Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Притяжение противоположностей. Глава 9.2
Глава 9.2 Перемирие, мир, а может быть любовь.

POV Edvard

– Я переезжаю, – этими словами она обрушила мир. Мой, ее, наш.

– Зачем? – губы почти не слушаются.

– Так будет лучше, – не будет лучше, это самообман, просто бессмысленная фраза для самоуспокоения.

– Для кого? – допытываюсь.

– Для тебя, для меня…

В ее представлении нет понятия «нас». Разделить, отгородить и забыть, что может быть проще?

– Ясно, – отвернулся, не мог больше смотреть на нее.

Злость. Гнев. Разочарование. Отрезвление от наваждения. Эмоции перехлестывают через край. Хочется встряхнуть ее за плечи, чтобы она очнулась, остановилась и подумала о том, что творит.

– Опять сбегаешь? Не надоело? – секундная пауза. – Сама все решила. Мое мнение тебя, судя по всему, не интересует? – больше всего меня бесило то, с какой легкостью она меня вычеркнула из своей жизни.

– А должно?

– Странно, что не интересует. Для тебя та ночь ничего не значила? – для меня эти мгновения были всем, самым главным и важным, что произошло со мной за последние десять лет. Не мог поверить, что ошибся. В ней, в себе, в ощущении слияния наших душ. Еще ни разу секс не давал мне такого упоения, спокойствия и правильности происходящего.

– А для тебя?

Каждая брошенная фраза, как лезвие кинжала, которым старались резануть больнее.

Я не знал, как вывести ее из этого затуманенного состояния, развеять ненормальность происходящего.

Она делает глупость, ошибку, цена которой слишком высока для нас обоих. Белла заблуждается на мой счет, приписывая неведомые грехи. Да, уехал, не предупредив. Для этого у меня были серьезные основания. Это не причина рвать связи, сжигать мосты, переезжать, не дав при этом шанса высказаться и оправдаться.

Я едва успел ее поймать, когда она оступилась. Держать ее хрупкое тело в своих руках слишком хорошо. Она сама не понимает, что неосознанно тянется ко мне, как будто ее место рядом со мной, а мое – рядом с ней.

– Зачем ты это делаешь? Что могло случиться за эти три дня такого, что ты меня ни видеть, ни слышать не хочешь? И еще этот переезд, – пытаюсь понять, вглядываюсь в карие глаза, ищу ответы.

– Странно, что ты не понимаешь.

– Странно? – я как раз считал наоборот ее действия странными.

– Стены тонкие, слышимость слишком хорошая. Я не полная идиотка, чтобы не понять, что двое людей могут делать ночью, при этом издавая слишком явные звуки, – зло бросив, она извернулась из моих рук, – и отпусти меня, наконец! – моему телу холодно то ли из-за потери контакта, то ли из-за ее слов, в которых не вижу никакой логики.

– О чем ты говоришь?

– О двух ночах и бесконечном стуке спинки кровати о стену.

Элис! В этот момент нестерпимо хотел придушить сестру собственными руками, рвануть в свою квартиру и вытребовать ответы, а потом и очную ставку неплохо бы устроить. Вот только если сейчас уйду, не факт, что опять не придется лезть по карнизу. Другого шанса все объяснить не будет. Белла и так не слишком приветливо и благосклонно относится ко мне и нашему разговору.

Черт! Элис! Так подставила! Если помирилась со своим хахалем, зачем притащила его в мою квартиру? Неужели у него так быстро аллергия на собак прошла?

– Белла, я был в командировке, улетел в то утро, когда мы расстались, а прилетел только несколько часов назад. Не смог предупредить. Все так глупо вышло.

Вот все и сказал, объяснил, но по ее лицу видел – не верит.

– Стоп. Хватит. Не хочу этого слышать, – она демонстративно закрыла уши, отошла к входной двери и нерешительно застыла там. Сомневалась, обдумывая мои слова. – Уходи, прошу, и больше никогда не приходи, – горько, надрывно, уже не требуя, а прося.

Я не удержался, воспользовался ее минутным колебанием, подошел сзади, встал, не касаясь, но очень близко. Чувствую легкий аромат ее духов, запах волос, слышу стук ее сердца и судорожный вздох.

– Белла…, – прошептал на ушко, тихо и нежно.– Не делай этого с нами. Я все объясню. Если хочешь, билеты покажу. – Все что угодно, лишь бы поверила, дала нам еще один шанс.

– А ночные стуки-крики, дай угадаю, это твоя собачка шалила? – едкий сарказм.

– Нет, не собачка, но она у меня еще получит.

– Она? – из всего контекста Белла выделила только это слово. Наверное, тут еще и Джессика замешана, постаралась, гадюка. Как же я сейчас жалел, что неосторожно ляпнул ей о своей «девушке». – Значит, признаешь, что живешь не один? – как же объяснить, чтобы поверила? Познакомить? Я сейчас был слишком зол на сестру, чтобы ее знакомить с любимой женщиной.

В коридоре послышались звучные твердые шаги, явно принадлежащие мужчине, потом звонок в мою дверь. Я в первую очередь подумал про Эммета. Пришел разбираться или, скорее всего, сразу бить. Эммет как раз такой – бить сначала, разбираться потом. Только его мне сегодня не хватало! Неужели этот день никогда не закончится?! Слишком насыщенный потрясениями, тревогами, переживаниями, страхами и выяснениями отношений.

– У тебя гости. Тебе пора, – это был тонкий намек на окончание разговора.

– Не важно, потом разберусь с гостями, – я не собирался поддаваться. С другом предстоит еще один непростой разговор, но он подождет. Белла была важнее всего. Превыше всего достучаться до нее, быть понятым, принятым и прощенным, – я действительно последнее время живу не один. Это сестра, у нее ремонт.

– Не мог ничего умнее придумать? Сестра! Какая глупость, – опять не поверила. Видимо, познакомить – единственный способ доказать свою невиновность.

В коридоре велась негромкая беседа. Два голоса. Мужской и женский. Небольшой спор и звук закрывающейся двери.

– Уходи, – в одном слове и надломленность, и обреченность.

– Белла…, – я не успел ничего сказать, как раздался звонок в ее дверь. Эммет, черт бы его побрал. Решился и никак не может успокоиться. Я уже хотел попросить ее не открывать дверь, но она опередила меня. За распахнувшейся дверью был не Эммет, а еще одна причина моей головной боли и ненависти. Мы не знакомы, да и видел я его всего дважды, но ненавидел всей душой. Блондин, тот самый, который ночевал у нее не так давно. Он стоял на пороге, держа в руках цветы и торт. Кто он такой? Откуда на мою голову свалился?

– Привет, – он неуверенно поздоровался, в смятении поглядывая на меня. А почувствовав волну исходящего от меня неприятия, аж отшатнулся назад.

– Привет, – она, не обращая внимания на меня, двинулась в его сторону и беспечно обняла. – Проходи, – отошла в сторону, пропуская парня в квартиру, а он не спешил заходить, медлил на пороге. Опасался, и правильно делал. Валил бы ты, «друг», отсюда. Она моя.

– Я не помешал? – указал рукой на нас.

– Да, – неужели сам не понял. Она мои слова опровергла

– Нет, не помешал,– минутная пауза. – Это просто сосед.

– Просто сосед, – повторил я, не веря. Этим словосочетанием она меня убила. Все мое терпение и выдержка полетели к чертям собачьим.

– Да, просто сосед. И Эдвард уже уходит.

Я для нее «просто сосед»!!! Не представлял себе, насколько это больно. Разочарование.

– Нет, не ухожу, – злился, еле сдерживая себя. – Мы не закончили, – последняя попытка вразумить упрямицу.

– А по–моему, как раз все выяснили. Это мне, – она повернулась к блондину, застывшему на пороге, забирая из его рук цветы и торт.

Белла мило ему улыбалась, поблагодарив за розы и сладость. Нестерпимо видеть, как она, полностью игнорируя меня, все свое внимание и дружелюбие обратила на него.

Слишком уж преждевременно я решил, что в ней заключается смысл моей жизни. Зачем, черт возьми, я тут так расстилаюсь перед ней, оправдываюсь? Ради чего? Она все для себя решила, вычеркнула меня из своей жизни.

Гнев застилал глаза, выедал мозг, опустошал душу. Я не слишком тактично плечом задел блондина и ушел, громко хлопнув дверью.

Остановился у своей квартиры, переводя дыхание. Пару вздохов, чтобы успокоиться. Получается плохо, чертовски плохо. Хочется вернуться, за шкирку выкинуть нахала из ее квартиры, силой доказать ей свою правоту. Звоню в свою дверь, ведь с собой ключей не было. Как-то совершенно не подумал о них, когда лез через балконы к Белле.

Пока сестра возилась с замком, успела выдать целую тираду.

– Зачем ты вернулся? Джаспер, я же сказала, что сегодня не могу. Брат неожиданно приехал, я тебе чуть позже позво…, – на этом слове замок поддался натиску, и дверь распахнулась. Элис уставилась на меня в шоке. Раскрытый рот и большие круглые глаза. – Ой, Эдвард. А что ты в таком виде и босиком в подъезде делаешь? Я думала, ты спать лег.

– Так этот долговязый взъерошенный блондин с веником и тортом к тебе приходил? – моя догадка верна, так как ее глаза еще больше расширяются.

– Эдвард, ты только не бесись. Успокойся. Ладно? Я сейчас все объясню.

– Черт возьми! Это ты с ним три дня кувыркалась в моей кровати?!

– Откуда ты…

– Элис, не зли меня еще больше, и так еле сдерживаюсь, чтобы не придушить тебя.

– Прости, – она от страха прижала руки к груди. – Мы с ним познакомились в тот день, когда ты уехал.

– И ты сразу же его в мою кровать потащила! Больше пойти некуда было? Она же черте что подумала про меня.

– Она? Ты о ком?

– Неважно. Денег на отель не хватило?

– Нет, просто так вышло. – Вышло у нее, а вот у меня ни черта не выходит. – Он замечательный, я таких еще не встречала. Мне крышу снесло.

– Куда ж еще больше?! Да она у тебя никогда на месте не стояла, – я знал, что этими словами обижаю ее, но не смог сдержаться. Элис нахмурилась и поджала губы.

Я двинулся обратно из квартиры, когда она схватила за руку, удерживая.

– Ты куда?

– Поговорить с кое-кем надо, – зло выдавил из себя.

– Эдвард, стой! Не убивай его, – она вцепилась в мою руку мертвой хваткой.

– Убивать? Хорошую ты мне идею подкинула, сестренка. Надо подумать на досуге.

Глаза умоляли, в них стояли слезы.

– Мы любим друг друга и решили пожениться.

Вот это новости! Сколько всего невероятного может произойти за три дня!

Когда ж закончится это безумие?!

На мгновение замираю в нерешительности, глядя на сестренку. В глазах раскаяние и мольба. По лицу вижу, что говорит правду.

– Очень постараюсь не прибить вас обоих, – уже не с тем рвением и пылом, но еще сильно злясь.

Ее рука соскальзывает вниз, отпуская мою.

Она провожает меня трагическим взглядом до соседней квартиры, не закрывая дверь и уповая на мою сдержанность и самообладание. Я и сам надеюсь, очень надеюсь сдержаться. Хотя кулаки так и чешутся.

Жму на ее звонок. Дверь открывает блондин. Его глаза расширяются. Он без слов понимает, что их тайный заговор раскрыт. Плечом отодвигаю его в сторону и прохожу внутрь.

В том момент в прихожую выходит Белла и удивленно следит за моими действиями.

– Где цветы и торт? – я осматриваюсь в поисках.

– Ты что тут делаешь? – она когда-нибудь сможет просто отвечать на мои вопросы, не задавая в ответ свои?

По логике выходило, что торт в холодильнике, а цветы уже стоят в вазе. Уверенно и по-хозяйски прохожу на кухню. Быстрый осмотр, и я без труда нахожу искомое.

Не сильно заботясь о цветах и коробке с тортом, которая катастрофически накренилась вбок, впихиваю их в руки блондина.

– Эдвард, ты что творишь?

– Я тебе другой куплю, предназначенный специально для тебя, – она на мгновение затихает, обдумывая мои слова.

Парень, прижавшись к стене, молча держал презенты и не шевелился. Меня это полностью устраивало. Думаю, блондин понимал, что любое сопротивление с его стороны закончится чертовски плохо. Я еле сдерживался, чтобы не вправить мозги «Ромео».

– Ты ее любишь? – он с немигающим взглядом кивнул. Не знаю почему, но поверил. Много раз видел вранье в суде и в своем кабинете. Мимика, жесты, мимолетный взгляд в сторону. Я без труда научился читать людей. Клиенты лгали, даже несмотря на то, что я адвокат, и, по сути, должен знать всю правду, чтобы их грамотно защищать. Неожиданно открывшиеся факты чаще всего наносят непоправимый вред, как с тем же Джонсоном, которому просто повезло.

Но его глаза не лгали. Как бы я не был зол, но сестра – мой единственный родной человек, и я искренне желал ей счастья. Она его заслужила, хотя и попортив при этом изрядно мне нервы и кровь, но все же. Здравый смысл брал вверх.

– Своя жилплощадь есть? – кадык дернулся из-за рефлекса сглатывания, видимо, временная немота осушила его горло.

Кивок в качестве подтверждения.

Одной проблемой меньше.

– Аллергия на собак? – от этого я уже пострадал однажды, не хотелось повторения истории.

Мотнул головой, отрицая.

– Отлично. Значит, идешь сейчас к ней, помогаешь собрать вещи и забираешь их обеих.

– Ладно, – безропотно согласился блондин. В глазах настороженность сменилась облегчением с проскользнувшей искрой триумфа, то ли от понимания, что сегодня не день его смерти, то ли от того, что его негласно благословили.

Я схватил парня за плечи, развернул и направил к выходу.

– Обидишь. Убью. Понял? – предостерег, брат же я или не брат.

– Да, – он с легкостью согласился, а в уголках его губ намечались первые признаки улыбки.

– И кровать мне не забудьте новую купить,– еще один покорный кивок.

Открыл дверь и спровадил парня, придав небольшое ускорение в нужном направлении. Элис так и стояла на пороге, по ее щекам катились слезы, а счастливая улыбка создавала эффект сияния. Она смотрела то на него, то на меня. Он с каждым шагом приближался к ней, а дойдя, незамедлительно обнял. Она с нежностью уткнулась ему в плечо, при этом неотрывно смотря мне в глаза, и прошептала «Спасибо». На этом я решил пока оставить их в покое. Захлопнул дверь и еще асекунду дал себе успокоиться.

Глубоко вздохнув, обернулся к единственной женщине, которую любил больше жизни, больше своей гордости, больше своих амбиций, и которую не хотел терять.

– Ну, а теперь мы поговорим с тобой.

Белла стояла, прижавшись спиной к стене, кусая нижнюю губу.

Первым делом нужно было исключить возможность повторения недоразумения, такого, какое произошло сегодня. Беглый взгляд по сторонам - и нужный предмет нашелся на журнальном столике возле дивана.

Белла молча наблюдала, как я забиваю свой номер в ее контакты и делаю дозвон. Потом забиваю на всякий случай еще три номера: два рабочих и один Элис.

– Объяснишь, что это сейчас было? – тихим голосом просит она, когда я кладу телефон на место.

– Благословлял в путь дальний и тернистый твоего эм…

– Джаспера, – подсказала она.

– Да, Джаспера, а кстати, кто он тебе?

– Друг детства, почти брат. Мы выросли вместе.

– И часто друг детства, почти брат, ночует у тебя? – сейчас подходящее время расставить все точки над i.

– Нет. А это ты к чему спрашиваешь?

– На будущее, - после моих слов Белла явно хотела спросить что-то еще, но сдержала себя.

Она молчала, ожидая моих объяснений.

– Мы на свадьбу приглашены, – начал я издалека, – надо подумать насчет подарка молодым. У тебя есть идеи?

– Какая свадьба? Ты о чем?

– Правильнее спросить о ком, о твоем друге, почти брате, и моей сестре.

– Что?! Джаспер?! Этого просто не может быть! – она, не веря, качала головой.

– Еще как может. Все три дня моего отсутствия они с энтузиазмом эксплуатировали мою кровать и строили планы на будущее, чему ты стала невольным свидетелем. –Белла призадумалась, анализируя мои слова.– Наверное, платье невесты с особым рвением обсуждали. Или состав гостей.

Белла хмыкнула, вспомнив способ обсуждения, в уголках ее губ зарождалась улыбка.

– Платье и гости? Нет, маловероятно. Они, скорее, обсуждали будущее прибавление в семействе.

– Возможно. Тебе виднее, вернее, слышимее было, – на этот раз она почти хохотнула, прикрыв рот ладошкой, и уже не сдерживала улыбку.

Боже, мне поверили!!!

– Элис - твоя сестра? – спросила, чуть успокоившись.

– Да.

– Давно?

– Давно сестра? Да давно, уже больше двадцати лет, и жутко надоела.

– Нет, я не об этом. Давно вы живете вместе?

– Около двух недель.

– А Джессика?– все-таки я оказался прав, это гадюка приложила свою руку или, скорее, ядовитый язык. Так и хочется ей его вырвать.

– Я сказал ей, не подумав, только чтобы отстала.

– Помогло? – лукаво улыбнулась.

– Как-то не очень, – руки так и чесались дотронуться до девушки. Устав бороться с собой, я подошел поближе к ней.

– Все-таки это так невероятно. Джаспер влюбился!

– Ты сама слышала, когда он ответил и, по-моему, не врал.

– Под таким нажимом попробуй соврать!

– Ты на что намекаешь?

– Ты тиран.

– Разве? – смотреть в ее глаза одно удовольствие.

– Ты Джаспера чуть до сердечного приступа не довел. Никогда его таким не видела.

– Ему полезно. Будет знать, как передаривать подарки.

– Как можно за три дня влюбиться и решить пожениться?!

– Я тоже не думал, что можно влюбиться в метательницу сковородок, но видишь, жизнь - непредсказуемая штука.

– Влюб…, повтори, что ты сейчас сказал, у меня со слухом проблемы.

Я подошел еще ближе, взял ее за руку и, нежно лаская большим пальцем тыльную сторону ладошки и приблизив губы к ее ушку, тихо прошептал:

– Люблю тебя.

Ее дыхание на секунду замерло, а глаза всматривались в меня, ища ложь или намек на обман и притворство. Ждать вердикта сложно, невыносимо, мучительно. Каждая секунда ее промедления похожа на час.

– Могу еще раз повторить.

– Нет, не надо, – я поднял в изумлении одну бровь, она тут же поправилась, – вернее, можешь, если хочешь. Просто… я тоже, – неуверенно, осторожно.

– Что тоже?

– Вроде бы, – тихо-тихо, еле слышно. – Люблю?!

– Ты меня спрашиваешь или утверждаешь?

Такая забавная. Смешная.

– Утверждаю.

Я ни в чем не ошибся. Ни в ней, ни в себе, ни в наших взаимных чувствах. Все правильно, закономерно, неслучайно.

Мое лицо медленно приближалось к заветной цели, когда нам помешали.

Трель звонка. Телефон вибрировал, кружа на столике и выписывая замысловатую траекторию. Мы оба повернули головы в сторону раздражающего звука.

– Не отвлекайся,– я уже было хотел продолжить начатое, как Белла меня остановила.

– Подожди, это, наверное, Роуз, – она отошла, отвечая на звонок.

– Да. Угу. Я понимаю. Ничего страшного. Я? Да. Тут, – она уставилась на меня нерешительно. Глубоко вздохнула и отвернулась. – Прости. Передумала. Не сердишься? Да, конечно. Я не возражаю. О чем речь, тебе же она понравилась! Да. Пока.

– Все нормально? – подошел, обняв за талию сзади. Она всем телом доверчиво оперлась на меня, прижимаясь еще ближе.

– Да, – она оглянулась на расставленные коробки. – Поможешь все вернуть на место?

– Переезд отменяется?

– Угу, – какое я испытал облегчение от этих слов, просто не передать словами. Уперев подбородок в плечико, наслаждался тонким запахом ванили, исходящим от ее волос.

– Помогу, только давай завтра, – она повернулась в моих руках, ладонью проведя по щеке.

– Устал?

– Очень. Пойдем спать, – я потянул ее в сторону спальни. Она безропотно согласилась.

Крепко прижав к своей груди девушку, я мгновенно уснул, как только голова коснулась подушки.

Как же хорошо!

Облегчение. Покой. Умиротворение.

Источник: Http://robsten.ru/forum/67-1891-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Mila@ (27.03.2015)
Просмотров: 400 | Комментарии: 13 | Рейтинг: 5.0/19
Всего комментариев: 131 2 »
avatar
1
13
Красота , приехал всех перемерил и спать , к тому же с Беллой . Молодец ! Спасибо за главу .
avatar
0
12
Спасибки
avatar
0
11
Спасибо.....молодец все расставил по своим местам fund02002 смешная...я вроде тоже...
avatar
0
10


Какое счастье, что они помирились! 
Большое спасибо!)
avatar
0
9
Замечательная глава...вот к чему приводят такие недоразумения. Но...все хорошо, что хорошо кончается. Большое спасибо, такая глава позитивная.
avatar
0
8
Спасибо за новую главу!
avatar
0
7
Спасибо lovi06032
avatar
1
6
fund02002 dance4 fund02002 giri05003 good нет слов
avatar
1
5
fund02002 Спасибо большое за главу!  good lovi06032
avatar
1
4
Большое спасибо ! good
1-10 11-13
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]