Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Ночной портье, глава 2
Глава 2



Когда вода в ванной окончательно остывает, а бутылка Jameson как-то незаметно подходит к концу, я удовлетворённая (почти) и отдохнувшая (отчасти) вылезаю из душевой кабины и заворачиваюсь в большое махровое полотенце. 
Мой дневной костюм валяется на кафельном полу – намокший и испорченный. Я наклоняюсь, чтобы поднять его, запихнуть в пакет и отправить с утра в прачечную отеля. Надеюсь, здесь оказывают такие услуги? 
Разгибаясь, я пошатываюсь и с трудом сохраняю равновесие. Мир вокруг начинает вращаться с бешеной скоростью. Разноцветные квадратики кафеля сливаются в одно сплошное яркое пятно. Схватившись за край раковины, я тихонько хихикаю и тянусь к запотевшему зеркалу. Протираю его ладонью и снова смеюсь, видя отражение себя взлохмаченной и разрумянившейся. И, признаюсь, мне нравится этот лукавый пьяный блеск в глазах. Небольшая игра с самой собой и алкоголь сделали своё дело. 
- О, кто-то явно перебрал! 
В любой другой день я бы так не опьянела, но усталость, чувство голода и эмоциональная опустошённость наслоились одно на другое. 
- Voui-voui, - поддакиваю я своим мыслям. – Ещё сутки в этом городе, и я непроизвольно начну учить французский. 
Перед глазами тут же возникает привлекательное лицо ночного портье, он улыбается мне своей немного кривоватой ухмылкой и ласково шепчет: «Je ne comprends pas…» 
Вот кому бы я ни отказала в парочке частных уроков английского. В конце концов, он работает в отеле, а значит, обязан говорить на чём-то ещё кроме родного языка. 
«Non», - качает головой мужчина в моём воображении. 
Этот образ распадается на множество маленьких картинок, и вот уже они, словно стекляшки в калейдоскопе, кружат и кружат, складываясь в причудливые узоры из чувственных губ, изумрудных глаз, длинных сильных пальцев… 
- Так, сто-о-о-п, - растягивая слова, я угрожающе потрясаю кулачком своему отражению. – Тебе мало? 
Отталкиваясь от раковины, разматываю полотенце, позволяя мягкой ткани соскользнуть с груди и упасть на мокрый пол, затем медленно, всё ещё пошатываясь, бреду к шкафу. Открываю дверцы и не могу сдержать разочарованного вздоха. 
- Как нет халатов? А, ну да, это же не настоящие четыре звезды, - в который раз напоминаю я себе. 
Оборачиваясь, с печалью смотрю на полотенце, комом лежащее на полу. 
- Плевать, - наконец, решаю я и следующие пять минут в чём мать родила разгуливаю по номеру. 
В какой-то момент взгляд натыкается на не задёрнутые шторы; не то чтобы я отличалась особой скромностью; в колледже я даже загорала топлес, а как-то раз, после одной пьяной пижамной вечеринки, на спор прогулялась по нудистскому пляжу. Тогда я поняла: гораздо сложнее самой не пялиться, чем волноваться о том, что пялятся на тебя. 
«Этот город никогда не спит – пора бы подсыпать ему снотворного…», - кричат мне с экрана Джей Зи с Алишей, и по пути к окну и занавескам я думаю, что скучаю по Нью-Йорку. Он и простой, и сложный одновременно. Мне не хватает его размаха. Европа слишком компактная. Дома я могу наслаждаться уединением, а здесь, вот те раз, вижу, чем занимаются люди в домах на противоположной стороне улицы.
Отворачиваюсь от окна, задёргиваю шторы и подруливаю к мини бару, где обнаруживаю всего лишь пару бутылок Хугардена. Пиво после виски? 
- Нет, - решительно говорю я и плетусь к двери, чтобы забрать багаж. 
Выпитый алкоголь всё ещё согревает меня, но есть лишь одно место, где я чувствую себя комфортно голышом – мой собственный дом – поэтому: самое время одеться. 
Сначала я приоткрываю дверь на маленькую щёлочку, чтобы просто удостовериться, что в коридоре никого нет. Пусть свободен, пространство за дверью безлюдное и тёмное, а на моём коврике у номера… пусто. 
- Что за… - я проглатываю неприличное слово и захлопываю дверь, затем резко распахиваю её пошире, - но не слишком, - чтобы ещё раз проверить, что мне не померещилось: багажа нет. 
- И что мне делать? – спрашиваю я сама себя. - Мой лэптоп! Мои вещи! 
Все это непонятно где… хотя… стоп! Приехала в отель я определённо с чемоданом. И где он? 
- В холле! – тут же отвечаю я на свой вопрос, щёлкая пальцами. 
Ну, да, точно, именно там я его и оставила, прежде чем отправиться «качать права» на пустую рецепцию. 
На меня накатывает облегчение. Багаж не потерян – уже хорошо, дело за малым: сходить за ним. Но в чём? Мне нечего надеть – не доставать же мятый мокрый костюм из пакета для грязного белья? Меня передёргивает от одной этой мысли. 
Можно, конечно, позвонить, но снимут ли трубку? 
Очень медленно я начинаю «закипать». Ненавижу находиться в неловких ситуациях, а сегодняшний день слишком богат на них. Я злюсь на Джеймса, злюсь на партнёров, по вине которых я застряла в Брюсселе, им, видите ли, нужно время, злюсь на руководство отеля. Ещё минута и, кажется, я злюсь на всю Европу.
Конечно, я подхожу к телефону, набираю номер рецепции: «ноль-ноль-один» и, конечно, мне никто не отвечает. 
Алкоголь делает меня совершенно безбашенной. И, знаете, что самое интересное? Я не настолько пьяна, насколько чувствую себя таковой. Откровенно говоря, соображаю я на все сто и отвечаю за каждый свой поступок. Выпивка снимает шоры с глаз и отпирает замки с личных запретов. Тебе хочется чего-то сделать, но ты никак не решался? Это неприлично… так не принято… а что скажут люди… Есть старое проверенное решение проблем. Выпей и спусти тормоза! 
Сколько раз я позволяла себе пользоваться этим оправданием? 
Довольно часто. 
Стаскивая покрывало с кровати, я оборачиваюсь в тяжёлую атласную ткань яркого брусничного цвета и босиком в импровизированном хитоне выхожу в коридор. Кусок ткани слишком длинный, край его волочится за мной по полу. 
Пусто. Прекрасно. Впрочем, чего я ожидала? Кажется, ещё по приезду мне стоило понять – или отель вымер, или в нём начался комендантский час. Здесь нет никого кроме меня и ночного портье ни черта не понимающего по-английски и откровенно отлынивающего от своих обязанностей. 
Скажите, он не должен сидеть на рецепции в пустом холле всю ночь? Но ведь это его работа. 
- Полное самообслуживание, - говорю я своему отражению в зеркале лифта и ударяю кулачком по кнопке первого этажа. – Отель по системе «всё выключено». 
Наивная, я ожидала обнаружить чемодан с вещами под дверью номера (как во всех «нормальных» гостиницах), но ведь я в Брюсселе. Уже ненормально то, что я здесь оказалась так незапланированно. И так же незапланированно познакомилась с чудесным европейским сервисом. 
- Это же «Бе-е-ентли». 
Я сдуваю невидимые пылинки с ногтей. 
Ирония просится наружу, но у меня нет зрителей, остаётся высказывать всё своему отражению. 
Двери с лёгким перезвоном закрываются. Кабина тесная, максимум для двоих. Воображение оживает так не вовремя, подкидывая картинки меня и портье в замкнутом пространстве лифта. 
Алкоголь. Тормоза. Помните? 
Не стоит меня осуждать слишком сильно. Кто из вас не фантазировал о небольшом сексуальном приключении с незнакомцем? А с неговорящем на вашем языке незнакомцем? 
Будете отрицать и соврёте. 
В холле никого. И, кажется, я уже не нахожу это странным. Мой прекрасный чемодан стоит там же, где я его оставила: у дивана. Я чуть ли не рычу и подлетаю к стойке. 
- Я-хочу-получить-свой-багаж-к-себе-в-номер! – разделяя слова, произношу я и остервенело стучу по звонку на столешнице, разбивая мёртвую тишину фойе. – Такси от аэропорта – сорок евро, пожалуйста. Комфортабельный одноместный номер на сутки – восемьдесят евро, пожалуйста. Сервис… о, нет, только самообслуживание. По-жай-лу-ста! 
- Madame? 
- Эдвард! – вспоминаю я его имя. 
Он опять возникает из ниоткуда. На этот раз без газеты и в рубашке, расстёгнутой на три (три!!!) пуговицы. Его волосы взъерошены пуще прежнего, вероятно, за последний час он не раз пропускал их сквозь пятерню. 
Он замирает, и я замираю, и, кажется, сглатываю слишком громко, наблюдая за тем, как его взгляд ощупывает моё тело, скрытое простым отельным покрывалом. Пальцы ног поджимаются, и я уговариваю себя не краснеть, ибо слишком поздно, и не думать о том, что под покрывалом на мне ничего нет. 
Абсолютно ничего! 
Я молча указываю на себя, на чемодан, на лифт и на потолок, в надежде, что до него дойдёт, что я имею в виду. 
До него доходит. 
И вот мы в тесной кабине лифта. Вдвоём. Как я и мечтала. Только под белой люминесцентной лампой я уже не нахожу в ситуации ничего сексуального. Свет слишком яркий, мой вид слишком неприличный, лифт слишком медленный. Всё слишком не так… не так, как в фантазии. 
Да и портье чересчур застенчив. Он старательно отводит взгляд и смотрит на двери, словно астронавт, считающий секунды до выхода в открытый космос. Шлюзы открываются, и мужчина пулей вылетает в пространство коридора, а я выплываю следом и семеню до своего номера. Мы неловко мнёмся у двери. Вся ситуация оказывается вовсе не забавной. Эффект от алкоголя окончательно улетучивается, я не просто краснею, мне неудобно за своё поведение. 
Проведя картой по слоту в замке, я отпираю дверь и разворачиваюсь к портье. 
- Спасибо, извините, - бормочу я, пытаясь дотянуться до чемодана и отобрать его, но мужчина отрицательно качает головой. 
- Non-non. 
- Да, не стоит утруждаться, я сама. 
Я не смотрю на него, он не смотрит на меня. Борьба за чемодан продолжается. Кажется, он твёрдо вознамерился быть джентльменом. Со вздохом я уступаю и, отвернувшись, захожу в номер, слыша шаги за своей спиной. А дальше… 
А дальше всё происходит так быстро, что я не успеваю понять, как оно так получается. 
Я продвигаюсь всего лишь на пару метров вглубь номера, когда портье наступает на кусок волочащегося за мной покрывала, а я не успеваю придержать его, и ткань бесшумно падает к моим ногам. 
Я замираю, он замирает… Замирает всё вокруг нас: время, мир, дыхание, звуки улицы за окном… 
И секундой позже я оказываюсь прижата Эдвардом к стене номера. Его рот на моей шее, его руки на моих ногах, груди, талии, плечах, коленях, ягодицах… везде. 
- О, Боже! – сдавленно выкрикиваю я. 
- C'est le bon moment pour prier. 
Низкий, мягкий, бархатный, сексуальный голос касается моей кожи. Я моментально покрываюсь мурашками от удовольствия. Эдвард продолжает что-то мурлыкать мне в шею, перемежая слова поцелуями, а я дрожу... От ожидания чего-то больше. От предвкушения… и от осознания, что даже самые невероятные фантазии могут воплотиться в реальность. 
Мы перемещаемся в спальню, и он кидает меня на гладкие простыни разворошённой кровати. Наши движения судорожные и неловкие, кажется, мы больше мешаем друг другу, когда я пытаюсь помочь ему выбраться из одежды. Рубашка летит к окну, брюки к дверям, ботинки с шумом падают на пол. Я цепляюсь за Эдварда, не давая ему ни на минуту отрываться от себя. Я словно наркоман, дорвавшийся до дозы неизвестного ему стимулятора. 
Первый раз всё происходит быстро. И ведь я знаю, что это только первый раз. Что будет ещё. И потому не сопротивляюсь, когда он резко и без предупреждения врезается в меня глубоко-глубоко. Лишь сильнее обхватываю его руками и ногами, прижимая к себе. 
Я уже не вспоминаю о своих фантазиях, всё меркнет. Он живой, горячий, настоящий, из плоти и крови… на мне и во мне. 
Его пальцы танцуют по моей коже, воспламеняя её. Я горю изнутри. Моя грудь под его губами, мои пальцы в его волосах… но сильнее горит там, где соединяются наши тела. 
Он двигается, как мне кажется, бесконечно, входя на всю длину и отодвигаясь, и мне страшно потерять этот контакт. 
- Не останавливайся! – кричу я. 
- Jamais, - шепчет он. 
Мы смотрим друг другу в глаза. Его взгляд безумный, кажется, он так же поражён происходящим, как и я, но, так же как и я, не желает прекращать это сумасшествие. 
Темп уменьшается. Отчего он медлит? 
Его пальцы опускаются на мой подбородок, он запрокидывает моё лицо и легко касается губ губами. И это так контрастно: наш безумный секс и нежность в первом робком прикосновении любовников. 
- Ma petite… 
Чуть позже мы лежим рядом. Удовлетворённые. И я думаю, как хорошо, что он не говорит по-английски. Как хорошо, что я не знаю французского. Не надо тратить время на неловкие разговоры. Объяснения. Поиски оправдания случившемуся. Это просто произошло и точка. 
Его тёплые ладони скользят по моей спине, пальцы перебирают волосы нежно и аккуратно, касаются шеи, всех чувствительных точек на моей коже. Я немного дрожу и прижимаюсь ближе к его крепкому натренированному телу. В нём чувствуется сила, и мне нравится чувствовать себя такой женственной и уступчивой. А ещё мне нравится, что именно Эдвард был инициатором нашего маленького безумия. 
Мы лежим в темноте, думая каждый о своём, когда он вдруг наклоняется ко мне и шепчет прямо в ухо: 
- Еncore? Je suis prêt à répéter… 
 




- C'est le bon moment pour prier. - Самое время помолиться. 
- Jamais - Никогда. 
- Ma petite… - Моя милая (малышка) 
- Еncore? Je suis prêt à répéter… - Ещё? Я готов повторить. 



Источник: http://robsten.ru/forum/68-2496-1
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: Тэя (02.08.2016) | Автор: Тэя
Просмотров: 486 | Комментарии: 3 | Теги: Ночной портье | Рейтинг: 4.8/15
Всего комментариев: 3
avatar
1
3
Как все совпало  hang1
avatar
1
2
Цитата
Тебе хочется чего-то сделать, но ты никак не решался? Это неприлично… так не принято… а что скажут люди… Есть старое проверенное решение
проблем. Выпей и спусти тормоза!
Наверное, наступил тот самый момент..., халат в номере отсутствует, мокрый костюм в пакете для грязного белья  и где багаж... Невероятное стечение обстоятельств..., и они в постели - самые дикие фантазии воплотились в жизнь.
Большое спасибо за классное продолжение.
avatar
1
1
Большое спасибо за главу! good lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]