Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Солнцестояние. 4. Истина где-то рядом. Ч. 1

Истина где-то рядом Ч. 1mp3



Мы летели по шоссе по направлению к вокзалу Чаринг Кросс. Мы еще не решили, куда ехать, просто вокзал было первым, что пришло в голову. Логика подсказывала держаться людных мест, а где, как не на вокзале, всегда полно народу? Тем более, что любое путешествие начиналось бы именно с вокзала.

Все дальше и дальше оставался наш старинный дом в викторианском стиле, спрятавшийся в глубине тисовой аллеи, с которым было связано так много хорошего, где мне было по-настоящему спокойно и светло. Рядом со мной был мой Джейкоб и мои удивительные родители. Я с восхищением и даже иногда с завистью наблюдала за их выстраданным счастьем, за безграничной нежностью друг другу.

Меня всегда до слез трогала история их невероятной, невозможной любви, я преклонялась перед глубиной чувств и самообладанием отца и самопожертвованием моей матери. И я, как никто понимала Беллу, которой так нелегко было сделать драматический выбор между отцом и Джейкобом Блэком. Ведь я тоже любила их обоих – вампира Эдварда и волка Джейкоба. Только мне повезло больше, мне не приходилось разрываться от тяжести выбора, мне не нужно было выбирать между отцом и другом.

Наши с Джейкобом отношения были очень странными. Казалось, два существа просто не могут настолько хорошо понимать друг друга. Но это было именно так. Иногда, конечно, и у нас случались размолвки и даже ссоры. Но Джейк всегда просто обезоруживал меня своим всепрощением и обожанием. Он готов был стерпеть от меня любой каприз, любую истерику… Он со стоическим терпением мог часами изображать скакуна, катая меня на своей огромной мохнатой спине, слушать мои нелепые обвинения в жестокости и эгоизме в свой адрес, когда не давал мне осуществить какие-то уж слишком безумные и опасные проделки, с не меньшим, чем у меня азартом играть в глупую настольную игру или строить кукольные домики. Он помогал мне улизнуть с занятий с Карлайлом, возил меня в кино, и, однажды, даже разрешил мне спрыгнуть со скалы с море – поклявшись, что не расскажет об этом никому.

Как–то в сердцах, разрываемая на части подростковым максимализмом, нетерпимостью и гипертрофированным эго, которому к тому же с удовольствием потакали мои тетушки: Элис и Розали, я выкрикнула ему в лицо, что ненавижу его. Я никогда не забуду выражение его глаз… Передать словами это невозможно… В них было столько горя, столько отчаяния… Через минуту я уже рыдала на его груди, захлебываясь от стыда и шепча глупые ненужные слова прощения… Тогда я впервые поняла, насколько он мне дорог и как крепка наша связь.

Назвать наши чувства любовью было бы неверно, неполно и преждевременно. Джейк для меня был тем, в ком я нуждалась в каждый период своей жизни: нянькой, товарищем по играм, учителем, старшим братом, защитником и сообщником во всех проказах. Казалось, он рос и взрослел вместе со мной. Причем он не ждал в нетерпении, когда я вырасту, чтобы заговорить со мной о любви. Нет, ему это просто не пришло бы это в голову, пока я сама не была бы готова. Он просто хотел, чтобы я была счастлива. Между нами не было той неловкости, которая возникает время от времени у всех влюбленных пар, когда один из партнеров уже готов к физической близости, а другой еще нет. Мой отец не испытывал страха за целомудрие своей дочери. И не только потому, что, как раскрытую книгу, мог прочесть все сокровенные мысли ее дружка. Нет, просто потому, что любовь, в ее физическом проявлении, могла прийти к нам двоим только одновременно. И никак иначе.

Мы пока ни разу не говорили с ним о любви. Не вспоминали и о былой страсти Джейка к Белле – первом чувстве, трагичном и болезненном, неразделенном и безнадежном. Мне не хотели рассказывать об этом, так же как и об импринтинге. Я узнала все случайно. Просто Джейкоб, как всегда, ругался с Розали, и они наговорили друг другу много чего… И им было невдомек, что я, сидя за роялем и упражняясь в гаммах, прекрасно слышу их перебранку… Но я никому не сказала, и тщательно запрятала эти мысли от всезнающего отца…Несколько дней я молча мучилась вопросами, сомнениями и странным, незнакомым раньше чувством - ревностью. Хорошо, что отец был в эти дни на охоте...

Но однажды, не выдержав более внутренних терзаний, я спросила его, ревнуя и боясь услышать ответ: « Ты все еще любишь ее?» Я даже не смогла назвать вслух мамино имя, словно это могло что-то изменить между нами. Мой волк посмотрел на меня изумленно: «Кого ее? Котенок, ты о ком?» Потом, догадавшись, помрачнел на секунду (в эту секунду мое сердце готово было выскочить из груди) и тихо произнес: «В моей жизни есть только ты. Точнее ты и есть моя жизнь». Я, маленькое эгоистичное чудовище, еще не осознавшее всей серьезности произнесенных Джейкобом слов, но удовлетворенное своей безраздельной властью над ним, и «победой» над «соперницей», лукаво улыбаясь, чмокнула его в щеку и важно удалилась…

Наблюдая за своими друзьями, которые в свои девятнадцать лет уже вовсю целовались, а некоторые, как Мет и Сью, уже подумывали о том, чтобы жить вместе, я задавала себе вопрос: хочу ли я физической близости с Джейкобом, и хочет ли он того же от меня? Но пока я не находила в себе плотских желаний, и судя по поведению Джейка, он также не мечтал затащить меня в постель. Мы были настолько близки с ним духовно, что возникни у него такое желание, я бы узнала об этом в тот же миг. И скорее всего, ответила бы ему взаимностью. Ведь все наши родные уже давно воспринимали нашу свадьбу, как нечто само собой разумеющееся. Только всевидящая тетя Элис морщилась как от зубной боли, когда ее подначивал Эммет: «Скажи-ка, сестренка, в каком платье будет Несси на ее свадьбе с Джейкобом?». Она не видела нашего будущего. Совсем, никогда. Ни моего, ни Джейкоба, ни нашего с ним вместе. Потому что по странной особенности ее дара мы оба были для нее слепыми пятнами, невидимками, вечным сюрпризом. А больше всего на свете Элис не любила сюрпризы.

Даже Белла, которая долгое время не могла смириться с тем, что объектом импринтинга Джейка стала ее дочь, и в самом начале своей вампирской жизни чуть не убившая его за это, постепенно смирилась, поставив Джейку лишь одно условие – первой заговорить о любви и свадьбе должна была я. Он был обязан хранить молчание и ждать. А отец добавил еще одно условие, продиктованное скорее его воспитанием и временем его рождения – никакой близости до свадьбы. Причем мы оба знали, что обмануть Эдварда нам не удастся.

И теперь, на краю гибели, я вдруг отчетливо ощутила, как мне дорог этот большой сильный волк, как мне тепло и светло рядом с ним, как было легко укрыться от любой беды в его горячих сильных руках. Было легко… Но от той беды, что как грозовая туча нависала над нашими головами, его руки меня укрыть не могли. И ничьи не смогли бы. Потому что это была сама смерть.

Я задрожала, не столько от холодного ветра, обдувавшего мое лицо, как от внутреннего холода, словно змея вползавшего в мою душу. Мы все погибнем… Выхода нет… Нам уже вынесен приговор, а его исполнение лишь вопрос времени. Хотя может быть моя семья уцелеет, ведь если они не будут меня защищать, Вольтури могут оставить их в живых… Но они будут, до последнего вздоха. И никогда не пойдут на сделку с Аро, не наденут серые плащи и не встанут на его сторону… Никогда… Они предпочтут смерть. Я это твердо знала. И от этого знания становилось так тошно на душе, что хотелось выть. Жалко, что я не умею делать этого так же хорошо, как Джейкоб. На мгновение мне захотелось тоже стать волком, и вместе с любимым уйти навсегда в чащу леса и там жить простой и понятной звериной жизнью. Но это было невозможно.

Карлайл всегда говорил мне, что из-за отказа от охоты на людей семейные узы в нашей семье гораздо крепче. И всегда считал это нашей силой. Но теперь я понимала, что в этой силе и наша слабость. Будь мы обычным вампирским кланом, мной и Джейком легко бы пожертвовали, как разменными пешками в игре, дабы спасти основной костяк клана. Но в нашей семье это было невозможно. Мы могли либо выжить, либо погибнуть только все вместе. И Вольтури это знали. И на это рассчитывали. И вдруг меня как молнией озарила мысль, что если родители смогут, хотя бы на время, пока их не доставят в Вольтерру на допрос к Аро, убедить карателей в том, что они не знают о моем мнимом проступке и не имеют к нему никакого отношения, они будут живы. А мы с Джейком, вместо того, чтобы прятаться, и отсиживаться в норе, как загнанные звери, найдем этого убийцу. Найдем, доставим сами в Вольтерру, и спасем всех. У нас есть для этого все – волчий нюх и инстинкты Джейкоба, мои способности, наконец, у нас есть друзья, которые не откажут нам в помощи. Только информацию для них нужно дозировать, главное не открыть того, чего им знать не положено. София, надеюсь, не откажется попросить помощи у ее отца, инспектора Скотланд Ярда. Конечно на эффективность полиции в поимке вампира, я бы не очень рассчитывала, но в сложившейся ситуации мы не могли себе позволить пренебрегать ничьей помощью.

Вольтури могут предположить, что я обращусь за помощью к друзьям. Но к друзьям - вампирам. Первыми под подозрением окажутся конечно же шотландцы – клан Шивон и юная Мегги, потом клан Тани из Денали, они считают Калленов своей семьей, кроме того наверняка засекли звонок Эдварда.

Но никогда Вольтури не подумают, что мы обратимся за помощью к людям. Ведь из-за их презрительного отношения к человечеству, как к источнику пищи, стаду животных, предназначенных на убой, они никогда не стали бы рассматривать людей с другой точки зрения. И это тоже может нам помочь.

Я осторожно, чтобы не стать причиной дорожного происшествия, прикоснулась к щеке Джейка. Он так привык к моему способу общения за эти годы, что не вздрогнул, и не отвел внимательного взгляда от быстро несущейся на нас мокрой от тумана автострады. Просмотрев показанную мной картинку, он отпустил руль мотоцикла одной рукой и прижал мою руку к своим губам, давая понять, что всей душой поддерживает мой план. Теперь нужно было найти спокойное место и все обдумать. Джейк свернул с шоссе, ведущего к вокзалу, и повез меня в район Сохо, в наш любимый ресторанчик «Рыжая лошадь». Заказав себе по стейку с кровью, мы принялись обдумывать план спасения.

Итак, мы должны были решить, прежде всего, какую версию событий преподнести друзьям. Всю компанию мы впутывать не собирались, но понимали, что рано или поздно те, кто будет непосредственно участвовать в «операции», расскажут о ней другим. Чтобы сохранить друзьям жизнь, мы должны представить все так, чтобы сверхъестественная сторона всего происходящего осталась известной только нам. Это было очень трудно, но мы рассчитывали, что помощь друзей нам понадобится лишь в начале, как только мы возьмем след вампира, мы оставим их в стороне.

Прежде всего, нам нужно было встретиться с Софией. Во-первых, мы договорились с ней на восемь вечера вместе идти в морг. Во-вторых, была ничтожная вероятность того, что неизвестный убийца тоже окажется там. Правда меня пугала мысль, что и стражи Вольтури могут поджидать меня именно в этом месте. Но ведь об убийстве этой девушки они, как я надеялась, еще не знали, мне вменялась лишь смерть неизвестного юноши и оставление в живых свидетеля. То есть по вампирскому пониманию закона, мое мнимое преступление заключалось не в том, что я якобы убила этого несчастного, а то, что при этом присутствовал еще один человек, и этот человек до сих пор жив. Двойное убийство прекрасно укладывалось в понятие вампирской законности. Это было бы уже не убийство, а обычная охота. Если бы я еще и удачно избавилась от трупов, то в глазах Вольтури уж точно была бы образцом законопослушного полувампира. Больше всего такое понимание добра и зла бесило Джейка, у которого в крови был инстинкт защищать людей от вампиров. Поэтому такой способ нашего спасения даже не рассматривался.

Я не без оснований надеялась, что в полицейском морге меня искать уж точно никто не будет. Отец также не успел выудить у меня из головы мой договор с Софи. Так что это я отправлялась на встречу с Софией. Джейкоб следовал за мной скрыто, для подстраховки на случай появления вампира. София не должна была его увидеть. Также Джейк должен быть предотвратить нападение вампира на Софи, если он все же появится. Справиться с вампиром-одиночкой такому закаленному бойцу, как Джейкоб, было раз плюнуть. Трудность заключалась в том, что ему нужно было его оставить в живых, дабы Аро смог собственноручно получить из его головы доказательства моей невиновности. А по отдельности от тела его голова вряд ли нам была бы полезна. При этом Джейкоб не должен был пострадать. Ведь яд вампиров действует на оборотней не так, как на людей. Он для них действительно яд, и не открывает врата бессмертия, а убивает. Поэтому задача усложнялась. Хорошо бы было поговорить с Карлайлом, и выяснить у него, что может ввести вампира в ступор, обездвижить его, не причинив серьезного вреда, но, ни времени, ни возможности связаться с ним у меня не было. Один звонок от меня в присутствии стражей Вольтури, и Карлайл автоматически тоже становился преступником. Уж этого-то я точно допустить не смогла. Достаточно того, что по моей вине могут пострадать мои папа и мама. И тут я вспомнила, как как-то при мне Карлайл обсуждал с мамой ее превращение. Из за большой дозы морфия в крови перед превращением, мама была обездвижена, и хотя морфий не унял ужасной боли от яда, горевшего в ее венах, двигаться она не смогла, пока морфий не улетучился из ее крови. Оставалась одна проблема – ни одна из медицинских игл не могла проколоть каменную кожу вампира. Только вампирские зубы или клыки оборотня могли нарушить ее целостность. Тогда как же ввести ему морфий? Во мне заговорил будущий врач, я лихорадочно пыталась вспомнить все то, чему меня успели научить в университете на занятиях по фармакологии. Нужно было припомнить препарат, подобный действием морфину, но который можно ввести путем вдыхания. Конечно же, понадобится очень большая доза и концентрация, к тому же вампир может запросто совсем не дышать. Нет, это не подходит… Потом как вспышку я увидела перед сцену из прошлого, когда мама училась владеть своим щитом, пытаясь укрыть папу от ударов электротока, которым его била Кейт, и другую – когда обезумевшая от потери сестры она бросилась в атаку на Вольтури, а Гаррет пытался ее удержать, тогда он упал, на несколько минут обездвиженный ее «электрошоком». Так, это уже проще, найти электрошокер не составит труда.

Когда мы подъехали к зданию Нового Скотланд-Ярда на Виктория Стрит, София в нетерпении переминалась с ноги на ногу около мрачного приземистого здания полицейского морга. Увидев меня, она просияла, как будто получила лучший подарок на свете от Санта Клауса.

- Несси! - моя лучшая подруга заключила меня в свои объятия, - я думала ты не придешь.

- А как же: «Истина где-то рядом»? - напомнила я, - как же Скалли без Маудера?

- Пойдем, пойдем, нас уже ждут, - заторопила Софи.

На входе хмурый полицейский внимательно изучил наши удостоверения личности, полистал толстенный потрепанный журнал, водя пальцем по строкам, потом видимо найдя искомое, заложил страницу карандашом и сверил содержание записи с тем, что открыл в компьютере. Потом он выписал нам пропуска, и неодобрительно посмотрев на нас, как будто мы совершали что-то противозаконное, открыл перед нами массивную решетку, за которой виднелась лестница, ведущая вниз.

Я с замиранием сердца последовала за Софией, которую как раз совершенно не смущала обстановка этого мрачного заведения. Но опасалась я совсем не мертвых, точнее не совсем мертвых…

Ассистент патологоанатома, высокий худой юноша с рыжими волосами и веснушчатым лицом, посмотрел на наши пропуска.

- Так ты дочка инспектора Розаноф? - с интересом посмотрел он на Софию.

- Да, инспектора Розанова, - поправила София, поморщившись. Она очень не любила когда ее русскую фамилию, которой очень гордилась их семья, коверкали на иностранный лад.

- Меня зовут Майкл, я ассистент доктора Гейбла, только его сейчас нет. Мне не давали распоряжений пускать вас одних. Придется подождать.

Ждать в мои планы не входило. Пришло время воспользоваться моими необычными способностями, в частности вампирским обаянием. Хлопая ресницами и округлив и без того огромные глаза, я, изображая наивную дурочку, пропела растягивая слова:

- Ка-а-а-к жа-а-а-ль. Ну, может быть вы сделаете для нас исключение?

Как всегда против моего обаяния устоять никто не мог. Покраснев до корней волос, бедный юноша, задыхаясь от нахлынувших чувств, пролепетал:

- Хорошо, проходите, только недолго… Ваш объект в холодильнике № 36.

Хорошо, что Джейкоб был в карауле на улице. Чтобы прочитать мысли этого долговязого парня, не нужно было быть Эдвардом Калленом, у него было все написано на лице. И за эти мысли Джейк уже оторвал бы бедному парню голову, а может что-нибудь и еще.

Мы прошли мрачному коридору, стены которого были выкрашены в совершенно ужасный светло-коричневый цвет, который придавал помещению еще большее уныние, и попали в прозекторскую с двумя металлическими столами для вскрытий и столиками с инструментами, накрытыми коричневыми от постоянной стерилизации простынями. За эти помещением было еще одно – судя по толстой двери, обитой теплоизоляционным материалом – холодильник. Мы прошли через прозекторскую, и с трудом открыв массивную дверь, вошли в помещение хранилища. Там было очень холодно, и хотя моя повышенная температура не давала мне замерзнуть и в двадцатиградусный мороз, у меня по спине побежали мурашки. Приглядевшись к биркам на дверцах, мы отыскали нужный номер, и переглянулись с Софи, решая, кто - же откроет дверцу. Невозмутимая как всегда София, мужественно потянула за ручку.

Я никогда не боялась трупов, более того, умерев, люди переставали вызывать у меня чувство жажды, поэтому на практических занятиях по анатомии в прозекторской университета я чувствовала себя достаточно спокойно. Но сейчас, мое сердце бухало, как паровой молот, норовя провалиться куда-то в область живота. Еще более обостренное от переживаний обоняние сразу же уловило за запахом мертвого человеческого тела, к которому уже примешивался запах разложения, сладковатый и свежий запах вампира. Стараясь его запомнить, я насколько раз втянула в себя воздух. Софи удивленно посмотрела на меня.

- Стараюсь успокоиться, дышу глубже, - сказала я.

- Странно, ты никогда не отличалась особенной чувствительностью…, - с недоверием проговорила Софи, но дух исследователя взял верх над сомнениями, - Ну что ж, давай посмотрим.

Мертвая девушка была очень молоденькой, смерть заострила ее и без того тонкие черты лица, и она выглядела лет на пятнадцать, не больше. Сердце защемило от жалости к ней, в глазах защипало. Я справилась с собой, напомнив себе, зачем я сюда пришла. То, что у жертвы на шее был именно укус вампира, у меня сомнений не вызывало. Серповидная рана была окружена более бледной и, я это точно знала, даже не дотрагиваясь, более холодной кожей. Ранка как бы возвышалась над поверхностью кожи. Разрез на коже отличался абсолютно ровными краями. Такие повреждения могли нанести только зубы вампира, а бледность и холодность кожи были следствием действия вампирского яда. Бедная девочка умерла в страшных мучениях. Я лихорадочно соображала, что же такого сказать Софии, чтобы направить ее пытливый ум на ложный след.

- Очень странная рана…, никогда такого не видела, - задумчиво проговорила Софи.

- Ничего странного, это рана нанесена серповидным ножом, видимо смоченным каким-то веществом, может быть ядом кураре, чтобы обездвижить жертву, - уверенно произнесла я, и с ужасом поняла, что совершенно недалека от истины. Ведь именно так действует яд вампира – обездвиживает непереносимой болью, позволяя хищнику спокойно пить кровь жертвы. У меня по спине снова пробежал холодок.

- Но что ее тогда убило? - в глазах Софии горел азарт. – Ведь около трупа не было крови, тогда, куда она делась, разрез-то точно над сонной артерией? Должна была вытечь уйма крови, где же она тогда?

- А может быть, ее убили в другом месте, а потом перенесли? Тогда понятно, почему около трупа не было крови.

- Нет, не думаю. Смотри, на ее одежде нет ни капельки крови. Совсем ничего. Да и около ранки тоже кровь не запеклась. Такое впечатление, что действительно кто-то выкачал у бедняжки всю кровь…

- Может подпольные сборщики крови? – ляпнула я первое, что пришло на ум.

- Что-то я про таких никогда не слышала, - Софи с сомнением посмотрела на меня. – Да задачка у папы еще так. Ведь ни на трупе, ни рядом – никаких следов, никаких отпечатков пальцев, ничего. Такое впечатление, что она свалилась с неба на этот пустырь. А еще смотри, как странно у нее сломана рука, - София откинула простыню дальше, открывая труп девушки по пояс. Рука жертвы действительно лежала под странным углом. София, надев перчатки, осторожно завернула рукав свитера, надетого на убитой. – Смотри, такое впечатление, что ей на руку наступили. Но это должна была быть нога из железобетона, так раздроблены все кости. Даже самая крепкая – лучевая кость, видимо, стерта в порошок.

Рука девушки и правда выглядела так, будто ее расплющило паровым молотом. Я то знала, что это было вполне по силам любому из бессмертных, так раздробить кости, просто наступив на руку. Видимо вампир, убивший эту несчастную, по какой-то причине рассвирепел.

В коридоре, послышался шум, в прозекторскую влетел красный от волнений Майкл.

- В-вам н-нужно немедленно у-у-уходить! - быстро, от волнения немного заикаясь, проговорил ассистент.

- А что случилось? – спросила София.

- Только что пришел приказ никого не допускать к этому трупу, дело берет в свое ведение какая-то секретная служба.

Я онемела. Какая-то секретная служба запросто могла оказаться тайным пособником Вольтури. Ведь среди их слуг были люди, хранившие молчание за обещание вечной жизни. Правда, их чаще всего просто убирали, когда они переставали быть полезными. Но очень важные и нужные, особенно носители потенциального дара, иногда становились бессмертными. Так что то, что среди агентов Сикрет Сервис запросто мог быть послушник, мечтающей о том, чтобы стать вампиром и служащий за это Вольтури. Причем принимая во внимание могущество старейшин итальянского клана, эти люди не были рядовыми агентами. И тогда нам следовало бы действительно как можно быстрее убраться отсюда. Если только не было поздно.

Таща Софию за руку за собой, как куклу, я опрометью пронеслась через унылый коридор, сунула в руку охраннику пропуска и чуть не сошла с ума от того, как медленно он открывал решетку. На выходе я пропустила вперед Софи, надеясь, что если впереди засада, то ее просто выпустят и она не пострадает. Ведь охота идет на меня.

К моему удивлению и облегчению из здания морга мы вышли совершенно спокойно. Оглядываясь по сторонам, как секьюрити на работе, я подошла к проезжей части улицы, чтобы поймать такси. Черный седан резко затормозил около нас, и я на минуту похолодела от ужаса. Но дверца распахнулась и в ней показалась улыбающаяся физиономия Джейка.

- Эй, привет, девчонки! Что вы тут делаете?

- Джейк? – с наигранным удивлением произнесла я. Какими судьбами ты здесь?

- Да вот, ходил узнавать насчет службы в полиции. Ведь с такой успеваемостью, как у меня, меня выпрут из университета, как только я перестану играть в бейсбольной команде. Да и если закончу, вряд ли у меня получится стать таким лощеным адвокатом в напудренном парике…

-Да уж, - я еле сдержала истерический смешок, представив себе Джейкоба в мантии и белом кудрявом парике.

- Ну и что сказали? - поинтересовалась София.- Если что, папа замолвит за тебя словечко.

- Да нет, меня и так готовы оторвать с руками, - широко улыбаясь и расправляя широченные плечи, гордо сказал Джейк. - Немного у них там таких как я. Большинство полицейских - просто хлюпики.

- Ну не скажи, - обиженно ответила Софи, - вот мой папа…

- Джейк не имел в виду твоего папу, он же инспектор, а Джейкоб говорил про простых постовых, - вмешалась я.

- Ну да ладно, девчонки, вас подвезти? - непринужденно спросил Джейкоб.

- Конечно! – радостно согласилась я. Интересно, откуда Джейкоб взял эту машину, неужели угнал? Только неприятностей с полицией нам не хватало.

Мы с Софией сели на заднее сиденье и стали обсуждать увиденное в морге.

- У меня есть одна мысль, - начала я. – Например убийца мог принадлежать к какой-нибудь оккультной секте, которая использует в своих ритуалах человеческую кровь. Характер раны тоже говорит в пользу этой версии, чаще всего при ритуальных убийствах используются серповидные ножи и различные яды. Этим же можно объяснить и отсутствие крови на одежде. В момент убийства на ней могло и не быть одежды. А потом труп просто могли вымыть, чтобы уничтожить все следы.

- Да, звучит убедительно, - задумчиво произнесла София. – У папы тоже есть версия насчет ритуального убийства. Только одна загвоздка, раньше полиция никогда не сталкивалась с подобной сектой.

- То, что этого не видно, не значит, что его нет! – возразила я. – То, что они никогда не попадали в поле зрения полиции, может означать, что они были раньше осторожнее, либо, что это их первое убийство.

- Ладно, вечером я изложу твою версию папе, - сказала София. – Джейкоб, а ты не мог бы подбросить меня к дому?

- Буду рад! – с готовностью ответил он.

Когда София вышла из машины и закрыла за собой дверцу, а я пересела вперед рядом с Джейком, он горячо зашептал мне не ухо:

- Я ее видел!

- Кого ее? - не поняла я.

- Ну, эту пиявку, которая нас подставила.

- Почему ты решил, что видел именно ее? – с сомнением произнесла я.

- Когда вы вошли с морг, я засел в засаду в кафе напротив, чтобы хорошо видеть вход. Хорошо еще, что в этом здании только один вход и выход. И вдруг я увидел, как на моей стороне улицы стоит автомобиль. Мне показалось подозрительным то, что он остановился уже минут пять-десять назад, а из машины так никто и не вышел. Значит, он, как и я, наблюдает. А кроме морга на другой стороне улицы ничего такого нет. Поэтому я предположил, что наблюдает он тоже за моргом. Потом я увидел, как из машины вышла девушка в шляпке с широкими полями и черных очках. На улице сегодня пасмурно. Поэтому мне даже не нужно было принюхиваться к ее мерзкой вони, чтобы понять, что это вампир. Она направилась прямиком к зданию морга. Я уже хотел броситься за ней, но вдруг подумал, что это может быть засадой. Выйдя из кафе, я перешел через улицу, оглядываясь по сторонам и принюхиваясь. Нет, кроме ее запаха, других вампиров я не чувствовал. Поразмыслив, я решил, что вряд ли она будет действовать напролом, так как рисковать раскрыть себя, когда на подъезде к городу стражи Вольтури (а об этом не знать она не могла, слухи о прибытии карательного отряда специально распространяются Аро заранее, чтобы создать больший пиетет перед законом), было бы безумием. И действительно, она вышла ровно через пять минут. Я специально не подходил ближе, чтобы не выдать себя запахом, ведь для человека я пахну своеобразно … Но ее вонь я запомнил навсегда. Последовать за ней я не мог, так как не мог оставить тебя без защиты. Но найти ее по запаху теперь для меня не составит труда.

- А откуда у тебя машина, позволь спросить? – гневно спросила я.

- Нес, ничего такого… Я взял ее напрокат, после того, как высадил тебя на углу улицы. Нам лишние проблемы сейчас ни к чему.

- Зачем же она приходила? – я размышляла вслух, по студенческой привычке решать задачки путем мозгового штурма, - выкрасть труп? Это уже бессмысленно, дело получило огласку. Да и один труп - еще не повод опасаться возмездия. Проколы бывают у всех, особенно у неопытных, недавно переставших быть новорожденными вампиров. Я знаю это от Карлайла, он рассказывал мне как-то об особенностях новорожденных.

- А я с ними дрался,- мрачно заметил Джейкоб, - еще до твоего рождения.

- Эту историю я тоже помню, - ответила я.

- Что делать то будем? – Джейкоб выглядел озадаченным, - домой нельзя, в гостиницу глупо… Может ко мне в общежитие? Нет, Мету придется рассказывать… Ну спать то где-то нужно…

- Нужно позвонить Софии. Она все равно вроде бы в теме… Других посвящать опасно. Да и ее отец, возможно, чем-нибудь может помочь.

- Но мы только что расстались! Странно, да и вопросы задавать начнет…- Джейк с сомнением покачал головой.

- Предоставь это мне, - я лукаво ему улыбнулась и чмокнула в щеку.

Лицо Джейкоба выражало примерно следующее: «Ох уж мне эти женские штучки…»

Я набрала телефон Софии и быстро, срывающимся голосом, как будто бы только что плакала, заговорила:

- Софи!!! Я поругалась с родителями из-за вечеринки… Я сбежала… Можно мы с Джейком переночуем у тебя? Ну не спать же в одной комнате с Метом!!! Он храпит! Если твой папа будет против Джейка, он поедет спать в общежитие, а я останусь… Можно? Да? Ты лучшая подруга в мире…

С победной улыбкой я захлопнула телефон.

- Так, мы едем к Софи. Ее отец вторые сутки на работе, мама поехала навестить своих родителей, так что дом в нашем распоряжении.

- Классно! – физиономия Джейка расплылась в широченной улыбке.



ФОРУМ



Источник: http://robsten.ru/forum/20-2934-1#1460218
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: MissElen (21.11.2016) | Автор: Юлия Данцева E
Просмотров: 55 | Теги: Ренесми, Джейкоб, София | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]