Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Колибри-2. Глава четвёртая

- Привет.

- Привет, - я делаю шаг назад от порога комнаты, чтобы Джереми мог войти. Он проходит с сумкой, свисающей с правого плеча, а на куртке поблёскивают капли от, вероятно, растаявших снежинок. Снаружи идёт мокрый снег. Джереми не впервые заходит ко мне после своей футбольной тренировки. Это уже второй раз. Первый был три дня назад, причём я сама позвала Джереми в гости. Мы не виделись в выходные после вечера, проведённого в кино, но в дни учёбы нам пару раз удавалось пообедать вместе на территории кампуса и один раз даже поужинать. В другие дни я либо работала, либо отправлялась в бассейн. Так вот, Джереми согласился с очевидным энтузиазмом в голосе, а по приходу предложил посмотреть детективный сериал про похищение сына у бизнесвумен. Джереми был тут достаточно долго для того, чтобы за один вечер мы посмотрели все вышедшие на тот момент четыре серии. Я сама себе удивилась. Я не хотела его ухода. И мне понравилось, что он предложил триллер, а не мелодраму в чистом виде. - Сегодня ты позже.

- Да. Думал написать тебе, что уже, наверное, не приду, но всё-таки решил заглянуть. Ты занята? Если да, то я уйду. Это не проблема.

- Нет, я не занята. Вчера вышла новая серия. Посмотрим?

- Да, - Джереми опускает сумку на пол справа от двери и разувается, прежде чем повесить куртку на вешалку. Потом подходит помыть руки. - Можно мне чай? Я слегка замёрз, пока шёл. Там зябко. И не скажешь, что скоро весна.

- Тебе бы носить шапку. У тебя же есть шапка?

- Разумеется. Она у меня даже с собой. Но мне часто нервно, что я выгляжу в ней тупым. Парни в большинстве своём или сразу садятся в машину, или натягивают капюшон, а я не люблю капюшоны. С машиной тоже всё понятно.

- Я подогрею чайник, а ты... Знаешь, забирайся под одеяло. Завтра игра. Будет так себе, если ты встанешь с простудой, - я уже подумала и подумала хорошо. Мне не всё равно на его состояние. Мы же встречаемся.

- Ты уверена?

- Полностью. Тебе зелёный или чёрный чай?

- Чёрный.

Я завариваю пакетик и приближаюсь к кровати. Джереми несмело откидывает одеяло, пока я придвигаю круглый столик, купленный на днях на чьей-то гаражной распродаже. Рэйчел потащила меня с собой, и он мне приглянулся. У него есть потенциал, если покрасить ножки и придумать что-то с верхней частью. Но пока он ещё старый-старый и обшарпанный. Спасибо, что прежняя краска уже вся отлетела, а то осыпалась бы тут ошмётками повсюду.

- Забирайся и двигайся к стене. Мне одеяло не нужно.

- Спасибо, Белла. Можешь достать планшет из бокового кармана моей сумки?

- Из правого или левого?

- Если смотреть отсюда, то вроде из правого. Или всё-таки левого. Я не уверен.

Оставив бокал на столике, я подхожу к сумке. Легко спутать эти карманы. Они же одинаковые. Планшет оказывается в левом, хотя сначала я открываю правый. Там на глаза попадается большая упаковка влажных салфеток. Может, есть и что-то ещё, но я закрываю молнию сразу, не роясь внутри. Джереми пьёт чай мелкими глотками и показывает мне, где он сохранил ссылку на сериал.

- А где Рэйчел? С Диланом?

- Да. По-моему, в театре. Ты бы пошёл в театр?

- Сомневаюсь. То есть сам бы не пошёл. А вот с девушкой, если ей интересно и хочется, да. Поздновато у них этот театр.

- Они придут где-то через час.

- Тогда не слишком поздновато. Раз появятся к половине десятого. В твоём родном городе есть где провести время в половине десятого? Боулинг или ещё что-то.

- Ничего такого нет, - отвечаю я, - есть только вечеринки, если чьи-то родители не против подростков у себя под крышей.

- Ты ходила?

- Было дело. Время от времени.

Мы начинаем смотреть новую серию, и спустя время я сама дотрагиваюсь до руки Джереми, до тыльной стороны его ладони, немного переплетая пальцы. Я поворачиваю голову к нему, когда он отвечает на прикосновение. Он смотрит на меня добрым взглядом, находясь под моим одеялом, через которое нога Джереми соприкасается с моей, стоит ему чуть пошевелиться. Мне эмоционально лучше просто от того, что мы сидим тут в неярком свете люстры, а от тёплого прикосновения и тем более. Я подаюсь вперёд, провожу рукой по волосам Джереми, влажным на кончиках, и целую его. Мне хочется узнать, как ощущаются его губы, нежные они или нет. Нет, не нежные. Они шершавые и обветренные. Он не отвечает мне, и я думаю, что, может, этого уже и не произойдёт, но спустя несколько мгновений всё меняется. Джереми обнимает меня правой рукой вокруг плеч, и медленно поцелуй становится глубже. Я не покрываюсь мурашками под одеждой и не могу сказать, что сердце бьётся сильно-сильно. Нет никакой дрожи или щемящего чувства в груди, или внутреннего чувства, что можно было бы пойти дальше, но это лишь первый раз. Джереми не целуется ужасно. И это точно не его первый поцелуй. Просто он сдержанный и ласковый. Джереми слегка задевает мои волосы без намерения или попытки сжать их. Я выдыхаю, и он почти сразу отодвигается, становится дальше, убирая руку в сторону своего тела.

- Белла, ты... Я не ожидал. Надеюсь, я не заставил тебя думать, что ты обязана мне.

- А похоже, что заставил?  

- Может быть.

- Нет, не заставил. Я сама захотела, Джереми, - я захотела и не жалею. Мне с ним комфортно. И целовать его тоже было комфортно. Никакого беспокойства или посторонних мыслей. - Мне нравится проводить с тобой время.

- А мне очень нравится проводить его с тобой, Белла.

Будто осмелев, Джереми целует меня уже сам. Он проводит рукой по моей спине вниз до талии, но не ниже, исключительно поверх одежды. К большему я не готова. Не могу представить подобного сейчас. Потом я прислоняюсь к Джереми и перематываю серию немного назад, к той минуте, на которой мы отвлеклись от просмотра. Мы пропустили не очень много. Джереми отодвигает одеяло спустя время, и я спрашиваю:

- Согрелся? Жарко?

- Нет, не жарко. Скорее просто душно. Да, я согрелся.

- Хорошо. Будешь ещё чай?

- Нет. Не хочу. Но спасибо, что предлагаешь. Ты заботливая. Ты же придёшь завтра на матч?

- Придётся натянуть на себя много вещей, но да, я буду там. Начало в пять?

- Ага.

Мы досматриваем серию, и Джереми едва-едва закрывает сайт, когда дверь в комнату быстро открывается. Рэйчел входит вместе с Диланом, который по такому случаю сменил джинсы на костюм. Они пунктуальны. Почти минута в минуту. Рэйчел замирает от осознания, что я тут не одна. В первый визит Джереми она находилась здесь, когда он только пришёл, а потом отлучилась, но ещё до её позднего возвращения Джереми давным-давно покинул общежитие. Я упоминала, что он хочет зайти и сегодня, но без упоминания конкретного времени. Может, она считает, что он здесь чуть ли с не тех пор, как она ушла на ужин перед постановкой.

- Привет вам обоим.

- Да, привет парочке, - говорит и Дилан после того, как его девушке удаётся найти слова. - Что нового? - Рэйчел пихает его в бок, но Дилан словно не замечает. - Мы ходили в театр. Как ни странно, оказалось сносно. Хотите с нами как-нибудь?

- Возможно. Да, Белла?

- Да. Почему нет? - по-моему, Джереми неловко. Наверное, я могу избавить его от этого. Более-менее могу. Я встаю и беру пустой бокал с использованным чайным пакетиком. - При случае будет видно. Тебе понравилось, Рэйчел?

- Да, больше, чем я ожидала. Времени было даже смешно.

Рэйчел снимает верхнюю одежду, а Дилан просто стоит у двери, пока не прощается со своей девушкой и нами. Джереми спускает ноги с кровати в тот же самый миг.

- Я тоже пойду. Ещё добираться до дома. Снег там случайно не перестал?

- Перестал, приятель, но кто знает, надолго ли, - отвечает Дилан. Джереми подходит к вешалке, стягивая куртку с крючка. Рэйчел уже отошла в сторону, чтобы не мешать. - На чём будешь добираться? У тебя есть машина?

- Нет. Пойду на остановку, - он и тогда ходил на остановку. А потом написал мне, что добрался домой благополучно. Я не просила сообщать, и мысли такой не возникло. Но стало тепло на душе от того, что он по собственной инициативе избавил меня от возможных волнений, если бы таковые вдруг возникли.

- Тогда я тебя провожу. Тут вроде не очень далеко. Потом вернусь к себе.

- Давай, - Джереми застёгивает молнию на куртке и, подойдя ко мне, целует меня в правую щёку. Его не смущает, что тут Рэйчел с Диланом. По-моему, меня тоже не смущает. Потом она всё равно наверняка задаст мне больше одного вопроса. - Пока, Белла. До завтра.

- Пока. Увидимся перед матчем. Я приду пораньше.

- Я буду ждать. До встречи, Рэйчел.

- Да, Джереми.

- Пока, детка.

Дилан кратко целует Рэйчел в губы, прежде чем последовать за Джереми через уже открытую им дверь. Рэйчел смотрит в коридор пару мгновений, пока не разворачивается, прикрывая её со звуком щелчка. Она фактически выкрикивает:

- Что это у вас тут было?

- Ничего особенного. Джереми просто поцеловал меня в щёку.

- И он не колебался. Сомневаюсь, что это прямо-таки всё, что между вами произошло.

- Мы лишь поцеловались, я поцеловала его первой, а потом он меня, и чуть позже появились вы. Больше ни...

- И как он целуется? Тебе понравилось?

О Боже. Я иду к раковине, чтобы выкинуть пакетик в стоящее под ней ведро и вымыть бокал. Зная Рэйчел и её характер, стоило предположить, что её не остановит попытка сказать, что я больше не буду отвечать.

- Он был милым. Пытался извиняться. На случай, если я не хотела.

- Извиняться за поцелуй это что-то новенькое.

- Я ответила, что он не должен.

- Ну слава Богу, - одобрительно произносит Рэйчел, снимая с себя платье, но в этот раз предварительно заперев дверь. Может быть, потому, что лифчик вшит в платье, и остаться без платья автоматически означает стать наполовину обнажённой. - Даже если было не очень, после практики будет получше.

- Было приятно.

- Это имеет значение. Всё начинается с поцелуя. Если не нравится, то лучше не развивать отношения, - Рэйчел внезапно глубокомысленна, и я почти уверена, что смотрю на неё с широко открытыми глазами, пока она достаёт халат из шкафа. Она стоит спиной ко мне по-прежнему в колготках и немного проглядывающих трусах. - Это совет от моей бабушки. Однажды она сказала, что только в сказках нужно перецеловать много лягушек, чтобы одна из них обернулась принцем. И пояснила, что в реальной жизни так делать точно не надо. Никогда.

- Ясно. Мудрая у тебя, видимо, бабушка.

- Да, она такая. В душ идёшь?

- Пожалуй.

- Тогда собирайся, пойдём вместе.

В душе я в том числе и мою голову, замечая, что шампуня осталось ровно на один раз. Надо будет купить прямо завтра. И, может быть, ещё зубную пасту. Её тоже мало. Рэйчел решает составить мне компанию, поэтому на следующий день около двенадцати часов дня мы отправляемся в магазин. Я беру корзинку, а Рэйчел вроде ничего не нужно, но спустя время она складирует мне мицеллярную воду и ещё крем для лица, а потом, ненадолго отойдя, возвращается с презервативами. С двумя упаковками по три штуки в каждом.

- Я ещё найду крем для рук, и на этом закончим. Тебе не надо какой-нибудь крем или лосьон?

- Нет, у меня пока есть.

- К слову, презервативы и для тебя. Не мне одной надо думать о будущем.

Я даже ничего не говорю. Учитывая тот наш разговор, в котором я призывала Рэйчел к осмотрительности, осмотрительной необходимо быть и мне. Прямо сейчас я не думаю про секс с Джереми, но если что... Если вдруг. На кассе я плачу за всё, что моё, включая презервативы. Просто чтобы Рэйчел не устраивала чего-то прямо перед кассиром. Мы возвращаемся в кампус, и я переписываюсь с Джереми, пока ему не становится пора собираться на тренировку. Никаких особо важных тем, просто вопросы, была ли я сегодня на улице или провожу день в тепле, раз учёбы нет, что у меня нового, и не разбудило ли меня его вчерашнее сообщение с пожеланием доброй ночи. Оно пришло довольно поздно, уже в половину двенадцатого вечера, но я ещё читала книгу, поэтому отвечаю, что нет, не разбудило. Рэйчел оно, кажется, потревожило, она зашевелилась в кровати, однако ничего не сказала, а значит, продолжила спать. Мы начинаем собираться вместе, когда Рэйчел спрашивает, не возьму ли я её с собой на тренировку. Словно туда пропускают по пригласительным, и без меня Рэйчел не пройти.

- Если хочешь, то пожалуйста. Она же вроде не закрытая.

- Вроде нет.

Я бы сказала, что Рэйчел надевает вещей побольше моего. И свитер, и шарф, хотя можно было бы обойтись чем-то одним, учитывая, что у свитера высокая горловина. Рэйчел пишет Дилану об изменении своих планов. Он может присоединиться к нам уже только перед самым началом игры. Рэйчел наливает нам с собой чай в свой термос, и мы выходим из комнаты. Я запираю дверь, опуская ключи в карман рюкзака. Тренировка уже в самом разгаре, когда мы приходим. Парни отрабатывают что-то, о чём я не имею ни малейшего представления, я вижу Джереми, а он замечает меня не сразу. Но замечает, отправив мяч в пустые ворота. Не уверена, в чём смысл. Может, просто в том, чтобы отработать сам удар и его направление. Повернувшись в сторону трибуны, где сидим мы с Рэйчел, Джереми обращается к стоящему рядом тренеру, и тот кивает ему спустя несколько секунд. Мы сидим на трибуне не очень высоко, так что Джереми быстро подходит к нам после преодоления поля и нескольких ступенек. Он запыхавшийся, но не слишком. Хотя его серая майка мокрая от пота. Наверное, будь с его дыхалкой более серьёзные проблемы, заниматься спортом в таких количествах стало бы просто невозможно.

- Привет, Белла. Привет, Рэйчел.

- Привет.

Он протискивается мимо Рэйчел и садится рядом со мной, целуя меня в левую щёку. По очевидной причине его губы буквально холодные, и я вздрагиваю, что тут же побуждает его отстраниться.

- Извини.

- Не извиняйся. Ты давно на улице. Как идут дела?

- Да вроде неплохо. Но у меня мало времени. «Пулей туда и обратно». Так тренер и сказал. Тебе не холодно? А то могу принести свою куртку на всякий случай.

- Нет, не холодно. Я в порядке. Кажется, тебя уже зовут, - тренер смотрит сюда, просто смотрит, но всё и так понятно. Джереми обращает внимание на поле и наставника после моих слов.

- Да, точно. Я лучше побегу.

- Да, беги. Мы останемся пока тут, но, быть может, потом пересядем.

- Ладно, - Джереми поднимается и снова проходит мимо Рэйчел, чтобы спуститься вниз, - слушай, придёшь потом к подтрибунному помещению? Я быстро соберусь, и, может, погуляем по территории.

- Хорошо. Я приду. Удачи тебе.

- Спасибо, Белла.

Джереми улыбается, прежде чем спуститься и вернуться к тренировке. Рэйчел вытягивает ноги вперёд, благо места до лавочки в ряду перед нами вполне достаточно. Я поправляю полотенце, которое взяла, чтобы сидеть на трибуне.

- Я приду, - говорит Рэйчел, передразнивая меня, - по такой погоде особо не погуляешь.

- Знаю. Но там будет видно.

- А презервативы у тебя с собой?

- Рэйчел, - я перевожу взгляд в её сторону, - я не собираюсь никуда ехать или идти, чтобы заняться чем-то таким. Мы просто проводим время вместе. Без секса.

- Это ведь только пока. То есть всё может измениться и сегодня. Я без проблем могу уйти к Дилану.

- Сегодня ничего не может измениться, Рэйчел.

- И почему?

- Хотя бы потому, что у меня месячные.

- Сейчас?

- Именно.

- Ясно.

Джереми снова отправляет мяч в пустые ворота после паса напарника по команде. Это Рори, и я говорю Рэйчел, что это он ответственен за те печенья с орехом. Когда приходит Дилан, мы просто двигаемся к середине лавочки, потому что вокруг уже достаточно других студентов, да и искать новое место не так уж и необходимо. Меня вполне устраивает то, где мы сидим. Дилан время от времени обращается ко мне, рассказывая про правила игры, и что-то я да начинаю понимать. Но и без разговора было бы нетрудно понять, что первый мяч в матче попадает в наши ворота, когда игра только-только начинается. Прямо на второй минуте. С течением времени уныние на стадионе только возрастает, потому что счёт остаётся неизменным почти до самого конца игры. Лишь за шесть с небольшим минут до финального свистка один из игроков нашей команды сравнивает счёт. Ничья это не победа, но и не так уж плохо, наверное. Лучше, чем проиграть. Поднимаясь с места, Рэйчел уточняет, остаюсь ли я. Я подтверждаю, что остаюсь.

- Ну тогда пока. Увидимся позже. Хочешь, чтобы я прихватила с собой твоё полотенце?

- Да, можно. Если тебя не затруднит.

- Пока, Белла.

Дилан дожидается, пока Рэйчел сложит термос, и они уходят. Я спускаюсь вниз по ступеням и иду к двери в подтрибунное помещение, засовывая руки в карманы. Уже почти половина восьмого вечера. По сравнению со временем начала матча заметно похолодало. Несколько парней выходят ещё до Джереми и узнают меня. Они уже в тёплой одежде, не в форме. Мой парень появляется через пару минут и, сделав три шага вперёд, обнимает меня. Я чувствую его руки у себя на талии и спортивную сумку, слегка ударяющую меня по левому боку. Я тоже обнимаю Джереми, но только одной рукой. Сейчас на нём шапка, которая сдвинута слегка набекрень. Отодвинувшись, я прикасаюсь, чтобы поправить, а он понимает, насколько у меня холодная кожа рук.

- Ты замёрзла. Подожди. Я дам тебе перчатки, - Джереми расстёгивает замки на карманах куртки. Он ничего не хочет слышать, и я надеваю, просовывая пальцы так, как нужно. - Ну вот, а теперь пойдём, я провожу тебя домой.

- Мы же хотели погулять.

- И погуляем. До твоего общежития. На улице уже слишком холодно.

- Ну ладно.

Мы покидаем стадион, и Джереми берёт меня за правую руку. Сколько-то минут мы просто идём, пока я не решаюсь спросить об игре.

- Ты расстроен?

- Чем?

- Тем, что не вышло победить.

- Да нет, не особо. Это неважно. В смысле никто не выигрывает всегда-всегда. Победим в другой раз. И это просто универ. Не чемпионат мира по футболу и не какой-нибудь иной взрослый турнир. Убиваться из-за студенческой команды я точно не собираюсь, - отвечает Джереми, и из его рта, как и из моего чуть ранее, исходит облачко пара, подсвечиваемое уличным освещением со всех сторон. - Ты согрелась хоть немного?

- Да. Больше, чем немного, вообще-то. Могу отдать перчатки тебе. У тебя нос красный.

- Но не щёки. Как ни странно, щёки у меня не краснеют. А вот твои слегка покраснели.

- Это всегда так. Я ненавижу это. Потом они нередко начинают шелушиться, - я рассказываю Джереми то, о чём мало с кем говорила по жизни. И уж точно я не говорила Эдварду. Мы встречались немного весной и немного летом, как-то не пришлось к слову упоминать о том, как моё лицо станет выглядеть в холодную зимнюю стужу.

- Постарайся относиться к этому проще. Уверен, ты не единственная девушка в мире, у которой чувствительная кожа.

- Да, наверное. Спасибо за эти слова.

- Да не за что.

Мы проходим мимо фонтана, законсервированного на зиму, и до места моего проживания тут уже рукой подать. Я так и иду в перчатках Джереми, потому что он не просит вернуть их прямо-таки немедленно. По пути нам попадается ещё одна парочка, следующая в противоположном направлении. Он не футболист. Я бы знала, ведь после фотосессии визуально мне все знакомы, а у меня не настолько плохая память на лица. И парень, и девушка выглядят старше моего. Может быть, они с последнего курса. Совсем скоро мы оказываемся на крыльце, и я останавливаюсь у двери, высвобождая свою руку, но без намерений обидеть или желания поскорее уйти.

- Спасибо, что проводил.

- Ещё нет. Я провожу до комнаты.

- Хорошо.

Я открываю дверь общежития и вхожу внутрь, а Джереми за мной. Ему удаётся уговорить дежурного охранника, чтобы тот позволил оставить спортивную сумку на посту. Охранник соглашается явно неохотно. Наверняка потому, что на этот счёт существуют определённые правила.

- И что там у тебя?

- Просто вещи. Я футболист. Могу открыть и показать.

- Показывай.

Я не пытаюсь заглянуть в сумку, когда Джереми раскрывает замок. Для неловкости от всей ситуации достаточно и того, что охранник склоняется над ней и внимательно смотрит, как Джереми перемещает содержимое, чтобы всё показать. Наконец ему позволяют оставить поклажу тут.

- Идите уже. Но только пять минут, не больше.

- Да, сэр.

Мы поднимаемся наверх, и я отпираю дверь. В комнате темно, а Рэйчел нет. Попадающий из коридора свет высвечивает полоску пола. Стоя рядом, Джереми протягивает руку, поправляя перекрутившуюся лямку моего рюкзака.

- Мне стоило помочь тебе с ним.

- Он не тяжёлый. Там только кошелёк и разная ерунда по мелочи.

- Хорошо, что не тяжёлый.

Джереми придвигается ко мне, его рука обхватывает моё плечо, и мы целуемся. Джереми не приходиться сильно наклоняться, он выше меня максимум сантиметров на восемь, и потому мне не нужно особо тянуться. С Эдвардом было нужно. Но я так и не дотянулась. Не физически, а эмоционально. Джереми углубляет поцелуй, прислоняя меня к дверной коробке. Именно сейчас в коридоре странным образом никого нет. Только слышны голоса из близлежащих комнат. Я обнимаю парня со спины, и даже холод, словно впитавшийся в ткань куртки, не способен меня остановить. Под курткой Джереми тёплый, и, что не менее важно, он не кто-то безликий. Он кто-то, кто рядом, а не просто в мыслях. Он отодвигается от меня с неохотой, прежде чем попрощаться.

- Пока, Белла. Мне написать тебе, как я доберусь?

- Да. Определённо. Пока. О, перчатки. Чуть не забыла.

- Даже если бы забыла, я бы обошёлся и так. Сладких снов.

Я немного смотрю Джереми вслед, но захожу в комнату раньше, чем он скрывается из виду. Я разуваюсь, включаю свет, всё именно в таком порядке, и задвигаю шторы. Впереди непростая неделя, и прежде, чем пойти в душ, я принимаюсь складывать рюкзак. Не успеем оглянуться, как и вовсе наступит время сдавать экзамены. До четырнадцатого марта остаётся лишь две недели. И я почти уверена, что пролетят они в мгновение ока. Две недели это такая ерунда. По возвращении из душа я вставляю ключ в дверь комнаты, чтобы повернуть замок и открыть, но он оказывается уже не запертым. Я успокаиваюсь, лишь когда вижу Рэйчел внутри. Волосы у неё растрёпанные, значит, наверное, занималась сексом. Или просто шла без шапки на ветру.

- Вот ты где.

- Да. Я была в ванной.

- Что вполне очевидно, учитывая твой вид. Всё в порядке?

- В порядке. А что может быть не в порядке?

- Ну не знаю. Что-нибудь.

- Нет. Всё хорошо.

Джереми пишет мне из дома спустя примерно семнадцать минут. Я желаю ему спокойной ночи, и он тоже. Мы проводим достаточно времени вместе до отъезда команды на очередной матч в городок Сент-Джордж в штате Юта. Наша команда выигрывает со счётом 2:0, возвращаясь в родной город на следующий день во второй половине дня. Я покидаю здание после занятий, чтобы отправиться на работу, как раз когда, когда к ступенькам приближается Джереми с небольшим букетом белых роз. Ну как с небольшим, их пять. Я не ждала его сейчас. Вот совсем. Мы даже не переписывались по поводу того, встретимся ли сегодня. Только о том, что им осталось ехать совсем недолго.

- Привет, - произносит Джереми, оказываясь совсем-совсем близко. - Я успел.

- Привет. Куда успел?

- Застать тебя здесь. Это тебе, - он протягивает мне цветы, и я беру их рукой в перчатке. Хорошо, что я надела перчатки и только потом выбралась на улицу. Не хотелось бы уколоться шипами. - Я скучал по тебе, Белла.

Он скучал. Я понимаю и слышу, что он действительно говорит это, но его не было не больше полутора суток. Когда он успел соскучиться? Я вроде не соскучилась. И я не могу этого сказать, если это будет неправдой.

- Спасибо за цветы. Они удивительны. Ты же не из Сент-Джорджа их вёз?

- Нет, конечно. Успел купить в городе.

- Я боюсь опоздать. Поговорим по пути?

- Да, пойдём. Давай рюкзак.

Руки у Джереми пусты, и я снимаю с себя рюкзак, чтобы отдать. Вот сегодня он как раз-таки довольно тяжёлый, и я не против помощи. Она приятна. И приятно нести только цветы. Хоть я и стесняюсь понюхать их при Джереми. Я спрашиваю, понравилось ли ему в Юте, ведь что-то он да должен был увидеть. Хотя бы из окна. Джереми отвечает, что ему понравились скалистые ландшафты, но температура могла бы быть теплее. Мы достигаем места моей работы, и Джереми отдаёт мне рюкзак, когда я перемещаю цветы в левую руку, освобождая правую.

- Хочешь поужинать вместе позже? Я закончу тут где-то в семь или начале восьмого. Или у тебя есть свои планы?

- Да, есть.

- Тогда ладно.

- Мы с парнями собираемся у меня, чтобы немного отпраздновать. Ничего такого, спортивный режим же. Но будут роллы и пицца. Если хочешь, я буду рад тебе. Я напишу тебе адрес и расскажу, на чём добраться, а потом встречу на остановке.

- К тебе в гости? - он живёт в квартире, я знаю. Я не уверена, что хочу туда ехать и уж тем более проводить время с кем-то, кроме Джереми. Быть там, предположительно, единственной девушкой среди скопления парней. А именно так всё, видимо, и будет. Потому как Джереми ясно упомянул лишь друзей. Всё это не вызывает у меня доверия. Не он сам, а его тусовка.

- Ну да. Можешь приехать после, когда все уже разойдутся. Например, к девяти. Я сразу сказал всем, что это ненадолго. У меня строгие соседи.

- Думаю, будет уже поздновато, Джереми. Увидимся завтра.

- Ну ладно.

- Ты же не обижаешься?

- Нет, - он качает головой, - я понимаю, у тебя работа, и ты устанешь, да и в общежитие надо вернуться вовремя. Завтра так завтра. Пока, Белла.

Джереми разворачивается и уходит в том направлении, откуда мы пришли. Наверное, он всё-таки расстроился. Он приехал домой, торопился и подарил мне цветы. Наверное, на что-то он да рассчитывал. Я провожу рукой по лепесткам роз, уходя с холода внутрь здания фитнес-центра. Патрик уже ждёт меня, чтобы дать здание, и притаскивает непонятно откуда вазу для цветов, хоть я и не просила.

- От того парня? - ненавязчиво интересуется он тактичным голосом, явно знаменующим, что я не обязана отвечать и могу послать его куда подальше, хоть на самом деле и не могу. - Джереми вроде бы. Ты же не на улице оставила его мёрзнуть, я надеюсь?

- Нет. Не оставила. Он поехал домой. К нему придут друзья.

- И ты можешь пойти. Если ты его девушка.

- Мне неудобно по времени, если ждать, пока они все уйдут.

- Так не жди.

- Я не могу. Будет слишком нервно находиться там среди такого количества парней без подруги.

- Строгое воспитание?

- Да не то чтобы. Просто отец коп, и я знаю всякое-разное, что бывает или может быть.

- Ясно.

Патрик заканчивает говорить со мной о личном, и я погружаюсь в работу. После, раз уж мне никуда срочно не нужно, я пересекаю здание, чтобы пойти в бассейн. В дни работы купальник у меня зачастую с собой, что очень удобно, хоть он и занимает место среди тетрадей. Я плаваю как раз до девяти, слегка задержавшись с выполнением обязанностей, но зато я сделала всё-всё, что была должна, не оставляя ничего на другой день. Я пользуюсь полотенцем фитнес-центра, взяв одно из стопки, потому что своего с собой у меня нет, а потом иду домой. Дилан и Рэйчел, то ли позабыв обо мне, то ли полагая, что меня не будет ещё некоторое время, резко прерывают поцелуй, когда я открываю дверь. Рэйчел садится, смыкая руками рубашку на груди. Я успела заметить, как Дилан лапает её. Ну, по крайней мере, это всё-таки ещё не секс во всей его красе. Они относительно одеты и одеты полностью ниже пояса.

- Привет, Белла... Мы тут...

- Я не уйду, и не надейтесь. Я хочу в свою кровать.

Стоит мне сказать, как Дилан оправляет майку и, кратко поцеловав Рэйчел в губы, собирается на выход. Я прервала всё веселье, но не жалею об этом. И они могли бы продолжить у Дилана в комнате, а мне точно негде пережидать. Рэйчел застёгивает рубашку после его ухода и спрашивает про цветы.

- Гуляла с Джереми? Парень, должно быть, соскучился, будучи в отъезде. Красивые розы. Дилан мне не дарит.

- Только десять минут после занятий. Мы просто дошли вместе до фитнес-центра.

- И это всё?

- Он пригласил в гости после моей работы, - я постепенно снимаю с себя одежду, - но я отказалась. Там были бы его приятели по команде. Или я могла бы пойти сейчас, что не вариант, потому что поздно.

- Ну ясно, - Рэйчел едва ли скрывает своё непонимание, а может, и осуждение, - в любом случае цветы стоит поставить в в воду. Сгодится мой кувшин. Я поставлю.

- Спасибо.

Перед сном я пишу Джереми сообщение с пожеланием спокойной ночи, но он не отвечает. Я не расстраиваюсь. Быть может, он уже просто спит или не слышит. Я примерно знаю его расписание, поэтому, когда от Джереми ничего не слышно и на следующий день, я подхожу к аудитории в том корпусе, где преподают дисциплины в области дизайна. Джереми выходит одним из последних, и поскольку я стою чуть в стороне и у противоположной стены, то остаюсь незамеченной им. Я произношу его имя довольно громко, чтобы он услышал. Он слышит и оборачивается, и сокращает расстояние между нами, но у него понурый вид. Может быть... может быть, он всё-таки обиделся на меня вчера.

- Привет.

- Привет, Белла, - он говорит тихо, держа некую папку под мышкой. Я не могу сказать, что мне всё равно, что в ней. Нет, мне не всё равно. Мне интересно и хочется заглянуть внутрь неё. - Как ты?

- Я... Да неважно. Ты как? Я тебе писала и...

- Я знаю. Твои сообщения я прочёл.

- Но не захотел отвечать?

- Да. Не захотел.

- Ясно, - я вздыхаю. - Из-за вчерашнего? Потому что я отказалась прийти?
 
- Из-за того, как ты отказалась прийти, Белла. Будто, если поздно, я что-то тебе сделаю или не позволю уйти через час. Я просто хотел, чтобы ты поела, - утверждает Джереми, незначительно повышая голос, но и это ощутимо для меня. Пробирает неприятным ознобом, хоть мы и в здании. - Я просто желал провести время наедине. Дольше десяти минут на улице. Меня не обижает, что тебя не привлекают мои приятели в качестве друзей, но остальное... Ты моя девушка, мы встречаемся, то есть я отношусь ко всему так, и я хочу видеть тебя у себя в гостях, а не только приходить снова и снова в твою комнату. Мне не плохо с тобой там, нет, просто...

- Прости, Джереми.

- Оставь свои извинения при себе, Белла. Я не ради извинений начал говорить всё это. Ты спросила, что не так, я ответил, - Джереми договаривает, отведя взгляд, прежде чем спрашивает то, о чём вообще не должен думать. В моём понимании не должен. - Твой бывший тебя каким-либо образом обижал?

- Нет, - и да. Но так, как подразумевает Джереми, больно мне не делали. Поэтому нет. - Нет, он не навредил мне. Он был...

Я хочу сказать, что Эдвард был хорошим, но не могу произнести это. Он был и остался хорошим. Но я примерно представляю, как воспримет эти слова Джереми. Если парень хороший, отчего же мы расстались? С хорошими просто так не расстаются. Когда не обижают, тоже. Нужна существенная причина, и всё такое.

- Каким?

- Не таким, чтобы поступить так. Послушай, я иду на обед. Хочешь со мной, если у тебя есть время?

Джереми поднимает левую руку и, отодвинув рукав немного верх пальцами другой руки, смотрит на циферблат часов. И у него есть наручные часы. Прямо как у Эдварда. Не такие, конечно, и носит Джереми их не на правой руке, но всё-таки тоже носит. Многие носят часы. Это нормально. И этот жест не должен был напоминать мне об Эдварде.

- Сейчас 12:47. Я свободен. Мне только нужно в туалет. Он тут недалеко. Подождёшь меня в холле?

- Да. Я могу взять твою папку и сумку, - при себе у Джереми ещё и сумка через плечо. Он только пожимает плечами. Кажется, он не совсем уверен, но, тем не менее, дотягивается до сумки, чтобы опустить её вниз.

- Спасибо, Белла.

По очереди я беру вещи и иду в ту сторону, откуда пришла. Вход в здание именно там. Джереми же направляется, куда ему надо, и сворачивает за угол, когда я более надёжно обхватываю папку. Сумка моего парня свисает у меня с плеча. Папка тяжелее её, но что делать. Я вызвалась сама. Я могу заглянуть, хотя бы просмотреть первые несколько файлов, времени предостаточно, но просто жду. Неправильно смотреть без разрешения. Как бы любопытно мне не было. Я сдерживаюсь, отвлекая себя наблюдением за другими будущими магистрами в области искусства и дизайна и людьми более старшего возраста, сотрудниками или преподавателями. У всех свои дела, даже если со стороны кажется, что некоторые, встречая друг друга в коридоре, останавливаются, просто чтобы поболтать. Иногда открывается входная дверь, но я не могу сказать, что испытываю холод. На улице с каждым днём становится всё теплее, весна постепенно пересиливает зиму, хоть и не слишком резко, однако значительная часть снега уже растаяла. Скорее всего, через пару недель от него не останется вообще никаких напоминаний. Ни мокрых луж, ни грязи. И хорошо. Это будет означать, что я пережила первую зиму в университете. Первую зиму без...

- Ну вот, можем идти, - я видела, как Джереми появился в коридоре уже в верхней одежде, видела, как он направляется ко мне, но думала, ему потребуется чуть больше времени. - Устала держать?

- Нет.

- Давай мне всё. И твой рюкзак тоже.

Я отдаю, и Джереми несёт мой рюкзак в одной руке вместе с папкой. Левой рукой он толкает дверь и, когда мы выходим, берёт меня за руку. Я чувствую тепло ладони, потому что на мне нет перчаток, и чувствую себя словно дурой из-за Эдварда. Ну сколько можно. Мы с Джереми обедаем в столовой. Вдвоём. Рэйчел уже наверняка на пути на наше следующее занятие.

- Когда поедем кататься на мотоцикле?

- Наверное, через месяц. Недостаточно, чтобы снег сошёл, и стало относительно сухо. Мы же не в машине будем. Если что, замёрзнем.

- Я не подумала.

- Потому я и говорю. И ещё одна вещь. Послезавтра мы уезжаем снова. Но недалеко. И лишь на несколько часов.

- Снова матч?

- Да. В Вашингтоне. За Кубок Сиэтла. Это ежегодный матч между нами и университетом Вашингтона. Трофей, так сказать, путешествующий.

- И где он сейчас? - спрашиваю я. - Здесь?

- Был здесь. В прошлом году выиграли мы. Но на днях его увезли в Вашингтон, потому что матч принимают они. Хоть я и не собираюсь связывать жизнь с футболом, победить снова было бы круто, - сознаётся Джереми, вытирая рот салфеткой, - родители не могут посещать каждый мой матч тут или ещё где-то, но в Вашингтон поедут. Даже если проиграем, хоть погуляем потом.

- Да, наверняка будет здорово. Столица же.

- Ты была там?

- Нет. Пока ещё не сложилось.

- Уверен, однажды сложится. Не только с Вашингтоном, но и другими городами или даже странами, если ты мечтаешь побывать за границей. Мы ещё молоды. Нам не по тридцать и больше, когда уже есть дети, и их...

- Необязательно есть.

- Что?

- Не у всех есть дети в тридцать.

- Но у подавляющего большинства.

Что-то мне подсказывает, что это тот разговор, продолжать и развивать который лучше не стоит. Я всё равно несказанно далека от мыслей о детях, и точно не с Джереми мне про них говорить. С моей стороны это бессмысленно. В девятнадцать-то лет, без образования и работы, когда я не смогу обеспечить ни себя, ни ребёнка. И я не слышала, чтобы Джереми работал. Если рассуждать логически, он успевает только учиться, тренироваться да играть за команду. Не думаю, что он работает удалённым образом.

- Да, скорее всего, - я меняю тему. - Когда ты вернёшься?

- Наверное, в ночь. Как приедем с родителями, так и будет. Знаешь, ты пока доедай, а я куплю себе кофе с собой. Тебе принести что-нибудь? Может, ещё сока?

- Нет, Джереми. Мне хватит этого.

- Ладно. Я вернусь через пару минут.

Я доедаю свой салат и потом, взглянув на часы в телефоне, осознаю, что мне пора бы поторопиться. Я всегда пунктуальна и намерена сделать всё, чтобы так и оставалось. Меня посещает мысль уйти без Джереми, не дожидаясь его, то есть подойти к нему и объяснить, но он как раз ставит стаканчик на стол. И замечает, что я нервная. Я такая и есть.

- Ты передумала? Принести тебе что-то?

- Я просто поняла, что моё занятие начнётся довольно скоро. Я побегу, - я одеваюсь, прежде чем надеть рюкзак на спину. - Я позвоню тебе вечером.

Я целую Джереми, и вроде бы он не ожидал, что я подойду и прикоснусь своими губами к его рту. Но для меня всё на удивление естественно. Я целую его не едва-едва, а довольно глубоко, чувствуя, как соприкасаются наши языки. Он обнимает меня, проводит рукой по моим волосам, и кто-то рядом свистит как будто в знак одобрения. Мило. Мне же хочется провалиться куда-нибудь сквозь землю. Но я могу только отодвинуться. Надеюсь, что мои щёки не красные-красные, как спелый помидор.

- Значит, позвонишь?

- Да. Если можно.

- Конечно, можно. И тебе не нужно спрашивать о таком. Никогда.

- Тогда до вечера.

- Договорились.

Сегодня мне не нужно на работу, и, придя домой из столовой после ужина, я делаю часть заданий, прежде чем набрать номер Джереми. Он отвечает спустя два с половиной гудка.

- Привет.

- Привет.

- Я тут глажу форму для игры. Мне осталось только с шортами закончить. Расскажешь пока, как прошла вторая половина твоего дня?

- Прошла обычно. Разве что я чуть не поскользнулась на влажном полу в коридоре, но смогла устоять. Уборщица была как раз рядом, извинялась передо мной, но я успокоила её.

- Ты отвлеклась на что-то?

- Да нет, - если не считать того, что кто-то в тот момент обратился к приятелю, как к Эдварду, и я глупо начала крутить головой, перестав смотреть под ноги и наступив в особенно мокрое место. Это просто имя. Я больше не буду так. И, может, зря я вообще упомянула это. Всё звучит странно.

- Всё равно будь внимательнее.

- Буду. Так вы стираете и гладите свою форму сами?

- Ага. В домашних условиях. Главное стирать отдельно от прочих вещей, и всё будет нормально. Ни форма не окрасится, ни другая одежда из-за неё. В общежитии вроде есть прачечная, верно?

- В подвале. Не самое милое место. Окон нет, а свет не всегда включён. Как будто кто-то экономит за всех и выключает, специально спускаясь вниз и проверяя.

- Но лучше так, чем ходить куда-то и платить за стирку. Хотя моя стиральная машина была бы в твоём полном распоряжении без всякой платы.

- Вроде удобнее пользоваться прачечной.

- Да, точно. Таскать вещи туда-сюда без машины не вариант. Но, если там вдруг сломаются все машинки, моё предложение в силе.

- Буду иметь в виду, - отвечаю я. Рэйчел только закатывает глаза от того, что мы обсуждаем стирку. Их с Диланом разговоры совершенно другие. Я стараюсь не слушать, но трудно совсем не слышать некоторые детали. Вроде того, когда и куда они пойдут или куда хотели бы пойти, сколько стоят билеты, и на чём возвращаться, если мероприятие позднее. И что не на всё стоит ходить, а надо быть избирательными, отдавая предпочтение тому, что вроде интереснее. Это лишь доказывает, что все отношения разные. Даже мои нынешние отношения совсем не такие, как первые. Первые бывают лишь раз.

После того, как Джереми заканчивает с формой, мы разговариваем об учёбе, экзаменах и весенних каникулах. Я не поеду домой, ведь они слишком короткие, всего неделя, но есть и один немаловажный лично для меня плюс. От зимних они отличаются тем, что можно остаться в общежитии и не думать, куда деваться, если нет возможности уехать. Это позволяет сконцентрироваться на экзаменационной неделе, ни на что не отвлекаясь. Точнее, почти ни на что. Команда Джереми возвращается из Вашингтона с крупным поражением 4:0, а я не такая девушка, которая может и хочет сидеть рядом с парнем, будучи его жилеткой. К тому же в целом он ясно выразил свою позицию, что футбол для него не главное. Кубок был бы вроде важен, но я не уверена, как две противоположные точки зрения связаны друг с другом. При встрече следующим вечером, когда Джереми приходит ко мне в комнату, он уже не дарит мне цветы, ну и фиг с ними. Он просто сидит на моём стуле, но развернув его в сторону моей кровати и водрузив руки на спинку. Я заучиваю некоторые лекции, размышляя, пришёл ли он помолчать или всё-таки что-то да скажет. Помимо «привет» и «привет, Рэйчел» по приходу. Рэйчел не выдержала такой атмосферы и ушла в общую комнату на этаже спустя минут пять-семь. Отложив всю подготовку на другой день.

- Извини, что просто сижу тут и пялюсь.

- Мне не мешает то, что ты пялишься. Но если хочешь поговорить об игре, то не думай, что я занята, - я уже знаю, что Джереми не стал задерживаться после игры, чтобы погулять по Вашингтону. Он приехал вместе с командой, попросив родителей возвращаться без него. Если честно, мне трудно его понять. Ведь он собирался развлекаться даже в случае проигрыша.

- Не хочу я о ней говорить. Не думал, что мы вообще не забьём ни единого мяча, - так вот в чём, вероятно, дело. Видимо, счёт 2:1 был бы лучше и не помешал его планам, а вот из-за 4:0 остаться и гулять уже как будто бы неправильно.

- А о чём хочешь говорить?

- Скорее всего, ни о чём.

- Ладно.

- Но я бы хотел тебя поцеловать.

Я поднимаю глаза вверх от своих записей, и Джереми как раз поднимается со стула, подходя ко мне не быстро, но и не медленно. Он наклоняет голову, одновременно его рука проходит по моим волосам вниз почти до самых кончиков, а губы целуют не так нежно, как я привыкла именно с ним. Но я не хочу его отталкивать или отодвигаться сама. Я обнимаю его, скользнув руками по спине поверх джинсовой куртки, и какое-то время этого достаточно. Пока меня всю не заполняет мысль, что он действительно нравится мне. Я не люблю его и даже не влюблена, но он мне приятен, он пахнет приятно и свежестью, несмотря на то, сколько километров сегодня пробежал по полю туда-сюда. Я думаю, что возбуждаюсь, как только кончики его пальцев среди моих волос соприкасаются через пряди с кожей головы. Это так странно, это дико странно, потому что он не делал ничего особенного и не касался меня в значимых местах, но я обнимаю его сильнее, перемещая руки вперёд, к застёжке джинсов. Джереми понимает или понимает не до конца, потому что отодвигается и шепчет моё имя.

- Белла, ты...

- Я тебя хочу. Ты не хочешь?

- Нет, хочу, но надо запереть дверь. Я сейчас.

Он тоже хочет. С чего бы ему не хотеть, если мы встречаемся? Но, если бы не хотел, я не знаю, что бы подумала или как себя почувствовала. Я снимаю с себя джинсы. Не хочу, чтобы Джереми делал это. Не сегодня. В тишине звук щёлкнувшего замка такой явственный и громкий, что я немного вздрагиваю, но быстро справляюсь с эмоциями. Когда Джереми подходит обратно к моей кровати, то по его взгляду очевидно, что он не знает, что теперь. Я частично разделась, и вряд ли он хотел так. Но мы только снова целуемся и оказываемся под моим одеялом. Мне не тяжело быть под Джереми. Мне всё ещё приятно. Он не позволяет себе ничего грубого и не особо уверен в прикосновениях. Это чувствуется, потому что мне есть с чем сравнивать. Но я пытаюсь не сравнивать. Он аккуратно обхватывает моё предплечье в поцелуе, хотя я бы предпочла, чтобы он коснулся ноги, оказавшись ко мне ближе. Хотя я и так ощущаю его возбуждение, но он будто стыдится его. Или боится, что я испугаюсь и передумаю. Но этого не будет. Я расстёгиваю его джинсы и слегка тяну вниз, это происходит легко, и Джереми медленно отрывается от меня, смотря в мои глаза, приподняв голову.

- У тебя есть презерватив? У меня нет, - выдыхает он. - Я не планировал ничего такого.

У него нет презерватива. Это вроде даже мило. То есть если он не думал, что придёт сюда и получит особенное утешение, для чего и понадобился бы презерватив. Я уверена, что Джереми не врёт. Он не кажется способным смотреть в глаза и лгать.

- В тумбочке.

Отодвинувшись, Джереми достаёт пакетик и разрывает его у меня на глазах. Я смотрю в потолок, но всего пару мгновений. Потом я перевожу взгляд к Джереми, замечаю его подрагивающие руки и вижу остальное, и невольно задумываюсь, не будет ли больно. Он не очень большой, однако прошло время, а я не знаю, влияет ли это. Я не знаю, но не собираюсь начинать подобный разговор. В любом случае я хочу. Больнее, чем в первый раз, всё равно быть не должно. Закончив, Джереми прислоняется ко мне уже сильнее, слегка целуя шею, немного задевая кожу зубами, и под одеялом он стягивает с меня трусики, а я его серую толстовку, по-моему, с эмблемой какого-то футбольного клуба. Без понятия, какого. Но точно не университетской команды. От джинсов и трусов Джереми избавился сам. Здесь так светло, но его лицо теперь скрыто в тени, и оно настолько близко, что я вижу каждую эмоцию, каждую незначительную мимическую морщинку и слышу дрожь в голосе.

- Можно снять твою майку и лифчик?

- Да. Снимай.

Он снимает, я помогаю, и примыкает близко-близко, прежде чем проникнуть в меня, уже не спрашивая. Я рада, что он не спросил. Так лучше. Я не хочу вопросов. Хочу просто заняться сексом. Джереми вдыхает и, сдвинувшись надо мной, сдвигается и внутри меня, и становится глубже во мне. Хоть и прошло время, боли нет. Я привыкаю к нему за несколько коротких мгновений, за два нежных толчка туда-сюда. Джереми двигается ласково, медленно, но не так, чтобы я сочла, что это его первый раз. Точно не первый. Ни у кого из нас не первый. Ещё один толчок, и Джереми целует меня, а матрац или кровать начинает поскрипывать. Я этого не учла, что что-то может начать скрипеть, и мне становится то ли неловко, то ли неловко и одновременно смешно. Или смешно, потому что неловко. Я провожу рукой по волосам Джереми, целуя его и откликаясь телом на его действия. И кровать беспокоит меня уже меньше. Особенно когда он дотрагивается до моей правой груди, поглаживая пальцем ареолу вокруг соска. Я не могу сказать «нет». Я даже не думаю о том, чтобы попытаться сказать и попросить остановиться. Он мой парень, он имеет право. Если я не хотела, надо было говорить прежде, чем мы начали. Моё дыхание становится учащённым, как и дыхание Джереми. Я понимаю, он не продержится долго и скоро кончит. Он молод. У него есть опыт, но понятно, что не длиной в десять или большее количество лет. Джереми толкается внутрь и шепчет мне в губы:

- Как тебе нужно?  

- Чуть быстрее.

Он делает, как я попросила, и вот так всё и заканчивается. Джереми замирает на мгновение, прежде чем отодвинуться. Моя кровать не слишком широкая. Я чувствую его локоть у себя рядом с боком. И правую ногу Джереми под одеялом. Большая его часть прикрывает меня. Он отстранился фактически сразу. Очень скоро. Я не уверена, как отношусь к этому. Просто всё по-другому, вот и всё.

- Всё нормально? Я не был слишком напорист?

- Нет, не был. Мне понравилось.

- Но не очень, да?

- Это лишь первый раз между нами. Не думай об этом.

- У тебя есть салфетки? - спрашивает Джереми, вдохнув. Быть может, ему всё-таки трудно совсем не думать о том, как всё прошло. Хоть я и сказала так, это не значит, что он отключит определённые мысли без следа.

- Да. На полке над раковиной.

Он поднимается с кровати, сразу захватывая вещи с собой. Может, уже собирается уйти, едва приведёт себя в порядок. Мне бы тоже надо одеться. Так или иначе Рэйчел рано или поздно вернётся в комнату, и я не собираюсь быть голой, когда это случится. Я сажусь и ищу вещи под одеялом. Джереми как раз надевает трусы и джинсы, а потом толстовку. Я застёгиваю лифчик, отмечая небольшую царапину на груди. Ну и ладно. Подумаешь, царапина. Через пару дней сойдёт, как будто и не было. Под одеждой всё равно не видно.

- Я сделаю нам чай. Какой ты хочешь?

- Зелёный.

Получается, Джереми пока не намерен уходить. Я встаю, заканчивая одеваться, заправляю постель, чтобы всё было не так очевидно для Рэйчел, и отпираю дверной замок. Джереми садится на стул, размещает бокалы на моём письменном столе, и я сажусь рядом на стуле Рэйчел. Всё равно её нет.

- Вкусно?

- Чай как чай.

- Я тут подумал. Если мы хотим сделать торт для твоей соседки, надо поговорить с Рори, предложить варианты, узнать, что ему будет проще сделать, и чтобы он начал тренироваться с выпеканием между нашими играми. А мы будем пробовать.  

- Каждый раз покупать продукты будет не дёшево.

- Ну, будем скидываться. Ты не будешь платить за всё одна. Организуем общий сюрприз.

Скидываться приходится раза три или четыре. На основные ингредиенты, не на украшение торта. Печь в общежитии возможности нет, что и естественно, ведь это не дом, поэтому спустя неделю, сдав экзамены, мы собираемся у Джереми. Он, я и Рори. Наш выбор пал на шоколадный торт, выпекаемый одним коржом. Рори сказал, что это в принципе просто. Ну просто так просто. Я собираюсь просто присутствовать и подсказывать, но не выдерживаю, когда вижу, как Рори начинает просто разбивать яйца в миску. В рецепте, открытом в браузере, ясно сказано, что их нужно вымыть и обсушить салфетками. Я сама начинаю заниматься этим и взбиванием яиц при помощи миксера, пока Рори готовит молочную смесь в кастрюле, а Джереми добавляет соду в муку в другой ёмкости. Когда всё готово, Рори по очереди вливает в яйца две смеси, аккуратно замешивает так, чтобы получилось тесто, а потом отправляет в него две столовые ложки какао-порошка. Духовка как раз разогревается до ста восьмидесяти градусов к тому моменту, когда приходит время ставить внутрь форму для выпечки. Рори убирает всё лишнее, вытирает столешницу, и они с Джереми садятся играть в приставку, а я остаюсь на кухне. Хотя нельзя сказать, что в квартире моего парня есть чёткое разделение. У него студия, одна единая комната без перегородок или стен, и отделена только ванная. Джереми и Рори довольно шумные, но я читаю книгу, более-менее абстрагировавшись от них и звуков игры. До тех пор, пока спустя минут сорок не начинает пахнуть горелым. Это явно у нас. И явно из духовки. Джереми ставит игру на паузу и подбегает к ней первым, выключая всё. Но уже поздно. Дым изнутри не валит, но стоит открыть дверцу и включить внутренний свет, как сразу становится видно, что корж подгорел в нескольких местах. Рори вытаскивает противень, натянув рукавицы, и мы убеждаемся, что такой торт в качестве подарка не годится. Даже если смазать всё кремом и украсить, вкус-то это не спасёт, а настроение имениннице испортит.

- Ну, по крайней мере, мы ещё не начали взбивать сливки для крема, - замечает Рори в стремлении сгладить обстановку. - А то пришлось бы покупать заново и их.

- Только их бы и пришлось. Я приобрела достаточно муки и всего прочего.

- Но мы ведь можем использовать её и яйца не только для торта. Например, для яичницы или панкейков. Я лично проголодался.

- Это только для торта, Рори.

- И кто так сказал? Ты тут только гостья, и я тоже скидывался, а значит, имею право голоса. Ты не хочешь утихомирить свою подружку, приятель?

- Заткнись, Рори, - орёт на него Джереми, - и вообще иди уже домой. Всё равно сегодня мы уже больше ничего сделать не успеем.

- Я есть хочу.

- Так возьми оставшиеся яйца и ступай.

- Ну и чёрт с вами.

Рори уходит домой, хлопнув дверью, но не так уж сильно. Когда он пришёл после того, как я притащилась с продуктами, я поняла, что живёт он где-то в этом же районе. Потому что пришёл он быстро. Встретив меня на пути от остановки, Джереми позвонил ему из квартиры, и Рори появился минут через пятнадцать, не больше. Может, зря я стала с ним ругаться. Он ведь пытался помочь. Вероятно, придётся извиниться, чтобы он не послал нас куда подальше окончательно.

- Извини. В другой раз я куплю яйца сам. Только не злись.

- Я не злюсь. Думаю, это придётся выкинуть.

- Ну я предполагал, что так может быть, - выключив свет в духовке, Джереми подходит ближе и касается моей руки. - Закажем что-нибудь поесть? И потом ты могла бы остаться. На учёбу ведь завтра не нужно.

На учёбу действительно не нужно. И не только завтра. Но и всю ближайшую неделю тоже. В течение восьми дней, если быть более точной. У нас весенние каникулы. Я остаюсь и на ужин, и на ночь, и прежде, чем лечь спать, мы занимаемся сексом. Потом я принимаю душ и ложусь в кровать в майке Джереми. Рори, видимо, обиделся и на него, потому что игнорирует звонки, но появляется без предупреждения через пару дней после обеда. Я как раз собираюсь уходить. Да, я задержалась дольше, чем собиралась. Рори удивлён, когда я отпираю ему дверь и отодвигаюсь, чтобы он вошёл.

- Привет, Белла.

- Привет.

- Я притащил яйца. Не те, а новые.

- Хорошо. Но мне пора к себе.

- Ты будешь завтра на матче?

- Да.

- Тогда, стало быть, там и увидимся.

Джереми выходит из ванной, где заканчивал бриться. Он едва не задевает друга дверью, потому что коридор тут не слишком большой.

- О, Рори. Ты откуда?

- Мне Белла открыла. Я купил яйца.

- Ну здорово, - пожимает плечами Джереми, - засунь их в холодильник. Но только разуйся сначала.

Рори проходит мимо меня, исчезая из поля зрения, а Джереми склоняется к моему лицу. Он обхватывает мою шею уверенно, хоть и нежно-нежно.

- Он ничего неуместного не сказал? А то я с ним поговорю.

- Нет.

- Точно?

- Да, - отвечаю я, - по-моему, он слегка зациклился на яйцах. Видимо, это можно расценить, как извинение.

- Давай так и расценим.

- Пока.

- Пока, Белла.

Джереми кратко целует меня в губы, прежде чем открыть дверь и соответственно закрыть её за мной. Я не очень сильно хочу домой просто потому, что там наверняка ждёт Рэйчел, но и по улице я бесконечно гулять не могу. Приехав в кампус, я сразу иду в общежитие и, когда Рэйчел после приветствия задаёт первый вопрос, говорю «да», толком не слушая.

- Что да?

- А что ты спросила?

- Я спросила, не знаешь ли ты, куда могла подеваться моя магнитная закладка для книги.

- О. Нет, не знаю.

- А о чём ты подумала, что я спрашиваю? Про то, был ли у вас секс хоть раз за эти дни? Так это очевидно. Я бы вообще не стала спрашивать о таком.

- С какой стати это очевидно?

- С той, что можно смотреть фильм или сериал в течение одного вечера, но только смотреть телевизор несколько дней было бы трудно.

Я даже не нахожу, что могла бы возразить. Я скорее согласна, чем нет. На удивление Рэйчел более ничего не спрашивает. Она и тогда была очень молчалива. Когда вернулась из общей гостиной в нашу комнату и увидела, как Джереми целует меня уже почти в дверях. Только я закрыла за ним, как Рэйчел просто спросила, является ли это тем, чем ей кажется. Я кивнула, и это, собственно, всё. Она не пыталась выпросить подробности и сейчас также просто возвращается к своим поискам. Она находит пропажу минут через семь между ножкой стола и стеной и вылезает из-под него с пышной причёской. Я невольно смеюсь, потому что её волосы словно наэлектризованы и торчат в разные стороны. Рэйчел обиженно показывает мне язык, шумно выдохнув.

- Понятия не имею, как она туда попала. Ничего смешного. Я не смеялась, когда вы тут вдвоём с Джереми тоже весьма заметно взъерошили твои волосы.

- Этого не было.

- Уж поверь.

- Боже.

- Вот тебе и Боже. Кстати, идёшь на матч завтра?

- Иду. А вы с Диланом?

- Разумеется.

Матч, о котором мы говорим, наша команда выигрывает с большим перевесом в шесть мячей. Хотя первый гол забивают гости ещё на шестой минуте встречи, сделать что-то большее им не удаётся. За десять с небольшим минут до окончания игры счёт становится 7:1 и остаётся уже неизменным. И Джереми, и Рори отличились в разное время, не забив лично, но поучаствовав в голевых атаках. По парням видно, что и это много значит для них. После финального свистка Джереми не уходит переодеваться прямо-таки сразу, а ждёт меня внизу и обнимает сильно-сильно. Я тоже обнимаю его, вспотевшего и разгорячённого, когда мимо проходит Рори и хлопает друга по левому плечу.

- Привет, Белла.

- Привет, Рори.

- Ну как тебе игра? Кто из нас потрудился больше? Хотя не отвечай. Не хочу плакать, услышав, что это не я. Увидимся в раздевалке, чувак.

- Да, увидимся, - кричит ему вслед Джереми, уже отодвинувшись от меня, но смотря в мои глаза. - А вот я послушал бы ответ.

- Вы оба молодцы.

- Точно. Именно. Я всегда и говорю, что это командная работа. Слушай, ты не обидишься, если я тебя не провожу? Мы собираемся в боулинг прямо сейчас.

- С чего мне обижаться? Мы и так провели вместе два дня. Ты заслужил пойти с друзьями.

- Но насчёт этого. Мы с Рори вчера поговорили и примерно решили, что моя духовка довольно сильная, поэтому нужно либо меньше времени, либо уменьшить температуру. Надо было потыкать тот торт, прежде чем выбрасывать птицам, а я не догадался.

- Потыкаем в другой раз.

- Уж наверняка. Ты напиши мне, когда окажешься в своей комнате, хорошо? Чтобы я не думал, как и что. Хоть тут и не криминогенная обстановка, но всё-таки.

- Напишу. Пока.

- Пока, детка.

Мне не слишком приятно, что он обратился ко мне так, но я не зацикливаюсь на этом. Это просто слово. Наверное, я могла бы сказать, и он бы воспринял спокойно, однако оно не оскорбительное. Оно встречается повсюду в самых разных книгах или фильмах, и на моей памяти я ни разу не читала, чтобы кто-то скандалил из-за него. И я тоже не собираюсь начинать.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-3290-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: vsthem (16.06.2022) | Автор: vsthem
Просмотров: 195 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 6
0
5   [Материал]
  Здорово, что Джереми может сказать о своих чувствах словами через рот. Очень многие парни замалчивают, это накапливается и выливается. Конечно, он говорит не обо всем, но это уже хороший показатель.
И да, я его тоже воспринимаю больше как друга, чем возлюбленного Беллы.

0
6   [Материал]
  Для Джереми точно не проблема быть настолько откровенным. Если его что-то будет беспокоить или волновать, он Беллу и об этом спросит или скажет, даже нервничая насчёт её предположительной реакции. В таких вещах он не молчун.

1
2   [Материал]
  Джереми правильный и скучный,на мой взгляд, вряд ли перерастет эта дружба в сильное чувство, не Эдвард, спасибо

1
4   [Материал]
  На данный момент их обоих всё устраивает, и их общение с привилегиями, назовём это так, ещё не преступление. А то, что он скучный... Ну, это только на фоне Эдварда, потому что Белле есть с чем сравнивать. Эдвард в своё время проезжал мимо среди ночи, Белла родилась и выросла в маленьком городке, для неё это было как событие, но естественно, что Джереми не мог вот так же подъехать на своей крутой машине. Ему только двадцать с небольшим. Другие девушки на месте Беллы встречаются с обычными парнями, которым до Эдварда так же далеко. Без Эдварда в прошлом и Белла бы общалась с ровесником, не думая, что с ним что-то не так. Только и всего.

1
1   [Материал]
  Спасибо за главу .

0
3   [Материал]
  Пожалуйста)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]