Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Успеть за 5 дней. Глава 15. Часть 2.

Это было всего четыре дня назад, а, кажется, что прошла уже целая вечность. Странно, что за такой короткий промежуток так много всего произошло… В голове вихрем проносились воспоминания, одно за другим – грустные, веселые, забавные, раздражающие – но все они были связаны с Эдвардом. Вспомнив поцелуй с Джейком, мне снова стало жутко стыдно, а к горлу подкатила тошнота, совсем, как тогда…

«Вот почему такой красивый снаружи человек, настолько злобный и гнилой внутри? Как такое возможно?»  – думала я, пока мы препирались с ним возле разрушенной стены. Он был невероятно упрям и безгранично нагл, требуя вернуть его драгоценную машину. Мне так хотелось схватить один из обломков доски, которые захламляли мой задний двор, и хорошенько огреть его по этой красивой, но пустой голове! А еще лучше, вымыть ему рот с мылом и пройтись ремнем по заднице! Ведет себя, как неразумное дитя, абсолютно не думая о том, что он наделал… И как такого пустили за руль гоночного автомобиля? Да он же всех покалечит, только бы получить новую игрушку в виде очередного кубка! Тоже мне, великий гонщик…

Но от его следующих слов мне стало больно, потому что, несмотря на всю свою поверхностность и эгоизм, он каким-то образом озвучил мои самые потаенные страхи.

 - Да ты кто такая, чтобы судить меня? Ты! Маленькая, никчемная девчонка, забытая кем-то в этом городишке, потому что достала своим характером самого Дьявола? Тебя никто и поцеловать-то не захочет, потому что из твоего ротика изливается исключительно желчь и язвительность! – прокричал он мне в лицо.

Я побледнела, вспомнив, что нечто подобное мне кричал отец в нашу последнюю встречу. Он говорил, что я ни на что не способна, что ничего не добьюсь в жизни, что я – никчемная девчонка… И все это время я пыталась доказать самой себе и своим родителям, что я чего-то стою в этой жизни. И я действительно считала, что делаю правильные вещи, помогая малышам в этом маленьком и добром городке. С ними я была счастлива, мне нравилось смотреть в их блестящие от любопытства глазки, когда я рассказывала им что-нибудь совершенно новое и неизведанное. И я ни разу не пожалела о принятом шесть лет назад решении – здесь, в маленьком, дождливом городе Форкс было мое место. Но при этом я понимала, что здесь нет человека, с которым я могла бы связать свою судьбу и создать семью. И поэтому, как бы я не загоняла подобные мысли в самые дальние уголки сознания, я боялась одиночества, боялась навсегда остаться школьной учительницей мисс Би и никогда не стать для кого-то просто любимой Беллой…

Но я никак не могла показать свою слабость и беспомощность перед Эдвардом. Уж кто-кто, но точно не этот звездный мальчик может разглагольствовать обо мне и моей жизни! Злость придала мне уверенности, и я, метнув в Каллена уничтожающий взгляд, произнесла ледяным, полным презрения голосом:

- Не тебе судить о моей никчемности.

Развернувшись, я увидела Джейка, и мне вдруг захотелось показать этому идиоту, насколько мужчине может быть приятно целовать меня! Вот только Каллену точно не придется это проверить на собственном опыте! Отбросив мысль о том, что передо мной стоит Джейкоб, а искать какого-то другого мужчину для этой ответственной, или скорее, отчаянной, миссии было некогда, да и попросту негде, тем более, что я вряд ли бы набралась смелости на нечто подобное еще раз… Так вот, выкинув из головы все лишнее, я резко притянула лицо Джейка и поцеловала…

Пока Джейк, видимо, пребывая в шоковом состоянии, стоял неподвижно, с широко открытыми глазами все было не так плохо. Но это я поняла позже. А пока, я терзала его губы, моля про себя о том, чтобы он мне подыграл. Как же я пожалела  о том, что мне не подвернулся под руку кто-нибудь другой! А как я пожалела, когда Джейк, кажется, не просто решил мне подыграть, а принял все всерьез, и, застонав, словно с ним целовалась Меган Фокс в бикини, чей постер висел у него за шкафом в Участке, притянул меня своим ручищами и – о, Боже! Зачем? – углубил поцелуй, запихивая свой язык мне в рот. Это был самый, самый отвратительный поцелуй в моей жизни! Хотя, может, другие девушки и не согласились бы со мной. Но другие девушки не относились к этому с виду взрослому мужчине в самом расцвете лет, как к младшему брату, еще одному ребенку из моего класса, который, несмотря на службу офицера  полиции, больше всего на свете мечтал полетать на вертолете, собирал вкладыши от жевательной резинки и каждый день смотрел мультфильм «Котопес». Да, об этом знали не многие, но каждое утро в 10:02 Джейкоб Блек, включив маленький старый телевизор у себя в Участке, горланил «Котопеес, Котопееес! Единственный в мире малыш Котопееес!», после чего усаживался в кресло отца, Билли Блека – нашего Шерифа, и заворожено смотрел в экран. Я дала ему клятву, что не расскажу об этом ни единой живой душе, но я-то об этом знала! Вот поэтому я чувствовала себя, чуть ли, не растлительницей малолетних! От этого было гадко. А прибавьте к тому, что теперь я точно знала, что ел на обед мой замечательный друг. Рыба и лук. Много лука. И, ох, много рыбы. Слишком много для одного обеда. Ну и как? Тянет все это на поцелуй всей жизни?

Борясь с сопротивлением моего желудка такой мощной атаке, я стояла неподвижно, давно перестав пытаться проявлять хоть какую-то активность, но Джейкоб был слишком увлечен и, на мое несчастье, кажется, совсем этого не замечал. Я же считала про себя секунды, надеясь, что скоро ему не будет хватать кислорода, и все это закончится. Но, к счастью, слишком долго ждать не пришлось, так как Каллену, видимо, надоело наблюдать за нашей страстной, надеюсь, что так оно и выглядело со стороны, сценой, и он оторвал какую-то доску от стены, тем самым прерывая это безумие, о котором я успела уже сотню раз пожалеть. Впервые я была искренне благодарна этому невыносимому хаму…

Джейк, наконец-то, оторвался от меня, а я глубоко вздохнув, при этом издав непонятный звук, который для меня был определенно связан с испытанным облегчением, но со стороны, скорее всего, напоминал визг, вспыхнула от стыда и бросилась в дом.

Забежав и захлопнув за собой дверь, я пыталась успокоиться и взять себя в руки. Но было слишком мерзко, слишком гадко, слишком стыдно… Я глубоко дышала, сдерживая слезы… Почему мне хотелось плакать? Не знаю… Потому что было стыдно, и потому что было обидно и еще немножко жалко себя… Но я прекрасно понимала, что жалость к самой себе мне ничем не поможет, а потому, дав себе мысленно пинка, я последний раз вздохнула и пошла в ванную, почистить зубы.

Я никогда так не терзала свои зубы и десны. Я издевалась над собой и зубной щеткой, наверное, минут двадцать, надеясь, что так смогу избавиться от тошнотворных ощущений где-то в области желудка и своих же воспоминаний. Я не представляла, как смогу посмотреть в глаза Джейку… Я лишь отчаянно надеялась, что он не воспримет этот поцелуй всерьез и не напридумывает себе невесть чего. «Это, ведь, Джейк, –  уговаривала я сама себя, –  Он ничего и никогда не воспринимает всерьез, правда? Через пару часов он и не вспомнит об этом…»

Наконец, сполоснув в последний раз рот и отложив щетку, которую, по всей видимости, нужно теперь заменить на новую, так как щетинки этой торчали во все стороны под немыслимыми углами; наконец, я вышла из ванной и зашла в свою спальню. Дабы усилить эффект действий по выветриванию ненужных мыслей, а также «духа» Блека, который до сих пор преследовал меня, стоило подумать об этом, я переоделась и брызнула пару капель любимой парфюмированной воды. Я решительно села за стол и начала проверять домашнее задание моих малышей-учеников. Чуть больше часа я промучилась над тетрадями, в то время как обычно трачу на проверку не больше двадцати минут, в итоге, я так и не смогла закончить с этим. Строчки просто расплывались перед глазами, в сознании вновь и вновь проигрывались картинки поцелуя с Джейком, периодически сменявшиеся взглядом малахитовых глаз… Признав свое поражение, я опустила голову на руки и застонала:

- Глупая, глупая Белла!

После нескольких минут очередного  самобичевания я подумала, что, возможно, приготовление ужина сможет меня отвлечь и спустилась на кухню. Но увидев в холодильнике рыбу, которую все тот же Блек принес мне вчера, к горлу вновь подступила тошнота, и на это раз я точно знала, что мне может помочь только одно – мой фаянсовый друг-унитаз…

Вот именно рядом с ним, спустя где-то минут пятнадцать, меня и нашел Эдвард. К тому времени я обессилила настолько, что лишь краешек моего сознания мог удивиться поведению Каллена. Это уже потом я могла недоумевать, почему он не рассмеялся надо мной, а, напротив, проявил заботу и помог мне добраться до кровати. Я даже разозлиться, как следует, не могла в тот момент. Мне хватило сил лишь выдавить жалкое «Убирайся к черту!», но я была по-настоящему благодарна Эдварду, что он не прислушался к моей «просьбе», а подхватил, словно пушинку, на руки и отнес в спальню. Второй раз я была ему благодарна, и это было странно, и это пугало.

Он был очень нежен и заботлив. Очень. Это очень сбивало с толку. Но он, правда, беспокоился о моем здоровье и хотел вызвать Дока. «Кто же ты, черт возьми, такой, Эдвард Каллен? Перестань притворяться таким хорошим! Я ведь могу тебе поверить…» – кричал мой замутненный разум. Но даже в этом состоянии я не могла не признать, что в его голосе я слышала абсолютную искренность… Он даже не рассмеялся, когда я призналась, что все это – моя реакция на поцелуй… Это было так мило. Мило…

«Милый… Мой милый засранец… Нет, не мой… Но засранец», – крутилось в моей голове, я даже смогла улыбнуться, вспомнив свое любимое определение для Эдварда. Вокруг дивана валялась куча оберток от шоколада, чай давно остыл, а я все также сидела в полной темноте, закутавшись  в одеяло. Интересно, сколько оно будет хранить его запах, если не стирать пододеяльник? О Боже, Свон! Это уже даже не смешно! Если так пойдет и дальше, то ты станешь чокнутой сталкершей… Хотя, «маньячка» мне нравится больше…

Я удобнее устроилась на диване, все время прокручивая в голове воспоминания, одно за другим. А вместе с ними – наши завтраки, наши забавные перепалки, по которым я уже скучаю, его удивительную кривоватую улыбку, его искренний смех, озорные искорки в глубине малахитовых глаз, мой любимый «бардак» на его бронзовой голове, его сильные, надежные объятия… Я боялась забыть хоть что-то из этих по-настоящему счастливых пяти дней моей жизни, нашей жизни. Поэтому вновь и вновь я вспоминала, вспоминала, вспоминала… Но в конце концов, меня одолел сон. Всю ночь мне снились зеленые глаза и счастливая улыбка Эдварда Каллена, всю ночь его бархатный голос шептал мне «Белла…». И я не сомневалась, что всю ночь бормотала «Эдвард» во сне… Вот бы он снился мне каждую ночь! «Мазохистка», – скажите вы. «Любящая женщина», – отвечу я.  

Из моего полусна утром, в котором мне все еще улыбался Эдвард, меня вырвал телефонный звонок. Я готова была обрушить весь свой гнев на звонившего, беря трубку, но из динамика очень взволнованным и счастливым голосом мне кричал Джейк:

- Белла! Белла! Ты смотришь? Ты ведь смотришь? Уже почти началось!! Тут невероятно много народу! Ты должна это видеть! А какие тут цыпочки ходят, ууууу!..

- Джейк, о чем ты? Что началось? Какие цыпочки? Ты где вообще? – в свою очередь засыпала вопросами я.

- Как где? Я тут. На стадионе! Сейчас же начнется гонка на кубок «Большого подшипника»! Ты что, разве не смотришь? – недоуменно спросил Джейк.

- Ох… Нет, не смотрю, – печально выдавила я.

- Ну, так беги, включай свой древний ящик! Машины уже на старте! Прямая трансляция идет по седьмому каналу. Давай, шевели скорее своими булочками, иначе все пропустишь! Ооооо, вот и Эдвард направился к своей тачке! Все, Беллз, я побежал! Скорее включай телевизор! – и Джейк отключился.

Я же еще несколько секунд таращилась на трубку в руке, а потом бросилась включать телевизор. Найдя нужный канал, я увидела стадион, заполненный кричащей толпой, а затем услышала комментаторов.

- Да-да-да! Вот и наступил долгожданный день в мире автоспорта. Сегодня пройдет финальный заезд на Кубок «Большого Подшипника». Стадион переполнен, кажется, вся Америка сегодня приехала в этот городок на юге Канады. Трибуны пускают волну в ожидании своих кумиров, мелькают тысячи вспышек, камеры в прямом эфире транслируют соревнование.

- Именно так! Сегодня  все внимание приковано к нашей гонке и её участникам. За последнюю неделю с новостных лент не сходила тема исчезновения Эдварда Каллена. Его агент не давал никаких разъяснений, телефон известного гонщика был отключен. И вот, вчера журналисты, наконец, проследили за его трейлером, и где, вы думаете, его нашли? В маленьком городке под названием Форкс. Что это было? Тщательно продуманный маркетинговый ход, подогревающий интерес к «Молнии» Каллену, или?..

- Терпение, мой друг. Сейчас все внимание должно быть сосредоточено на гонке. Мы все и так ждали более, чем достаточно, чтобы, наконец, узнать, кто же станет обладателем Кубка! А о подробностях загадочного исчезновения возможного победителя, а у Каллена есть все шансы им стать, мы узнаем от нашего журналиста, который сразу после окончания гонки будет транслировать пресс-конференцию Эдварда Каллена и получит ответы на все интересующие нас и зрителей вопросы!

- Ты прав, Марк. Тем более, что… Три, два, один, гонка началась!

Дальше я почти не слышала речь комментаторов. Все мое внимание было приковано к желто-черному спортивному автомобилю с молнией на боку, который стремительно обгонял соперников. И мне плевать, выиграет ли он эту дурацкую гонку! Все, что меня сейчас волновало, это его безопасность. Я ни на секунду не отрывала взгляда от экрана телевизора, боясь моргнуть – мне казалось, что стоит только отвлечься, и произойдет что-то страшное... Как же тяжело было Эсме смотреть сначала на мужа, а потом на сына, когда они участвовали в этих чертовых ралли!  Я готова была запереть его в доме, лишь бы он больше никогда не участвовал в подобных соревнованиях, где неудачно пройденный вираж грозил стать сломанной шеей. Но все, что я сейчас могла – это вцепиться в подушку и повторять: «Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, Господи! Пусть с ним все будет хорошо!»

Мне казалось, что эти сорок бесконечных кругов никогда не закончатся. Мне казалось, что я сижу так уже целую вечность...  Но вот черно-желтая машина остановилась за финишной чертой, и из нее вылез целый и невредимый Эдвард. Только тогда я смогла нормально вздохнуть.

- Он жив… Спасибо, Господи! – а дальше брызнули слезы, слезы счастья и облегчения – с ним все в порядке.

Я смотрела, как он идет, улыбается и машет трибунам. Как он взлетает одним прыжком на верхнюю ступеньку пьедестала, как принимает цветы и огромный, блестящий Кубок… Так он все-таки выиграл гонку? До этой минуты я так этого и не осознавала. Я сквозь слезы улыбнулась:

- Мой всегда побеждающий засранец!

Лицо Эдварда показали крупным планом, и мне показалось, что в этот момент он улыбается только мне, только для меня светятся эти изумруды. Наверное, каждая его фанатка у телевизора думает точно также… Но ведь они не знают его так, как знаю я…

В следующие несколько минут повторяли триумфальный финиш победителя – Эдварда «Молнии» Каллена, а я все еще сидела и грустно улыбалась, глядя в монитор.

Затем камеры переключились, и теперь я могла видеть моего Эдварда – к черту все! Хотя бы в своих мыслях я могу называть его моим?! – сидящего за столом вместе со светловолосым мужчиной. «Джаспер Уитлок, менеджер Эдварда Каллена» – прочитала я на табличке. И сразу после этого посыпались вопросы от журналистов.

- Мистер Каллен, ваш перерыв между гонками, когда вы были недоступны для всех, это ваш новый способ набраться сил, или?..

- Мистер Каллен занимается у нас по индивидуальной программе, и это, как вы видите, приносит свои плоды! – ответил за него Джаспер. – И потом, то, что он не был доступен для вас, не значит, что он был не доступен для своей семьи и друзей.

- Мистер Каллен, Мистер Каллен, в прессу просочились фотографии ваших родителей. Скажите, правда, что ваш отец – Карлайл Мейсон, и он все это время жил в городке под название Фокс… Эээ, Фолкс?

- Без комментариев, господа, – снова ответил Джаспер. Эдвард же все это время сохранял молчание, отрешенно глядя в одну точку.

- Ваши дальнейшие планы, мистер Каллен?

- Сейчас мистер Каллен нуждается в отличном отдыхе, он провел отличный сезон, и отправляется на Багамские острова. На самом деле, мы уже опаздываем на самолет, поэтому спасибо всем за внимание…

 

***

 

Как странно устроен человеческий разум… Когда нам по-настоящему плохо, он вдруг начинает подбрасывать совершенно неуместные и ненужные мысли, чтобы реальность окончательно не свела с ума. Вот и сейчас в голове звучало «Багамские острова», а перед глазами стояла очень яркая и очень красивая картинка: белый песок, палящее солнце, набегающие на пляж волны теплого моря, яркие цветы и экзотические деревья вдоль берега, в тени которых, развалившись в шезлонге, безмятежно отдыхает высокий, красивый мужчина. Легкий ветерок беспечно играет прядями бронзовых волос. Лицо мужчины кажется абсолютно расслабленным и умиротворенным, веки закрыты, губы сложились в очаровательную и счастливую улыбку... Я знала этого мужчину. Я любила этого мужчину. Я видела, как он открывает глаза, и на меня смотрят зеленые малахиты. И я почти поверила в реальность этой красивой картинки. И я была почти счастлива…

Звук  подъезжающего к дому автомобиля вернул меня из мира грез, и я бросилась на этот звук, рывком распахивая дверь.  Выскочив на крыльцо, я увидела… грузовичок мистера Годфри, припарковавшийся рядом с моим амбаром. Сам мебельщик уже с широкой улыбкой шел ко мне, неся в руках большую коробку.

- Белла! Здравствуй. Я решил, что раз уж у наших малышей есть новые парты, то у них должны быть новые, красочные учебники. Я как раз был в Порт-Анжелесе по делам и, увидев книжный магазин, не мог проехать мимо, – он все так же улыбался, но выглядел при этом немного смущенным. – Тут еще карандаши, краски, фломастеры… Ну, знаешь, я подумал, что раз уж совершенно посторонние люди проявляют такую щедрость по отношению к нашей маленькой школе, то я, проживший всю жизнь в Форксе, тем более должен помогать малышам… А теперь, когда, благодаря заказу мистера Каллена, у меня появились некоторые сбережения, я решил, сделать что-то для них и… Надеюсь, что все это понравится детишкам, – он протянул мне коробку, –  И, спасибо тебе, Белла, что ты так много делаешь для нашего забытого городка! Нам повезло, что ты когда-то решила остаться жить в доме своей бабушки…

- Ну, что вы, мистер Годфри! Вам спасибо! И малышам обязательно понравятся ваши подарки! Они у нас замечательные детишки, – я не могла не улыбнуться ему в ответ. – И мы обязательно придем к вам в мастерскую, чтобы показать рисунки! Большое спасибо!

Мистер Годфри еще раз улыбнулся, похлопал меня по плечу и направился к грузовичку. Запрыгнув в кабину, он помахал мне рукой и, заведя мотор, осторожно вырулил на дорогу.

Я проводила взглядом машину до поворота, а потом с коробкой в руках медленно пошла к амбару. Зайдя в наш маленький, но теперь по-настоящему уютный и красивый «класс», я поставила коробку на «учительский» стол и опустилась в свое кресло. Разглядывая каждую новую деталь классной комнаты, я искренне улыбнулась. Я была благодарна судьбе за то, что пять дней назад в стену моего амбара въехал серебристый автомобиль, за рулем которого оказался Эдвард Энтони Каллен – знаменитый гонщик, красивейший мужчина и хороший человек. Именно сейчас я поняла, насколько встряхнуло его «вторжение» привычный уклад нашего тихого, сонного городка всего лишь за пять дней. Что можно успеть за такой короткий срок? Как оказалось, очень многое. Можно разрушить стену, а затем выстроить её заново. Можно найти своего отца, которого не помнишь, растеряться, разозлиться, а потом понять и простить. Можно помочь встретиться двум любящим людям через много-много лет. Можно стать кумиром для нескольких малышей, которые очень любят свою маленькую школу и радуются новым партам. Можно подарить жителям тихого и доброго городка настоящий праздник, проехав в карете по центральной улице в самый важный для них день – День основания города. Наконец, можно влюбить в себя девушку, которая никогда не влюблялась прежде. Но главное, можно успеть из заносчивого городского мачо стать настоящим мужчиной. Он им стал, я верю.  А я… А что я? Я люблю… Люблю. И это… правильно. Ну, и немножечко больно. Да, пусть мне сейчас больно, и пусть, куда бы я ни посмотрела – все напоминает о нем, пусть. Я хочу помнить, я не хочу забывать. И я хочу и буду помнить эти наши пять дней. Он был в моей жизни всего лишь пять дней, но за эти пять дней я научилась ценить каждую прожитую секунду, а Эдвард… Он будет счастлив, он должен быть счастлив. Я желаю ему счастья, я верю в него…

Продолжая улыбаться, пусть и немного грустно, я смахнула невидимую пыль с новых парт, разложила новые учебники и расставила стаканчики с кисточками, карандашами и фломастерами, представляя, как егоза Эш будет подпрыгивать от восторга, а малышка Джесс потянется к розовому фломастеру. Проведя напоследок кончиками пальцев по отремонтированной части стены, я вышла из амбара и зашла в дом. Весь оставшийся день я прибиралась, а потом решила приготовить так любимые моими маленькими учениками и великовозрастным дитем Джейком «кексики». Как только ароматная выпечка была готова и выложена в большую плетеную корзинку, я переоделась, взяла свой велосипед и не спеша поехала в сторону леса.

Минут через тридцать я была на краю обрыва, откуда был виден Форкс – еще одно место, где я была счастлива с Эдвардом. Здесь было так тихо, спокойно, умиротворенно… и открывался фантастический вид на мой любимый городок. Сев у самой кромки, я любовалась предзакатным небом, которое только-только начало окрашиваться в нежно-розовый, и продолжала перебирать свои воспоминания. Поддразнивания, красноречивые взгляды, догонялки… Я хихикнула, вспоминая, как гонялась за Эдвардом с прутиком и отчитывала за то, что он вышел без куртки под дождь… Вдруг мне пришла в голову мысль о том, что я его так и не поцеловала. Это единственное, о чем я по-настоящему жалела. Ведь о его губах, равно как и о его волосах, я мечтала чуть ли не с самого первого дня, но так и не решилась… Почему? Потому что боялась показаться очередной глупенькой пустышкой, не устоявшей перед знаменитым гонщиком, потому что всегда была чересчур гордой… А вот сейчас мне было плевать и на мнение окружающих, и на собственную гордыню. Во мне все еще теплилась надежда на то, что мы когда-нибудь встретимся. В конце концов, мы все еще живем на одном континенте, в одной стране!.. Да, я обязательно его поцелую, если судьба подарит мне еще одну встречу с Эдвардом! И даже если этот поцелуй с ним останется первым и единственным, я навсегда запомню вкус его губ…

Пока я вспоминала, принимала решения и давала сама себе клятвы, солнце почти село за горизонт, а на небе зажглись первые звездочки. Это было потрясающе красиво. Вместе со звездами внизу один за другим стали зажигаться огоньки маленьких домиков Форкса. Я снова улыбнулась и решила, что проводив солнце, хочу встретить луну. Так я и сидела, наслаждаясь тишиной, легким ветерком и стрекотом сверчков.

Небо стало темно-темно-синим, и я решила отыскать известные мне созвездия. Не успела я прочертить линии Большой медведицы, как увидела маленькую падающую звездочку, которая сверкнула, словно подмигивая мне. И тогда я загадала желание: «Хочу еще раз увидеть Эдварда…»

 

Здравствуйте, наши замечательные, отзывчивые и добрые читатели!

Я читала очень много историй про Беллу и Эдварда, я писала комментарии и отзывы на форуме, я даже стала бетой, но я никогда не думала, что вот так вот сесть и с чистого листа, самой что-то написать окажется таким непростым делом. И это при том, что почти все описанное мной уже было придумано, а мне только и надо было, что пересказать все это с точки зрения Беллы. Я очень сомневалась, перечитывала по нескольку раз одно и то же, переписывала целые абзацы и постоянно мучила Автора. И еще, каждый раз садясь за ноутбук, я удивлялась, как это легко и естественно получается у Даши! Но все же, благодаря её постоянной поддержке и ценным советам, а также благодаря Вашему искреннему интересу к истории и эмоциональным отзывам после каждой новой главы, я сделала это. И теперь, мне остается лишь надеяться на то, что эта глава и мысли Беллы, озвученные мною, Вас не разочаруют.

С уважением и благодарностью, bliss_

P.S.: Огромное спасибо моей замечательной Дашеньке за то, что доверила мне целую главу и все это время поддерживала и верила в меня! Спасибо, моя хорошая :*



Источник: http://robsten.ru/forum/29-375-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: DashaZh (29.04.2011) | Автор: DashaZh
Просмотров: 481 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 8
avatar
8
увидишь, Беллка, обязательно увидишь
avatar
7
bliss_
Это очень интересно, трогательно и с юмором! Замечательная глава! Спасибо! roza
avatar
6
Очень было интересно прочитать мысли Беллы!
Очень хорошо описано,мне понравилось.
Спасибо за главу,bliss! lovi06032
avatar
5
глава супер, хотя и грустная
avatar
4
Вся глава в слезах cray cray cray Оказывается Эдвард вначале очень ранил Беллу cray , а потом все её воспоминания, переживания hang1 hang1 hang1 cray cray cray Это так трогательно, так глубоко и тонко прочуствовано hang1 hang1 hang1 good Спасибо за главу lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032
avatar
3
good lovi06032 good
avatar
2
ох я плачуууууу!!!!!! cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray
avatar
1
Потрясающая глава! Мне очень-очень понравилось! fund02016
bliss_, Спасибо огромное! Все идеально! lovi06032
И жду продолжения! JC_flirt
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]