Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Ночной портье, глава 1


Глава 1
 

Говорят, что поздняя весна – лучшее время для посещения Брюсселя. Город утопает в свежей зелени парков, голубое небо по-особенному пронзительно чисто, разморенные ярким майским солнцем люди сидят на пешеходных улицах центра, поглощая морепродукты и горячие вафли, пряный пунш и вишнёвый крик льются рекой, трюфели буквально тают во рту, а многочисленные кафе и пабы не закрывают своих дверей сутками. Здесь безопасно почти везде – не считая арабских районов, – но ведь никто не собирается гулять по ним ночами… 
- С вас сорок евро. 
- Сколько!? – возмущаюсь я, оборачиваясь к таксисту. 
- Сорок евро, - спокойно повторяет он. 
В его голосе слышится явный восточный акцент. Кажется, турецкий. Но что поделать, я не владею ни немецким, ни французским, а здесь, по странному стечению обстоятельств, люди оказывают удивительное пренебрежение к английскому. 
- Это грабёж! – четко, по слогам произношу я, но всё-таки лезу в сумочку за кошельком и отсчитываю купюры. – Грабёж! – уточняю я, прежде чем с неохотой отдать таксисту наличные. 
- Да-да, - соглашается он, видимо, желая, чтобы я быстрее убралась из его машины, но я медлю. 
- Как вас зовут? 
- Аро, - отрывисто произносит он, и я не понимаю, то ли это его прозвище, то ли настоящее имя. Звук «р» выходит раскатистым, ещё более усугубляя акцент. 
- Так вот, мистер Аро… 
- Месье, - поправляет он меня. 
- Месье Аро, - почти рычу я от злости, - вы нарочно кружили по городу! 
Он издаёт возмущённый вздох и наклоняется ко мне, почти нарушая личное пространство, но я упрямо не отстраняюсь ни на сантиметр. Чувствую запах дорогого одеколона и крепких сигарет. Ещё бы, драть по сорок евро за одну поездку, он себе и на виллу в горах легко заработает! 
- Вы первый раз в нашем славном городе? – Его усы смешно двигаются, когда он разговаривает, но я не замечаю этих деталей, слишком возмущённая, чтобы веселиться. 
- Д-да, - заикаюсь я. 
- Тогда ещё десятку за экскурсию. – Он протягивает мне ладонь, вызывая новую волну возмущения, но я хитро улыбаюсь и снова лезу в сумочку, делая вид, что ищу мелочь, и вместо десятки кладу ему на руку мятную карамель из самолёта. 
- Приятного вечера, месье Аро, - желаю я и как можно изящнее вылезаю из тесной малолитражки. 
Мой грабитель-таксист уже копается в багажнике, рядом со мной на проезжую часть шлёпается тяжёлый чемодан. 
- Не стоит утруждаться, - бормочу я, наблюдая, как машина скрывается за поворотом. – Спасибо, что помогли, я бы добавила ещё десятку за услуги носильщика. 
Топнув каблучком, я наклоняюсь и щёлкаю кнопкой на выдвижной ручке чемодана, удлиняя её. Маленькие колёсики весело крутятся, стуча о гладкие камни брусчатки. Солнце уже почти скрылось за невысокими крышами домов и далёкими макушками вековых деревьев фламандского леса, и его последние лучи ласково гладят тёмно-золотистые буквы над входом в отель. 
«Бентли». Четыре звезды. «Ваш отдых – наша забота», - написано на боковой витрине. 
Я придирчиво оглядываю здание. Оно совсем небольшое и парадный вход вовсе не выглядит парадным, да и, по чести, до четырёх звёзд заведение не дотягивает. Впрочем, не буду судить по «картинке». 
- Проклятый Джеймс, - бормочу я, приближаясь ко входу. – В следующий раз сам полетишь добывать контракт. 
Я прекрасно знаю, что это ерунда, ведь переговоры – моя работа, а работа Джеймса, моего босса: переговоры о переговорах. Вот такая странная странность. Он говорит мне: лети туда-то, и я лечу куда-то. Потом он звонит и просит притормозить где-то, и я сдаю обратный билет, бронирую в турсервисе аэропорта номер в отеле в (по-видимому всё-таки так и есть) арабском районе, трачу сорок евро и одну мятную карамельку на катание по городу, веду не совсем приятный и совсем невежливый диалог с наглым таксистом, и как итог: оказываюсь у закрытых дверей гостиницы. Естественно, никакие швейцары не спешат мне на помощь. 
- Что не так с этой планетой? – вздыхаю я и отгоняю прочь неуместное желание обернуться, прислониться спиной к запертой двери и постучать каблуком по ней. 
Вниз по улице с оглушительным свистом и рёвом пяти-шести (сосчитать не успела) двигателей проносится группа молодых людей на мотороллерах и, кажется, я понимаю, что поспать с открытым окном сегодня не удастся. 
Я прислоняю чемодан к ноге и устало наклоняю голову к плечу, закрываю глаза и медленно считаю до десяти. Чувствуя, как солнечный лучик скользит по лицу, я улыбаюсь от ощущения тепла и приказываю себе не унывать. Мой прекрасный синий костюм помят, волосы в беспорядке, но ванна, лёгкий ужин и крепкий сон спасут меня от переутомления. Главное – достичь цели – двести второго номера, который я забронировала часом ранее. 
Разглядывая мохнатый красный коврик под ногами, я вижу конверт, точащий из-под края. 
- Так, что тут у нас такое? 
Разведка показывает наличие в конверте карточки и какой-то записки на французском. Я фыркаю и сминаю бумажку. 
- Здесь вообще в курсе, что английский – международный язык? 
В школе (по настоянию матери) я изучала итальянский, – кажется, у моей прабабки были итальянские корни, – но и в нём не достигла совершенства. Кажется, я то ли проспала, то ли прогуляла большинство занятий. 
Прикладывая карточку к электронному замку на двери, я вхожу внутрь. Холл небольшой, я бы даже сказала тесный, интерьер поражает, прежде всего не сочетанием цветов. Синие стены с зелёными и красными вставками, белые абажуры под потолком, бордового оттенка стойка рецепции, за которой на полочках выставлены модели машин. В целом – обычный отель. Только пустой. 
- Боже, есть кто живой? – таща за собой чемодан, стону я. 
Естественно, никакого ответа. Бросая свой багаж у мягкого и манящего присесть на него дивана, я, поборов искушение, бреду к стойке и начинаю остервенело жать на кнопку колокольчика. 
«Дзынь-дзынь-дзынь, - разносится по пустому холлу. Никого. И снова. – Дзынь-дзынь-дзынь». 
Наконец, в холле появляется мужчина лет двадцати семи. Он недурён собой, я отмечаю чётко очерченные скулы, твёрдую линию подбородка, яркую зелень глаз, породу в его лице и заинтересованность во взгляде. В руках он держит газету. Видимо, читал, когда я своим появлением посмела прервать его сверхважное занятие. Что ж, милый, придётся поработать… 
- Наконец-то! – я улыбаюсь так вежливо, насколько способна. – Я бронировала номер, двести два, могу я получить ключи? Я очень устала, очень хочу спать, очень хочу есть, очень хочу в душ…. 
Список мог бы быть бесконечным. 
Незнакомец улыбается в ответ, ерошит свои медные волосы, и без того находящиеся в полном беспорядке, и пожимает плечами. Светло-сиреневая рубашка расстёгнута на две пуговицы, я ищу бейдж с именем незнакомца, но то ли он снял его, то ли просто не носит. В конце концов, это же не настоящие четыре звезды. 
- Ключ, - с надеждой повторяю я и протягиваю ладонь. 
Он выразительно смотрит на мою руку, затем протягивает в ответ свою и мягко пожимает. 
- Edward. 
От прикосновения его крепкой ладони и уверенного рукопожатия по моему телу пролетает несколько искорок, но я игнорирую ощущения и снова настойчиво повторяю: 
- Чудесно, Эдвард, дайте мне ключ. 
- Excusez, madame. Je ne comprends pas. 
Он ещё и улыбается. Треклятая Бельгия! 
Почти рыча, я лезу в сумку и с самого-самого дна выуживаю жеваную распечатку. 
- Вот-вот-вот, - стучу я мятым листком по его груди, вынуждая отступать. – Вот! 
Он берёт у меня бумагу и поднимает указательный палец, прося тишины и спокойствия. Облокотившись о стойку, я жду, наблюдая, как его взгляд скользит по строкам. Две прямые морщинки пересекают лоб, когда он издаёт некий звук, похожий на согласие. 
- Bien! 
Наконец, мужчина улыбается, кивает и достаёт из кармана карту, я пробую выхватить её, но он качает головой и смеётся. 
- C'est la mien. Et la tien? 
- Tien? – переспрашиваю я, чувствуя себя последней идиоткой и пытаясь вспомнить что-то из итальянского, кажется, он с французским чем-то схож? 
Мужчина снова смеётся, и я даже сквозь усталость отмечаю, насколько приятный у него смех: мягкий, немного приглушённый, будто бархатный. 
- Non, - качает он головой, всё ещё улыбаясь одним уголком губ, и постукивая по электронному ключу, показывает на меня. – Tien! 
- А… мой, - догадываюсь я и демонстрирую карточку из конверта. - Этот что ли? 
- Voui-voui, - активно кивает он, знаками давая понять, что мне надо подняться на второй этаж в свой номер. 
Вот уж не знаю, как я понимаю его, видимо, начинает действовать какой-то закон телепатической связи, а, может, я просто опускаюсь до уровня древних людей, обходились же они как-то раньше вообще без языка. 
- Японяласпасибо, - стиснув зубы, невнятно бормочу я, и убегаю по направлению к лифту. 
Обернувшись через плечо, вижу, что мужчина всё ещё улыбается, я быстро махаю ему и скрываюсь за дверьми тесной кабины. 
Выйдя на втором этаже бреду до номера. Он вроде как светлый и чистый. Небольшая гостиная с диваном и двумя креслами, вторая комната отведена под спальню, на кровати ярко красное покрывало, стены имеют всё то же безумно раздражающее сочетание несочетаемых цветов. Сдёргивая сумочку с плеча, я кидаю её на диван и хватаю пульт от телевизора. На одном канале говорят по-французски. Переключаю. На втором – по-немецки. Аналогично. На третьем - вообще какое-то непонятное наречие. Куча программ отведена под арабские каналы, турецкие например. На пять минут я даже увлекаюсь некой восточной мелодрамой, в которой черноглазая красавица, ненатурально заламывая руки и рыдая в три ручья, разрывается между любовью и долгом (ну, насколько я поняла). 
Замечая минибар в одной из секций шкафа, я открываю его, надеясь обнаружить хоть какую-то еду, ведь что-то подсказывает мне, что ресторан уже давно закрыт, а поесть в аэропорту или в городе я не успела. Но внутри обнаруживаю лишь алкоголь, упаковку солёного арахиса и горькую шоколадку. Выходить сейчас куда-то нет ни сил, ни желания, да, и не знаю я города, а разоряться на сорок евро на такси до ресторана и ещё столько же на обратный путь, я не планирую. 
Восточная красавица на экране разражается громкими рыданиями, и я подавляю дикое желание присоединиться к ней. Вместо этого я вновь щелкаю пульт и, ликуя, нахожу старое-доброе, правда, европейское, Mtv. 
- В этой стране игнорируют английский. Это точно! – говорю я сама себе, наливая виски в бокал, ставя бутылку обратно в мини-бар и направляясь в ванную. 
Через пару секунд возвращаюсь обратно, и уже без колебаний захватываю бутылку с собой. 
«В любви, малыш, точно так же: без экстрима – совсем неинтересно (ведь правда?)», - поёт с экрана Гага, и я подпеваю ей, отпивая из бокала, прежде чем залезть в душ и подставить лицо горячим струям. 
Перед глазами улыбка портье, не говорящего по-английски, я каждым нервом ощущаю взгляд его ярких изумрудных глаз и вижу, как чувственные губы шепчут: «Voui-voui». 
Мыльная пена стекает по коже, и мои соски затвердевают, когда я провожу руками по груди. 
«Ах, пошло всё!» - думаю я, и позволяю рукам скользнуть ещё ниже. 
 



- Excusez, madame. Je ne comprends pas. - Простите, мадам. Я не понимаю. 
- C'est la mien. Et la tien? - Это мой. А твой? 



Источник: http://robsten.ru/forum/68-2496-1
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: Тэя (02.08.2016) | Автор: Тэя
Просмотров: 602 | Комментарии: 6 | Теги: Ночной портье | Рейтинг: 4.7/19
Всего комментариев: 6
avatar
0
6
Интересно  good
avatar
1
4
Усталая, голодная, не знающая французского, Бэлла останавливается ....в нелучшей гостинице...
Цитата
Он недурён собой, я отмечаю чётко очерченные скулы, твёрдую линию подбородка, яркую зелень глаз, породу в его лице и заинтересованность во
взгляде
Языковый барьер , конечно, присутствует, но поверхностное знакомство состоялось.
Начало понравилось. Большое спасибо.
avatar
0
5
Всё успела разглядеть))
avatar
1
3
Спасибо . Интересная история , но уже читал .
avatar
1
2
Спасибо за главу )
avatar
1
1
Почему такой низкий рейтинг? Думаю, неправильно нажали. История замечательная! Очень интересно! Большое спасибо за главу! good lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]