Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Полёт бейсбольного мяча. Глава 16. Гордость и предубеждение
Сегодня пятница. За прошедшие со вторника два дня мы с Эдвардом сдружились ещё больше. Мои родители работали допоздна, поэтому после тренировок Эдвард приезжал ко мне, и мы вместе делали домашнее задание. В школе мы болтали на совместных парах, он провожал меня до классов и встречал после каждого урока, во время ланча мы чаще всего болтали друг с другом, чем с остальной компанией. Наши друзья лишь пожимали плечами. Я видела, что Эдвард действительно беспокоился за меня. Это было видно по его глазам, когда он каждый раз смотрел на мою разбитую губу или рассеченную бровь. В среду, когда он приехал ко мне после тренировки, даже не предупредив, я была в своих домашних шортах, которые абсолютно не скрывали огромные синяки на коленях. Когда эти синяки увидел Эдвард, на его лице отразилось ярость смешанная с беспокойством и сожелением. Я каждый раз уверяла его не мстить Джессике и остальным черлидерам. И, кажется, что он наконец-то сдался и забыл об этой мысли. Я проснулась довольно рано с глупой улыбкой на лице. Хотя, я думаю, улыбка была бы ещё шире и глупее, если бы рядом был Он. Я тряхнула головой и отправилась в душ. Не думала, что после того случая с Джессикой я буду счастлива. Она даже не бросала на меня испепеляющие взгляды. Она только ходила со странной стервозной ухмылкой. Другая бы на моём месте сразу насторожилась. Но я это я. Может быть, Стэнли просто поняла, что ей не по зубам вернуть Эдварда. Все с той же улыбкой я выбирала одежду. В отличие от вторника и среды, сегодня было тепло. Даже теплее чем вчера. Я решила надеть чёрную шёлковую юбку-солнце длиной до колена, тёмно-голубой топ и чёрные балетки с застёжкой с синим бантом на ней. Нанеся лёгкий макияж и расчесав волосы, я улыбнулась своему отражению и собрала сумку. Завтрак был чудесным и, в кое-то веки, в кругу семьи. Правда, если это можно назвать кругом семьи. Мой отец сидел и читал газету, а мать бегала по кухне с ложкой в одной руке и с телефон в другой. Глядя на эту картину, я не удержалась и закатила глаза. Уж лучше бы они уже были на работе. Пока я завтракала, я поняла, насколько мою жизнь изменил Нью-Йорк. Родители постоянно заняты, с Джаспером я стала общаться гораздо меньше и здесь я впервые влюбилась. Наверное, действительно смешно звучит, потому что большинство девушек переживают первую любовь лет в тринадцать. Но я уже давно поняла, что я не такая как все. Может со мной что-то не так? Или бог одарил меня неправильными мозгами? Ответа, увы, я не узнаю. Доев, я попрощалась с родителями и поехала в школу.
Когда я приехала, стоянка была уже забита, а около моего места парковки (да-да, у нашей элиты теперь есть свои места для парковки) уже стояли машины Джаспера и Эллис. Машины Эммета не было, потому что обычно его подвозила Эллис или Эдвард. Пустовало только одно место. На этом самом месте обычно парковался Эдвард. Чёрт, совсем забыла, ему же сегодня ко второму уроку. Джаспер и Эммет ждали меня около моего места парковки. Я вышла из машины и, чмокнув обоих в щёчку, поприветствовала их. Эдвард попросил Джаса и Эмма приглядывать за мной, если он будет опаздывать на уроки или ещё что-нибудь, короче, если его не будет. Они проводили меня на первый урок, а потом разошлись по своим классам. Я немного удивилась, почему с ними нет Элис, но они сказала, что ей нужно было очень срочно в кабинет, где у неё проходил первый урок. И ещё они добавили, что и сами удивились. Первый урок я кое-как высидела. Единственным минусом было то, что меня спрашивали пару раз, а я долго пыталась вспомнить ответ. Все мои мысли занимал Эдвард. Несмотря на то что, мы практически всё время проводили с ним, начиная со вторника, но я каждый раз после разлуки ждала новой встречи с ним. Прозвенел долгожданный звонок. Я тут же смела все, что лежало на парте в рюкзак, и побежала к своему шкафчику. Вчера мы договорились встретиться именно там. Я буквально бежала к шкафчику, сбивая по дороге проходящих учеников. Наконец достигнув пункта назначения, я увидела его. Наверное, я никогда не перестану восторгаться красотой Эдварда. Увидев меня, он улыбнулся своей потрясающей улыбкой, от которой мои ноги превращались в желе. Я улыбнулась ему в ответ и подошла к нему поближе.
- Привет. – Сказал он и чмокнул меня в щёчку.
- Привет. – Ответила я, чувствуя, как горит щека после его поцелуя.
- Как дела?
- Отлично, а у тебя?
- Тоже самое. У нас сейчас литература, насколько я помню, – я кивнула. – Так что давай поскорее бери книги и пошли на урок, а то перемена скоро закончиться. – Я снова кивнула и повернулась к шкафчику. Из-за того что Эдвард стоял рядом, я с трудом вспомнила код от своего шкафчика. Разобравшись с замком, я начала открывать дверцу, как вдруг раздался крик Эллис: «Белла, не открывай!» Но было уже поздно, и я открыла дверцу. На меня посыпалась куча бумажных листов, и я отпрыгнула от шкафчика, глядя, как вокруг разлетаются эти листовки. Эллис тут же подскочила ко мне. Ученики ничего не понимали, но так же стали открывать свои шкафчики. Из каждого второго вываливались такие же листовки. Эдвард присел на корточки и поднял одну из листовок. Учитывая то, что у меня отличное зрение, я посмотрела на листовку в руках Эдварда. На ней было две фотографии. На первой были я и Эдвард, выходящие из его машины. В среду он отвёз меня в школу, потому что я забыла заправить свою машину и была без транспортного средства. Я понимала, что большинство расценят это как романтический жест, нежели дружеский. Первая фотография меня совсем не удивила, чего не могла сказать о второй. Она была не совсем чёткой, но можно была различить фигуры и даже немного лица. На второй фотографии был Джеймс, который целовался с брюнеткой. Брюнетка была жутко похожа на меня, но из-за плохо качества фотографии было невозможно, как следует разглядеть лицо, поэтому создавалось впечатление, что это была я. Потом мой взгляд сфокусировался на заголовке: «БЕЛЛА СВОН РЕШИЛА ЗАПОЛУЧИТЬ СРАЗУ ДВОИХ!». Внизу уже более мелким, но довольно жирным и ярким шрифтом было написано: «Изабелла Свон, которая пришла к нам в этом году, быстро обосновалась в этой школе. Она почти ни с кем не общалась, утверждала, что терпеть не может элиту школы. Но что вы скажите о ней теперь? Серая мышка решила заполучить сразу двух популярных парней школы. Эдварда Каллена и Джеймса Бекмана. Утро и вечер она проводит в компании одного, днём в компании другого. Так же она стала одеваться гораздо стильнее, чем в первые дни учёбы. И добавьте к этому всему, то, что она создала ещё одну элиту в нашей школе. Что вы скажите о ней теперь? Она не святая невинность, которую она из себя строила, она самая настоящая обманщица и стерва!». У меня встал ком во рту. Мне было плевать на обвинения. Но слёзы сами встали в глазах. Я знала, что все поверят этому. Все посчитают это правдой, и неважно кто это сделал эти листовки. Но сейчас не это меня волновало. Я ждала реакции Эдварда. Он встал с корточек, всё ещё смотря на листовку, потом он медленно перевёл на меня взгляд. Меня будто окатило ледяной волной. В его глазах была боль и гнев. А затем он сказал:
- Знаешь, а я думал ты другая. Я думал ты настоящая. А ты… обманщица. Фальшивка. Увы, спешу тебя огорчить, одна наживка сорвалась с крючка! Может, повезёт со второй! – сказал он, срываясь на крик под конец фразы, и кинул листовку, которую держал в руках, мне в лицо. После он прошёл мимо меня, а я только и смогла, что обернуться. Обернувшись, я увидела Лорен, Джессику и… Викторию. На их лицах были широкие победные улыбки. Но мне было плевать. Мне было плевать на всё. Я чувствовала внутри пустоту. Я плохо помню, что было потом. Кажется, я сорвалась с места и побежала, расталкивая смеющуюся толпу. Да все смеялись. Все кричали «Стерва!». Я выбежала на улицу и только тогда осознала, что плачу. Добежав до стоянки, я села в свою машину и попыталась вставить ключ в зажигание. Но из-за трясущихся рук попытки были тщетными. Внезапно с моей стороны открылась двери и, повернув голову на звук, я увидела Эллис.
- Я отвезу тебя. – Сказала она, протягивая руку, чтобы взять у меня ключи. – У Эммета ключи от моего порше, я позвоню ему потом и он меня заберёт. – Я кивнула и, отдав ей ключи, пересела на водительское место. До моего дома мы ехали в тишине, не считая моих всхлипываний. Эллис зашла в дом вместе со мной. Я предложила ей чая или кофе. Боже, даже когда мне ужасно плохо, я стараюсь вести себя как хозяйка. Эллис отказалась и отвела меня в мою комнату, прихватив с собой бутылку воды из холодильника. Как только я зашла в свою комнату к глазам подкатила новая порция слёз и я, плюхнувшись на кровать, уткнулась в подушку. Эллис села рядом и успокаивающе начала поглаживать меня по спине. Тут я вспомнила, что Эллис мне кричала не открывать шкафчик. У меня в голове, будто что-то щёлкнуло.
- Эллис? – я оторвалась от подушки и, развернувшись, посмотрела на неё. – Ты знала?
- Я узнала на первом уроке. – Тихо ответила она. – Я и Эммет приехали сегодня довольно рано в школу. Он не обратил внимание на группу черлидеров. А вот я заметила среди них Викторию. Первый урок у меня как раз был совместный с Викторией и Джессикой. Поэтому я поспешила на урок. Когда я вошла в класс, то Виктория и Джессика сидели за одной партой. Я удивилась и села неподалёку от них. К счастью, они не заметили меня. Сначала их разговоры были ни о чём. Всё как обычно: шмотки, парни и т.д. Я уже почти сдалась, но на середине урока они начали разговаривать на тему возвращения Виктории в группу поддержки. Джессика сказала, что берёт Викки в группу поддержки, так как та помогла ей подстроить поцелуй Джеймса и якобы твой. Потом они начали говорить про эти листовки, и я всё поняла. Я хотела предупредить тебя, но было поздно. – Эллис закончила свой рассказ.
- Они думали, что таким образом они заденут меня? – спросила я.
- Да.
- Но Джессика же знает, что как бы мне были не приятны эти слова, мнение окружающих меня не волнует.
- Окружающих нет. Но для тебя важно мнение Эдварда. – Я всё это время глядела на свои руки, но как только Эллис сказала последнюю фразу, я тут же подняла на неё взгляд. – Только не делай вид, что не понимаешь о чём я. Да, может, Джаспер видит, что ты к нему неравнодушна. Но я вижу гораздо больше. Я вижу, как ты преображаешься рядом с ним. Каждый раз, глядя на него, ты улыбаешься. Джессика видела тоже самое, что и я. Но так же она видела, что и Эдвард к тебе неравнодушен. Сначала она решила вас сблизить, побив тебя. Она знала, что ты будешь просить Эдварда не мстить ей. Вы сблизились, не слишком сильно, но достаточно. И тогда она нанесла свой удар. Эдвард ревнивец. Причём очень большой ревнивец. Джессика прекрасно знала об этом. Пара фотографий и текст с доказательствами лишь немного подкорректированный и вот компромат.
- Но это же неправда! – вскрикнула я.
- Ему застилает глаза ревность и боль. Ему не важно, правда это или нет. Он не станет разбираться. Не сейчас точно.
Я вздохнула. Тут зазвонил телефон Эллис. Это оказался Эммет. Эл всё ему объяснила, и он сказал, что будет через пять минут. Как только я закрыла за Эллис входную дверь, я сразу побежала в ванную. После того как меня побили черлидерши, душ помог мне выплакаться и почувствовать себя легче. Может и на этот раз мне это поможет.
Выйдя из душа, я услышала звонок телефона, который звонил, чуть ли не на весь дома. Я закуталась в полотенце и быстро выбежала из ванной, но телефон перестал звонить прежде, чем я успела взять трубку. Я посмотрела на экран: три пропущенных звонка. И все три от Джаспера. Мой телефон снова зазвонил, и я ответила на звонок.
- Белла ты в порядке? Я всё знаю, – раздался голос Джаспера полный беспокойства.
- Успокойся. Я в порядке. Уже в порядке. Значит, Эллис тебе уже всё рассказала.
- Её версию я тоже слышал. – Я уже собиралась сказать: «Прости, что не отвечала на предыдущие звонки», но до меня дошёл смысл сказанного им.
- Что значит её версию?
- Я… разговаривал с Эдвардом. На тренировке. Он сказал, что уходит из нашей компании. А потом рассказал про эти листовки. Я пытался его убедить, но он меня даже не слушал, а потом когда ему всё это надоело, он сказал: «А не пошёл бы ты со своей фальшивой лучшей подругой куда подальше!». И ещё он просил передать тебе, что завтра у вас предпоследний урок по литературе, у тебя дома. Сказал, что раз мисс Адамс назначила его твоим репетитором, значит, он отзанимается с тобой два последних урока. Но он так же сказал, что ни о чём кроме литературы вы говорить не будите.
- Понятно. Спасибо, что передал его слова.
- Не за что. И, Белз, мне очень жаль.
- Уже не важно. Пока.
- Пока.
Из моих глаз вновь потекли слёзы и я, свернувшись калачиком на кровати, уткнулась носом в подушку. Моё счастье было разбито тогда, когда я только-только его обрела. Это закон жизни, а может насмешки судьбы. Я не знаю. Завтра и послезавтра меня ожидает тяжёлые дни. Но я справлюсь. Я должна.
Суббота прошла, так как я ожидала. Эдвард приехал ко мне в половине первого. Его взгляд был пустым и глядящим куда-то вдаль. Он почти ни разу не посмотрел на меня. Когда он вошёл в дом, то даже не сказал мне «Привет», а просто кивнул. Сегодня мы обсуждали произведение Эмили Бронте «Грозовой перевал». Это одно из моих любимых произведений. Но слушая вопросы Эдварда, сказанные безжизненным голосом, мне всё больше и больше хотелось убежать куда-нибудь. Забиться в уголок и заплакать. Для меня не было сложных вопросов по этому произведению, поэтому мы закончили обсуждение всего за час. Остальную часть дня я делала уроки, пытаясь отогнать от себя грустные мысли и слезы. Я слишком много плачу в последнее время. Пора с этим заканчивать. Да Эдвард первый человек, который заставил меня полюбить, который влюбил меня в себе, даже не подозревая об этом. Но я надеюсь, что он не единственный. Но именно в этот момент я поняла. Он единственный. Я больше никогда и никого не смогу полюбить так, как его. Даже если попытаюсь. От этой мысли к моим глазам подступили слёзы. Вторую ночь подряд я уснула на мокрой от слёз подушке.
Еле разлепив глаза, я вздохнула. Воскресенье. Последнее занятие с Эдвардом. Он сказал, что сегодня мы будем у него дома, так как Эллис хотела потом проехаться со мной по магазинам. Меня даже не волновала мысль о походе по магазинам. Внутри было настолько пусто, что мне было плевать абсолютно на всё. Я сделала утренние процедуры, позавтракала, собрала сумку и оделась. К дому Калленов я подъехала вовремя. Я позвонила в дверь. Мне открыла Эллис. Она слабо улыбнулась и сказала, что Эдварда ждёт меня в своей комнате. Я кивнула и пошла в его комнату. Постучавшись, я открыла дверь. Он сидел за столом. Увидев меня, он показал мне рукой на кровать, а сам развернул стул. Я села напротив него.
- Не хочу тратить время попусту, поэтому начнём. – Сухо сказал он. – Расскажи о главных героях.
- Перейдём сразу к словам мистера Дарси об Элизабет, когда они впервые встретились на балу. «– Про кого это вы говорите? – Обернувшись, Дарси взглянул на Элизабет, но, заметив, что она на него смотрит, отвел глаза и холодно сказал: – Что ж, она как будто мила. И все же не настолько хороша, чтобы нарушить мой душевный покой. А у меня сейчас нет охоты утешать молодых леди, которыми пренебрегли другие кавалеры». – Зачитала я отрывок из книги. – Всё семейство мистера Бингли относиться к Элизабет Беннет крайне негативно лишь из-за того, что она отличается поведением от остальных девушек. – Я вернулась к книге и прочитала - «Сразу же после обеда Элизабет вернулась к Джейн. И как только она вышла из комнаты, мисс Бингли принялась злословить на ее счет. Ее манеры были признаны вызывающими и самонадеянными, и было сказано, что она полностью лишена вкуса, красоты, изящества и умения поддерживать разговор. Миссис Хёрст думала то же самое. При этом она добавила:
– Короче говоря, единственным положительным свойством этой девицы является способность преодолевать по утрам необыкновенно большие расстояния пешком. Никогда не забуду, в каком виде она появилась сегодня – словно какая-то дикарка.
– Она и была ею, Луиза. Я едва сдержалась от смеха. Ее приход вообще – такая нелепость. Если сестра ее простудилась, ей-то зачем было бежать в такую даль? А что за вид – лицо обветренное, волосы растрепанные!..
– Да, а ее юбка! Надеюсь, вы видели ее юбку – в грязи дюймов на шесть, ручаюсь. Она старалась опустить пониже края плаща, чтобы прикрыть пятна на подоле, но, увы, это не помогало.
– Быть может, это все верно, – сказал Бингли, – но я, признаюсь, ничего такого не заметил. Мне показалось, что мисс Элизабет Беннет прекрасно выглядит, когда она вошла к нам сегодня утром. А грязи на подоле я просто не разглядел.
– Вы-то, надеюсь, ее разглядели, мистер Дарси? – сказала мисс Бингли. – Я полагаю, вам не хотелось бы встретить в таком виде вашу сестру.
– Вы совершенно правы.
– Пройти пешком три, нет, четыре, да нет – пять или сколько там миль, чуть ли не по колено в грязи, к тому же в совершенном одиночестве! О чем она думала? Я в этом вижу худший вид сумасбродства – свойственное провинциалам пренебрежение всеми приличиями».
Я взглянула на Эдварда. Он смотрел куда угодно, но не на меня.
- Когда мистер Коллинз предложил Элизабет выйти за него, она отклонила его предложение. Несмотря на то, сколь смехотворно он пытался оправдать её отказ, она всё же дала ему понять, что её отказ более чем серьёзен. Отношение между Элизабет и её матерью не слишком прочны. Они не понимают друг друга из-за разных нравов. Совершенно противоположны отношения Лиззи с отцом. Элизабет дерзка, горда. Она терпеть не может притворства, но обожает веселиться. – Я вздохнула – Момент, когда мистер Дарси признается в любви Элизабет, показывает характеры обоих. «После нескольких минут молчания он стремительно подошел к ней и сказал:
– Вся моя борьба была тщетной! Ничего не выходит. Я не в силах справиться со своим чувством. Знайте же, что я вами бесконечно очарован и что я вас люблю!
Невозможно описать, как его слова ошеломили Элизабет. Растерянная и покрасневшая, она смотрела на него и молчала. И, обнадеженный ее молчанием, Дарси поторопился рассказать ей обо всем, что пережил за последнее время и что так волновало его в эту минуту. Он говорил с необыкновенным жаром. Но в его словах был слышен не только голос сердца: страстная любовь звучала в них не сильнее, чем уязвленная гордость. Его взволнованные рассуждения о существовавшем между ними неравенстве, об ущербе, который он наносил своему имени, и о семейных предрассудках, до сих пор мешавших ему открыть свои чувства, убедительно подтверждали силу его страсти, но едва ли способствовали успеху его признания». Сначала Элизабет жалела мистера Дарси, так как она не испытывала к нему подобных чувств, но когда «он выразил надежду, что согласие мисс Беннет принять его руку вознаградит его за все муки страсти, которую он столь тщетно стремился подавить в своем сердце» в Лиззи заговорила гордость и гнев.
- Почему ты столь детально описываешь этот момент? – перебил меня Эдвард.
- Именно здесь показаны гордость и предубеждение героев.
- По-моему здесь показана лишь гордость Элизабет. Мистер Дарси лишь пытался показать всю серьёзность своих намерений. Да в нём немного говорила гордость. Но лишь немного, потому что чувства взяли верх.
- По-моему ты ошибаешься, Эдвард! – не выдержала я.
- Сомневаюсь. Ведь Элизабет чем-то похоже на тебя, Белла. Только ей глаза застилала гордость, а тебе твоя фальшивость и ложь.
- Ложь застилает глаза только тебе, Эдвард! Ты ведь даже не видишь где правда, а где ложь. Ты даже не пытался узнать, что-либо у меня. Ты просто выдвинул мне обвинения и ушёл.
- Зачем мне спрашивать, если я знаю, что ты соврёшь?!
- Мог бы просто поверить! Эти листовки дело рук Джессики.
- Конечно, сваливай всё на неё. Она побила тебя, только чтобы предупредить тебя. Она хотела оградить меня от тебя.
- Похоже, тебе застилает глаза Джессика и её ложь. Ах, да ещё и твоя чёртова ревность. Знаешь, друзей не ревнуют. Друзьям доверяют.
- Да, вот только друзья не нравятся тебе как представители противоположного пола! – выкрикнул он. Я замерла и только сейчас заметила, что мы стояли друг напротив друга и буравили взглядами.
- Что ты сказал?
- Да. Ты мне нравишься, Белла. Очень. Я хотел тебе сказать, но… – Прошептал он.
- А с чего я должна тебе верить? Ты ведь не веришь мне. Вот и я тебе не верю. – Мной управлял гнев. Затем я схватила книжку и зачитала ему, то, что мне сейчас хотелось ему сказать. – «Чувство, которое вы питаете, независимо от того – разделяется оно человеком, к которому оно обращено, или нет, – свойственно, я полагаю, принимать с благодарностью. Благодарность присуща природе человека, и, если бы я ее испытывала, я бы вам сейчас это выразила. Но я ее не испытываю. Я никогда не искала вашего расположения, и оно возникло вопреки моей воле. Мне жаль причинять боль кому бы то ни было. Если я ее совершенно нечаянно вызвала, надеюсь, она не окажется продолжительной. Соображения, которые, по вашим словам, так долго мешали вам уступить вашей склонности, без труда помогут вам преодолеть ее после этого объяснения». – С этими словами, я захлопнула книгу, взяла сумку и выбежала из его комнаты. По дороге я наткнулась на Эллис.
- Извини, Эл. С магазинами сегодня не получиться. – Выдавила я из себя, сдерживая слезы. Выбежав из особняка, я бросилась к своей машине. Третий раз я бегу из этого дома. Бог, любит троицу, а значит я последний раз бегу из этого дома. Прощай, Эдвард Каллен. Больше нас с тобой ничего не связывает.

Источник: http://robsten.ru/forum/29-625-2
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Breathe_me (28.10.2011) | Автор: Mysterious Butterfly
Просмотров: 866 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 3
0
3   [Материал]
  Ну он дурак непроходимый . Давай еще к Джессике вернись . Умник хренов . Спасибо большое .  cray cray cray

2   [Материал]
  Грустно.

1   [Материал]
  4 cray

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]