Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Чудеса случаются. Ауттейк 1. Жизнь перестала быть жизнью.
Ауттейк. Жизнь перестала быть жизнью.

Карлайл Каллен.

Я не хотел бы вымаливать прощения у всего мира, я всего лишь хотел, чтобы мой сын и его жена меня простили. Простили за всё, что я сделал. Я причинил им столько зла и боли, и теперь я ненавижу себя. И никогда не прощу себе, что сделал. Но… моя жизнь, как и моё сердце, остановилась, когда я зашёл в свой кабинет и увидел, как какой-то ублюдок приложил нож к горлу моей жены… Я помню его свирепый, полный злости и ненависти взгляд, но я также помню тот безмолвный взгляд человека, которого люблю больше жизни… Моя родная и любимая жена. Моя королева. Мать моих детей и моё счастье. Эсми…
Я сам онемел от шока и непонимания. Что происходит? Кто это такой и почему он держит нож у горла моей жены? Я не знал этого человека, но был наслышан о нём. Это человек, который испортил жизнь моей замечательной невестке. Он бросил её… когда она была ещё малышкой. Он бросил её мать – Рене. Изабелла с грустью рассказывала о своём прошлом, но я прекрасно видел, что также в её глазах сновала тоска. Тоска не по прошлому, а скорее по человеку из прошлого. Чарли Свон. Отвратительное чудовище, которое испортило жизнь всем нам.
Я просыпаюсь каждую ночь в страхе, что рядом нет жены… Что Чарли снова угрожает ей и может быть она уже лежит где-то мёртвая. И больше я не спал… У меня не было сил снова вспоминать тот ужасный день. Но это ещё не такой уж и ужасный день. Был день и похуже. Я не хотел, я не хотел этого делать, но меня вынудили. Господи, но разве я мог пойти против безопасности своей жены и позволить этому ублюдку причинить ей боль? Но я даже не задумался о том, что после моего поступка, я сам причиню боль своей семье. Я уничтожил Беллу. Я сломал её… Господи, ты должен знать, как я этого не хотел, но у меня не было другого выбора. Чарли слишком желал мести. И он действительно мог убить мою жену. Этого я бы не пережил. Я сам бы умер, вслед за ней.
- Если ты не сделаешь то, что я тебе приказал, Карлайл… - Чарли сузил глаза и замолчал, давая тем самым понять, что после этого молчания могут последовать угрозы. Он был жесток, и он ненавидел весь мир. Я не знал его и уж тем более я не знал, чего от него можно ещё ожидать, в особенности после того, как я увидел свою жену в шаге от смерти. Но что-то заставило меня поверить ему и даже испугаться. Да, он пугал меня. Но всё же я больше его не понимал, чем боялся. Что движет им? Какие чувства? Зачем ему причинять боль своей дочери? Разве Изабелла заслуживает этого? Нет. Нет. Никогда. Она безупречна и просто очаровательна. Я люблю её как дочь, но… Чарли может убить мою жену. У меня не оставалось выбора, как принять сторону этого человека и согласиться на все его условия. Жизнь моей жены – высокая цена. И одновременно больное место для меня.
- Хорошо, - обессилено произнёс я и посмотрел ему в глаза. Противные и ненавистные мне глаза. Но могу поклясться, что эти глаза напоминают мне глаза Изабеллы. Как такое возможно, чтобы два родных человека были такими разными. Она – Божье благословенье, просто ангел. А он… он - дьявол, сущее чудовище. Он не имеет права быть её отцом. Девочка заслуживает большего, лучшего.
Он кивнул и опустил нож. Эсми громко выдохнула и слегка повернулась, чтобы посмотреть на Чарли. Когда она заглянула ему в глаза, то… её рот сперва приоткрылся, но затем она закивала головой и часто заморгала. Я понял, что она догадалась, кто перед нами. Его глаза – её глаза…
- Она твоя дочь! – прокричала Эсми и резко вывернулась из рук мужчины. – Как ты можешь просить убить свою внучку? Это же маленькое беззащитное существо. Оно не сделало тебе ничего плохого. Да оно даже ещё не родилось… а ты уже просишь его убить! – Эсми прикрыла рот руками и её глаза наполнились слезами. Чарли смотрел на неё так, словно он просто не слышал, что она только что сказала. Ему было всё равно… Всё равно на дочь и на внучку. В этом человеке нет ничего святого.
- Она не моя дочь! – без эмоций проговорил тот и выстрелил в меня убийственным взглядом. Я понял, что это значит. – Карлайл, я предупредил…
- Я уже сказал, что сделаю! – прошипел я, бросая ответный угрюмый взгляд. Мужчина ничего не сказал, а просто направился к двери и выпорхнул из неё. А я остался наедине с мыслями и просто не представлял, что будет дальше. Честно сказать, я боялся того, что будет.
Внезапно меня отвлёк громкий и очень взволнованный голос моей жены.
- Карлайл! – она подлетела ко мне и с широко распахнутыми глазами смотрела на меня. В её глазах виднелась надежда. Надежда на то, что все мои слова сказаны просто так, и в них нет ничего серьёзного. Я так не хотел убивать эту надежду и огорчать свою жену. Я не хотел этого делать, но мне пришлось. Иначе я могу потерять её, потерять навсегда.
- Эсми, - прошептал я и протянул руку, чтобы коснуться её мягкого и доброго лица. – У меня нет другого выбора.
Она пристально смотрела на меня и плакала. Я не мог видеть её слёзы, у меня внутри всё переворачивалось. Но я знал, что Чарли не шутит. А этого я боялся больше всего.
Следующее утро было кошмарным. И даже не от того, что я проснулся от кошмара, а от того, что не понимал, как я смогу общаться с сыном и вообще смотреть ему в глаза. А Белла… Клянусь Богу, я не хотел причинять зла этой девочке. Я начал мечтать о том, чтобы когда-нибудь она меня простила.
Я весь день был на нервах. Но им пришёл конец, когда в клинике появилась Белла. Она с улыбкой подбежала ко мне и крепко обняла, целуя меня в щёку. Её прикосновения всегда для меня были особенными. Моё сердце очень тепло и с трепетом отзывается на них. Изабелла мне как дочь. Я люблю её так же, как люблю свою малышку Элис. Эммет, Эдвард и Элис всегда были моим смыслом жизни, и навсегда им останутся. Мои дети – моя гордость. Я действительно горжусь своими детьми. Старший Эммет занимается строительным бизнесом. У него довольно хорошо получается вести переговоры и строить новые дома. Хотя если быть честным, мне всегда хотелось, чтобы он тянулся к той области, в которой живу я. Я мечтал, чтобы Эммет стал врачом, пошёл по моим стопам, так сказать. Но этим моим мечтам не суждено было сбыться. Старший сын предпочёл заниматься чем-то более отстранённым. Он нашёл себя в другой сфере, и мне ничего не остаётся, кроме как порадоваться за него и его дело. Он молодец, в нём полно сил и энтузиазма для работы. И к тому же у него прекрасная жена, которая соответствует ему по всем параметрам. Она сильная, смелая, отважная и смотрит на жизнь так, словно она принцесса и ей всё нипочём. Она не боится смотреть вам в глаза и говорить правду. Она может высказать вам всё, что о вас думает и даже не смутиться. Она действительно отважная молодая девушка. И я был бы рад познакомиться с её родителями. Но, к сожалению, сама Роуз ничего о них не знает, потому что росла в приёмной семье. Приёмные родители стали для неё настоящими родителями. Она росла в их семье, как королева. Никогда и ни в чём не нуждалась, и была счастлива. То, что родители её бросили, могу сказать с уверенностью, никак не отразилось на ней. Она достаточно сильная, чтобы выдержать и вытерпеть. И она будет всегда такой, без каких-либо сомнений.
Моя младшая дочь Элис само совершенство. Будучи ещё ребёнком, она уже стремилась ко всем модным новинкам и подбивала свою мамочку на очередной шопинг. Малышка привыкла к изысканности, и постепенно сама становилась изысканной и неповторимой. Моя маленькая леди никогда никого не огорчает. Она просто не умеет этого делать. Внутри неё одно лишь добро и желание сделать всех красивыми. Именно поэтому она ушла работать в мир моды и гламура. Ей это нравится. И тем более у неё развита фантазия на самом основательном уровне, это помогает ей придумывать новые и новые модели платьев и одежды в целом. Даже у меня есть пару розовых галстуков, и модных туфель. Элис помогает с одеждой всем нам. И для неё это истинное удовольствие. И ещё она необычный человек. И дело даже не в её богатой фантазии или нескончаемом оптимизме. У неё всегда была чётко развита интуиция. И после общения с парапсихологом, я понял, что моя дочь наделена сверхъестественными способностями. Было трудно в это поверить, но мне лишь стоило заглянуть в счастливые глаза дочери, чтобы понять, как эта новость влияет на неё. Моя девочка была счастлива от того, что может что-то большее, чем все обычные люди. Элис решила заняться своим совершенствованием сама, прежде чем обратиться за помощью к настоящему мастеру. Никто не спорил с ней, ведь мы все знали, что с нашим маленьким эльфом нельзя спорить. Она всё равно сделает всё по-своему.
У меня было не так много времени, чтобы следить за её обучением, потому что в клинике было много работы, но всё-таки мне удавалось с ней поговорить и узнать, чему она обучилась и как вообще продвигается её обучение. Клиника не была препятствием для семьи. Я умел находить время и возможности, чтобы побыть и с пациентами, и сходить вместе с семьёй на пикник. Мы довольно часто устраивали пикники на поляне, не далеко от нашего дома. Собиралась вся семья, мы смеялись, а я наслаждался счастливым чувством. Это моя семья, которую я люблю больше жизни.
Ещё одним радостным и волнительным событием стала новость о беременности Беллы. Долгожданной беременности. С этим у девушки возникали проблемы, хотя она была абсолютно здорова, и не было никаких препятствий для зачатия здорового плода. Я даже не понимал, почему она не могла забеременеть. И как же сильно это напрягало моего среднего сына – Эдварда. Он – моя самая большая гордость, и одновременно, моя самая большая проблема. Сын пошёл по моим стопам, хотя я совершенно не ожидал такого выбора от него. Но… мальчик с детства интересовался всеми медицинскими навыками и инструментами. Помню, как я поднял его на руки, а он осторожно взял в руки стетоскоп и заинтересовано на него смотрел. Я улыбнулся и погладил сына по волосам, не придавая никакого значения его заинтересованности. Но Эдвард подарил мне надежду. Он осуществил мою заветную мечту и стал врачом. Хочу заметить, отличным врачом. Его доброе сердце и душа никогда и никого не оставят равнодушным. У него золотые руки и вселяющие надежду глаза. Я люблю его и горжусь им. Я никогда не забуду его самую первую операцию. Он вышел из операционной, снял марлевую повязку, помыл руки и замер на месте. Я подошёл к нему сзади и услышал, как он плачет. Моё сердце отреагировало на его слёзы, и одновременно выдало на поверхность сильное чувство гордости. Я гордился тем, что он мой сын и коллега по совместительству. И я даже не мог представить, что через несколько лет он станет главврачом клиники. А он стал. Добился уважения. На него стали молиться, как молятся святым в церкви. Люди стали обращаться к нему за помощью, причём из разных стран мира. Он вселял доверие в этих людей, они без сомнений верили ему и не боялись ложиться под нож. Ведь знали, что этот нож будет в руках самого лучшего доктора страны. И я не переставал гордиться этим… Я наблюдал за тем, как растёт мой сын и буквально поражался. Он уже не был обычным доктором, теперь он стал надеждой и опорой для всего мира.
У нас с ним были хорошие отношения, но они испортились тогда, когда этот ублюдок приказал мне убить свою внучку и тем самым уничтожить жизнь моему сыну и его жене.
Я потерял доверие сына, когда впервые причинил зло ей… Тому, кого Эдвард оберегает от всего и всех. Он её ангел-хранитель. Он любит её так, будто в мире больше ничего нет прекраснее чем, она. Белла его муза… Она вдохновляет его и делает счастливым. А вместе они являются сильными и непобедимыми. Я всегда знал это. Я видел, как они переглядываются между собой, и я видел, как они любят друг друга. Их любовь это некая магия. Их чувства… они настоящие и волшебные. Эсми называла их отношения сказкой. И она была права. У Эдварда и Беллы своя собственная сказка, и теперь я просто ненавижу себя за то, что безо всякого разрешения, вторгся в эту сказку и заменил счастье в ней на боль, страдания, слёзы и ещё раз боль.
Апофеозом всего стало ещё одно малоприятное появление отца Беллы в нашем доме. И в тот момент, я порадовался тому факту, что у моих сыновей свои дома. Если бы кто-то из них увидел всё, что здесь происходило… Я не знаю, чтобы было дальше. А семья итак рушилась. На моих глазах. И я не знал, что делать. Как всё вернуть. Я хотел, чтобы всё это было кошмаром… я не хотел, чтобы всё это было реальностью.
Чарли до смерти напугал мою жену. Эсми не могла разговаривать ещё несколько часов. Она просто плакала и крепко прижималась ко мне. Я чувствовал в себе ярость и ненависть. Я ненавидел Чарли Свона. Я его всем сердцем ненавидел. Эсми была не в состоянии объяснить, что здесь произошло, но я понял, что это его рук дело, и мне нужно что-то быстро решить. И я решил. Решил отправить свою жену в наш дом во Франции. Это был единственный выход. Я не был уверен, что Чарли не найдёт её там, но зато я был уверен, что она не переживёт того, что произойдёт совсем скоро. Чарли дал мне понять, что долго ждать он не намерен. И у меня не было выбора, как… позвонить Джейкобу и попросить об одолжении. Я даже не сомневался, что тот согласится. Ведь он ненавидел моего сына и яро желал ему отомстить. У меня дрожали руки, и болело сердце каждый раз, когда я представлял себе, как скажу Белле о смерти её дочери. Это убьёт её… И это окончательно рассорит нас с сыном. Он ненавидел меня за то, что я вколол Белле препарат, который мог вызвать у неё выкидыш…
- Эдвард, я просто… я, - я не знал, что говорить сыну. Он ведь не дурак, и понимает всё прекрасно. Но я должен был убедить его, должен. – Я взял со шкафа не то лекарство, прости. Я просто устал за день и перепутал. Со всеми такое бывает, Эдвард. Я просто заработался.
Эдвард пристально смотрел на меня и внимал каждое моё слово. А грань доверия потихоньку рушилась… в его глазах я уже мог наблюдать искры ненависти. Конечно ненависти, ведь я покусился на самое святое… Его жену и его дочь. Он имел полное право ненавидеть меня. Я уже даже не надеялся, что когда-нибудь мы будем общаться с ним так, как это было месяц назад. Я понимал, что с каждым своим шагом, я теряю сына… Эта потеря без ножа режет меня. Я чувствую себя, как загнанный зверёк. И я не знаю, что мне делать дальше. Я больше всего на свете боялся, что моя внучка Маргарита, которая ещё находилась в материнской утробе, приснится мне и обвинит меня в том, что я её убил. Я не знаю, как это можно назвать, но я боялся… правда боялся именно этого ребёнка, который ещё даже не родился. Господи, а это же моя родная внучка. Мне никогда не выпросить у Бога прощения за то, что сделал. Я даже не надеюсь…Именно поэтому я поручил Джейкобу убрать тело малышки, когда я её… Господи. Это самые страшные мучения. Моё сердце не выдержит…
Чарли снова навестил наш дом. На этот раз с пистолетом. И ещё он что-то говорил о матери Беллы… Мы с Эсми поняли только одну вещь. Этот человек сумасшедший, и он одержим местью. Бедная девочка, не заслуживает такого отца. Он и мизинца её не стоит.
Его визит как своеобразное предупреждение. Я не должен был больше тянуть и решился… Но для начала, нужно всё подготовить, как следует и избавиться от сына. Как я уже говорил, когда он рядом… я ничего не могу сделать.
В тот вечер я зашёл в палату Беллы и увидел, как мой сын с заботливой и такой оберегающей улыбкой смотрит на свою жену и гладит рукой её животик.
- Наша дочурка появится через недельку, - тихо сказал он и снова улыбнулся. Изабелла вернула ему улыбку и вздохнула.
- Ты же будешь рядом, любимый?
- Ангел мой, я всегда рядом.
Она накрыла его руку своей рукой и … улыбнулась. А я чувствовал себя омерзительно. Господи, ты когда-нибудь меня простишь за то, что я разрушаю их жизнь?
Я хотел уже уходить, но услышал звонок мобильного и остановился. Я не слышал весь разговор, но отдельные части мне всё-таки удалось расслышать.
- Сегодня? – буквально прокричал Эдвард. Я нахмурился и продолжил вслушиваться в его разговор.
- Извините, я вам перезвоню.
Он зарычал, а Белла склонила голову с доброжелательной улыбкой и спросила, что случилось. Она настоящий ангел, это правда.
- Конференция, очередная, - без энтузиазма проговорил сын, а я удивился. Как такое может быть? Он же любитель посещать подобные мероприятия. А сейчас он говорит об очередной медицинской конференции с отвращением. Не могу поверить, что это сказал мой сын. Неужели это лишь ради жены?
- Ну, так в чём проблема? – усмехнулась Белла, глядя мужу в глаза. – Доктор Каллен, собирайтесь.
- Нет, Белла, нет, - отрезал Эдвард. – Я никуда не поеду. Тебя я не оставлю. Никогда. Ни за что.
- Эдвард, со мной всё будет хорошо, и с Маргаритой тоже, - Белла, похоже, начала его уговаривать, но мой сын не из тех, кто просто так взял, да сдался. Здесь нужны сильные аргументы, хотя повторюсь, что конференции – страсть Эдварда. Он любит на них присутствовать и вносить новые, интересные предложения по тому или иному поводу, пусть это даже не будет касаться медицины. Но в первую очередь сын думает о комфорте людей и их здоровье, а потом о каких-то посторонних интересах.
Пока я слушал их разговор, где-то внутри моей головы начинало разрастаться семя. Вернее план. Если Эдвард уедет сегодня… то…
- Эдвард, я тут краем ушка подслушал ваш разговор, - я проскользнул в палату и широко улыбнулся, подмигивая своей очаровательной невестке. Была заметно, как Эдвард напрягся, а вот Белла наоборот лучезарно мне улыбнулась и подмигнула в ответ. Мы были похожи на двух заговорщиков. Только жаль, этот прекрасный ангел не понимал, что лучше бы её ангел-хранитель остался… Я понимал, что времени больше нет, и что следующий визит Чарли Свона не за горами, но… я так надеялся, что сын останется, останется вместе с женой и не даст возможности мне что-либо сделать этой ночью.
Но или, же к счастью, или наоборот, Эдвард сдался под нашим натиском. Он поцеловал свою жену и нежно пообещал, что вернётся сразу же, как только она проснётся. Утром он будет сидеть перед её кроватью, и улыбаться ей, как сейчас. Но видели бы вы, как трудно ему далось прощание. Он не хотел уходить. На его лице происходила целая борьба, и я отчасти понимал, что каждая из этих эмоций обозначает. Он что-то чувствовал… поэтому смотрел на меня холодно и враждебно, будто я и не отец ему вовсе. А во мне боролось желание, остановить сына в коридоре и рассказать ему всё.
- Папа, если с ней что-то случится, я никогда тебе этого не прощу, - твёрдо произнёс Эдвард, и внутри меня всё задрожало от холодности в его тоне. Отвратительное чувство, но всё заслужено. – Я забуду, что у меня есть отец.
Он ушёл, а я поднял свои дрожащие руки и ощутил, как жжёт в глазах. Я не могу допустить, чтобы мой сын…
У меня зазвонил телефон и я уже приготовился ко всему, когда увидел имя звонящего. Сукин сын. Чарли Свон. Ублюдок собственной персоны. Гореть тебе в аду, тварь!
- Милый, - я услышал тихий голосок жены, и резко закрыл глаза, сдерживая эмоции. Всё внутри пылало огнём, я до сих пор не верил, что это всё по-настоящему. Эсми плакала, я почувствовал. Я почувствовал это, и сам готов был расплакаться.
- Если ты хочешь, получить обратно свою жену живой, а не мёртвой и запакованной… - он прервался, а я сглотнул, и сжал левую руку в кулак. Сукин ты сын, я сам тебя запакую и на мусорку собакам выброшу. – Кстати, об упаковать, - ехидно продолжил Чарли, - какой твой любимый цвет? Может красный, а?
- Сукин сын, если ты, хоть пальцем тронешь мою жену, я тебя закопаю! – прокричал я, совершенно забыв о том, где я нахожусь. И что рядом пациенты, которым необходим покой. Но сейчас мне абсолютно наплевать на всё и всех. Жизнь моей жены висит на волоске, и мне нужно что-то с этим делать. – Ты просто не представляешь, что ты сделаешь со своей дочерью! Ты же убьёшь её!
- Она мне не дочь! – грубо прокричал Свон, и мои уши затрещали от такого звука.
- Тебе никогда не смыть с себя этот грех, никогда Свон! – чуть тише проговорил я и глубоко вздохнул. Во мне поднималась ненависть с новой силой. – Сегодня ночью, я сделаю это. Можешь придти и убедиться! – выплюнул я и со всей силы стукнулся головой о дверь палаты.
- Хорошо, я приду, - просто ответил тот, а мне хотелось встретить его со скальпелем и зарезать на месте.
Я перестал жить, как нормальный человек. С этой секунды моя жизнь превратилась в ад.
Всё было готово. Эдвард улетел на конференцию, а Белла готовилась ко сну. Я уже вколол ей то, что надо и просто ждал…
Я сидел перед ней и почувствовал, что мои глаза снова начинают щипать от слёз. Мне никогда не искупить вины перед тобой, прекрасный ангел, никогда…
Я протянул руку к её милому личику, как неожиданно она раскрыла глаза и на её лице отразилась боль. Она громко прокричала и схватилась за живот. А мне ничего не оставалось сделать, как успокоить её и аккуратно вынести в операционную. Кошмар приобретает свою самую ужасающую часть…
Да, я вызвал у неё преждевременные роды.
- Тише девочка, успокойся, - я гладил её по волосам, а она рыдала, откинув голову назад. Схватки усиливались, и времени оставалось всё меньше.
- Дыши, девочка, дыши, - всё время повторяла медсестра, ласково улыбаясь Белле. – Всё будет хорошо, вот увидишь.
Изабелла зажмурила глаза и снова громко прокричала. Мне нужно было избавиться от медсестры, но я не знал, как это сделать. Зато знал Джейкоб. Он проник в операционную и, встретившись со мной взглядом, злорадно улыбнулся и кивнул. Не прошло и минуты, как медсестра лежала на полу без сознания, а Блэк переоделся в её форму. Я просто не понимал, что происходит… Я не хотел верить в происходящее. Для меня всё было так, словно я снимаюсь в дешёвом триллере. Джейкоб поднял медсестру на руки и понёс её куда-то. А я остался один на один с Беллой. Прекрасным, добрым ангелом. Она цеплялась за края простыни и сквозь зубы что-то кричала. Мне было жаль её…
- Папа, - я замер на месте, когда услышал голос своей младшей дочери. Элис стояла возле двери и смотрела на меня. По её щёкам катились слёзы. Я был ошеломлён. Никогда ещё не видел подобного состояния дочери. Но я знал, кто был этому причиной. Я. Она плакала из-за меня и из-за моих намерений. Моё сердце становилось ледяным, я уже ничего не чувствовал. Ни боли, ни ненависти… Я даже не знал, кто я такой и что здесь делаю. Мир перестал для меня существовать. Я больше не являлся его частью.
- Папа, пожалуйста, не убивай мою племянницу, - сломанным голосом произнесла Элис, со слезами глядя на меня. – Я никогда тебе этого не прощу. Можешь забыть, что у тебя есть дочь.
Я хотел что-то ответить, но у меня не было сил, и я не знал, что сказать. А Элис ушла. Значит, я теряю ещё и дочь. Чарли Свон, ты заплатишь мне за всё! Ты горько будешь расплачиваться за каждую слезинку моей дочери и жены. Ты будешь проклят за всё! А твоя дочь возненавидит тебя лютой ненавистью!
Я вспомнил, что моя жена была всё ещё в руках у того ублюдка, и это поднимало во мне новый всплеск ярости и злобы. Но… я не убью свою внучку, я никогда этого не сделаю.
Смахивая слёзы с лица, я подбежал к Белле и осторожно посмотрел на неё. Её тело было словно заморожено, как и лицо. Она выглядела безжизненной. Она была похожа на прекрасную мёртвую куклу. Мне как-будто в голову что-то стукнуло, и до меня начало доходить, что совсем немного, и я потеряю не только внучку, но и невестку. Попросив у Бога помощи, хотя бы для Беллы, я принялся за дело. Признаю, что это были самые сложные роды в моей жизни. Всё происходило слишком напряжённо. Запах крови охватывал всю операционную. Мозги отказывались работать, а руки слушаться. Но я должен! Должен спасти свою семью!
Отдавая все свои силы, через несколько часов, в четыре утра, наконец-то раздался крик младенца. Изабелла родила чудесную дочь. Малышка здорова, и она прекрасна. Я держал это прелестное кроваво-синее маленькое сокровище в своих руках и не мог оторваться. Моя родная внучка. Кровинушка. Ещё один прелестный ангел. Копия своей мамы. Маленькое солнышко. Смысл моей жизни. Моя жизнь.
Я смотрел на девочку и влюблялся в неё. Как я могу убить эту крошечную принцессу? Лучше я убью себя, чем её…
- С Днём Рождения, Маргарита Каллен! Добро пожаловать в этот мир! – мой голос дрожал, я плакал, а руки наоборот крепко держали младенца. – Я люблю тебя внучка, прости меня.
Джейкоб подошёл сзади и остановился, когда увидел дочь Эдварда и Беллы. Я почувствовал его взгляд и затруднённое дыхание. И я боялся того, что он может сказать. Ведь он ещё не выполнил свою работу.
- Да пошли вы все нахер, - простонал Блэк, а я удивился. – Я не собираюсь убивать эту малышку! – заявил он и отрицательно закивал головой. Я почувствовал облегчение. Я даже почувствовал радость.
- Посмотри, какая она красавица, - я улыбнулся и развернулся к парню, чтобы показать ему свою внучку. Джейкоб встретил меня дружелюбной улыбкой и кивнул.
- Я не знал, что новорождённые дети такие красивые. А эта малышка просто чудо.
Я смотрел на то, как Блэк улыбается девочке, и поражался. Вспомнив, как он скалил свои зубы, ехидно и противно ухмылялся, буквально орал, что он запросто прикончит младенца, когда тот появится на свет. И сейчас… Как будто передо мной совершенно другой человек. Он смотрит на малышку с такой ласковой улыбкой. Она затронула его сердце. Она изменила его и заставила по-другому посмотреть на мир. Я больше не вижу в его глазах той ненависти или же злости. Я просто вижу, как он тепло улыбается моей внучке и загадочно на неё смотрит. Но он даже не думает о том, чтобы причинить ей зло. Джейкоб прав, девочка просто чудо.
Я даже не обратил внимания, видела ли Белла свою дочь, слышала ли она крик малышки. Я был полностью поглощён этим младенцем. Сейчас она занимает все мои мысли.
Если я ещё не поверил в чудо, то потом я в него не просто поверил, но даже убедился в том, что чудеса случаются…
Чарли влетел как молния в операционную, что-то бурча себе под нос, но… когда он увидел маленькое существо на моих руках, он прищурился и остановился на месте. Я не удивился, что маленькая Маргарита его покорила. Она действительно прелестный ангелочек. Даже самое чёрствое сердце превратится в обычное, любящее, при виде маленького ангела. Чарли Свон не стал исключением.
- Я забираю её себе, а Белле скажи, что её дочь умерла, и покажи какого-нибудь мёртвого ребёнка, - просто заявил он и, забирая малышку с моих рук, вышел с ней из операционной. – И да, твоя жена дома. В целости и невредимости, - бросил он напоследок. Я стоял в немом шоке. Ни слов, ни мыслей не было. Я был опустошён.
- Б***ь, - Блэк развёл руки в стороны и покачал головой. – У меня такое ощущение, что я попал на съёмки грёбанной мыльной оперы. Какого хера он забрал ребёнка?
Отчасти парень был прав, но сейчас я был не в том состоянии, чтобы рассуждать и даже говорить. Меня начало бросать в жар, и сердце странно покалывать. Я пробежался глазами по операционной и остановил взгляд на… Белле. Она не дышала. Не подавала никаких признаков жизни. Но я не мог поверить, что она умерла. Ангелы не умирают, они живут вечно.
С тревожными мыслями я бросился к ней. Пульс еле прощупывался, она сама побелела и стала похожа на безупречную мраморную статую. Джейкоб схватился за голову и умолял меня сделать хоть что-нибудь. Он кричал на меня, называл дебильным доктором, но я его слышал как-то глухо. Моему мозгу и мне самому нужен отдых. Я уже ничего не соображаю, кроме того, что мне нужно спасти Беллу. Я даже забыл о мёртвом ребёнке, которого мне нужно принести, и я не знал, где мне вообще его найти… Я ничего не знал, меня, словно окунули во что-то, и теперь передо мной туман.
Врачи кричали, что девушка потеряла много крови, и что нужно срочно делать переливание. Искать подходящую группу крови… Как жаль, что я не могу отдать ей свою кровь… Я бы уже отдал жизнь за неё.
Когда я зашёл в палату Беллы, то увидел там Розали. Она лежала на другой кровати и со слезами смотрела на девушку. И я заметил, как тёмная жидкость выходит из вены Розали и поступает в организм Изабеллы. Вот кто спаситель нашего ангела. Розали.
Я не знал, что у них одинаковая группа крови.
- Я люблю тебя, сестрёнка, очень люблю, - шёпотом проговорила Роуз и улыбнулась сквозь обжигающие лицо слёзы. Это было так искренне, словно они и на самом деле сёстры.
Эдвард приехал рано утром. Он уже обо всём знает. Эсми тоже приехала в клинику. Она разрыдалась, глядя на сонную Беллу, и крепко обняла сына. Только никто из них не знал, что малышка жива и здорова. Просто она у другого дедушки. Господи, как же это всё глупо.
Самый больной удар мне нанесли тогда, когда я зашёл в палату Беллы и увидел там своего сына. Он стоял на коленях, крепко держал её за руку и… плакал. Второй раз я вижу его слёзы. Но на этот раз, я ничего не могу поделать. Я слаб.
Именно поэтому я сбежал с клиники, чтобы не видеть, как на всё отреагирует … прекрасный ангел. Она того не заслуживает. Я бы не выдержал её слёз, криков, отчаяния… Я бы сам предпочёл умереть.
Всё закончилось. Я просто иду по улице и дышу. Дышу не тем воздухом, которым я дышал раньше, а ненавистным и противным мне воздухом. Я перестал жить… Я больше не живу, потому что потерял свою семью… навсегда. Эдвард не простит меня никогда. Я потерял сына и дочь. Я не смогу всё объяснить и оправдать себя и свои поступки. И сваливать вину на других я не буду. Наказание моё ко мне и придёт. Я готов ко всему. Ведь моя жизнь уже перестала быть жизнью…

Источник: http://robsten.ru/forum/29-1018-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Marialina (18.07.2012) | Автор: Марина
Просмотров: 631 | Комментарии: 2 | Теги: Розали, Белла, Эдвард, Карлайл. | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 2
1  
  я даже не знаю что сказать.....

2  
  Главное, что всё встало на свои места, и сын простил своего отца. Всё хорошо. lovi06032 lovi06015

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]