Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Выживи, если сможешь. Глава 22

Глава 22

Открыв глаза, я не сразу сообразила, где нахожусь. Темнота комнаты не помогала разобраться с возникшим затруднением. Ясно одно - я в кровати, укрыта мягким теплым пледом. Приподнявшись на локтях, привыкнув в темноте, я стала озираться по сторонам. Небольших размеров комната вмещала в себя только самое необходимое - платяной шкаф, комод, письменный стол с лежащими на нем вещами, присутствовал двухместный диван, стоящий аккурат напротив кровати. Мое внимание привлек тусклый лунный свет, пробивавшийся сквозь плотно занавешенные шторы. До этого момента я даже не замечала окна в комнате.

Откинувшись обратно на подушки, я постаралась вспомнить последние события, но как бы ни напрягала память – пустота. Складывалось впечатление, будто мозг заблокировал какую-то дверь,со всей упертостью отказываясь ее открывать. Новые попытки что-то вспомнить, ни к чему не приводили, вызывая  приступы головной боли , мое тело сотрясала мелкая дрожь. Наплевав на боль, я отчаянней стала пробиваться сквозь запертую дверь своего сознания. В какой-то момент мне показалось, что я останусь в неведении, но вдруг дверь открылась, обрушивая ливнем воспоминания о случившемся.

Я стою у подножия горы и разговариваю с Аро. Мы договариваемся о том, что родителей отпускают в обмен на мой дар. Происходит обмен. Родители под защитой Элис и  компании, они в безопасности. В какой-то момент события набирают катастрофические масштабы, начинается бой. Словно со стороны я вижу, как Аро хватает меня за руки ,  начиная вытягивать из меня силы вместе с жизнью. Миг -  все меняется, я вытягиваю из него всю мощь. На моих глазах он угасает… Затем пустота...темнота. Следующее мое воспоминание - я держу за горло Эдварда, пытаясь задушить его. Я не в себе. Моя сила борется с силой Аро внутри меня. Я пытаюсь обуздать ее, но это нелегко сделать. Осознав, кого пытаюсь убить, отпускаю руки, падаю на колени, а затем ничего… Я отключилась…

Вынырнув из воспоминаний, я понимаю, что плачу. Это не просто тихие всхлипы со слезы, я  рыдаю, пытаясь заглушить звук рвущегося голоса подушкой. Как я могла поднять руку на единственного кем живу и дышу? Как я могла сделать ему больно? Почему? Черт возьми, о чем я думала? Как с этим жить? Я опасна! Я опасна для всех любимых! Господи, как теперь дальше быть? Я монстр!

В голове всплывает сон, приснившийся мне накануне встречи с Волтури, теперь я понимаю его толкование. Вещий сон, подготавливающий меня к событиям нынешнего дня. Чем больше я осознавала произошедшее, тем сильней становилась истерика.

- Белла, детка, - нежное прикосновение к телу, я выскакиваю из постели. Приняв боевую стойку, окружив себя силой, я посмотрела на того, кто потревожил меня.

Глаза заволокло пленкой, я не сразу увидела Грэтхем, сидящую на кровати. Мне пришлось  несколько раз моргнуть, чтобы четче ее видеть.

- Грэтта? – неужели этот неуверенный хриплый голос мой?  - Что со мной происходит?

Задрожав, я упала на колени на пол, сворачиваясь в позу эмбриона. Мне стало так одиноко и страшно, как никогда прежде. Мои внутренности вибрировали неведомой до сегодняшнего дня мощной силой, ищущей выход. Я не знала, что делать.

Я не слышала, как Грэтта подошла и опустилась подле меня. Приподняв мою голову, она уложила ее себе на колени, начав гладить волосы, что-то тихо напевая. Успокаивающая мелодия прогоняла мои страхи, я снова почувствовала себя маленькой девочкой.

- Я знаю, как тебе страшно, - зашептала она, продолжая гладить мою голову. – Знаю,  ты винишь себя за то, что причинила боль любимому. Белла, с ним все в порядке. Никто не считает тебя виноватой, никто не знал, какую силу ты обретешь в процессе объединения. Нет ничего постыдного в том, что ты не смогла сразу обуздать ее. Никто до тебя не проделывал ничего подобного.

- Я чуть не убила его, - прошелестел мой осипший голос. – Я сжимала горло любимого, ничего не чувствуя в тот момент, Грэтта. Словно это была не я, - было невыносимо страшно признаваться в этом. – Если бы не Гэвин, - покачав головой, я приподнялась и посмотрела в глаза женщины. – Я монстр, мне нет места рядом с любимыми…

Осознание сказанного, разбило на сотни крошечных осколков.

- Белла, нет, - попыталась возразить она, но я отстранилась, поднимаясь на ноги.

Я помогла ей подняться и отошла от нее на безопасное расстояние, Грэтта была упряма, она вновь подошла ко мне, схватила за плечи, встряхивая.

- Что ты такое говоришь? – вскрикнула она. - Ты не монстр, ты никогда им не станешь! Я научу тебя контролировать эту силу. Сделаю все возможное.

Я слышала ее слова, но мало верила в них или просто была не готова их услышать. В моей голове звенела единственная мысль : «Я должна расстаться с Эдвардом. Оградить всех кого люблю, ради их безопасности».

Слезы полились из глаз, я смотрела на вторую бабушку, не видя ее, пелена безысходного горя пеленой застила глаза.  Я видела, как рушится весь мой мир. Каждое радостное событие разбивалось вдребезги, подобно  хрустальному бокалу брошенному в отчаянии об стену.  Мне казалось, кто-то  вырывает мое все еще бьющееся сердце из груди, я не в силах это остановить.

- Оставь меня одну, - произнес холодный обреченный голос. Что-то заставило Грэтту посмотреть в мои глаза пристальней,  без слов она отпустила меня.

- Белла, не закрывайся, не делай поспешных выводов, - она попыталась вновь сжать мои руки, освободившись от ее хватки, я подошла к окну.

- Я должна сама принять это решение. Я обязана обезопасить своих любимых от себя. Сейчас я угроза их жизни.

- Не нужно из случайности кидаться в крайности, - я резко обернулась в бабушке.

- Крайность?! – взревела я. – Я чуть не убила Эдварда, Грэтта. Я хотела убить его. Сила хотела его смерти. Как ты не понимаешь, это не Я! Со мной что-то не так.

Я боялась подойти к женщине, в стразе причинить ей боль.  Заставив свое тело стоять на месте, я сжала руки, впиваясь ногтями в плоть. Боль очищала разум, не позволяя новым силам брать верх.

 

Мой крик привлек внимание, спустя минуту в комнате появились мои родители, Эдвард и Элис. Они стояли в дверях, не зная как быть.  Моя смелая сестра вошла, включила свет, на секунду я ослепла, зрение быстро восстановилось. Первое, на что я обратила внимание - фиолетовые отпечатки на шее Эдварда. Первым желанием было отвернуться, усилием воли я заставила себя смотреть на эти увечья. «Смотри, Белла! Смотри, что ты сделала!»

Что-то отразилось на моем лице, Эдвард сделал несколько шагов мне навстречу, я отступила назад, качая головой, пряча руки за спину. Новая порция слез застила глаза, я пыталась смахнуть их.  Мука непонимания исказила любимое лицо, зеленые глаза Эдварда были полны грусти.  Я закусила нижнюю губу, пытаясь не зарыдать. Его потерянный вид разбивал мое сердце. Он слишком хорошо знал меня, он понял, почему я не позволяю ему приблизиться. Родители смотрели на нас, не понимая происходящего. Элис – единственная, кто чувствовала мое состояние, я не хотела его скрывать,  посмотрев на нее, я увидела безмолвные слезы сестры, однако ее серые глаза выражали поддержку. Она единственная, кто понимал меня в данную минуту, не одобрял, но понимал.

- Ты уверена в своем решении? – не отводя от нее взгляда, я закивала. Она подошла и обняла меня. – Надеюсь, ты понимаешь, какую боль это причинит вам обоим, - прошептала она, чтобы никто не услышал.

На миг покрепче сжав объятия, я отпустила ее, посмотрела на родителей. Мама была немного бледновата, но в целом в порядке. У отца был синяк под правым глазом и опухшая щека. Я очень хотела им помочь, но боялась подойти, боялась оказаться близко к Эдварду. Знаю, я не смогу удержать порыв, желая обнять и поцеловать, стоит мне коснуться его, я тут же поменяю решение. Наша любовь была обоюдной, сильной, разбивая свое сердце, я разбивала его.

- Белла, - позвала мама, протягивая ко мне руки.

Я хотела броситься в ее объятия,  оказаться в кольце надежных рук, но не доверяла себе. Я посмотрела на Эдварда, видя, как он борется с самим собой. Впервые я смогла прочесть все эмоции на его лице. Ни одна из них не доставляла мне радости. Он, как и Элис, слишком хорошо знал меня, чтобы понять, каковы будут мои дальнейшие действия.

- Не верю, - вырвалось из него, зеленые глаза впились в меня взглядом. – Не верю, что ты хочешь разрушить то, что есть между нами, - он сделал несколько шагов ко мне. – Белла, прошу, не надо…- его взгляд молил о невозможном.

Всхлипнув, ощутила, как слезы льются из глаз, я продолжала смотреть в любимое лицо. Не могла отвернуться, Эдвард подошел ко мне. Между нами оставалось расстояние в полметра.

- Я люблю тебя, - прошептал он, окутывая ладонями мое лицо. – Я не смогу жить без тебя.

Он пристально смотрел в мои глаза, я тонула в зеленых омутах. Я знала, видела  испытываемое Эдвардом, словно наблюдала трансляцию наших совместных воспоминаний, начиная с первого телефонного разговора, с первого взгляда. Я чувствовала и видела все глазами Эдварда. Этот бешеный поток эмоций обрушился на меня. Ноги подкосились, мы осели вдвоем. Я рыдала у Эдварда на руках, несмотря на всю силу обоюдной любви, я не имела права менять принятое решение.

Любя очень сильно, мы совершаем правильные поступки,  истинно любящий человек способен на все ради любимого. Абсолютно на все. Даже на боль расставания.  Любящие и любимые делают больнее всего.

- Оставьте нас, - дрожащим от волнения голосом произнес любимый.

Дверь плотно закрылась, мы остались одни. Эдвард позволил мне выплакаться, прежде чем мы поднялись на ноги, он обхватил мои плечи, ощутимо встряхнул меня.  Его хватка на руках причинила дискомфорт, утерев слезы, я посмотрела на любимого.

- Я не позволю тебе бросить меня. Мы нужны друг другу, ты сама говорила, что я твой якорь, маяк, так какого хрена ты хочешь избавиться от меня?

Я никогда не видела Эдварда Каллена таким взбешённым, передо мной стоял другой человек. Все его тело было напряжено, губы сжаты в прямую линию, желваки играли на скулах,  глаза горели яростной решимостью.

- Не знаю, как именно повлияло на тебя все произошедшее, вкупе с новой силой, но ты все еще моя невеста и суженая, никакая угроза жизни не изменит этого. Тебе понятно, Свон?

Я молча моргала глазами, слушая любимого.

- Боишься убить меня, если я останусь рядом? – жестко спросил он, я кивнула. – Тогда лучше сделай это прямо сейчас, пока мы еще вместе, без тебя я жить не буду.

Шокированный вздох вырвался из легких, рот открылся в немом протесте, я понимала поведение Эдварда. Сама поступила бы точно так же. Он давил на меня, доказывая то, что я и так знала – вместе мы все, друг без друга ничто. Я не понимала одного, как я смогу быть уверенной в том, что не причиню ему вреда.

Я верила каждому произнесенному слову, чувствовала,  он выполнит свое обещание, стоит мне отвернуться от нашего будущего. Перед глазами замелькали картинки разных войн, конфликтов со смертельной опасностью, моя кожа покрылась мурашками. В каждой из них мог оказаться Эдвард. Даже в мыслях я не могла представить мир, где нет любимого,  вместо того, чтобы оттолкнуть его – я кинулась ему на шею.

- Прости, прости меня, любимый, - я целовала лицо, шепча слова. - Я люблю тебя, люблю так сильно, -  слезы потекли из глаз. – Мне не нужна жизнь без тебя, я не смогу так…

- Чш-ш, котенок мой. Ангел, успокойся. Все будет хорошо, слышишь? – он прижимал меня к себе, успокаивающе гладя по волосам.

Только в его заботливых, родных и любимых руках я нашла упокоение. Так было, есть и будет всегда. Подняв на руки, Эдвард уложил меня на кровать, прилег рядом. Теплое, надежное, крепкое тело дарило чувство защищенности, стучащее сердце в груди своим ритмом пело о любви. Не представляю, как мне пришла в голову мысль лишиться нашей связи навсегда. Видимо, я редкостная эгоистка, неспособная пойти на все ради безопасности любимого.

Прижавшись к своему мужчине, обвившись вокруг него руками и ногами, я желала одного – стать единым целым, никогда не разделяться, увы, в данный момент это было за гранью возможного. Разумная часть меня понимала это, готовясь к серьезному разговору с Эдвардом.

- Я смутно помню, что происходило у горы. Особенно после того, как выкачала из Волтури все до остатка. Расскажи мне все, Эдвард, ничего не утаивай, - важность знать правду сжигала меня изнутри. Я должна была узнать, кому, кроме любимого, нанесла ущерб, причинила боль.

Тело в моих руках напряглось, сделав глубокий вдох-выдох, Эдвард начал медленно расслабляться.

- Любимая, не думаю, что сейчас подходящий момент, - мягко, с некой осторожностью произнес он. – Ты только очнулась после долгого сна…

- Эдвард, пожалуйста, - прервала я, чувствуя, мужчина рядом со мной что-то скрывает.

- Хорошо, - тяжело вздохнув, он сдался. – Что ты помнишь последнее?

- Сложно сказать.  Воспоминания как пазлы, высыпанные из коробки. Помню, как убила Волтури, как дралась с его приспешниками, подчинила волю Деметрия, отделала Джейн…

Перед глазами всплыло самодовольное лицо Феликса, отдавшего приказ снайперам стрелять. Мою попытку спасти любимых и… Смерть Алека.

- О Боже, Алек, - всполошилась я, подскакивая на постели. – Он… Он спас мне жизнь. Закрыл собой от пули.

Из глаз снова полились слезы, едва я вспомнила о предсмертных словах спасшего меня. Трудно было поверить, что этот молодой парень, находящийся на стороне врага, поступил столь отважно.

- Милая, успокойся, - целуя мое лицо, Эдвард вновь притянул меня к своей груди, увлекая за собой на подушку. – Да, это был весьма неожиданный поступок с его стороны. Никто из присутствующих не ожидал подобного, я рад, что ты жива.

Обхватив теплыми ладонями мои щеки, он посмотрел своими зелеными омутами в мои карие глаза.

- Я умирал каждую секунду, будучи заточенным в защитный купол, наблюдая со стороны, как ты борешься одна против них всех… - Эдвард покачал головой. – Чем ты думала, Белла? Я чуть было не потерял тебя. Мне никогда не было так страшно, как три дня назад, я поседел в страхе за тебя.

- Погоди, ты сказал «три дня»? – переспросила я, соображая какой сегодня день недели.

- Да, после того, как ты забилась в судорогах на поляне, Гэв вколол тебе успокоительное, ты проспала три дня. Мы очень переживали за тебя, - облегчение слышалось в его словах, однако в моей голове полученная информация отказывалась укладываться.

- Любимый, расскажи все по порядку. Я помню, какой ужас накрыл меня, когда я чуть не убила тебя.

- Белла…

- Нет, не перебивай меня, - я попыталась выбраться из объятий,  Эдвард не позволил мне, я прекратила шевелиться. – Помню, как тело захватила боль,  я упала на землю. Я частично слышала разговор, потом темнота и пустота. Проснувшись, я ничего не помнила.  Моя память подобна девственно белому листу. Пришлось приложить усилия, чтобы в голове всплыло хотя бы что-то.

- Твое резкое падение, бьющееся в судорогах тело долго будет преследовать меня в кошмарах, не только меня, - признался любимый, я тут же подумала о родителях и Элис, о наших друзьях. – Никто не знал, что с тобой. Элис не могла к тебе пробиться, чтобы  прочувствовать твое состояние. Благо Гэвин был предупрежден Грэттой, прежде чем ты нанесла себе тяжелые увечья, он ввел тебе лекарство. Мы не знали, как оно повлияет на тебя, не сделает ли хуже. Ты была без сознания, Белла, но бабуля успокаивала нас, говоря, что все будет хорошо, тебе просто нужно отдохнуть. Все мы молились, чтобы ты выжила, не покинула нас.

Эдвард зарылся лицом в мои волосы, прижав меня крепче, он тяжело задышал.

- Я думал, первые сутки будут самыми трудными, но когда спустя двадцать четыре часа ты не пришла в себя…- я почувствовала, как он покачал головой. – Ангел, ты нас так всех испугала. Мы места себе не находили, пока незадолго до твоего пробуждения Элис не почувствовала снова вашу связь. Пожалуй, лишь с тот момент все смогли облегченно вздохнуть.

- Не думала, что прошло так много времени. Я не хотела никого пугать.

- Знаю, родная, мы тебя очень любим, это неизбежно, - почувствовав поцелуй на волосах, я улыбнулась, вдыхая аромат своего мужчины.

- Что случилось с Джейн и остальными? – просьба умирающего Алека до сих пор звучала в ушах.

- Всех кого удалось поймать, Гаррет увез с собой. Как выяснилось, на большинстве весят разбойные нападения, ограбления и многое другое. Аро не боялся запачкать руки. Единственные, у кого чистые досье –  его племянники Джейн и Алек, а также ручные собачки Феликс и Деметрий, конечно сам Волтури. Статус последних изменился после похищения твоих родителей.

- Я знаю, глупо заботиться о тех, кто причинил много боли родным, но не могу не спросить,  что будет с Джейн? Ее посадят, как остальных?

Эдвард отстранился от меня, грустно улыбаясь,он вглядывался в мое лицо.

- Не совсем, любимая. Ее определят в лечебницу. После произошедшего нервная система Джейн пошатнулась, будет чудом, если она оправится. Какими бы плохими они ни были, девушка потеряла двух родственников,  это не пройдет бесследно.

Небольшой червячок вины приподнял голову в глубине моей души. Если бы Алек не спас меня, умственное состояние Джейн было в порядке, с другой стороны я была бы мертва, не я заварила всю эту кашу. Виноват Аро Волтури, только он.

- Как остальные? Как сестренка, родители? – жутко представить, что мне предстоит выслушать от родных. Морально я подготавливалась к допросу и пыткам.

- С ними все в порядке, - улыбнулся  Эдвард, погладив по щеке. – Благодаря тебе на Чарли, Рене и Крисе почти не осталось никаких следов избиений и увечий, полученных в плену. Я сама видела, что Элис в порядке.  Она, как и все остальные наши друзья, очень зла на тебя, хоть и скрывает это.

- Представляю, как Гэвин перенес всю эту метафизическую фигню?

Что-то в моих словах заставило любимого рассмеяться, я вопросительно посмотрела на него.

- С твоим приятелем все в порядке. Он жив, здоров и более чем полон сил. Сама расспросишь его. Он единственный кто остался из лондонской команды. Должен тебя предупредить,  Кравец  приготовил для тебя несколько ласковых словечек.

Простонав, я представила какой разбор полетов устроит Джеймс, благо,  произойдет он по телефону, а не воочию.

- Не нужно было ему говорить.

- Белла, он переживал не меньше нашего, - строго сказал Эдвард, приподнявшись на локте. – Он остался один в Сиэтле, связаться мог только с моими ничего не знавшими братьями. Лишь после нашего переезда мы смогли все им рассказать.

- Стой, а где мы, собственно, находимся? – я озвучила мучавший меня вопрос. – То, что мы не в отеле, я поняла сразу  после пробуждения.

- Мы находимся за пределами Инвернесса, в родовом поместье Грэтты.

- О! Ничего себе, - моему удивлению не было предела. – Как много я пропустила.

Мой желудок утробно заурчал, лишь сейчас я поняла, насколько голодна. Услышав требовательный зов моего организма, Эдвард рассмеялся, поцеловав меня в нос, поднялся с кровати.

- Сейчас принесу тебе покушать. Уверен, ты  слона бы съела.

- Если не поторопишься, буду вынуждена превратиться в каннибала.

- Фу-у, Беллз, это слишком даже для тебя, - в отвращении скривился любимый.

- Почему же, - я плотоядно осмотрела его шикарное тело, задерживая взгляд на упругих ягодицах, скрытых джинсами. – Твоя задница выглядит весьма аппетитно, ням-ням.

Наиграно изобразив на лице шок, Эдвард поспешил удалиться, попутно пригрозив мне пальцем. Едва дверь за ним закрылась, я рассмеялась. Минута облегчения была так необходима мне перед предстоящим разговором. Пока любимый восполнял пробелы в моей памяти, я раздумывала, как нам быть в сложившейся ситуации, в голову пришло лишь одно решение, которое мы должны принять вместе с Эдвардом.

Я не хотела ни с кем разговаривать, пока не проясню проблемы в личных отношениях. Лишь после этого я буду морально готова встретиться с друзьями и родственниками.

Должна признать, голод был намного больше, нежели я думала. Ни за что бы не подумала, что способна вместить в себя порцию куриного супа, ризотто с морепродуктами, большой кусок шоколадного торта и две чашки кофе. Когда Эдвард убрал последнюю пустую тарелку, радуясь моему аппетиту, я лениво потянулась и погладила наполненный живот.

Любимый следил за каждым мои движением, заметив оголившийся участок кожи, среагировал ожидаемо естественно. Глаза потемнели от страсти и желания, губы изогнулись в кривоватой улыбке. Я разрывалась от противоречий. Одна часть меня хотела затащить его на себя и заняться безудержным сексом, другая, более рациональная и умная, вопила, сейчас не время, не место. Родители и друзья рядом, тихой быть я не умела, нерешенные вопросы сами собой не исчезнут. Тяжело вздохнув, я поправила свою футболку, села на кровати, сложив ноги по-турецки.

Отметив мою отстраненность, Эдвард провел по голове пятерней, сел напротив меня. Он внимательно вглядывался в мои глаза, прежде чем заговорить.

- Рассказывай, вижу, что настроена решительно.

Взяв в руки его ладони, я установила между нами прочную открытую связь, что бы он мог чувствовать абсолютно все. Меня приятно удивило то обстоятельство, что за время моей отключки сила стала единой, попытки захватить мое тело остались в прошлом. Иногда сила все-таки давала о себе знать, как бы предупреждая меня, не позволяя расслабляться.

Почувствовав мое смятение, Эдвард нахмурился и напрягся, я попыталась успокоиться, но на любимого это не повлияло. Решение высказать все как есть, ничего не тая, взяло верх, я сдалась, надеясь на то, что почувствовав мою внутреннюю борьбу, любимый поймет и поддержит меня.

- Я не знаю, как начать этот диалог, как подобрать подходящие слова. Думаю, это нереально сделать в нашей ситуации, поэтому скажу как есть, только не перебивай меня, пожалуйста, - я установила зрительный контакт с любимым, чтобы он видел и чувствовал всю искренность моих слов.

- Хорошо, я тебя слушаю, - каждое его слово звенело напряжением.

- Ты знаешь, я люблю тебя больше жизни, теперь благодаря нашей связи ты разделяешь мои эмоции и чувства так же, как я твои, - он кивнул. – В этом мире для меня нет никого дороже тебя, Эдвард. Ты мое все,  когда я говорю, что не смогу жить в мире, где нет тебя – это правда. Теперь я понимаю твои подобные утверждения, касаемо меня.

Не разрывая зрительный контакт, я глубоко вдохнула, осторожно приоткрыв дверь внутрь себя, туда, где бушевала борьба. Медленно глаза Эдварда широко раскрылись, он не ожидал ничего подобного. Мои внутренние терзания поразили его.

- То, что ты чувствуешь - лишь малая часть того, с чем я борюсь с того дня. Когда я причинила тебе боль – то была не я. Контроль над телом был утерян, мне пришлось приложить нечеловеческие усилия, чтобы обрести его вновь, не позволить тебе умереть.

- Я предположить не мог, что все настолько ужасающе, любимая, - прошептал любимый. – Как я могу помочь тебе?

Надежда тлела в глубине зеленых глаз, я чувствовала решимость помочь мне всеми возможными способами, но он не мог. В моих глазах отражалась любовь испытываемая  к Эдварду, я сильней сжала его ладони.

- К сожалению, только время способно мне помочь, любимый. Не знаю, сколько его потребуется. Время и знание того, что ты в безопасности ждешь меня – это единственное, что поможет.

Раньше я не понимала выражения «оглушающая тишина», теперь я распробовала его вкус в полной мере. Эдвард молчал, глядя мне в глаза. Я чувствовала его растерянность, неверие, боль, любовь, но больше всего меня испугала растущая безразличность. Сцепив зубы, я часто заморгала, пытаясь избавиться от  слез.

- Ты хочешь избавиться от меня, - никогда прежде я не слышала такого холода в его словах.

Эдвард потянул свои руки, я освободила их, давая пространство. Тесная связь разрушилась, все стало на свои места. Он отошел от меня к окну, чуть отодвинул штору, глядя на улицу.

- Ты меня слушал, но не услышал, - прошептала я,  Эдвард резко повернулся.

- Да что ты? А по-моему я услышал все четко и ясно, - чуть повысил он голос. – Ты хочешь бросить меня.

- Нет! Как ты можешь такое говорить? Я хочу обезопасить тебя, позволив себе обрести контроль над силой, о которой я не имею ни малейшего понятия, Эдвард. Я прошу тебя дать мне время на обучение.

-Ты не желаешь, чтобы я остался с тобой и помог, - обвинения врезались в меня подобно ножам, я заслужила их.

- Больше всего в мире я хочу быть рядом с тобой, любить тебя, заниматься любовью, выйти за тебя замуж. Черт возьми, родить тебе сына, потому что только мальчику не передастся дар, жить счастливо, Эдвард. Этого не будет, если я не смогу обрести равновесие и доверять себе, до тех пор, пока я не контролирую силу – это так. Ты чувствовал, что происходит внутри меня. Да что говорить, я чуть не задушила тебя. Как ты представляешь себе наше будущее? Это равносильно сидению на пороховой бочке или игре в русскую рулетку -  вдруг пронесет! Я не смогу так жить. Это не будет жизнью. Я не буду самой собой.

Отвернувшись от любимого мужчины, я обняла себя руками, замерзая под ледяным взглядом Эдварда.

- Мне бы хотелось, никогда не обретать эту силу. Я бы хотела, чтобы была лишь наша встреча.  Жаль, время неподвластно мне, иначе я бы попыталась изменить прошлое ради нашего будущего, но не факт, что мы имели то, что имеем сейчас.

Не знаю, услышала ли меня Эдвард, мой голос был едва слышен, отчаянье овладело мной, мой мужчина испытывал боль, обиду, все тоже, что и я. Вместо расставания я предложила временно отдалиться друг от друга, во имя совместного будущего, боюсь, Эдвард не понял моих намерений.

Притянув колени к груди, я обхватив их руками, кладя на них голову, слезы, верные спутники этого дня, тихо катились из глаз.  В  последнее время я слишком часто и много плачу, раньше такое случалось крайне редко. Мама и Элис шутили, мол отец вырастил из меня своего парня. После встречи с Эдвардом, я как никогда ощутила себя девочкой, девушкой, женщиной, но самое главное - любимой. Было бы несправедливо потерять все после всех испытаний, через которые пришлось пройти.

Острожное нежное прикосновение вывело меня из размышлений, крепкое теплое объятие подарило надежду на будущее. Повернувшись, я прильнула к любимому телу,  уткнулась в шею Эдварда, вдыхая его запах.

- Я не знаю, сколько пройдет времени, прежде чем я научусь контролировать дар. Может, месяц, может, полгода или год – это достаточно большой отрезок времени, - прошептала я – Я знаю, что не могу просить о подобном, потому как это слишком высокая цена, но я прошу тебя, любимый, дождаться меня в нашем доме в Сиэтле. Я обещаю вернуться к тебе при первой возможности,  если ты все еще будешь хотеть, чтобы я стала твоей миссис Каллен,  так и случится. Мне только нужно время и  вера в нас.

- Мой маленький боевой котенок, - усмехнулся Эдвард, заглядывая в глаза. – Ты всегда будешь нужна мне, я верю в тебя, как ни в кого другого. Знаю, ты вернешься, я буду ждать тебя столько, сколько потребуется, - он провел пальцем по моей нижней губе, даря легкий поцелуй. – Я люблю тебя, желание сделать тебя свой женой, обрести семейное счастье в лице наших детей станет тем якорем, который поможет коротать одинокие вечера в ожидании тебя. Только ты владеешь моим сердцем, это никогда не изменится, делай то, что считаешь нужным и поскорей возвращайся ко мне.

- Я люблю тебя, Эдвард Каллен, - всхлипнула я, целуя любимого. – Мы справимся, я обещаю…

А действительно ли справимся?!

Надежда - единственное, что до последнего заставляет верить в положительный исход тех или иных событий, увы, одной надежды не всегда достаточно. 



Источник: http://robsten.ru/forum/35-2125-1
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: Denika (12.07.2016) | Автор: Denika
Просмотров: 226 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 4.7/7
Всего комментариев: 7
avatar
0
7
Большое спасибо за продолжение! good lovi06032
avatar
0
6
Спасибо большое за главу!  good lovi06032
avatar
0
4
Надеюсь что скоро будут не менее прекрасные истории,буду ждать с не терпением.
avatar
0
5
Будет еще Эпилог, так что сладенькое впереди. Спасибо за теплые слова lovi06032
avatar
0
3
СПАСИБО!!!
avatar
0
2
Спасибо за продолжение! good 1_012
avatar
0
1
Спасибо большое lovi06032 lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]