Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Эхо любви. Часть 2 (12+)

- Эй… очнись, пожалуйста… Господи… очнись…

По лицу Эдварда скользили мягкие руки, к губам поднесли стакан с водой. Он слышал голос Изабеллы, но опасался верить в это. Слишком больно было бы открыть глаза и понять, что это – галлюцинация. Он видел её… только что… какой-то странный дом, странная комната… на ней – чудовищная одежда… Она не узнавала его, ни разу не назвала по имени. Но это была Изабелла, вне всякого сомнения. И это её голос звал его сейчас, умоляя очнуться. Эдвард постарался приподнять словно налитые свинцом веки.

- Ты здесь, со мной… прости меня, девочка моя… все сгорело… я потерял все… - Все расплывалось, но двумя яркими пятнами перед ним горели её глаза, как путеводные звезды. – Изабелла, где бы мы ни находились… не оставляй меня больше… прошу тебя…

 

Он метался, шепча что-то. Просил прощения, говорил о потерях, о каком-то пожаре. Это объясняло почерневшее от дыма лицо, кашель и исцарапанные руки. Но вот он открыл глаза, сделал глоток воды.

- Спасибо… - Я провела по его лицу влажным полотенцем, чтобы стереть сажу и посмотреть, нет ли других повреждений. На секунду я залюбовалась им. Суровое, измученное лицо, классические черты. И глаза… Глубокие, тёмно-зелёные… в них светилась искренняя любовь. Я утонула в них, в этом тепле, обожании, которое принадлежало не мне.

- Как ты себя чувствуешь?

- Лучше, благодарю, - он снова закашлялся, но уже не так сильно. К счастью, кроме рассеченной брови, на лице больше не было никаких повреждений. – Вызвать врача?

- Нет, не стоит. Изабелла… где мы?

- В моей квартире. Тебе стало плохо около моего дома.

- Значит, ты не возвращалась ко мне… - Он покачал головой, со стоном закрыл лицо руками.

Так больше продолжаться не могло.

- Как тебя зовут? – спросила я.

Что-то, похожее на гнев, мелькнуло в его глазах, все ещё не отпускавших мои; ярость сменилась скорбью, горечью. – Изабелла, это жестоко… Я виноват перед тобой, но так… ты покинула меня, и я принял это. Я утешал себя тем, что… неужели ты не уже не помнишь моего имени?! Неужели все то, что было – ничто для тебя?!

Меня снова охватил ужас. Он явно принимал меня за кого-то другого; он был не в себе. Его травмы были явно серьезнее, чем казалось на первый взгляд. Необходимо было вызвать врача. Я снова взяла в руки телефон.

- Что это? – Он со страхом смотрел на аппарат в моей руке. – Что ты собираешься делать? !

- Не волнуйся, я все же вызову врача…

- Мне не нужен врач, Изабелла. Что это в твоей руке? Что все это значит?!

Несчастный был явно болен. Господи, о чем я думала, приводя его в свой дом. Но оставить его лежать там, под дождём на ледяном тротуаре, было бы бесчеловечно. Мне нужно было попытаться успокоить его, а затем позвонить в скорую или полицию. Я демонстративно отложила телефон и присела около него на корточки.

- Я никуда не звоню. Успокойся, прошу тебя. Расскажи мне, кто ты, как тебя зовут, что с тобой случилось. – Я говорила тихо и мягко, легко касаясь его колена. Что-то беспокоило меня помимо его явного помешательства, но я не могла сформулировать, что именно.

Внезапно он поднялся на ноги, пошатываясь, выпрямился во весь рост. Я похолодела; я была с ним наедине. Он мог убить меня в моём же доме. Я вскочила, отшатнувшись от него, лихорадочно соображая, что делать. Телефон остался лежать на столе у кресла. Схватить его, не приближаясь к незнакомцу, я не могла.

- Изабелла… ты боишься меня? – спросил он; в его голосе звучала бесконечная усталость. Я молчала, не в силах выговорить ни слова. – Ну что ж…

Он провёл руками по лицу, собираясь с силами. Когда он снова заговорил, в его бархатном голосе звенела сталь. – Меня зовут Эдвард Каллен. Я единственный сын баронета Каллена. Родился в тысяча восемьсот двадцать пятом году. Женат… - Его губы искривила горькая усмешка. – Мы познакомились с тобой в доме семьи Риверс, где ты жила в качестве гувернантки их сына Джона. Я влюбился в тебя с первого взгляда, Изабелла. Когда Риверсы уехали, тебе нужна была работа. Я воспользовался твоим бедственным положением и взял тебя в свой дом. В своём слепом эгоизме я скрыл от тебя тот факт, что я несвободен. Но мой рай был недолгим. Ты узнала обо всем и ушла, бросив меня наедине со всем тем ужасом, который был моей жизнью, пока в неё не ворвалась ты.

Он остановился, задыхаясь, а я почувствовала, что схожу с ума вместе с ним. Он родился около двухсот лет тому назад? Баронет? Эдвард… Это старинное имя как нельзя больше шло ему. В ужасе оглядывая высокую, стройную фигуру, я, наконец, поняла, что так беспокоило меня в его облике. Одежда. Грязная, покрытая дырами и следами гари. Старинный сюртук поверх рубашки, некогда белой, покрытой разорванными, но тонкими кружевами. Узкие черные брюки, сапоги для верховой езды. Боже…

- Я не жил с того дня, Изабелла. Я ждал, чтобы что-то положило конец моим мучениям. А затем… случился пожар. В покоях моей жены… это последнее, что я помню… Я очнулся здесь… рядом с тобой…

Он вдруг поднес руку к груди, ища что-то под рубашкой. Его лицо просветлело на секунду; он снял с шеи медальон, раскрыл его и протянул мне. – Смотри.

Как в трансе, я протянула руку и взяла у него медальон. Внутри был портрет, крошечный, написанный карандашом. С него на меня смотрело мое собственное лицо.

 

Я почувствовала, как головная боль вернулась с прежней силой. В виске, где была небольшая рана от книги, брошенной Райли, немилосердно пульсировало. Но я, не отрываясь, смотрела на медальон. Я чувствовала тёплый металл в пальцах, провела по острому краю крышки. Это не было бредом, галлюцинацией. И все же я сходила с ума.

- Кто это? – потрясённо спросила я.

- Это ты, Изабелла, - еле слышно сказал Эдвард. – Это все, что осталось у меня, когда ты ушла. Твой подарок.

Повинуясь какому-то импульсу, я аккуратно вынула портрет из медальона. На обороте было написано: « Изабелла Уинтерс. Твоя навеки. 1852. «. Изабелла Уинтерс? Тысяча восемьсот пятьдесят второй год? Эта девушка с портрета – мой двойник. Сходство было абсолютным. Что это все означало? Кто был передо мной? Сумасшедший, повторяющий бред, засевший в воспаленном мозгу? Или же…

Прикосновение нежной руки к ране на моём виске заставило меня вздрогнуть.

- Изабелла, что с тобой произошло? – Он был так близко; я чувствовала его дыхание, терялась в его невероятных глазах. Тоска и гнев ушли из них; Эдвард смотрел на меня с любовью и тревогой. – Тебе больно?

- Нет, я просто упала. Все в порядке. Эдвард… - Помимо воли у меня вырвалось его имя. Ощущение, пронзившее меня, когда я произнесла его вслух, было невероятным. Этот человек, кем бы он ни был, заворожил меня.

- Родная моя… я уже не надеялся, что услышу, как ты зовёшь меня по имени. Изабелла, пойми меня. Мне все равно: где я, кто я. Я не понимаю, где нахожусь. Но я вижу тебя. Могу говорить с тобой. Касаться тебя. Больше ничего не имеет значения. Я так виноват перед тобой… прости меня… пусть я сошёл с ума… пусть я мёртв… неважно… - Он стоял около меня на коленях. Его рука, касавшаяся моего виска, скользнула по моей щеке. Тёплые губы прильнули к моим, завоевывая, увлекая за собой. Не думая, не спрашивая больше ни о чем, я коснулась его волос, подаваясь ему навстречу, отвечая ему.

Я не имела права ни на эту любовь, ни на этот поцелуй. Я должна была объяснить ему… Я отстранилась, даря себе ещё несколько секунд наедине с его глазами.

- Эдвард… мистер Каллен, я должна… подождите…

С трудом поднявшись, я вытащила из ящика свое удостоверение личности и взяла с полки в прихожей сегодняшнюю газету. Подойдя к Эдварду, я вложила все это в его руки.

- Что это значит? – прохрипел Эдвард, переводя взгляд с фотографии на удостоверении на газету. – Что это?

Я молча указала на дату выхода газеты: 15 апреля 2017 года. Потрясение, отразившееся на лице Эдварда, невозможно было описать. Его рука, державшая газету, мелко дрожала. Он перевёл взгляд на моё удостоверение.

- Изабелла Свон… Год рождения тысяча девятьсот девяносто второй… - Он шепотом повторял даты, его взгляд метался по комнате, снова останавливаясь на документах, которые он держал в руках. Он рухнул в кресло, глядя перед собой помертвевшими глазами. Я привела около него, мягко вынула из судорожно сжатых пальцев свой паспорт и газету.

- Эдвард… прости меня. Я не она. Я не знаю, как ты оказался здесь. Это какая-то мистика, я сама ничего не понимаю. Я не могла знать, кто ты. Я просто нашла тебя лежащим у моего дома.

Он поднял голову. – Ты права. Прости и ты меня. Я, должно быть, сошёл с ума. Или же… я мёртв. Я помню огонь… везде, как рухнула потолочная балка, помню мгновение сильнейшей боли… а потом все закончилось, и я увидел твои глаза… ты так похожа на неё… на мою Изабеллу… - Эдвард коснулся моей щеки, так легко, так нежно.

- Эдвард, - мне было тяжело говорить, меня душили слёзы. Я не могла смотреть на его боль. Он был готов согласиться с тем, что нашёл смерть в огне, если это давало ему шанс снова увидеть её. – Тебе нужно отдохнуть. А затем мы поговорим.

Он улыбнулся уголком губ и указал на кресло. - Я останусь здесь, если не возражаешь. Я не хочу стеснять тебя.

Я осторожно пожала его руку. – Отдыхай. И, Эдвард…

Он внимательно посмотрел на меня. – Да, Изабелла?

- Друзья зовут меня Белла. И помни, что ты не один.

На этот раз он улыбнулся тепло и искренне. – Спасибо тебе… Белла.

 

Я ушла в спальню. Закрыв за собой дверь, я прижалась к ней спиной, стараясь справиться с собой. Эдвард… этот невероятный незнакомец из прошлого… Его возлюбленная, так похожая на меня. Их трагическая история. Что делать со всем этим? Как такое могло случиться?

Голова кружилась, все вокруг было как в тумане. Я закрыла глаза, справляясь с тошнотой. Легче не стало; ко мне вернулось то неописуемое чувство, когда я ощутила его губы на своих; сила его страсти захватила меня, хотя я не имела на нее ни малейшего права.

Кое-как умывшись, я рухнула в постель. Из гостиной, где я оставила Эдварда, не доносилось ни звука. Вдруг заволновавшись, я встала. Приоткрыв дверь, я увидела, что он спит, откинув голову на спинку кресла и вытянув длинные ноги в чёрных сапогах. Его лицо было чуть более спокойным; он лишь слегка хмурил брови во сне.

Вернувшись к себе, я сразу уснула. Мне снился странный, холмистый пейзаж под тёмным небом; величественный старый дом. Теплые зелёные глаза…

Меня разбудил резкий звонок телефона. Я нашарила его вслепую на тумбочке, не открывая глаз, нажата на кнопку.

- Мисс Свон?! – Каркающий голос Хельги врезался в ухо, прогоняя остатки сна.

- Слушаю, Хельга.

- Миссис Бирс ставит Вас в известность, что сегодня Ваши занятия с Райли отменены. Мистер Бирс вернулся из поездки и проведёт время в кругу семьи. – Не дожидаясь моей ответной реплики, Хельга отсоединилась. Ну и прекрасно.

Потянувшись, я перевернулась на живот и снова закрыла глаза, но тут из гостиной раздалась оглушительная музыка. Я вылетела из спальни, не одеваясь.

Эдвард! Как я могла забыть о своём таинственном госте!

Он стоял посреди гостиной с очаровательным и совершенно перепуганным выражением лица, держа в руках пульт от моей стереосистемы.

- Белла! – крикнул он сквозь грохот. – Я прошу прощения, я не знаю…

Я выдернула пульт из его руки и нажала на кнопку. Музыка стихла. – Изабелла… Белла, я не имел права прикасаться к твоим вещам, просто…

- Просто тебе было интересно, - улыбнулась я.

- Да… прости меня. Все это так… необычно.

Эдвард выглядел смущенным, щеки заалели под пробивающейся тёмной щетиной. Я смотрела на него, не будучи в силах отвести взгляд. Он выглядел чуть менее измученным, взгляд прояснился. Я стояла вплотную к нему, не решаясь даже пошевелиться. Внезапно я заметила, как выражение его лица изменилось. Глаза Эдварда прожигали меня насквозь, он тяжело дышал. Несмело коснулся ладонью моей щеки; рука скользнула ниже, дотрагиваясь, лаская. Моё тело отзывалось на прикосновения этого человека; в действительности я даже не знала, реален ли он. Но он был здесь, я чувствовала его всем своим существом. Он обхватил мои плечи, склонился ниже; легчайшие поцелуи обожгли меня. Я выдохнула его имя, прижимаясь сильнее к нему, запуская пальцы в его волосы. Привлекла его голову к себе, лихорадочно ища его губы.

- Изабелла… девочка моя… - простонал он, целуя мою шею, плечи. Тёплые пальцы скользнули под майку, в которой я спала; я разлеталась на тысячи осколков в его руках, сильных, нежных.

- Эдвард… Эдвард… остановись! – Я не понимала, как мне это удалось. Как я смогла прервать это блаженство.

- Что? – Он поднял на меня затуманенные страстью глаза, уронил руки. Мне стало так холодно без этих прикосновений, но я не могла так. – Эдвард… Я – не она. Ты будешь мучиться потом. И мне… будет слишком больно, когда ты снова исчезнешь.

В том, что это произойдёт, я была уверена. В какой-то момент он исчезнет, так же внезапно, как и появился. Все это было какой-то фантасмагорией.

- Прости меня, - снова сказал Эдвард. – Это было непростительно с моей стороны. Просто…

- Просто я похожа на... Изабеллу. А ты истосковался по ней. Я все понимаю и не обвиняю тебя ни в чем. Подожди минуту.

Я вышла к себе, переоделась и вернулась в гостиную в джинсах и свитере. Эдвард стоял спиной ко мне у окна, выходившего в сад за домом. Из этого окна были видны лишь деревья и розовые кусты; никаких атрибутов современности, которые могли бы испугать его.

- Все так странно, - сказал он, не оборачиваясь. – Такие же розы росли в моём саду. Она так любила ухаживать за ними. – Его голос звучал глухо и монотонно.

- Ты голоден?

- Нет, Белла. Благодарю.

- Эдвард… - Он обернулся, подошёл ко мне. Потянув его за руку, я усадила его в кресло, села рядом. – Расскажи мне о ней. Об Изабелле.

В какой-то момент я словно перенеслась туда, в его дом. Его мягкий, глуховатый голос увлёк меня туда, в далекое прошлое, где он ещё мог надеяться на то, что будет счастлив. Сегодня та причина, по которой Изабелла решила покинуть Эдварда, показалась бы многим надуманной и смехотворной, но сто шестьдесят пять лет тому назад её положение было тяжёлым и незавидным. Я восхищалась её силой духа, но не могла осуждать Эдварда, мечтавшего о жизни с любимой женщиной. Я слушала его, затаив дыхание, и не могла сдержать слез, когда он сухо и кратко рассказывал о ттом как жил после ухода Изабеллы вплоть до пожара. Его история волновала меня все сильнее; я не могла избавиться от ощущения, что она мне знакома. Я нервничала все больше, мне казалось, что я вот-вот вспомню что-то очень важное, но это ускользало от меня. Я должна была сосредоточиться. Встав, я мерила шагами гостиную; Эдвард обеспокоенно следил за мной.

- Что случилось, Белла? Я расстроил тебя? Я не должен был докучать тебе всем этим…

- Эдвард, да помолчи ты, ради Бога! – взорвалась я, прерывая поток извинений. Я чуть не рассмеялась, глядя в его изумленное лицо. – Просто подожди... Покажи мне твой медальон.

Он молча снял с шеи подвеску. Я взяла её и вздрогнула, ощутив на медальоне тепло его кожи. Я обязана была запретить себе эти мысли.

Раскрыв медальон, я вынула портрет и снова перевернула его, глядя на подпись. Изабелла Уинтерс… Где я могла встретить это имя… Вчера я была слишком взволнована и испугана, чтобы отреагировать, но сейчас, чем дольше я смотрела на это имя, тем увереннее я была в том, что уже видела его где-то. Но где?

Отчаявшись вспомнить, я села за стол и включила свой ноутбук.

- Что это? – ошарашенно спросил Эдвард, но я отмахнулась. – Долго объяснять. Дай мне пару минут.

Я ввела в строку поисковика « Изабелла Уинтерс « .

 

« Изабелла Уинтерс – английская писательница и поэтесса. ( 19 сентября 1827-9 апреля 1892 ). Приобрела известность благодаря нескольким сборникам стихов и единственному роману «Шарлотта«, вышедшему в 1858 году и носящему автобиографический характер. «

Я потрясённо смотрела на экран. К крошечной заметке в «Википедии« прилагался портрет, почти идентичный тому, что я держала в руках. Этого не может быть. Когда-то, во время учёбы, я видела беглые упоминания о ней в курсе английской литературы, но не обратила особого внимания на малоизвестного в наши дни автора. А теперь вспомнила.

- Белла… ты пугаешь меня. Что происходит?

- Эдвард… - Я подняла глаза от экрана компьютера, не в силах сказать больше. – Подожди, прошу.

Свернув окно «Википедии«, я начала искать роман Изабеллы в сети, но безуспешно.

- Мне нужно в библиотеку, - бросила я ему, начав лихорадочно собираться. Я надеялась, что в книге Изабеллы я смогу найти ответ. Какой? Я не знала, но была уверена в том, что мне необходима было прочесть её. – Эдвард, прошу, подожди меня. Я недолго. Я думаю, что смогу помочь тебе. Просто подожди меня.

Он медленно кивнул; я вылетела из дому.

На бегу я вытащила телефон и набрала номер своей подруги Анджелы, работавшей в British Library. Только она могла мне помочь.

- Анж, ты на работе? Умоляю, мне нужна книга.

- Могу помочь, - хохотнула она.

- Ищи роман Изабеллы Уинтерс «Шарлотта«. Это срочно, Анж.

Я слышала, как она вводит что-то в компьютер. – Беллз, есть такое. Довольно малоизвестный автор. Я закажу, будешь читать здесь. А зачем тебе?

- Ты мне не поверишь, - сказала я.

 

Через час ожидания я получила роман Изабеллы. Сев в читальном зале, я углубилась в книгу. А ещё через три я знала все. Вытерев мокрое от слез лицо, я достала телефон. Стараясь не привлекать внимания, я сделала фотографию одной страницы.

Внизу я отдала книгу Анджеле; она с тревогой смотрела на меня.

- Я расскажу тебе все, Анж, обещаю. Но не сейчас. Все в порядке.

Мы обнялись, и я вышла на улицу, под проливной дождь. Я знала, что смогу помочь Эдварду. И что потеряю его. Он найдёт способ вернуться обратно.

 

Я медлила на пороге своего дома. Почему мне было так тяжело? Я знала Эдварда сутки. Я даже не была уверена, что он существует на самом деле. Глубоко вздохнув, я открыла дверь.

«Делай, что должен, и будь, что будет.»

- Эдвард? Ты здесь?

- Белла? – Он нерешительно приблизился ко мне. Его голос, его лицо – все это снова едва не сбило меня с ног. Смогу ли я когда-нибудь забыть его?

- Эдвард… - Я позволю себе ещё немного… совсем чуть-чуть…

- Где ты была? Я беспокоился. Ты так внезапно ушла. Почему? – Такой ласковый, тёплый взгляд.

- Пойдём, я покажу тебе кое-что.

В гостиной я достала из кармана телефон и нашла в нем сфотографированную страницу романа.

- Эдвард, послушай. Примерно через пять лет после вашего знакомства Изабелла написала книгу. Автобиографический роман о своей жизни.

Она назвала книгу «Шарлотта». Ты знаешь, почему она могла выбрать такое название?

- Боже… да, конечно. Шарлотта – её второе имя. Изабелла Шарлотта Уинтерс. – Я видела, что он потрясен, но продолжила.

- Она не столь известна в наши дни, поэтому я не смогла найти много информации о ней. Но я смогла прочитать эту книгу. Поэтому меня не было так долго. Её книга находится в British Library. Я не буду пересказывать тебе все: ты знаешь больше о ней, чем кто бы то ни было. Но я хочу показать тебе кое-что из ее книги.

Я вывела страницу на экран телефона и протянула Эдварду. Тот факт, что он просто взял телефон из моей руки, говорил о многом.

На фотографии была последняя строчка романа, точнее даже, подпись автора.

 

Изабелла Каллен-Уинтерс. 15 октября 1857

 

- Ты понимаешь, Эдвард?

Он, не отрываясь, смотрел на экран моего телефона. Неверие, потрясение, а затем абсолютное счастье отразились на его лице. Он поднял на меня влажные, сияющие глаза.

- Этого не может быть… как это возможно… - шептал он. – Белла, как это возможно?!

- Я не знаю, Эдвард. Но так и будет. Вы будете вместе. Навсегда.

Я даже не поняла, что плачу тоже, пока ладонь Эдварда не прошлась по моей щеке, вытирая слёзы.

- Я не знаю, как благодарить тебя, Белла, - тихо сказал он. – Ты дважды спасла мне жизнь. Я буду молиться за тебя. Умоляю, не плачь.

Он обнял меня; я не знала, что будет дальше, но знала, что прощаюсь с Эдвардом.

- Пойдём, подышим воздухом, - сказала я, поднимаясь и увлекая его за собой на балкон, к зелени и свежему воздуху.

Было прохладно, стояла абсолютная тишина; я молча держала его ладонь в своей.

Внезапно я услышала какой-то тихий звук, словно ветер донес до нас чей-то вздох. Через несколько секунд звук повторился, чуть громче, сильнее. Голос. Нежный женский голос. Рука Эдварда замерла в моей. Голос стал ближе в дрожащем ночном воздухе. Он звал Эдварда.

- Изабелла! – выдохнул он. – Я иду, Изабелла!

Он повернулся ко мне: контуры его стройной фигуры дрожали, расплываясь в ночном воздухе.

- Спасибо тебе, Белла… - прошептал он, исчезая на моих глазах. Я посмотрела на свою опустевшую ладонь и закрыла глаза, позволяя себе провалиться в спасительную темноту.

 

- Эдвард… Эдвард… Доктор, что произошло?

- Мистер Каллен сильно пострадал при пожаре. Отравление продуктами горения, хвала Господу, не столь сильное. Его задела упавшая потолочная балка: я не хочу понапрасну волновать Вас, но я не знаю, удастся ли нам сохранить ему зрение на левом глазу. К тому же сотрясение мозга. Он спит, но скоро должен проснуться. Можете побыть с ним. Он очень подавлен.

Врач вышел; Изабелла скорчилась на жёстком стуле у постели Эдварда, взяв его руку в свою. Вскоре ей удалось задремать.

- Изабелла… - Она рывком открыла глаза. – Ты здесь…

- Я с тобой… любимый мой, Эдвард… слава Богу… - Она плакала, целуя его лицо, сжимая его руки в своих. - Я больше никогда не оставлю тебя, слышишь...

- Я потерял все, Изабелла. Поместья больше нет… У меня остался крошечный дом в провинции. После того, как я выплачу пенсии семьям тех, кто погиб в моем доме, мое состояние станет очень скромным. – Эдвард зашелся кашлем, но продолжил. - Это все, что я могу тебе дать. И потом… ты знаешь, что я могу ослепнуть?

- Мне все равно. Я люблю тебя больше жизни. Я вернулась, чтобы остаться с тобой навсегда, если ты примешь меня. Я стану твоей опорой, твоей поддержкой. Прости меня, Эдвард.

- Я уже не надеялся, что увижу тебя снова… Я не жил без тебя… Люблю тебя… только не уходи. Никогда.

 

 

- Чёрт возьми… только этого не хватало… где же телефон… твою мать…

Молодой мужской голос доносился до меня, как сквозь ватное одеяло. Я не знала, кто это, и почему он так рассержен. Ну да Бог с ним. Почему так болит все тело? Спину выламывало, голова раскалывалась. Я пошарила руками вокруг себя, нащупав какую-то холодную, шероховатую поверхность. Глаза открывать не хотелось.

Внезапно меня подняли чьи-то сильные руки. – Ты можешь говорить? Я вызову скорую. – Только этого мне не хватало.

- Не нужно скорую. Пожалуйста. – Я открыла глаза и попыталась собраться.

- Как это не нужно? Ты лежала здесь, без сознания. Ты можешь назвать своё имя?

Боже, что это за допрос… Я выпрямилась и увидела рассерженные зелёные глаза, осматривавшие меня. Скуластое лицо с гневно сжатыми губами, растрепанные тёмные волосы… Эдвард…

- Энтони. Я просил тебя назвать твое имя. – Я, видимо, сказала это вслух.

- Прости. Я – Белла Свон.

Взгляд смягчился. – Энтони Мейсен. Прости, что был груб с тобой, я просто очень испугался. Я только вчера въехал сюда, ещё никого не видел. Возвращался домой, а ты…

Он поддерживал меня, обняв за плечи, а я смотрела на него, не отрываясь.

- Что это? – Он коснулся моего виска. – Ты поранилась?

- Сегодня утром. Я… упала…

- Я бы все же вызвал скорую. Такие ранения нельзя недооценивать.

- Не надо.

Он улыбнулся уголком губ. – А если я отвезу тебя в больницу и побуду с тобой? Или позвонить кому-нибудь?

- Некому звонить.

- Тогда пойдём. – Энтони поднялся на ноги, осторожно поддерживая меня. – Я оставил машину тут недалеко.

Я покачнулась, но он успел перехватить меня, прижав теснее к себе. С минуту мы смотрели друг другу в глаза.

- Не бойся, Белла. – Его глаза светились добротой и искренностью. – Смотри.

Он вытащил своё удостоверение личности и визитную карточку. – Я – инженер, меня направили сюда следить за работой филиала нашей фирмы в Лондоне. Предоставили жильё в этом доме.

- Откуда ты?

- Из Нью – Йорка. Но здесь я застряну надолго. – Он снова улыбнулся так, что у меня захватило дух.

Энтони не отходил от меня в больнице, поддерживая и развлекая разговором. Я не могла понять, почему, но меня преследовало чувство, что я знаю его. Его зелёные глаза, жёстко очерченные скулы. Лёгкую улыбку, касающуюся только уголка губ. Ещё не придя в себя, я назвала его другим именем. Эдвард. Почему? Откуда в моей голове всплыло это имя?

- Энтони. – Он с лёгкой укоризной посмотрел на меня, а я поняла, что снова произнесла это вслух.

- Прости меня. Я действительно не в себе.

- Ничего. Может, все же позвонить кому-нибудь?

- Нет, Энтони. У меня есть только подруга, но я не хочу её пугать.

Врач, вернувшийся с результатами моих анализов, заверил меня, что все в порядке. Обморок был вызван, судя по всему, стрессом и упавшим давлением.

- Вы можете идти, мисс Свон, но при ухудшении состояния или повторном обморокe необходимо будет вернуться.

Энтони отвез меня домой; мы расстались у моей двери.

- Мне выше. Я рад, что с тобой все в порядке.

- Спасибо тебе огромное. – Я достала из сумки ключи, открыла дверь.

- Белла?

- Да?

- Я могу увидеть тебя снова?

- Я думаю, мы будем видеться часто. Мы ведь соседи, - поддела я его.

- Чёрт… - Энтони вспыхнул до корней волос. – Белла… Я могу пригласить тебя… куда-нибудь? Послезавтра, когда ты отдохнешь немного?

Я достала блокнот, написала на листке свой номер телефона и протянула ему.

- Спокойной ночи, Энтони.

- Спокойной ночи, Белла. Это мой номер. Прошу, позвони мне, если плохо себя почувствуешь.

Дома я рухнула в постель, не раздеваясь. Засыпая, на зыбкой границе между бодрствованием и блаженным забытьем, я вдруг услышала далекий голос, шептавший моё имя.

- Спасибо тебе, Белла… Я буду молиться за тебя…

ОКОНЧАНИЕ >>>

 



Источник: http://robsten.ru/forum/69-2990-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: irina_vingurt4514 (11.05.2017)
Просмотров: 380 | Рейтинг: 5.0/9
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]