Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Ледяной витраж любви. Глава 5
Часть 1.

Белла сидела за первой парте в душной аудитории и ждала объявления результатов набора. Сегодня на занятии вместе с преподавателем по журналистике и словесной риторике должен присутствовать русский журналист, под руководством которого придется проходить практику.
Вся немногочисленная группа студентов находилась в оживлении и волнении. Русский язык – очень трудный, поэтому мало кто по собственной воле поступал на эту кафедру. Вся основная масса студентов попала сюда из-за недобора баллов в другие группы. Кроме, Беллы Свон.
В аудиторию зашел мистер Берк, а следом за ним вошел молодой человек, на вид ему можно было дать что-то около тридцати лет.
- Добрый день, - сказал он по-русски и улыбнулся чуть кривоватой улыбкой.
У Беллы потемнело в глазах. Она слышала голос Эдварда. Кровь ударила в виски, сердце замерло. Пытаясь придти в себя, она начала судорожно глотать воздух.
- Эй, мисс, с вами все в порядке? – спросил парень уже по-английски.
- Да, - едва дыша, ответила Белла. - В аудитории душно.
Она еще раз внимательно посмотрела на парня. Нет, он не был абсолютной копией Каллена. Но что-то общее, всё же, между ними было. Парень был высокий, мускулистый, но, в тоже время, гибкий. У него были темные волосы, падающие на плечи блестящей шелковой волной. Теплые золотисто-карие раскосые глаза, обрамленные длинными черными ресницами. Четкие, рельефные скулы, прямой аристократический нос, небрежная улыбка на губах.
Но больше всего Беллу поразил его голос – мягкий, обволакивающий, словно темный бархат. Таким голосом с ней разговаривал Эдвард.
- Ну, раз с мисс Свон, все в порядке, то начнем, - сказал преподаватель.
Услышав ее фамилию, парень заинтересованно посмотрел на Беллу, а та не знала куда деваться. Взгляд у него был обжигающим.
- Позвольте представить вашему вниманию мистера Влада Калинина, под его руководством три студента будут проходить стажировку. Мистер Калинин, прошу, назовите фамилии счастливчиков.
- Э, для начала я просто Влад. Ваши работы были прочитаны очень внимательно. Я и мое руководство сделало свой выбор. Итак, в разделе анализа американской прессы будет работать Джейн Саймон, политическая колонка – Джаред Дейл, и наконец, спортивное обозрение – Белла Свон.
Студенты начали переглядываться и шушукаться между собой. Белла не могла поверить, что ее статья понравилась.
Между тем, Влад продолжил:
- Все могут быть свободны, кроме мисс Свон. Прошу, задержитесь, пожалуйста. Мне нужно с вами обсудить одну деталь.
Студенты покинули аудиторию, а Белла осталась сидеть за столом, недоумевая, почему именно с ней хочет поговорить Калинин.
Влад улыбнулся, подошел к ней и присел прямо на стол. Белла хотела возмутиться, но Калинин сказал по-русски:
- Белла, давай сразу будем на «ты». Спортивное обозрение и спорт – моя основная деятельность. Я помню тебя по соревнованиям. Я тогда был молодым легионером и играл за «Чикаго». Ты же стала чемпионкой среди юниоров.
У Беллы расширились зрачки. Неужели ее еще кто-то помнит. Звезда спорта очень быстро зажигается, но так, же мгновенно и гаснет, особенно в этой стране.
И еще одна вещь не давала ей покоя – опять хоккеист врывался в ее жизнь и переворачивал все с ног на голову. Ей придется каждый день видеться с этим Калининым, обсуждать написанные статьи. И еще… он так похож на Эдварда…
- Почему ты ушел из спорта? – робко спросила она.
- По той же причине, что и ты. Травма. Я не могу играть. Зато, знаю спорт изнутри, могу писать о нем.
- А ты не думал вернуться домой? – Белла и сама не знала, почему задала этот вопрос.
- Так я и не уезжал, - Влад развел руками. - Я летаю практически каждый месяц через океан, беру интервью, пишу статьи у российских звезд, печатаюсь здесь. В Америке беру интервью у легионеров, печатаюсь там.
Калинин немного помолчал и добавил:
- Меня поразила твоя статья о травмах в спорте и былых спортсменах, оставивших свою карьеру из-за этого.
Откуда ты знаешь столько русских имен?
- Мой тренер, Саша Смирнов рассказывал, - ответила Белла по-русски, и помолчав, добавила. - Работаем вместе, так ведь, Влад?
- Да, Белла, - сказал Калинин и протянул ей руку.
Бела пожала ее и на мгновение ей показалось, что ее рука находится просто в огне. Молниеносно выдернув руку, Белла извинилась и буквально вылетела из аудитории.
Весь вечер этот Калинин не шел из головы. Что-то в нем было такое притягательное. То ли отстраненность, то ли погруженность в себя при общей открытости, то ли косая улыбка и прищур глаз, а может быть, наигранная беспечность… Он был такой настоящий, такой близкий и такой же далекий, как… Эдвард….
На следующий день Калинин встретил Беллу после занятий, посадил ее в свою серебристую «Вольво», и они направились в редакцию«Russia to day».
По дороге Влад сказал:
- Белла, если ты проявишь себя, и особенно покажешь себя в знании русского языка, то тебя оставят в штате агентства, даже не волнуйся. Только надо немного поднапрячься, возможно, задерживаться допоздна.
- Нет, не могу. У меня особые обстоятельства. Это не возможно. Но я буду работать в отведенное для практики время, - Белла старалась набраться выдержки и говорить деловым языком, но у нее это получалось не очень хорошо, особенно в присутствии Влада.
Тот только усмехнулся, и подмигнул ей. Белла отвела глаза. Ей казалось, что она сходит с ума и ничего не понимает. Она запуталась и не знает, как себя вести с ним.
Но все разрешилось само собой. И уже после недели знакомства они стали друзьями. Ей было легко с этим парнем, у них было много общих тем для разговоров, и спорт не являлся единственной вещью, что их объединяла. Белла с Владом могла говорить о журналистике и жизни в целом. Белле даже казалось, что Калинин был с ней всю жизнь, вместе с Джейком и Эмметом. Он вписался бы к ним в компанию, если бы в свое время выступал за «Бостон».
Единственная тема, о которой они никогда не говорили, была личная жизнь. Белла не сказала, что у нее есть дочь, Влад же молчал о своих женщинах в принципе. Даже темы первой любви они никогда не касались. Пару раз Белла даже была у Калинина дома, но они просто работали над заметками. Исключительно деловые и дружеские отношения.
Но Беллу это и тревожило. С Эдвардом она была маленькой девочкой, недавно ощутившей свою пробуждающуюся сексуальность. Калинин же заставил почувствовать себя женщиной, привлекательной и сексуальной.
Белла работала в редакции уже полгода, и ей уже доверяли печатать не большие заметки и наконец, главный редактор спортивного обозрения сообщил о зачислении ее в штат сотрудников. Белла была вне себя от счастья – она скоро закончит учебу и у нее будет престижное место работы.
Калинин стоял около центрального входа в здание, где располагалось агентство, и явно ее поджидал. Белла улыбнулась ему и остановилась.
- Эй, Белла, поздравляю, ты правда заслужила это, - сказал Влад, и легко, едва касаясь волос, чмокнул девушку в макушку.
От этого дружеского, казалось бы, жеста, Белла была готова провалиться под землю.
- Давай отметим это? За эти полгода ты никуда не ходила с ребятами из редакции, всегда спешишь домой. У тебя есть престарелый муж, которого ты от нас всех скрываешь? – Калинин рассмеялся тихим смехом, и Белле хотелось просто завыть в голос.
Он считает её обычной студенткой, не обремененной проблемами. Вот и хочет встречаться. Но что будет, если она признается, что у нее есть дочь? Что будет тогда?
Набравшись смелости, Белла заявила:
- Нет, Влад, у меня нет мужа. У меня есть маленькая дочь, которая ждет свою маму домой, что бы та, рассказала ей сказку на ночь и уложила в кроватку. А еще я родила ее в неполные 18 лет. И ее отец даже не знает, какая чудесная девочка Ренесми. Поэтому я иду домой, спасибо за приглашение.
Калинин попытался остановить ее, но Белла сбросила его руку с плеча. Но Влад не собирался сдаваться, и резко развернул Беллу к себе лицом.
- Белла Свон, ты женщина и это естественно, что у тебя есть ребенок. Да будь их хоть десять… Почему ты не говорила мне об этом, а, дурочка? Весь университет знает, и на кафедре предупредили меня об этом.
- Мне пора, пусти, - Белла вырвалась и побежала в сторону остановки такси.
- Я жду тебя, - крикнул Калинин ей в след.
Белла давно так быстро не бегала, да еще и на каблуках. Поэтому боль в спине стала невыносимой. Она остановилась около фонарного столба и прислонилась к нему спиной. Боль медленно отступала и Белла постепенно приходила в себя. Он знал про Несси, и ничего не сказал, не осудил, не спросил, кто отец. Просто принял ее и ребенка.
Еще минуту поразмыслив, Белла достала мобильный из сумочки и набрала номер Шарлотты:
- Это Белла, привет. Лотти, ты не против, если Несси сегодня останется у тебя? У меня в редакции завал и я не могу отказаться. Мне эта работа очень нужна.
- Конечно, Белла. Даже можешь не сомневаться. Понимаю, как тебе трудно. Тем более, Несс и Клер уже спят под одним одеяльцем. Не беспокойся, дорогая.
- Спасибо, Лотти, - сказала Белла и отключилась.
Она еще немного постояла на улице, приводя свои мысли в порядок. Наконец решившись, Белла поймала такси и назвала адрес Калинина. Зайдя в подъезд, она в нерешительности постояла у лифта, затем набрала в легкие побольше воздуха, выдохнула и поднялась на двадцать четвертый этаж.

 
 
Белла позвонила в звонок несколько раз. Прошло несколько минут, но Влад так и не открыл дверь. Девушка почувствовала себя полной дуррой. С чего она взяла, что Калинин ждет ее именно сегодня. Может быть, он еще не приехал домой. Или вообще, сидит сейчас где-то в баре и знакомится с девицами…
Она уже собиралась развернуться и уйти, как услышала щелчок открывающегося замка. Калинин открыл дверь и Белла замерла.
На нем не было ничего из одежды, кроме белого полотенца на бедрах. Очевидно, Влад только что вышел из душа, капельки воды с его волос капали прямо ему на плечи, и устремлялись дальше на грудь.
- Я ждал тебя, - сказал Калинин хриплым шепотом и втащил буквально онемевшую Беллу в комнату.
Белла нерешительно постояла несколько секунд, а затем подошла к нему и провела рукой по груди.
Затем заметила татуировку в виде цифры «17» на его плече и прошептала:
- У тебя татуировка, ты не говорил об этом, - и уже не могла сдерживать рыданий.
Чувство дежавю просто поглотило ее и она потерялась во времени. Перед ее глазами стола та самая раздевалка в ледовом комплексе и Эдвард, только что вышедший из душа… Столько лет она прятала в самых темных уголках своего сознания эти воспоминания, но они ожили и лавиной смели все выстроенные барьеры.
- А, это, - Влад криво усмехнулся. - У великого Каллена была тату «67», его номер, ну я и хотел хоть как-то приблизится к нему… Меня тогда еще назвали «русский Каллен»…. Белла, тебе не кажется, что я не в том виде, что бы разговаривать? Ммм… Подожди, я оденусь.
- Не надо, тихо проговорила она, - и Калинин расценил это как приглашение.
Он подхватил девушку на руки и понес в спальню. Оказавшись на кровати, Влад лег сверху, придавив ее всем телом.
За окном сверкнула молния, послышался раскат грома. Белле показалось, что она сейчас умрет. Она плакала не скрываясь.
Влад начал нежно целовал ее глаза, щеки, мокрые дорожки от слез, спускаясь к шее. Потом он отстранился от Беллы и внимательно посмотрел на нее и поцеловал – требовательно, страстно, властно.
Девушка ответила ему, и ей показалось, что сердце выскочило из груди, а по телу пробежала жаркая волна. Калинин начал раздевать ее буквально срывая одежду. Белла подчинилась и помогла ему. Она осталась в одном белье, но и оно было отправлено на пол.
Влад начал ласкать ее грудь и Белла простонала «Эдвард», а Калинин выдохнул на грани восприятия слуха «Лиза», но для этих двоих это уже не имело никакого значения.
Его движения в ней были резкими, сильными, но Белле это нравилось. Она так устала от одиночества, тоски, без мужской ласки.
Ей хотелось чувствовать себя желанной, близкой, любимой. Она выгнулась навстречу Владу, обхватила его покрепче ногами и начала царапать спину.
Белла отдавалась ему так неистово, словно хотела забыться. И ей это удалось. Но забыть мужчину с татуировкой на плече, зелеными глазами и небрежной улыбкой на небритом лице ей не удалось. Это было не в её власти.
 
Часть 2.
Эдвард Каллен ждал чего угодно от России, но только не того, что он станет здесь сразу же своим. Ему понравилась Москва, его огромная квартира в новейшем жилом комплексе на берегу Москвы-реки.
Мать столько лет рассказывала ему о московских тихих улочках, Арбате и Чистых прудах, и вот он наконец видит все это своими глазами, вдыхает запах.
Его поразили доброжелательные люди, которые в любой момент согласны оторваться от своих дел и показать дорогу, красивые девушки и обилие алкоголя в барах и ресторанах. Только не приятный осадок остался от всевозможных торгашей и менял, что заполонили улицы. Еще здесь в ходу были доллары. Этого Каллен понять не мог.
Ребята из хоккейной команды сразу же признали в нем тренера и полевого игрока. Эдвард привык, что он популярен на родине, но здесь на него смотрели как на ожившего Бога.
По своей натуре Эдвард был космополитом, и он не ощущал такого чувства, как патриотизм. Его мать была русской эмигранткой, отец – английским аристократом в пятом поколении. Жила семья в Америке, Эдвард и выступал под флагом этой страны на международных соревнованиях. Но, как только все спортивные двери в США перед его носом были захлопнуты, он, не раздумывая, сменил место жительства. Каллен действительно любил хоккей, поэтому он бы сломался, если бы остался, там, за океаном.
Российская пресса следила за каждым его шагом, он постоянно давал интервью. Бизнесмен Сосновский не жалел средств для поднятия хоккея и спорта в целом, поэтому Эдвард понял, что ему нужны результаты.
Молодые парни лет с готовностью одержали инициативу нового тренера, и стали тренироваться с потрясающей отдачей. И Каллен, понял, что он на своем месте.
Единственное, что отравляло ему жизнь – верная супруга и благодетельная мать. Розали ненавидела все, что связано с этой страной и культурой в целом. Она жила то полгода в Америке, то полгода в России, постоянно обвиняла Эдварда во всех мыслимых и не мыслимых грехах. Сет же его просто ненавидел. Каллен признавал, что не является образцовым родителем, но сын воспринимал каждое его слово в штыки. Он учился в школе при американском посольстве вместе с англоговорящими детьми, и ни слова не знал по-русски.
Три года прошли незаметно. Эдвард заполнял пустоту в душе водкой, тренировками и случайными подругами. Только вот не было рядом милой и нежной Беллы, которая все поймет и простит.
Когда он закрывал глаза, то всегда видел ее лицо. Как Каллен ни старался, как ни пытался забыться, но Белла всегда приходила к нему в ночных кошмарах, наполненных тоской по былому и чувством вины. Ни одна женщина не могла сравниться с ее нежностью, влекущими губами, неумелыми поцелуями, которые заставляли Эдварда таять от переполнивших его чувств.
Каждый раз, когда Эдвард был с новой женщиной, он думал о своей девочке и не мог себе представить, что она в этот момент может быть с кем-то другим. Нет, Каллен, конечно понимал, что оставляя Беллу, он позволяет ей жить так, как она захочет.
Но внутри него клокотал вулкан из гнева и отчаяния. И он не мог быть с ней, не мог взять с собой. Эдвард так же не мог развестись с женой, Розали грозила ему суицидом и закатывала истерики. Их совместная жизнь дала трещину еще в тот момент, когда они вышли новобрачными из церкви. Но Рози цеплялась за свой статус замужней женщины, с усердием, достойным бывалого олимпийца.
Эдварду везло в спорте и карьере, но никак не везло в любви и с женщинами. Он философски решил, что это его злой рок и продолжал тосковать по своей любимой девочке с глазами цвета шоколада.
Еще Каллену не хватало его верных друзей. Он привык, что Эммет и Джейк всегда с ним рядом, и сейчас себя ощущал крайне уязвимым. Но он смог сойтись со вторым тренером Никитой Козловым, бывшим игроком сборной.
Они еще помнили те моменты, когда на льду от души колошматили друг друга. Как известно, мужчин объединяет хорошая драка и совместная пьянка.
Ники, конечно, не занял место парней из его звена, но с ним было спокойно, можно было говорить, о чем думаешь и не стесняться выражений. Кстати, богатый опыт в знании русских ругательств окончательно сделал своим Каллена в России.
Ледовый дворец, в котором проходили тренировки молодежной сборной недавно стали сдавать в аренду Федерации фигурного катания, и тренировки пришлось делать точно по времени. Эдвард пришел сегодня пораньше и хотел посмотреть на качество заливки льда. Но фигуристы лед еще не освободили, и тренировка шла полным ходом.
- Лиза, соберись, - крикнула пожилая дама фигуристке, которая сидела на льду.
Девушка мгновенно вскочила, отряхнулась от ледяной пыли и заскользила по льду вперед. Набрав скорость, она выполнила прыжок в два оборота и подъехала к бортику. Тренер ей что-то объясняла про связки и элементы, а девушка посмотрела на Эдварда.
Небывалая тоска навалилась на Каллена и не хотела отпускать. У этой девушки были огромные карие глаза, которые влекли к себе, манили. На него смотрела Белла в возрасте двенадцати лет и Эдвард подумал, что сходит с ума. Он помотал головой и наваждение прошло. Рыжие волосы, темные глаза, несколько веснушек на носу – совсем ничего общего с его Беллой.
- Что друг застыл? Стрельникова понравилась? – Эдвард вздрогнул. Он и не заметил, как сзади подошел Никита.
- Кто она такая?
- Елизавета Стрельникова. Чемпионка России, одиночница. Стала второй на чемпионате мира, сейчас пытается пробиться в олимпийский резерв. Я играл в одном клубе с ее бывшим женихом. Он сейчас в штатах. Хочешь познакомлю?
- Не знаю. Сколько ей лет, Никки? В России, конечно совершеннолетие в восемнадцать лет, но рисковать мне не хочется.
Никита рассмеялся:
- Каллен, не смотри на внешность. За видом маленькой девочки скрывается та еще стервочка. И ей уже двадцать четыре года, самый расцвет карьеры.
В этот момент Лиза вышла со льда, сняла коньки и одела кроссовки. Она подбежала к Никите и схватила его за локоть.
- Привет, Ник! Сколько лет!
- Привет, Лизок. Вот познакомься с моим боссом и главным тренером Эдвардом Калленом.
- Очень приятно, мистер Каллен. Можете звать меня просто Лиза, - сказала девушка по-английски.
- Без проблем, - согласился Эдвард, правда, по-русски.
Лиза недоуменно посмотрела на Эдварда и звонко рассмеялась. Она была энергичной, яркой, интересной девушкой. В тоже время, Эдвард чувствовал, что внутри нее прячется боль потери, грусть. Он видел это в глазах девушки. Возможно потому, что ему были слишком хорошо знакомы эти чувства.
Они стали встречаться каждый вечер после тренировок. Гуляли по Москве, говорили о жизни в целом, но никогда не касались личной жизни.
Эдвард и не скрывал от себя, что в этой девчонке он видит Беллу. В каждом повороте головы, в упрямом взгляде, робкой улыбке, в карих глазах. Она тоже была фигуристкой.
Интересно, какой Белла стала… Наверное, ушла девичья нежность, и ей на смену пришла влекущая сексуальность взрослой женщины. Нашла ли она ему замену. От этих мыслей у Каллена голова шла кругом. Ведь было бы так просто поинтересоваться у Джейкоба, как там она. Но Эдвард боялся услышать правду о том, что она счастлива с другим.
В этот вечер Эдвард сам не понимал, что творит. Он пригласи Лизу к себе домой. Девушка согласилась. Розали очередной раз, устроив скандал, улетела в Америку.
В квартире было тихо и пусто. Они выпили по бокалу вина, Лиза подсела ближе, и Эдвард даже не заметил, как нашел ее губы, как опрокинул на диван. Она стонала и извивалась в ее объятиях, а Эдвард видел перед собой милой личико Беллы. Но он не мог остановиться ласкать Лизу, ему было необходимо женское тепло, как воздух. Девушка отдавалась со всей страстью, не контролировала свои вздохи и крики. И Эдварду показалось, что она назвала другое имя, но и Каллен не мог поручиться, что не твердил все время «Белла».
Они лежали на диване, укрывшись теплым пледом. Рыжая головка Лизы покоилась на его груди. Эдвард задумчиво смотрел вдаль и поглаживал девушку по обнаженному плечику.
Лиза освободилась из его объятий и сказала, не глядя на него:
- Эдвард, я хочу внести ясность в наши отношения. Ты очень хороший, правда. Но у нас с тобой столько проблем. Из-за этого мы вместе. – Она повернулась к нему и Каллен заметил в ее глазах слезы.
- Лиза, я понимаю. И вижу, что тебя мучает что-то, доверься мне.
Она вздохнула и продолжила.
- Я знаю, что у тебя есть жена и ребенок, но у вас нет отношений. Вы чужие. И я вижу, что ты любишь другую, и не можешь забыть.
Эдвард просто кивнул в ответ и продолжил изучать девушку. Она взяла его рубашку, надела на себя и развернулась к Каллену лицом.
- Ты напоминаешь мне одного человека. Я, - Лиза вздохнула и по ее личику скатилась одинокая слеза, - люблю его всю жизнь. Возможно, вы встречались с ним на чемпионатах. Он уехал из страны, здесь у хоккеистов 6 лет назад будущего не было. А у меня, как у фигуристки еще был шанс. Я была чемпионкой среди юниорок и мне пророчили блестящую карьеру. Он уехал, а я осталась здесь. Но не одна…
Лиза помолчала и судорожно выдохнула:
- Я была беременна. Но выбрала спорт. Понимаешь, Эдвард? Я сделала аборт ради спорта. Убила нашего ребенка ради своих амбиций. А теперь из-за этого и травм у меня детей не будет. Никогда. И он получил травму, ушел из спорта. Иногда приезжает сюда. Но мы не видимся. Я так устала, устала быть одна. И тут я встретила тебя. Вы похожи…. По мимике лица, раскосыми глазами… косой улыбкой… Но я люблю его, понимаешь? – девушку сотрясали рыдания, она не могла остановится.
- Эй, иди сюда, Лиззи, - и Эдвард прижал девушку к своей груди, он гладил ее по голове и спине, говорил глупые слова успокоения.
Она плакала, пока не заснула. Каллен лежал и смотрел в темноту. Эта девочка никогда не заменит ему Беллу. Не заполнит ту пустоту в душе. Но он был безмерно благодарен ей за правду, за то, что она согласилась скрасить его одиночество.
Эдвард и Лиза встречались каждый раз, когда девушка была в Москве, в перерывах между соревнования. Они стали друзьями, которые помогают друг другу избавится от тоски по былым возлюбленным. Эдвард искренне ценил Лизу и всегда смотрел каждое выступление фигуристки.
Так прошло два года.
Эдвард, как тренер вывел свою команду на мировой уровень, они стали чемпионами многих соревнований. Несколько раз приезжал Джейкоб, они вспоминали былое, так же Блек выступал консультантом на тренировке его ребят. Но они никогда не говорили о Белле. Эдвард хотел поговорить о ней с другом, но испытывал жуткий страх.
Каллен должен был встретится с Лизой после тренировки и пришел на каток, посмотреть на нее, поддержать морально. Девушка готовила новую программу к предстоящей олимпиаде в Солт Лейк Сити, и она состояла из сложных элементов.
Предстоящая олимпиада выбивала Эдварда из колеи. Ему предстояло вернуться в Америку в качестве тренера российской команды.
Плюс ко всему он являлся самым молодым тренером в истории спорта и на его плечи ложилась огромная ответственность.
И еще один факт - там будет Белла, и он очень боялся смотреть ей в глаза. Но Эдвард продолжал видеть ее каждую ночь во сне, особенно когда засыпал вместе с Лизой.


Источник: http://robsten.ru/forum/29-676-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Korolevna (03.10.2011) | Автор: Korolevna
Просмотров: 301 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 2
1  
  Эдвард заполнял пустоту в душе водкой, тренировками и случайными подругами. ну Эдвард как всегда в своем репертуаре 4 4
Они стали друзьями, которые помогают друг другу избавится от тоски по былым возлюбленным да уж любят одних, ночи проводят с другими, силясь забыть и не в состоянии сделать это cray cray

2  
  Да, Эдвард предпочитает опять спрятать голову в песок и сбежать от проблем, к сожалению...

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]