, появился у самого Осагила. Арарин привёл меня в поселение и вывез некоторые вещи из моего дома при дворце Горотеона.

Главная Богиня убила мою жену и её младенца – мне есть, за что ненавидеть её. Твоя мать, Царица Айола, самолично убила моего отца и брата – мне есть, за что ненавидеть её. Твой отец, Царь Горотеон, уничтожил оставшихся живых из семьи Осагила, моя родная мать умерла от горя, а братья потерялись на просторах Дальних Земель – мне есть, за что ненавидеть его. Ты та, что выросла, поклоняясь Главной Богине, ты дочь матери своей и отца – мне есть, за что ненавидеть тебя. Я должен ненавидеть тебя! Должен! 

 

Вот мы и узнали, кто же такой Гелан. Кто-то догадывался, для кого-то это неожиданность. 
Можно ли верить ему в свете открывшихся обстоятельств? 

Какую роль в его жизни играет Эвиси? А Эимит?

Зато наша девочка показала, что она не просто пленница, а лучшая лучница. 
Спасибо всем читателям. 


Форум



Источник: http://robsten.ru/forum/74-2910-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: lonalona (06.10.2016) | Автор: lonalona
Просмотров: 286 | Комментарии: 19 | Рейтинг: 5.0/17
Всего комментариев: 191 2 »
avatar
0
19
Спасибо большое за главу, у каждого в этой истории свой повод ненавилеть друг друга, но отыгрываться на детях как то неправильно, они то ничего не сделали, суровые края конечно, все страшнее читать дальше, чувствую будет много крови...
avatar
1
18
спасибо fund02016 fund02016 fund02016
avatar
1
17
lovi06032 Большое спасибо за главу
avatar
1
16
Большое спасибо!
avatar
1
15
Огромное спасибо за очередную главу. Супер!!! good
avatar
1
13
Совсем и не стоит удивляться. что у Гелана были любовницы - здоровый. сильный. красивый мужчина...с вытекающими последствиями...И жену свою слишком сильно любил - априори простил ей и измену и беременность от другого, хотя как-то немного странно...
Цитата
Я приобрёл огромный дом, как и подобает советнику Горотеона, и не завёл себе ни единой наложницы, ведь сердце моё и тело было отдано одной
женщине – Иирит…Главная богиня просто убила женщину, чья вина была лишь в том, что ее муж слишком далеко и забыл про нее, а ее тело и дух ее нуждалось в ласке...
Мужчины по своей сути полигамны (за секс и любовь отвечают разные полушария мозга...), но видна его любовь была крепка и нерушима, чего не скажешь о жене- изменнице, но это его дело - прощать или нет. Я веду к тому, что Гелан способен на сильное и верное чувство к единственной женщине..., просто хочется , чтобы ею стала молодая королева...
Королева Эвиси сумела во всей красе показать свои способности в бою..., наверное, она - самая лучшая лучница из всех проживающих в  провинции.
Не совсем понятно - с каким смыслом и кузнец Фалекфор и Эимит предоставили Королеве попытку сбежать, дав коня и оружие? Даже, если бы побег удался - в любом месте ждет смерть и помощи ждать не от кого...
Теперь понятна родословная Гелана - он из очень знатной семьи. приближенной к правителям Дальних земель. И.конечно, у каждого своя правда - просто невозможно принять чью-то сторону-
царь Гератион казнил мятежников и предателей, покушавшихся на власть, а мятежники и предатели боролись за свободу своей провинции.
Большое спасибо за очень интересное продолжение.
avatar
0
14
Цитата
Совсем и не стоит удивляться. что у Гелана были любовницы

Абсолютно согласна. Я бы удивилась, если бы не было.
Цитата
И жену свою слишком сильно любил - априори простил ей и измену и беременность от другого, хотя как-то немного странно...

Трудно сказать, простил бы он, останься Иирит жива, суть в том, что ни ей, ни ему не дали такой возможности. И, как мужчина не глупый, он понимает отчего так получилось. Его жена была молодой и красивой, а муж слишком далеко ... эта ситуация почти закономерна. Но даже если бы Гелан не простил, измена абсолютно точно не то, за что следует наказывать смертью. Именно это говорил Гелан.
Цитата
Мужчины по своей сути полигамны (за секс и любовь отвечают разные полушария мозга...)

Мужчины по сути своей разные, Таня. (мне так думается) Они точно так же делятся на психотипы и подвержены социальным и проч влияниям окруж среды. Но, лично я, встречала больше моногамных мужчин нежели женщин. Вот такой парадокс.
Цитата
Я веду к тому, что Гелан способен на сильное и верное чувство к единственной женщине..., просто хочется , чтобы ею стала молодая королева...

Гелан способен, верно. В общем он показал это, а вот есть ли у него такое чувство к Эвиси, появится ли и нужно ли на самом деле это самой же Эвиси - станет известно...не скоро.
Цитата
наверное, она - самая лучшая лучница из всех проживающих в провинции.

Не наверное, а лучшая.
Цитата
Не совсем понятно - с каким смыслом и кузнец Фалекфор и Эимит предоставили Королеве попытку сбежать, дав коня и оружие?

Таня, Фалекфор не давал коня, коня дал старый воин, а кузнец дал оружие не веря, что хрупкая аристократическая девушка в состоянии с ним управится. И потом, она лучница, но вокруг были воины и маловероятно, что женщина с ними справилась бы...(даже если бы и решила применить оружие против них) Эимит по неосторожности выдала, где проход через горы... а потом решила, что оно и к лучшему, если бы Эвиси остановили убив, свои и чужие - Эимит было бы на руку. Она бы утешила Гелана.
Цитата
Теперь понятна родословная Гелана - он из очень знатной семьи. приближенной к правителям Дальних земель.

В знатной семье родился. И такой же воспитывался. Дослужился до советника... как итог: вернулся к истокам.
Цитата
И.конечно, у каждого своя правда - просто невозможно принять чью-то сторону

Да, невозможно.
Что одним "мятеж" - другим "справедливость". Законы в Дальних Землях действительно драконовские, неудивительно, что люди протестуют.
Насилие всегда порождает насилие, замкнутый круг.
Спасибо за комментарий.
avatar
1
11
Спасибо за продолжение. lovi06032
avatar
1
10
Спасибо за продолжение! lovi06032
Вот и соперница на горизонте появилась. И рассказал о себе Гелан, наконец.Мои предположения подтвердились.
Вот только не рассказали видимо ему, по какой причине его отец принял такую жестокую смерть. не рассказали о мятеже,о намерении отца убить Айолу, убить ее первенца.
avatar
1
12
Было бы странным, если бы не появилась соперница... думаю шансов, что Гелан жил в строгом целибате практически нет.
Цитата
Мои предположения подтвердились.
 Да, Вы оказались правы  lovi06032
Цитата
Вот только не рассказали видимо ему, по какой причине его отец принял такую жестокую смерть. не рассказали о мятеже,о намерении отца убить Айолу, убить ее первенца.
Честно говоря, думаю, рассказали. Просто, что одной стороне "убить Айлу и первенца", то другой стороне "погиб за свободу Провинции за Горами" ... в любом случае, попытка мятежа была провалена, но семьи мятежников пострадали. 
Сеилна упоминала, что у Арарина погибла вся семья, а это значит и жена, и дочери, и малолетние дети... Было бы странным, если бы пострадавшая сторона оправдала гибель своих родных и близких. 
В этой истории две стороны... Здесь нет абсолютно положительных персонажей, как и абсолютно отрицательных. 
Спасибо за комментарий.  lovi06032
avatar
1
9
Спасибо большое за главу   .
avatar
2
8
Предчувствия меня не обманули!! giri05003 Спасибо за главу!!
1-10 11-17
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]