Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Semper Fidelis. Глава 42. Часть 1

Проснувшись утром, Белла тут же запустила руку под подушку и с облегчением нащупала флешку. Вечером, забирая её из тайника, рядовой Свон понятия не имела, что с этим делать. Но за ночь паззл сложился, и Белла твёрдо решила: прежде чем она отдаст флешку Каллену, она обязательно посмотрит, что там, сама. Потому что вредный Каллен вполне мог заявить, что ей по статусу не положен доступ к секретной информации, и она в итоге так ничего и не узнает.

Поэтому, закончив утренние водные процедуры, Белла тут же побежала к каюте Лорен. Ей не очень хотелось задействовать журналистку, но только у неё был собственный компьютер, за содержимым которого на базе никто не следил.

Белла очень боялась, что Лорен затаила на неё обиду за то, что она не поддержала журналистку в ее борьбе за правду. Но Лорен встретила ее как лучшую подружку. И Белла прекрасно поняла, почему, как только та заговорила:
— А это правда, что твоего военного следователя поймали на шпионаже?

Свон решила, что с Лорен ей стоит вести себя так же, как с цээрушниками: говорить правду, но не всю.

— Я ничего не знаю, Лорен, — сказала она, глядя на журналистку, как невинный оленёнок Бэмби. — Эти двое, которые прилетали вчера на вертолете, допрашивали меня, но ничего не объяснили. Только задавали вопросы.

Взгляд Лорен тут же потускнел, но дружелюбие она не утратила, видимо, всё ещё надеялась что-то из неё вытянуть.
— А что они спрашивали?
— Просто интересовались, чем он занимался на базе, — ответила Белла и горестно запричитала: — Не могу поверить, что он мог сделать что-то плохое! Он был такой особенный!

Она надеялась, что её нытьё собьёт Лорен с толку, и она решит, что Белла слишком молодая и глупая, чтобы что-то знать, но журналистка сказала:
— А я уверена, что дыма без огня не бывает. Какой-то он странный был. Мне в его присутствии всегда было как-то не по себе.
— А ты с ним часто виделась? — удивилась Белла.
— Да нет. Он пару раз брал у меня лэптоп.
— А он говорил, зачем? — оживилась Белла.
— Нет. Ну, то есть он сказал, что для дела, — пожала плечами Лорен. — Когда он мне лэптоп вернул, я на нём все папки проверила. Ни следа не оставил.

Белла ухмыльнулась. Было бы странно, если бы Феодоракис забыл что-то удалить из её компьютера, если даже в собственной каюте он не оставлял никаких следов своего присутствия.

— Белла, а ты ведь ко мне зачем-то пришла, верно? — улыбнулась Лорен.
— Да, — кивнула Белла. — Я тоже хотела попросить у тебя лэптоп.

— А тебе он зачем? — заинтересовалась Лорен, но на этот вопрос Белла приготовила ответ заранее:
— Не мне. Фреду-Чудаку. Ему подружка прислала флешку с интимными фотографиями, а ему не на чем их посмотреть.

Лорен окончательно скисла: интимные фотки подружки Чудака её не привлекали. Но сохранить хорошие отношения с Беллой на всякий случай ей всё же хотелось.
— Ладно. Пускай берёт, — вздохнула она. — Но скажи ему, чтобы он ничем его не заляпал, когда будет смотреть эти фотки.
— Скажу, — пообещала Белла и, получив в руки лэптоп, украшенный большим логотипом CNN, забилась с ним в туалетную кабинку.

Там она, скрючившись на неудобном унитазе, вставила флешку в гнездо и приготовилась узнать невероятную правду о темных делишках своего командира. Но хотя флешка и определилась на лэптопе, на ней ничего не оказалось. В изумлении Белла смотрела на совершенно пустое окно и чувствовала, как в ней поднимается волна обиды.

Афтон что, решил так над ней посмеяться? Хотя стоп. Нет, это никак не может быть розыгрышем. Ведь до встречи с ней Афтон не знал о том, что случилось с Феодоракисом, и флешка эта предназначалась ему.

И тут Беллу осенило. Наверняка содержимое флешки как-то скрыто и зашифровано.
Причём так, чтобы такой «чайник», как Белла Свон, не мог ничего прочитать.

В компьютерах Белла не понимала ровным счетом ничего. Для неё они были чем-то вроде симбиоза печатной машинки с игровой приставкой.

Но зато она знала, кто на базе точно разбирается в подобных вещах. Компьютерные инженеры Сидни и Либби. Они везде ходили вместе и разговаривали на языке, которого никто не понимал: хотя это и был английский, но английский, больше похожий на язык пришельцев из другой галактики.

Белла с ними не общалась и понятия не имела, как к ним подступиться. Но зато она хорошо знала, где их найти. В девять утра Сидни и Либби всегда ходили в столовую. Сейчас было как раз девять десять, и Белла была уверена, что они всё ещё там сидят.

Свон не ошиблась. Сидни и Либби разместились за самым дальним столиком и, как всегда, общались на своем птичьем наречии. Увидев Беллу, они удивились — другие морпехи редко к ним подходили. К ним даже парни не приставали — сутулые, в мешковатой форме, с вечно немытыми волосами, стянутыми в мышиные хвостики, они, конечно, всё равно были женщинами, но на лицах их было написано такое равнодушие к противоположному полу, что после пары подкатов их оставили в покое и воспринимали как бесполых «серых человечков».

— Привет, — поздоровалась с ними Белла и, не дождавшись ответа, продолжила: — Мне нужна помощь. Мне из дома прислали флешку с фотографиями моего маленького братика, а я не могу их посмотреть. На флешке нет никаких файлов. Я, наверное, что-то не то делаю. А я ничего в этом не понимаю. Может быть, вы мне поможете? А я закажу для вас что-нибудь вкусненькое к Рождеству.

Сидни и Либби посмотрели на неё с лёгким презрением — так они смотрели на всех, кто ничего не понимал в компьютерах.

— Давай сюда, — сказала Либби, протягивая руки к лэптопу. Белла вручила ей компьютер Лорен и присела на третий стул.

Либби защёлкала клавишами, и тут Белла увидела, как лицо её побледнело и вытянулось, а глаза наполнил ужас.
— Забери это, — сказала она, резко отодвинув от себя лэптоп. — И не подходи ко мне больше.
— Но… — растерялась Белла.
— Я не хочу больше иметь с этим никаких дел, — бросила Либби и, вскочив, выбежала из столовой.

Белла посмотрела на Сидни и поняла, что та тоже удивлена поведением подружки.
Свон развернула к себе лэптоп и ничего не поняла. Экран его был синим, и на нём виднелись белые таблицы, заполненные какими-то непонятными ей словами и цифрами.

— И что мне с этим делать? — воскликнула Белла, пощёлкав клавишами — на экране ничего не изменилось: лэптоп как будто завис. — Лорен убьёт меня, если я его сломаю!

Сидни развернула лэптоп к себе, и через несколько секунд его экран снова принял нормальный вид.
— Что это было? — спросила Белла.
— Обычный файловый менеджер, — ответила Сидни и поднялась, видимо, чтобы пойти на поиски своей приятельницы.

И тут Белла всё поняла. Либби сказала, что больше не желает иметь с этим никаких дел! То есть раньше она уже сталкивалась с чем-то подобным.

— Сидни, а ты не видела, чтобы к Либби приходил капитан Феодоракис? — спросила она, и Сидни ответила:
— Да. Он приходил несколько раз. С этим же лэптопом.

Белла кивнула и, взяв лэптоп под мышку, вышла из столовой. Похоже, Деметрий Феодоракис раскинул свою сеть в «Кэмп-Фениксе» гораздо шире, чем казалось на первый взгляд.
***
После странной истории с Либби Белла поняла, что ей всё же придётся отнести флешку Каллену прямо сейчас. Хотя ей страшно хотелось разобраться во всём самой, она всё же понимала, что Дракула старше, умнее и опытнее, чем она. И он, в конце концов, офицер, причём самый здравомыслящий на этой базе.

С этими мыслями Белла направилась к казарме первого взвода, из которой, как всегда, слышался весёлый гвалт.

Она думала, что ей придется долго искать Каллена. Но увидела она его сразу же. Он подтягивался на турнике.

Хотя Дракула был не таким накачанным, как Эммет, он был в отличной форме. Белла с завистью смотрела на то, как легко подтягивает он вверх своё натренированное тело, и устыдилась: в последнее время она совсем забросила силовые упражнения и сейчас вряд ли смогла бы сдать норматив.

Лейтенант заметил её и тут же спрыгнул на землю.
— Если у вас что-то срочное, говорите быстро. У меня нет на вас времени, — сказал он, схватив с ящика полотенце. — А если вам просто нравится смотреть на занимающихся спортом мужчин, сейчас сюда выйдет весь мой взвод. Наслаждайтесь.

У Беллы тут же пропало желание доверять ему свою тайну. Но так как выбора у неё не было, она набралась смелости и сказала:
— Капитан Феодоракис кое-что подарил мне на прощание, сэр.

Ехидство тут же пропало из глаз Каллена, и взгляд его вмиг стал серьёзным:
— И что же он вам подарил?
— Вот, сэр, это и есть его подарок, — Белла протянула Каллену Коран. Тот взял книгу в руки и хмыкнул:
— Если бы это был обычный Коран, вы бы его ко мне не принесли, так я понимаю?

Он пролистал Коран и вытащил из него фотографию. Глаза его широко раскрылись. Он поднял голову и спросил, глядя прямо на неё тяжелым взглядом:
— Рядовой Свон, вы понимаете, кто изображён на этой фотографии?
— Я думаю, это Али, Сейфуллах, Мохаммед Башардост и двое каких-то боевиков, — произнесла Белла.

Каллен ничего не ответил, только выругался себе под нос и продолжил листать Коран. Флешку в закладке он тоже нашел быстро и спросил:
— Что на ней?
— Не знаю. Об этом я и хотела вам рассказать, — проговорила Белла и выложила ему, как взяла лэптоп у Лорен и как отреагировала Либби на содержимое флешки.

Дракула часто задышал носом, и Белла решила, что сейчас он на неё заорёт, но голос его наоборот стал тихим и от этого ещё более зловещим:
— И давно вы всё это нашли, рядовой Свон?

Белла растерялась. Она не стала говорить Каллену про вчерашнюю встречу с Афтоном, а значит, получается, что она прятала от него фотографию и флешку уже второй день.
— Дело в том, сэр, что я совсем забыла про этот подарок. Капитан Феодоракис подарил мне его вечером, а потом случился взрыв, и мне стало не до Корана. Я же не думала, что там может быть что-то подобное, — соврала Белла. Сегодня она уже врала так много, что если бы она была как Пиноккио, её нос уже достиг бы в длину пары сотен футов. — Я только вчера перед сном решила его почитать…

Каллен ей сразу поверил и мрачно произнёс:
— Если бы вы показали мне это раньше, возможно, всё было бы по-другому.
— Что было бы по-другому, сэр? — обеспокоенно спросила Белла, почувствовав, что здесь кроется что-то очень серьёзное.
— Ничего. Забудьте, — отрезал лейтенант. — И чего же вы ждёте от меня, рядовой Свон?

— Чтобы вы выяснили, что на этой флешке, сэр, — сказала Белла и осеклась. Это прозвучало так, словно она, рядовой первого класса, давала указания офицеру.
— Я смотрю, вы всё еще не избавились от замашек военного полицейского, — ухмыльнулся Каллен. — И как же я это выясню? Либби единственный человек на базе, который знает, как расшифровать содержимое этой флешки. А вы её спугнули.

— Может быть, вам как-то удастся убедить её помочь нам, — проговорила Белла. — Она ведь женщина, а вы…
— А я что? — ехидно взглянул на неё Каллен.
— Вы молодой неженатый офицер, — всё же сказала Белла.

Каллен рассмеялся:
— Вы что, предлагаете мне затащить её в постель? Я, конечно, на многое готов ради родной страны, но Либби слегка… не в моём вкусе.
Белла густо покраснела.
— Я не это имела в виду, сэр. Просто если её попросите вы, она, скорее всего, согласится.
— По-моему, мужчинами она не интересуется, — фыркнул Каллен.
— Но ведь капитан Феодоракис как-то сделал её своей помощницей, — проговорила Белла, и хорошее воображение тут же подкинуло ей сцены соблазнения Либби Феодоракисом. Каллен, похоже, подумал о том же самом, потому что произнёс:
— Вот поэтому я и не диверсант. Ладно. Я с ней поговорю. Она ведь сейчас, наверное, уже на службе.

Белла замялась. Она чувствовала, что злоупотребляет вниманием Каллена, и терпение его сейчас подойдёт к концу. Но она не могла не попытаться.
— Можно я пойду с вами и подожду где-нибудь поблизости, сэр?
— Хотите вместо со мной посмотреть, что на этой флешке? — догадался Каллен.
— Да, сэр. Ведь капитан Феодоракис подарил её мне, — сказала Белла и приготовилась к лекции о её глупости и наглости, но Дракула сегодня был на удивление снисходителен к ней:
— Хорошо. Но что бы там ни было, вы больше во всё это лезть не будете, рядовой Свон.
— Не буду, сэр, — согласилась Белла.

Несмотря на свою тягу к приключениям, она всё же понимала, что для такой серьёзной игры у неё недостаточно квалификации. Да и у Каллена, пожалуй, тоже. Вот если бы вместо Кинга у них был нормальный, преданный службе капитан. Но об этом оставалось только мечтать…
***
Каллен провёл с Либби больше часа. Белла видела, как они вместе куда-то ушли от модулей, где несли службу технические специалисты, и забеспокоилась, что Дракула нарушил своё обещание и всё-таки посмотрел содержимое флешки без неё. Но наконец лейтенант снова возник на горизонте, уже без Либби, и направился в ту сторону, где пряталась Белла. Вид у Дракулы был глубоко потрясенный, и Белла подумала, что ему всё же пришлось посулить Либби нечто, идущее в разрез с его принципами. Но когда они встретились, Каллен выдохнул:
— К счастью, я тоже оказался не в её вкусе.

— Значит, ничего не получилось? — расстроилась Белла.
— Получилось. Она позовёт меня, когда всё будет готово. Но Феодоракис развёл её как полную идиотку.
— Она вам всё рассказала?
— Да. Из меня получился хороший исповедник. Видимо, сыграли роль дедушкины гены.

Белла вспомнила, что отец полковника Каллена был священником, и кивнула, а лейтенант продолжил:
— В общем, Феодоракис подцепил её на почве увлечения шахматами. Как утверждает Либби, она всегда чувствовала себя умнее большинства знакомых мужчин, а на службе ей встречались только ограниченные солдафоны, — тут Каллен сделал паузу, и Белла, вспомнив, что лейтенант тоже оказался не во вкусе Либби, спрятала улыбку за шемагом. — Феодоракис трижды обыграл её в шахматы и поразил её своим могучим интеллектом. Она тут же на него запала. Поэтому, когда он попросил её помочь ему в очень важном мегасекретном деле, она сразу согласилась. В общем, она для него два раза дешифровывала какие-то сообщения с помощью ключа, который он сам же ей и передал.

— А почему ему понадобилась её помощь, если ключ был у него? — удивилась Белла.
— Феодоракис угодил в плен десять лет назад, и больше его к серьёзным делам не подпускали, — пожал плечами Каллен. — Думаю, ему просто не хватило технической грамотности, чтобы сделать всё самому и не спалиться. За согласие помочь Феодоракис наградил её поцелуем, от которого она растеряла последние мозги. И вернулись к ней мозги только после того, как на базе появились цээрушники и стали копать под Феодоракиса. Тут она поняла, что он её просто-напросто использовал, и теперь считает, что её жизнь кончена, ей нужно отречься от этого подлого мира и уйти в монастырь. Эти католички такие… экзальтированные, — как и многие протестанты, Дракула иронически относился к католикам.

— Бедняжка, — произнесла с искренним сочувствием Белла, и Каллен тут же взорвался:
— Бедняжка? У этой дуры есть доступ к секретной информации. А она купилась как школьница. Да он даже не трахнул её, а она уже предала страну ради него. И как после такого можно доверять женщинам допуск к секретным сведениям?

— Мужчин шпионки точно так же разводят! — вставила Белла обиженно. — Это ведь обычная практика у спецслужб. И она ведь не знала, что предаёт страну. Она думала, что помогает ему в важном расследовании.
— И всё равно она дура! — сквозь зубы процедил Каллен. — Потому что она и мне согласилась помочь. А ведь я тоже могу быть русским шпионом!

Против этого Белле возразить было нечего.
***
Либби вызвала Каллена только через полтора часа. Белла всё это время занималась физическими упражнениями, и когда Дракула вернулся, как раз пыталась подтянуться на турнике. Но ей никак не удавалось приподнять подбородок над стойкой. Даже без обуви и со скрещенными ногами она болталась на турнике как безвольная сосиска.

— И как вы только выдержали «Адское испытание», рядовой Свон, — прокомментировал её потуги Каллен.

Белла спрыгнула с турника и принялась натягивать берцы под насмешливым взглядом лейтенанта. Наконец, она справилась с непокорной обувью и спросила:
— Либби всё сделала, сэр? На этой флешке действительно что-то есть?
— Что-то там, определённо, есть. И сейчас мы узнаем, что, — сказал Каллен. — Идите за мной, рядовой Свон.

Дракула привёл её в свою каюту и, пропуская гостью внутрь, буркнул:
— Вытрите ноги.
Белла усмехнулась, вспомнив, как лейтенант в прошлый раз ворчал, что они натащили ему в каюту кучу песка.

В отличие от каюты Феодоракиса, каюта лейтенанта Каллена несла на себе явный отпечаток его личности. На стене висел постер с авианосцем класса «Нимиц». На койке лежала раскрытая книга, на столе — газета с не до конца разгаданным кроссвордом, большая чашка с эмблемой Корпуса и… несколько презервативов. Каллен тут же сгрёб их со стола и убрал в карман, после чего принялся настраивать лэптоп. А Белла поняла, что благодушное настроение лейтенанта, оказывается, объяснялось очень просто: его личная жизнь, похоже, наконец-то начала налаживаться. С кем, интересно, он сошёлся на базе? Перебрав в уме всех женщин «Кэмп-Феникса», она решила, что лейтенанта, скорее всего, заполучила себе Таня Денали. Ведь она с самого своего приезда всё время крутилась вокруг Каллена и строила ему глазки.

— Садитесь, рядовой Свон, — сказал Каллен, пододвигая ей стул.

Белла села и бросила взгляд на фотографию, где счастливый Каллен в красивой парадной форме стоял вместе с дочерью и родителями на полигоне в Квантико. Представив рядом с ним Таню Денали, она подумала, что они, наверное, будут отличной парой. Офицер и блондинка. Американская классика. К тому же какая ещё женщина, кроме военного психолога, способна выдержать его испорченный войной и разводом характер.

Каллен тем временем наконец справился с лэптопом и произнёс:
— Это какое-то видео.
— Видео? — удивилась Белла. Она почему-то была уверена, что там будет досье на Али или что-то в этом роде.

Дракула включил воспроизведение, и они оба жадно уставились на экран.

Сначала на нём ничего не происходило, а потом изображение наконец появилось, и это было совсем не то, чего они ожидали. На видео был сам Деметрий Феодоракис. Молодой, обритый налысо и весь в синяках, но вполне узнаваемый. Картинка была очень плохого качества, но видно было, что Феодоракис сидит за столом в какой-то маленькой темной комнате. Послышался стук металлического стула — кто-то сел напротив. Затем раздался голос — говорил он на английском, но с ярко выраженным акцентом.

— Попробуем еще раз, и надеюсь, на этот раз вы будете с нами более откровенны. Мы представляем законное, легитимное правительство Союзной Республики Югославия. Проясним ситуацию. Месяц назад вы были задержаны в Приштине после того, как застрелили из снайперской винтовки генерала Стояновича и при попытке скрыться с места преступления убили двоих детей, одному из которых было всего семь лет. И вся вина которых заключалась только в том, что они вас увидели. Я правильно всё излагаю, господин Исмайли?

Феодоракис не ответил — на лице его не дрогнул ни один мускул.

Голос продолжил:
— Рассмотрим два варианта. Если вы действительно гражданин Греции Дардан Исмайли, наполовину грек, наполовину албанец, который приехал в Югославию для участия в незаконном вооруженном формировании, имеющем своей целью дестабилизировать обстановку в Косово и поддержать местных сепаратистов, мы будем судить вас за тройное убийство и, поверьте, сядете вы лет на двадцать пять. Впрочем, в тюрьме вы вряд ли даже год протянете — убийцы детей там долго не живут. Вы понимаете, что я говорю, господин Исмайли?

Феодоракис ничего ему не ответил и положил руки на стол. На запястьях у него были металлические наручники. Кисть одной руки была обмотана грязноватыми бинтами. Белла вспомнила, что именно на этой руке у Феодоракиса не хватало двух пальцев, и вздрогнула всем телом. Каллен смотрел на экран с совершенно обалдевшим видом.

— Но есть и второй вариант, — снова заговорил голос. — Вы называете нам своё настоящее имя и признаётесь в том, что вы, сотрудник спецслужбы одной из стран НАТО, прибыли в Югославию для проведения диверсии, имеющей целью спровоцировать столкновение официальной власти с албанскими сепаратистами. Мы не звери, мы цивилизованные люди, господин Исмайли. Мы поддерживаем международное право и никогда не причиним вреда солдату, выполнявшему приказ своего командования. С военнопленными мы обращаемся уважительно, в отличие от бандитов, убивающих наших детей. Так как, господин Исмайли, какой вариант вы выберете?

Феодоракис усмехнулся и что-то ответил, но не на английском.
— Что ж, очень жаль, что вы меня не понимаете, господин Исмайли, — с притворным сочувствием произнёс голос, и тут в кадре появилась чья-то рука, которая с такой силой ударила Феодоракиса, что тот вместе со стулом грохнулся на пол.

— Мы можем прекратить это в любую минуту, господин Исмайли, только попросите об этом и скажите правду, — сказал удаляющийся голос.
Хлопнула дверь, видимо, тот, кто допрашивал Феодоракиса, покинул помещение.

А дальше на экране началось такое, что Белла почти сразу зажмурила глаза и только слушала глухие звуки ударов, перемежающиеся диким воем, который уже ничем не напоминал человеческий.

— Твою мать, после такого он при всём желании не смог бы трахнуть Либби, — выдохнул Каллен, и Белла сначала возмутилась его чёрствости, но потом скосила на него глаза и увидела на лице лейтенанта такое выражение, что поняла: Каллен переживал с Феодоракисом каждый удар и заговорил только для того, чтобы хоть как-то отстраниться от этого кошмара.

— Пожалуй, не стоит смотреть это дальше, — сказал он, остановив запись. — Иначе вы, рядовой Свон, хлопнетесь в обморок.

Белла не стала ему возражать. Ведь она на самом деле не смогла вынести этого зрелища, а Каллен ни разу не отвёл глаз от экрана.

— Давайте промотаем до конца, сэр, — сказала она и сама не узнала своего голоса, настолько чужим и мёртвым прозвучал он в тишине каюты.

Каллен прокрутил видео почти до конца и включил воспроизведение. На экране снова возникло лицо Феодоракиса, но постарел и исхудал он так, словно между предыдущими кадрами и этими прошло несколько лет. Голый по пояс, он был крепко привязан к стулу. Рядом с ним кто-то стоял, но его лица видно не было. Откуда-то из-за кадра снова послышался тот же голос, что и в прошлый раз:
— Вы ещё можете сказать нам правду добровольно. Человеческий организм не всегда хорошо переносит воздействие этих препаратов. И мы не гарантируем вам, что вы останетесь в здравом уме после этого укола, господин Исмайли.

— На всё воля Аллаха, — ответил ему Феодоракис, и Белле показалось, что он и так уже находился не совсем в здравом уме, судя по безумному блеску его осоловелых глаз.

— Что ж, тогда приступим, — дал отмашку голос, и Белла увидела, как в руку Феодоракису вонзилась игла шприца.

Некоторое время после укола Феодоракис всё с той же сумасшедшей улыбкой глядел на своих тюремщиков, но постепенно глаза его остекленели, и вместо улыбки на лице появилось выражение полного безразличия ко всему, а челюсть отвисла, как у слабоумного.

Голос, судя по интонации, что-то спросил на неизвестном Белле языке и, вероятно, получив утвердительный ответ, снова заговорил по-английски:
— Вы слышите меня?
— Да, — ответил Феодоракис, на этот раз тоже по-английски.
— Очень хорошо. Как вас зовут?
Губы Феодоракиса шевельнулись, но прежде, чем он заговорил, экран погас. Видео закончилось.

Белла и лейтенант Каллен сидели, не шевелясь.
— Это и была «сыворотка правды», да? — спросила, нарушив гнетущую тишину, Белла.
— Это была какая-то забористая наркота, от которой человек перестаёт себя контролировать, — сказал Каллен и повернулся к Белле. — А теперь, рядовой Свон, закройте рот, включите мозги и скажите мне, откуда у вас на самом деле эта запись? Капитан Феодоракис не мог вам такое подарить.

Белла обомлела и принялась лихорадочно соображать. Рассказать Каллену про Афтона? Придумать ложь получше?
— Я… я стащила этот Коран из его каюты, когда вы проводили там обыск, — сказала Белла.
— И зачем вы его стащили?
— На память, — вдохновенно врала Белла. — Я правда не знала, что в нём что-то спрятано, сэр.

Каллен опять купился на её враньё. То ли она делала стремительные успехи в науке правдоподобной лжи, то ли лейтенант из-за своих любовных похождений утратил проницательность. Но факт был в том, что ей опять каким-то чудом удалось выкрутиться.

— Это уже больше похоже на правду. В любом случае никакого толку от этой записи для нас нет. Всё это уже поросло такой плесенью, что даже если это видео всплывёт, вонь, конечно, поднимется, но ровным счётом ничего не изменится, — сказал Каллен, и Белла тихо спросила:
— Как вы думаете, сэр, он действительно убил двоих детей из-за того, что они его видели?
— Да. И если бы его не поймали, это вышло бы ему даже на руку. Убитые дети наверняка спровоцировали ещё большие беспорядки, чем убитый генерал, — глухо ответил Каллен.

— Это отвратительно! — воскликнула Белла, вскочив на ноги.
— Надеюсь, вы не собираетесь кричать об этом на каждом углу, — остановил её Каллен.
— Не собираюсь, — всхлипнула Белла. — Но это… это…
— Это война, — резко прервал её Каллен. — А война всегда отвратительна. Успокойтесь, рядовой Свон. И забудьте об этом. Забудьте навсегда.

Белла посмотрела на него, и по его глазам поняла, что увиденное потрясло его не меньше, чем её. Но Каллен умел справляться с такими ударами. И ей пора было этому научиться.

Каллен удалил с лэптопа Лорен все следы просмотренного ими видео и вернул компьютер Белле.
— Коран тоже можете забрать, — протянул он ей книгу в красивом кожаном переплёте. — На память.
— Я уже не уверена, что хочу о нём помнить, сэр, — произнесла Белла, но Коран всё же взяла и вышла из каюты лейтенанта.
***
Весь оставшийся день Белла прожила как в страшном сне. Она никак не могла забыть то, что увидела. Эта проклятая видеозапись постоянно прокручивалась у неё перед глазами, стоило ей остаться в одиночестве.
Поэтому она старалась всё время с кем-то болтать — с Джейком, с Эмметом, с Томацу и Бетси, которые уже вовсю предвкушали её возвращение в арсенал. Около пяти Элис, как обычно, позвала её на чай и, когда Белла пришла, воскликнула:
— Что с тобой, Белла? Ты здорова?

— Всё нормально, Элис, — улыбнулась Белла, присаживаясь за стол напротив подруги.
— Можешь говорить это парням — они дальше своего носа не видят. Но меня ты не обманешь, — заявила медсестра, положив перед ней упаковку печенья. — Что случилось? Тебя кто-то обидел?

— Нет, Элис, — покачала головой Белла. — Просто я очень сильно обманулась в одном человеке. Я считала его героем, а он…
— Ты про капитана Феодоракиса? — с явным облегчением спросила Элис. — Знаешь, хотя многие считают меня наивной дурочкой, на самом деле я очень редко ошибаюсь в людях. И хотя я всегда его побаивалась, мне казалось, что он очень одинокий и очень несчастный человек. Не знаю, что тебя так разочаровало, и, видимо, ты не имеешь права мне это рассказывать. Но я всегда чувствовала, что добром он не кончит. Когда в человеке столько отчаянья и злобы, он всё время ходит по острию ножа. Именно поэтому я так переживаю за лейтенанта Каллена.

— Мне кажется, у лейтенанта Каллена всё налаживается, — сказала Белла и прикусила язык. Но было уже поздно. Элис унюхала сенсацию.
— В каком смысле налаживается? — встрепенулась она. — Ты что, с кем-то его видела?
— Нет, не видела, — заверила её Белла. — Просто сегодня он ко мне почти не придирался…

— Да, это наверняка не случайность. Он и на приёме вчера вёл себя как ангел, — протянула задумчиво Элис. — Неужели Таня его всё-таки окрутила?

Белла почувствовала в голосе Элис неудовольствие и спросила:
— А ты думаешь, она ему не подходит?
— Таня — женщина-звезда, ей нужно восхищение и поклонение множества мужчин, — произнесла Элис. — Эл Ти для неё — просто один из многих. А ему нужна та, для которой он будет единственным.

— Та, которая с утра до вечера будет крутиться вокруг него? — хмыкнула Белла.
— Не вокруг, а вместе с ним. Как в снайперской паре — один стреляет, другой прикрывает, а потом наоборот, но всегда вместе, — произнесла Элис, и Белла рассмеялась: капитан Брендон нашла правильные слова, чтобы донести до неё свою мысль.

— Но с Таней ему, конечно, проще, — продолжила Элис. — Она сама ему на шею прыгает. Впрочем, пускай мальчик резвится. Хороший секс для мужчины — лучший антидепрессант. И не только для мужчины. У тебя-то так никто и не появился?

— О боже! — воскликнула Белла, тут же забыв и про Каллена, и про Феодоракиса.
У неё же сегодня в семь вечера свидание с капралом Уолкоттом!

Элис, разумеется, заметила перемену в её настроении и озабоченно спросила:
— В чём дело, Белла? Что-то случилось?
— Я… я обещала Джейку, Джареду и Эммету, что сыграю с ними в покер, — сказала Белла, и это была правда: пару дней назад она действительно им это обещала. Вот только Элис совершенно не нужно знать, что сегодня ребята будут играть без неё, а Белла Свон не по своей воле пойдёт на свидание с парнем, имя которого так до сих пор и не выяснила.

— Азартные игры, алкоголь и женщины — мужчины на этой базе времени зря не теряют, — ухмыльнулась Элис. — Удачи. А я буду опять дежурить вместо этого дурачка Джонатана. У него похмелье после дня рождения. А страдаю из-за этого почему-то я.
— Но он же наверняка тебя чем-то отблагодарит, — засмеялась Белла, вспомнив, что в прошлый раз за внеочередное дежурство лейтенант Броди вручил капитану Брендон огромную коробку отборного лукума.
— Очень на это рассчитываю, — облизнулась сладкоежка Элис.

Белла вышла из медпункта и в полном смятении отправилась в казарму. Она понятия не имела, как вести себя на свидании, ведь за свои девятнадцать лет она ни разу ни с кем не встречалась. Если бы капрал Уолкотт был ей симпатичен, ей было бы намного проще, но она не испытывала к нему ровным счетом никаких чувств. Да и ему, похоже, было абсолютно всё равно, с кем из девчонок проводить время.

Одно Свон решила точно: прихорашиваться она не будет. Даже душ принимать не станет. Если от неё будет нести потом, Уолкотт вряд ли захочет к ней приставать. Хотя капитана Кинга это в своё время не остановило. Белла плохо разбиралась в том, что любят и не любят мужчины. Может, надо было всё-таки рассказать обо всём Элис? Она дала бы ей миллион полезных советов.

Но Элис наверняка заставила бы её приодеться и накраситься. И отговорку, что это свидание — всего лишь плата шантажисту, она бы не приняла. Свидание есть свидание — и точка.

Так что к столовой в семь часов вечера Белла подошла взъерошенная и на грани нервного срыва. Уолкотт был уже там — гладко выбритый, в чистой форме и приятно пахнущий морским бризом. И где он только раздобыл на базе туалетную воду? Или так пахнет его гель после бритья?

— Отлично выглядишь, — сказал Уолкотт, хотя по глазам его Белла поняла, что он явно ожидал большего. — Идём?
— Куда? — спросила Белла.
— Я приготовил для тебя сюрприз, — сообщил Уолкотт с загадочным видом и повёл её куда-то по лабиринтам «Кэмп-Феникса».

Когда они подошли к одному из бараков, Белла вспомнила, что именно за этой дверью пряталась Розали, когда её нашёл Феодоракис.
— Это же комната для свиданий! — воскликнула Белла.
— Ну да, — кивнул Уолкотт. — Сюрприз ждёт тебя внутри.
— Но я ведь говорила, что секса не будет! — заявила Белла.
— Да помню я, помню, — поморщился Уолкотт. — Не захочешь, не будет. Заходи, — открыл он перед ней дверь, и Белла с дрожащими коленями переступила порог.

Внутри, впрочем, оказалось даже мило. Каюта для свиданий походила на комнату в студенческом общежитии, немножко тесноватую, но уютную. Кровать была застелена мягким оранжевым пледом. Над кроватью висела фотография ночного Лас-Вегаса. Справа от входа располагался низенький столик, уставленный приборами для чайной церемонии.

— Садись, — Уолкотт пододвинул ей пуфик. — Будем пить настоящий кандагарский чай. Я заваривал его по всем правилам, — с гордостью сообщил он.
— Супер, — сказала Белла, съежившись на пуфике. Наедине с практически незнакомым парнем она чувствовала себя не в своей тарелке.

Уолкотт разлил чай по чашкам и одну протянул Белле. Чай выглядел каким-то мутным и странновато пах — как будто туда подлили уксуса. Заметив её удивление, капрал произнёс:
— Попробуй. Это травяной чай. Местные его очень любят.

Белла отпила глоток — на вкус чай оказался не менее странным, чем на вид. От него даже язык слегка онемел. Чтобы избавиться от неприятного привкуса, Белла взяла с тарелки кусочек шоколада и заметила, что Уолкотт как-то странно на неё уставился.

Решив, что он ждёт от неё начала беседы, Белла заговорила:
— А чем ты занимался до Афганистана? Ты давно в морской пехоте?
— Полтора года, — ответил капрал. — А откуда ты приехала?
— Из Форкса, штат Вашингтон, — ответила Белла. — А ты?
— Я из Омахи, — сказал Уолкотт и сделал большой глоток чая. Белла решила его не обижать и тоже выпила немного странного напитка. И как только местные могут такое любить?

— Я там была, когда мне было двенадцать, прекрасный город, — произнесла Белла, вспомнив, как Чарли, в очередной раз пытаясь наладить отношения с Рене, решил устроить хороший семейный отпуск и затеял поездку по достопримечательностям Великих Равнин. Но планы его в очередной раз потерпели полный крах, потому что Рене хотела поехать в Голливуд или на море в Майами, а не в зоопарк Генри Дурли (1) и Музей гражданской войны Уилсонс-Крик (2).

— Круто. А твой Форкс далеко от Порт-Анджелеса? — поинтересовался Уолкотт.
— Близко. Где-то час езды, пятьдесят с половиной миль, — ответила Белла, одним махом допив противный чай.
— Мой сосед по койке сверху — из Порт-Анджелеса, — сказал Уолкотт.
— Круто, — бросила Белла и замолчала. Говорить им было не о чем.

Но горячий чай, шоколад и уютная обстановка сделали своё дело — Белла слегка расслабилась, и ей уже не хотелось бежать отсюда, сверкая пятками.

— А почему ты решил пойти в морскую пехоту? — спросила она, отломив ещё два кусочка шоколада.
— Ещё чайку? — тут же предложил Уолкотт, налив ей ещё одну чашку странного чая. — Да у меня и выбора особого не было. У меня отчим — сержант морской пехоты. Убедил мать, что только Корпус может сделать из меня человека. Как будто я и так не человек. Но я особо и не спорил. Колледж мне всё равно не светит. А в морской пехоте хорошо платят.

Белла хмыкнула. Случайных людей в морской пехоте было много. Да и сама Изабелла Свон поначалу тоже была таким же случайным человеком, пока смерть Бри не разбудила в ней желание противостоять злу с винтовкой в руках.

— А ты почему решила стать морпехом? — поинтересовался капрал.
Белла посмотрела на его простоватое, но добродушное лицо и вдруг ощутила острое желание рассказать ему о своей мечте стать снайпером. Ей страшно надоело делать вид, что такая служба её устраивает.

И Белла выложила ему всё: как пошла в морскую пехоту из-за постоянных скандалов родителей, как уговорила сумасшедшего парня в депо бросить оружие, как Двуликая подарила ей стимул к работе над собой, как она дралась с Викторией, как обезвредила Диего на полигоне, как застрелила грабителя в магазине, уговорила Двуликую помочь ей поехать в Афганистан и за два месяца убила уже двух талибов.

Слова лились из неё непрекращающимся потоком. Ещё никогда в жизни она столько не говорила. С неё как будто разом упали все оковы. Никогда раньше она не чувствовала себя такой свободной и готовой к новым свершениям.

— Я сейчас пойду к капитану Кингу и потребую, чтобы он зачислил меня в стрелковый взвод, — воскликнула она, полная энтузиазма.
— Белла, мне кажется, это не лучшая идея… — с растерянным и даже испуганным видом воскликнул Уолкотт, но Белла не обратила на него никакого внимания. Ей в голову пришла идея получше.
— У тебя ведь есть винтовка? Дай её мне, и я покажу всем, как хорошо я стреляю! Тогда меня обязательно возьмут в стрелковый взвод. И когда в уезде начнётся восстание, я выслежу и застрелю Али!

— Постой, постой! — схватил её за рукав Уолкотт. — Какое восстание? Какой Али? Зачем тебе винтовка?
— Чтобы застрелить Али. Это снайпер, который убил наших ребят, — пояснила Белла, удивляясь его глупости. — Идём скорее. Где твоя винтовка? В казарме?

— Эй, эй, успокойся, — взмолился Уолкотт, вскочив на ноги. — Послушай, я… я схожу за своей винтовкой. А ты подожди меня здесь, хорошо?
— Хорошо, — нехотя согласилась Белла. Теперь, когда она чувствовала в себе столько сил, ей не хотелось терять ни минуты. — Но ты ведь быстро вернёшься?
— Конечно, — заверил её Уолкотт и одним прыжком выскочил за дверь.

В замке повернулся ключ, и Белла поняла, что парень запер её в комнате для свиданий.
Вот ведь гад! Какое право он имеет лишать её свободы?

Ну ничего, когда он вернётся, она устроит ему сюрприз. Такой сюрприз, что этот Стив или Сэм заикаться начнёт от одного звука её голоса.

Но Уолкотт всё не возвращался, и Белла начала уже подозревать, что парень просто сбежал, как вдруг в замке провернулся ключ.

Белла тут же забралась под кровать и опустила до пола плед.

Дверь со скрипом открылась. Белла уже приготовилась к атаке, как вдруг услышала женский голос:
— Ты такой харизматичный, когда с рядовыми разговариваешь.
— А с тобой я не харизматичный? — произнёс мужской голос, и Белла в ужасе замерла.

Она ожидала чего угодно, но только не этого. Вместо капрала Уолкотта в каюту для свиданий пришёл лейтенант Дракула. И пришёл не один. С ним была Таня Денали.

__________________________________

(1) Зоопарк Генри Дурли - зоопарк в г. Омаха, штат Небраска. Самый большой зоопарк в мире по количеству его обитателей.
(2) Сражение при Уилсонс-Крик (англ. The Battle of Wilson’s Creek) - первое крупное сражение на западном театре американской гражданской войны. Оно произошло 10 августа 1861 года около Спрингфилда, штат Миссури.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-2059-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: MaryKent (24.07.2020) | Автор: MaryKent E
Просмотров: 459 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 5
0
4   [Материал]
  Странно... и чем Беллу напоили ?

0
5   [Материал]
  Кое-чем наркотическим  hang1

0
2   [Материал]
  dance4 4 giri05003 lovi06032

0
1   [Материал]
  Вот это поворот... fund02002 
Спасибо за интересное продолжение! good  lovi06032

0
3   [Материал]
  Вам спасибо, что читаете! lovi06032

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]