Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Солнцестояние. Глава 23. Отныне и навеки. Часть первая.
Отныне и навеки Часть 1. mp3

Меня разбудило странное чувство прохлады и тепла одновременно. Приоткрыв глаза, я увидела прекрасное мамино лицо, сиявшее в солнечных лучах, пробивавшихся в мою спальню из-за занавески. Солнечные зайчики от ее сверкающей кожи тысячами бликов рассыпались по постели, потолку и стенам. Господи, я никогда к этому не привыкну! Я замерла от восхищения перед этой сказочной картинкой. Мама нежно мне улыбалась, а чувство прохлады исходило от ее гладкой щеки, к которой была приложена моя рука. Тепло же мне дарили солнечные лучики, шаловливо разбежавшиеся по моей постели.
- Мам, - укоризненно произнесла я, - ты опять мои сны подсматривала?
Идеальное мамино лицо осветила смущенная улыбка.
- Я не смогла сдержаться. Я так надеялась увидеть в твоем сне хоть что-нибудь из того, что было с тобой ночью. Но увы, тебе не снилось ничего. Какие-то размытые пятна, совсем как в младенчестве. Ведь тебе запретили нам рассказывать?
Теперь смутилась я.
- Вообще-то, да. Но я не знаю, что такого там произошло, чего вам нельзя было узнать. Правда, я дала слово.
И тут меня осенило. Радуясь своему «коварству» и лукаво улыбаясь, я прошептала ей на ухо.
- Но я же наполовину вампир. И я обещала не рассказывать, а не показывать.
Мама просияла и заговорщически мне подмигнула. Я приложила руку к ее щеке совсем как в детстве, испытывая радость от мысли, что она разделит со мной все те необыкновенные чувства, которые я пережила этой волшебной ночью.
Прокручивая в голове картинки моего ночного приключения, я с трепетом и восхищением увидела в удивительных маминых глазах отблески солнечного света, навсегда соединившего наши души – мою и моего любимого волка. Мама порывисто меня обняла. Слова нам были не нужны.
Когда я подняла влажные от счастливых слез глаза над маминым плечом, то увидела в дверях своей комнаты отца. На его прекрасном лице я увидела глубокую тихую радость. Ну конечно, подумала я, попалась как последняя дурочка. Мама, перед тем как я начала свой «сеанс», вытолкнула щит. Отец тоже видел все. Ну вот, теперь я еще и клятвопреступница. Я укоризненно посмотрела на улыбающегося отца, в золотых глазах которого прыгали лукавые искорки, но на самом деле меня с головой захлестывала солнечная волна счастья.
Я вскочила с кровати и как была, в одном белье, повисла на его шее. Он было смущенно отстранился, но потом, поддавшись моему порыву, крепко обнял меня своими холодными руками.
- Ренесми, - бархатный глубокий баритон отца был чуть хриплым от нахлынувших чувств, - ты самое необыкновенное существо на всем свете. Я знал это с самого начала. Но я даже мечтать не смел о том, что ты будешь так счастлива. Когда я обрел тебя и твою маму, я думал, что мне нечего больше желать. А теперь я получил от судьбы еще один подарок – твое счастье.
Он нежно поцеловал меня в лоб и выпустил из объятий. Уже уходя, он, снова войдя в роль строгого отца, сказал:
- Вообще-то, юная леди, вы проспали почти до обеда. Твоя тетка Элис чуть не разнесла наш домик, когда я сказал, что не дам тебя будить. Она в ярости. А ты знаешь, Элис в ярости – это катастрофа.
Я шутливо ахнула от ужаса и схватилась за голову.
- Что же мне теперь делать?
Отец ответил уже с улыбкой.
- Быстренько собраться и бежать.
- В Канаду? – спросила я.
- Нет, к Большому дому, – рассмеялся отец, – она ждет тебя для примерки.
- Да, милая, - пропели хрустальные колокольчики маминого голоса, - Эсми просила тебе передать, что тоже тебя ждет, она приготовила вам с Джейком завтрак, ну или, скорее, уже обед.
«Очень кстати», - подумала я.
Мои удивительные родители вышли из моей комнаты, держась за руки.
Быстро одевшись в подвернувшиеся под руку футболку с джинсами и накинув куртку (все равно Элис будет недовольна), я пулей понеслась через лес к Большому дому. Желудок предательски сводило от голода, в горле снова разгорался пожар. Сглотнув, я вновь подумала, что ни в коем случае не буду больше пить кровь. Ничью. Никогда.
К дому я подошла, как всегда, со стороны по-зимнему пустого сада. Там уже возвышались какие-то сооружения, тщательно укутанные мешковиной, скрывавшей их от любопытных глаз. Вот интересно, что на этот раз придумала Элис? Насколько мне известно из рассказа отца, их свадьба была просто потрясающей.
Не могу сказать, что мысль о том, как будет оформлена моя свадьба, полностью занимала мою голову. Она была лишь приятным дополнением к тому сумбуру, что в ней творился. Но главной во всей этой мешанине была мысль о том, что завтра я стану женой моего любимого бесценного волка и никакая сила на свете больше не сможет нас разлучить.
Мне вдруг подумалось, что с момента той злосчастной вечеринки в лондонском клубе «Вендом» и до сегодняшнего дня меня постоянно спасала и поддерживала в самом черном отчаянии именно наша любовь. Конечно, я твердо верила в поддержку моих родных, знала, что они пойдут на все, чтобы избавить меня от опасности, выручить в беде. Но главным было именно чувство к Джейкобу, вначале неосознанное, робкое и несмелое, как ручеек, сбегающий в долину. Чувство, которое постепенно превратилось в полноводную бурную реку, неудержимо несущую свои волны к бесконечному океану. Океану нашего счастья.
Даже на краю безумия, почти сломленная даром Казановы и жаждой, я цеплялась за образ любимого как за последнюю тонкую веточку, удерживающую меня на поверхности страшной ледяной кровавой трясины. И эта веточка оказалась стальным канатом. Теперь, когда мое страшное видение о его гибели не сбылось, я была уверена, что нашему счастью никто и ничто не помешает.
Только одна мысль не давала мне покоя, как легкое облачко на ясном лазурном небе моего счастья.
Повзрослев в пройденных испытаниях и, как мне казалось, начисто избавившись от своего подросткового эгоизма, я начала постепенно понимать, как непросто было моему любимому постоянно находиться рядом со своими смертельными врагами, которых его древний кровный инстинкт ежесекундно велел уничтожать. Как бы ни были мне дороги мои удивительные родители и замечательные родственники, теперь я с удивительной четкостью понимала, что при существующем раскладе мой милый волк никогда не будет до конца счастлив. Я старательно прятала эти мысли от отца, так как не хотела, чтобы он знал о моих сомнениях. Но я должна была сделать выбор. Джейк уже принес эту жертву. Теперь была моя очередь. И первым шагом на этом пути был мой отказ от крови. Нужно только поговорить с Карлайлом, чтобы убедиться, что от долгого воздержания моя жажда однажды не сведет меня с ума.
Увлеченная своими мыслями, я рывком распахнула заднюю дверь дома и влетела внутрь. Немедленно мою руку стиснула ледяная хватка, совершенно несоответствующая тому, какой тонкой и миниатюрной была сжимавшая мое запястье рука. «Элис», - с улыбкой констатировала я. Второй рукой моя замечательная тетя закрыла мне глаза и прошипела в мое ухо с притворной кровожадностью.
- Если ты попробуешь подсмотреть, я всю кровь у тебя выпью.
- Верю-верю, - поспешно с шутливым испугом согласилась я. - Клянусь, что не буду подсматривать. Не убивай меня, страшный вампир! У меня завтра свадьба!
- Посмотрю на твое поведение, - прошипело «чудовище», волоча меня за руку вверх по лестнице. Наконец ледяная завеса спала с моих глаз. Мы были в комнате Элис. В который раз поразившись дизайнерскому таланту своей тетушки, я окинула взглядом удивительно гармоничный и стильный интерьер. Ее комната была воплощением ее самой – порывистой и чувствительной, беспечной и серьезной одновременно. Драпировки из тонкой органзы и тяжелые портьеры, милые безделушки и тонкие изящные этажерки – все это удивительным образом создавало совершенно особый стиль, который можно было назвать только одним словом - «Элис». И еще в воздухе витал легкий и очень приятный свежий запах – лимонной травы, весенних цветов и скошенного сена.
Маленький эльф смотрел на меня радостно и озабоченно одновременно.
- Так, снимай свои тряпки. Господи, ну вся в мать. Никакого вкуса. Это явно мой недосмотр в твоем воспитании. Надо платье померить, а то, если что-то не подойдет, Джасу еще ехать за портнихой.
Пока я стягивала с себя одежду, ежась от холода, ведь в Большом доме отопление отсутствовало по причине ненадобности, тетя достала откуда-то из глубин своей необъятной гардеробной, которая явно находилась в другом измерении, так как совершенно не соответствовала по размерам комнате, знакомый мне белый одежный чехол. С торжественным лицом Элис потянула вниз язычок молнии и достала нечто невесомое, белоснежное, напоминающее облако. Внимательно посмотрев мне в лицо, чтобы убедиться, что на мне нет косметики и я случайно не испачкаю белое сокровище, тетушка накинула мне на голову это великолепие. Легкий прохладный шелк легко скользнул по моему телу, отчего у меня по коже забегали мурашки. Элис одним движением легких прохладных пальцев застегнула сзади, наверное, не меньше сотни крошечных пуговок. «Боже, бедный мой Джейк, - подумала я. - Как же он своими ручищами эти пуговки расстегивать будет. Точно не обойдется без жертв». От этой мысли я тут же залилась жаркой краской. Элис истолковала мой внезапный румянец по-своему.
- Неудобно? Где? – серебристые колокольчики дрогнули от волнения.
- Нет, Элис, все удобно. Сидит как влитое.
- Фух, - выдохнула она и развернула меня к зеркалу, занимавшему почти всю стену напротив гардеробной и лишь вверху слегка задрапированному бледно-зеленой невесомой органзой. - Ну как тебе?
Я посмотрела в зеркало. Кто бы сомневался. Платье сидело удивительно хорошо. Верх его был из блестящего шелка, расшитого редкими жемчужинами нежно-розового оттенка. Лиф плотно облегал мою грудь, приподнимая ее и делая декольте просто сногсшибательным. Плечи также были совершенно открыты. Моя необычная кожа удивительно гармонировала с поблескивающим шелком, как будто подсвеченная изнутри мягким сиянием. Корсет подчеркивал стройность талии, а книзу платье словно окутывало мои бедра и ноги облаком нежнейшей вуали. Я глаз не могла оторвать от своего отражения в зеркале.
- Ну чего ты молчишь? – нетерпеливо спросила Элис. - Что, не нравится?
- Что ты такое говоришь, - наконец выдохнула я, вспомнив, что мне, в отличие от моей изумительной тети, все же надо дышать, - у меня просто слов нет.
- Ну слава богу, а то другое платье я тебе купить уже не успею. Так, посмотрим…
Элис крутанула меня за руку, придирчиво осматривая каждый миллиметр сияющего великолепия в поисках предательски закравшейся складочки. Но даже ее нечеловечески зоркому и взыскательному взгляду не было к чему придраться. Платье сидело идеально.
- Это еще не все, - удовлетворенно продолжила тетя, - ты же не совсем вампир, на улице зима, в таком наряде ты околеешь в саду.
Как фокусник, она достала откуда-то белоснежную накидку – болеро, сшитое из белого меха с черными отметинами.
- Это что, горностай? – удивилась я.
- Ну да, - торжествующе заявила Элис. – вот теперь ты настоящая принцесса, только короны не хватает. Кстати, о короне. Джас, милый, ты привез диадему для Несси?
- Уже несу, - раздался где-то за дверью знакомый голос, и в комнату вошел улыбающийся Джаспер с бархатным футляром в руках. Элис подлетела к нему и, чмокнув в щеку, достала из коробочки и немедленно водрузила мне на голову сверкающую диадему. Я снова забыла, что надо дышать. Больше всего украшение напоминало узоры на морозном стекле – тончайшее переплетение серебристых паутинок, в которых, как капли росы, дрожали в лучах света бриллианты.
Элис отступила на шаг, оценивая творение своих рук, и удовлетворенно заулыбалась.
- Ну вроде все идеально. Как я и планировала. Высокая прическа, нежный макияж, еще фата будет, и все просто застынут от твоей невероятной красоты. Настоящая принцесса из страны Грез.
Я смотрела на свое отражение и не верила собственным глазам. Я привыкла к тому, что всегда выгляжу неплохо. Но в этом удивительном платье и с дивной красоты диадемой в даже не уложенных в прическу волосах я действительно была сказочной принцессой. Я боялась пошевелиться, чтобы не спугнуть это дивное видение.
- Ну вот и чудненько! – совершенно удовлетворенная, подытожила Элис. – Все, принцесса, до завтра ты свободна. Марш из этого дома, а то чего-нибудь лишнее увидишь. Там во дворе тебя твой песик дожидается. Уже извелся весь. Забирай его, а то с его неуклюжестью он мне, чего доброго, сломает что-нибудь.
- А мои друзья прилетели? - спросила я. - А Рене?
- Какая же ты нетерпеливая! Прилетели. Чарли поехал встречать твою бабушку. Но лучше до завтра вам не встречаться. Хватит с нее потрясения на свадьбе, а то вдруг чего… Чарли пока ее подготовит морально. А друзей твоих встречает Эммет. Он уже звонил с дороги, скоро они будут в Форксе. Мы решили, что им лучше будет поселиться в городском отеле. Так безопаснее и для нас, и для них. Мы с Джасом съездим вечером к ним в отель, чтобы девушки примерили платья, а парни – смокинги.
Я прыснула со смеху, представив себе лицо Мэтью, которого Элис наряжает в смокинг. Он ведь в своей жизни, кроме джинсов с футболками и бейсбольной формы, ничего не надевал. Но Элис, я думаю, справится. Еще и при поддержке Джаспера… Элис непонимающе посмотрела на меня, но спрашивать не стала, видимо, подумав, что у меня просто нервы сдают.
Узенькая ледяная ладонь снова закрыла мои глаза, и моя чудесная тетя за руку свела меня вниз по той самой лестнице, по которой когда-то, больше всего боясь оступиться и упасть, спускалась Белла Свон, будущая миссис Каллен, моя удивительная мать. Завтра этот же путь предстояло проделать и мне. Но, в отличие от своей мамы, я не боялась оступиться. После всего пережитого я вообще уже ничего не боялась. Кроме одного. Потерять своего нежного и страстного, могучего и по-детски беззащитного волка. Самого любимого на свете.
Когда мы спустились, я услышала мелодичный голос своей «бабушки» Эсми.
- Элис, куда же ты ее выпроваживаешь, девочка с голоду умрет или от жажды съест подружек невесты. Несси, милая, иди на кухню, я приготовила замечательное ризотто и поджарила стейки, как ты любишь! И позовите Джейкоба, чего он на пороге топчется!
Элис возмутилась:
- Еще чего! Для него внутреннее убранство тоже секрет!
- Тогда пусть зайдет с черного входа, - безапелляционно заявила Эсми. В вопросах, касающихся ведения домашнего хозяйства, ее было так же невозможно переспорить, как Элис в организации вечеринок и в одежде.
- Ну хорошо. Только если будет подглядывать, я его убью! – маленький эльф развернул меня спиной к холлу и передал с рук на руки Эсми. – Несс, немедленно закрой глаза и не подглядывай! Джейк! Обойди дом и зайди в кухню с черного хода!
Я крепко зажмурилась и, ведомая холодной твердой рукой «бабушки», прошла в кухню, которая прямо-таки благоухала запахами жареного мяса и душистых трав. Когда дверь за моей спиной захлопнулась с треском, явно не без помощи маленького рассерженного эльфа, я наконец снова обрела способность видеть. Первое, что я узрела, было прекрасное лицо моей вечно молодой «бабушки» с ласковой улыбкой смотревшей на меня. Эсми обняла меня и нежно поцеловала в лоб холодными гладкими губами.
- Милая, я так за тебя испугалась. Ты такая храбрая девочка, совсем как твоя мама. И я так рада, что завтра твоя свадьба. Ты ведь счастлива?
- Очень, - мой голос задрожал от переполнявшего меня чувства. – Да, очень счастлива.
Эсми нежно погладила меня по щеке.
- А вот и я. Соскучились? – родной хрипловатый голос снова заставил мое сердце забиться сильнее. В кухню ворвался мой любимый волк, принеся с собой запах леса и мокрой земли.
Джейк снова сгреб меня в объятия и порывисто поцеловал, но потом, смутившись от присутствия Эсми, выпустил. Мы с удовольствием поели, перебрасываясь шуточками и непринужденно смеясь. Моя удивительная «бабушка» нежно смотрела на нас, любуясь нашим счастьем.
И тут внезапно весь окружающий мир перестал для меня существовать. Я удивленно посмотрела на своего любимого, как будто увидела его впервые. Волшебная ночь посвящения, видимо, что-то изменила во мне. Я испытывала странное чувство совершенного единения с моим волком. Казалось, я смотрю на мир не только своими, но и его глазами. Интересно, я точно не стала оборотнем? Вдруг я теперь тоже смогу обращаться и слышать мысли своего Джейка. А что, было бы совсем неплохо! «Ну нет, - подумала я, - размечталась! Сью сказала, что это невозможно».
Но впервые за все время нашего долгого знакомства я остро, до боли почувствовала ту неловкость, которую постоянно испытывал мой любимый, находясь в этом доме. Придавленный чувством долга и загнанный в самый далекий и темный уголок его души, туго скрученный в маленький узелок, инстинкт волка – смертельного врага вампиров, все еще жил в нем, заставляя испытывать постоянную тупую ноющую боль. Теперь я видела это совершенно отчетливо. Более того, я сама теперь ощущала эту боль.
Джейк тоже почувствовал во мне перемены и с удивлением посмотрел мне в глаза. Я с улыбкой покачала головой и накрыла его руку своей. «Все хорошо, любимый! Просто мы стали еще ближе», - подумалось мне.
Закончив с едой, я вскочила со стула и обняла свою чудесную «бабушку», звонко чмокнув ее в холодную гладкую щеку. Эсми просияла и нежно погладила меня по волосам. Потом я схватила своего волка за руку и потянула за собой к выходу, радуясь тому, что он наконец перестанет чувствовать эту неловкость.
На улице Джейкоб остановил меня, взяв за плечи, развернул к себе лицом и вопросительно посмотрел мне в глаза.
- Что с тобой, Нес? Что случилось? Ты сама не своя. Волнуешься перед свадьбой?
Я расхохоталась.
- Волнение? С какой стати? Я хочу этого больше всего на свете! Почему я должна бояться? И чего?
- Тогда что с тобой такое?
Я не могла объяснить произошедшие во мне перемены словами. Вместо этого, я прижалась к груди своего жениха и, встав на цыпочки, обняла его за шею и нежно поцеловала. Джейк тут же перехватил инициативу, впившись в меня таким страстным поцелуем, что у меня потемнело в глазах.
- Эй, голубки! Завтра ночью что делать будете? – над ухом раскатом грома загрохотал насмешливый бас Эммета. – Джейк, смотри, Эдвард тебе быстро голову открутит! До свадьбы не доживешь!
Джейкоб разжал объятия, а я залилась краской.
- Несси! Ты краснеешь, совсем как твоя мамочка до того, как стала вампиром! - не унимался мой насмешливый дядя.
Эммет по-дружески похлопал Джейка по плечу, а мой жених в ответ криво усмехнулся.
- Знаешь, еще неизвестно, кто кому голову открутит.
Эммет заржал, снова хлопнув моего волка по плечу.
- Ну, в общем, я хотел сказать, что друзей ваших я привез. А ничего у тебя подружки, племянница, аппетитные такие! Особенно рыженькая. Она, когда меня увидела, дар речи потеряла. Всю дорогу мне глазки строила. Я видел ее лицо в зеркале заднего вида. Не будь перегородки в салоне лимузина, она бы так мне на коленки и запрыгнула. Ее парень, как там его… а, Элиот, бледный такой, прямо вылитый вампир. Он на меня смотрел так, будто хотел вцепиться в горло. Не пахни он, как человек, я бы точно принял его за одного из нас. Ладно, развлекайтесь, я пошел помогать Элис. А то я слышу уже, как она меня костерит за нерасторопность!
Эммет быстрыми энергичными шагами направился в дом. Уже дойдя до крыльца, он развернулся и крикнул нам.
- Да, совсем забыл, отель называется «Приют охотника»! Джейки наверняка знает, где это.
Мы переглянулись и, поняв друг друга без слов, направились к джипу, так и стоявшему в начале подъездной дорожки у крыльца. Раз в доме мне находиться запретили, а Элис я больше не нужна, можно было навестить наших друзей.
Отель «Приют охотника» был расположен не совсем в городе, скорее, на самой его окраине, практически в лесу. Это даже был не отель, а небольшой двухэтажный охотничий домик, который держал для приезжих, жаждущих пострелять дичь в непроходимых лесах близ Форкса, старый угрюмый Хью Форестер, индеец из племени маха, соседей и давних союзников квилетов. После смерти жены и отъезда сына в колледж Форестер продал свой дом в резервации, переехал в Форкс, купил и практически заново отстроил пустовавшее почти пять лет бунгало лесника, открыв в нем маленький отель. Иногда Форестер составлял компанию Билли Блэку и моему дедушке Чарли на рыбалке.
Все это мне рассказал Джейкоб, пока мы ехали на джипе по лесной дороге. Наконец вековые деревья расступились, и я увидела небольшой, но очень добротный двухэтажный бревенчатый дом со скошенной крышей и широким крыльцом с деревянными ступенями и резными деревянными же столбиками, поддерживавшими дощатый навес. Над крыльцом красовались огромные лосиные рога и вывеска, написанная яркими красками явно самим хозяином. Услышав шум подъезжающего автомобиля, Форестер вышел на крыльцо. Увидев выпрыгнувшего из автомобиля Джейка, его смуглое морщинистое лицо достаточно угрюмого вида просияло улыбкой, а черные колючие глаза под кустистыми бровями стали теплее.
- А, будущий новобрачный! Привет, дружок! Как поживает Билли? Что-то давненько мы с ним не были на рыбалке. Снасти-то еще не растерял?
Джейкоб, подойдя к старому индейцу, уважительно пожал ему руку и ответил, также широко улыбаясь.
- Нет, старина Билли теперь редко выбирается из дома. Сью не пускает. Сердце стало пошаливать, какая уж там рыбалка.
- Ну передавай привет! Мисс Каллен! Мои поздравления! – наконец Форестер обратил внимание и на меня. В его голосе было уже гораздо меньше теплоты. Видно было, что мою семью он явно недолюбливал. – Ну что мы на пороге. Проходите, ваши друзья уже расположились. Надеюсь, им у меня понравится. Правда, скромно все очень, но у меня клиент невзыскательный, все больше охотники да рыбаки. Первый раз такая компания гостит.
Было видно, насколько Форестер рад, что в его отеле зимой, в самый гиблый для охоты сезон, есть постояльцы.
Мы вошли в просторный холл, всю середину которого занимал камин, сложенный из огромных булыжников. В нем полыхал жарким огнем цельный ствол немаленькой ели, распространяя удивительный запах смолы. Вытяжка из слегка позеленевшей меди, начищенная до блеска, отражала языки пламени. Простые бревенчатые стены украшали охотничьи трофеи – головы оленей, кабанов, а перед камином была расстелена огромная шкура гризли. Хозяин пригласил нас присесть на простые деревянные стулья, расставленные вокруг огромного грубо сбитого, но добротного стола, также выскобленного до блеска.
- Сейчас я скажу вашим друзьям, что вы пришли, - сказал Форестер, поднимаясь по широкой деревянной лестнице с простыми перилами.
Через несколько минут сверху послышались оживленные голоса, и по ступенькам первой вихрем сбежала Шеннон. С визгом подлетев к нам, она немедленно заключила меня в свои объятия и расцеловала в обе щеки.
- Несси! Боже, как я по тебе соскучилась!
- Я тоже очень скучала, - ответила я, высвобождаясь из объятий подруги, - как долетели?
- Отлично! А какой лимузин нас сюда привез! Отпад! А какой шофер нас встречал! Господи, такого красавчика я в жизни не видела! Он что, твой дядя? Такой молодой? А он женат?
- Шен! Прекрати немедленно! Да, он давно женат и очень счастлив. И жена у него – просто ослепительная красавица! – я представила себе изумление и разочарование своей любвеобильной подружки, когда она увидит Розали, и усмехнулась.
Но оптимизм Шеннон было не так легко сломить.
- Ерунда! Жена не стенка… - тут моя подружка осеклась, увидев, что по лестнице спускается Элиот, и заговорщически мне подмигнула.
Я возвела глаза к небу, выражая свое негодование ветреностью подруги. Друзья окружили нас, наперебой рассказывая подробности путешествия. София, как всегда, скромно стояла в сторонке, ожидая, пока улягутся первые восторги от встречи. Я подошла к ней сама и с огромной радостью заключила свою лучшую подругу в объятия. Грегори поправил привычным жестом очки и смущенно проговорил:
- Нес, Джейк, мы так за вас рады. Какой замечательный городок! И удивительный отель.
- Вы, наверное, с голоду умираете, - сказал Джейкоб. – У нас еще есть пара часов до того, как тетушка Несси приедет мучить вас примерками. Кстати, не советую сопротивляться. Совершенно бесполезно и весьма опасно. Голову откусит на раз-два. Не смотрите, что ростом не вышла. В вопросах одежды – это зверь.
Я заулыбалась, зная, что мой бедный Джейкоб уже побывал в когтистых цепких лапках моей удивительной тетушки Элис. И сделал правильные выводы.
- Да, поесть было бы неплохо, - пробасил Мэтью, - те крохи, которые нам перепали в самолете, уже даже не вспоминаются.
Все дружно его поддержали.
Кое-как запихнувшись в джип всей большой компанией (девчонки устроились на коленях у ребят, благо, что бывший джип Эммета был просто огромным), мы поехали в любимый ресторанчик дедушки Свона – «Охотничий домик». Наскоро заказав еду, руководствуясь принципом «Несите то, что готово», наши друзья с аппетитом приступили к трапезе. Мы с Джейком сидели, с удовольствием наблюдая за их оживленной беседой и иногда вставляя свои замечания. Было такое чувство, что мы снова вернулись в наш любимый лондонский ресторан «Рыжая лошадь» и все по-прежнему. Даже страшно было подумать, сколько трагичных, зловещих и радостных событий отделяло нас от тех беззаботных дней.
Когда после ужина мы вернулись в «Приют охотника», мы обнаружили около крыльца еще один джип. В холле рядом с камином, нетерпеливо притоптывая ножкой, обутой в изящные дизайнерские полусапожки, и скрестив руки на груди, с мрачным лицом стояла Элис – само воплощение богини возмездия Немезиды. Джаспер, мягко улыбаясь и обняв любимую за плечи, стоял за ее спиной. В углу я с удивлением заметила металлическую разборную стойку на колесиках, которые используют дизайнеры на показах. «Господи, где только она ее взяла?» - подумала я. На стойке рядком висели шесть одежных чехлов – три длинных и три покороче.
Я тут же решила принять удар на себя.
- Элис! Милая, мы не могли оставить друзей голодными. Прости нас, мы засиделись в ресторане. Совсем заболтались, мы же столько не виделись!
Грозное нахмуренное лицо моей удивительной тетушки лишь слегка смягчилось.
- Несси! Не буди во мне зверя. Ты знаешь, сколько у меня еще дел? Я не имею права выбиваться из графика ни на одну секунду! Так, девушки, марш наверх, через пять минут я принесу платья, чтобы все уже были готовы. Молодые люди, можете остаться в холле, я думаю, излишней стеснительностью никто из вас не страдает. Джас, проследи, чтобы ребята оделись, я пошла к девушкам. Как только закончу, спущусь, чтобы посмотреть.
Сьюлин хотела было уже открыть рот, чтобы возразить, так как она, естественно, привезла свое, специально придуманное и сшитое собственноручно для моей свадьбы платье, но я умоляюще посмотрела на нее и отрицательно покачала головой. Моя подруга обиженно поджала пухлые губки, но спорить не стала. Я облегченно вздохнула.
Джейкоб, улыбаясь широченной улыбкой, потянул меня за руку к выходу. Точно, нам больше нечего было здесь делать. Уже уходя, я услышала возмущенный бас Мэтью.
- Чего? Я в смокинг? Ни за что! Даже не мечтайте!
И потом через минуту.
- Ну ладно, ладно, только не смейтесь…
Я улыбнулась Джейкобу. Наши бедные друзья попали в оборот.
*****
Джейк снова отвез меня к Большому дому. Я заметила, что на подъездной аллее тоже успели появиться непонятные сооружения, тщательно замотанные грубой тканью. В саду возились какие-то фигуры, явно мужские, видимо, Эммет, Эдвард и Карлайл что-то доделывали, воплощая замысел Элис. Приготовления шли полным ходом.
Оставив машину около крыльца, мы пешком пошли через лес в наш домик. На удивление, в нем никого не было. Пользуясь моментом, что мы наконец-то остались наедине, я прижалась всем телом к моему любимому волку и потянулась к его губам. Он тут же сжал меня до боли в объятиях и начал исступленно целовать – в щеки, губы, шею. Его руки гладили мою спину, прижимая к себе теснее и заставляя прогнуться, горячие ладони забрались под свитер, лаская мою обнаженную кожу, заставляя стонать и дрожать всем телом. В голове зашумело, весь мир сосредоточился в его горячих губах, обжигающих руках… И вдруг эта сказка закончилась. Джейк, тяжело дыша и кусая губы, отстранился от меня. Я чуть не заплакала от обиды на любимого, так жестоко прервавшего эту феерию чувств. Несколько раз глубоко вздохнув, мой волк с виноватой улыбкой произнес охрипшим от страсти голосом.
- Прости, котенок. Я обещал Эдварду, что мы не будет этого делать до свадьбы. Прости, но я не хочу, чтобы он считал меня негодяем.
В сердцах я развернулась на каблуках и, влетев в свою комнату, так хлопнула дверью, что она едва не слетела с петель.
Джейк, потоптавшись в нерешительности у порога и так и не решившись войти, сказал мне через дверь.
- Нес, ну прости. Ну пожалуйста. Ну скажи, что ты меня прощаешь. Ты же не передумаешь выходить за меня? Ведь нет? Скажи, нет? Нес, если так хочешь, я останусь. И пусть твой отец оторвет мне башку.
В его словах было столько неподдельного горя, что я не выдержала. Рывком распахнув дверь, я снова лишь на минуту прижалась к его груди, потом потянулась к его лицу, но вместо поцелуя прошептала прямо в горячие губы любимого.
- Глупый, конечно, нет. Как я могу от тебя отказаться? В тебе вся моя жизнь. Отныне и навеки.

Большое спасибо нашей бете Тане tatyana-gr за редактирование главы.

ФОРУМ

Источник: http://robsten.ru/forum/20-2934-1#1460218
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: MissElen (26.01.2017) | Автор: Юлия Данцева E
Просмотров: 86 | Теги: Квилеты, Ренесми, Джейкоб, Каллены | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]