Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Условия контракта. Глава 27. Я рожаю
Глава 27. Я рожаю

Белла POV

- Прошу тебя, осторожно, родная, - ворковал надо мной Эдвард, крепко держа меня за руку и талию, пока я спускалась по лестнице вниз. – Я все еще считаю, что тебе лучше остаться дома.
Я толком не видела своих ног, поэтому всецело полагалась на любимого, который долго протестовал против моей поездки в аэропорт, чтобы лично встретить моих родителей и сестру, которые решили приехать к нам, чтобы быть поблизости, когда начнутся роды. Но я настояла, что поеду по той простой причине, что это моя семья, и мои родные заслуживают того, чтобы я лично их встретила.
- Эдвард, мы же все решили, - я преодолела последнюю ступеньку и оказалась на ровной поверхности пола. – Я поеду и больше не хочу это обсуждать. А еще мне нужно немного отдохнуть от шума, раз уж мы затеяли переоборудование комнаты для гостей в детскую, так что эта поездка пойдет мне только на пользу, - сказала я, присаживаясь на стул у входной двери и вздыхая.
Эдвард присел на колени у моих ног и потянулся руками к моим балеткам, чтобы обуть их на мои ноги. Я провела руками по своему животу и, когда Эдвард посмотрел на меня, нахмурилась.
- Почему я не могу взглянуть на то, как двигается ремонт? – меня все еще обижало то, что любимый, сдержавший свое слово и доводивший меня почти до колик обустройством детской комнаты, доверил мне только выбор кроватки, в процессе чего я чуть не сошла с ума.
То, что нравилось Эдварду, категорически не нравилось мне, а то, что нравилось мне, не устраивало Эдварда. Каким-то невероятным образом мы нашли ту кроватку, которая одинаково покорила нас обоих. Мы просто влюбились в нее и сразу же оплатили покупку, которую буквально через час уже доставили к нам домой. Кроватка пока что стояла в нашей с Эдвардом спальне и ждала того часа, когда ремонт в комнате для малыша закончится, чтобы занять свое законное место. Я частенько заставала любимого, стоящего рядом с ней, и украдкой наблюдала за его действиями. Удивительно, но я ни разу не была поймана за подсматриванием, чем очень гордилась. Думаю, что Эдвард будет замечательным отцом и будет защищать нашего малыша от всех и вся, если судить по тому, как много времени он проводит у пустой пока кроватки.
- Хочу, чтобы это был сюрприз, - улыбнулся он, пристально смотря на меня в ожидании моей реакции.
- Я же не люблю сюрпризы, ты же знаешь, - не смогла не улыбнуться я в ответ, наклоняясь к Эдварду.
- Надеюсь, что этот понравится, - прошептал Эдвард, приближая свое лицо к моему и опаляя моим губы своим горячим дыханием перед тем, как подарить поцелуй, окутанный нежностью и любовью. – Готова ехать? – спросил он у меня, все еще держа мое лицо в своих руках и проводя ими по моим волосам, плавно переходя своими музыкальными пальцами на мои плечи и кладя руки на мой живот.
- Да, - выдохнула я ему в губы и взялась за руку любимого, чтобы подняться на ноги.
Эдвард взял наши телефоны с тумбочки, так же стоявшей у входа, и ключи от машины, не выпуская меня из поля зрения и держа за руку при этом. Я не могла не замечать, что любимый становится все более нервозным и все больше уделяет мне внимания по мере того, как приближается день родов. Он сопровождал меня буквально повсюду, даже если я всего лишь уходила в ванную комнату, чтобы умыться. Меня немного напрягало такое положение дел, но все мои разговоры с Эдвардом о том, что я не рожу раньше срока, что ему не следует так волноваться и постоянно бегать за мной, пролетали мимо его ушей, и он продолжал находиться все время рядом. Я же старалась не думать о том, что меня ждет, чтобы не нагнетать ситуацию еще больше и заранее нервничать, понимая, что всего этого мне хватит с избытком, когда малышу придет пора появиться на свет.
***
Мы с Эдвардом стояли вместе с другими встречающими в ожидании момента, когда увидим моих родителей с сестрой. Эдвард держал меня за руки и почти прислонял мое тело к своему.
- Мы не одни, - пробормотала я, крайне обеспокоенная тем, что вокруг нас много людей, и некоторым из них может не понравиться публичное проявление наших чувств.
- Ну и что, - засмеялся любимый мне на ушко, и его смех, пожалуй, был одним из самых любимых моих звуков на свете. – Поверь, никому из них нет для нас никакого дела.
- А вот и они, - улыбнулась я, увидев идущих к нам быстрым шагом моих родных, и приветливо помахала им.
Эдвард весьма неохотно выпустил меня из своих объятий, чтобы я мгновенно оказалась в объятьях матери. Вдыхая ее запах, я смотрела на отца, в ногах у которого было подозрительно много сумок. Я стала думать, что они решили к нам переехать, но мама, видимо, почувствовала изменения во мне, потому что сказала:
- Не бойся, дорогая. Мы вовсе не собираемся жить у вас несколько месяцев или переезжать. Мы просто собрали твои вещи и различные статуэтки и вещицы, которые тебе дороги.
- Спасибо, мама, - пробормотала я, ненадолго отстранившись, и снова вернулась в теплые объятья мамы, при этом потрепав по голове подошедшую сестру.
- Здравствуй, Эдвард, - я услышала, как папа поздоровался с моим любимым и крепко пожал ему руку. – Как ваши дела?
- Все хорошо, спасибо. А вы? Как долетели?
- Даже не думай начинать жаловаться, - мама выпустила меня на волю из ловушки своих рук и подошла к своему мужу.
Я же подошла к Эдварду и тут же ощутила, как его рука легла на мои плечи, обнимая меня.
- А что случилось? – спросила я, переводя взгляд с мамы на папу и обратно, между которыми шел безмолвный разговор.
Когда они наконец-то закончили обмен взглядами, папа повернулся к нам и ответил на заданный Эдвардом вопрос:
- Ничего страшного. Просто мы попали в зону турбулентности, и нас немного потрясло. А в целом полет прошел замечательно. Не о чем волноваться, Беллз, - с этими словами папа протянул руки навстречу мне, и я перешла в его объятья.
- Может быть, мы уже поедем? – спросила я, когда папа решил, что мы уже достаточно наобнимались.
- Да, конечно, - Эдвард не мог не согласиться со мной и взял две сумки в свои руки, и я ясно увидела грусть на его лице от того, что он не может взять меня за руку.
- Я буду в порядке, - прошептала ему на ухо я, предложив достойную альтернативу нашему держанию за руки.
Я просунула свою левую руку под его правую, и меня вознаградили счастливой улыбкой за свою находчивость. Благодаря тому, что я шла рядом с любимым, рядом с которым забывала обо всем, кроме нас двоих, я и не заметила, как пролетело время. Уже через десять минут Эдвард не только разместил все сумки в багажнике и посадил моих родных на заднее сидение, попросив всех пристегнуться, но и лично пристегнул меня. Потом он обошел машину вокруг, занял свое место за рулем, пристегнул ремень безопасности, вставил ключи в замок зажигания и, конечно же, взял меня за руку, вкладывая в этот простой жест всю свою любовь. Кивнув мне, он завел двигатель машины, и мы тронулись с места.
***
Я стояла в нашей с Эдвардом комнате, наслаждаясь тем, что любимый впервые за долгое время решил оставить меня в покое и избавить, хотя бы ненадолго, от своего тотального контроля и постоянного нахождения рядом. Я вдыхала запах одиночества, но понимала, что уже скучаю по Эдварду, который обсуждал с приехавшим Джаспером, стоит ли компании участвовать в проводимом тендере за право обеспечивать своими нефтью и бензином государственные учреждения. Подойдя к кроватке, я провела пальцами по ней и почувствовала умиротворение, нахлынувшее на меня волнами. Я не смогла сдержать счастливой улыбки, когда почувствовала нежное прикосновение со стороны спины. Руки Эдварда легли на мой живот, а мои пальцы покинули поверхность кроватки, чтобы обрисовать контуры пальцев любимого.
- Я скучала, - тихо сказала я.
- Я тоже очень скучал, - Эдвард перекинул мои распущенные волосы на одну сторону и приник с поцелуем к моей шее. – Прости, что оставил тебя.
- Все в порядке. Я смогла немного отдохнуть от твоего тотального контроля и повышенного внимания.
- Ты же понимаешь, что я волнуюсь, - Эдвард развернул меня к себе лицом и стал вглядываться в мои глаза.
- Понимаю, конечно, понимаю. Но, по-моему, ты слишком волнуешься, учитывая, что наш малыш развивается согласно срокам, и ничего страшного, по мнению врача, не случится. Я хочу, чтобы ты глубоко вздохнул и немного успокоился.
- Сколько врачей, столько и мнений, - возразил мне любимый, притягивая меня в свои дарящие покой и уют объятья. – Я успокоюсь только тогда, когда ты родишь, наверное, - запинаясь и чувствуя неуверенность, прошептал Эдвард.
- Все будет хорошо, - мои руки прошлись по волосам любимого в успокаивающем жесте, и, кажется, цель, которую я преследовала, оказалась достигнута.
По тому, как Эдвард выдохнул перед тем, как нежно поцеловать меня, я поняла, что он перестал нервничать так уж сильно, по крайней мере, на некоторое время.
- А что с тендером? Джаспер уже уехал? Что вы решили? – засыпала я вопросами любимого, на что он лишь усмехнулся.
- Да, Джаспер уехал. Что же касается тендера, то мы пока ничего не решили. Да и информация о его проведении пока еще не подтверждена, и это пока просто слухи, которые могут никогда и не подтвердиться. Согласно им, заявки на участие в тендере начнут приниматься в июне, а к августу уже определяться с победителем. Мы решили, что подождем официальных новостей.
- Понятно, - пробормотала я, прижимаясь всем телом к любимому, одна рука которого покоилась на изголовье детской кроватки.
Я положила голову на плечо Эдварда и стала наслаждаться его нежными прикосновениями к своим волосам и слушать тишину, воцарившуюся между нами.
***
- Эдвард, - поднимаясь с кровати, я позвала любимого, чтобы он помог мне собрать вещи, которые понадобятся и мне, и малышу в роддоме.
Не так давно мы с Элис все-таки совершили поездку в магазин с товарами для новорожденных, но я смогла удержать девушку в рамках, сдержать ее порывы скупить весь магазин, и из магазина мы вышли только с самыми необходимыми вещичками для нашего с Эдвардом ребенка. Любимый естественно поехал с нами и долго убеждал меня купить коляску, но я отказалась, и Эдвард загрустил, но спорить со мной не стал. Наверно, потому, что помнил о том, что я уступила ему, когда дело дошло до выбора клиники, в которой я буду рожать. Не так давно я заявила, что больше не хочу наблюдаться у того врача, у которого наблюдалась, да и вообще не хочу больше ни ногой ступать на территорию, где я стала суррогатной матерью. Эдвард согласился со мной и с моими доводами, что я больше не являюсь ею, а визиты в клинику каждый раз напоминают мне о том, что я ею была. Окончательный выбор по части учреждения, в котором наш малыш появится на свет, я доверила любимому, потому что просто устала с ним спорить из-за этого. Он выбрал Reston Hospital Center после того, как прочитал все отзывы, какие только смог найти, и заключил, что в данном заведении царит благоприятная атмосфера во всем, начиная от отношения сотрудников и заканчивая обстановкой в палатах, и работают высококвалифицированные врачи. К настоящему времени Эдвард уже оплатил все расходы, и к нашему приезду все было готово. Я уже познакомилась с миссис Саймон, которая и будет принимать у меня роды. Осмотрев меня, она заключила, что малыш развивается в соответствии с нормой, и пообещала, что все будет хорошо.
- Что случилось? Ты рожаешь? На три недели раньше, но ты не волнуйся. Мы справимся, - Эдвард подбежал ко мне и взял за руки, и по его лицу было видно, что он достаточно растерян и толком не знает, что делает. В его глазах воцарился испуг, и он поднес руки к моему животу, словно чувствуя надежду, что его движение остановит начавшиеся, по мнению моего любимого, роды. – Дыши глубже, - начал шептать он, одновременно собирая сумку. – Все будет хорошо. Сейчас позвоню врачу, и за нами быстро приедет скорая. Я уже оплатил палату, так что причин для паники нет. Нужно только позвонить. Не паникуй, пожалуйста, родная, - Эдвард не давал вставить мне и слова, но зато почти сделал то, ради чего я его звала, а именно сложил в сумку вещи для малыша и уже приступил к складыванию вещей для меня. – Сейчас позову твоих родителей, - Эдвард отвернулся от меня, и я поняла, что сейчас он действительно может позвать моих родных, тем самым заставив их зря нервничать, поэтому удержала его за руку, чтобы он не ушел. – Прости, я не ухожу. Я рядом, солнышко.
- Эдвард, Эдвард, Эдвард, - я тщетно пыталась привлечь к себе внимание нервничающего любимого, и смогла это сделать только тогда, когда взяла его лицо в свои ладони. – Я не рожаю, слышишь. Расслабься, прошу, - я улыбнулась парню, с радостью отмечая, что его напряженность на лице разглаживается, а из взгляда уходит волнение. – Я просто позвала тебя для того, чтобы собрать сумку для роддома, и ты уже почти сделал это.
- Так давай закончим, - Эдвард шумно выдохнул и притянул меня в свои объятья, максимально близко прижимая меня к себе, положив руки на мою талию.
***
Я сидела перед телевизором в гостиной, по которому показывали новости, но почти не слушала, о чем говорит ведущая. Элис, сидя на ковре и опираясь спиной на диван, щелкала кнопками в своем мобильном телефоне, что привлекло мое внимание.
- Ты уже полчаса не расстаешься с ним, - строго сказала я. – С кем ты там переписываешься? – спросила я, протягивая руку к телефону и выхватывая его из пальцев не успевшей среагировать сестры.
Взглянув на дисплей, я увидела сообщение от Джейка, в котором говорилось следующее:
« Я тоже скучаю по тебе, Элис. Когда мы еще сможем так повеселиться, как в самолете?»
- Элис, что это значит? О каком самолете идет речь?
- Джейк летел с нами, и с ним была его новая девушка. Таня такая милая, - пояснила Элис, но у меня возник вполне закономерный вопрос о том, зачем мой бывший ездил в Форкс.
Моя сестренка, видимо, заметила мое смятение, потому что ответила на мой вопрос:
- Он собрал свои вещи, а еще продал… ваш дом, - Элис замялась, но все-таки закончила свою мысль. – Белла?
- Я в порядке, - поспешила ответить я. – Этот дом давно уже не наш, и рано или поздно Джейк продал бы его. У нас обоих начинается новая жизнь, в которой нет места прошлому, - вздохнула я.
- Он просил тебе передать кое-что, - неожиданно сказала сестра и поднялась с места. – Я сейчас вернусь.
Элис, правда, быстро вернулась и протянула мне фоторамку, после чего сразу же ушла из комнаты, оставляя меня одну, чувствуя, что мне это нужно. Переворачивая фоторамку фотом вверх, я уже знала, кого увижу на фото. Через стекло на меня смотрели мои собственные счастливые глаза, с любовью смотрящие на парня, крепко сжимающего меня в своих объятьях. Глаза Джейка, который только что подарил мне цветы по случаю моего дня рождения, тоже излучали счастье, а сам парень на этом фото уткнулся лицом в мои волосы и вдыхал их аромат. Я, вздохнув, провела пальцами по контуру рамки и перевернула рамку фотом вниз, после чего заметила на обороте фотографии короткое слово, состоящее всего из шести букв.
« Прости…»
- Давно простила, - сказала самой себе я, поставив рамку на столик и поднявшись с дивана, чтобы выяснить, где находятся дорогие моему сердцу люди.
***
Своего жениха я нашла в его кабинете, где он сидел за столом и что-то сосредоточенно изучал на экране своего ноутбука, при этом водя мышкой.
- Ты занят? – спросила я, медленно подходя к любимому, чтобы не оступиться, и держа руки на животе.
- Для тебя я всегда свободен, - с этими словами Эдвард закрыл крышку ноутбука и развернулся ко мне лицом на своем кресле. – Ты в порядке?
- Да, просто все куда-то разошлись, и мне стало одиноко, - призналась я, с радостью присаживаясь на колени к любимому. – Что это? – вздрогнула я, когда услышала подозрительный шум из коридора. – Эдвард?
- Не волнуйся ты так, родная! Твой папа вызвался помочь мне с завершающими штрихами к ремонту в комнате для малыша.
Я просияла и тут же задала вопрос, который волновал меня больше всего с тех пор, как Эдвард затеял ремонт и оградил меня от участия в нем, позволив выбрать только кроватку, а все остальное взяв на себя.
- Ремонт закончен? – улыбнувшись, спросила я, готовая прямо сейчас оценить результат. – Я хочу взглянуть, - добавила я, вставая с колен Эдварда и беря любимого за руку, чтобы он тоже встал.
- Да, все готово, - Эдвард поднялся на ноги, и в его руках я увидела шелковый шарф.
- Зачем это?
- Ты доверяешь мне?
- Да, конечно. Я доверяю тебе.
- Тогда ничего не бойся, - Эдвард обошел меня, оказавшись за моей спиной, и я почувствовала, как приятная прохлада коснулась моих глаз. – Что-нибудь видно?
- Нет, - покачала головой я, недоумевая, зачем Эдвард завязал мне глаза, ведь он ничего не выиграет от своих действий, потому что любимому все равно придется снять с меня шарф, как только мы зайдем в комнату, а надевать его только из-за одной секунды как-то глупо. – Я могла бы просто закрыть глаза. Все равно ты снимешь шарф, как только мы войдем в комнату, а основная часть нашего пути все равно мне знакома.
- Не порть сюрприз, - попросил меня Эдвард, и я покорно кивнула ему. – Крепко держись за мою руку.
- Осторожно, солнышко, осторожно. Мы уже почти пришли, - сказал любимый, и до меня донеслось, как он тихо распахнул дверь. – Иди за мной, - мои руки были крепко зажаты в мужских руках, которые медленно вели меня за их владельцем. – Ты готова?
- Да, - улыбнулась я, предвкушая момент истины. – Не томи меня больше, пожалуйста! - с мольбой в голосе выдохнула я.
- Хорошо, - пальцы моего жениха робко прикоснулись к узелку на моих волосах и стали его развязывать.
Перед моими закрытыми глазами стало светлее, и я поняла, что шарф соскальзывает на пол по моим ногам, и тут же подняла веки, чтобы увидеть тот сюрприз, который так тщательно готовил Эдвард.
- Что скажешь? – тихо прошептал мне на ухо любимый, обнимая меня, и его руки донесли до меня всю его напряженность, которая стала передаваться и мне от осознания того, что я задерживаю свой ответ. – Тебе не нравится?
- Даже не думай об этом. Все просто прекрасно, - затаив дыхание и беря родное лицо в свои ладони, сказала я.
Я отвернулась от любимого, чтобы более пристальным и внимательным взглядом окинуть результаты его трудов, и осталась довольна повторным осмотром, отмечая про себя, что нашла еще одну причину, по которой люблю Эдварда, несмотря ни на что. Эта причина заключается в том, что он безошибочно угадывает мои мысли и мои желания, тут же воплощая их в жизнь. Яркий пример этому это детская, которая абсолютно безупречная, уютная и учитывает в своем оформлении и цветовом решении то, что мы не знаем, кто у нас родится.
- А какой завершающий штрих сделал папа? – полюбопытствовала я, с любовью и нежностью смотря на любимого и представляя, как буду склоняться над кроваткой, когда наш маленький заплачет.
- Перенес кроватку из нашей спальни, - ответил Эдвард, прикасаясь губами к моим волосам и через несколько мгновений кладя голову на мое плечо.
Мои руки тут же зарылись в шелковистые волосы моего жениха в то время, как его руки стали вырисовывать узоры на моем животе через ткань платья.
- Я люблю тебя, - прошептала я. – Очень люблю. За все, что ты сделал для меня и для моей семьи, и за все, что продолжаешь делать. Я счастлива, что ты есть у меня.
- Я тоже тебя очень люблю, - наши с Эдвардом губы воссоединились в нежном поцелуе, который прекратился только тогда, когда в наших легких исчерпались запасы воздуха. – Я счастлив, что ты со мной, несмотря ни на что, - улыбнувшись, сказал Эдвард и снова меня поцеловал.
***
- Ты так напряжен, - сказала я, чувствуя, как руки любимого, лежащие на моем животе, периодически дергаются и покидают его в эти моменты. – Что случилось? – спросила я, выныривая из объятий Эдварда и разворачиваясь к нему лицом на диване.
- Просто сегодня уже девятнадцатое, и я начинаю нервничать с новой силой. Ничего не могу с собой поделать и просто не понимаю, как тебе удается быть такой спокойной. Может быть, ты пьешь успокоительное, а я не знаю об этом?
- Нет, - улыбнулась я. – Я так спокойна, потому что стараюсь не думать о том, что меня ждет. Я буду волноваться и думать об этом, когда все начнется. А ты начал нервничать так рано, потому что боишься, что подведешь меня, что не справишься, что что-то помешает тебе быть рядом. Ты начитался книжек, в каждой из которых говорится и не раз, что подавляющее большинство мужчин падают в обморок и принимают решение не возвращаться в палату. Но я верю в тебя и думаю, что твои страхи беспочвенны. Поверь, если что, я постараюсь справиться сама или позову маму. Все будет хорошо, - сказала я, пристально смотря на любимого и беря его за руку, чтобы он расслабился.
- Я хочу, чтобы мы прошли через все вместе, и сделаю все, чтобы не подвести тебя, родная, - заверил меня Эдвард, снова прижимая к себе. – Люблю вас, - шепнул мне на ухо любимый, поглаживая мой живот через ткань платья.
- И мы тебя любим, - в ответ прошептала я, счастливо улыбнувшись и понимая по шуму из холла, что мои родители с сестрой вернулись с прогулки по живописным улочкам района, в котором мы жили с Эдвардом.
- Еще не начала рожать, Беллз? – войдя в гостиную, пошутила мама и, подойдя к дивану, поцеловала меня.
- Нет, мама, не начала, - ответила я, обнимая Рене, из-за чего пришлось выпустить меня из своих объятий с недовольным вздохом. Я шикнула на него, надеясь, что он будет терпимее реагировать на желание моей семьи проводить время со мной и перестанет вести себя, как собственник. – Папа, - позвала я своего отца, и он с радостью сел на диван рядом с правой стороны от меня, а мама села слева.
- Хочу сок, - сказала сестренка, проходя мимо дивана в сторону кухни.
- Я помогу тебе, - отреагировал Эдвард и поплелся вслед за моей младшей сестрой.
Вскоре их шаги стихли вдали, и мы с родителями остались наедине.
- Вы думали над именами? – неожиданно спросила мама. – Если еще нет, то стоит подумать, - прямо сказала мама, а я после ее слов поняла, что мы с Эдвардом даже не начинали рассуждать на эту тему, а времени на обсуждение почти не осталось.
- Нет, все так закрутилось – призналась я. – Мы даже не думали об именах, - созналась я, с трудом удерживаясь от того, чтобы не хлопнуть себя по лбу за забывчивость.
- Можем начать прямо сейчас, - я услышала бархатный голос любимого и обернулась на него, наблюдая, как Эдвард в сопровождении моей сестры, держащей в руках стакан с персиковым соком, возвращается в гостиную и садится в кресло, а Элис садится прямо на пол.
- Хорошо, - я села удобнее, приготовившись к тому, что мы с родными наверняка будем долго спорить об именах, и каждый из нас будет до последнего отстаивать свою точку зрения.
***
- Чего не спишь? Белла? – взволнованно спросил у меня Эдвард, крепче сжимая мою руку в своей и ближе передвигаясь ко мне на кровати. – Белла? – любимый снова произнес мое имя и стал вглядываться в мои глаза в поисках ответа.
- Не спится, - произнесла я, поворачивая свое лицо, чтобы смотреть в родные и излучающие даже в темноте любовь глаза. – Наверное, твои волнения и страхи передались и мне, - пожаловалась я, но при этом нисколько не винила любимого в том, что стала бояться еще до родов.
- Все будет хорошо, - Эдвард положил свою теплую руку на мою левую щеку, повторив фразу, которую до этого я говорила ему. – Мы справимся и станем родителями здорового малыша.
- Я боюсь, что не смогу стать хорошей матерью. Мне только двадцать один. Большинство в моем возрасте получают профессию, а не рожают ребенка. Что, если я не справлюсь? – из моих глаз, должно быть, потекли слезы, потому что я почувствовала, как пальцы Эдварда блуждают по коже моего лица, и она становится влажной.
- Не плачь, родная! Я не могу видеть твои слезы, - прошептал Эдвард, собирая губами влагу с моих щек, а потом нежно целуя в губы. – Мне двадцать шесть, но я тоже рискую не справиться. Этого боятся все родители, и дело тут не в возрасте, - успокаивающе добавил любимый, прижимая меня к себе и целуя мои волосы.
- Да, - согласилась я, смутно чувствуя, как мои глаза слипаются.
- Кто-то уже клюет носом, - усмехнулся Эдвард, целуя меня в кончик носа и поглаживая меня по спине рукой в районе от шеи до талии.
- Да, - снова согласилась я. – Сколько уже времени?
- Час ночи, - ответил мне Эдвард спустя мгновение, которое ему понадобилось, чтобы приподняться на кровати и взглянуть на дисплей электронных часов на своей тумбочке.
- Уже двадцать четвертое апреля, - зевнув, уточнила я.
- Да, уже, - подтвердил Эдвард, и вскоре я сдалась и оказалась в объятьях сна, чувствуя, что рука любимого застыла в районе моей талии.
***
- Может быть, лучше останемся дома? – в очередной раз спросил у меня Эдвард, умоляюще смотря на меня.
- Я хочу погулять и не вижу, что ты сильно против, раз надеваешь на мои ноги балетки, - я улыбнулась любимому, который сидел у моих ног, пока я сидела на стуле у входной двери, совершенно не видя ничего из того, что располагалось ниже моего живота.
- Хорошо, пойдем, солнышко, - Эдвард помог мне встать и выйти из дома, и я тут же вдохнула свежий воздух, успев помахать родителям и сестре, остающимся дома, до того, как за нами закрылась дверь.
Мы гуляли, держась за руки и переплетая свои пальцы между собой.
- Тебе не холодно? – пробормотал Эдвард, прикасаясь своими руками к моему лбу, а губами к виску, даря мимолетный поцелуй.
- Нет, но я начинаю уставать, - созналась я, осторожно подняв глаза на любимого.
- Почему не сказала сразу? – в ответ спросил он, расстроившись. – Пойдем домой, - меня медленно развернули на триста шестьдесят градусов, и уже минут через двадцать мы с любимым притопали к лужайке перед своим домом.
Подходя по дорожке к крыльцу, я поглаживала руками живот, периодически оглядываясь назад, чтобы убедиться, что Эдвард находится рядом.
- Я помогу, - он протянул мне руку, когда я стала подниматься по ступенькам к двери.
- Стой, - замерла я, когда обе мои ноги оказались на третьей ступеньке. – Что-то не так, - прошептала я, осознавая, что у меня, может быть, отошли воды.
- Что не так? Любимая? – вопрошал Эдвард, пока я пыталась понять, действительно ли у меня отошли воды, или мне просто так кажется от того, что я нервничаю перед родами и боюсь того, что меня ждет.
- Вы чего застряли здесь? – перед нами распахнулась дверь дома, и я увидела маму, за которой маячил папин силуэт.
- Я не знаю, - рассеянно прошептал Эдвард, все еще смотря на меня в ожидании того, что я скажу хоть что-нибудь. В его глазах читался испуг и непонимание, почему я остановилась и никак не объясняю причин этого, тем самым изводя всех присутствующих.
- Белла? – мама вышла на крыльцо, а папа замялся в дверях, взволнованно смотря на меня.
- Я рожаю, - убедительно сказала я, когда у меня не осталось никаких сомнений в этом после того, как я посмотрела под свои ноги и увидела лужу на крыльце. – Я рожаю, - снова сказала я, и тогда Эдвард очнулся, словно ото сна, вернулся в реальность и осторожно поднял меня на руки, хотя мама стала возмущаться, что этого делать не стоил.
- Это моя невеста, и это наш ребенок, - отрезал он, неся меня к дивану в гостиной и укладывая на него. – Я во всем разберусь сам, - добавил он, выхватывая свой сотовый из кармана брюк и не смотря ни на кого и ни на что, кроме дисплея телефона.
Через пять минут любимый уже созвонился с моим врачом и, убедившись, что скорая будет в самое ближайшее время, отсоединился. После этого он попросил мою маму подняться в нашу спальню и принести собранную сумку, а когда я попросила воды, то он послал моего отца за ней на кухню и поручил найти мою сестру, которую нигде не было видно. Раздавая всем поручения, он был вынужден отвернуться от меня, но при этом не выпускал моей руки из своей и шептал мне слова утешения.
- Тебе больно? – спросил он, протягивая руку к моей голове и поглаживая мои волосы.
- Нет, пока нет, - ответила я, прислоняя свою щеку к бархатной коже руки любимого, когда она легла на мое лицо. – Но скоро будет больно, ведь я рожаю, - сказала я, отвлекаясь от мыслей о том, что будет, когда увидела маму с сумкой, а папу с Элис.
- Я позвоню родителям и сестре, - сказал Эдвард, осторожно дотрагиваясь до моего живота левой рукой.
В правой руке любимого был зажат телефон, по которому он быстро связался со своими родными и стал прощаться, когда вдалеке послышались сирены кареты скорой помощи.
- Не волнуйся, - шептал мне Эдвард, держа меня за руку все время.
И тогда, когда в дом зашли врачи и стали укладывать меня на носилки. И тогда, когда эти самые носилки везли к карете скорой помощи. И тогда, когда перед моими глазами оказался идеально белый потолок машины, в которой мне предстояло ехать в госпиталь, чтобы подарит жизнь нашему с Эдвардом маленькому.
- Я люблю тебя, - прошептала я, обращаясь и к любимому, и к малышу, которого ждала целых девять месяцев, и вкладывая в свои слова всю любовь и нежность к самым дорогим людям, которые делают меня счастливой и помогут обрести семью. К Эдварду и плоду нашей любви.
- Я тоже люблю тебя, - сказал Эдвард, целуя мою руку. – Очень люблю.
- Где моя семья? – спросила я, заглянув на долю секунды в глаза любимого.
- Они поедут за нами в моей машине. Не волнуйся! Держись, родная! Мы все будем рядом! Ты ведь веришь мне?
- Верю, - прошептала я. – Конечно, верю, - снова сказала я, замечая, как двери машины скорой помощи закрываются и отрезают от меня дневной свет.
- Едем рожать? - спросила у нас миссис Саймон, и я уловила в ее голосе улыбку.
- А разве у нас есть выбор? – я выдавила из себя улыбку и кивнула врачу.
Эдвард, крепко державший меня за руку и оставляя на ней поцелуи, тоже кивнул, и я услышала шум заведенного двигателя и пронзительный звук сирены, а потом почувствовала, как машина осторожно тронулась с места, приближая меня к тому часу и минуте, когда мы с Эдвардом получим гордое звание родителей.



Источник: http://robsten.ru/forum/29-1116-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Love_London1 (08.10.2012)
Просмотров: 945 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 4
0
4   [Материал]
  Мужчины не понимают , как себя вести когда женщина скоро родит . Они или пытаются абстрагироваться или перебарщивают с опекой . Эдвард относится ко второй категории . Спасибо большое .  cray

3   [Материал]
  Спасибо за главу.Эдвард такой заботливый.Только мне кажется он перебарщивает со своей гиперопекой и ещё больше заставляет Бэллу нервничать.

2   [Материал]
  Спасибо))

1   [Материал]
  необычные роды)))

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]