Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Поцеловать принца и выиграть миллион. Глава 11

Эммет

– Мисс Хейл. – Я официально приветствовал Розали, когда она вошла в мой номер на следующее утро. Юбка кокетливого платьица шуршала вокруг ног. – Вы сегодня одеты очень… по-летнему.

Я собирался сказать «неофициально», но вовремя спохватился. Услышав это слово, она бы развернулась и ушла в свою комнату, чтобы переодеться. Она могла сделать это даже сейчас. Я закрыл дверь, чтобы отрезать ей путь к отступлению.

Розали была в платье. В цветном платье. И пусть цвет был пастельным, – кажется, его называют в честь какого-то фрукта, то ли персика, то ли абрикоса, то ли дыни, впрочем, не важно, – все равно это был грандиозный шаг вперед по сравнению с ее обычными деловыми костюмами нейтральных тонов.

Повернувшись, я обнаружил, что Розали уже стоит возле стола и роется в своем портфеле. Она вела себя как обычно – просто олицетворение деловитости. Но это тоже скоро изменится. Запланированное мной преображение Розали Хейл происходило даже стремительнее, чем можно было ожидать.

Платье было полностью в стиле Роуз. Скромное, но достаточно элегантное. Оно не заставляло людей оборачиваться ей вслед, но и не делало ее невидимкой. Покрой позволял угадывать плавные изгибы тела. Жаль только, что фасон не предполагал более глубокого декольте. Мне придется поработать над этим вопросом.

Я перевел взгляд на ноги Розали. Она была без колготок. Еще один огромный шаг вперед. Я мог гордиться собой. Ведь все эти метаморфозы происходили из-за меня. Я заставлял её осознавать красоту своего тела.

Это было необходимо для достижения моей цели. Я собирался одеть ее в бикини, прежде чем ей удастся запихнуть меня в смокинг.

– Я попрошу вас сегодня обойтись без ваших обычных игр, ваше высочество. – Портфель захлопнулся с резким щелчком. – Я не в настроении.

– Знаешь, что тебе необходимо для улучшения настроения? Прогулка по пляжу. – Я взялся за дверную ручку. – Пойдем, пока там не слишком много народу.

Розали скрестила руки на груди.

– Даже не мечтайте.

– Тебе даже не нужно переодеваться.

– Ваше высочество, единственная причина, по которой я сегодня одета подобным образом, – это то, что вчера я слишком долго пробыла на солнце. – Она повернулась ко мне спиной. – И совершенно сгорела.

Я присвистнул. Открытые участки шеи и спины были ярко-розового цвета. Я быстро подошел поближе, чтобы оценить размах бедствия.

– Но как такое могло случиться? Я же намазал тебя солнцезащитным кремом.

– Намазали. – Розали повернулась ко мне и натянуто улыбнулась. – Спереди. К сожалению, моя спина не удостоилась вашего высочайшего внимания.

Я вздрогнул, как от пощечины. Это из-за меня Розали оказалась на солнце, не защищенная от его лучей. Я вспомнил, как она наносила еще один слой крема, а я, завороженный, наблюдал за ее руками, скользящими по блестящей от жира коже. Она не позволила мне помочь ей. И уж конечно не стала просить, чтобы я намазал ей спину.

– Сядь. – Я выдвинул стул из-за стола. – Я сейчас спущусь в вестибюль и куплю что-нибудь для лечения солнечных ожогов.

Розали не стала садиться.

– Спасибо, но я уже приняла все необходимые меры. Осталось лишь ощущение дискомфорта, когда что-то касается обожженных участков.

Я наклонился к ее уху.

– Сегодня я не пропущу ни единого миллиметра твоего тела, – пообещал я.

Она отступила от меня.

– Сегодня в этом не будет необходимости, потому что мы не пойдем на пляж.

Я собирался было ответить, но вовремя прикусил язык. Я ожидал чего-то гораздо более категоричного. Она бы могла сказать, что вообще никогда в жизни не пойдет на пляж или что она пойдет туда, когда рак на горе свистнет. А ответ Розали предполагал, что когда-нибудь я смогу убедить ее еще раз составить мне компанию. Интересно. Очень интересно.

– Ты уверена, что надела это летнее платье именно из-за солнечных ожогов? – поинтересовался я. – Может быть, это курортная атмосфера начинает оказывать на тебя свое тлетворное влияние?

Розали расправила плечи и выпрямила спину.

– Это полный абсурд.

– Хм. – Я потер рукой подбородок. – Просто вчера мне показалось, что тебе было хорошо там, на пляже. Что ты смогла расслабиться. Забыть о работе.

– К сожалению, из-за того, что вчера у нас пропало полдня, мы отстали от графика, – чопорно сказала она. – И теперь нам придется наверстывать упущенное.

– А по-моему, мы прекрасно успеваем по программе. Я уже почти научился вести себя в обществе. Кстати, об обществе. – Я щелкнул пальцами, вспомнив кое о чём. – Мы приглашены на вечеринку.

Розали выразительно приподняла брови.

– Мы?

– Да. На следующей неделе. – Я небрежно махнул рукой. – Тут неподалеку дом какого-то миллиардера, и я должен нанести ему визит.

На лице Розали отразился ужас.

– Когда именно эта вечеринка? Кто этот миллиардер? Кто еще приглашен? – Она вцепилась в мою футболку. – Что это за вечеринка?

– Расслабься. Это всего лишь вечеринка. – Я осторожно отцепил ее судорожно сжатые пальцы от своей футболки, прежде чем та порвалась.

– От вас помощи не дождешься. Мне придется выяснять все подробности самостоятельно, – заявила Роуз.

– Посмотри на это с другой стороны. Это станет генеральной репетицией перед приемом в посольстве.

Розали начала тереть морщинку между бровями с такой интенсивностью, что я не удивился бы, если бы она протерла в коже дыру.

– Я справлюсь… Я справлюсь, – бормотала она.

– Нисколько в этом не сомневаюсь. Правда, я понятия не имею, с чем именно ты собираешься справиться.

Розали выставила руки перед собой, как щит.

– Нам предстоит охватить массу вопросов. А это значит, что придется работать допоздна.

Я с подозрением прищурился. Уж не собирается ли она нарушить условия договора, который мы заключили?

– Как тебе угодно, но вечером я все равно собираюсь на пляж.

– Ваше высочество, – умоляюще произнесла Розали.

– Ты дала обещание. А истинные леди никогда не отказываются от своих слов, – парировал я, хотя дрожь в ее голосе чуть не заставила меня уступить.

Я был близок к тому, чтобы сдать свои позиции. Оставалось надеяться, что Розали никогда не догадается, как на меня действует ее умоляющий тон.

Она закрыла глаза. То ли для того, чтобы успокоиться и взять себя в руки, то ли для того, чтобы не сделать чего-то такого, о чем она будет потом жалеть. Я не мог сказать наверняка.

– Хорошо, – наконец согласилась она. – Часть занятий мы можем проводить на пляже.

Я улыбнулся.

– Я знал, что ты не сможешь отказать себе в таком удовольствии.

Розали проигнорировала это замечание.

– Давайте определимся с тем, что сделано и что нам предстоит сделать. Вам еще необходимо выучить… Хотя нет, сейчас не стоит об этом думать.

– Почему? – Я небрежно облокотился на стол. – Все это время ты вбивала мне в голову правила сервировки стола.

Потрясенная Розали посмотрела на меня.

– Это все, что вы запомнили?

– А над чем еще мы работали? – продолжал поддразнивать ее я.

– Я сделаю вид, что не слышала вашего последнего вопроса. Давайте подумаем о чисто внешних моментах. – Она начала оценивающе разглядывать меня с таким сосредоточенным выражением лица, что я невольно напрягся. – Прическа прекрасная, над одеждой мы тоже постепенно работаем… остается только серьга.

Я ощутил горячее покалывание в ухе.

– Серьга?

Розали кивнула.

– Это последняя вещь, от которой вы должны навсегда избавиться.

Я непроизвольно накрыл ухо ладонью.

– Забудь об этом.

Розали вздохнула.

– Ваше высочество…

Я отпустил ухо и скрестил руки на груди.

– Нет. Этого не будет. Никогда.

– Но ведь мы пытаемся создать определенный имидж. И серьга в него не укладывается.

– Значит, нужно изменить имидж.

– Это невозможно, – очень спокойно возразила Роуз. – Теперь я уверена, что с этой серьгой у вас связаны какие-то сентиментальные воспоминания.

Она очень осторожно подбирала слова, но на этот раз у нее не было ни единого шанса настоять на своем.

– Нет. С этой серьгой связана культурная традиция моего народа, – сказал я, выпрямившись в полный рост. – У нас прокалывают ухо всем мальчикам в их тринадцатый день рождения. Это символ того, что в глазах членов нашего рода он приобретает статус мужчины.

– Понятно.

Розали не возражала, не спорила, но я видел мрачную решимость в ее глазах. Она решила изменить стратегию, но в данном случае это ей не поможет.

– Серьга остается.

– Вы никогда ее не снимаете?

Я решил внести окончательную ясность.

– Я не сниму серьгу.

– Я понимаю, что эта серьга очень важна для вас. Но и вы должны понять, что ее наличие мешает достижению нашей цели.

– Твоей цели.

На мгновение ее лицо омрачилось тенью разочарования, но потом она решила зайти с другой стороны.

– Для того чтобы доказать вам, какое огромное значение я придаю этому вопросу, я готова пойти на уступки и позволить вам ставить условия.

– О чем ты говоришь?

– Парео за стрижку, предмет одежды за предмет одежды. Что вы потребуете за серьгу? Проколоть ушной хрящ? – Она ущипнула себя за мочку уха.

– Боюсь, что ты не поняла ничего из того, о чем я тебе говорил. – Я был огорчен и разочарован.

Я-то думал, что она будет с уважением относиться к моим желаниям. Что она сможет понять, каков мой внутренний мир, и не станет грубо вторгаться в него.

– Кольцо в пупке? – осенило Роуз.

Я мог бы снять серьгу, если бы захотел. Но я не хотел этого делать из-за ее доводов. Я не собирался скрывать, кто я и откуда.

Розали продолжала гадать.

– Кольцо в нос?

Интересно, как бы ей понравилось, если бы я потребовал от нее преображения в соответствии с культурными традициями моей страны? Как она отреагирует, если я велю ей сделать татуировку? Завопит так, что полопаются лампочки в люстре?

– Пирсинг языка? – устало предложила Роуз.

Как ей понравится, если я потребую, чтобы она отправилась на пляж топлес, как это делают женщины в моей стране? Согласится ли она следовать традициям моего народа? Я в этом сильно сомневался.

Внезапно меня осенило. Наверное, пришло время проучить ее. Пусть попадет в вырытую ею же яму.

 

Розали

Ой-ой-ой. Я заметила, как вспыхнули глаза Эммета, и внутренне сжалась. Не может же он в самом деле пожелать, чтобы я сделала пирсинг языка. Я инстинктивно прижала язык к небу, как будто пытаясь таким образом защитить его от надругательства.

– Последнее предложение было шуткой, – сказала я.

– Я так и понял.

В Эммете произошла какая-то трудноуловимая перемена. Он рассматривал меня так, как будто я была головоломкой, которую ему предстояло собрать. Я убеждала себя, что это станет для него трудновыполнимой задачей, но это самовнушение не помогало снять внутреннее напряжение.

– Ты хочешь сделать меня похожим на истинного американского джентльмена, правильно?

– Именно для этого я здесь. – Если его внешность не будет раздражать окружающих, если они будут воспринимать его как своего, ему будет значительно легче достичь своих целей.

– Тогда я хочу, чтобы ты вела себя так, как женщины на моем острове.

Я старалась дышать ровно и глубоко. Ну почему мне всегда попадаются такие трудные клиенты? И почему я всегда оказываюсь в таком положении, что вынуждена идти навстречу их пожеланиям? Я стремилась сделать все возможное для того, чтобы они чувствовали себя комфортно в процессе создания нового имиджа, но иногда от меня требовали слишком многого.

Хотя на этот раз я вынуждена была признать, что требование Эммета было вполне логичным. Слишком логичным. Где-то должен был быть подвох.

– Полагаю, это означает, что я должна носить легкие платья и сандалии?

Наверное, мне удастся подобрать какие-нибудь изящные босоножки на каблуках и выйти из этой ситуации с минимальными потерями. С платьем тоже не должно возникнуть проблем. Мне нравилось то, что было надето на мне сейчас, и, как ни странно, я чувствовала себя в нем очень уютно.

– Наши женщины также проводят большую часть дня на берегу, – сказал Эммет, показывая на окно, из которого открывался панорамный вид на океан и золотой песок пляжа.

– Ну конечно. – Я закатила глаза. Неужели именно это было его скрытым мотивом? Он просто хочет проводить больше времени на пляже? – Я последую их примеру. Буду сопровождать вас. Нам ведь нужно работать.

Хотя я совершенно не представляла, как это будет выглядеть. Моей задачей в качестве имидж-консультанта было поработать над внешностью Эммета, его навыками общения с прессой, а также повысить его общий культурный уровень. Как я собирается решать эти задачи, лежа на пляже?

– Кроме того, они плавают.

Плавают. Я закрыла глаза, повторяя про себя это слово. Мне так долго удавалось избегать этого. Но неужели я всерьез надеялась на то, что смогу месяц пробыть на курорте, ни разу не искупавшись в океане?

Все будет хорошо. Прошло достаточно много времени с тех пор, как я последний раз плавала. Не случится ничего страшного, если я немного поплещусь в воде, вспомнив детство. Это не изменит и не разрушит мой с таким трудом созданный имидж. Соприкосновение с морской водой не превратит меня в русалку.

Проблемы могут возникнуть после того, как я выйду из воды. Захочется ли мне вернуться туда? И возвращаться снова и снова, до тех пор пока я не забуду обо всем на свете? Честно говоря, в глубине души я была даже рада тому, что смогу проводить больше времени на пляже.

– Ладно, согласна. Я буду плавать, – согласилась я, стараясь, чтобы мои слова прозвучали как можно небрежнее. Я не хотела, чтобы Эммет догадался, насколько трудным для меня было это решение. – Надеюсь, это все?

Губы Эммета медленно растянулись в широкой улыбке.

– Я сниму серьгу сразу же, как только ты искупаешься в океане, как это делают женщины на нашем острове. Договорились?

– Договорились. – Я очень гордилась собой. Я все же смогла добиться того, чтобы Эммет изменил свою внешность в соответствии с моими требованиями. Причем как раз вовремя!

– Теперь мне нужно сходить в магазин за купальником. Вы не представляете, на какие муки меня обрекаете.

– Купальник не понадобится. – Улыбка Эммета стала еще шире. – Женщины на моём острове купаются обнаженными.

– Что? – Моё сердце перевернулось в груди. Меня бросило в жар, который почти сразу сменился ознобом. – Это неправда!

– Это естественно.

– Ничего естественного в этом нет. Вы лжете. Я должна сама все проверить. – Я не собиралась верить ему на слово!

Я взяла свой лэптоп и вошла в Интернет. Мои руки дрожали, когда я вводила ключевые слова в поисковую систему.

Их было всего три, но они вспыхивали в моём мозгу огненными буквами, когда я просматривала выданные поисковой системой результаты. «Женщины купаются обнаженными». Эммет хотел, чтобы я купалась обнаженной! Я прижала ладони к пылающим щекам.

Эммет присел на краешек стола.

– У нас на острове лучшие нудистские пляжи в мире.

– Но ведь не все ваши пляжи такие. – Я открыла страницу для туристов. – Ага! Видите? – Я показала на фотографию, сделанную на острове Эммета. – Эти женщины не обнажены.

Но и одетыми их назвать было трудно. Все женщины на фотографии загорали и купались топлес, совершенно этого не стесняясь. А их бикини были настолько крохотными, что практически ничего не скрывали.

Я ссутулилась, как будто на мои плечи легла непосильная тяжесть. Мои груди неожиданно показались мне неприлично большими и тяжелыми.

– Я не собираюсь разгуливать нагишом.

– Значит, я оставляю серьгу.

– И загорать топлес я тоже не собираюсь. – Я хотела расставить все точки над «i» на тот случай, если он начнет торговаться. – Есть такое правонарушение, как появление в общественном месте в непристойном виде. Меня арестуют. – В свое время я убедилась в этом на собственном опыте.

– А мы пойдем на пляж ночью, – предложил Эммет.

– Интересная мысль, но меня все равно могут увидеть.

Было время, когда подобные вещи меня совершенно не смущали. Тогда я была самой настоящей эксгибиционисткой, и мне были не знакомы такие понятия, как благопристойность и стыдливость.

– Посмотри туда. – Эммет указал на дальний конец пляжа. – За теми большими валунами есть небольшое уединенное местечко, где нас никто не увидит.

Нас? Почему он употребил это местоимение?

– Вы тоже собираетесь купаться нагишом?

Эммет пожал плечами.

– Конечно.

О боже! Жар разлился по всему моему телу, вызывая нервный зуд и ощущение покалывания в сухой горячей коже. Нет, я этого совсем не хочу. Мне совершенно незачем напрашиваться на неприятности.

И если Эммет думает, что я ухвачусь за его предложение, то он просто сумасшедший. Я резко развернулась к нему и обнаружила, что он пристально смотрит на меня.

Теперь я поняла, в чем была суть его плана. Он предложил мне эту возмутительную сделку потому, что был уверен в моём отказе. Ведь ни одна благовоспитанная леди никогда в жизни не согласилась бы ни на что подобное.

И это была его первая ошибка, подумала я, глядя в окно на большие камни в дальнем конце пляжа. Я не была примерной девочкой, воспитанной в строгости любящими и заботливыми родителями. Собственно говоря, меня даже нельзя было назвать леди в полном смысле этого слова.

Но я умела хорошо притворяться. Мне удалось одурачить принца. В своей жизни мне доводилось сталкиваться и с более серьезными противниками, но даже с ними мне удавалось сохранить маску деловой женщины и истинной леди.

Смогу ли я сохранить этот имидж, если буду разгуливать топлес? В присутствии Эммета? Я резко втянула воздух, широко раздувая ноздри.

Нельзя давать себе время на дальнейшие раздумья. Чем дольше я буду откладывать принятие решения, тем труднее мне будет его принять. Пришло время вспомнить жизненное кредо бывшей Розали: «Делай что хочешь и не думай о последствиях».

– Я согласна, ваше высочество, – сказала я, наслаждаясь произведенным эффектом. Эммет совершенно опешил от изумления. – Мы отправимся туда в полночь.

Только что пробило полночь.

Я посмотрела на мягко светящийся циферблат своих наручных часов. Сердце екнуло и трепыхнулось в груди. Я до сих пор не могла поверить в то, что делаю это. Прошел не один год с тех пор, как я зареклась никогда не повторять собственных ошибок.

Так почему же я решилась нарушить зарок? Я нервно поправила парео, обернутое вокруг груди. Этот кусок тонкой ткани даже не прикрывал колени. Неужели я делаю все это ради какой-то серьги? Чтобы показать Эммету, кто из нас контролирует ситуацию? Если это действительно так, то я нагромождаю одну ошибку на другую.

Я смотрела на темный океан, на огни курорта, которые не освещали тот небольшой участок пляжа, где я сейчас находилась, и думала о том, что Эммет отличается от всех остальных мужчин, которые встречались на моём жизненном пути. И дело не только в том, что он сложен как бог, и не в том, что он родился принцем. Каким-то образом этот человек относительно легко преодолевал многочисленные защитные барьеры, которые я так тщательно возводила вокруг себя.

Он заставлял меня тосковать по своей бурной юности. Я даже представить себе не могла, что такое возможно. До встречи с ним любые воспоминания о прошлом были мне неприятны и вызывали лишь чувство стыда, а теперь в моей душе зарождалось желание хоть ненадолго освободиться от сковывающих меня условностей. Неужели я так и не научилась извлекать уроки из собственных ошибок?

Но было и еще кое-что. Рядом с Эмметом мне хотелось дать волю своим страстям. Умом я понимала, что лучше направить наши отношения в романтическое русло, но моё тело хотело совсем другого. Оно требовало примитивного, дикого и необузданного секса.

Это было неблаговоспитанно. Неприлично. Это было безумием.

Я не могла дождаться его прихода.

Казалось, что все нервные окончания сосредоточились в моём животе. Я закрыла глаза и начала глубоко дышать, чтобы успокоиться. Я понимала, что бегу впереди паровоза. Ведь мы еще даже ни разу не поцеловались. Но я собиралась исправить это упущение. Сегодня ночью.

Теперь, когда я все тщательно обдумала, Эммет казался мне просто идеальным сексуальным партнером, если я хочу завести легкий, ни к чему не обязывающий роман. Возможно, он был не слишком учтив, но болтливостью тоже не отличался. Мы сможем проводить вместе все ночи, пока будет продолжаться его интенсивное обучение, а потом без сожалений расстаться. И я вернусь к своей привычной жизни, не опасаясь, что он испортит мою репутацию.

Послышался какой-то звук, и, обернувшись в сторону курорта, я увидела, как ко мне широкими шагами направляется Эммет. У меня сразу же пересохло во рту. На нем не было ничего, кроме темных шортов. С трудом отведя взгляд от его потрясающего тела и экзотической татуировки, я попыталась сосредоточиться на том, что находилось выше подбородка.

– Вы опоздали, – сказала я и тотчас же об этом пожалела.

Что я делаю? Сегодня мне хотелось вести себя естественно, быть соблазнительной и привлекательной. Я понимала, что не стоило начинать разговор с упреков. Это вряд ли могло способствовать созданию подходящей атмосферы, но мой имидж был моей основной защитой, и я привыкла постоянно оберегать и отстаивать его. Однако мне придется отказаться от этой привычки, если я хочу сблизиться с Эмметом.

Это пугало меня. Я не была уверена, что готова раскрыться перед ним.

– Я хотел дать тебе возможность забраться в воду до моего появления, – объяснил Эммет. – По-моему, это был поступок истинного джентльмена, разве нет?

– Я пока не готова, – сказала я, снимая часы и кладя их на сумочку. Я тянула время и сама это прекрасно понимала. – Почему бы тебе не зайти в воду первым?

– Без проблем. – С этими словами он совершенно спокойно снял шорты и бросил их рядом с моей сумочкой.

Я изо всех сил старалась не смотреть на него, но ничего не могла с собой поделать. Мною овладело чувственное возбуждение, которое огнем разлилось по телу и свернулось тугим клубком внизу живота.

Сначала мне показалось, что ночные тени сыграли шутку с моим зрением. Мои бедра непроизвольно сжались, когда я увидела мужское достоинство Эммета. Его член был толстым и огромным, и это в очередной раз напомнило мне, что я имею дело с полным первобытной силы, не испорченным цивилизацией мужчиной-самцом.

Я молча наблюдала, как Эммет заходит в воду, любуясь игрой его упругих мышц спины и ягодиц. Мне хотелось последовать за ним. Мне хотелось прикоснуться к нему.

– Вода чудесная, – крикнул он через плечо.

Я в этом не сомневалась. За день жаркое солнце хорошо прогрело прибрежную отмель. Я подошла к кромке воды и встала так, чтобы набегающие волны омывали мои ноги. Глаза пощипывало от подступающих слез, и я закрыла их. Эммет сказал правду, вода действительно была чудесной.

– Розали? – окликнул меня Эммет и ехидно поинтересовался: – Может быть, ты передумала?

– Нет. – Мой голос был тонким и слабым.

Я смотрела на Эммета, надеясь на то, что в темноте он не сможет заметить нерешительность на моём лице. Он стоял в паре метров от меня, и вода доходила ему лишь до бедер. Я подозревала, что он встал так специально. Может, он пытается таким образом взбудоражить мои чувства? В таком случае он весьма преуспел в достижении своей цели.

Я поняла: если я хочу его, то должна принять также воду и песок, которые он так любил. Пришло время посмотреть правде в глаза, пусть мне этого и не хотелось. Мне не хотелось верить, что бывшая Розали никуда не исчезала. Я так и не смогла избавиться от этой стороны своей личности. Я лишь на время подавила ее.

Я должна была принять тот факт, что бывшая я все еще живет во мне. Вместо того чтобы игнорировать эту часть себя, мне следовало признать за ней право на существование и выпустить на свободу. Точнее, выпускать, быстро поправила я себя. Иногда. Изредка. Возможно, единственным человеком, который познакомится с бывшей Розали, будет Эммет.

– Роуз! Иди ко мне. – Он поманил меня пальцем. – Или я иду к тебе.

От этих слов по моему телу пробежала дрожь, но это была отнюдь не дрожь испуга. Я представила себе, как он бежит ко мне, рассекая волны, срывает с меня парео и прижимает к своему мокрому обнаженному телу.

Я судорожно выдохнула. Я была совсем не против такого сценария. Это было заманчиво. Очень заманчиво. Но если мне предстоит снова окунуться в океан, я войду в воду сама.

Я потянулась к узлу парео, скрытому под моей пышной грудью. Один рывок, и я обнажусь. Никакого делового костюма для поддержания имиджа. Никаких каблуков, благодаря которым чувствуешь себя высокой. Никаких жемчугов, являющихся показателем твоего статуса.

Я смотрела на воду, которая плескалась у моих ног, зная, что Эммет наблюдает за мной. Он ждал. Он пытался предположить, что произойдет дальше.

Но я не собиралась действовать в соответствии с его предположениями. Я не буду просить его отвернуться. Не буду прятаться или делать еще что-нибудь в этом роде. Я буду честна перед собой и признаю, что очень хочу сделать то, что я собираюсь сделать. Просто мне очень непросто решиться на первый шаг.

Я сняла парео, отчаянно пытаясь не слишком спешить и не слишком медлить. Теперь я, высокая и гордая, выпрямилась под взглядом Эммета. Возможно, в моей позе был даже некоторый вызов, когда наши взгляды встретились. Я отбросила ненужный больше кусок ткани, который мягко спланировал на песок.

Тропический бриз овевал моё тело, щекоча кожу. Я чувствовала, как напряглись мои соски. Плотно прижав руки к бокам, я начала медленно входить в воду, продолжая смотреть прямо в глаза Эммету. Я приближалась к нему ровным неторопливым шагом, хотя учащенно бьющееся сердце готово было выпрыгнуть из груди.

Выражение лица Эммета вызвало у меня улыбку. Ему нравилось то, что он видел, и он не предпринимал никаких попыток скрыть свой интерес. Но в его взгляде я прочла еще кое-что. Он смотрел на меня так, будто всегда знал, что именно скрывается под моими строгими деловыми костюмами.

Я шла к нему, наслаждаясь ощущением ласковой воды, омывающей мою кожу, и тем, как мягко покачивается моя обнаженная грудь. Вода дошла мне до талии, когда я приблизилась к Эммету и протянула руку ладонью вверх.

– Я выполнила свою часть сделки. Теперь отдайте мне вашу серьгу.

Эммет не пошевелился.

– Я не говорил, что отдам тебе свою серьгу.

Мои пальцы сжались в кулак.

– Ваше высочество?

– Но ты можешь взять ее сама. – В его глазах сверкнул вызов. – Если не побоишься.

Я испугаюсь? Принц Эммет не знал, с кем он имеет дело. Я сделала шаг, потом еще один, и теперь мои соски упирались в его теплую мускулистую грудь. Плотно сжав губы, я с трудом подавила желание прижаться к нему всем телом.

Я почувствовала тяжесть его члена, упирающегося в мягкую округлость моего живота, и чуть не забыла о том, что я, собственно, собиралась сделать, но матовое мерцание жемчужины напомнило мне об этом. Я протянула руку к серьге.

Эммет резко наклонил голову и нырнул. Я не видела его под водой, но чувствовала, что он удаляется от меня. Положив руки на бедра, я стала терпеливо ждать, пока он вынырнет, чтобы глотнуть воздуха. Гоняться за ним под водой я не собиралась.

Время шло, а предательская рябь на поверхности воды все не появлялась.

– Ваше высочество?

Тишина.

Я оглянулась по сторонам, но вокруг не было ничего, кроме темной воды. Я осторожно пошарила руками под водой, надеясь натолкнуться на него.

– Ваше высочество?

Раздался громкий всплеск, и Эммет выскочил из воды прямо за моей спиной. Я подпрыгнула от неожиданности, когда он обхватил меня рукой за талию. Его ладонь легла на мой живот с такой уверенностью, как будто я полностью принадлежала ему.

Эммет привлек меня к себе, и я почувствовала, как его член раздвигает мои ягодицы. У меня перехватило дыхание, когда губы Эммета коснулись моего уха.

– Тебе не кажется, что пора перестать называть меня «ваше высочество»?

– Нет, – задыхаясь, пискнула я.

– Розали.

Его руки скользнули вверх и остановились под самой грудью. Соблазнительно, мучительно близко. Мои соски напряглись до боли в ожидании ласки.

– Я заставлю тебя называть меня по имени еще до того, как закончится эта ночь.

Я не собиралась держать пари по этому поводу. У меня было ощущение, что, если мне повезет, я действительно будет бездумно произносить его имя или выкрикивать его. А может быть, и то и другое.

Руки Эммета нежно накрыли мою грудь. Мои колени подогнулись, и мне показалось, что я сейчас упаду. Чувствуя, как вода омывает изгибы моего тела, я боролась с искушением немедленно вжаться в него всей спиной. Я скорее ощущала, чем слышала глухой стон, рвущийся из его груди, когда Эммет ласкал меня.

Я развернулась и встала к нему лицом. Я изнывала от нестерпимого желания снова почувствовать его руки на своей груди, которая болезненно напряглась. Но сначала нужно было отобрать серьгу. Обняв Эммета за плечи, я подняла лицо ему навстречу.

Склонив голову, он потерся губами о мой рот. Губы были солеными на вкус, и я чувствовала исходящую от него мощную первобытную энергию. Я понимала, каких усилий ему стоило сдерживаться, чтобы позволить мне задавать темп.

Я, конечно, ценила его попытки быть как можно более деликатным со мной, но мне не нужна была нежность, когда дело доходило до секса. И уж тем более мне не нужна была деликатность Эммета.

Протянув руку, я снова попыталась схватить неровную жемчужину серьги, но Эммет быстро отступил от меня.

– Какое коварство, – с упреком сказал он, широко улыбаясь.

Моя вторая попытка тоже закончилась неудачей.

Теперь он стоял на расстоянии вытянутой руки, но я предприняла еще одну попытку. На этот раз я бросилась к нему стремительным рывком. Плеск воды показался мне оглушительным. Я резко остановилась, испугавшись, что кто-то может услышать нас и наведаться сюда, чтобы посмотреть, что тут происходит.

Желая убедиться, что нас никто не заметил, я окинула пляж внимательным взглядом.

– Ты обещал, – яростно прошептала я.

– И ты мне поверила? – Он покачал головой. – О чем ты только думала?

Я не собиралась сдаваться, но и преследовать его по всему побережью я тоже не собиралась. Мне просто необходимо было изменить тактику. Нужно отвлечь внимание Эммета и довести его до такого состояния, когда он утратит бдительность.

А отвлекать его я буду с помощью тех же приемов, которые использует он, чтобы отвлечь меня. Идея была смелой и рискованной. Я удивлялась тому, что она вообще пришла мне в голову. Мне уже давно не приходилось устраивать спектакли, чтобы привлечь внимание к себе. Вполне возможно, что я утратила необходимые навыки.

– Ладно. – Я передернула плечами. – Мне действительно следовало знать, что вы обманете меня. Забудьте об этом, ваше высочество.

Отступив от него, я помедлила в нерешительности, после чего легла на спину и, раскинув руки, стала покачиваться на поверхности воды. Мне пришлось напрячь всю свою волю, чтобы смотреть на звездное небо, а не на Эммета.

Мне казалось, что свет всех звезд вдруг сконцентрировался на моём обнаженном теле. Вода тихо плескалась вокруг меня, но я не могла расслабиться. Я чувствовала на себе пристальный, изучающий взгляд Эммета и физически ощущала исходящее от него напряжение, которое становилось все сильнее.

– Что ты делаешь? – хрипло спросил он.

– Ничего.

Последовала небольшая пауза, после чего я снова услышала его голос.

– Ты собираешься сдаться вот так, без борьбы?

Мне показалось, что теперь его голос звучал ближе, но я не могла сказать наверняка, так как кровь шумела в ушах, искажая все звуки. Я понимала, что в таком положении – на спине, с раскинутыми руками – я очень уязвима. Я даже не могла согнуть колени или скрестить ноги, пытаясь изобразить скромность. Я была совершенно беззащитна.

Но еще хуже было то, что Эммет даже не пытался дотронуться до меня, хотя я чувствовала, как он хочет на меня наброситься. Наверное, моё покачивание на воде было неправильной тактикой. Принц Эммет относился к той категории мужчин, которые предпочитают движущиеся мишени.

Я встала на ноги и энергично потрясла головой так, что брызги полетели во все стороны. Подняв руки, я убрала свои волосы назад, зная, что Эммет следит за каждым моим движением.

– Простите, – сказала я, проводя руками по шее и груди, как будто пытаясь стереть капли воды. – Вы что-то сказали?

– Нет, – сдавленным голосом ответил он.

Его голова двигалась в унисон с плавными движениями моих рук.

Я не могла скрыть понимающей улыбки. Он обязательно сделает свой ход, но я собиралась предпринять все возможное, чтобы усложнить ему задачу. Отвернувшись, я нырнула, сильно оттолкнувшись ногами. Я надеялась, что обдала Эммета фонтаном брызг. Может быть, хоть это выведет его из оцепенения.

Уже много лет мне не было так хорошо. Я испытывала возбуждение и чувствовала себя живой. Я не знала, что на меня так действовало – вода или близость Эммета. Наверное, и то и другое. В последние годы мне сильно недоставало ощущения свободы, которое я испытывала сейчас. Но в то же время мне было страшно. В прошлом я никогда не задумывалась о последствиях своих поступков. Теперь я не могла этого не делать.

Что, если я снова зайду слишком далеко? Я перестала плыть и стремительно направилась к поверхности воды. Эммет был не тем парнем, который сможет защитить мою репутацию. Он был бунтарем королевских кровей, а я – профессионалом, которого наняли для его укрощения.

Выскочив на поверхность воды, я сделала большой глоток воздуха, встала на ноги и побрела по воде, озираясь вокруг. Эммета нигде не было видно, но я знала, что он близко.

Мне с трудом удалось подавить крик, когда сильная рука обхватила мою щиколотку. Я едва успела набрать в легкие воздуха, прежде чем Эммет утащил меня под воду.

Я ничего не видела. Сильно лягнувшись, я вырвалась из захвата и направилась к берегу. Эммет легко догнал меня и крепко схватил. Сколько я ни крутилась и ни изгибалась, его руки удерживали меня, притягивая все ближе.

Наши бедра соприкоснулись, ноги переплелись, а тела скользнули навстречу друг другу. Потом я почувствовала, как руки Эммета обхватили мою голову, и наши сплетенные тела поднялись на поверхность, вспенивая воду.

Я обвила руками мускулистые плечи Эммета, крепко прижимая его к себе. На этот раз я не собиралась вырываться из его объятий. Я была готова к тому необузданному, бурному сексу, который мог предложить мне Эммет.

Должно быть, он почувствовал момент моей капитуляции. Эммет остановился и медленно встал на ноги. Вода доходила ему до пояса, и я прильнула к нему, жадно глотая воздух.

Взглянув ему в лицо, я увидела, что его улыбка стала совсем другой. Она не была ни торжествующей, ни бесшабашной, как ожидала я. Эммет смотрел на меня с надеждой и неуверенностью.

Моё сердце замерло и упало куда-то вниз. Мне захотелось еще крепче прижаться к нему. Подтянувшись, я обвила ногами бедра Эммета, скрестила их у него за спиной и порывисто прильнула к нему.

Обхватив ладонями его лицо, я погладила пальцами неровную поверхность жемчужины, легонько щелкнула по мочке уха и убрала руку. В данный момент меня не интересовала серьга. Меня интересовал только Эммет. Я прижалась губами ко рту Эммета и, удовлетворенно вздохнув, начала медленно целовать его. Я чувствовала, как дрожат от напряжения его мышцы, и понимала, что он из последних сил сдерживает желание немедленно наброситься на меня.

Мне хотелось, чтобы это продолжалось как можно дольше, и не торопилась. Мой язык раздвинул губы Эммета и начал обследовать его рот. Я чувствовала, как внутри все дрожит от нарастающего возбуждения. Запустив пальцы в мокрые волосы Эммета, я попыталась еще теснее прижаться к нему.

Неожиданно он прервал поцелуй. Его руки скользнули вдоль моего позвоночника, и я почувствовала влажное прикосновение его рта к своей шее. Втягивая кожу губами, он начал нежно покусывать ее. В ответ я игриво укусила его за ухо, но Эммет продолжал всасывать нежную кожу на моём горле, твердо вознамерившись оставить там свою отметину. Тогда я запустила язык ему в ухо.

Эммет замер, и я почувствовала, как его пальцы впились в мои бедра. Выгнув спину, я вцепилась в его руки, чтобы удержать равновесие и не упасть в воду. Крепко обхватив мои ноги, Эммет начал прокладывать дорожку поцелуев к моей груди.

Когда он достиг своей цели и принялся ласкать мою грудь, я еще крепче сжала его руки и принялась раскачивать бедрами, ощущая разливающийся по телу жар, наполнявший меня страстным желанием.

Внезапно я почувствовала под собой движение ног и поняла, что Эммет направляется к берегу. Обвив руками его плечи, я уткнулась ему в шею. Мы упали на песок сразу же после того, как он вышел из воды, и Эммет неожиданно оказался подо мной, защищая руками мою голову и спину.

Я прижалась ртом к его губам. На этот раз наши поцелуи были неистовыми и пылкими. Томимая желанием, я жадно гладила его тело, но это не могло утолить мой голод.

Эммет перекатился, и моя спина коснулась брошенного на песок парео. Оно было влажным и царапало мою обожженную кожу. Теперь Эммет был надо мной, закрывая своим телом звездное небо. Он заполнил собой весь мой мир. Все остальное просто перестало для меня существовать.

Казалось, что его губы и руки были везде, исследуя каждый сантиметр моего тела. Он был требователен и ненасытен, и я была ему под стать.

Когда рука Эммета коснулась моего лона, мой мир замер. Чувствуя, как его пальцы раздвигают влажные пухлые складки моей плоти, я зарылась пятками в песок и подняла бедра навстречу его ласкам.

Губы Эммета коснулись моего живота. Он лизал и покусывал нежную кожу, пока я не обхватила его голову, чтобы заставить опуститься ниже. Но Эммет не торопился, продолжая свое путешествие вниз.

Когда его язык наконец скользнул между складками моего лона, я затаила дыхание, прислушиваясь к неистовому стуку собственного сердца. Потом мои глаза закатились, и из горла вырвался стон.

Я не могла лежать спокойно. Я ерзала и изгибалась, пока его язык ласкал мой набухший клитор, дразня и возбуждая. Волны дрожи пробегали по моему телу одна за другой. Моё дыхание стало частым и прерывистым. Жар сконцентрировался внизу живота, сворачиваясь в тугой клубок, который сжимался все туже, пока его язык играл с моим клитором. Когда же он обхватил его губами и начал нежно всасывать, клубок взорвался обжигающим жаром, наполнив моё тело ошеломляющими ощущениями. Я вздрогнула и замерла.

Перед глазами плясали темные точки, которые постепенно тускнели и исчезали из поля моего зрения.

– Я хочу почувствовать тебя во мне, – призналась я, ощущая горячую пульсацию внизу живота.

Я не была удовлетворена, мне отчаянно хотелось продолжения.

Эммет приподнял голову.

– «Я хочу почувствовать тебя во мне»… Что надо еще сказать?

Господи, это было явно неподходящее время для урока хороших манер.

– Пожалуйста, – простонала я.

Он рассмеялся, и я ощутила его горячее дыхание на своей ставшей вдруг очень чувствительной коже.

– Нет, так не пойдет. Скажи: «Эммет».

Я проигнорировала его слова.

– У меня в сумочке есть презерватив. – Не глядя, я протянула руку, но не нашла ничего, кроме песка, хотя точно знала, что моя сумочка должна быть где-то здесь.

Язык Эммета проник в углубление моего пупка и начал прокладывать дорожку вверх по животу.

– Ты спланировала это заранее?

– Я надеялась на это, – призналась я. Почувствовав, что Эммет начал покрывать поцелуями мои ребра, я отвлеклась от поисков сумочки. – Тебе не кажется, что ты движешься не в том направлении?

– Ты еще не назвала меня Эмметом, – напомнил он мне.

Я понимала, что его требование было совершенно нормальным и справедливым, но знала также и то, что, назвав его по имени, переступлю черту, из-за которой нет возврата.

Наконец мои пальцы нащупали нужный предмет.

– Нашла. – Дрожащими руками я открыла замок, чувствуя, как Эммет снова прокладывает дорожку поцелуев на моей груди.

Я лихорадочно рылась в сумочке и чуть не заплакала от облегчения, когда наконец нащупала пакетик из фольги. Достав его, я помахала им перед лицом Эммета.

– Сам наденешь или тебе помочь? – сладким голосом поинтересовалась я.

Моё сердце учащенно билось, а тело изнывало, требуя удовлетворения.

Эммет не взял презерватив. Обняв меня за плечи, он заглянул мне в глаза.

– Ты сама произнесешь мое имя или тебе помочь?

Я резко села и встала на колени.

– Я помогу тебе.

Я уже разорвала фольгу, когда Эммет остановил меня.

– Я сам, – сказал он, забирая у меня пакетик.

Его лицо казалось застывшим от напряжения, на нижней челюсти играли желваки. Когда он надевал презерватив, по его телу пробежала дрожь. Теперь я поняла, почему Эммет отказался от моей помощи. Он боялся, что не сможет больше сдерживаться, если я прикоснусь к нему, – все равно как выпустить на волю дикого зверя.

Я нежно погладила его подбородок и поцеловала в колючую от щетины щеку. Эммет двигался стремительно. Уже через мгновение я была распростерта на спине, а он стоял надо мной на коленях. Кончик его члена искал вход в моё лоно.

Обуздывая свое нестерпимое, неистовое желание, он медленно входил в меня, дрожа от напряжения. Непередаваемые ощущения пронзили моё тело.

– Эммет, – прошептала я.

Я чувствовала, как требует выхода накопившееся в нем напряжение, когда он резким рывком заполнил меня. Я вскрикнула и, тяжело дыша, начала интенсивно двигать бедрами. По моему телу пробегали волны жара, дыхание становилось все более прерывистым и частым.

Эммет крепко обхватил мои бедра и приподнял их, чтобы еще глубже проникнуть в меня. Теперь его член терся о точку, прикосновение к которой доводило меня до экстаза. Моя голова моталась из стороны в сторону, я испытывала настолько острое и интенсивное наслаждение, что это было почти невыносимо.

Эммет продолжал двигаться внутри меня, и каждое его движение дарило мне новую волну блаженства. Я могла кончить каждую секунду. Моя плоть судорожно сжималась, втягивая его и не позволяя вырваться.

Движения Эммета стали неритмичными и неконтролируемыми. Его голова запрокинулась назад, сухожилия шеи напряглись, зубы были стиснуты. Чувствуя, как мышцы моего влагалища сжимают его член, он продолжал двигаться, стараясь сделать так, чтобы наше соитие длилось как можно дольше.

Он выглядел потрясающе. От него исходила первобытная сила, мощная доминирующая энергия. Татуировка четко выделялась на влажной груди. В ухе мерцала жемчужина серьги. Он выглядел диким, нецивилизованным и казался олицетворением первозданной мужественности. Именно такой Эммет был нужен мне, и я не променяла бы его ни на какого другого.

 

На следующее утро я нажала кнопку вызова лифта и взглянула на часы. Я опаздывала. Я еще никогда в жизни не опаздывала и не могла себе позволить приобрести эту дурную привычку сейчас. Заметив, что одна непослушная прядь выбилась из прически, я попыталась пригладить ее, но безуспешно. Спокойствие и самообладание тоже изменили мне сегодня.

Я попыталась заняться самовнушением, уговаривая себя, что сегодняшний рабочий день будет таким же, как все остальные, но все время нервно поглядывала на светящиеся номера этажей. Мне казалось, что лифт едет слишком медленно. Я должна была доказать Эммету и самой себе, что бурно проведенная ночь не мешает мне оставаться профессионалом.

Раздался мелодичный перезвон, и двери лифта открылись. Я вежливо улыбнулась лифтеру.

– Доброе утро, мистер Джейкобс, – поздоровалась я. – Королевские апартаменты, пожалуйста.

– Доброе утро, мисс Хейл. – Двери лифта с шорохом закрылись. – Я вижу, вы снова решили взяться за свои старые штучки.

Холодная дрожь пробежала по моей спине. Я бросила быстрый взгляд на пожилого лифтера, который даже не повернул головы, глядя прямо перед собой. Наверное, я неправильно его поняла. Или это моё воображение играет со мной злые шутки?

– Прошу прощения, вы что-то сказали?

– Признаю, что не сразу узнал вас, – ответил Джейкобс, так и не повернув головы. – Должно быть, это из-за вашей одежды. Точнее, из-за того, что она вообще на вас есть.

Мой желудок начал спазматически сжиматься от ужаса. Я могла бы сделать вид, что он обознался, или вообще проигнорировать его слова. В конце концов, какая разница, что обо мне думает этот старик?

Но я хотела, чтобы он знал: бурные причуды моей молодости остались в прошлом. Я не позволю порочить свое нынешнее доброе имя, поминая прошлое.

– Те дни давно прошли, – холодно сказала я.

– Фотографии свидетельствуют о другом.

Фотографии? На этот раз спазм ужаса был настолько сильным, что к горлу подступила горькая желчь.

– Какие фотографии?

Двери с шорохом открылись. Охваченная паникой, я даже не услышала перезвона. Мне хотелось пулей выскочить из лифта, но я должна была узнать, о чем он говорил.

Джейкобс повернулся ко мне и гнусно ухмыльнулся.

– Те, на которых вы с принцем Эмметом резвитесь на песочке, – сообщил он. – Зайдите на сайты знаменитостей в интернете и посмотрите сами.

У меня было такое ощущение, как будто меня ударили кулаком в живот. Кто-то фотографировал нас прошлой ночью. О господи! Что видели эти папарацци? Что именно им удалось заснять? На нетвердых ногах я вышла из лифта. Неужели на этих фотографиях снято все, что происходило на пляже? Нет, не может быть, чтобы все было так плохо.

– Я только не понимаю, зачем они прикрыли самые пикантные места звездочками, – продолжал Джейкобс, неожиданно ставший разговорчивым. – Как будто мы не видели этого раньше.

Я оцепенела. Прикрыли пикантные места звездочками? Я стремглав кинулась к двери королевских апартаментов и начала колотить в них кулаком, одновременно нажимая на кнопку звонка.

Дверь распахнулась. На пороге стоял Эммет в рваных джинсах и футболке. На его лице сияла широкая улыбка.

– Ого! Неужели тебе так не терпелось меня увидеть? – Он уперся рукой в дверной косяк, преграждая мне путь. – Я же говорил, что ты пожалеешь, если отправишься спать к себе в номер.

Я поднырнула под его руку.

– Уйди с дороги. Мне нужен компьютер. – Подбежав к лэптопу, я включила его, вошла в интернет и дрожащими пальцами начала впечатывать адрес популярного сайта знаменитостей.

– Что происходит?

Кровь застыла в жилах, когда я увидела нашу с Эмметом фотографию на главной странице. Мои руки метнулись ко рту, чтобы сдержать рвущийся наружу поток слов. Я даже не подозревала, что у меня такие глубокие познания в ненормативной лексике.

Видео было снято прошлой ночью. К счастью, его снимали, когда мы уже были одеты и направлялись обратно в отель. Но это было единственным положительным моментом.

Налипший на влажную кожу песок и выразительный язык тел красноречиво свидетельствовали о том, чем именно мы только что занимались. Но даже если у кого-то и оставались какие-то сомнения, достаточно было взглянуть на наши сияющие блаженные улыбки, чтобы они развеялись без следа.

Эммет обнимал меня за талию. Я слишком торопилась, когда оборачивала парео вокруг груди, и оно соскользнуло. От ярко-оранжевых звездочек и притворно-испуганного «Ах!» за кадром картинка казалась еще гаже. Я не стала смотреть титры. Я боялась, что просто не выдержу этого.

– Что за черт? – раздался за моей спиной голос Эммета.

– Я узнала, что в интернете появились наши фотографии. – Я отвернулась от экрана, но легче мне от этого не стало. – Мне казалось, что этот курорт – запретная зона для папарацци.

– Так оно и есть. – Эммет наклонился поближе к экрану, чтобы лучше рассмотреть фотографию, и положил руку мне на плечо. Как ни странно, это прикосновение подействовало на меня успокаивающе. – Похоже, что видео снимали мобильным телефоном. Его мог сделать любой из постояльцев или сотрудников отеля.

Это было плохо. Очень плохо. И не только для Эммета, который, как предполагалось, в данный момент превращался из плохого парня в истинного джентльмена, но и для моего имиджа деловой леди, по которому был нанесен сокрушительный удар.

«Прекрати паниковать», – одернула я себя и начала мерить шагами комнату.

Я же специализировалась на нейтрализации кризисных ситуаций, связанных со средствами массовой информации. Я, бывало, находила выход и не из таких передряг. Нужно было просто абстрагироваться, не воспринимать эту ситуацию как нечто личное и обратить ее себе на пользу.

– Ладно. – Я выставила руки перед собой, как щит. – Значит, вот что мы скажем. Я отправилась купаться и начала тонуть. Ты это увидел и спас меня.

Эммет оторвался от экрана лэптопа и с изумлением посмотрел на меня.

– Что я сделал?

– Послушай, это просто идеальная легенда. – В моём сердце начала зарождаться надежда. – Она сделает тебя героем, а меня – невинной жертвой папарацци. Я буду требовать извинений и признания публикации ошибочной.

– Никто не поверит в твою историю, – охладил мой пыл Эммет. – Особенно если всплывут еще какие-нибудь фотографии.

Кровь отхлынула от моего лица. Мне вдруг стало очень холодно и страшно. Возможность появления новых компрометирующих фотографий была более чем реальной.

– Это плохо. Это очень, очень плохо.

– Почему? Я предлагаю вообще воздержаться от любых комментариев. Просто сказать всем, чтобы оставили нас в покое.

– Ты можешь себе это позволить, я – нет. Чем для тебя чревата эта ситуация? Несколькими многозначительными подмигиваниями? – Мне казалось, что стены давят на меня со всех сторон. Задыхаясь, я подошла к раздвижным дверям, ведущим на балкон, и открыла их. Мне был необходим глоток свежего воздуха. – Расплачиваться за все придется мне. Я уже расплачиваюсь.

– Тебя кто-то обидел? – Эммет вышел следом за мной на балкон. – Кто? Что они тебе сказали?

– Ничего такого, чего бы мне не говорили раньше. – Я крепко обхватила себя руками. – Ты должен кое-что узнать обо мне. Я выросла на этом пляже. Мой отец был одним из работников этого отеля.

Эммет изумленно смотрел на меня.

– Это твой дом?

Я безрадостно усмехнулась, глядя на чистый золотой песок пляжа.

– Нет, таким, как я, вход сюда был воспрещен. Правда, меня это не останавливало. Я была совершенно неуправляемым ребенком. Ожившим кошмаром любых родителей. И чем старше я становилась, тем более разнузданным становилось мое поведение. Наверное, нет такого закона о появлении в общественном месте в непристойном виде или нарушении общественного порядка, который бы я не нарушила.

Уголки рта Эммета дрогнули и приподнялись в улыбке.

– Мне трудно в это поверить.

– Я – свой лучший клиент. Однажды я почувствовала, что сыта по горло тем, как относятся ко мне окружающие, даже когда я не совершала ничего предосудительного. И тогда я поклялась себе, что в один прекрасный день вернусь сюда как королева. – Я судорожно вздохнула. – Вот и вернулась.

– И ты думаешь, что теперь отношение окружающих к тебе изменится? И все из-за какой-то минутной слабости?

– Ты никогда не поймешь этого, – устало сказала я. – Ты принц. Ты можешь позволить себе любые выходки, и люди все равно будут проявлять по отношению к тебе должное уважение.

– Я никому не позволю обидеть тебя, Розали.

У меня защипало в глазах от набежавших слез. Еще никто никогда не пытался защитить меня или мою репутацию. Мне захотелось прижаться к Эммету, чтобы обрести утешение и моральную поддержку, но я была так напугана, что боялась поддаться этому порыву.

Я знала, что он говорил серьезно и действительно намерен защищать меня. В его голосе появились жесткие нотки, и он даже как будто стал крупнее и выше ростом. Но принц Эммет просто не представлял, с чем ему придется иметь дело. Он при всем желании не сможет оградить меня от всех оскорблений и презрительных выпадов, Тем не менее мне была приятна его забота.

– Благодарю вас, ваше высочество.

Эммет выразительно приподнял брови.

– Ваше высочество? Мы опять перешли на официальный тон?

Я отвела взгляд.

– Так будет лучше. У журналистов не уйдет много времени на то, чтобы выяснить, что я твой имидж-консультант.

– Ты для меня не просто имидж-консультант, – мягко сказал Эммет, попытавшись привлечь меня к себе. Но я отступила назад, не позволив ему этого сделать.

– У меня могут возникнуть большие проблемы. Твое преображение – или отсутствие оного – обязательно скажется на моей карьере.

Мне не хотелось об этом думать. Сколько потенциальных клиентов не захотят иметь со мной дела, узнав, что меня застали в компрометирующей ситуации с такой хорошо известной экстравагантной личностью, как принц Эммет?

Эммет, задумавшись, смотрел на океан. Внезапно он расправил плечи и встал очень прямо, как человек, принявший какое-то важное решение.

– Если мой новый имидж имеет критическое значение для твоей карьеры, если от него зависит твое будущее, нам лучше немедленно приступить к работе. У нас впереди еще масса дел.

До меня не сразу дошел смысл его слов. Я потрясенно смотрела на Эммета.

– Я тебя правильно поняла? Ты сказал, что готов приступить к работе?

– Совершенно верно. – Он потянулся к уху и вытащил серьгу. – Держи. Только не потеряй ее, пожалуйста.

С этими словами Эммет вложил жемчужную серьгу в мою руку. Мой рот приоткрылся от изумления. К горлу подступили слезы, и мне казалось, что я сейчас разрыдаюсь.

– Ты уверен?

– Я бы не отдал ее никому другому.

В первую очередь, он бы не снял ее ради кого-то другого. И я это понимала. Зажав неровную жемчужину в кулаке, я прижала ее к груди.

– Я сохраню ее для тебя, – пообещала я.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-3234-2
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: tcv (20.05.2022) | Автор: Леденец
Просмотров: 179 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 4.8/5
Всего комментариев: 4
4   [Материал]
  Эммет спровоцировал эту ситуацию, поэтому расхлёбывать будут вместе  JC_flirt

1
3   [Материал]
  Прошлое догнало Роуз и слепило ей подж... пощечину. Спасибо за главу)

1
2   [Материал]
  Масса переживаний из-за снобизма и ханжества обывателей 4 Да уж...

1
1   [Материал]
  Милая глава JC_flirt

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]