Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Доверяя себе. Глава 11. Бегство.

После того, как я сказала Эдварду: «Прощай», бегом бегу до входной двери, еле сдерживая рыдания, рвущиеся из груди, до меня доносятся звуки бьющегося стекла и его сдавленные проклятья. Распахнув дверь и выскочив в коридор, я даже не потрудилась посмотреть закрылась ли она.

Спустя полчаса, когда за мной закрывается дверь квартиры Элис, сползаю по стене и наконец-то даю волю слезам… Подруга, устроившись рядом со мной тоже тихо плачет, не спрашивая ни о чем. Просто, утешает меня поглаживая по голове и что-то приговаривая. В полубессознательном состоянии, поднимаюсь с пола, и с помощью Элис, дойдя до ближайшей мягкой поверхности, падаю на нее и меня сразу уносит в царство Морфея.

Следующие три дня моего пребывания у подруги, пролетают как мгновенье, потому что провожу я их одна в комнате, в полубредовом состоянии и преимущественно во сне. Элис задала мне один единственный вопрос: «Расскажешь, что случилось?», и когда получила мое отрицательное качание головой и хриплый ответ: «Не сейчас…», оставила меня в покое, лишь изредка заглядывая в комнату, проверить жива ли я, и заставляя поесть. Но в мое горло ничего не лезет и все, что могу себя заставить съесть – это крекеры, вода и успокоительные…

***

– Изабелла! Если ты сейчас же не поешь, я вызову скорую и отправлю тебя в больницу! – кричит на меня девушка, вернувшись с работы в понедельник вечером. – Я не хочу найти твое холодное тело, вернувшись однажды домой!

– Элис, не кричи, прошу, голова болит…

– А мне плевать! Я не дам тебе загнать себя в депрессию… Белла, я серьезно, боюсь за тебя и, если сегодня ты так и останешься бревном лежать в постели, то я позвоню твоим родителям и пусть забирают тебя домой!

– Нет! Только не родителям. Они после пожара-то никак не отойдут…

– Если ты сама себе помогать не хочешь, я умываю руки!

– Мне просто нужно немного времени… Я приду в себя, обещаю. И… давай закажем еды? Чувствую, что проголодалась, – слабо улыбаюсь, глядя на девушку. А то и правда позвонит родителям…

– Правда? Или ты специально, чтобы я не звонила твоей маме?

– Правда, Элис. Я не собираюсь заканчивать жизнь самоубийством, доведя себя до анорексии. Просто в глотку ничего не лезет, но есть хочу.

– Ну слава богу! Я-то уж думала… Что ты хочешь?

– Все, что угодно, на твое усмотрение…

Взяв себя в руки, принимаю ванну, где размышляю о том, что теперь буду делать. В первую очередь, нужно найти жилье. И работу… Это будет не так просто, но я не вижу другого выхода. Работать с Эдвардом, тем более, под его руководством, я точно не смогу. При воспоминании о нем, перед глазами все плывет, а в голове прочно возникает картинка, где его ледяные глаза смотрят на меня с презрением. Я так и не смогла понять, что это за проверка была и почему он так отреагировал. Ситуация с фото, на фоне «теста на беременность», казалась вообще пустяковой. Не желая снова вводить себя в состояние беспросветной тоски по несостоявшейся любви, я, искупавшись, выхожу из ванной и иду на запах чего-то вкусного, доносящийся из кухни. Мы с Элис молча едим, но чувствую, как она косится на меня, и я пока не готова рассказать о том, что произошло: не уверена, что вообще, когда-нибудь смогу рассказывать кому-то об этом, даже ей. Подруга все-таки не выдерживает и начинает говорить:

– Рада, что ты наконец-то очнулась… И ешь! – она улыбается, глядя на меня с сожалением.

– Не надо на меня так смотреть! Справлюсь, не переживай, просто на этот раз, видимо, понадобится чуть больше времени…

– Белла, мне жаль… Хоть, я и не знаю подробностей произошедшего, я в любом случае на твоей стороне, какое решение бы ты не приняла.

– Спасибо, дорогая, – беру ее руку, лежащую на столе, и легонько сжимаю.

– Э-мм, его сегодня тоже не было… – говорит подруга, осторожно поглядывая на меня. Я замираю с вилкой во рту.

– Наверное улетел в Европу… – вырывается у меня, но тут же обрываю сама себя. – Мне все равно!

– Хорошо, я так и подумала, просто решила…

– Элис, могу тебя попросить не рассказывать мне ни о чем, что может быть связано с ним? Я не готова пока об этом говорить… совсем. И знать, что с ним происходит и где он находится, тоже не хочу!

Это, конечно была ложь, но сейчас, я действительно не хотела знать никакие подробности, чтобы снова не начать проваливаться в уныние. Единственное, на что надеюсь, так это на то, что он осознал, какую нелепую глупость совершил, обвинив меня в связи с Джеймсом и в возможном сокрытии беременности, и хоть немного, жалеет о том, что не поверил мне, чем очень сильно оскорбил и обидел. Мне этого будет достаточно.

– Я сказала Розали, что ты отравилась… – заходит с другого конца подруга.

– А вот за это спасибо! Я, наверное, отгул возьму на несколько дней, а потом уволюсь.

– Белла?! Ты серьезно?

– Да. Не смогу там работать больше. Мы расстались, Элис! Точнее, я его бросила, потому что он повел себя, как полный болван. И нет никакого шанса, что мы сможем спокойно работать вместе, не вспоминая об этом. Я знаю, ты жаждешь подробностей, но я даже вспоминать не хочу… Могу лишь сказать, что все намного хуже, чем я предполагала: там столько тараканов в голове, столько дерьма, что мне ни за что не вывезти, как бы я не старалась. Ему реально нужна помощь психотерапевта, а лучше сразу психиатра.

– Все так плохо? – округляет девушка глаза.

– Очень… – киваю я печально. – Может даже хуже, чем я смогла разглядеть, не известно, что было бы дальше.

– Да уж, подруга… Мне жаль…

– Ладно, забудь…

На этом мы закрываем эту тему, больше к ней не возвращаясь. Я планирую еще день, максимум – два, позволить себе окончательно прийти в себя, а потом поехать и забрать свои документы и расчет. А за это время, возможно подыщу что-то из жилья и работы. Жизнь продолжается, и как бы не было больно, мне нужно найти силы двигаться дальше.

На следующий день, я настроилась на продуктивную деятельность в вопросе поиска квартиры и новой работы. Воспользовавшись ноутбуком Элис, отредактировала свое резюме и разместила на ресурсах, надеясь, что Розали с пониманием отнесется к моему желанию покинуть компанию, если наткнется на мое открытое резюме. А вот, как на это отреагирует генеральный директор, даже думать не хочу. Он не предпринял никаких попыток связаться или встретится со мной, хотя не уверена, что готова увидеть его снова. Но мог бы, для приличия, извиниться. Для того, чтобы со мной могли связаться потенциальные работодатели, мне нужно быть на связи, да и обзвоном вариантов квартир тоже нужно было заниматься, а мой телефон был отключен последние дни, и включать я его не хотела. С номера телефона Элис, сообщила родителям, что со мной все в порядке и солгала, что мне нужно восстановить сим карту, которая «заглючила». Они и так думали, что я живу у подруги после пожара, поэтому беспокоиться о том, что меня кто-то потеряет не приходилось. Кроме него. Я понимала, что поступаю по-детски, прячась от всех, но единственный, от кого я действительно пряталась, был Эдвард. Хотя я была уверена, что он не осмелится мне позвонить или написать, и даже если он это сделает, я все равно не отвечу, а может, как раз наоборот… Именно поэтому я его и отключила. Но включая телефон, слабая надежда промелькнула в моей голове: «А вдруг?». Надежда на что? На то, что звонил? Или написал, попросив прощения? Наверное, это бы успокоило меня немного, но не изменило бы моего решения. Включив телефон, ругаю себя, за глупость и злюсь на непонятные ожидания: никаких звонков и сообщений от него нет. Отгоняя от себя тяжелые мысли, начинаю заниматься тем, что планировала, но как бы я ни старалась, вновь и вновь мои мысли возвращают меня к Эдварду, и я то и дело, предаюсь воспоминаниям о наших отношениях, еще до того, как случилась эта катастрофа.

После обеда меня снова накрывает тоска и я, отодвинув в сторону ноутбук, и выключив телефон, сворачиваюсь калачиком и оплакиваю свое потерянное счастье и любовь. Услышав звук открывающейся двери, быстро вытираю слезы и притворяюсь спящей, чтобы избежать расспросов подруги. Но тут подозрительная мысль закралась в сознание: еще нет и пяти вечера, почему она так рано? Слышу осторожные шаги и замираю, почему-то мое сердце начинает стучать, как сумашедше, что-то не так… Элис очень громкая, когда возвращается и кричит на всю квартиру: «Я пришла!». Пытаюсь прислушаться к тому, что происходит, но ничего не слышу, кроме шума в ушах и громко стучащего сердца. Но когда слышу резкий вздох, поворачиваю голову и встречаюсь взглядом с Эдвардом.

Он стоит молча, глядя на меня, а я не в состоянии вымолвить и слова. Выглядит он отвратительно: под глазами пролегли темные круги, лицо осунулось, на скуле виднеется синяк, а глаза такие красные, как будто он не спал несколько дней. «Может так оно и есть», мелькает в голове. «Так ему и надо!», злорадствует мой внутренний голос, не мне же одной страдать, в конце концов! Тем более виноват в этом только он сам, вот и пусть помучается… Его очевидное, не очень хорошее самочувствие, читающееся на лице, не спасает даже костюм, который, надо отметить, сидит на нем великолепно. Опускаю взгляд и вижу перебинтованные руки, а на правой еще и два пальца плотно упакованы в бинт. Что он ими делал?

Отогнав от себя беспокойные мысли о Эдварде и его руках, прерываю нашу игру в молчанку:

– Зачем ты пришел? – голос у меня почему-то осипший. Прочищаю горло. – Как ты попал сюда?

– Взял ключи у Элис… – говорит он тихо, и я не узнаю его голос.

– Я убью ее, – бормочу сама себе. – Зачем пришел? А ты меня спросил, хочу ли я тебя видеть?

– Знаю, что нет… и ты на это имеешь полное право. Но мне нужно было…

– Что тебе нужно? – перебиваю, повышая голос. Но чувствую, как меня начинает трясти. – В чем ты еще меня хочешь обвинить?!

– Изабелла, прости меня! Я пришел лишь попросить прощения и убедится, что с тобой…

– Все в порядке? В этом ты хотел убедится?! – подтягиваю ноги к груди, обнимая их руками и пытаюсь унять дрожь. – Ни черта я не в порядке, Эдвард! И это твоя вина! Но тебя это больше не должно беспокоить…

– Я знаю, что вел себя, как кретин и причинил тебе боль. Я идиот! И я прошу, прости меня! Что я могу сделать, чтобы ты простила? – он тоже повышает голос.

– Ты издеваешься?! Ты реально думаешь, что попросишь прощения, предложишь что-то сделать и все снова будет, как раньше?!

– Нет, я ничего не думаю, просто хочу, чтобы ты простила меня. И все! Знаю, нет оправдания моему поступку, и даже не буду пытаться объяснить причины своего поведения, но хочу, чтобы ты знала, что не я хотел причинять тебе боль. Я… – он проводит рукой по волосам и смотрим мне прямо в глаза. – Я люблю тебя… очень сильно. И не могу выразить словами, как мне жаль… Что подумал так о тебе и заставил пережить все это…

– Ты, серьезно сейчас признаешься мне в любви?! – слезы капают из моих глаз, и я смахиваю их руками, в шоке глядя на него. – Да, как ты смеешь, приходить, после того как заставил меня испытать самое худшее унижение в жизни и признаваться в любви?! А когда обвинял меня в связи со своим братом, тоже любил?

– Да! Я не обвинял… – быстро отвечает он.

– Да? А что же это было тогда? А когда заставил тест делать, тоже любил?

– Изабелла…

– Нет, Эдвард! Ты не любишь меня, потому что так с любимыми людьми не поступают! Их берегут… От боли и унижения. Им честно говорят о своих переживаниях, делятся сомнениями… Им доверяют! А ты… – закрываю лицо руками и громкие рыдания вырываются из груди. – Уходи! Видеть тебя не могу!

Несколько секунд спустя, вздрагиваю от его прикосновения и поднимаю голову, вскидывая руки.

– Не смей трогать меня! – кричу я, уже на грани истерики.

– Я не уйду! Можешь бить меня, выгонять, кричать… Делай все, что хочешь, но я не уйду!

– Ты сумасшедший? Не хочу тебя видеть, говорю тебе! Уйди, не делай мне еще больнее… не разбивай окончательно мое сердце… – начинаю задыхаться и не могу остановить громкие всхлипы. Меня раздражает, что он все это видит и я злюсь на него еще сильнее. Пытаясь спрятаться, натягиваю на себя одеяло Эдвард его срывает и притягивает меня к себе, от чего, я начинаю колотить его и извиваться, как змея.

– Отпусти меня! Не трогай! Уйди! – кричу в голос, пытаясь выбраться из его стальной хватки, но он, словно не замечает моих брыканий, еще сильнее прижимая к себе. – Ты, не поверил мне! Ты взял и разрушил все! Ты, Эдвард! Зачем ты сделал это с нами?! Что за скелеты у тебя в шкафу, что ты так не доверяешь людям? – у меня не хватает сил вырваться из его тисков, и я сдаюсь, продолжая рыдать.

– Да, знаю, я виноват… Я идиот! Я чертов кретин, который обидел тебя самым гнусным образом… Прости меня… – шепчет он мне в волосы, и я слышу нестерпимую боль в его хриплом голосе.

Продолжая всхлипывать, замолкаю: какой смысл сыпать обвинениями растягивая эту пытку, если это все равно ничего не исправит? Постепенно успокаиваюсь, а он гладит меня по голове, спине – везде, где бродят его руки и шепчет, как сильно он меня любит и как сожалеет о том, что натворил и что никогда не простит себя за это. Новый поток, уже беззвучных слез, катится из моих глаз, и не знаю, сколько проходит времени, когда они просто заканчиваются, а я выдыхаюсь. В какой-то момент проваливаюсь в темноту и чувствую легкость и его нежные поглаживания. Мужчина укачивает меня, как ребенка, не переставая касаться губами моих волос и просить прощения.

Резко открыв глаза, осматриваю комнату, понимаю, что уже стемнело. Я что уснула? Посмотрев в сторону, вижу силуэт мужчины, сидящего на кровати, расставив локти на коленях и склонив голову. Почувствовав шевеление, он поднимает голову, в полумраке комнаты не вижу его глаз, но чувствую, как он смотрит на меня. Протянув руку к тумбочке, включаю светильник и щурюсь от резкого света, так же, как и Эдвард. В тусклом свете, он выглядит как призрак, его, ранее прекрасные черты лица, исказила маска боли и отчаянья и мне становится его по-настоящему жаль, просто, по-человечески. Какое чистилище скрывается внутри него? Мне на удивление, стало гораздо лучше, видимо, выплеснув всю свою боль и обиду, я освободилась. Но теперь все это тяжелым грузом отражается на лице Эдварда. Еще несколько часов назад, я хотела, чтобы он испытал все это, но сейчас понимаю, что ни за что не пожелаю ему того, что он сейчас переживает. Я никогда не смогу забыть то, что он сделал, но я действительно попробую простить его.

Попробую…

– Эдвард… – скриплю я, как дряхлая старуха. – Прости за истерику, я просто… – беру с тумбочки стакан с водой и делаю несколько глотков.

– Не нужно, Белла, ты ни в чем не виновата… Я уйду сейчас. Просто хотел убедится, что ты в порядке, то есть… я имею ввиду, что тебе не стало еще хуже… Черт! Я все только порчу…

– Не могу сказать, что я в порядке, но мне намного лучше, спасибо…

– За что? За то, что довел тебя до этого состояния?

– Эдвард, не нужно. Что толку голову пеплом посыпать? Я буду в порядке, не нужно переживать за меня.

– Ты ищешь работу?

– Да, – конечно же, он увидел окна, открытые на ноутбуке.

– Не представляю возможным работать…

– Если я пообещаю, что буду вести себя профессионально и не вспоминать о…

– Ты сам-то в это веришь? – перебиваю его, понимая, куда он клонит. – Сможешь? Я – нет! Поэтому даже пытаться не буду… Это не сработало с самого начала, а теперь и подавно не сработает. И не потому, что я зла на тебя или не смогу простить, нет… Потому что… – делаю глубокий вздох, он должен знать: – Я тоже люблю тебя, Эдвард. Но этого оказалось недостаточно для нас…

Он замирает на мгновенье, качает головой и проводит руками по лицу, запуская их в волосы, а потом тяжело вздыхает, как будто на его плечи одним махом навалилась тяжелая ноша.

– Значит не передумаешь? Ты же знаешь, мы заключили крупный контракт, я, возможно, на несколько месяцев уеду за границу. Меня не будет и… Черт! Изабелла, не уходи с работы, это то, что ты любишь…

«Я и тебя люблю… Но мне пришлось уйти…», мелькает в голове. Иногда нужно отступить, отпустить, сделать шаг назад, чтобы увидеть картину целиком. Как же мне ему объяснить, что не его присутствие в офисе меня больше всего беспокоит: меня беспокоит его отсутствие в моей жизни. Теперь. И я действительно не хочу, чтобы он так терзался и изводил себя.

– Я… Я подумаю, хорошо… – говорю я, лишь бы не видеть, как он съедает себя из-за чувства вины. Эдвард, вскидывает голову и смотрит на меня, и в его глазах я вижу надежду.

– Правда?!

– Да… но даже, если я решу остаться, это ничего не будет значить для нас, ты это понимаешь?

– Да, конечно. Я и не прошу. Не хочу лишать тебя того, что ты действительно любишь…

Глупый… этого, как раз ты меня уже лишил.

– Хорошо, я пару дней еще не выйду, подумаю… К концу недели тогда сообщу о своем решении.

– Хорошо. Белла, я сделаю все возможное, чтобы ты могла спокойно работать. Это, наверное, единственное, что я могу дать тебе, теперь…

– Нет, не единственное, – он снова смотрит на меня и в его глазах мелькает искра надежды.

– Перестань изводить себя. Прошлого не изменить. Сделай выводы и двигайся дальше. Пусть это будет уроком.

– Да уж… – усмехается мужчина. – Этот урок, я никогда не забуду… – говорит он с горечью и качает головой.

– Уроки помогают нам по-другому смотреть на жизнь и на наше к ней отношение. Они помогают забыть прошлое и снова найти силы жить… – рассуждаю я сама с собой.

– Изабелла, ты единственная, кто помог мне забыть прошлое и двигаться дальше, быть счастливым, но я сам все просрал…

– Не говори так, жизнь продолжается…

Снова тяжело вздохнув, он поднимается с кровати.

– Я пойду. Спасибо, что выслушала. И надеюсь, что ты останешься в компании, не смотря, на кретина генерального…

– Я тоже надеюсь… В любом случае, я передам свои наработки, и сама поговорю с заказчиком.

– Изабелла, ты удивительная, невероятная женщина, и я желаю тебе огромного счастья. Надеюсь, найдется тот, кто сможет сделать тебя счастливой. Я, как оказалось, не смог…

– Эдвард, не надо, это лишнее сейчас. Но спасибо и я подумаю на счет работы.

– Хорошо, и… прости…

Задержав на мне взгляд на несколько секунд, он ушел. Послышались его тихие шаги, затем щелчок двери, и снова тишина… Я откинулась на подушку, глядя в потолок, не обращая внимания на новые дорожки слез. В моих мыслях, как на кинопленке мелькают наши счастливые дни, последних нескольких недель, проведенных вместе: вот мы вместе готовим завтрак, дурачась, как дети и бросаясь едой, потом он хватает меня и сажает на стол и нам становится уже не до веселья… вот, мы лежим в обнимку на диване и смотрим какую-то комедию; вот он приносит мне завтрак в постель; вот я делаю ему массаж после очередной конференции, где он стоял на ногах почти восемь часов; вот я танцую ему стриптиз и мы занимаемся любовью на полу в гостиной, так как не в состоянии были добраться даже до дивана; вот я готовлю ужин, а он рассказывает мне, каким был в юности. И вот я вижу его, затянутые мутной пеленой глаза и он тычет мне рамкой в лицо… А потом, заставляет сделать тест. Его слова сказанные сегодня убивают еще сильнее: «Я люблю тебя, очень сильно…». Это признание болью отзывается во всем моем теле и вызывает новый поток слез. Я тоже тебя люблю… Но этого, для нас, оказалось недостаточно…

К концу недели, окончательно уставшая валяться без дела и страдать, принимаю решение выйти из своего заточения и снова начать нормально жить. Эдвард больше не появлялся: не приходил, не звонил и не писал. И меня это очень злило, хотя я понимаю, что это бессмысленно и сама просила его оставить меня в покое, но в глубине души надеялась, что он еще раз предпримет попытку поговорить со мной. Но он молчит. Значит действительно все кончено…

С квартирой пока ничего не понятно, но есть пара вариантов, которые можно посмотреть на выходных. Окончательного решения относительно работы, я так и не приняла. Хотя, наверное, приняла, просто еще не признала. Но, хотя бы честно призналась самой себе, если бы не Эдвард, я не за что не хотела бы уходить оттуда. Поэтому решила поработать, до окончания своего проекта и если мы с ним, действительно сможем «нормально» взаимодействовать, не вспоминая о прошлом, то, возможно, я останусь. Мы снова вернулись к началу, только теперь с грузом воспоминаний (как прекрасных, так и ужасных) и сожалений о не сбывшихся надеждах и мечтах.

Приведя себя в порядок, утром пятницы приезжаю в компанию и включаюсь в работу, по которой действительно соскучилась. На полдня погружаюсь в рабочую рутину и отвлекаюсь от переживаний. От коллег, узнаю, что Джеймс уволился, и не могу не порадоваться этой новости. Нашу последнюю встречу с ним, нельзя назвать дружелюбной и после всех отвратительных слов, что он мне сказал, сомневаюсь, что мы могли бы продолжать дружеское общение.

Когда, после обеда, возвращаюсь из проектного отдела в наш опен спейс, чувствую, как по телу бегут мурашки, останавливаюсь и замираю. Мне даже не нужно оборачиваться: я уже знаю, кто стоит за моей спиной.

– Изабелла, – словно из-под пола вырастает Эдвард. – Рад видеть тебя…

– Эдвард…, – прочищаю горло, добавляя, – то есть мистер Каллен, здравствуйте. – Стараюсь не выдать своих эмоций, но знаю, что терплю неудачу, также, как и он. Но понимаю, что должна озвучить ему свое решение, чтобы закрыть этот вопрос и больше к нему не возвращаться.

– Мы можем поговорить? – спрашиваю я, глядя сквозь него.

– Да, конечно. В моем кабинете?

– Не в коридоре же...

– О, Белла! – а я тебя искала, нам на встречу идет Розали. – Но, как вижу, ты занята? – Ее бровь скептически ползет вверх, и она еле заметно усмехается.

– Мисс Свон, зайдите ко мне, пожалуйста, как освободитесь, – говорит мужчина, не глядя на Розали и направляется в сторону своего кабинета.

– Хорошо… – произношу я в спину удаляющемуся мужчине. Он даже не обернулся.

– У меня не срочно, хотела узнать на счет аналитики, которую ты готовила, представишь ее на собрании в понедельник? Готовлю повестку.

Вижу, как Эдвард замедляется и наклоняет голову в нашу сторону, чуть поворачивая ее. Нехотя, удовлетворяю его любопытство, чтобы не вызывать подозрения девушки: – Да, конечно. Все готово. Хочешь обсудить?

– Нет, нет, я просто уточнить хотела. Как твое самочувствие? Все в порядке?

– Да, спасибо, Розали, все хорошо, – слабо улыбаюсь я. – Я пойду тогда?

– Иди, конечно, не нужно заставлять начальство ждать, – хихикает она, на что я лишь закатываю глаза, и девушка уходит, скрываясь в кабинете проектного отдела.

Постучавшись к генеральному и услышав его «войдите», прикрываю за собой дверь и делаю глубокий вздох.

– Я решила, что буду работать до окончания проекта.

Не глядя на меня, мужчина кивает, не проявляя никаких эмоций, как будто и так это знал.

– Но при одном условии, – снова вздыхаю я. И почему я решила, что это будет легко? Главное не позволить голосу сорваться…

– Слушаю, – он внимательно смотрит на меня, и на его лице непроницаемая маска.

– Ты… То есть вы, никаким образом не будешь… те… вспоминать о прошлом. Только рабочие отношения и все. Я же со своей стороны, гарантирую то же самое и буду вести себя профессионально. Вы мой директор, я – ваш сотрудник, и только.

– Хорошо, это все? – он убирает руки в карманы и облокачивается на стол.

– Да, – киваю я. – Есть что-то, что вы хотели бы сказать?

– Да, – он нервно пробегается рукой по своей шевелюре. – Много чего… но это не касается работы.

– Тогда, я не хочу слушать… – разворачиваюсь, чтобы уйти.

– Изабелла, постой! – он подходит ко мне и разворачивает за локоть, я смотрю на него с вызовом и вырываю свою руку из его хватки. – У меня остались твои вещи, просто хотел…

– Я за… Можешь их выкинуть! Мне все равно. Все?

Мужчина убирает от меня руки и делает шаг назад, поднимая ладони вверх.

– Все…

– Тогда, больше не задерживаю, мистер Каллен.

Прежде, чем уйти, смотрю на него и мне хочется кинуться к нему, обнять, накричать, поцеловать, стукнуть его или просто сделать что-нибудь, чтобы только он престал смотреть на меня своим пустым, мертвым взглядом. А еще больше хочу, чтобы он сделал что-нибудь: остановил меня, опять сказал, что любит, что скучает, что хочет, чтобы мы снова были вместе… Но только ни это его убивающие безразличие. Я, наверное, схожу с ума. Тряхнув головой, отгоняю безумные мысли и молча выхожу за дверь.

Взяв себя в руки, погружаюсь в работу – то единственное, что всегда помогает мне отвлечься, а сейчас еще и наполняет мою жизнь хоть каким-то смыслом. Я обязательно переживу это… Только пока не знаю, как.

***

Дни пролетают незаметно и, на удивление, я постепенно возвращаюсь в привычную жизнь. Начинаю вспоминать о своих интересах, друзьях, даже нахожу себе подходящий вариант жилья: не далеко от работы, по сносной цене, с хорошим ремонтом, новой проводкой и системой пожаротушения, с недавних пор, этот важный пункт, был первым в списке параметров при поиске новой квартиры.

Эдвард держит свое слово на все сто. Если бы я не была участницей наших с ним отношений, то никогда бы не подумала, что они у нас вообще были. Мне даже иногда кажется, что я сама себе все придумала. Он ведет себя очень профессионально и сдержано, не позволяя себе даже лишний раз взглянуть на меня как-то «не так». Он вообще на меня не смотрит, если этого не требуют профессиональные рамки приличия. Мы практически не пресекаемся, и я уверена, он прикладывает для этого максимум усилий. Казалось бы, мне нужно радоваться, ведь именно этого я и хотела, но каждый раз это доводит меня до белого каления, еще не известно, кто из нас больше сумасшедший – я или он. Или у меня просто развивается биполярное расстройство. Если так и дальше пойдет, точно придется искать аналитика. Одна я этого, похоже не вывезу…

Как-то вечером, уже собираясь домой, роюсь в рюкзаке в поисках флешки для того, чтобы скинуть рабочие материалы и натыкаюсь на ключ от квартиры Эдварда. Взяв плоский прямоугольник с брелком, который он привез из Вены, кручу его в руках. Я не ходила с этим рюкзаком с той злополучной ночи, когда наши отношения разрушились, а сегодня утром, просто переложила из другой сумки все необходимое, даже не проверив его содержимое.

Не успеваю опомниться, как спустя полчаса, оказываюсь у двери его апартаментов. Ноги сами привели меня сюда, и я стою нервничая, задавая себе вопрос: что я ему скажу? Я знаю, что сегодня он ушел раньше по каким-то срочным делам, отменив все встречи, может его и дома-то нет. А может у него вообще свидание? От этой мысли мне становится неприятно, и я гоню ее от себя. Если он дома, то скажу, что пришла, чтобы вернуть ключ и забрать вещи, если он еще их не выбросил. Если его нет – просто оставлю и уйду, захлопнув дверь. Мое сердце несется галопом и приложив ключ к слоту, медленно поворачиваю ручку и бесшумно открываю дверь. Войдя внутрь, замираю у двери от волнения и слышу звон в своих ушах. Тихонько положив ключ на комод в прихожей, оглядываюсь, квартира погружена в полумрак, ее освещает только свет огней, других высоток, падающих в панорамное окно, я и забыла уже, как же тут красиво. Улыбаюсь, любуясь прекрасном видом. И тут мое внимание привлекает шум на кухне и еле слышный, сдавленный смех.

Женский.

Мое тело моментально цепенеет.

Неужели он…? Не веря своим ушам, делаю несколько осторожных шагов в сторону кухни и прирастаю к полу, когда вижу, как Эдвард стоит, облокотившись на барную стойку, а эффектная брюнетка, находящаяся напротив него, медленно расстегивает пуговицы на его рубашке, улыбаясь и кокетливо заглядывая ему в глаза. А он, не произнося ни слова смотрит на девушку с неподдельным интересом. Делаю шаг назад и подавляю крик, который вот-вот готов сорваться с моих губ. Чтобы не выдать себя, зажимаю рот своей рукой, больно прикусывая ладонь. Но эта боль не идет ни в какое сравнение с той, что терзает сейчас мое сердце, разрывая его на куски.

Как же больно…

Как он мог?! Так быстро! Кто она? Когда они успели познакомится? Тоже подцепил ее в клубе?

И тут я получаю ответы на все свои вопросы:

– Что ты делаешь? – спрашивает мужчина тихо.

– А на что это похоже? – мурлыкает брюнетка. – Я очень соскучилась по своему мужу и хочу показать, что ни одна из твоих шлюшек, никогда меня не заменит.

Почва уходит из-под моих ног, чувствую, что меня пошатывает, а перед глазами начинает темнеть…

МУЖУ?

ЧТО, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ЭТО ЗНАЧИТ?!

Находясь в полном шоке от услышанного, пячусь назад и упираюсь в стену. Огромный ком подкатывает к моему горлу, и я понимаю, что начинаю задыхаться. Дальше уже я не слушаю, разворачиваюсь и также бесшумно, как и вошла, покидаю квартиру Эдварда. Выбегаю в коридор, и на ватных ногах направляюсь к лифтам.

Я очень соскучилась по своему мужу…

Я очень соскучилась по своему мужу…

Я очень соскучилась по своему мужу…

Вновь и вновь слышу ее слова. В какое дерьмо я вляпалась? Он, что, на хрен, женат? Или недавно женился? Когда он…?

«Бежать, бежать, бежать!», стучит в голове набатом.

Бежать, и как можно дальше!

От этого страшного человека и его игр. Иначе я пропаду, если уже не пропала. Задыхаясь от слез и полностью дезориентированная, выхожу на улицу, достаю телефон и набираю номер.

– Изабелла?! – в голосе явно чувствуется удивление. – Слушаю…

– Мне нужна твоя помощь… Срочно… – глухой всхлип срывается с моих губ и чувствую, как окончательно разлетаюсь на осколки. Снова…

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/71-3292-1#1507017
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: Мери (28.05.2022) | Автор: Мери
Просмотров: 295 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 1
0
1   [Материал]
  ни фига себе сюр... 12

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]