Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Semper Fidelis. Глава 35. Часть 1
Муштак. Мальчика, которого убил Йорк, звали Муштак. Именно это имя, рыдая, повторяла обезумевшая мать и выкрикивала разъяренная толпа, призывая казнить детоубийцу на месте. Кажется, это переводится как «влюбленный». Но влюбиться этот мальчик так и не успел.
Он, наверное, хотел, чтобы Эрик поиграл с ним. Как и другие местные мальчишки, Муштак совершенно не боялся людей с оружием и знал, что у них можно получить леденцы или мелкие монетки на сладости. Но вместо чупа-чупса он получил три пули в грудь.
- Вы должны были меня поцеловать, рядовой Свон, – вдруг сказал Феодоракис, и Белла в шоке уставилась на него.
После зачистки она пребывала в каком-то странном ступоре, из которого никак не могла выйти, несмотря на то, что они давно уже покинули кишлак и ехали по шоссе в сторону базы. Но странное заявление следователя тут же вернуло ее в реальный мир.
- Сэр? – распахнула глаза Белла.
- Чтобы ваш план сработал, вы должны были поцеловать не мисс Мэллори, а меня, – сказал следователь. – Потому что я – единственный человек на этой базе, которому капитан Кинг готов уступить свою девушку.
- Я не его девушка, сэр! – возразила с возмущением Белла.
- Знаю, – кивнул Феодоракис. – Но капитан Кинг уже все решил за вас.
Беллу бросило в краску. Выходит, Феодоракис догадался, зачем она устроила весь этот спектакль.
- Рядовой Свон, учитесь анализировать ситуацию со всех сторон, – улыбнулся следователь. – Недооценка противника и непонимание его психологии – серьезная ошибка, которая губит даже профессионалов. Но нестандартность вашего мышления меня порадовала. Обычно женщины, которые сталкиваются на службе с домогательствами, просто рыдают в подушку или пишут бесполезные жалобы. Но вы пошли другим путем. И это было чертовски весело.
Весело? Да Белла до сих пор вспоминала об этой ситуации с содроганием. Такого позора она не испытывала еще ни разу в жизни.

- Кто из «оборотней» подарил вам этот медальон? – опять заговорил следователь, и очередной его вопрос снова заставил Беллу вздрогнуть.
Глаза Феодоракиса прожигали девушку насквозь. Ему достаточно было одного взгляда на волчий клык на ее шее, чтобы всё понять, и Белла догадалась, что отпираться бесполезно.
- Комендор-сержант Сэм Улей, – негромко ответила она, и Феодоракис рассмеялся:
- Сэм? Сэм – хороший стрелок. Но слишком привязан к своей стае.
- Вы его знаете, сэр? – удивилась Белла, но потом подумала, что они вполне могли познакомиться в депо, когда Улей во время отпуска гостил у своей невесты.
- Мы вместе закончили курсы.
- Курсы? – не поняла Белла.
- Курсы снайперов, – сказал капитан, и Белла уставилась на него во все глаза.

Феодоракис – снайпер? Но почему тогда она ни разу не видела его с винтовкой?
- Но у нас была разная специализация, – продолжил следователь. – Вы представляете себе разницу между пехотным снайпером и снайпером-диверсантом, рядовой Свон?
- Ну... Пехотный снайпер действует вместе с подразделением, а диверсант сам по себе, – проговорила Белла.
- Пехотный снайпер – просто меткий стрелок с хорошей оптикой, он ничего не может без своего подразделения, а диверсант – самостоятельная боевая единица, которая иногда стоит целого взвода, – сказал Феодоракис, и по блеску в его глазах Белла быстро поняла, к какому типу снайперов относился сам капитан. Впрочем, это и так было очевидно: компанейский Улей и одиночка Феодоракис идеально соответствовали своей специализации.
Белла надеялась услышать еще что-нибудь интересное о прошлом своего командира, но Феодоракис отвернулся от нее и крикнул водителю:
- Поворачивайте направо!

Белла выглянула в узкое окошко и увидела, что их «Хамви» как раз приблизился к перекрестку. К «Кэмп Фениксу» нужно было ехать прямо, и требование Феодоракиса оказалось более чем неожиданным и для Беллы, и для водителя, который удивленно проговорил:
- Сэр, нам приказано вернуться на базу...
- Этот приказ адресован взводу лейтенанта Каллена, частью которого я не являюсь, рядовой, – сухо произнес Феодоракис. – Разворачивайте машину. Мы ненадолго заедем в Хазар-Джофт.
- Понял, сэр, – пробормотал все еще растерянный водитель, но послушно развернул бронемашину, и она, поднимая клубы пыли, направилась к уездному центру.

Свон ожидала, что Феодоракис как-то объяснит ей свой странный приказ, но всю дорогу до Хазар-Джофта следователь просто смотрел в окно и медленно перебирал пальцами четки. Отец Анжелы был священником, и Белла в детстве часто играла с его четками, используя их вместо бус для кукол, пока ей не объяснили, что это вовсе не украшение. Четки Феодоракиса были сделаны из красивого зеленого камня с черными прожилками, с серебряными перемычками, которые периодически встречались между бусинами. Видимо, Феодоракис был очень религиозным человеком, или ему просто лучше думалось под мерные щелчки бусин.
Разглядывая четки, Белла вдруг заметила на правой руке капитана, которой тот медитативно перебирал бусины, вместо двух пальцев лишь гладкие холмики. Теперь понятно, почему она никогда не видела следователя с винтовкой. Лишившись пальцев, он лишился и возможности нажимать на спусковой крючок...
- Да, рядовой Свон, – заметил ее взгляд Феодоракис: – Снайпера можно ликвидировать не только пулей в лоб. Иногда для этого достаточно обычного топора.
Белла с трудом сглотнула. Задать вопрос, при каких обстоятельствах рука следователя встретилась с топором, она не решилась. А сам Феодоракис делиться с ней воспоминаниями явно не спешил. Тем более, что за окном уже мелькали узкие улочки Хазар-Джофта.
- Подъезжайте к чайхане, – приказал Феодоракис и, когда машина остановилась напротив чайной, сказал водителю: – Ждите здесь. Мы вернемся через двадцать минут.
Мы? Белла удивленно посмотрела на следователя. Он берет ее с собой?
- Идемте, рядовой Свон, – произнес капитан. – Выпьем чаю. У вас ведь после боя, наверное, тоже в горле пересохло.

Белла, смущенная таким почти дружеским обращением сурового сыщика, последовала за ним в приземистое здание, из которого доносились приятно щекочущие нос запахи. Внутри, как и в прошлый раз, на матрацах чинно сидели бородатые мужчины и неспешно потягивали чай из фарфоровых пиал. Феодоракис, войдя, почтительно поприветствовал хозяина и посетителей, те нараспев ответили тем же, и на этот раз никто не посмотрел на Беллу осуждающе. И та быстро догадалась почему: в бронежилете, шлеме и с винтовкой она была так похожа на парня, что местные просто не разглядели в ней женщину. Осмотревшись, следователь вдруг уверенным шагом направился к столику, за которым уже пил в одиночестве чай небритый мужчина в одежде цвета хаки. Мужчина тут же поднялся навстречу ему. Вид у него был весьма свирепый, и Белла машинально нащупала пальцем предохранитель, хотя смысла в этом никакого не было – на такой дистанции снайперская винтовка была бесполезна. Но странный тип вдруг крепко обнял Феодоракиса, как старого друга, и жестом пригласил его сесть рядом с собой. Следователь тут же разместился на матраце рядом с незнакомцем и повернулся к Белле:
- Присаживайтесь, рядовой Свон. Я встретил старого друга. Мы предадимся воспоминаниям о прежних временах, а вы выпейте чаю. Здесь он просто отменный.
- Да, сэр, – кивнула Белла и услышала, как капитан заговорил с приятелем на каком-то непонятном языке.

Это был не пушту, да и сам знакомый Феодоракиса не походил на местного. Темноволосый, кареглазый и смуглый, он все равно как-то отличался от окружающих мужчин. На вид ему было лет сорок-сорок пять. Через весь лоб у него тянулся заметный длинный шрам, а на шее сбоку была какая-то татуировка. Рядом с ним лежал автомат, с которого он ни на секунду не спускал глаз, даже болтая со своим старым приятелем. Судя по обилию тарелок и опустошенному чайнику, сидел он тут уже достаточно долго. И Белле сразу подумалось, что ждал он здесь Феодоракиса. В случайность их встречи ей почему-то никак не верилось.
Но еще больше удивило Беллу то, что Феодоракис, который со всеми вел себя высокомерно и почти презрительно, улыбался и смеялся сейчас, как нормальный человек. Он даже выглядеть стал лет на десять моложе. И Белла поняла, что этот странный тип, похоже, действительно был ему другом.
Спустя минут пятнадцать подозрительно мирной беседы Феодоракис вдруг поднялся на ноги, и его приятель протянул ему свернутый в рулон ковер. Следователь рассмеялся и похлопал знакомого по плечу, продолжая что-то ему говорить.
Тот улыбнулся и молча наклонил голову. Мужчины пожали друг другу руки, и капитан бросил Белле:
- Выходим.
Белла кивнула и, посмотрев на незнакомца, который вновь приступил к чаепитию, проговорила:
- До свидания, сэр.
- Доброго пути, – ответил тот по-английски с заметным акцентом. – Хорошая винтовка. И вам она к лицу, рядовой Свон. Но вот бронежилет я бы с вас снял. И не только его.
Белла густо покраснела и поспешно выскочила из чайханы вслед за Феодоракисом.

- Афтон всегда был Казановой, – усмехнулся следователь, увидев, как засмущалась его ассистентка. – Ну, и какие у вас предположения?
- Что вы имеете в виду, сэр? – не поняла Белла.
- Рядовой Свон, если все это время вы просто пили чай, вы больше не мой ассистент, – с иронией взглянул на нее капитан.
Белла растерялась. Конечно, она все это время присматривалась к Афтону. Наблюдать за людьми вообще было ее любимым занятием. Но никаких выводов о нем она сделать не успела.
- Ну... Это ваш старый знакомый, сэр, – проговорила девушка, оттягивая время, чтобы подумать.
- Об этом я вам сам сказал, – осадил ее Феодоракис. – Мне нужны подробности. Кто он? Чем занимается? Что делает в Афганистане?
Белла похолодела. Ни на один из этих вопросов ответа у нее не было. Но служба научила ее, что лучше ошибиться, отвечая на вопрос командира, чем промолчать, поэтому, сделав как можно более уверенный вид, рядовой Свон произнесла:
- Думаю, он из частной военной компании, сэр, наемник, экспедитор или что-то вроде того...

Сержант Янг говорила, что наемников в Афганистане «хоть жопой жри» и они платят талибам, чтобы те пропускали сопровождаемые ими грузы. По словам инструктора, обычно в наемники шли отставные солдаты, так и не приспособившиеся к мирной жизни, но встречались среди них и бывшие преступники, и просто авантюристы, которым хотелось развлечься, пострелять и заработать деньжат. Армия США держала при себе целые батальоны таких парней, потому что они с легкостью могли делать в любой точке земного шара то, что военным не дозволялось уставом и международным правом.
- А кто он по национальности? – никак не подтвердив и не опровергнув ее догадку, спросил следователь.
- Ну... Возможно, он из Восточной Европы, – предположила Белла. – Или из Греции.
- Из Греции? Это потому что у меня греческая фамилия? – хмыкнул следователь. – И вы решили, что мы говорили по-гречески?
- Ну, да, сэр, – призналась Белла. – Это точно был не пушту и не дари. И не арабский.
- Это был албанский.
- Албанский? Вы с ним в Косово познакомились? – тут же выпалила Белла.
- Конечно, мы могли с ним познакомиться где угодно, но вы угадали, рядовой Свон, – кивнул Феодоракис. – Мы с Афтоном на самом деле познакомились в Косово (1). И он сейчас действительно работает в Blackwater (2). Что ж, с логическим мышлением у вас все в порядке.

«Хамви» ждал их на прежнем месте, и когда они сели в машину, водитель тут же с волнением в голосе сообщил:
- База запрашивает наше местонахождение, сэр...
- Сообщите, что мы в пути и будем на месте через полчаса, – сказал Феодоракис, поставив ковер на сидение рядом с собой. – Вас не накажут. Я сам объяснюсь с капитаном.
Водитель с облегчением выдохнул, и машина тронулась с места.
Всю дорогу до «Кэмп Феникса» Феодоракис молчал. А Белла пыталась понять, зачем следователь встречался в чайхане с Афтоном? Ответ почему-то напрашивался только один. Чтобы забрать у него ковер.
Белла повернулась и посмотрела на тот самый ковер. Толстый шерстяной ковер ручной работы – такой, какие тут повсюду продают на рынке. Афганский ковер висел на стене в каюте у Двуликой, и рядовой Свон еще тогда решила, что привезет домой такой же. Неужели и Феодоракис просто решил прихватить из Афганистана колоритный сувенир и заодно повидаться со старым приятелем?
Любительница боевиков и шпионских фильмов, Белла не могла смириться с такой прозаической версией и придумывала все новые и новые.
На этом ковре вышита карта? В него вделан чип с секретными данными? Или его узор – это зашифрованное послание? А может, он и вовсе пропитан наркотиками? Белла где-то читала и про такой способ контрабанды.
Увлеченная своими фантазиями, Белла не заметила, как «Хамви» добрался до базы и, преодолев блокпост, затормозил на стоянке.
В «Кэмп Феникс» они приехали одновременно со стрелками, и первым, кого увидела, выбравшись из бронемашины, Белла, стал лейтенант Каллен. Дракула стоял возле своего «Хамви» и нервно курил. Заметив их прибытие, он сразу направился к ним, и по его лицу Белла тут же поняла, что после зачистки тормоза у него отказали окончательно.

- И где вас на этот раз носило, мистер Ниро Вульф (3)? – громче обычного осведомился лейтенант, сделав затяжку: – Опять справляли естественные потребности?
- Мы с рядовым Свон выпили чаю в Хазар-Джофте, – сообщил Феодоракис, вытаскивая из машины ковер.
- Чаю выпили? И на рынок сгоняли? За ковриком? – с раздражением выплюнул лейтенант.
- И за ковриком в том числе, – ничуть не смутился следователь. – Я возвращаюсь домой как раз к Рождеству и хочу подарить его отцу.
- Как мило, – скривился Дракула. – Вы хороший сын, капитан Феодоракис. Но не самый лучший следователь.
Феодоракис повернулся и с интересом взглянул на лейтенанта, а тот, все больше краснея, продолжил:
- Вы потратили три недели на то, чтобы выяснить, что тот снайпер, которого убил Колл, не «Джуба», а его ученик. И сколько вы собираетесь теперь искать самого «Джубу»? Еще три недели? Месяц? Два? Да за это время он успеет еще кого-нибудь из наших застрелить! Ваша чертова зачистка провалилась…
- По вине вашего морпеха, – напомнил с усмешкой Феодоракис.
- Хорошо. На хрен зачистку, – осклабился Каллен. – Но вы со своим расследованием явно не торопитесь. Может, вы и не за снайпером сюда приехали? А за бесплатным тиром с живыми мишенями и крутыми сувенирами?
- Вы понятия не имеете, чем я занимался все это время, лейтенант, – произнес Феодоракис, взвалив ковер на плечо.
- Да? Так расскажите. Хватит изображать из себя Чака Норриса! – взорвался Каллен. – Джеймсы Бонды не служат воспитателями в детском саду. Или в «Пэррис-Айленде» вы выполняли какое-то сверхсекретное задание?
- Лейтенант Каллен, меня всегда поражало умение людей делать выводы на пустом месте, – сказал следователь холодно. В противовес Каллену, у которого уже пар из ушей валил, капитан сохранял ледяное спокойствие.
- А меня всегда поражало, как все ведутся на дешевые понты, – произнес сквозь зубы Дракула: – И да, я сначала тоже повелся. Но теперь я вижу, что за всей вашей бравадой ничего нет. Вам и пальцы, наверное, из-за нарушения техники безопасности оторвало, а не в бою!
- Лейтенант, я вообще не говорил вам, как лишился пальцев. И о своем прошлом я вам тоже ничего не рассказывал.
- Потому что сказать нечего! – огрызнулся Каллен.
- Считайте, как хотите, – улыбнулся Феодоракис. – С вашим отцом работать намного приятнее. Вы тоже не оправдали моих ожиданий. Удачи, лейтенант. На брифинге в штабе она вам понадобится.
Каллен с шумом втянул ноздрями воздух. Он явно готов был броситься в драку, но понимал, что ничем хорошим для него это не закончится.

- За мной, рядовой Свон, – позвал ее Феодоракис, и смущенная Белла последовала за командиром.
Она жалела, что стала свидетельницей этого разговора.
Феодоракис уколол Каллена в самое больное место – в его отношения с отцом. Судя по всему, лейтенант всегда хотел быть похожим на полковника Каллена, но все время до него не дотягивал. И догадываясь об этом, Феодоракис нанес своему оппоненту удар ниже пояса. Но и сам пострадал от своей атаки: Каллен тоже сумел задеть его самолюбие. Глаза следователя сейчас пылали таким огнем, какой Белла видела у него только перед боем. И рядовой Свон вдруг серьезно задумалась.
А ведь за эти три недели капитан действительно не предъявил никаких результатов своего расследования... Он просто куда-то ездил, кого-то допрашивал, смотрел на всех свысока, но ни на шаг не продвинулся к цели. И в «Пэррис-Айленде» он и вправду работал на самой низшей должности – присматривал за новобранцами и судил их за драки. Настоящие профессионалы расследуют серьезные дела государственной важности, а не выясняют, из-за чего подрались после обеда рекрут Свон и рекрут Рено.
Неужели Феодоракис действительно всего лишь дешевый позер? Но почему тогда Белла все время кожей ощущает исходящую от него опасность. Опасность настоящую, которую очень трудно сыграть. Сколько бы Кинг ни пытался казаться крутым, в нем все было фальшиво. А Феодоракис был таким же, как Елеазар, – зверем, которому не комфортно среди людей. Но почему тогда он оказался в рекрутском депо на такой незавидной для настоящего профессионала позиции?

- Лейтенант Каллен сумел посеять в вас сомнения, – тут же заметил следователь. – Вы верите всему, что вам говорят, рядовой Свон?
- Нет. Но я всё анализирую, – проговорила смущенная Белла.
- И правильно делаете, – кивнул Феодоракис. – Лейтенант Каллен умный парень, но нервная система у него слабовата. Видимо, в мать пошел... Ему тоже надо было стать школьным учителем или учителем музыки. Он прекрасно играет «Лунную сонату». Его мать показывала мне запись со школьного концерта.
Белла попыталась представить Дракулу, играющего на фортепиано «Лунную сонату». Но вместо этого перед глазами у нее тут же возник лейтенант Каллен, который расстреливал несчастный инструмент из автомата под аккомпанемент из громких матерных воплей.
В этот момент к ним подошел Амун и что-то сказал Феодоракису не на английском языке, показав на стоящее в зените солнце. Тот кивнул и, повернувшись к Белле, произнес:
- Вы свободны, рядовой Свон. Через час подходите к штабу. Капитан Кинг устраивает брифинг, и я собираюсь на нем присутствовать. Вы будете меня сопровождать.
- Да, сэр, – кивнула Белла, хотя у нее не было никакого желания присутствовать на этом брифинге. Капитан Кинг наверняка станет обвинять во всем Каллена. Хотя тот и вел себя с Беллой, как полный кретин, но в ситуации с Йорком вины его никакой не было. Тем более что Дракула предупреждал Кинга о нестабильной психике Эрика, но тупой капитан даже не стал его слушать и прогнал из кабинета...
Белла до сих пор не могла поверить, что Йорк убил того мальчика. Она вспомнила, как дергалось, словно марионетка, мертвое тело ребенка, которое передавали из рук в руки обезумевшие афганцы, и ее тут же затрясло. Почему Йорк, добрый, наивный Йорк, выстрелил в него? Он ведь даже во время боя в людей стрелять не мог. И Плуто любил его больше всех, даже ждал возле казармы, чтобы погулять с ним по базе. А ведь собаки в людях редко ошибаются. Да, может, Эрик и трус, но не бездушная сволочь, как тот же Лоран, который в Дарвешане вопил, что из-за этого «дохлого Маугли» у них теперь проблемы начнутся.
Все это было так несправедливо, что Белле хотелось выть от боли и ярости.

По пути к казарме уставшая Белла увидела Эммета, вокруг которого юлой вертелась сержант Розали Хейл. Все лицо у МакКарти было в крови, и Беллу прошиб холодный пот. Она тут же бросилась к другу:
- Эм, что случилось? Ты ранен?
С беспокойством осмотрев товарища, Белла увидела, что раны Эммета больше похожи на ссадины. Хоть порезы и кровоточили, опасными они не выглядели.
- Да ничего страшного, Иззи, – широко улыбнулся ей Эммет. – Милье баллон подорвал, и нас всех камнями закидало. Говорю же, ничего серьезного. Только не слышу до сих пор ни хрена. А ты как? – оглохший Эммет кричал так, что на него оборачивались все проходящие мимо морпехи.
- Цела, – громко сообщила Белла. Сидя в засаде, она слышала, как на площади что-то взорвалось с нехилым грохотом, но даже не подумала, что там мог быть Эммет. Хорошо, что он отделался всего лишь царапинами...
- О Боже! – охнула вдруг Розали Хейл, которая все это время пыталась платочком стереть с лица Эммета кровь.
- Что такое? – спросил Эммет.
- У тебя во лбу... что-то металлическое застряло, – проговорила Розали, и лицо ее стало белее бумаги.
- Что застряло? – изумился Эммет и принялся ощупывать пальцами свой большой лоб, но Розали схватила его за руку.
- Не трогай! Это может быть пуля! Ты ее внутрь протолкнешь!
- Как пуля? Какая пуля? – хлопая глазами, спросил Эммет.
Оглохшие после взрыва, они кричали так громко, что тут же привлекли внимание идущего мимо лейтенанта Каллена. Он как будто специально патрулировал территорию, чтобы до кого-нибудь докопаться, и наконец нашел себе жертву.
- Сержант Хейл, хватит изображать из себя сестру милосердия. У нас для этого есть медики, а вы – радист, – во все горло заорал он, и Белла поняла, что у Каллена тоже проблемы со слухом. Выходит, он так вопил на нее не только потому, что он психованный параноик...
- У рядового МакКарти пуля в голове застряла, – воскликнула Розали, и Белла действительно увидела между бровями у Эммета что-то металлическое. Но по размеру оно явно было меньше пули.
- Какая нахрен пуля? – сердито посмотрел на нее Каллен. – Да если бы ему в лоб пуля попала, он бы уже на очереди в райские казармы стоял, а не на грудь вашу пялился, пока вы его платочком обмахиваете.
У Эммета тут же уши стали пунцовыми, а Белла тихо захихикала. Теперь понятно, почему МакКарти, который всегда отмахивался от женской заботы, как от постыдных нежностей, внезапно позволил Розали за собой поухаживать. Это был его единственный шанс сблизиться с красивой – и главное, теперь свободной – радисткой, и упускать его Эммет явно не собирался.
- Но, сэр, вы сами посмотрите, – проговорила сержант Хейл, которую, похоже, ничуть не обидел такой интерес Эммета к определенным частям ее тела.

Каллен вперился взглядом в лоб Эммета так, словно просверливал в нем дырку, и, закончив осмотр, произнес:
- МакКарти, иди к медикам. Пусть они из твоего лба эту звезду героя выковыривают.
- Это ведь не пуля, сэр? – выдохнул с надеждой Эммет.
- Нет, конечно, осколок меньше ногтя, – усмехнулся Каллен. – Давай, МакКарти, ты и так уже достаточно покрасовался, – похлопал его по спине Дракула и кивнул в сторону взволнованной Розали, которая никак не хотела покидать своего подопечного. – Хейл, и вы тоже идите к медикам. Лежа под рядовым МакКарти, вы, конечно, избежали серьезных травм. Но на всякий случай и вам провериться стоит.
Розали Хейл фыркнула и обидчиво вздернула свой точеный носик. Каллен снова острил, как третьесортный комик.
Как он сказал? «Лежа под рядовым МакКарти»? Так вот почему Хейл так крутится вокруг «гатлинбургского мишки» – МакКарти накрыл ее собой во время взрыва...
Совершать подвиги для Эммета было так же естественно, как есть и спать.

Эммет и Розали вместе отправились в медицинский отсек, а Каллен, сняв бронежилет, вздохнул полной грудью и повернулся к Белле.
- Рядовой Свон, куда вы ездили с капитаном Феодоракисом?
Белла оторопела. Она не ожидала, что Каллен снова поднимет эту тему. Но Дракула смотрел на нее, как инквизитор на ведьму, и Свон пробормотала:
- В чайхану в Хазар-Джофт.
- Зачем? С кем вы там встречались? – осведомился лейтенант, и Белла изумилась еще сильнее. Он что, все знает? Или просто блефует? В любом случае, она не должна ничего ему говорить – Феодоракис ей голову оторвет, если она разболтает лейтенанту про его встречу с Афтоном.
- Ни с кем, сэр, – соврала она, стараясь не смотреть Каллену в глаза. Врать Белла никогда не умела. Когда они с Анжелой однажды прогуляли школу и с ее кузеном поехали в Порт-Анджелес на ярмарку, Белла спалилась сразу же, как только Чарли стал расспрашивать ее о школьных занятиях. – Мы просто выпили чаю и поехали на базу.
- Просто выпили чаю. После того, как в уезде начался бунт, – зло посмотрел на нее Каллен. – Самое время для чаепития. Вы мне врете, рядовой Свон. Я это вижу.
Да, Белла Свон действительно не умеет врать…
- Вы наврали мне, что вы не лесбиянка. Вы соврали, когда обещали не лезть под пули в обмен на мою подпись под вашей петицией. И сейчас вы снова врете, – сказал Дракула раздраженно. – Вы сделаете отличную карьеру. Если вернетесь отсюда живой.

Рядовой Свон почувствовала, как в ней опять вскипает ярость. Почему Дракула именно ей все время пророчит быструю и глупую смерть? За этот месяц Белла пережила теракт и два полноценных боя и ни разу не показала себя ни слабачкой, ни трусом, ни дурой. В то время как гордые носители мужских половых признаков впадали в истерику, блевали и подставляли своих товарищей.
- Вернусь, сэр, – сказала Белла, решив, что больше не будет молча проглатывать его оскорбления. Да, она всего лишь рядовой первого класса, но не бессловесный раб.
- А вот мне кажется, вы просто мечтаете о посмертной славе, рядовой Свон. Люди, которые хотят жить, не лезут в бой, никого не предупредив. И не светят стволом, вызывая на себя огонь с обеих сторон. Если вы хотите умереть, предупредите сразу, и в следующий раз я не буду вас спасать и другим прикажу не мешать вашему самоубийству.
Спасать? Когда и от чего он ее спас? И где это она светила стволом? В Дарвешане Белла всё время выбирала позицию так, чтобы ее не было видно. Неужели она в чем-то ошиблась?
- О чем вы говорите, сэр?
- У меня нет времени вправлять вам мозги, – матерясь себе под нос, Дракула покопался в ухе пальцем и снова заткнул его ватным тампоном. – Поговорите с сержантом Коллом. И он вам расскажет, сколько прыщей у вас на лбу он насчитал, пока держал вас под прицелом.

Эмбри? Ее хотел застрелить Эмбри? Он что, принял ее за «Джубу»? Черт. Как она об этом не подумала… Ведь она никому не сказала, что будет стрелять, а оружие у нее трофейное, так что неудивительно, что в разгар боя ее приняли за талиба. Дура. Тупица. Она облажалась по полной. Да еще и на глазах у Каллена. И Дракула ее спас. Какой позор. Теперь он будет припоминать ей это каждый раз, когда она снова попытается проявить себя. А ведь если бы не она, взвод Каллена так и не понял бы, откуда взялись напавшие на них талибы. Мог бы и похвалить ее за обнаружение кяризов. Но ведь Каллен всегда видит в жизни только плохое…
Проклятье. Надо скорее легализовать своё право на ношение оружия и участие в боевых действиях. Иначе в следующий раз ее и, правда, застрелят свои. И это будет достойная номинация на премию Дарвина.
Как всегда испортив ей настроение, лейтенант Каллен ушел к казармам, и озадаченная Белла решила немедленно выяснить у Эмбри, что же действительно произошло во время боя в Дарвешане.
Сержант Колл обычно крутился возле полигона, и сейчас он тоже был там – чистил свою винтовку. Как и все профессиональные стрелки, он был просто одержим чисткой оружия. Впрочем, учитывая, что за сегодняшний бой Белла трижды слышала с разных сторон звук осечки и следом за ним громкий мат, такая одержимость вовсе не была чрезмерной.

- Привет, – тут же увидел ее Эмбри. – Ну как, штанишки уже постирала?
- Я удержала все в себе, сэр, – сказала Белла.
- А вот мы с Дракулой не удержали, – расхохотался Эмбри. – Хорошо, что он тебя признал. Я ведь сюда врагов приехал убивать, а не симпатичных учетчиц. Своего убить – это мой худший кошмар. А ты его чуть реальностью не сделала.
- Простите, сэр, я не хотела вас подставлять, – проговорила виновато Белла. – А как лейтенант Каллен понял, что это я?
- Не знаю. Я ему сказал, что вижу вражеского снайпера, а он завопил: «Не стрелять!» и ломанулся тебя спасать, – хмыкнул стрелок. – У него интуиция, как у экстрасенса. Шестое чувство.
Белла с пониманием кивнула. Чутье у Каллена и, правда, было фантастическое. И это хотя бы частично оправдывало его паршивый характер.
- А как вы меня заметили? – задала Белла самый важный для нее вопрос.
- Ну, сначала я засек пристрелку. Определил, откуда могут вести огонь, и сразу увидел ствол.
- Как вы его увидели? Я же за покрывалом спряталась...
- Ветер, рядовой Свон. Ветер подул, покрывало отогнулось, и ствол стало видно.
Ветер? Черт. Когда она стреляла, она ведь даже высчитывала поправку на ветер. Но не подумала при этом, что его порыв может отогнуть покрывало…
- Хорошее прикрытие должно быть неподвижным, – сказал снайпер и добродушно засмеялся. – Да ты не расстраивайся. Меня на курсах полгода убивали. Сначала на мишенях тренируешься, потом на условном противнике. Никто сразу профессионалом не становится. Ты лучше расскажи, нашел ли в Дарвешане наш терминатор свою жертву?

Белла улыбнулась. Как только ни называли на базе капитана Феодоракиса – и Робокопом, и судьей Дреддом, и агентом Смитом. Его образ высокомерного бесчувственного служителя закона как будто и, правда, был списан из какого-то голливудского боевика. Но после того как на встрече с Афтоном капитан показал себя совсем другим человеком, Белла уже не знала, какая из его личин была настоящей, а какая – всего лишь прикрытием.
- Нет, не нашел, – сказала рядовой Свон.
- Странно, – разочарованно хмыкнул снайпер. – Я в него верил.
- Он просто не успел, – проговорила Белла. – Из-за Йорка.
- Да… Подставил нас этот придурок, – вздохнул Эмбри. – Я бы на его месте застрелился. Но у него и для этого кишка тонка.
- Он неплохой парень, – возразила Белла, вспомнив, как Эрик прикрыл ее перед Дракулой на свадьбе Амуна. – Просто… Такая служба не для него.
- Раньше надо было думать, – усмехнулся Эмбри. – Мне таких не жалко. Сами виноваты. Нефиг было с маленьким хером в порноактеры соваться.
Как и у всех военных, язык Эмбри Колла отличался крайне изысканной метафоричностью.
- Ну, серьезно, даже у тебя, у девчонки, яйца больше, чем у него, – засмеялся Эмбри, и Белла почувствовала, как у нее расправились плечи. После взбучки от Каллена поддержка Эмбри словно вернула ей отрезанные крылья. – Но больше так не делай. Рано тебе еще под пулями бегать.
- Когда будет не рано, меня уже отправят домой, – произнесла Белла, и Эмбри рассмеялся:
- А тебе так сильно повоевать хочется?
- Хочется, – сказала Белла. – Может быть, я и чокнутая. Но я чувствую, что это моё. Я родилась, чтобы стать стрелком.
- Ты не чокнутая, – улыбнулся Эмбри. – Я сам такой. Но я курсы закончил и три года инструктором отслужил прежде, чем меня сюда послали.
- Я бы с радостью на курсы пошла, сэр. Но меня туда не возьмут. Женщин не берут в снайперы. Вы же сами так говорили, – с горечью воскликнула Белла.
- Говорил, – кивнул Колл. – Да, жаль, что ты не парень. Хорошие стрелки всегда в дефиците. Но ты не переживай. В морской пехоте полно других специальностей, куда берут женщин. Корпус не только из снайперов состоит.
- Я знаю, сэр, – ответила Белла со вздохом. – Спасибо, что не пристрелили.
- Дракулу благодари, – рассмеялся Эмбри и продолжил чистить винтовку, а Белла поплелась к казарме.

Сержант Колл был прав – перед женщинами в американской армии были открыты практически все двери. Но Белла Свон со своим фантастическим везением умудрилась выбрать именно ту, что была заперта десятью замками. И отступать не собиралась. Она никому не говорила этого, но с винтовкой в руках Белла чувствовала себя сильной и смелой, а не бесполезной серой мышью, которой она всегда была в школе. Она видела перед собой цель и после выстрела знала точно, что одним врагом у них на этой земле стало меньше. Это ощущение победы, которое она испытывала каждый раз, попав точно в цель, Белла хотела переживать снова и снова. Это была ее судьба. Ее призвание. Но никто в «Кэмп Фениксе» не относился к ней серьезно. Даже Эмбри, признавая ее талант, не верил, что она чего-то добьется. И Беллу это страшно раздражало.
В последнее время она все чаще жалела, что не родилась парнем. Ну почему одна чертова хромосома может сломать человеку всю жизнь? Если бы у Чарли Свона вместо дочери родился сын, он бы уже учился на снайперских курсах, и его желание убивать врагов своей страны никому не казалось бы диким. Белла никогда не считала себя феминисткой и не боролась за права женщин, но сейчас она лицом к лицу столкнулась с настоящей дискриминацией, с запретом на мечту и теперь готова была объявить голодовку или устроить митинг у дверей штаба. Вот только вряд ли от этого будет какой-то толк... Армейскую машину не сдвинет с места одна девчонка из Форкса. Но быть может, у этой девчонки получится хотя бы немного ее раскачать?
***
Через час Белла встретилась с Феодоракисом у штаба. Но вместо того чтобы сразу зайти внутрь, следователь вдруг показал своей ассистентке знак «замри» и осторожно приоткрыл дверь. Из щели тут же послышался громкий голос капитана Кинга.
- В уезде бунт, а через неделю на базу приедет комбат! И что он увидит? Как эти дикари сжигают наши флаги и гадят на чучело нашего президента? Да еще и эта шлюха с CNN проходу мне не дает! – шумел взбешенный Кинг. – Это ты, Каллен, ей растрепал, что Йорк ребенка застрелил? Или кто-то из твоих дебилов? Ты понимаешь, что будет, если все это покажут по телевизору? Этого пацана не случайным снарядом пришибло. Твой морпех его в упор из винтовки положил на глазах у свидетелей. И никакой пыльной бури не было, никакой перестрелки. Это будет хуже того долбаного карикатурного скандала (4)! Почему ни во втором взводе, ни в третьем не было таких инцидентов?! Почему именно твои морпехи не могут провести даже обычную зачистку?! И не надо валить все на Йорка. Ты – офицер, и за все, что делают твои люди, отвечаешь ты! Если в твоем взводе одни слабаки, трусы, наркоманы, лентяи и кретины, значит, это ты хреновый командир, Каллен! И сейчас ты пойдешь к этой журналистке и уговоришь ее молчать. Мне плевать, как ты это сделаешь. Можешь трахнуть ее – у нее явно давно мужика не было, – с раздражением выпалил Кинг. – В общем, как угодно, но ты должен с ней договориться! Иначе можешь считать, что твоя карьера в морской пехоте окончена. Я сделаю так, что ты до пенсии прослужишь в каком-нибудь захолустье, а все твои ходатайства о переводе будет рваться на клочки и спускаться в унитаз! Ты понял меня, Каллен? Иди и заткни ей рот!
- Да, сэр, – послышался из-за двери ответ Дракулы, и Белла просто не узнала его. Обычно громкий и хорошо поставленный, его голос сейчас шелестел так, словно Каллена оставили последние силы и он лежит на смертном одре.

В этот момент Феодоракис резко распахнул дверь и решительно шагнул за порог.
- Вижу, вы уже начали брифинг, капитан Кинг, – произнес он, осмотрев всех присутствующих в кабинете.
За столом в штабе сидели лейтенанты Джейкобс и Брэдли, командир взвода оружейной поддержки, фамилию которого Белла так и не запомнила и еще несколько штабных служащих. Поставленный перед всеми для публичной порки лейтенант Каллен выглядел чернее тучи и даже не посмотрел на вошедших. Джейкобс и Брэдли ухмыльнулись – оба были уверены, что с появлением Феодоракиса Каллену достанется еще сильнее.
Ройс Кинг наблюдал за вторжением следователя с плохо скрываемой злобой – он явно не приглашал его на это совещание.
- Прошу вас, продолжайте. Я не буду вам мешать. Я просто хочу быть в курсе того, что вы намерены делать, капитан. Ведь эта зачистка организована мной, и я в равной степени с вами и вашими морпехами несу ответственность за ее последствия, – успокоил Феодоракис Кинга, уже успевшего отложить кирпичей на вторую Великую китайскую стену.
- Разумеется, вы можете присутствовать на брифинге, капитан Феодоракис, – тут же снизил градус истерики Кинг, мгновенно вернувшись к привычному для всех образу хладнокровного яппи. – Я как раз собирался заслушать доклад лейтенанта Каллена о том, что произошло во время зачистки в Дарвешане.
Больше не проронив ни слова, Феодоракис сел в углу комнаты, жестом приказав Белле разместиться на соседнем стуле. Рядовой Свон тут же отметила, что с этого места можно было наблюдать сразу за всеми присутствующими. Следователь хорошо умел выбирать позицию и никогда не садился спиной к двери, даже если это было единственное свободное место в кабинете.
Присев, Белла тут же осмотрелась. Брифинги Ройс Кинг проводил в соседнем со своим кабинетом помещении. Это была просторная комната с длинным широким столом и большой картой Афганистана практически во всю стену со всеми провинциями, уездами и базами ISAF. Белла в качестве ассистента уже не раз была на этих брифингах, и обычно они превращались в бездарный театр одного актера, где Кинг выступал в роли мудрого полководца, а командиры взводов изображали его верных вассалов. Но сегодня кино снимали по другому сценарию. И это был фильм-катастрофа, в котором все сидели с напряженными лицами и с минуты на минуту ждали конца света.

- Слушаю вас, лейтенант, – холодно произнес командир роты. – Или вы так и собираетесь просто стоять и молчать, когда вашего стрелка держат в заложниках местные военные и собираются везти его на допрос в Кабул? Вы сами видели, как Йорк стрелял в этого мальчика? Или свидетелями были только местные?
- Я сам ничего не видел, сэр, – мертвым голосом ответил Каллен. – В момент инцидента я со штаб-сержантом Уитлоком шел на встречу с главой администрации Дарвешана. Но со слов командира третьего отделения сержанта Дэнниса Орлова, капрала Джейкоба Блэка и самого рядового Йорка, произошло следующее. Огневая команда Блэка осуществляла досмотр одного из домов, и рядовой Йорк остался во дворе, прикрывая подходы. С ним был рядовой Эммет МакКарти, но его позвал на задний двор младший капрал Кэмерон, которого атаковали овцы.
- Кто атаковал? – переспросил озадаченный Кинг. Похоже, на Каллена он начал орать прежде, чем выяснил все обстоятельства произошедшего. Какой же он все-таки кретин!
- Овцы, сэр. Кэмерон открыл хлев, и они оттуда прямо на него выбежали, окружили со всех сторон, стали блеять, – произнес Каллен, и Белла едва удержалась от смеха, представив эту картину. Но смех тут же прошел, как только она вспомнила, что последовало дальше. – Капрал Кэмерон позвал рядового МакКарти, чтобы тот помог ему поймать овец и загнать их обратно. Прибежал хозяин. Они стали загонять овец обратно в хлев. И в этот момент в рядового Йорка что-то кинули. Йорк принял это за гранату и открыл огонь.
Белла вздохнула. Цепочка нелепых случайностей и такой страшный результат.
- У него был выключен предохранитель, и палец он держал на спусковом крючке? – осведомился Кинг.
- Вероятно, сэр, – сказал Каллен глухо.

Белла видела, как долго тормознутый Йорк на тренировках приводил оружие в боеготовность. Пока он выключал бы предохранитель и нащупывал спусковой крючок, он бы успел разглядеть этого ребенка и понял бы, что никакой гранаты не было. А выстрелил он сразу. Значит, патрон у него был в патроннике, предохранитель выключен, а палец уже лежал на спусковом крючке. Парень так боялся нападения из-за угла, что постоянно таскал в руках бомбу замедленного действия. Даже удивительно, что за полгода он ни разу не подстрелил ни себя, ни кого-то из своих.
- Значит вам насрать на технику безопасности, лейтенант Каллен? – прошипел Кинг. – Рядовой Эрик Йорк сознательно ее нарушал, а вы, сержант Уитлок и сержант Орлов этому потворствовали и понесете за это наказание.
Дракула молчал, глядя в стену мимо головы Кинга пустым взглядом. Оправдываться он не собирался.
И тут вдруг раздался голос капитана Феодоракиса:
- Капитан Кинг, а как же капрал Блэк? Он является непосредственным командиром рядового Йорка, и именно капрал Блэк должен был в первую очередь проследить за тем, как его морпех держит оружие. Вы не считаете нужным привлечь его к ответственности за этот проступок?
Кинг с удивлением посмотрел на следователя, как будто забыв о его присутствии. И Белла поняла, что Феодоракис поставил командира роты в крайне неудобное положение. Капитан специально не стал обвинять в случившемся Джейка, не желая, видимо, огорчать его высокопоставленного отца, и собирался вовсю оторваться на Каллене с Орловым. Но для капитана Феодоракиса не существовало авторитетов.

- Разумеется, действия капрала Блэка также будут подвергнуты самой строгой оценке, – быстро сориентировался хитрый Кинг. – Но лейтенант Каллен как офицер и как опытный командир должен был проконтролировать каждое звено, а не перекладывать свою ответственность на сержантский состав. Каллен, это ваша обязанность, как командира взвода, следить за психическим состоянием личного состава, – произнес, сузив глаза, Кинг. – Вы несете ответственность за каждого из своих стрелков. И нервный срыв рядового Йорка на вашей совести. Вы создали в своем взводе невыносимые условия. Досматриваете личные вещи морпехов, постоянно штрафуете, муштруете их сверх нормативов и распространяете во взводе параноидальные теории о том, что в этом уезде полно талибов... Пара-тройка боевиков – это не атака, это детский сад. А вы так запугали своих морпехов, что они от страха стреляют в детей. За вами одни трупы, Каллен, и, к сожалению, не вражеские. Вряд ли вас лишат Военно-морского креста, но можете быть уверены – он останется единственной вашей наградой за всю карьеру.

Хотя Белла и знала, что все будет именно так, и Кинг попытается свалить на Каллена все свои грехи, такое неприкрытое свинство вывело ее из себя. Нервный срыв Эрика на совести Дракулы?
Да ведь лейтенант при Белле предупреждал Кинга о том, что у парня проблемы с психикой, но капитан отмахнулся от него, как от назойливой мухи! И сейчас Кинг у всех на глазах врал так нагло, что Белла больше не могла терпеть. Она должна была сказать правду. Да, может быть, Каллен и не самый приятный человек на планете, но вешать на него всех собак было несправедливо, а Белла Свон ненавидела несправедливость.
Чарли всегда говорил, что виновные должны быть наказаны, а невиновные оправданы. И Белла искренне в это верила. Поэтому, стесняясь заговорить, она принялась ерзать изо всех сил в надежде, что кто-нибудь обратит внимание на ее потуги и даст ей слово.
- Капитан Кинг, рядовой Свон, кажется, хочет что-то сказать, – мгновенно отреагировал наблюдательный Феодоракис.
- Мы выслушаем рядового Свон после брифинга, – отозвался Кинг и открыл рот, чтобы продолжить свою обличительную речь, но следователь остановил его:
- Рядовой Свон – ваш бывший ассистент и участник сегодняшнего боя. Ее версия о причинах произошедшего может оказаться ценной для установления истины.
В очередной раз Белла поразилась тому, как спокойный и совсем даже не угрожающий тон Феодоракиса действовал на капитана Кинга. Тот сразу становился как будто меньше ростом и начинал манерничать и разговаривать тоненьким голоском, как Бэтти Буп (5) в старых мультфильмах.

- Хорошо, рядовой Свон, говорите, – великодушно разрешил Кинг, и Белла открыла рот, чтобы произнести свою речь, но не смогла вымолвить ни звука. Она просто не знала, что сказать и с чего начать. Белла очень не любила привлекать к себе внимание, а сейчас все смотрели на нее в ожидании – Кинг, Каллен, Джейкобс, Брэдли и Феодоракис, и от такого повышенного интереса Белла растерялась еще больше. И пока она подбирала нужные слова и пыталась взять себя в руки, у офицеров кончилось терпение.
- Рядового Свон мы выслушаем в следующий раз, – нервно тряхнул головой Кинг и вновь повернулся к Каллену. – Когда на базу приедет командир батальона, вы лично доложите ему, как получилось так, что ваш морпех уничтожил все, чего наша рота добилась за полгода. Пока вы разводили панику, я выстроил партнерские отношения с местными властями без единого выстрела, наладил взаимодействие с местными военными и обеспечил проведение в уезде демократических выборов. И все это может пойти прахом из-за того, что вы критиковали мои приказы вместо того, чтобы следить за своим личным составом. Мне сообщили, что у вас еще на наблюдательном пункте возникали проблемы с рядовым Йорком, но вместо того чтобы всерьез озаботиться его психическим состоянием, вы только оштрафовали его на три зарплаты и тут же о нем забыли. Ведь у вас всегда находились дела поважнее – победа в конкурсе костюмов на Хэллоуин и проведение свадеб на территории базы, – голос Кинга торжествующе зазвенел. – Вероятно, этот рядовой страдал посттравматическим стрессовым расстройством, но несмотря на это, вы продолжали посылать его на задания, пока у него во время зачистки не произошел нервный срыв. Вы все время повторяете, что хотите сберечь своих парней, лейтенант Каллен. Рядового Йорка вы не сберегли.
Кинг сделал театральную паузу и посмотрел на лейтенанта. Каллен не дышал. Он как будто прирос к полу и окаменел. Улыбка скользнула по лицу капитана. Он наслаждался унижением Дракулы, хотя сам был виновен не меньше него. И тут Белла, наконец, нашла в себе силы сказать все, что думает.

- Но вы ведь тоже знали, что у Йорка проблемы с психикой, сэр! – глядя на Кинга, выкрикнула она и осеклась, испугавшись собственной смелости.
Все тут же уставились на нее.
- Что вы имеете в виду, рядовой Свон? – спросил Феодоракис.
- Лейтенант Каллен докладывал капитану Кингу о том, что у рядового Йорка проблемы с психикой, – сказала Белла.
Кинг дернулся, словно его ударило током, а Каллен побелел еще сильнее.
- Когда? – осведомился Феодоракис.
- Примерно две недели назад, – ответила Белла.
- Откуда вам это известно?
- Это произошло при мне.
- И что именно докладывал лейтенант Каллен капитану Кингу?
- Послушайте, рядовой Свон не уполномочена делать подобные заявления, – встрял напуганный Кинг. – Этот разговор был конфиденциальным!
- Это не официальный допрос, капитан, – улыбнулся следователь. – И если вы хотите, чтобы ваш разговор был конфиденциальным, впредь проводите его без свидетелей. Так о чем же докладывал лейтенант Каллен капитану Кингу, рядовой Свон?
Белла встретилась взглядом с Дракулой и похолодела. Его глаза умоляли ее молчать. Но почему? Ведь она говорит правду. Кинг на самом деле знал о проблемах Йорка и мог бы отправить парня домой, но не сделал этого. Зачем Каллен его покрывает?
- Говорите, рядовой Свон, – потребовал Феодоракис.
«Нет», – одними губами произнес Дракула, глядя Белле прямо в глаза.
- Рядовой Свон, я приказываю вам ответить на мой вопрос, – сказал Феодоракис.
- Лейтенант Каллен сказал, что рядовой Йорк постоянно находится в состоянии стресса, – проговорила Белла, и с губ Дракулы сорвался беззвучный мат. На несколько секунд Белла замолчала: реакция Каллена ее насторожила. Он действительно не хотел, чтобы она говорила. Но теперь она уже не могла сделать шаг назад – Феодоракис тут же почувствует ее ложь, если она попробует что-то от него утаить. И Белла продолжила, глядя прямо перед собой: – И что на запястьях у Йорка он обнаружил следы порезов.
- Следы порезов? – глаза Феодоракиса засверкали. – Это правда, лейтенант Каллен?
Дракула прокашлялся и хрипло ответил:
- Да, правда.
- И какие это были порезы? Глубокие? Вдоль или поперек? Чем нанесены?
- Неглубокие, сэр. И вдоль, и поперек. Думаю, что бритвой, – ответил лейтенант.
Кинг тяжело сглотнул. Он явно не ожидал такого поворота событий. Похоже, командир роты совершенно забыл об этом разговоре и о том, что Белла при нем присутствовала.

- Очень интересно... – протянул Феодоракис и вновь повернулся к Белле. – Что еще сказал лейтенант Каллен капитану Кингу?
- Что лейтенант Денали, психолог, побеседовала с рядовым Йорком и сделала вывод, что его нужно отправить домой.
- А что на это ответил капитан Кинг?
- Что во взводе лейтенанта Каллена и так недостаток личного состава, а он продолжает избавляться от стрелков, как будто кто-то сделает ему новых из воздуха. Других стрелков у него не будет, и он должен командовать этими, – словно диктофон, воспроизвела слова Кинга Белла.
Нервно вертевший в руках ручку лейтенант Джейкобс уронил ее, и в полной тишине ручка со звоном прокатилась по неровному полу и остановилась посреди кабинета. Но никто не бросился ее поднимать – все, открыв рот, смотрели на Беллу.
- Капитан Кинг, вы действительно так сказали? – с иронией посмотрел на командира роты следователь.
- Да, я действительно так сказал, – ответил Кинг с глухим раздражением. – Но поставьте себя на мое место, капитан Феодоракис. Лейтенант Каллен – параноик. Он все время кого-то в чем-то подозревает. Любая поломка техники – это диверсия, все афганские военные работают на врага, каждый местный житель – талиб, «Джуба» охотится лично за ним. Если я буду верить всему бреду, который озвучивает лейтенант Каллен, я сам скоро окажусь в психушке.
- Порезы на руках рядового Йорка – это тоже бред лейтенанта Каллена? – усмехнулся Феодоракис.
- Я не видел у него никаких порезов, – заявил Кинг.
- Потому что вы ни разу не говорили с рядовым Йорком за все эти полгода, верно? – спросил следователь.
- Да, не говорил, но у меня в подчинении почти двести человек, и я не обязан лично разговаривать с каждым из них и спрашивать, как у него дела, – принялся рьяно защищаться Кинг. – Для этого и существуют командир взвода, взводный сержант и командир отделения.
- Совершенно верно. И командир взвода обратился к вам с докладом о том, что его морпех пытался покончить с собой. А вы не стали ничего предпринимать.
- Если бы лейтенант Каллен был всерьез этим обеспокоен, он написал бы письменный рапорт, – как истинный бюрократ, заявил Кинг. – А он этого не сделал. Кроме того, рядовой Йорк не покончил с собой. Он выстрелил в местного жителя во время зачистки. И порезы на его руках не имеют к этому никакого отношения.
- Порезы на его руках имеют отношение к его психическому состоянию, за которым, по вашим словам, должен внимательно следить командир, – улыбнулся Феодоракис.
- И вы собираетесь привлечь меня за это к ответственности? – насторожился Кинг.
- Нет. Я же сказал, это не официальный допрос, капитан, – ухмыльнулся Феодоракис.

Эта его фраза слегка приободрила Кинга, и тот без прежнего гонора, но уже более уверенно произнес:
- Брифинг окончен. Лейтенант Брэдли, завтра в Дарвешан отправятся два отделения вашего взвода, сообщите об этом своим сержантам. Лейтенант Каллен, вы также едете в Дарвешан вместе со штаб-сержантом Уитлоком как прямые командиры рядового Йорка и будете участвовать в переговорах с майором Сангаром и представителями местной полиции. Все свободны.
Участники совещания встали и быстро разбежались, опасаясь, что следователь докопается и до них. Феодоракис с Беллой вышли из штаба последними и возле дверей их встретил лейтенант Каллен.
- Зачем? – спросил он, взглянув на следователя с бессильной яростью.
- Спросите об этом у рядового Свон, – улыбнулся Феодоракис. – Ее выступление стало для меня такой же неожиданностью, как и для вас. До завтра, лейтенант. Вы хорошо держались.
Голос следователя был полон издевки, и Каллена бросило в краску. Ведь почти весь брифинг он провел в верноподданнической стойке перед Кингом и терпеливо сносил все пинки, пока Белла за него не вступилась.
- Рядовой Свон, стойте, – окликнул ее Дракула, когда Белла уже собралась уйти вслед за Феодоракисом. Она с надеждой посмотрела на командира, но тот произнес: «Вы свободны. Я найду вас, когда вы мне понадобитесь» и быстрым шагом свернул за угол, безжалостно бросив Беллу наедине с недружелюбно настроенным лейтенантом.
- Рядовой Свон, если вам так хочется мне отомстить, плюньте мне в ланч или суньте под кровать дохлую крысу. Но не делайте больше того, что вы сейчас сделали. Вы нагадили не мне. Вы нагадили своим друзьям, – заявил Каллен.
- О чем... о чем вы говорите, сэр? – растерялась Белла. Она, конечно, не ждала, что Дракула поблагодарит ее за поддержку. Но такие хамские слова Каллена оказались для нее полной неожиданностью.
- Мать твою, Свон, ты вообще ни хрена не понимаешь? – взорвался Дракула.
- Сэр... – пролепетала Белла. Она действительно ничего не понимала, и вытаращенные глаза Каллена пугали ее до чертиков.
- Только не говори, что ты на самом деле хотела мне помочь!
- Так и есть, сэр...
- Так и есть? Срань Господня, Свон, в каком заповеднике тебя вырастили? – прошипел лейтенант. – Через неделю я со своим взводом еду на наблюдательный пункт, а штаб остается здесь. Поэтому мне насрать, что капитан сейчас смешал меня с дерьмом. Не получу медалей, так и хрен с ними. Главное – молча выслушать его приказ и ответить «Есть», а на месте можно будет уже действовать по ситуации. Но тут влезла ты со своей дурацкой логикой. И теперь этот индюк будет мстить мне за то, что из-за меня его перед всеми протащили мордой по столу. А мстить он мне будет трупами моих морпехов. Трупами ваших друзей, рядовой Свон, – в лицо Белле прошипел Каллен. – Все самое вонючее дерьмо достанется теперь моим ребятам. И все потому, что у вас слишком длинный язык, а вашему командиру нравится, когда другие на его фоне выглядят полными идиотами!
Белла почувствовала, как земля уходит из-под ног, а Дракула язвительно осведомился:
- Рядовой Свон, что мне сделать, чтобы больше никогда вас не видеть и не слышать?
Белла опешила, но язык ее внезапно среагировал быстрее, чем мозг, и она выпалила:
- Помогите мне попасть во взвод к лейтенанту Брэдли или лейтенанту Джейкобсу, сэр, и я уеду с ними на наблюдательный пункт!

На этот раз опешил уже Каллен. Но шок у него прошел быстро.
- Я не настолько их ненавижу, чтобы подложить им такую свинью, – проговорил он издевательским тоном. – Тем более что через неделю я сам от вас уеду. И очень надеюсь, что все это время вы будете держаться от моего взвода на расстоянии полета снаряда.
- Какого снаряда, сэр? – зачем-то спросила Белла.
- От 105-й, – ухмыльнулся Каллен.
Дальность полета снаряда гаубицы M119A1 (6) – больше семи миль. Он что, предлагает ей в соседний кишлак перебраться?
- Попросите капитана Феодоракиса забрать вас с собой в США. Потому что если вы останетесь здесь, к своим родителям вы вернетесь в деревянном ящике, – уже безо всякой иронии продолжил Каллен. – Его Королевское Величество не слишком жалует бывших фавориток, а вы его сейчас очень сильно разочаровали, рядовой Свон.
С этими словами Каллен отправился к казарме своего взвода, возле которой его уже дожидался сержант Уитлок с командирами отделений.
В этот момент на пороге штабного барака появился Кинг, и Белла тут же поняла, что имел в виду Каллен, когда предлагал ей бежать с базы вместе со следователем. Капитан смотрел на нее с такой ненавистью, с какой не смотрел, пожалуй, даже на Дракулу. Его глаза обещали Белле самую страшную кару. И рядовой Свон с удивлением поняла одну простую вещь. Чтобы разозлить Кинга, ей вовсе не нужно было никого целовать. Достаточно было всего лишь сказать правду.
_________________________________________________
1) Косово – Косовская война — вооружённый конфликт, вспыхнувший в апреле 1996 г. между албанскими сепаратистами и Союзной Республикой Югославией. Боевые действия были инициированы косовскими албанцами, стремившимися к независимости Косова и Метохии. В марте 1999 г. в конфликт вмешалось НАТО, начавшее бомбардировки Югославии. В июне 1999 г., согласно Военно-техническому соглашению, подписанному представителями НАТО и югославской армии, контроль над краем перешел к силам КФОР(Kosovo Force), международным силам под руководством НАТО.
(2) Blackwater – крупнейшая частная военная компания США. С 2010 г. носит название Academi. Принимала участие практически во всех вооруженных конфликтах, в которых так или иначе были заинтересованы США. Часто выполняет вместо военных спорные с точки зрения международного права задачи, за счет чего Америка имеет полное юридическое право утверждать, что ее военные в конфликте не замешаны. Общая численность этой небольшой армии – более 20000 человек.
(3) Ниро Вульф – гениальный детектив, герой произведений Рекса Стаута.
(4) Карикатурный скандал – конфликт между мусульманами арабского мира и западным миром, вспыхнувший в конце 2005 — начале 2006 гг. и охвативший практически все страны Европы и мусульманского Востока из-за карикатур на исламского пророка Мухаммеда, напечатанных в 2005 г. в одной из датских газет.
(5) Бэтти Буп – (англ. Betty Boop) — персонаж рисованных мультфильмов, созданный Максом Флейшером. Бэтти изображалась как манерная сексапильная девушка с тоненьким голоском.
(6) M119A1 — 105-мм артиллерийское буксируемое орудие производства США, предназначенное для поддержки пехоты, десантных войск и штурмовых групп.


Источник: http://robsten.ru/forum/67-1290-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: MaryKent (28.09.2014)
Просмотров: 879 | Комментарии: 14 | Рейтинг: 5.0/29
Всего комментариев: 141 2 »
avatar
0
14
Я уже думала, что проды не будет. Спасибо! good
avatar
0
13
Спасибо за долгожданное продолжение! good good good
avatar
0
12
Спасибо за продолжение! good good good
avatar
0
11
Потрясающе!
Как будто документально!
Спасибо за труд!
avatar
1
10
Спасибо за главу)
avatar
0
9
Какое счастье, что наконец-то появилось продолжение этой замечательной истории dance4 Огромное спасибо, автор! Супер!!! good
avatar
0
8
Наконец то продолжение! Спасибо!!!  good
avatar
0
7
О, наконец то! И как всегда великолепно!!!
avatar
0
6
Спасибо за долгожданное продолжение! good
avatar
0
5
Ох, Кинг еще тот мстительный придурок
1-10 11-14
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]