Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Доверяя себе. Глава 8. Ложь.

На часах 5:40 утра. Я сижу на кровати и смотрю на девушку, мирно посапывающую в моей постели. На ней моя рубашка и я мысленно улыбаюсь тому, что с ней все в порядке и она целая и невредимая сейчас находится здесь. В моей квартире. И больше я не намерен ее отпускать отсюда.

Когда она позвонила и сказала, что в их доме случился пожар, я чуть с ума не сошел. Перенеся все встречи, и дав указания Эммету все проконтролировать, я арендовал частный самолет и ранним утром был уже в Нью-Йорке. И не успокоился до тех пор, пока не взял ее руку, которая сейчас покоится в моей руке, пока я наблюдаю, как она спит. Нужно выписать Гарри премию. Мужчина, не говоря ни слова и не спрашивая ни о чем, сорвался ночью к Белле и привез ее ко мне. С его слов она была очень напугана и расстроена. И пока они ехали в мою квартиру была не особо разговорчива. Несколько раз я уточнил у него, все ли с ней хорошо. И мужчина заверил, что кроме потрясения от случившегося, она была в полном порядке. А с остальным мы разберемся позже. Меня даже порадовало, что все произошло таким образом и теперь есть отличный повод предложить ей жить вместе. Мысль о том, что Изабелла будет жить в моей квартире вызывала приятное волнение и предвкушение того, что девушка разделит со мной эти чувства, не давало мне усидеть на месте. Я безумно соскучился по ней, и хотел, как можно скорее почувствовать тепло ее тела, ощутить ее мягкость в своих руках. Но моя совесть, которая говорила о том, что девушка перенесла стресс, не позволяла ничего, кроме невинного поглаживания ее руки.

Сделав глубокий вздох, я снова глянул на часы, которые показывали 6:03. Размышляя о том, насколько эгоистично будет разбудить ее в шесть утра в выходной, я не заметил, как уже лежал около неё, обнимая и выводя ленивые круги на ее спине. Сладко вздохнув, девушка прижалась к моей ключице и закинула на меня ногу, оголяя бедро и аппетитную попку, прикрытую моими боксерами. Больше договариваться со своей совестью я не смог. Быстро скинув с себя рубашку и брюки, вернулся в постель, прижимая ее тело к себе. Оставляя поцелуи на лице Изабеллы, руками забрался под рубашку, наслаждаясь бархатистостью ее кожи. Прижимаясь ближе ко мне, девушка простонала и этот звук моментально подействовал призывом к восстанию моего члена.

– Ммм, какой сладкий сон… – проворковала Белла, обнимая меня.

– Это не сон, детка, это я… – прошептал я ей на ухо, оставляя поцелуй на шее.

Ее веки затрепетали, и она медленно открыла глаза, моргая и стряхивая остатки сна. Девушка выглядит так по-детски невинно, что мое сердце пропускает удар. Хочу каждый день будить ее своими поцелуями и надеюсь, мое желание в скором времени осуществится. Остановив свой взгляд на темно-коричневых омутах ее глаз, я затаил дыхание. Несколько раз моргнув, широкая улыбка Изабеллы озаряет весь мир. На мгновение я забыл, как дышать. Она выглядит так иллюзорно в моих руках. В ее каштановых волосах, отдавая золотом, переливаются рассветные лучи солнца, которое плавно всходит над городом.

«Боже! Я люблю эту женщину!», – мое озарение отражается ответной улыбкой на лице. Но готов ли я его озвучить? Думаю, пока нет. Не сейчас. Но точно в самое ближайшее время.

– Доброе утро, красавица, – я целую ее носик и прокладывая дорожку поцелуев к уху, спрашиваю: – Как ты?

Ответом мне служит ее нежный стон, который забирает остатки моего самообладания.

– Эдвард, это правда ты? – она запускает руки в мои волосы, притягивая мое лицо еще ближе.

– Да… – выдыхаю я в ее губы, перед тем как оставить на них поцелуй.

– Я так скучала… – шепчет она между поцелуями, которые с каждой секундой распаляют нашу взаимную страсть.

– И я… – продолжая целовать, я нащупываю пуговицы на рубашке и начинаю их расстегивать. – Позволь показать тебе, как сильно…

– Дай мне две минутки.

Девушка спрыгивает с кровати и бежит в ванную, через несколько минут выходит и останавливается в проеме. Вскинув бровь, я вопросительно смотрю на нее, хлопая рукой по кровати. Плавно покачиваясь в такт мысленной мелодии, она начинает невыносимо медленно расстегивать пуговку за пуговкой. А затем, все также танцуя, разворачивается ко мне спиной и опустив руки, позволяет рубашке сползти. Если бы на меня сейчас кто-то смотрел со стороны, наверняка бы заметил, что из уголка моих губ плавно стекают слюнки. Молча, я наслаждаюсь небольшим представлением моей девушки. Скрестив руки на груди, она разворачивается и грациозно покачивая бедрами идет к кровати. А затем, глядя мне прямо в глаза, убирает руки и медленно спускает мои боксеры по своим стройным длинным ногам. Я издаю утробный стон и не в силах больше сдерживаться, хватаю ее за талию и тяну на себя, переворачивая и нависая на ней. Смеясь, Изабелла обнимает меня, обвивая своими ногами. Немного отстранившись, заглядываю ей в глаза.

– Как ты? Мне жаль, что это произошло…

– Я в порядке, Эдвард, – тень грусти проходит по ее лицу. – На столько, на сколько могу быть в данной ситуации. Давай об этом позже поговорим. Я безумно соскучилась по своему мужчине и сейчас не могу не о чем думать… – она крепко прижимается ко мне и шепчет что-то о том, как рада, что это не сон.

Меня не нужно просить дважды, поэтому я накрываю ее губы поцелуем, а потом, своими губами, спускаюсь ниже по ее телу и очень ответственно подхожу к вопросу демонстрации того, как сильно скучал по ней…

***

– Поэтому, понятия не имею, что из вещей сохранилось… Я даже папку с документами не успела взять, да вообще ничего, – говорит Изабелла с набитым ртом, когда мы после умопомрачительного приветственного секса, расположились на кухне для завтрака.

– Давай сегодня съездим и посмотрит, что можно спасти.

– Можно… Но сначала нужно позвонить хозяину, чтобы он приехал с ключами. Представляю, его реакцию… Все наверняка пропахло гарью, а то, что не пострадало от огня, наверняка было испорчено пеной от пожарных. Они так поливали… Думаю, проще будет все выкинуть, – она откладывает сэндвич в сторону и задумчиво смотрит в окно.

– Что думаешь делать? – начинаю я осторожно, подходя к ней и взяв за руки. – Я могу тебе чем-то помочь?

– Могу я остаться у тебя на какое-то время? – Белла смущенно смотрит на меня, а внутри меня все ликует. Мне даже не пришлось ее уговаривать. – В самое ближайшее время, я решу вопрос с квартирой.

– Белла, – я беру ее лицо в руки. – Ты можешь остаться… И не только на ближайшее время, а совсем… Вообще остаться у меня и не искать себе новое жилье. – Давай жить вместе? Я, итак, хотел тебе это предложить, после командировки, потому что мы совсем не видимся. С учетом моего постоянного отсутствия, не факт, что будем видится даже в выходные. А так, хотя бы вечера будем проводить вместе. А, когда я буду уезжать, а теперь я буду делать это чаще, с учетом новых контрактов, ты будешь от меня отдыхать, – говорю на одном дыхании, все, что думаю по этому поводу. Изабелла молчит какое-то время, обдумывая мое предложение, и вздыхает.

– Обещаю, подумать, хорошо? Но все-же посмотрю варианты на сайтах недвижимости, может даже рассмотрю вариант с ипотекой… – она потирает лицо, а я опускаю руки. – Я не говорю «нет», я правда подумаю…

– Хорошо. Не хочу давить на тебя, но сильно не затягивай, а то я с ума сойду. Но я приму любое твое решение.

– Ладно, не буду, но и ты не жульничай… Знаю я, как ты умеешь уговаривать.

– А вот, этого, мисс Свон я вам, обещать не могу! Поверь, я буду использовать все возможные способы и запрещенные приемы, чтобы ты согласилась. У меня есть немного в арсенале, – я игриво дергаю бровями, и она смеется, обнимая меня.

– Спасибо, Эдвард, – говорит она уже серьезно, и с благодарностью смотрит на меня. – Спасибо за помощь и за то, что приехал… Тебе пришлось отменить все свои планы… и я чувствую себя немного неловко из-за этого, но очень рада.

– Не переживай, планы и контракты не важнее тебя. К тому же Эммет уже прилетел, он проведет свою часть переговоров, оценит все с финансовой точки зрения, и, если мы заключим контракт, я прилечу на подписание.

– Выгодный контракт-то? Что за компания?

– Извини, подробности на этапе переговоров, не могу раскрывать, но контракт выгодный: на несколько миллионов долларов, с прямыми инвестициями от партнера.

– Ого! – присвистывает девушка, расширяя глаза. – Круто! Поздравляю тебя!

– Пока рано, но я думаю, что на восемьдесят процентов, он у нас в кармане.

– Хорошо. Я рада. Пойду позвоню хозяину квартиры, хочу закончить с этой неприятной темой, узнаю заодно, можно ли вообще туда входить.

Изабелла уходит, а я не могу перестать улыбаться перспективе того, что в ближайшее время мы будем жить вместе. Надеюсь, мне удастся ее переубедить, и она останется насовсем.

После обеда, мы вернулись из квартиры Беллы, забрав все, что уцелело, а этого оказалось не особо много. Это были, в основном ее вещи, до которых не добрался огонь, они поместились в большой чемодан и несколько дорожных сумок. Кухня, прихожая и половина гостиной, выгорели практически полностью, огонь не добрался только до того, что находилось в комнате Изабеллы. Девушка этому порадовалась, сказав: «Хоть что-то…» но по ее грустным глазам было видно, что она очень расстроена. Ее любимые книги, диски, ноутбук, предметы интерьера и всякие уютные мелочи, к сожалению, были полностью уничтожены, как и часть одежды и обуви, в основном теплой, которые находились в шкафу прихожей. Документы, которые находились там, же, в тумбе, тоже сгорели. Когда я увидел, во что превратилась квартира Беллы, я, мягко говоря, был в шоке и поблагодарил всех богов, за то, что она не спала, даже думать не могу о том, как для нас могла закончится вчерашняя ночь… Благо квартира была застрахована, в том числе и от пожара. Решив все вопросы с хозяином, мне даже удалось договорится с ним о полном возврате залога, правда после выплаты страховки, но и этот вариант оказался для Беллы приятной неожиданность.

Вторую половину дня, девушка посвятила тому, что подавала заявки на восстановление документов и карточек. Я поддерживал ее, как мог, но к вечеру она была вымотана на столько, что уснула с телефоном в руках на диване в гостиной. Я перенес ее в спальню и впервые с момента нашего знакомства, мы просто уснули крепким сном в объятьях друг друга.

Весь следующий день мы наслаждались обществом друг друга, валяясь на диване и прерываясь только на то, чтобы перекусить. Мне хотелось сделать приятное Изабелле, и я заказал ей большой букет цветов и подарочный сертификат в салон нижнего белья. Я помню, как перед отъездом в командировку, испортил ее миленькую сорочку и хотел компенсировать нанесенный ущерб. Когда раздался звонок курьера, Белла глянула на меня вопросительно.

– Мы кого-то ждем?

– Это сюрприз, откроешь?

– Сюрприз? Для меня? – она хмурится.

– Для тебя. Открывай!

Белла открывает дверь, и получает цветы и пакетик с конвертом. Расписавшись за получение, девушка возвращается в гостиную широко улыбаясь, а ее глаза искрятся счастьем и это именно то, чего я хотел добиться весь день.

– Эдвард, какая красота! – она зарывается лицом в нежный, такой же, как она, букет роз. – Милый, спасибо больше! – она крепко обнимает меня и целует в губы. – Мне очень нравится.

– Там есть еще кое-что, – подмигиваю я.

– Да? Что? – она откладывает букет и достает конверт из небольшого пакета, прикрепленного к цветам. – Эдвард, это…?

– Ага, – киваю я и обнимаю ее сзади, – вдруг мне захочется ещё что-то порвать?

Девушка хихикает и повернувшись ко мне снова благодарит поцелуем.

– Спасибо… Прямо сейчас закажу что-нибудь.

Она берет свой телефон и заходит на сайт магазина, погружаясь в выбор белья, периодически показывая мне различные варианты, и на все я говорю: «Бери!». Я и понятия не имел, что есть такие оригинальные вещи, но представляя каждую из них на красивом теле Изабеллы, чувствую шевеление в паху. Несколько, особо понравившихся мне вещей, она обещала надеть сразу после покупки. Отвешивая разные комментарии по поводу дизайнерских решений создателя этих шелковых шедевров, я то и дело получаю то шлепки, то поцелуи от девушки, она смеется, и я рад, что мне удалось стереть с ее лица печально-задумчивое выражение. Так мы и дурачимся до самого вечера, а потом принимаем вместе ванну, и ложимся спать.

***

Дни летят так быстро, что я не успеваю опомнится. Наши отношения с Изабеллой настолько гармонично вписываются в жизнь друг друга, и я надеюсь, что она прекратит поиски квартиры и наконец-то примет мое предложение, окончательно переехать ко мне. К тому времени мы заключаем международный контракт, что безусловно выведет компанию на новый уровень. И я могу сказать, что впервые за очень долгое время действительно, по-настоящему счастлив. Белла последнее время ведет себя таинственно, и я подозреваю, что она что-то замышляет. Мои предположения оказываются верны, и она спрашивает мое расписание на ближайшие выходные, а на мой вопрос: для чего ей эта информация, девушка загадочно отвечает, что это сюрприз и просит не планировать никаких поездок и длительных встреч на ближайшие три дня, максимально я освобождаю свое время и нахожусь в предвкушении того, что меня ждет и уже готов принять это с любовью и благодарностью, что бы там ни было, но я уверен, что это будет прекрасно, так же, как и сама Изабелла. Я тоже хочу сделать ей сюрприз и рассказать о своих чувствах. Но, кроме этого, задумал ещё кое-что, и надеюсь, все сложится так, как я запланировал. Это будет подарком на ее приближающийся день рождения, а также, своего рода страховка, от того, если девушка откажется от совместного проживания со мной.

Но моим планам не суждено было сбыться… Беда, как говорится, нагрянула, откуда не ждали. В тот роковой день, мама попросила заехать к брату и забрать какие-то вещи, которые он не может ей привезти уже несколько недель. Дубликат ключей, от его квартиры валялся в бардачке моей машины, на тот случай, если никто, как это часто бывало, не сможет до него дозвонится. Надо отметить, что в последнее время это случалось гораздо реже. Перед тем, как войти в квартиру, я несколько раз позвонил в звонок, но не получив ответа, набрал его номер. Ответа также не последовало. Открыв дверь, я позвал брата по имени, но ответом мне снова была тишина. Пройдясь по квартире, я убедился, что она пуста и набрал маму, чтобы она сказала, что именно ей нужно. Но и мама тоже не ответила.

«Зачем людям телефоны, если они не отвечают?», – мысленно усмехаюсь, так как, кроме брата и мамы у меня теперь есть ещё один человек, который периодически игнорирует мои звонки. Решив самостоятельно поискать, как говорила мама, большой желтый пакет, проверяю комнаты и шкафы. Не найдя ничего подходящего под описание в спальне, хочу проверить на балконе. И в этот момент мой взгляд мельком выхватывает что-то на прикроватной тумбочке.

Как это иногда бывает: сначала ты что-то видишь и не придаешь этому значение, а пройдя мимо, до тебя вдруг доходит: будто сознание цепляется за что-то, но это «что-то» не облачено в конкретный контекст. И замерев на месте, ты оборачиваешься, чтобы взглянуть ещё раз и убедится, что тебе не показалось или наоборот – показалось…

Так же произошло и со мной. Почти дойдя до двери, что-то заставило меня остановится, а мой мозг уже обработал информацию посылая сигнал. И, прежде чем обернуться, чтобы проверить мелькнувшую в сознании догадку, к моему горлу подкатил тошнотворный ком, пульс начал набирать частоту, и я ощутил его глухими ударами в своих ушах. Я не был уверен, что хочу это видеть. Замерев на месте и собираясь с духом, размышляю: «Могу ли я просто уйти, как будто ничего не заметил?». Черт! Руки сжимаются в кулаки, и я медленно разворачиваюсь, подходя к прикроватной тумбочке. Всё вокруг меркнет и в фокусе моего внимания остаётся чертова деревяшка с стеклянной вставкой, именуемой рамкой для фотографий.

А с этой самой фотографии, на меня смотрит улыбающаяся Изабелла.

Моя Изабелла, в обнимку с моим братом. У нас с ней не было ни одного совместного фото. Я уже молчу про рамки на прикроватной тумбочке. А были ли вообще «МЫ»? Это шутка какая-то? Неужели снова?

Чувствую, как мои ноги становятся ватными и медленно опускаюсь на кровать глядя на фото. В голове слышу гулкий стук своего сердца и даже боюсь дотронуться до изображения. Потому что, если сделаю это – возьму его в руки, – все это станет реальным, а я оказался не готов к такой реальности. Спустя несколько минут, я как мазохист, беру в руки рамку и внимательно рассматриваю. Каждую деталь. Как его рука по-хозяйски лежит на её плече, как она обнимает его за талию, как склонила голову к его голове. В её глазах видна радость и широкая улыбка освещает лицо. Также, как и у него: моего брата…

Родного брата.

Джеймса.

План моментально рождается в моей голове, и я снова набираю его номер и на этот раз, на удивление, он практически сразу отвечает. Без приветствий спрашиваю:

– Где ты?

– Мотаюсь по городу, а что? Мама опять разыскивает?

– Нет, мне нужно с тобой кое-что обсудить по работе, можешь приехать?

– Да, конечно, что случилось? Говори.

– Не по телефону. Жду в лобби моего дома. Сколько тебе ехать?

– Ну минут тридцать-сорок.

Хочу набрать другой номер, но большой палец зависает над её именем, и я вижу, как подрагивает моя рука. Лучше напишу.

«Ты где?»

Ответ приходит моментально:

«Дома, ты скоро?»

«Нет, задерживаюсь»

«Ок, до встречи! Всё в порядке?»

«Да»

«Давай не долго, помнишь? У меня для тебя сюрприз…»

«У меня для тебя тоже…», горько усмехаюсь я про себя. Вот сейчас то мы вас и проверим. Надеюсь, мой план и эффект неожиданности, сработают как надо, и мы расставим все точки на i.

Спустя двадцать минут, сижу в лобби своего дома и пью кофе, пытаясь держать себя в руках. В ближайшее время все решится, и моё сердце снова разлетится на куски. Мне хочется крушить всё вокруг, разнести к чертовой матери. Но сейчас, понимаю, что нужна холодная голова. Позже я смогу выпустить своего зверя наружу. Вижу через стекло, как Джеймс подходит к зданию и отключаю свой телефон, убирая его в карман. Поднимаюсь на встречу вошедшему парню и надеваю на лицо нейтральную маску.

– Спасибо, что приехал.

– О чем ты хотел поговорить?

– У меня встреча должна быть, но телефон разрядится, дай свой позвонить.

Брат отдаёт мне свой смартфон. И я делаю вид, что набираю номер, а сам проверяю историю входящих и исходящих звонков. Ничего нет. Последний звонок от меня. Чтобы не вызвать подозрения, подношу трубку к уху и делаю вид, что звоню, расхаживая туда-сюда. По такому же принципу проверяю и мессенджеры, но там тоже ничего нет. Быстро соображаю, что долго тянуть смысла нет и продолжая держать телефон у своего уха, киваю Джеймсу и направляюсь в сторону лифтов, прикидывая, сколько времени займёт поездка. Минуты две-три, не больше. Нормально. Двери разъезжаются и войдя в лифт, облокачиваюсь на стену, продолжая «дозваниваться» до несуществующего абонента. Когда лифт открывается, выхожу, доставая ключ из брюк. Направляясь к двери своих апартаментов, я наконец-то спрашиваю: – Можешь ответить на вопрос, только честно?

– Ну? – парень идет за мной, и явно находится в растерянности.

Остановившись у двери, достаю из внутреннего кармана рамку и быстро, чтобы он не успел среагировать, одной рукой прижимаю брата к стене, а второй подношу рамку к лицу, и цежу сквозь зубы:

– ЧТО? ЭТО? ТАКОЕ?

Через несколько секунд, Джеймс приходит в себя и его глаза расширяются.

– Откуда это у тебя?! – он пытается выбраться из моего захвата.

– Отвечай! – усиливаю хватку.

– Это не то, что ты думаешь! – Кривится он и я сильнее надавливаю на его шею, от чего парень начинает кашлять.

Убрав руку, подношу её к переносице и сжимаю, из последних сил сдерживая лавину своей ярости. Ведь самое интересное впереди: я хочу знать, как она это объяснит. Бью кулаком в стену рядом с его головой.

– Говори!

– Говорю тебе, это не то, что ты думаешь! Как бы это не выглядело! Я могу всё объяснить!

– Правда? Я думал, что это клише уже немного потаскано, не находишь?

– Я могу все объяснить… И это не то…

– А вот это мы сейчас и выясним. Только объяснять будет другой человек.

– Что это значит?!

Не обращая внимания на его вопрос, открываю дверь и схватив брата за толстовку, затаскиваю в квартиру.

– Ты, что творишь, придурок!? – он пытается скинуть мои руки, находясь в полном недоумении.

– БЕЛЛА! – рявкаю я, и сам ужасаюсь своему неестественному голосу.

– Белла?! – парень смотрит на меня шокированным взглядом и в этот момент, в моём сознании вспыхивает надежда, что возможно, я действительно мог, понять что-то не так? Времени на то, чтобы обдумать эту мысль у меня нет, так как из кухни выходит улыбающаяся Изабелла в моей рубашке и судя по выражению её лица, тон моего голоса её не смутил. Но как только её глаза встречаются с моими, улыбка исчезает, и девушка переводит взгляд за Джеймса. Вижу, как расширяются её глаза. Значит не ошибся!

– Джеймс?! – она действительно очень удивлена, даже шокирована… или только притворяется? Может они всё-таки успели созвониться?

Взгляд Беллы возвращается ко мне.

– Эдвард, что происходит?

– Эдвард?! – в шоке глаза Джеймса мечется, между нами. – Белла, что ты тут делаешь, да ещё в таком виде?! – кричит он.

– Не твоё дело, – выплевывает Белла, бросив взгляд на парня и снова смотрит на меня. – Кто-нибудь скажет мне, что происходит?!

Девушка выглядит абсолютно дезориентированной и сбитой с толку. Не в состоянии разговаривать, молча подхожу к ней и отдаю злосчастную рамку.

– Объяснишь?! – не скрывая яда в голосе, спрашиваю я.

Она смотрит на фото и как будто первый раз видит. Ну, вид у неё по крайней мере, именно такой.

– Что это такое?! – девушка вскидывает взгляд на брата, и по её лицу проходит волна ярости. – Джеймс?! Это ты сделал?

– Да, я! И что? Как будто ты не знала? Ты тоже вообще-то на этом фото есть.

– Ты совсем больной! Как ты мог? Это же не правда! Там ещё целая куча народа была!

– Я как мог? А ты, Изабелла?! Как ты могла? Какая же ты двуличная тварь! Теперь ясно почему ты от меня нос воротила. Я обычный стажер, а он генеральный директор, покруче будет, да? Скажи, ты сразу на него запала? Ты же говорила, что он не привлекает тебя как мужчина? И что ты работать пришла, а? Так вот она какая, твоя работа?!

– Ты на что это намекаешь? – с отвращением смотрит на него девушка.

– Да я не намекаю, Белла, открытым текстом говорю! Ты – подстилка генерального, далеко пойдешь. А я-то думал, встретил хорошую девушку, хотел даже с работы уволится ради тебя. Шлюха!

Делаю шаг, чтобы заткнуть рот этого сопляка, но Белла опережает меня и подбегая к нему, отвешивает ему звонкую пощёчину.

– Ах ты сукин сын! Ты в своем уме?! Я давала хоть раз тебе повод? С чего ты вообще это решил?

– Белла, а как же все твои заигрывания, намеки, взгляды?

– Остановись, Джеймс! Мы разговаривали об этом! Ты для меня всегда был лишь коллегой, и ты прекрасно это знаешь!

– Да я это уже понял! – он окидывает ее презрительным взглядом с ног до головы. – Твой вид очень красноречиво говорит о том, кого ты воспринимала, точно НЕ как коллегу.

– Белла, оденься! А ты заткнись! – ко мне возвращается дар речи.

– Не указывай мне, что делать!

– Не указывай мне, что делать!

Отвечают они одновременно и переглядываются.

– Закрой свой грёбаный рот, больной придурок! – выплевывает она Джеймсу. – Эдвард? – девушка поворачивается ко мне. – И ты поверил?! – Она трясёт рамкой перед моим лицом, как недавно делал я в коридоре. – Ты действительно, увидел это чертово фото и поверил, что такое возможно? А?! – Слёзы катятся по её щекам, но в данный момент мой мозг затуманен яростью и это меня не трогает. Хотя где-то в самой глубине моей души, чувствую слабый отголосок боли, который с легкостью подавляю.

Они лгут…

Опять!

Находясь в оцепенении, не уверен, что есть хоть что-то, что может опровергнуть мои подозрения. И к тому же вся эта сцена могла быть разыграна специально передо мной, как это уже случалось однажды. Но тогда они признались …

– Хорошо!

Не получив от меня никакого ответа, Изабелла разворачивается и бежит на кухню, и через несколько секунд возвращается оттуда с телефоном в руках. Что-то ищет там, а потом подносит к моему лицу.

– На! Смотри! Смотри! Повелись, вы, мистер Каллен, на самый примитивный фотошоп…

Беру телефон из её рук, а Белла, резко развернувшись уходит. На экране смартфона вижу фото, на котором несколько человек, в гостиной брата. Но на этом фото всё выгладит по-другому: Изабелла обнимает Элис, вторая её рука покоится на бедре, и её голова наклонена в сторону подруги и между ними с Джеймсом большее расстояние, чем на изображении в рамке. Да и вообще эта фотография выглядит, просто, как фото друзей на вечеринке. Приглядываясь, узнаю несколько человек с работы. Точно. Это же стажеры. Твою мать… Я действительно облажался? Память услужливо подкидывает недавние слова брата: «…а как же все твои заигрывания, намеки, взгляды?». Перед глазами мелькают картинки, когда я видел их вместе: офис, клуб, как они танцевали. Зачем она пошла к нему домой? Когда это было?

«Я обычный стажер, а он генеральный директор… ты сразу на него запала? Ты же говорила, что он не привлекает тебя?».

– А знаешь, даже хорошо, что так всё произошло! – голос Джеймса возвращает меня в реальность, и он скалится. – Теперь я знаю её истинное лицо и хорошо, что не попал в её сети. А вот как ты мог повестись на этот развод? Всё опять повторяется… Не везет тебе с женщинами, брат, пора бы это признать. Он разворачивается и последний раз взглянув на меня, выходит за дверь.

Слышу быстрые шаги и повернувшись вижу Беллу, которая переоделась, и, судя по её внешнему виду и рюкзаку на плече, собирается уходить. Не глядя мне в глаза, она подходит, вырывает свой телефон из моих рук, и быстро направляется к двери.

– Куда ты? Поздно уже… – не узнаю свой голос.

– Тебе какая разница? Ты ведь всё равно, не поверишь… Придурок!

– Не перегибай! Как бы ты поступила на моём месте?

– А я бы спросила у тебя, Эдвард, – она смотрит на меня пустым взглядом. – Просто пришла бы к тебе и спросила… а когда бы ты мне сказал, что это неправда, я бы тебе поверила. Всё просто!

– Давай поговорим.

– Я не хочу разговаривать с тобой! Ты всё уже и так сказал!

– Куда ты идешь? К нему?! – чувствую, как предательское сомнение снова закрадывается в моей душе.

– Эдвард, – в её глазах боль и разочарование, – для такого умного мужчины, ты иногда бываешь таким тупицей. – Она выходит, и дверь тихо закрывается, а я так и стою, как истукан не в состоянии сдвинутся с места.

Делаю шаг назад и опускаюсь на диван. Что только что, произошло?

Не замечаю сколько проходит времени, сижу и смотрю в одну точку, а голове бьет колоколом: «ложь… ложь… ложь…», «как ты мог повестись на этот развод? Всё опять повторяется…». Во мне просыпается дьявол, резко поднимаюсь, но сделав два шага – останавливаюсь, беру в руки рамку и выхожу из квартиры. Холодный ветер ударяет по лицу и это то, что сейчас мне нужно. Провожу руками по лицу, но никак не могу собраться с мыслями. Ноги сами несут меня к машине. На автомате, нажимаю кнопку зажигания, также, выжимаю педаль газа и спустя несколько минут паркуюсь. Слышу стук своего сердца в ушах и молюсь о том, чтобы он оказался дома. Желательно один. Поднимаюсь на лифте и жму на звонок, дверь открывается.

– Какого хера ты пришел?! Больше я на тебя не работаю, завтра же уволюсь.

– Дай пройти! – Пытаюсь скинуть его руку с дверного косяка. – Или будешь орать на весь холл? Надо поговорить…

– Не о чем разговаривать! И будь уверен, что папочка узнает о том, как ты нанимаешь сотрудников на работу. – Джеймс стоит в дверном проёме и не пропускает меня внутрь, что меня очень бесит, пытаясь сдерживаться, сжимаю челюсть. И кулаки.

– Что тебе нужно?! Ты, итак, во всем всегда первый! Лучшие женщины достаются тебе, лучшая работа – опять тебе! А мне что? Почему я постоянно только подбираю объедки с твоего стола? И даже Изабелла…

Отталкиваю его и захожу в квартиру, закрывая дверь.

– Хочешь ты этого или нет, мы поговорим!

– Пошел на хер, братец! Я не буду с тобой ни о чем разговаривать!

Не обращая на него внимания, прохожу в гостиную и оглядываюсь по сторонам.

«Пожалуйста, пусть её здесь не будет».

– Ты не понимаешь? Я. НЕ. ХОЧУ. С ТОБОЙ. ГОВОРИТЬ! Свали на хер!

– Хорош орать, как баба… – иду на кухню и чувствую, как превращаюсь в сталкера, меня раздражает его упрямство.

Или этому есть другая причина?

На кухне тоже пусто. Разворачиваюсь, и ведомый страхом иду в спальню.

Мне нужно убедится, черт побери!

Память снова подкидывает воспоминание, в котором я, совершенно неожиданно застал её полуобнаженную в спальне у брата. Хотя тогда он утверждал, что не знал, кто она такая.

Я ему не поверил.

И сейчас не верю.

Никому…

Захожу в спальню, там тоже пусто, и находясь уже на грани эмоционального взрыва, открываю дверь в ванную.

– Подожди, подожди… – брат заходит за мной. – Так «поговорить» это лишь предлог? Ты ее ищешь, да?! Я угадал? Ах-ха-ха! Эдвард, ты такой… Эдвард… Что ушла? Всё? Я бы тоже очень хотел, чтобы она была сейчас здесь, но увы… – он разводит руками. – Она оказалась такой же сучкой, как и Лорен.

– Заткнись, блядь! – Хватаю его обеими руками за рубашку и прижимаю к стене.

– А то, что? Ударишь меня? Ну давай! Что? Правда глаза колит?

– Не нарывайся! – рычу я.

– Я правду говорю, дорогой, брат… Им всем нужны лишь твои деньги! Но честно, даже я такого не ожидал от Беллы…

Моё терпение лопается, и я со всей силы впечатываю свой кулак Джеймсу прямо в челюсть

– АААА! Ааааа, ты идиот! Что ты творишь, больной! Ты мне челюсть сломал!

Его глаза наполняются яростью, и он заводит руку назад. Как в замедленной съёмке, вижу, как в моё лицо летит его кулак, но успеваю увернутся. Со всей силы, он толкает меня и валит с ног, мы падаем, и он оказывается на мне сверху. Ему всё же удается нанести мне пару ударов, и я вижу ненависть в его глазах. О, братец! Это взаимно! Как же он меня бесит! Уворачиваюсь от очередного удара и скидываю его с себя, вкладывая в свой следующий удар всю свою ярость. Джеймс затихает сваливается на бок, а я чувствую, как хрустят костяшки пальцев, а на губах соленый привкус, он тоже нехило приложился: губа пульсирует, скула противно саднит. Но это ничто по сравнению с тем, что творится внутри меня. Не почувствовав сопротивления, смотрю в сторону, где лежит парень. Он в нокауте?

– Черт!

Иду на кухню и набираю в стакан воды, затем возвращаюсь в комнату, где на полу, валятся бесчувственное тело.

Как мы снова оказались в этой ситуации? Карма у меня что ли такая…?

Прежде, чем подойти к брату, делаю то, что хотел сделать, когда вошел в эту комнату – открываю шкаф. И чувствую, как по мне проходит волна облегчения.

Её здесь нет.

Я идиот!

Как я вообще мог подумать о том, что Белла будет прятаться в шкафу, пока мы бьём друг друга по морде. Подойдя к Джеймсу, присаживаюсь на корточки.

– Видимо ты прав и мне пора лечится…

Из его носа течет струйка крови, под глазом набивается мешок, а губы начинают раздуваться и тоже кровоточат. Когда я успел так его отделать? Плеснув воды из стакана ему в лицо, начинаю медленно приходить в себя и ко мне возвращается способность мыслить.

– Черт! – мой словарный запас, немного поиссяк за последнее время. – Давай, приходи в себя уже! – реакции нет.

Не убил же я его, в самом деле?

Беру его за плечи и встряхиваю, от чего парень стонет. Ну, слава Богу!

– Джеймс! Давай, хорош валятся!

Он медленно открывает глаза и фокусируется на мне.

– Живой?!

– Пошел на хуй!

– О, отлично, значит приходишь в себя…

– Я сказал…

– А я сказал, мы поговорим! И потом я уйду. Не веди себя, как ребенок! Когда ты уже повзрослеешь?

– Иди на хуй, сказал! Дебил больной! Тебе лечится нужно...

– Тебе на каком языке повторить? Я сказал, что не уйду! Будешь выпендриваться, ещё раз получишь…

– Я всё отцу расскажу…

– Какая же ты баба! Как что, сразу бежишь к папочке… Долго бегать будешь? Не надоело самому?

Брат стонет и трогает свою губу, показывая, как ему бедному и несчастному больно. Но я-то знаю, что это очередной спектакль.

– Иди умойся и приложи лёд.

– Пошел ты! Не указывай мне, что делать!

На его реплику, лишь закатываю глаза и выхожу из комнаты, бросая на ходу: – Жду тебя на кухне…

Порывшись в баре, нахожу немного выпивки и кинув льда в бокал, наливаю янтарную жидкость. Делаю жадный глоток и чувствую, как обжигает горло. Наливаю ещё и снова опрокидываю в себя. Наливаю снова. Вижу, как плетется Джеймс, беру второй стакан и наполняю его. Мы молча пьём не глядя друг на друга. Напряжение постепенно отступает, а туман в голове рассеивается.

– Чего тебе надо? – первый не выдерживает брат. – Если ты хочешь знать, было ли что-то, между нами, то нет, – не было! И теперь мне понятно почему, она отвергала все мои ухаживания… А я старался, поверь!

– Ты говорил, она флиртовала с тобой?

– Я сказал это чтобы тебя позлить, не было ничего такого. Она действительно ни разу не дала мне ни одного повода, я для неё был лишь коллегой, о чем она постоянно говорила. А я-то, дурак… Думал, что все это из-за дурацких правил, думал даже уволится… надеялся, что-то получится у нас… До сегодняшнего дня.

– Что за херня с фото? Это правда фотошоп?

– Да!

– Зачем?

– Иди на хер! Я не буду перед тобой оправдываться!

– Когда это было?

– Давно… Не знаю! Помнишь, ты приезжал несколько недель назад, чтобы забрать что-то для мамы… Тогда… Да и какая разница?! Не было у нас ничего! Н-Е-Б-Ы-Л-О! Доволен?! Она отшила меня, как фурия, даже слова не дала сказать!

Усмехаюсь про себя. Горько. Как я мог так облажаться? Кретин…

– Я не хочу больше работать на тебя гребаным стажером!

– Это был твой выбор! Тебе предлагали место в совете, но ты сам оказался.

– Знаю, не умничай! Я не хотел, как ты приходить на все готовенькое…

– Готовенькое?! Ты охренел?! Пока ты таскался с телками по клубам, я пахал день и ночь. Учился и работал с отцом, вникая во все. С двадцати лет я знал, что займу место отца… А почему? А, братик? Почему?

– Не ори!

– Да потому что ты отказался! Как ты там сказал?! Бизнес –это не для меня? Не хочу никаких рамок, хочу заниматься творчеством! Где, блядь, оно твое творчество? Когда ты последний раз брал в руки кисти? А гитару?

– Это в прошлом, я хотел показать отцу, что смогу сам всего добиться, без его подачек.

– Ну, да, конечно! Когда тебе сказали, что больше не получишь ни цента на свои развлечения, пока сам не заработаешь. Радуйся, что квартиру оставили, а то бы жил сейчас в общаге и жрал лапшу быстрого приготовления.

– Ой, давай без нравоучений, не строй из себя папочку, ты меня бесишь!

– Да мне по херу! Веди себя, как мужик, отвечай за свои слова. К чему весь этот фарс с работой в компании, чего ты хочешь доказать?

– А того, что не тупее вас с отцом, что могу своим умом получить работу, а не прийти на тепленькое место.

– Не неси чушь, на тепленьком месте не просто сидеть. Это тоже работа и ответственность не только за бизнес, но и за партнеров, заказчиков, сотрудников, в конце концов! Ты знаешь?!

– Ой, уж как мне не знать, я-то вижу, КАК ты несешь ответственность за своих сотрудников.

Закатываю глаза, очевидно, что к этому мы и должны были прийти. Плевать!

– Давно ты спишь с ней? Поэтому её проекты самые лучшие? Это ты её на работу устроил, да? – вываливает он кучу вопросов.

– Нет, нет и ещё раз нет!

– И что это значит?!

– А то и значит! – Облокачиваюсь на столешницу и провожу ладонями по лицу. – Мы недавно вместе… пару месяцев. И я не устраивал её на работу и никакого отношения к её проектам тоже не имею. – Брат молча, но с интересом поглядывает на меня, и продолжаю. – Мы познакомились в клубе, в день начала вашей стажировки, но не знали тогда, кто есть кто… А спустя три недели, я узнал, что Изабелла стажер.

– Так, это ты и есть тот «красавчик», с которым она уехала тем вечером? Ну надо же… А я всё думал, что за таинственный парень, о котором она никому не рассказывала. Ай да Белла! С виду такая тихоня, а в постель к первому встречному прыгнула без раздумий.

– Заткнись!

– Да, ладно, я что не прав? Она поковарнее Тани будет, та хотя бы честно заявила, что имеет на тебя виды.

– Что? Причем здесь Таня?

– После первого собрания с тобой, она объявила всем, что ты на ней женишься и это лишь вопрос времени. Она готова была даже с работы уйти ради этого.

– Теперь понятно, в чем дело, а я-то думал, что это за странные попытки сблизится со мной. Белла, говорила, что-то об этом, но я не придал значения.

– Ну, конечно, ты поверил Белле… Эдвард, ты действительно веришь, что она не знала кто ты такой?

– Да. – Отвечаю без раздумий, а брат качает головой, явно со мной не соглашаясь. – Ты откуда знаешь о том, что мы вместе уехали, если она никому не говорила?

– Они обсуждали это с Элис, когда я подошел, просто услышал несколько фраз и понял. Но на мой прямой вопрос, Белла покраснела, как рак, и ничего не сказав, сбежала найдя какой-то предлог.

Усмехаюсь: краснеть, это так в духе Беллы. Какой же я идиот…

– Что обсуждали?

– Ой, братец! Интересно стало, обсуждали ли они размеры твоего достоинства?

– Иди на хер и заткнись!

– Так мне заткнуться или отвечать на вопрос?

Этот сопляк явно издевается надо мной.

– Отвечай, хватит клоунадничать! Что они обсуждали?

– Вот у нее и спроси!

– Мы дома не разговариваем о работе, – горько усмехаюсь я. Не разговаривали… – У нас полно других тем для разговоров.

Было. Кретин…

Выпитый алкоголь ударяет по голове, расслабляя все тело, а на смену злости приходит стыд и сожаление.

– Ты стесняешься, что ли? Вот это да! – он опьянел и откровенно веселится. Мне не комфортно говорить с ним на подобные темы, тем более, когда это касается Изабеллы. – Не смущайся, Эдвард! Вы же не за ручки держитесь наедине.

Достал меня, придурок!

– Нет, – сверкаю в него гневным взглядом. – За ручки мы точно не держимся, тебе интересны подробности? – Вскинув бровь, понимаю, что попал в точку. Тень разочарования и злости пробегает по его лицу, и брат опускает голову в поражении. Выкуси, засранец! И лучше не нарывайся. – Ладно, проехали!

– Что ты планируешь делать?

– А что мне надо делать?

– Ты недавно орал, что все расскажешь отцу, мне нужно понимать, чего ожидать.

– Да не буду я ничего ему говорить, мне по херу с кем ты спишь. Просто не ожидал, что это будет Изабелла. Это она к тебе переехала после пожара?

– Да. И мы не просто спим. Мы встречаемся, – точнее встречались, – просто пока не афишируем наши отношения. В ближайшее время хотел поговорить с отцом.

– Вау! Какие вы быстрые. Эдвард, тебя ничего не смущает? Нет?! Не многовато ли совпадений? Вот смотри, – он двигает стакан и кладет ладони на столешницу, рассуждая. – Ты знакомишься в клубе с девушкой, которая оказывается твоим стажером, у вас всё закручивается, затем у неё возникают проблемы с жильем, надеюсь она не сама пожар устроила, – смеется он. – Потом она переезжает к тебе, наверняка только на время, – театрально приложив руки к груди, он закатывает глаза. – А забыл! Вы начинаете встречаться, и она просит тебя пока держать все это в тайне, потому что не хочет портить свою репутацию в компании, угадал?

– Продолжай, – специально не пытаюсь опровергнуть его слова, чтобы понимать, какую версию он в итоге выдаст отцу. А то, что он это сделает, я не сомневаюсь, это так в духе брата.

– Ну, скорее всего она в скором времени скажет, что беременна, и ты, как истинный джентльмен, решишь на ней женится и всё! Попалась птичка, то есть – ты! Ничего не напоминает? Дальше окажется, что никакой беременности и не было, или даже, если и будет, не факт, что ребенок окажется твоим. Но скорее всего до этого не дойдет и она, в качестве жены, отсудив у тебя кругленькую сумму, свалит в закат с каким-нибудь смуглым, накаченным парнем прожигать твои денежки. А ты будешь и дальше продолжать работать на папочку и горевать по очередной несчастной любви. История повторяется, дорогой брат! – Он удовлетворенно хлопает в ладоши и потирает руки, продолжая усмехаться.

Как бы я не хотел слушать бред этого кретина, но неприятное липкое сомнение закрадывается в моей душе. Может ли Изабелла пойти на такое, ради своей выгоды? Сердце кричит: «Ты идиот, Каллен! Она так не поступит с тобой!». А разум подкидывает картинки, где она на Мальдивах спускает мои деньги в обнимку с волосатым качком. Почему волосатым? Трясу головой, отгоняя противные мысли, и смотрю на брата.

– Закончил?

– Закончил! Ты же не дурак, Эдвард. Сейчас ты думаешь другим местом, а нужно подумать головой, сложи два плюс два и увидишь, что получится.

– Спасибо, за заботу, брат, – последнее слово буквально выплевываю. Все-таки ему удалось добавить ложку дёгтя и зародить внутри меня сомнения. – Сам, как-нибудь разберусь.

– Конечно, конечно! Разберешься, я не сомневаюсь, самое главное, чтобы поздно не было. И я бы на твоем месте ничего пока не говорил папочке, а понаблюдал бы, как себя будет вести прекрасная Белла. Скорее всего, после вашей ссоры, она заявится и объявит тебе о своей беременности. Отец, конечно, взбесится, но думаю разрешит вам поженится, если убедится в силе вашей большой и чистой любви.

– Ты не на моем месте и мне не требуется чье-то разрешение. Я не поэтому хотел с ним поговорить.

– Как знаешь! Мое дело тебя предупредить, – он поднимается на ноги, кладет свои руки мне на плечи и так серьезно смотрит мне в глаза, что я даже опешил. – Эдвард, не позволяй водить себя за нос, как это уже было однажды. Несмотря на то, что я тут наговорил, я желаю тебе счастья, но только с достойной тебя девушкой. Почему-то я очень сомневаюсь в Белле, хотя могу и ошибаться, и дай Бог, чтобы так и было… Не буду ничего говорить отцу, сам решай, что делать. – Сжав немного мои плечи, он отступает и цепляет на лицо фальшивую улыбку, больше напоминающую оскал. – А теперь проваливай! Хочу пригласить какую-нибудь цыпочку, – он толкает язык в щёку, и для большей наглядности добавляет руку, водя ей туда-сюда, демонстрируя для чего именно.

Закатываю глаза, еще не до конца отойдя от его приступа откровенности, усмехаюсь и хлопаю по плечу.

– У тебя какие планы? Или ты шутил на счет увольнения?

– Нет, не шутил. Это не по мне, поиграли и хватит, – он морщится. – Не хочется этого признавать, но ты прав: хочу тусить и наслаждаться жизнью. Завтра улетаю к друзьям в Европу. Как никак, заработал немного денег на стажировке, могу себе позволить!

– На долго?

– Как получится, может на пару-тройку месяцев, – он пожимает плечами.

– А хватит, зарплаты-то?

– Не переживай! Придумаю что-нибудь. Опыт у меня уже есть, а не получится, вернусь и буду надоедать своему любимому братцу. Еще не решил, посмотрим.

– Ладно, удачи!

– Давай, на связи. Завтра я уже не приду, попроси Розали решить вопросы с увольнением.

Мы проходим мимо гостиной и Джеймс берет в руки рамку, которую я кинул ранее на стол.

– А вот это забери на память, – он подмигивает. – Хорошо же получилось! Даже ты поверил!

– Не беси меня! – шиплю я.

– Ладно-ладно, шучу… Не злись! А то моя рожа и так уже фиолетовая.

Джеймс кидает рамку на пол и ногой разбивает стекло, потом наклоняется, достаёт оттуда фото, стряхивает с него осколки и демонстративно разрывает на мелкие кусочки, которые потом разбрасывает, словно конфетти. При этом широко улыбаясь.

– Видишь, как просто! Была Изабелла, и сплыла…

– Не порежься, – серьезно говорю я, и не потому, что беспокоюсь о нём. Мне очень неприятна эта его выходка, и то, как зло блеснули его глаза, а также все то, что он думал о Белле. Но сил на препирательства у меня уже не осталось.

Взглянув на брата в последний раз, киваю и покидаю его квартиру. Домой иду пешком. Мне нужно подумать, проветрить голову и наконец-то определится со своими сомнениями. Иначе, не дам житья ни себе, ни Изабелле. Пусть Джеймс идёт на хер, она этого не заслуживает, и несмотря ни на что, я ей верю. Теперь верю. Но мне это чертовски сложно даётся, а зверь внутри меня не замолкает ни на минуту, приводя всё новые аргументы и размазывая темную, липкую смолу сомнений по моей раненой душе…

 



Источник: http://robsten.ru/forum/71-3292-1#1507017
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: Мери (28.05.2022) | Автор: Мери
Просмотров: 288 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 4.8/6
Всего комментариев: 2
0
2   [Материал]
  А с каким парнем тогда Эдвард постоянно "фиксировал" Беллу?! 4 Джеймс ближе всех ошивался...
Богатые тоже плачут! giri05003

1
1   [Материал]
  Почему-то я думала, что Джаспер его брат, а оно вон оно как закрутилось...

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]