Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Доверяя себе. Эпилог. Часть 2

Когда, ровно через час раздается стук в дверь, я чувствую себя, как на иголках. Даже несколько раз репетировала свое признание, но ни один, не показался мне правильным, я пыталась предугадать его реакцию и мне не нравилось, как это представлялось. Решила действовать по ситуации и, если не будет подходящего момента, просто скажу и все!

– Готова? – улыбается он, когда я открываю дверь. Молча киваю, еще не до конца веря, что он приехал. Эдвард протягивает мне руку, и я кладу в нее свою ладонь, выходя из квартиры.

– Куда мы пойдем? – спрашиваю, закрыв дверь.

– Предлагаю сначала зайти ко мне, а потом пойдем поужинаем.

– К тебе? – улыбаюсь я, приподняв бровь.

Что он задумал?

Хотя в другой ситуации и, если бы, я так не волновалась, то сама затащила бы его в кровать и не выпускала несколько дней.

– Это не то, что ты подумала… – усмехается он.

– А откуда ты знаешь, о чем я подумала? – также усмехаюсь и я.

– Это написано в твоих прекрасных глазах, милая… Поверь, я хочу тебя, как сумасшедший, – он легонько касается моей щеки и проводит по ней большим пальцем, – но сначала мы все обсудим, согласна?

– Согласна, – чувствую, как краснею от его слов и прикосновений.

«Как сумасшедший…», я тоже этого хочу, но сначала, дорогой, я сброшу на тебя атомную бомбу. Еле сдерживаю нервный смешок и вижу веселье в его глазах.

А вот сейчас, ты точно не знаешь о чем я думаю.

– Прошу, – открыв дверь в свою квартиру, Эдвард жестом приглашает меня внутрь, и я вспоминаю, как давно здесь не была. Прохожу в гостиную, и замираю, открыв рот: по всей комнате расставлены цветы и свечи нежного цвета в стеклянных колбах, а их мерцание отражается от поверхностей и создается впечатление, что находишься в центре северного сияния, где все переливается разноцветным свечением и этот запах…

Прекрасный запах цветов, вперемешку с запахом воска создает поистине гипнотический эффект.

– Как красиво… – шепчу я, и оглядываюсь на Эдварда, который с улыбкой наблюдает за мной. Как по волшебству, начинает играть тихая мелодия и я чувствую, будто попала в сказочный мир, который завораживает своим волшебством.

– Нравится? – он медленно подходит и берет мою руку, нежно целуя ее.

– Очень… Вы такой романтик, мистер Каллен… – цокаю я и с улыбкой качаю головой.

– Я этого никогда не скрывал, мисс Свон.

– Это чудесно… Очень, красиво, Эдвард. Спасибо!

– Рад, что тебе понравилось.

Он подводит меня к большому окну и поворачивает спиной к себе.

– Закрой глаза, – слышу его шепот, и чувствую невесомые прикосновения. От его сексуального голоса, по мне проходит волна мурашек, и я выполняю просьбу. – Я помню, как увидел тебя впервые… Ты танцевала в свете мерцающих огней, и я не мог оторвать от тебя взгляд… Мы столкнулись у бара, где ты вылила на меня свой коктейль, и я понял, что это знак… – чувствую, как от его тихого голоса, начинает кружится голова и мысленно уношусь в тот день, когда мы познакомились. – Когда я взял тебя за руку, понял, что не хочу ее отпускать… Когда мы танцевали, а твоя голова лежала на моей груди, все вокруг перестало существовать, кроме тебя, твоего запаха и твоих прикосновений. Уже тогда я понял, что это не просто желание и рискнул, предложив уехать со мной… Когда ты согласилась, я подумал, что это второй знак. Когда я поцеловал тебя в первый раз, понял, что мне всегда будет мало… Когда, стоя на этом самом месте, твое платье опустилось на пол, я понял, что пропал… что не смогу отпустить тебя, даже если очень захочу… Я влюбился в тебя, Изабелла, в ту ночь, когда ты дарила мне нежные ласки и с жадностью принимала мои… Я до сих пор, в деталях помню нашу первую ночь и все последующие… Я сходил с ума от невозможности быть с тобой, когда узнал, что ты работаешь в компании. Ты снилась мне каждую ночь и каждый день, я понимал, что влюбляюсь в тебя все сильнее… Уже тогда я решил, что ты будешь моей. – От переизбытка эмоций, его близости и нереальности происходящего, мои ноги слабеют, и я откидываюсь на грудь Эдварда, чтобы сохранить равновесие. Он придерживает меня одной рукой, продолжая свою исповедь. – Когда мы начали встречаться, я был самым счастливым человеком на земле… Но тогда, страхи оказались сильнее и я все испортил… из-за чего ты ушла от меня… и я был разбит… и каждый день без тебя был ужасен, но надежда умирает последней, и я молился, чтобы у меня появился хотя бы один шанс, чтобы вернуть тебя и начать все сначала… Когда ты впустила меня и выслушала, я понял, что это и есть тот самый шанс, и знал, что ни за что не упущу его… За то время, что мы не виделись, я много думал и размышлял… о прошлом, о будущем… и если прошлое растворялось серым скучным, пятном… то будущее, играло ярками красками, и в каждом моменте своего будущего, я видел тебя… нас, вместе, так отчетливо и так верно. Я понял, что никогда не смогу полюбить снова, никого не буду хотеть так же, как тебя. Изабелла, ты все для меня… – мужчина разворачивает меня к себе лицом, и в его глазах столько любви, что мне не хватает воздуха.

– Я прочитал одну молитву, как называет ее сам автор, – Джефф Фостер, и она, в наибольшей степени отражает мои чувства к тебе… – пытаясь подавить ком в горле, тихо сглатываю, не решаясь издавать какие-либо звуки. Своим чарующим голосом, Эдвард продолжает:

– Разрушь во мне то, что нуждается в разрушении… Укрепи то, что нуждается в укреплении… Используй меня… Твори мной, нарисуй мной каждую каплю на холсте жизни… Помоги мне жить полной уникальной жизнью, ходить по лесу нехоженой ранее дорожкой… Покажи мне, как любить глубже, чем я когда-либо считал возможным… Держи перед моим лицом то, от чего я отворачивался… Помоги мне смягчиться и расслабиться, полностью приняв то, с чем я все еще нахожусь в состоянии войны… Если мое сердце по-прежнему закрыто, покажи мне, как открыть его... Если я что-то держу, помоги мне это отпустить… Дай мне проблемы, борьбу и, казалось бы, непреодолимые препятствия, если они принесут еще более глубокое смирение и доверие к жизни… Помоги мне смеяться над своей серьезностью… Позволь мне найти юмор в темноте… Покажи мне глубокое чувство покоя в разгаре бури… Не скрывай меня от истины… Никогда… Пусть благодарность и любовь будут моим гидом… Пусть прощение станет моей мантрой… Пусть этот момент будет моим постоянным спутником… Позволь мне увидеть твое лицо в каждом лице… Позволь мне почувствовать твоё теплое присутствие в моем собственном присутствии... Поддержи меня, когда я оступлюсь…, дыши мной, когда я не смогу дышать…, дай мне умереть живым, а не жить мертвым… – Он делает вздох, и я вижу, как начинают блестеть его глаза. Ни разу его мягкий зеленый взгляд не покинул мой, я моргаю, пытаясь избавится от жжения в глазах, вызванное его проникновенным монологом.

– Ты и есть моя жизнь, Изабелла… и я хочу, чтобы так было всегда… Готова ли ты, разделить со мной эту жизнь и построить наше, совместное будущее?

Засунув руку в карман, мужчина достает маленькую коробочку и раскрывает ее, затаив дыхание, напряженно вглядываясь в мои глаза.

– Боже! Эдвард… – прикрываю рот обеими руками, чувствуя, как выступают слезы. – Это… – мои глаза бегают между его лицом и рукой, в которой он держит футляр.

– Да, Изабелла, это… Я прошу тебя стать моей женой. И обещаю любить тебя и заботится о тебе, пока буду на это способен… – мужчина достает кольцо из коробочки, и я замечаю, как подрагивают его пальцы. – Ты выйдешь за меня, Белла?

Находясь здесь, в этой фантастической обстановке, где мерцают свечи, отражаясь в прекрасных глазах этого мужчины, моего любимого мужчины, все кажется сном. Эдвард смотрит на меня с бесконечной любовью и делает мне самое романтичное предложение в мире. Он такой красивый сейчас, что у меня захватывает дух, но уязвимость, которая читается в его глазах, выдает его сильное волнение. Как же мне хочется закричать: «Да!» и избавить его от этих переживаний, увидеть счастье в глазах, разделить его вместе с ним и наслаждаться друг другом всю ночь, закрепляя наш будущий союз.

– Изабелла, ты молчишь… – пауза явно затянулась, и вижу, как тень глубокого разочарования, проходит по его прекрасному лицу, оседая в грустных глазах.

– Эдвард, я не…

– Понимаю… ты не готова… – он возвращает кольцо на место и захлопывает футляр, резко выдыхает, а затем проводит руками по лицу, запуская их в волосы. – Скажи… у меня хотя бы есть шанс, что однажды ты передумаешь?

– Нет, Эдвард… – качаю головой и вскинув голову, понимаю, как это прозвучало для него, торопливо добавляю. – Я не это имею ввиду, то есть… – мужчина делает шаг назад и опускается на диван, вижу, что лишаю его последней надежды. – Черт! Я согласна, Эдвард! Согласна! Я не говорю: «Нет», просто, можешь ты сделать все тоже самое, ну, в смысле, с кольцом, после того как я тебе кое-что скажу? Если, конечно, захочешь… – добавляю уже шепотом.

Нахмурившись, он смотрит на меня, явно ничего не понимая. Наконец-то, я собираюсь с мыслями.

– Эдвард, я очень хочу принять твое предложение, но прежде, хочу, чтобы ты знал… – достаю из кармана плоскую коробочку, и отдаю ему. – Вот. Это сюрприз, о котором я говорила, – затаив дыхание, жду, когда он ее откроет.

И как только мужчина видит, что там лежит, он вскидывает голову, а по мере того, как к нему приходит понимание, его глаза округляются. В них читается калейдоскоп эмоций: от шока и растерянности до осознания и радости, и последнее, что я вижу вспышкой в его нефритовых глазах – счастье. Боже, спасибо!

– Я беременна… – шепчу, сквозь слезы и слышу, как грохочет сердце в груди.

Эдвард поднимается с дивана и взглянув последний раз на палочку с двумя полосками, откидывает в сторону коробку, затем проводит рукой по лицу, и зажимает ей рот, резко выдыхая. Его глаза такие огромные, и я не понимаю, что это означает.

– Господи! Изабелла, это правда? – он подходит ко мне и хватает двумя руками за плечи, а его серьезный, напряженный тон, не обещает ничего хорошего.

Нет, только не это! Только не снова! Я киваю и новые дорожки слез бегут по моему лицу, неужели он…? А затем одним движением, притянув к себе, он избавляет меня от того разъедающего страха, который мне пришлось испытать за последние несколько секунд. – Детка, это же… Боже! Это… –оторвав меня от себя, он заглядывает в мои глаза, и я вижу, как снова блестят его. – Ты же не разыгрываешь меня сейчас? Это не что-то типа проверки?

– Нет, – качаю головой и смеюсь, он выглядит таким потрясенным.

– Это же… просто…! Белла, это самый лучший сюрприз, который я когда-либо получал! Я в шоке сейчас, и я так тебя люблю! – его широкая улыбка действует на меня, как гипноз.

Эдвард отрывает меня от пола и начинает кружить, крича в голос, как он счастлив и как любит меня. Опустив на пол, он сжимает меня, как в тисках, и целует мое лицо, губы, глаза. Я всхлипываю от счастья, распирающего меня и от облегчения, которое подарила его реакция. Да, что же это такое… Я вообще, когда-нибудь перестану плакать по каждому поводу?!

Он опускается на колени и устроив руки на моей талии, поднимает футболку и нежно целует мой, еще плоский, животик. Запускаю руки в его волосы, наслаждаясь этим моментом и откладывая его в своей памяти, как один из самых прекрасных, что мне пришлось пережить с Эдвардом. Потом он тянется за коробочкой и подняв одну ногу, остается стоять на одном колене, и я уже понимаю, что за этим последует.

Мужчина снова открывает футляр и достает кольцо.

– Изабелла, я повторю свой вопрос: ты станешь моей женой и матерью моих детей? – он подмигивает мне, счастливо улыбаясь.

– Да, Эдвард! Да! – тоже опускаюсь на колени, присаживаясь так, что наши глаза теперь находятся на одном уровне. – Я стану твоей женой… И мамой для наших детей. Но только женой, хотелось бы раньше, чем мамой, – смеюсь я. Он надевает мне кольцо на палец и целует его, а потом оставляет поцелуй на моих губах.

– Я готов женится на тебе хоть завтра! Что скажешь?

– Я хотела бы взять некоторое время на подготовку… – смеюсь я, понимая, что он настроен решительно, и пытаюсь избежать регистрации нашего брака завтрашним утром. Вытираю слезы и чувствую, как в голове начинает шуметь.

– Хорошо… Когда?

– Можно чуть позже? Я так переволновалась, пока собиралась с духом, что сейчас не могу нормально соображать…

– Как скажешь. Но мы же не будем откладывать это надолго, да? Как на счет конца лета? Ведь скоро уже станет заметно, – он снова целует меня.

– Решим, я не против… – киваю я.

Его улыбка не может быть такой прекрасной. Это должно быть запрещено законом, ТАК смотреть и улыбаться. Снова смеюсь и начинаю подниматься, но, когда встаю, чувствую, как пред глазами все плывет и тускнеет. Едва успеваю схватиться за руку Эдварда, как проваливаюсь в темноту…

***

Сквозь шум в ушах, слышу приглушенные голоса. Кто это?

– Она беременна, осторожно, пожалуйста…

– Вы уже это десять раз повторили! Мы поняли! Не мешайте, пожалуйста, а то мы заберем ее в больницу!

– Я просто… Почему она так долго не приходит в себя?

– Молодой человек! – шипит незнакомый голос.

Открываю глаза и натыкаюсь на обеспокоенный взгляд Эдварда.

– Милая, как ты? Я до смерти перепугался! – он сжимает мою руку.

– Вколи ему успокоительное! – не глядя на другого сотрудника, говорит, как я теперь вижу, доктор. – Как вы себя чувствуете, мисс Свон?

– Нормально… – слабо улыбаюсь я, – Эдвард, я в порядке.

– Ага, вижу… бледная и без сознания… И часто, ты в порядке? – хмурится он.

– А вы, что же, не в курсе, как часто ваша невеста не в порядке, – укоризненный взгляд врача из-под очков, скользит по лицу Эдварда, на что он лишь закатывает глаза.

– Все нормально, правда… – смотрю на мужчину в зеленом медицинском костюме. – Бывает иногда, голова кружится, но сознание не теряла.

– Токсикоз?

– Да, ужасный… – от меня не ускользает хмурый взгляд Эдварда. – Но мой доктор в курсе, мы держим это на контроле.

Потом врач скорой помощи задает вопросы о моем самочувствии, сроке беременности, спрашивает, когда последний раз была на приеме, уточняет дату последнего УЗИ. И с каждым моим ответом, Эдвард хмурится и становится все бледнее. Предлагаю закончить, ссылаясь на усталость и уверяя, что чувствую себя хорошо. На самом деле, так и есть, только небольшая слабость. Работник скорой, предлагает поехать в больницу для полного обследования, но, когда я наотрез отказываюсь, рекомендует, в ближайшее время записаться на прием к своему доктору. Расписавшись в отказе от госпитализации, я прощаюсь с медицинскими работниками и жду возвращения Эдварда, который пошел их провожать. Мне очень не понравилась его реакция и я переживаю, что он будет слишком сильно переживать за меня, как бы смешно это не звучало.

Мои опасения подтверждаются, как только мужчина появляется в гостиной.

– Изабелла, прости меня…

Поворачиваю голову и вижу расстроенного Эдварда, который присаживается на край дивана. Теперь моя очередь закатывать глаза.

– Эдвард, прекрати винить себя за все! Так мы далеко не уедем! За что ты опять просишь прощения? За то, что я в обморок упала?

– Нет… Хотя и за это тоже, ты наверняка, переживала из-за моей реакции, думала, что я тебе не поверю, да?

– Ну, немного… но я надеялась, что это уже в прошлом… – говорю осторожно, чтобы не расстраивать его еще больше.

– Так и есть, – мужчина опускает голову на руки, которыми опирается на колени. – Я прошу прощения за то, что меня не было рядом, когда узнала… Ты, наверное, была в шоке, – он поворачивает голову и косится на меня улыбаясь, но его улыбка такая грустная, что мне хочется сделать что-нибудь, чтобы стереть ее с его красивого лица.

– Эдвард, – я приподнимаюсь и подогнув под себя ноги сажусь, прислушиваясь к себе: вроде нормально, – не могу сказать, что эти два с половиной месяца для меня были, как в сказке, но я действительно, в порядке. Да, я немного злюсь, что ты уехал и пропал, и конечно я бы хотела, чтобы ты был рядом, когда я узнала. Хотела бы не бояться признаться тебе во всем, не ждать тебя так долго и не думать о том вернешься ли ты вообще или нет, – он лишь качает головой, а я хлопаю по месту рядом с собой и улыбаюсь. – Иди сюда… – Вздохнув, он поднимается, нерешительно подходит и присаживается рядом со мной, закидывая одну ногу на диван, а второй опирается о пол. Я устраиваюсь у него на груди и беру за руку. – Сегодня такой прекрасный день! Давай не будем портить его грустными воспоминаниями, это уже в прошлом… Конечно, когда мои гормоны разгуляются в очередной раз, я могу припомнить тебе что-то такое, а пока… хочу, чтобы ты прекратил себя во всем винить! Хорошо?

– Хорошо, Изабелла… Только не волнуйся больше, пожалуйста.

– А ты перестань себя винить… – прижимаюсь к нему ближе.

Нас окутывает комфортная тишина, в которой каждый думает о своем. Хотя, уверена, мы думаем об одном и том же.

– Боже… Это невероятно… у нас будет ребенок… – тихо шепчет Эдвард и целует меня в макушку, а затем кладет руку на мой живот и немного сжимает. – Представляешь, там сейчас частичка тебя и меня, а потом это будет настоящий человечек. Фантастика просто… – он качает головой.

Мне смешно от его рассуждений, скорее всего, он еще не отошел от шока, но то, как он реагирует, очень мило. Эдвард, наверное, чувствует влагу на своей рубашке и приподнимает мою голову за подбородок.

– Белла, ну что опять? Почему ты плачешь… Я что-то не так сказал?

– Нет, просто… я так скучала. Вот, именно, по этому скучала: по нашим объятьям, по твоей любви… – шмыгаю носом, а он целует меня так нежно, что мое сердце замирает.

– И я скучал, милая. Я так люблю тебя!

– И я тебя люблю… – поднимаю свою руку и любуюсь кольцом с большим камнем. – Мы поженимся, – хихикаю я и целую Эдварда, а потом кольцо. – Спасибо… Отличный получился сюрприз и это все, – обвожу руками комнату, – просто потрясающе… ты сделал очень романтичное предложение мой будущий муж!

– Но твой сюрприз покруче будет! Моя будущая жена! – Он прислоняется к моей голове. – Теперь ты на долго со мной застряла, ты же понимаешь это?

– Вообще-то, надеюсь, что на всю жизнь, – оставляю поцелуй на кончике его носа и он делает то же самое. – Ты, так-то тоже застрял, красавчик…

– Я согласен! – Эдвард отстраняется и очень серьезно смотрит в мое лицо, обхватив его ладонями. – Изабелла, я сделаю все возможное, чтобы ты не пожалела о принятом решении.

– Я тебе верю, любимый, и я тебе в этом помогу, – приближаюсь к его губам и нежно целую. Когда поцелуй углубляется, пытаюсь вытащить рубашку из его брюк и забраться под нее руками, но мужчина меня тут же останавливает.

– Белла, нет… – он отрицательно качает головой.

– В смысле, нет? – возмущаюсь я.

– В смысле, мы не будем заниматься любовью, пока я не получу от врача письменное разрешение. Вдруг, что-то там повредится у малыша…

Он шутит что ли? Прикалывается?

– Ты серьезно? При чем тут секс?! Я слышала, что во время беременности женщины очень активны, – играю бровями пытаясь его соблазнить. Но мой жених, похоже, серьезно настроен не притрагиваться ко мне в этом смысле

– Детка, ты и до беременности была очень активной, – копирует он меня. – И, кстати, когда ты меня соблазнила в последний раз, случилось это, – он снова прикладывает свою руку к моему животу.

– Так больше нам это не грозит… ну в ближайшие семь месяцев точно – смеюсь я, а он прищуривает глаза, качая головой.

– Подожди! Или…? ты не хочешь детей?! – надуваю губы и мое настроение моментально портится от посетившей меня мысли.

– Нет, я не это имею ввиду, просто, немного неожиданно...

А теперь, я уже напрягаюсь. Отстраняюсь от него и сажусь, облокачиваясь на диван.

– То есть, ты не рад, да? – чувствую, что вот-вот снова заплачу.

– Господи, да нет же! Я очень рад, просто не привык еще к мысли, что скоро нас станет трое. Вот и все, но я очень рад, правда! Я вообще-то тебе предложение сделал полчаса назад. И конечно, я думал о том, что однажды у нас появятся дети, просто не предполагал, что так быстро, но я счастлив. Хорошо?

– Хорошо… – соглашаюсь я, но понимаю, что мне не стало спокойнее от его слов, но, если сейчас буду продолжать, мы точно поссоримся. – Я есть хочу, – говорю первое, что приходит в голову и в подтверждение моих слов, мой желудок урчит.

– Это прекрасно! И я… У нас, кстати, – он смотрит на часы, – столик на восемь забронирован в одной из башен. Если поторопимся, успеем.

– Не хочу в ресторан, – отрицательно качаю головой и морщусь. – Точнее, не хочу тут. Пойдем прогуляемся? Погода чудесная.

– Ты уверена? Как чувствуешь себя?

– Уверена. И чувствую себя хорошо! А если поем, то вообще замечательно будет. Там на недалеко от парка есть отличное место, от их еды, меня практически не тошнит.

– А от другой тошнит?

– Иногда, но не от всей… Поэтому, в основном, ем дома, чтобы не пришлось бегать по заведению с зажатым ртом, – понимаю, что зря это сказала, так как вижу сожаление, скользнувшее в его взгляде и уже знаю, что он начинает винить себя, что мне пришлось в одиночку с этим справляться. – Эдвард, даже не начинай! Ты же не сможешь все время быть рядом со мной И беременность – не болезнь! Я не хочу, этой жалости, как будто, я такая вся бедная и несчастная. Нет! Хочу теперь наслаждаться своим положением и, если нужна будет помощь, я попрошу, ок?

– Ты ошибаешься, дорогая, теперь я буду рядом всегда! Мы будем вместе ходить на осмотры, за покупками, в общем, я же тебе сказал: ты от меня теперь так просто не отделаешься.

– Если ты будешь слишком опекать меня, мы будем ссорится, просто имей ввиду, – складываю руки на груди и поджимаю губы.

– Ты знаешь, что очень сексуальная, когда сердишься? – он щелкает меня по носу. – Жалость и забота, разные вещи. И я буду заботиться о тебе и нашем малыше, как считаю нужным, просто имей ввиду…

– Вот, мы уже ссоримся, видишь?!

– Мы разговариваем, разве, нет?

– Мы еще это обсудим… Я просто такая голодная сейчас, что мне просто не до этого!

– Милая, нам многое нужно обсудить, но сейчас, предлагаю все-таки поесть, кто-то проголодался… – он гладит мой животик и смотрит на него с благоговением, а потом поднимает глаза на меня. – Давай, веди меня в свое секретное место.

Мы поднимаемся с дивана, и Эдвард протягивает мне свою руку, но есть еще кое-что, что меня волнует.

– Эдвард, но про секс ты же пошутил, да? Потому что, если нет, я с ума сойду!

– Нет, не пошутил, если доктор разрешит, то тогда…

– Эдвард!

– Пошли, пошли… – тянет он меня за руку. – Завтра сходим на прием, и все узнаем, – и почему он разговаривает со мной, как с маленьким ребенком?

– Ты со мной что ли пойдешь?

– Конечно. Я же сказал, что теперь всегда буду рядом, – Эдвард подталкивает меня вперед, не обращая внимания на мои возмущения. Сейчас сил припираться у меня нет, но, когда немного приду в себя, обязательно еще раз подниму этот вопрос.

***

После вкусного ужина мы прогуливаемся по парку и выходим к набережной. На удивление, мой желудок принял все на ура, наверное, присутствие Эдварда так на меня влияет. На другом берегу, тысячами огней мерцают небоскребы, отражаясь в водной глади ночного Гудзона. Прекрасное зрелище, одно из моих любимых.

– Обожаю это место… – опираюсь локтями о перила и смотрю на эту, открывающуюся передо мной, красоту. – Иногда гуляю здесь после работы, но днем не так красиво.

Эдвард подходит ко мне со спины и обвивает своими руками, утыкаясь носом в мои волосы.

– Всегда пытаюсь найти наши окна, – я прижимаюсь своей спиной к его груди.

– Ну и как? Получается?

– Неа, отсюда не видно… – он прислоняется своей щекой к моей, и смотрит в том направлении, куда я указываю рукой. – Вон то, высокое здание, закрывает наш дом…

– Мне нравится, как звучит «наш». – тихо смеется Эдвард.

– И мне… – трусь щекой о его подбородок, а затем нежно целую.

Мимо нас идут редкие прохожие, катается молодёжь на самокатах и велосипедах, слышится смех и музыка, под которую, люди танцуют прямо на набережной, не обращая ни на кого внимания. Кто-то пополняет свой фотоальбом, позируя на фоне этого великолепия. А кто-то, устроившись на полянке, поет песни под гитару. Из колонки проезжающего мимо нас велосипедиста, играет песня «Wind of chang» группы Scorpions, и я хочу остановить это мгновение, чтобы время прекратило свой бег, хотя бы ненадолго. Я так счастлива прямо сейчас, и хочу, чтобы так было всегда. Если, однажды в будущем, мне зададут вопрос: «в какой момент прошлого ты хотела бы вернуться?», это, однозначно, был бы этот момент.

– Детка, ты притихла, все хорошо? – он целует меня и проводит носом по моей щеке. – Не замерзла?

Эдвард, его близость, нежные прикосновения, любовь, которую я слышу в заботливом голосе, все это вызывает такие эмоции, от которых щемит сердце и счастливые слезы, дорожками катятся из моих глаз. Делаю рваный вздох и прикрываю глаза. Почувствовав это, мой будущий муж, разворачивает меня и с тревогой смотрит на меня.

– Малышка, что случилось? Почему ты опять плачешь?

– Эдвард… я… я так счастлива прямо сейчас… не получается справится с эмоциями. Все это так… как во сне…, и я люблю тебя так сильно… – смеюсь сквозь слезы, которые он стирает большими пальцами.

Счастливая улыбка расплывается на лице мужчины, и я, подавшись вперед, обнимаю его так крепко, как только могу. Он отрывает меня от земли и делает оборот вокруг себя, потом ставит на ноги и берет мое лицо в ладони.

– И я тебя люблю, милая, люблю нашего малыша, люблю твою улыбку, твои слезы… всю тебя… вы – моя жизнь! И так будет всегда!

– Эдвард, какой же ты все-таки романтик! И я обожаю это в тебе.

– А я обожаю тебя… Вас…

Его взгляд опускается на мои губы и наклонив лицо, он нежно их целует. Стон вырывается из моего горла, и я запускаю руки в его волосы. Эдвард углубляет поцелуй, и весь мир вокруг нас перестает существовать: звуки, голоса, шум города, ничего не остается, только мы и наши сплетенные губы.

Оторвавшись друг от друга, тяжело дышим и начинаем смеяться. Прохожие косятся на нас с улыбкой, и мы смеемся еще громче. Он берет меня за руку и медленным шагом, мы идем обратно.

– Завтра же с утра едем в клинику, – он подмигивает мне, на что я лишь закатываю глаза. – Боюсь не сдержаться…

– Даже не начинай!

 

Мы возвращаемся домой, и я предлагаю пойти ко мне. Войдя в квартиру, слышу, как мой телефон, лежащий на стойке, издает звук входящего сообщения, проверяю и вижу сообщения от мамы Эдварда, первое из которых, она отправила еще пару часов назад.

«Как дела? Как добралась до дома?»

«Изабелла, все хорошо? Ты не ответила.»

Похоже теперь понятно, в кого Эдвард такой опекающий. Пока заваривается чай, пишу быстрый ответ:

«Все хорошо. Эдвард вернулся, мы вместе, и все хорошо…», а тот самый, опекающий Эдвард, выходит из ванной и подойдя ко мне, обнимает.

– Чему улыбаешься?

– Вашей семейной черте, под названием «гиперопека», – откладываю телефон.

– Гиперопека? – его бровь ползет вверх.

Показываю экран смартфона, на котором видны сообщения и имя отправителя. Она у меня так и записана: «Мама Эдварда».

– Мама? – удивляется он.

– Ага… – киваю я и закусываю губу. – Мы с миссис Каллен, отлично проводили время, пока ты там одухотворялся в Гималаях.

– Правда? Неожиданно… – неподдельное удивление сквозит по его лицу.

– Да. Мы, правда, недавно познакомились, но сразу нашли общий язык.

– Даже не сомневаюсь. Мама найдет общий язык с кем угодно. А уж с тобой тем более, – смеется он и качает головой. – Она очень хотела с тобой познакомится. Вы чем-то похожи… И она знает обо всем, что между нами произошло.

– Знаю, она сказала, – раздается звонок и мне не нужно смотреть, кто это, потому что и так понятно. – Эдвард, она в курсе… – он вопросительно смотрит на меня. – Твоя мама знает о ребенке, – говорю, почему-то шепотом и замечаю удивление и недовольство в его глазах. Но никак это не комментируя, отвечаю на звонок.

– Алло…

– Изабелла, он вернулся?

– Да, – улыбаюсь я, глядя на Эдварда.

– Как он? Как у вас? Вы поговорили?

– Да, все хорошо…

– Он рядом, да? Ты не хочешь говорить при нем?

– Да… И нет, не особо… потом обсудим, – смущенно улыбаюсь я. Понимаю, что мне, как-то некомфортно, под пристальным вниманием Эдварда, говорить с его мамой.

– Ты сказала ему?

– Да…

– Как он отреагировал?

– Нормально… – хихикаю я, потому что вижу, как мужчина начинает хмурится.

– Слава Богу… Ладно, потом поговорим.

– Поцелуй его от меня.

– Могу передать трубку.

– Нет, не нужно, не хочу вам мешать. Пусть завтра позвонит.

– Хорошо, доброй ночи.

– И вам доброй ночи, целую.

– И мы вас.

Завершаю звонок и смотрю на Эдварда.

– Она даже не захотела со мной разговаривать? – спрашивает он, сложив руки на груди и прищурив глаза.

– Просто не хотела нам, мешать, – пожимаю плечами. – Просила поцеловать тебя и передать, что завтра ждет твоего звонка.

– Ну тогда, целуй, – он раскидывает руки в стороны. Выполняю просьбу Эсме и наш поцелуй плавно перерастает совсем не в материнский. Не без труда оторвавшись друг от друга, мы обнимаемся.

– Я думал, что буду первым, кому ты сказала…

– Так и было задумано, еще никто не знает. Но твоя мама меня спалила недавно, и сама обо всем догадалась, – развожу я руками.

– Как она восприняла эту новость?

– Отлично! Она очень обрадовалась, – улыбаюсь я.

– Что ж, это хорошо, – он заметно расслабляется. – А что ты там прятала от меня в пакете?

– Как ты…?

– Белла, ты отвратительная лгунья. По твоим испуганным глазам было видно, что ты что-то скрываешь, но я не стал выяснять, подумал, сама покажешь, если захочешь.

– Я думала, что отлично справилась…, хочешь посмотреть?

– Конечно, – он касается губами моего носа, оставляя там нежный поцелуй.

Иду в прихожую и достаю из шкафа пакет с купленными вещами. Достаю их, разворачиваю и показываю Эдварду. Он понимающе кивает и широко улыбается.

– С нетерпением буду ждать, когда твой животик округлится, тебе очень пойдет, – он нежно проводит рукой по моему животу, прикрывает глаза и качает головой. – Просто невероятно…

– Нужно будет обновить гардероб, скоро я ни во что не буду влезать, – хнычу я и пытаюсь подавить зевок.

– Обновим. Пора отдыхать, любимая… – говорит он в мои волосы и проводит руками по спине. – Сегодня был очень насыщенный на эмоции день, я и сам валюсь с ног, если честно.

– Посидим еще немного? Вон там кресло, – указываю в сторону окна, где я провожу каждый вечер, любуясь закатом, – присаживайся, пожалуйста. Я мечтала о том, как мы вместе там будем сидеть.

– Хм… правда?

– Ты располагайся, я сейчас.

Мужчина садится в кресло напротив панорамного окна, и я налив себе чай, присоединяюсь к нему. С кружкой устраиваюсь на коленях Эдварда, который глядит на конверт, лежащий на столике.

– Перечитываешь? – смотрит он на меня с улыбкой.

– Каждый вечер…

Удобно устроив свою голову на его груди, я качаю ногами, которые свисают с кресла и наслаждаюсь его ласковыми поглаживаниями, наблюдая за огнями города.

– Эдвард, может не будем дожидаться разрешения доктора? Я даю нам разрешение… – сонно шепчу я, и громко зеваю.

Мужчина смеется и поднимается из кресла вместе со мной.

– Мы воспользуемся твоим разрешением в ближайшее время, обещаю.

Он относит меня в комнату и укладывает на кровать, оставляя целомудренный поцелуй на моих губах.

– Ты же не уйдешь? – спохватившись, поднимаюсь я, хватая его за руку.

– Нет, Белла, я никуда не уйду.

Эдвард расправляет одеяло и ложится, притягивая меня к себе. Закинув ногу на его, укладываю свою голову на твердой груди мужчины и удовлетворенно вздыхаю.

– Расскажи, где ты был? – уже не пытаясь даже подавить очередной зевок, смыкаю глаза.

Эдвард начинает рассказывать о своем путешествии, а я пытаюсь уловить смысл сказанных им слов, но уже через несколько минут, балансируя на грани сознания, теряю на это всякую надежду и уплываю в сонное царство, прижимаясь во сне к крепкому телу моего будущего мужа.

***

Утром, как и планировали, мы едем в клинику, где Эдвард задает моему доктору, тысячу и один вопрос, на которые тот терпеливо отвечает. Также, он хвалит здоровое любопытство Эдварда и ответственный подход к вопросу беременности. И когда мой заботливый жених, невозмутимо поднимает вопрос наших сексуальных отношений, в подробностях расспрашивая о периодичности, частоте, позах и других нюансах, гинеколог, также и бровью не ведет, давая свои рекомендации и советы. Когда мне делают узи, я снова не могу без слез смотреть на моего любимого мужчину. Он не отпускает мою руку, постоянно поднося ее к губам и не отрывает от экрана монитора свои покрасневшие глаза, пока доктор показывает нашего будущего малыша.

Вместе мы едем в офис, а счастливая улыбка не сходит с лица Эдварда, также, как и с моего. На мой вопрос, как мы будем вести себя на работе, он лишь загадочно улыбается.

– Не думай об этом.

И я не думаю, до окончания общего собрания, где он благодарит отца, за то, что тот подменил его во время отсутствия, приветствует всех сотрудников и объявляет, что снова «в строю», полон новых идей и готов к совершению подвигов в мире рекламы и маркетинга. В завершении своей мотивационной пламенной речи, Эдвард смотрит на меня любящими глазами и заявляет во всеуслышанье:

– Друзья, есть еще одна новость, которой я хотел бы с вами поделиться!

Не отрывая от меня своего взгляда, он спускается с трибуны и берет за руку.

– Любимая, прошу…

Слышу, как по залу ползут перешептывания: «любимая?», «он назвал ее, любимая…», «вы слышали, что он сказал…», «что происходит…?». Пока он тянет меня, крепко ухватив за руку, мое лицо пылает, и я не смею даже голову поднять. Но когда мы подходим к микрофону, делаю глубокий вздох и поднимаю голову, уверенно глядя на десятки лиц своих коллег. Мне, в конце концов, еще работать с ними. Мой взгляд натыкается на счастливые глаза Элис, которая, шепчет одними губами: «Обалдеть!» и показывает два больших пальца, улыбаясь так широко, что это вызывает во мне ответную улыбку.

– Позвольте представить вам девушку, которую вы и так все уже знаете, она не только талантливый сотрудник, – он делаете паузу и смотрит на меня. – Но и моя будущая жена.

На несколько секунд в зале воцаряется тишина, а потом он взрывается бурными аплодисментами и криками: «Поздравляем!». Когда крики немного стихают, Эдвард продолжает:

– Вчера, я сделал Изабелле предложение, и она согласилась! И сейчас, я самый счастливый человек на земле. Мы поженимся в конце лета, и я приглашаю всех вас, стать свидетелями этого замечательного события…

«Вау!», «Круто!», «Спасибо!» продолжают доносится восторженные крики и свист.

– Но как же, кодекс этики…? – раздается шокированный голос из второго ряда.

Таня…

Кому же еще может принадлежать этот вопрос? Я не упускаю эту прекрасную возможность и вздернув бровь, с вызовом гляжу на нее, от чего ее лицо покрывается пятнами и искажается в гримасе гнева.

– Мы скорректировали пару пунктов, – отвечает Эдвард на ее вопрос, кидая взгляд на отца и слегка улыбается еле заметно кивая, а потом подносит мою руку к губам и нежно целует ее, глядя мне в глаза. – Любовь творит чудеса…

Смотрю на мистера Каллена старшего и вижу отеческую теплоту в его глазах.

После того, как мы приехали в офис, Эдвард с отцом закрылся в своем кабинете и обсудил этот вопрос, судя по настроению обоих, им удалось прийти к компромиссу. Снова слышу радостные крики поздравлений и кинув последний взгляд на Танино лицо, покрытое пятнами злости, усмехаюсь: «Выкуси, сучка! Он мой!». Все начинают подниматься, чтобы поздравить нас с Эдвардом, а ко мне подбегает Элис, крепко обнимая.

– А я говорила! – шепчет она в ухо, и я смеюсь, согласно кивая. Отстранившись от меня, подруга поворачивается к Эдварду.

– Мистер Каллен, могу я вас тоже обнять? Я так счастлива за вас!

Мужчина смеется и разводит руки в стороны.

– Можешь называть меня Эдвард, я как никак, будущий муж твой лучшей подруги… – обнимая девушку, он подмигивает мне.

– Ну, мы же на работе, – возмущается Элис и тоже смеется. – Поздравляю вас! И будьте счастливы. Не хочу больше видеть, как вы оба страдаете, – шепчет девушка и закатывает глаза.

– Мы больше не будем, – Эдвард обнимает меня за плечи и целует в макушку.

Не отпуская меня, он продолжает принимать поздравления от сотрудников, пожимая всем руки, а я киваю, прижимаясь к плечу любимого мужчины. После возвращения из своего «путешествия», он ни на минуту не выпускает меня из рук: постоянно касается, целует, гладит, будто боится, что я снова исчезну.

Когда все расходятся, Эдвард затаскивает меня в свой кабинет и прижимая к двери страстно целует, от чего мои ноги подкашиваются, а разум мутнеет. Нас, очень вовремя, прерывает стук в дверь и когда, она открывается, его отец, окидывает нас веселым взглядом.

– Полегче, дети… Я, конечно, понимаю, любовь и все такое… но на работе…

– Ладно-ладно, пап, не начинай, – перебивает его мой будущий муж и я не могу оторвать от него голодный взгляд.

– Хорошо… надеюсь вы не будете злоупотреблять моей щедростью… – говорит он серьезно, но по-доброму.

– Пап! Мы поняли.

– Вот и славно! – он хлопает в ладоши и потирает руки. – Ну, что? Поздравляю! – мужчина обнимает меня и жмет сыну руку, хлопая его по спине. – Ждем вас сегодня вечером на ужин, – улыбаясь, говорит Мистер Каллен и подмигивает мне, а потом смотрит на сына. – Твоя мама все уши мне уже прожужжала.

– Хорошо, – смеется Эдвард. – Ты как? – он сжимает мою руку и подгаживает ее большим пальцем.

– С удовольствием! – улыбаюсь я. – Во сколько?

– Ну, как закончите с работой, подъезжайте. Ничего особенного, просто семейный ужин, ну и вашу помолвку отметим заодно.

«Не только ее», хихикаю про себя, и думаю, успела ли Эсме, рассказать мужу главную новость. Если нет, то сегодня мы порадуем будущего дедушку. А может Эдвард ему уже рассказал?

– Эсме, кстати, еще не в курсе, сами ей скажете. Она с ума сойдет от радости. Все, что слышу последнее время, это «Эдвард и Изабелла, Белла и Эдвард…» и так каждый день – мужчина закатывает глаза.

– Пап, – Эдвард чешет бровь большим пальцем, его явно что-то тревожит, – брат вернулся?

На мгновенье по лицу мужчины пробегает тень сожаления, но также быстро исчезает.

– Да. – Взглянув на меня, Мистер Каллен возвращает взгляд к сыну. – Сегодня он тоже будет. Это проблема?

– Нет. Просто в нашу последнюю встречу, мы надавали друг другу по лицу. – Эдвард смущенно смотрит на меня, наблюдая за моей реакцией. – Это была моя ошибка…

Я удивленно вскидываю бровь.

– С этим, я думаю, вы разберетесь сами, тем более, как ты выразился, это была ошибка, – отец Эдварда переводит взгляд на меня. – Что ты думаешь об этом, Изабелла?

– Я… я, не в курсе, эмм… – растерялась я от его вопроса. – Но, считаю, что пора закопать топор войны… – пожимаю плечами.

– Нет никакой войны, – Эдвард улыбается. – Я поговорю с Джеймсом.

– Вот и славно! – снова потирает руки его отец.

– Кстати, как вы двое познакомились? – не выдержав, Эдвард снова берет мою руку и мягко поглаживает тыльную сторону своими пальцами.

– О, он не в курсе? – вопросительно смотрит на меня мужчина, на что я закусываю губу и отрицательно качаю головой. – Об этом пусть тебе расскажет твоя будущая жена, – подмигнув мне, он улыбается. – Например, сегодня вечером.

Я заливаюсь краской, вспоминая момент знакомства с отцом Эдварда. Сейчас это кажется смешным, но тогда…

В Чикагском офисе, мы готовились к презентации проекта и ждали приезда заказчика. Несмотря на хорошую подготовку, я немного нервничала, и чтобы успокоится, решила выпить кофе. Просматривая заметки в телефоне, я быстро направлялась по коридору в кабинет, где должна была проходить презентация, и не заметила идущего на встречу мужчину. Мы столкнулись в дверях и когда я подняла голову, было уже поздно: моя рука, сжимающая стаканчик с кофе, встретилась с его торсом и на его белоснежной рубашке виднелся кофейный подтек. Краска отлила от моего лица, когда я узнала человека, стоящего передо мной. Ошибки быть не могло, это лицо я неоднократно видела в новостях и сводках, которые читала о компании. Это лицо было на том самом листке, вырванном из журнала, который хранился в коробке с «сокровищами» с тех самых пор, когда у меня появилась мечта, и я прекрасно знала, кому оно принадлежит. Я начала бормотать сбивчивые извинения, но мужчина прервал меня, протянув свою руку.

– Карлайл Каллен, ИО генерального, – сказал он тогда с улыбкой.

– Я знаю, – ляпнула я, но опомнившись, пожала руку и представилась: – Белла, то есть, Изабелла… Свон... – Зачем-то добавила я, спустя пару секунд. – Еще раз, прошу простить меня за невнимательность. – Продолжая пожимать его руку, еще раз извинилась я.

В глазах мужчины вспыхнул огонек, и он взглянул на меня с интересом.

– Значит, та самая Изабелла… – произнес он загадочно и улыбнулся. – Наслышан о вас и о ваших успехах…

Помню, тогда мое лицо за секунды превратилось из бледно-белого в бордово-красное, потому что не сразу поняла о каких именно успехах идет речь: о тех, что касаются работы или тех, что касаются его сына. От моей реакции, мужчина расплылся в доброй улыбке и в тот момент очень сильно напомнил мне Эдварда, что на мгновенье я забыла, как дышать.

– Как вы смотрите на то, чтобы составить мне компанию сегодня во время ужина? – он вопросительно вскинул бровь, продолжая меня рассматривать. – Хочу больше узнать о девушке, которая украла сердце моего сына… – он подмигнул мне, чем снова напомнил Эдварда. – После презентации, разумеется.

С замиранием сердца, я согласилась, понимая, что он уже, итак, знает обо мне. Но откуда? Ответ я получила, как раз во время нашего совместного похода в ресторан вечером того же дня. Оказалось, что перед отъездом, Эдвард все рассказал отцу. Также было очевидно, что сам мистер Каллен знает обо мне все: он задавал вопросы о моем детстве, моей семье, моей жизни в Нью-Йорке и, казалось, заранее знал на них ответы, а спрашивал лишь для того, чтобы еще раз убедится. Мы разговаривали почти три часа, и если в самом начале я жутко нервничала, то к концу «допроса» окончательно расслабилась и не испытывала неудобств. Мужчина мне понравился, он оказался приятным собеседником с хорошем чувством юмора, я не встречала таких обходительных и вежливых мужчин и, если бы не знала, кто он такой, никогда бы не подумала, что он глава огромной корпорации. Мы говорили и о работе, о моих дальнейших планах и перспективах развития. Тогда мужчина и предложил мне вернуться в Нью-Йорк и продолжить работу в компании. Лишь вскользь он намекнул на то, что работа не должна касаться личной жизни, но предпочел не развивать тему наших с Эдвардом отношений, сказав, что всему свое время и когда его сын вернется мы снова обсудим этот вопрос. Тогда я спросила знает ли он, куда уехал Эдвард и когда вернется, на что мужчина загадочно ответил, что тот вернется, как будет готов и если он хорошо знает своего сына, то надолго это путешествие не затянется и намекнул, что у него есть веская причина, чтобы вернуться как можно скорее.

 

– С удовольствием расскажу историю нашего теплого знакомства, обещаю, Эдвард, тебе понравится, – мы с его отцом смеемся, после чего, чмокнув Эдварда в щеку, покидаю кабинет, оставляя их обсуждать рабочие дела. А может и не только рабочие.

Не успела я вернуться в отдел, как мой телефон звонит.

– Розали, привет! – откидываюсь на стуле и отталкиваясь ногой, делаю оборот.

– Привет, дорогая! До меня тут новости дошли, – смеется девушка в трубку. – Хочу поздравить вас от души! Белла, я так рада за вас! Наконец-то он сделал все правильно…

– Спасибо, Розали. Я еще пока все перевариваю, но невероятно счастлива сейчас.

– Это прекрасно. Когда свадьба? Мы скоро приедем, нужно встретиться, я жажду подробностей!

– Ты их получишь, даже не сомневайся! Когда планируете приехать?

– Через недельку, максимум, две. Нужно перевезти оставшиеся вещи.

– Вы окончательно переезжаете? Ты же говорила, что еще думаете.

– Нет, решили, что пока будем жить здесь, я начала привыкать и мне, действительно нравится.

– Рада за вас, значит ждем вас и устраиваем вечеринку.

Ко мне подходит улыбающаяся Элис.

– Что за вечеринка без меня? – девушка складывает руки на груди.

– Элис с Джаспером, к нам тоже присоединятся, я думаю, – улыбаюсь я, глядя на девушку.

– Отлично! Сообщу заранее, когда приедем. Еще раз поздравляю, Белла! Тогда на связи.

– На связи, Розали, спасибо! Ждем вас с нетерпением.

Отключившись, я убираю телефон в сторону и поднимаюсь, а подруга сразу заключает меня в свои объятья.

– Белла, я так рада за вас! Ты вся светишься! Что, за вечеринка, кстати? Мы тоже приглашены?

– Конечно, Элис, вы приглашены. Просто вечеринка по случаю нашей помолвки. Хотим собраться, когда ребята из Чикаго приедут.

– Отлично! Обожаю вечеринки, нужна помощь в подготовке? Может в клубе у Джаса организуем?

– Хорошая идея, обсудим. Джаспер не будет против?

– Думаю, нет. Тем более, он еще чувствует вину, за то, что скрывал от меня…

– Ты все еще дуешься?

– Нет, конечно! Но периодически припоминаю ему.

Мы смеемся, и я вспоминаю, как Элис, однажды приехала ко мне, в скверном настроении и рассказала, что ее парень скрывал от нее кем он является на самом деле. Как оказалось, род его деятельности, действительно был связан с клубным бизнесом, но он не был барменом или бариста. Джаспер был, ни кем иным, как владельцем этого самого клуба, но не признался сразу, потому что хотел убедится в истинности чувств девушки, что ее очень оскорбило. Также он предупредил Джеймса, который был его давним другом, не выдавать его. Их небольшая ссора по этому поводу длилась не долго, а после перемирия отношения перешли на новый уровень и сейчас ребята обсуждают вопрос совместного проживания. Вспоминая мой опыт, девушка хочет получше узнать друг друга и принять взвешенное решение, чтобы потом ни о чем не жалеть. Меня, кстати, она простила относительно быстро и даже поддержала, когда узнала настоящие причины моего отъезда. В качестве аргумента моему поступку и почему я обратилась именно к Розали, пришлось рассказать ей о них с Эмметом, по поводу чего, девушка еще несколько дней сокрушалась, что узнает все «горячие» новости последней. Наша дружба вернулась в прежнее русло, и подруга поддерживала меня, как могла на протяжении последнего месяца после того, как я вернулась в Нью-Йорк, завершив все свои дела в Чикаго.

Мы еще немного поболтали, договорившись в ближайшее время устроить посиделки и обсудить все, что произошло. Подруга тоже требовала подробностей, и я подумывала о том, что пора рассказать ей о своем положении.

***

Наш семейный вечер был замечательным, несмотря на напряжение, царившее в начале. После того, как Эдвард ненадолго уединился с братом в кабинете отца, они присоединились к нам за столом и оба выглядели более расслабленными, чем очень порадовали своих родителей. Джеймс избегал моего взгляда, а когда появилась возможность, попросил прощение за те оскорбления и обвинения, которые вывалил на меня в нашу последнюю встречу. Мы закрепили наше перемирие дружескими объятьями, чем вызвали скептическую, но понимающую улыбку Эдварда. Я надеялась, что к теме прошлых переживаний и сомнений, мы больше возвращаться не будем. Остальная часть ужина прошла относительно спокойно, не считая момента, когда мы объявили о нашей помолвке и предстоящем пополнении в нашей будущей семье. Родители Эдварда были счастливы за нас, а его отец, который, как оказалось был не в курсе, сразу начал планировать, где в доме будет детская, и где на территории, можно разместить детскую площадку. Свадебную церемонию решили устроить в конце лета, а перед этим, мы с Эдвардом планировали слетать к моим родителям, чтобы лично рассказать все новости. Мы с Эсме обсуждали предстоящее событие и вопросы, связанные с подготовкой к свадьбе и рождению малыша.

Джеймс явно не обрадовался этой новости, но вида не подавал, лишь периодически кидал напряженный взгляд на своего брата, который Эдвард упорно игнорировал, активно включаясь в наши обсуждения с его мамой. Надеюсь, Джеймс со временем убедится в отсутствии корыстных целей с моей стороны, и мы сможем общаться, как и раньше. Наш ужин в семейном кругу подошел к концу, и мы с Эдвардом решили вернуться в город, хотя его мама настаивала на том, чтобы мы остались у них. Но у нас были очень важные планы…

Как только за нами закрылась дверь апартаментов Эдварда, я оказалась прижатой к стене, а его губы обрушились на меня с такой неистовой страстью, что я моментально потеряла связь с реальностью, отдаваясь во власть этого момента и моего мужчины. Мой властный, дикий Эдвард, лишающий меня разума своими прикосновениями, вернулся, чему я была несказанно рада. Наконец-то он отбросил все свои страхи и сомнения и поддался желанию. Его потемневшие глаза пылали, губы обжигали, а руки жадно исследовали, каждую клеточку моего тела.

– Боже, малышка, я с ума по тебе схожу… Думал, что этот день никогда не закончится… Как же я соскучился… – шепчет мужчина в перерывах между жаркими поцелуями, параллельно избавляя нас от одежды. Я не помню, как мы добрались до спальни и когда оказались на его новой кровати таких же королевских размеров, как и раньше, уже абсолютно обнаженные. Мне было мало его прикосновений, мало его обжигающих поцелуев и мало его рук, которые распаляли самые чувственные струны моего тела, умело играя на нем, как на изысканном инструменте. Я попала в рай и в ад одновременно. Всепоглощающая потребность друг в друге, достигла своего апогея, и не отрывая своих глубоких глаз от моих, Эдвард вошел в меня издавая утробный стон и переплетая наши руки над головой. Переизбыток эмоций, от переживаний последних недель и томительного ожидания, всхлипом сорвался с моих губ, а на глаза навернулись слезы. Напряжение, мелькнувшее в его взгляде, быстро исчезло, когда, нежно улыбаясь, я оставила на его губах поцелуй. Не смотря на быстроту, хаотичность и резкость наших движений в самом начале, Эдвард был очень нежен, на мой взгляд, даже слишком, совершая мягкие, медленные толчки и покрывая мое тело поцелуями. Каждое его движение вызывало мой протяжный стон и оседало искрами в моем теле. Впервые я испытывала такие невероятные ощущения, растворяясь в них полностью и отдавая себя без остатка, сейчас это чувствовалось по-другому и по моему телу, одна за другой расплывались волны удовольствия. Апофеозом нашего чувственного и невероятно эротического танца, стал ошеломляющий оргазм, к которому мы пришли одновременно. Я даже не помню, как уснула, но точно помню, свое умиротворенное состояние, ощущение свободы и легкости. Нежные слова любви, которые не переставая шептал Эдвард, его обещания, его мечты о нашем будущем, о нашей семье, убаюкивали и вселяли чувство покоя и уверенности.

Все встало на свои места. Все именно так, как и должно быть и я счастлива. Многое нас ждет впереди, многое нам предстоит пройти, но вместе, уверена, мы со всем справимся. Теперь мы доверяли. Не только друг другу, но, в первую очередь – себе и своим чувствам…

 

Мы никогда не можем знать наверняка,

Что ожидает нас в бездонных чувствах.

Любовь поистине прекрасна… Велика!

Любить… По-настоящему любить – искусство.

Доверие – фундамент для любви.

А честность, искренность – его цемент, основа.

И об руку рука, возможно все пройти,

Когда вы этого, действительно, хотите оба.

Себя не придавая, слушать сердце.

Ценить, любить и думать о себе,

Но приоткрыть другому в душу дверцу,

Услышать стук, открыть и доверять себе…

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/71-3292-1#1507017
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: Мери (31.05.2022) | Автор: Мери
Просмотров: 470 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 6
0
5   [Материал]
  О, Эдвард в своём паломничестве омыл душу и прозрел bq У него было всё, и он уже был счастлив, только не сумел вовремя понять этого.
Включаем аутотренинг: теперь всё будет хорошо! giri05003

0
6   [Материал]
  Да-да)) Для поощрения иногда не хватает пендаля giri05003

3
2   [Материал]
  Безумно романтичная история. Действительно все так, как и должно быть. Трудности будут, без них никак, но наши герои со всем справятся и, я уверена, будут также любить друг друга.
Огромное спасибо автору за удовольствие прочитать такой роман. Сказка.

P.s. Я надеюсь на бонус giri05003

0
3   [Материал]
  Благодарю за теплые комментарии и интерес к истории. lovi06032 
Я хотела написать легкую романтическую историю с хеппи эндом. И показать, что действительно бывает, как в сказке, когда ты в эту сказку веришь girl_wacko Уже в процессе обдумывания бонуса  dance4

2
1   [Материал]
  fund02016

0
4   [Материал]
  lovi06032 благодарю за интерес к истории  1_012

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]