Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Второй шанс. Глава пятая

- Послушай, Белла, - я впервые называю её по имени, и она чуть вздрагивает, сидя по правую руку от меня за обеденным столом, скорее от неожиданности, вызванной тем, как внезапно я прервал явно затянувшуюся тишину, чем от ощущения грозящей ей опасности, и именно отсутствие загнанного выражения на её опущенном лице побуждает меня продолжить, - я думаю, что мы начали совсем не с того.

Она поведала мне гораздо больше информации за один раз, чем я вообще рассчитывал от неё получить за столь короткий срок, полагая, что даже уже полученные сведения придётся вытягивать чуть ли не клешнями и по крупицам в течение не одной недели, а в предшествующие этому моменту три часа несколько раз выходила из своей комнаты, чтобы посетить ванную, иногда одна, но в основном с ребёнком, что сопровождалось шумом включаемой воды то в кране, то в душе. Но в остальное время её не было видно, а его слышно, и я начинаю склоняться к тому, что она не такая уж и плохая мать, когда не оказывается ограбленной и в результате событий, которые вполне можно отнести к несчастному случаю, не лишается последних средств к существованию и одновременно способов их заработать. Но этой самой матери нужно хорошо питаться, а давным-давно выпитый чай даже с натяжкой никак нельзя отнести к разряду еды, и когда на часах наступило время обеда, в половину второго я тихо постучался в её дверь, чтобы она поела хотя бы овощной салат, если вдруг ей нельзя, или она просто не любит имеющиеся у меня спагетти, но с той самой минуты мы нисколько не продвинулись. Да, физически Белла, и правда, здесь, в то время как её Эйден спит в широкой кровати, обложенный подушками со всех сторон во избежание случайного падения вниз, но всё, что она делает, это перебирает ингредиенты вилкой вместо того, чтобы хотя бы попробовать их сочетание, и я понимаю, что ей неуютно. Наиболее вероятно, что снова из-за денег, из-за того, что не она покупала продукты и тем самым, как ей кажется, не заслужила есть приготовленную из них пищу, но это неправильно. В том смысле что так быть не должно. Она не должна так себя чувствовать. Мне это не по душе.

- О чём вы? - тихим вопросом задаётся она, глядя исключительно в свою наполненную тарелку, зажатая, напряжённая и скованная, как будто ей нельзя смотреть на меня, но я стараюсь пока не думать ни об этом, ни о том, как сделать так, чтобы, отвечая на какой бы то ни вопрос или просто общаясь, она поднимала голову и не остерегалась находить мои глаза своими.

- Если тебе что-то не нравится или и вовсе запрещено употреблять в пищу, ты не должна бояться сказать мне об этом. Это нормально и естественно, что у всех разные вкусы, и в таком случае я приготовлю что-нибудь ещё или просто покажу, где что лежит, если ты хочешь пользоваться кухней самостоятельно, что тебе в моё отсутствие так и так придётся для себя делать, а при необходимости и помогу, но тебе непременно надо есть. Чтобы быть сильной и здоровой, ведь от этого зависит не только твоё самочувствие и благополучие. Ты меня понимаешь? И когда я сказал, чтобы ты чувствовала себя, как дома, именно это я и имел в виду. Тебе вовсе не нужно круглыми сутками сидеть в своей комнате. Что ты вообще там делала всё это время? Ну, за исключением очевидного?

- Не знаю...

- Белла...

- Листала фотоальбом. Даже не верится, что вы его нашли. Я думала, что придётся восстанавливать документы, но больше всего сожалела вовсе не об их утрате. Даже не знаю, как вас благодарить.

- Не стоит, - лишь отвечаю я, потому что на её месте и мне было бы плевать на вероятные разного рода бюрократические проволочки, и единственное, о чём я в случае чего бы переживал, это также снимки родителей и совместные фотографии с ними. Без них так легко забыть, как выглядели родные тебе люди, а Эйден, как внук, этого даже не узнает. - Просто... В общем, ты можешь проводить время и в гостиной, и за просмотром телевизора, и за чтением книг из шкафа в ней. И холодильник тоже полностью в твоём распоряжении. Как и содержимое кухонных шкафчиков. Только не высовывайся лишний раз на улицу, - почему-то, говоря это, я отвожу глаза в сторону, в то время как взгляд Беллы ощутимо вонзается в меня, а её несколько раздражённый голос острой иголкой впивается в моё тело:

- Так это что, всё-таки плен? Ограничение моей свободы? Но я знаю свои права, - я не могу не понимать её явного возмущения и того, откуда у него растут корни, и знаю, что отчасти Белла совершенно права, но у меня нет желания объясняться с соседями. Вообще-то всё происходящее дома касается только тех, кто в нём живёт, и, строго говоря, я не обязан ни перед кем отчитываться, но банальное любопытство никто не отменял, а с этой человеческой чертой так просто не сладить. Хотя бы один бесцеремонный, наглый и вмешивающийся совсем не в своё дело индивидуум непременно возьмёт да отыщется абсолютно в любом месте.

- Свои права, говоришь? - из меня вырывается неконтролируемый смех, и я почти дополняю его замечанием, что, быть может, она и знает, какие вещи гарантированы каждому человеку с самого его рождения, но явно позабыла про то, что существуют ещё и обязанности, несоблюдение ею которых и привело нас к данной ситуации, но в самый последний момент по какой-то причине проглатываю практически родившиеся и оформившиеся слова и заменяю их более зрелыми и обдуманными. - Нет, это не похищение и не плен, и не насильственное удержание. Это просто обычная человеческая просьба. Твоё появление вызовет много вопросов, на которые я не хочу отвечать, и возбудит повышенный интерес, с которым я также не желаю иметь совершенно ничего общего.

- Но… Но я могу выходить хотя бы на задний двор? Эйдену нужны свежий воздух и солнце.

- Можешь находиться на террасе хоть целый день. Там есть стол и стулья, - киваю я, понимая, что ребёнку в любом случае непременно необходимы прогулки и пребывание вне дома, и что если я не готов к тому, чтобы о Белле узнали особенно явно и скоро, то должен предложить ей иной вариант. Конечно, и единственная имеющаяся в наличии альтернатива не вот прямо-таки безупречна, ведь и участок частично просматривается из соседских окон, но и совсем заточить этих двоих в четырёх стенах ни в коем случае не выход и уж точно не принесёт пользы, и не послужит ничему хорошему. - Просто ни с кем не общайся, а я в свою очередь постараюсь придумать для тебя адекватную легенду. И ещё… Чтобы о деньгах я больше даже не слышал. Отдашь всё, когда прославишься. И если тебе захочется о чём-то спросить или просто поговорить, то я... Я рядом, - последняя фраза явно не то, что я ожидал услышать сам от себя в тот момент, когда только входил в незапертую квартиру, но эти два слова кажутся правильными. Необходимыми ей. Даже если где-то у неё и есть друзья, о которых я ничего не знаю, сейчас поблизости их что-то не наблюдается.

- И никаких действительно условий и правил? Вроде того, что я должна что-то делать? Например, готовить или убирать?

- Конечно же, нет. Ты не служанка. Но я буду рад, если здесь останется так же чисто, как было и до тебя, - полушутя полусерьёзно говорю я, и хотя Белла и снова смотрит исключительно в свою тарелку и никуда больше, вилка, по крайней мере, уже несколько минут как перестала превращать аккуратно порезанные кусочки в пюре, и я вижу, как, восприняв мой юмор в совершенно верном ключе, уголки губ слегка приподнимаются в улыбке. Она несколько нерешительная и едва заметная, но, как по мне, это всё равно очевидный прогресс. Прогресс, который дополняется ещё и словами:

- А можно мне тогда ещё зелёного чая?

- Ну, конечно, можно. Понравился?

- Да, очень. Думаю, теперь я знаю, что предпочитаю.

******

- Ну, как первый день? Удалось узнать что-то новое за рамками информации из досье?

Я рассказываю Джасперу об ограблении и всё то, что узнал о нерадивых и эгоистичных опекунах, поставивших во главу угла собственное обогащение за счёт и так много чего пережившего и исстрадавшегося подростка, а после задаюсь вопросом, об ответе на который вопреки некоторым стараниям не могу не думать:

- Есть идеи, как перекрыть им денежный кислород?

- Без сигнала в службу опеки, что девушка вот уже скоро как год выставлена ими вон?

- Да, именно.

- Скорее всего, никак. Но почему не сделать всё официально?

- Потому что на неё уже забили, а поскольку ей нет ещё и двадцати одного, боюсь, возвращение в эту систему неизбежно, но она, очевидно, несовершенна. Если наплевали один раз, то не за горами и второй подобный эпизод.

- Боишься?

- Ты понимаешь, что именно я имею в виду.

- Ну, тогда эти люди так и будут получать деньги. Но я не думаю, что сумма такая уж и значительная.

- Так-то да, но за два года набежит вполне приличная. Ничего не делать это не вариант.

- Есть у меня тут одна мысль... - говорит Джаспер, и только я собираюсь спросить, что именно пришло ему в голову, как на моём столе раздаётся звонок телефона, как признак того, что у нас, вероятно, вызов, и, потянувшись к аппарату, я поднимаю трубку.

- Каллен. Понимаю, но причём здесь мы? Ясно, уже выезжаем.

- И что у нас там? - спрашивает Джас уже фактически в дверях, и отвечаю я ему также на ходу:

- Водителю такси стало плохо за рулём, и оно врезалось в другую машину.

- Но это же рядовое дорожно-транспортное происшествие.

- Оно бы было таковым, если бы не тот факт, что в багажнике личного автомобиля обнаружено тело с огнестрельным ранением в голову, а владелец машины утверждает, что и понятия не имеет, откуда оно там взялось.

- Круто. Ничего не скажешь.

- Знаешь, в такие моменты я даже рад, что мы всего лишь копы, а не детективы.

- И то правда.

- Насчёт того, что ты начал говорить. Попридержи-ка это у себя в голове до тех пор, пока не приедем на место.

Спустя час мы заканчиваем с опросом свидетелей, а именно пассажиров такси - молодой пары, находящейся в карете скорой помощи - счастливо отделавшихся исключительно испугом, парой-тройкой синяков и несущественными царапинами, и других очевидцев аварии, и Джаспер находит меня у внешнего периметра зоны оцепления:

- Теперь-то я могу озвучить свой замысел?

- Дерзай, я весь само внимание.

- Нужно всё равно обратиться в службу опеки, и плевать, кто именно из их сотрудников недостаточно хорошо исполняет свои обязанности, ведь теперь это не особо и важно, и просто рассказать всё, как есть, а потом...

- И что потом?

- А потом поручительство. Что с отцом ребёнка?

- Не имею ни малейшего понятия.

- А друзья? Они у неё есть?

- Я... я не уверен. Она ни о чём из этого пока не говорила и даже не упоминала, а я и не спрашивал. На мой взгляд, ею и так уже было рассказано неожиданно много всего. Но я думаю, что она одиночка.

- Как и ты.

- Я не одинок. У меня есть ты.

- Да, но в остальном всё именно так и обстоит. И никаких преград я не наблюдаю.

- Каких ещё преград?

- Чтобы жениться. Ты разве не знал, что самыми лучшими поручителями воспринимаются именно мужья? С ними и опекуны не нужны.

- Ты что, рехнулся? Ударился головой?

- Просто подумай об этом. Многие люди по тем или иным причинам вступают в фиктивный брак. Через пару лет просто разведётесь, проблем-то, и каждый пойдёт своей дорогой.

- Своей дорогой? Это на тебя так грядущее отцовство влияет или что? - резко выпаливаю я, ведь всё это, и правда, уму непостижимо. Достаточно того, что мы живём под одной крышей, и что у нас вроде как уже складывается совместный быт, и что мы не враги, хотя и не друзья, и, я надеюсь, вполне сможем мирно существовать и дальше, и в некоторой степени стать близкими людьми, но брак это уже слишком. Даже временный и завязанный исключительно на пользе и выгоде лишь для одной стороны. Нет, нет и ещё раз нет. И не потому, что мне-то это уж точно ни к чему. А по той простой причине, что по моему субъективному опыту оформленные на бумаге сделки лишь всё портят. А брак в некотором роде и является контрактом. Но если вам и так хорошо, без всяких штампов и печатей, то зачем вся эта мишура?

Однажды мне было здорово и просто великолепно, и на волне сопутствующей эйфории я выстроил целый дом, отделав его так, как понравилось бы и ей, и воспользовавшись и тёплыми оттенками, а потом мы зачем-то решили, что надо непременно пожениться, и это стало началом конца. Мы так и не съехались, а отношения ощутимо разладились, но мы всё равно странно упёрлись в идею со свадьбой, и теперь, спустя время, я даже не знаю, что хуже и больнее. То, что она трагически погибла, или то, что, если бы не это, мы бы всё равно, скорее всего, поженились, тем самым превратив жизнь друг друга в нескончаемую пытку. Всё это уже поросло былью, но с тех пор я поставил крест на любого рода отношениях и, почти сразу с головой окунувшись сначала в окончание академии, а потом и в работу, так ещё и не вынырнул на действительно поверхность, чтобы полноценно вдохнуть чистый воздух. Возможно, я никогда и не сделаю этого. И уж точно я не сторонник письменных договорённостей. Устные лучше. Хотя бы потому, что от них проще отказаться, ведь ни у кого нет ни единого доказательства, что кто-то и кому-то что-то гарантировал и обещал. Даже если они и приводят к тому, что в доме, который ты строил для одной женщины, спустя почти шесть лет после её гибели поселяется совершенно другая, сделанные исключительно на словах зароки это то, что нужно.

- Рано или поздно тебе всё равно придётся пройти через это... С кем-то, кто станет тебе дороже всех остальных и вообще всем миром.

- Вовсе нет. С чего бы это вдруг? На каком, чёрт побери, основании?

- Ну, ты же не собираешься всю оставшуюся жизнь провести в одиночестве. Когда-нибудь… Однажды всё сложится и получится, как надо. Чувства неизбежны. Ты можешь сколько угодно от них бежать, но так они тебя лишь быстрее настигнут. И Эд?

- М-м-м?

- Знаю, что надо либо хорошо, либо никак, но не все такие, как Таня.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-3282-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: vsthem (07.04.2022) | Автор: vsthem
Просмотров: 176 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 1
0
1   [Материал]
  Спасибо за продолжение  , очень интересно .

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]