Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Условия контракта. Бонус от имени Эдварда
Бонус от имени Эдварда.
- Почему она отказала? Мы же готовы были заплатить ей больше, чем они, - уже на полном серьезе плакала Таня. Вы, наверное, сейчас не совсем понимаете, о чем идет речь, так что позвольте мне разъяснить. Причина ее слез заключается в том, что очередная девушка отказалась стать суррогатной матерью для нашего ребенка. К сожалению, с нами это происходит не в первый раз. Мы пытаемся найти суррогатную маму уже на протяжении целого года. Я приблизился к любимой и прижал ее к себе.
- Так и знала, что не стоило обращаться в эту клинику,- прижалась к моему плечу Таня.
- Милая, она же лучшая,- возразил я, так как клиника суррогатного материнства, клиентами которой мы являемся, действительно самая лучшая в Вашингтоне.
- Вот именно поэтому здесь у потенциальных суррогатных матерей есть собственное мнение, которое они не бояться выражать, и собственные принципы, которые они отстаивают без страха. Для них не так важно, сколько им денег заплатят. Для них важнее, в какой семье будет жить ребенок, которого они вынашивают. Я ей не понравилась, - шмыгнув носом, Таня еще сильнее прижалась ко мне.
- Ты самая лучшая, родная. Ты не можешь не нравится. Я уверен, что дело не в тебе и даже не в нас,- поглаживая ее по голове, проговорил я.
Пока мы с женой стояли около крыльца клиники, к нам незаметно подошла молодая девушка лет двадцати и сказала всего одно предложение, которое повергло нас в полнейший шок.
- Простите, что вмешиваюсь, - неуверенно начала незнакомка. – Но, кажется, я могу вам помочь. Я буду рада помочь вам обрести счастье и радость от рождения ребенка.
Меня зовут Эдвард Энтони Каллен, и я родился в обеспеченной семье. Мои родители – бизнесмен Карлайл и дизайнер интерьеров Эсми – работали, не покладая рук, чтобы ни я, ни моя младшая сестра по имени Элис ни в чем никогда не нуждались. С самого детства я мог получить все, о чем бы ни попросил, но все это было мне не нужно. За все возможности, которые открывались передо мной, любой другой на моем месте продал бы душу дьяволу. Для меня же они были не больше чем пыль, которую вытирала наша домработница. Я хотел быть обычным ребенком и ничем не выделяться среди своих ровесников, а в будущем выбрать свой жизненный путь и завести семью (прим. автора: какой хороший парень, всем бы такого). Но моим мечтам было не суждено осуществиться. Мой отец хотел, чтобы я встал у руля его компании, которая достигла небывалых высот. Конечно, для меня дела компании много значили, но я боялся, что не справлюсь с возложенной на меня ответственностью и разрушу все то, чего мой отец добивался не один год. Я совершенно не умел руководить людьми и очень переживал, что не оправдаю надежд и чаяний моей семьи. Отец же пообещал, что всему меня научит, и свое обещание сдержал. Окончив школу с наилучшими оценками, я поступил в Гарвард. Учась на предпоследнем курсе, я совершенно случайно наткнулся на уединенное местечко в одном из близлежащих парков. Я мог часами сидеть на лавочке и думать о своей жизни. Кроме того, тишина, царящая здесь, позволяла сосредоточиться на учебе. Приходя сюда каждый день, я приносил сюда конспекты лекций и читал их, готовясь к экзаменам и разного рода тестам по изучаемым мною дисциплинам. Но придя сюда однажды, я увидел, что на скамейке сидит милая девушка и плачет.
- А почему такая красивая девушка расстроена?- подходя к скамейке, я присел на нее рядом с девушкой. – Вас кто-то обидел?
- Я просто заблудилась, - шмыгнув носом, проговорила она. - Я в городе совсем недавно и поэтому не знаю местность.
- Как тебя зовут?
- Меня зовут Таня, Таня Денали. А как твое имя?
- Я Эдвард, Эдвард Каллен,- улыбнулся я, желая, что девушка передо мной успокоилась и тоже улыбнулась. - Приятно познакомиться!
- И мне, - Таня не смогла сдержать улыбку, и она озарила лицо девушки.
Вот так и началась наша дружба. Как оказалось, Таню перевели из одного колледжа в другой, и ей вместе с родителями пришлось переехать сюда из Дьюка. Девушка училась на курс младше меня, поэтому я помогал ей выполнять домашнюю работу в парке на том самом месте, где мы и познакомились. Это место перестало быть только моим и стало нашим. Вскоре я осознал, что отношусь к Тане не только как к другу, что хочу быть с ней. Я понял, что влюбился в нее. Я долго не решался признаться в своих чувствах, наивно полагая, что ошибаюсь в них. Но спустя еще некоторое время я решился на признание, потому что считал, что лучше признаться и пожалеть, чем не сказать и жалеть всю оставшуюся жизнь о том, что счастье, возможно, было близко, а я его упустил. Моей радости не было предела, когда я услышал в ответ, что мои чувства взаимны.
После окончания колледжа, как и хотел отец, я возглавил компанию. Но для того, чтобы заступить на пост, я должен был сначала жениться. Отец был уверен в том, что смена моего статуса послужит дальнейшему росту и развитию компании, так как большинство бизнесменов считают, что самые надежные партнеры это те, кто женат. Я предложил Тане выйти за меня, и она сразу же ответила согласием. На тот момент мы безумно любили друг друга, а что сейчас... В последнее время я все чаще и чаще задаюсь этим вопросом. Люблю ли я Таню так, как любил раньше, и люблю ли я ее вообще? Быть может, мои чувства уже превратились в привычку, а я не хочу ничего менять в своей жизни из-за страха столкнуться с неодобрением семьи, из-за страха перед будущим, из-за того, что боюсь остаться один. Таня уже не та девушка, в которую я влюбился. После объявления о нашей помолвке и последующей за этим свадьбы, четвертую годовщину со дня которой нам предстоит отметить в августе, она приобрела определенный вес в обществе и статус, о котором до этого и не мечтала. Все эти перемены произошли только благодаря тому, что она стала моей женой. Как следствие, она приобрела много подруг, которые хотели приблизиться к ней, а вернее, приблизиться ко мне и общались с моей женой ради чего угодно, но только не ради дружбы. Напрасно я пытался втолковать Тане, что не стоит с ними дружить. Она совершенно меня не слушала, все больше и больше сближаясь с ними. Именно своим «подругам» она должна быть благодарна за то, что мы часто ссоримся. Именно они в свое время привили моей жене вкус к богемной жизни и показали, как можно наслаждаться открывшимися перед ней возможностями. На фоне всего этого я сильно удивляюсь, что моя жена не разучилась готовить, иногда отпускает нашего повара и балует меня блюдами собственного приготовления. Что же касается детей, то у моей жены, к счастью, осталось свое собственное мнение на этот счет, отличное от мнения ее подружек, которые даже в самой отдаленной перспективе не собираются рожать ребенка. Задумавшись о расширении семьи, мы почти сразу узнали о том, что Таня не может иметь детей. Именно так мы и оказались среди клиентов клиники суррогатного материнства. Именно так в нашей жизни возникла Изабелла. Девушке не нравилось ее полное имя, чем я был немало удивлен. Мне лично нравилось, как оно звучит, но я пока ни разу не решался назвать девушку ее полным именем. Белла пыталась сосредоточиться на чтении договора, которой ей предстояло подписать. Время от времени она вздыхала, и это не могло не привлечь внимание моей жены. Таня, узнав о том, что Белле трудно сосредоточиться на изучении договора в нашем окружении, поспешила к выходу из моего кабинета вместе с мистером Эндрюсом. Я же продолжал сидеть на своем месте, за что и получил укоризненный взгляд от жены. Белла покрылась небольшим румянцем и, переборов смущение, сказала, что я ей не помешаю. Таня выскользнула за дверь, и та тихонько закрылась. Белла вернулась к своему занятию, а меня пронзила догадка, что она не такая, как все предыдущие девушки. В ней есть что-то такое, что подсказывает мне, что ей будет нелегко, что она не подходит для того, на что согласилась. У Беллы есть сердце, в котором любовь к нашему с Таней будущему малышу непременно найдет лазейку и пустит свои корни. Белле будет тяжело расставаться с малышом, а мне будет тяжело наблюдать за этим и осознавать, что я не могу ничего изменить. Вернее, я могу изменить то, что случится еще до того, как это произойдет, но для этого нужно отговорить Беллу. Я встал со своего места и направился к Изабелле. Она подняла свой взгляд на меня, когда я отодвинул договор в сторону и сказал, что она может передумать прямо сейчас. Вот только Белла нисколько не задумалась над моими словами, хотя и повернула голову в сторону с выражением задумчивости на лице. Кроме того, ее слова задели меня за живое, когда она напомнила мне, что было с Таней, когда мы познакомились. Я смог сдержаться и не показать свои настоящие эмоции. С выражением спокойствия на лице я наблюдал, как она ставит свою подпись в нужном месте, а в глубине душе мне было очень плохо. Она словно обвинила меня в том, что мне не нужен ребенок, хотя совершенно не знала меня. Я хотел стать отцом, и меня буквально разрывало от желания сказать ей об этом. Я прекрасно помню, как отчаяние поразило мое лицо, когда я узнал, что Таня никогда не сможет забеременеть. Вот только Белла никогда не узнает об этом, а если и узнает, то не я буду тем, кто посвятит ее в такие подробности. Я не хочу быть слабым ни перед ней, ни перед кем-либо еще. Белла протянула мне папку с документами, и наши руки случайно соприкоснулись. По моей коже словно прошел ток, и мне это понравилось. Я не знал, что со мной, но интуиция подсказывала, что Белла чувствует что-то подобное. Она покачала головой, что навело меня на мысль, что она отгоняет от себя новые ощущения. Все закончилось так же быстро, как и началось, когда Белла напомнила мне про Таню. Кинув на девушку мимолетный взгляд, я вышел в коридор с целью найти жену и адвоката.
Я не спал уже в течение часа, и в конечном итоге решил встать с кровати и поехать на работу. Работать сегодня я не собирался, но следовало передать все дела Джасперу и оставить его за главного. Посмотрев на жену, я увидел, что она не спит, чему я очень удивился. Все-таки семь утра слишком рано для ее пробуждения. Я перевернулся на бок, чтобы видеть ее лицо, и спросил:
- Ты в порядке?
- А почему ты спрашиваешь? Разве тебе не все равно?
Таня не смотрела на меня и теребила одеяло. Я придвинулся к ней и прошептал:
- Мне не все равно. Ты моя жена, и я люблю тебя. Ты можешь мне все рассказать.
Я поднял голову Тани за подбородок и заставил посмотреть ее в мои глаза. В ее же глазах читалась грусть и печаль, а еще в них появились первые слезы. Мое сердце сжалось от увиденного. Я не любил женские слезы, а слезы Тани вообще ненавидел. Я не хотел, чтобы она плакала, и вытер пальцами скатившиеся на щеки слезки. Я хотел уже убрать свою руку от лица любимой, но она остановила мой маневр, вцепившись в нее.
- Я знаю, что была не самой лучшей женой в последнее время. Все эти клубы, магазины… Я постараюсь исправиться, - в сердцах заговорила Таня. – Только не оставляй меня! Дай нам шанс! Я же люблю тебя...
Господи, что означают слова моей жены? Такое ощущение, что ей кажется, что я собираюсь уйти от нее. Слова Тани проникли в мое сердце и вытащили на поверхность все мои клятвы, которые, как мне казалось, я давно забыл. Что со мной? Почему я так поступаю с этой женщиной? Таня моя жена, и она не заслуживает к себе такого отношения с моей стороны. Вне зависимости от того, люблю я ее или нет, мы женаты и в ближайшее время станем родителями. Я должен быть с ней в горе и радости, в богатстве и бедности, как и обещал почти четыре года назад. Мы должны не позволить ничему и никому встать между нами. Мы должны быть сильнее этого. Я притянул жену к себе и обнял. Она в свою очередь обняла меня за шею и прошептала мне на ухо:
- Прошу, поцелуй меня…
Я притянул такого родного для меня человека к себе и почувствовал тепло ее кожи через ткань шелковой сорочки.
- Полежи еще немного, а я поеду на работу, чтобы передать дела Джасперу. Встретимся в клинике, скажем, часика через два. Хорошо?
- Да, конечно, - Таня еще раз поцеловала меня перед тем, как я покинул нашу спальню.
***
Спустя полтора часа я уже ехал в клинику. Стоит заметить, что в машине помимо меня находился и букет цветов. Я не знал, какие цветы предпочитает Белла, но был уверен, что розы нравятся всем, и Белле они поднимут настроение в любом случае. Я на минуту представил себе, как она засмущается, ее щечки покроются румянцем, а она сама уткнется взглядом в пол, чтобы я не увидел этого, и не смог не улыбнуться. Эта девушка не была похожа ни на одну из девушек, с которыми я общался раньше. Она освящает собой весь окружающий мир, словно солнышко, и ее оптимизм передается всем, кто находится с ней рядом. Видя ее улыбку, ты не можешь сдержать свою. Белла была удивительно естественна, и эта естественность меня в ней и привлекала. Ей не требовалось ничего делать со своей внешностью, чтобы привлекать к себе взоры людей и очаровывать любого одним лишь взглядом прелестных глаз цвета молочного шоколада. Я постучал в дверь ее палаты и, услышав ее разрешение войти, открыл дверь. Белла сидела на кровати, которая уже была убрана, но, увидев меня, сразу же встала. Как я и предполагал, стоило ей взять букет в руки, как ее лицо покрылось румянцем. Думаю, что сегодня она хотела избавиться от появившегося румянца, сходив за вазой, но дело в том, что я позаботился об этом перед тем, как войти в палату. В дверь постучали, и медсестра поставила вазу с водой на тумбочку. Тани все еще не было, но я надеялся, что скоро она появится или позвонит, если будет задерживаться. Впрочем, она не появилась ни через полчаса, ни через час, ни даже тогда, когда все было готово к проведению операции. Лишь тогда, когда операция подходила к концу, моя женушка соизволила позвонить. Судя по голосу, Таня явно была счастлива и улыбалась, но это мне не совсем понравилось, и я взорвался.
- Вот только не говори мне, что ты попала в пробку… - ответил я на ее смех.
- Дорогой, дело в том, что Мередит пригласила меня пройтись с ней по магазинам. Я не смогла отказать.
Я сильно сжал телефон и сказал:
- Лучше бы тебе немедленно приехать сюда. Операция почти закончилась. Мы нужны Белле.
- Милый, я скоро буду, обещаю.
- Лучше бы тебе сдержать свои обещания, данные утром, и появиться здесь в течение часа.
- Спасибо, родной, - воскликнула Таня. – Ты не успеешь и глазом моргнуть, как я буду в клинике рядом с тобой и Беллой.
Я не успел ничего сказать, так как моя жена отсоединилась.
- Мистер Каллен, мы закончили, - услышал я слова, явно обращенные ко мне.
Я медленно повернулся на голос и увидел врача, который и проводил операцию Белле.
- Мистер Коллинз, как Белла? – спросил я у него.
- Она в порядке. Думаю, что часа через три девушка начнет приходить в себя, и будет лучше, если вы будете с ней, и скажите мне, когда она очнется.
- Да, конечно, - утвердительно ответил я.
- Тогда вернитесь в ее палату. Скоро мы перевезем ее туда.
- Разумеется, - снова сказал я. – Спасибо, доктор!
- Будете благодарить, когда мы убедимся в том, что все хорошо.
***
Прошло уже три обещанных доктором часа, по истечении которых Белла должна была проснуться. Но ничего не происходило. Все это время я просидел около ее кровати, ощущая некую вину за то, во что она ввязалась. Ее фигура была такой миниатюрной, что у меня возникло желание защитить ее. От румянца не осталось и следа. Она стала такой бледной, и мне было страшно подумать, что будет в будущем. Из коридора послышался топот каблучков, и я с надеждой на то, что это Таня, вышел из палаты. К счастью, это была она. Вот только вместо того, чтобы остаться здесь, как я рассчитывал, моя женушка начала меня умолять отпустить ее в салон красоты. С подобным я смириться не мог, но все, что происходило дальше, все, что я делал с Таней, я осознал только тогда, когда сзади раздался робкий голос, зовущий меня по имени. Обернувшись, я увидел, что в коридоре стоит Белла и умоляюще смотрит на меня. Выражение ее лица мгновенно отрезвило меня, и я отпустил жену из мертвой хватки. Я совершенно не помнил, как Таня оказалась в моих стальных объятьях. Но я понимал, что если бы не Белла, то я бы не выпустил жену из своих рук еще долгое время. Таня поблагодарила Беллу за помощь и пошла от меня прочь по коридору. Я должен был догнать ее, но сердце подсказывало, что сейчас мне лучше дать жене время, а самому позаботиться о Белле. Я взял девушку под руку и проводил ее до палаты и до кровати. Не знаю, что на меня нашло, но я начал извиняться перед Беллой. Белла же лишь справедливо заметила, что извиниться я должен не перед ней, а перед своей женой. В этом она была абсолютно права, но я не мог уйти просто так. Я извинился перед ней за то, что она увидела то, что видеть ей не следовало, и попросил ее отдыхать. Белла откинулась на подушки, и я увидел страх в ее глазах. Я не мог винить ее за такие чувства ко мне. На ее месте я бы тоже боялся самого себя, если бы увидел то, что увидела Белла. Я не мог смотреть на плоды своих действий дольше, чем уже делал это, поэтому я просто вышел из палаты. Просто покинул Беллу, совсем не представляя, пустит ли Таня меня на порог нашего дома или нет. Какое бы решение она не приняла, я не смогу на нее сердиться, потому что сам виноват во всем.



Источник: http://robsten.ru/forum/29-1116-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Love_London1 (09.08.2012)
Просмотров: 1243 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 5
0
5   [Материал]
  hang1 Да , Таня выступила по первой дорожке . Кому там ребенок то нужен ? Только Эдварду или как ? А любовь то прошла , если конечно была когда то . И Беллу испугал нахрен . Кошмар . Спасибо большое .

4   [Материал]
  Спасибо за главу.Довела мужика и ребёнок ей совсем не нужен.

3   [Материал]
  Спасибо за главу...Что то я не очень поняла в чем Эдвард виноват перед Таней....

2   [Материал]
  И никто не видит, какая Таня на самом деле? очевидно же, что ей не нужен ребенок... Спасибо за главу!!! good

1   [Материал]
  Спасибо за главу.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]