Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Затянувшийся отпуск. Глава 40. Судьба-шутница (часть первая)
Эсми первые несколько дней, после возвращения домой, пролежала в центральной больнице Нью-Йорка, пока ей не сняли бинты полностью. В этой же больнице работал Карлайл ведущим хирургом. Он все время был рядом с женой. Лицо Эсми оказалось обезображенным тремя огромными шрамами. Долгое время она смотрела на себя в зеркало и не переставала плакать. Долгое время Карлайл пытался ее утешить и убедить в том, что любит ее, не смотря ни на что.

Джаспер привез Элис к Шарлоте. Во время осмотра, Брендон не переставала волноваться и задавать множество вопросом:
- Как он? Что с ним? Скажите мне правду? С ним точно все в порядке? Вы меня не обманываете?
Шарлота улыбалась и убеждала Элис, что ребенок в порядке, уже пошел пятый месяц срока, вот только пол пока сложно определить, так как плод повернут спиной. На самом же деле было не все в порядке. Из-за пережитых Элис стрессов, ребенок мог не дожить до родов. Он мог родиться мертвым. После осмотра, Шарлота пригласила в кабинет Джаспера и сказала, улыбнувшись:
- Ребенок в порядке, но я бы вам посоветовала лечь на сохранение…
- Зачем? – испуганно воскликнула Элис.
- На всякий случай. Ведь ты забеременела не в обычных условиях. Была лишена всех необходимых витаминов. И потом все переживания, которые тебе пришлось пережить. Серьезной опасности я не вижу, но все же для надежности я бы на месяц тебя госпитализировала.
Элис в отчаянии посмотрела на Джаспера. Он взял ее за руку и нежно промолвил:
- Давай мы дома это обсудим и все решим.
Элис согласилась. Когда они вышли с кабинета и направились к лифту, Джаспер вспомнил, что забыл телефон в кабинете (который специально там оставил). Он попросил Элис подождать около лифта, а сам вернулся обратно. Шарлота уже не улыбалась. Она сказала майору правду о том, что ребенок может родиться мертвым и что Элис нужно срочно положить на сохранение, хотя бы на месяц, а там будет видно. Джаспер поблагодарил Шарлоту и вернулся к Элис.
Пока они ехали в машине, майор думал о том, как бы завезти Элис к психологу, чтобы она не обиделась, думая что Джаспер считает ее ненормальной.
- Элис, я записался к психологу… - начал он, но, увидев удивленно-возмущенный взгляд девушки тут же добавил: - мне нужна помощь. Извини, я не говорил тебе, чтобы не расстраивать, но с тех пор как мы оказались у русских на базе, меня по ночам преследуют кошмары и даже сейчас, когда мы уже дома.
- Джаспер, - с сочувствием промолвила Элис, положив руку ему на плечо. – Как же я тебя понимаю. Мне тоже сняться кошмары. Но… я думаю, что психолог вряд ли поможет… я вообще не верю этим психологам… может только время…
- Может и время, - согласился майор, - но я все же хочу попробовать. Схожу, хотя бы раз. Я уже договорился на сегодня. Ты как, поедешь со мной или отвезти тебя домой?
- Конечно с тобой!
Джаспер рассчитывал на такой ответ. Он заметил, что у Элис присутствует какой-то маниакальный страх потерять его. Страх такой сильный, что она отказывается оставаться без него даже на час. Вместе с ним Элис даже ездила на работу к Джасперу, когда он писал отчет и объяснительные по поводу проведенной операции. Она ждала его под кабинетом, когда он решал вопросы с гражданством Аро. Элис не знала, чем занимался Джаспер. Он хотел избавить ее от ненужных воспоминаний и говорил, не вдаваясь в подробности, что нужно решить дела по работе. Элис не расспрашивала о подробностях, не желая выглядеть занудой и раздражать любимого своим любопытством.
Джаспер взял на работе отпуск, чтобы быть рядом с Элис, но девушка понимала, что рано или поздно отпуск закончится и он вынужден будет вернуться на службу. А она вынуждена будет смиряться с его длительным отсутствием. Элис очень боялась службы Джаспера. Она знала, что его отец-военный погиб во время участие США в военных действиях в Югославии. Брендон видела, что служба для майора – это все, и боялась даже заикнуться о том, чтобы он ее оставил.

Когда Эдвард явился на работу, коллектив радостно его приветствовал, особенно женская его половина. Рана в плече успешно заживала. Таня создавала домашний уют в его квартире и старалась во всем поддерживать. Эдвард ударился в работу. Жизнь, казалось, налаживалась. Но в какой-то момент Каллен понял, что больше не может писать статьи о женщинах. Он признался сам себе, что ничего в них не понимает, на самом деле. А может и понимает… некоторых… а может и всех, кроме одной… кроме той, которую любил и все никак не мог забыть. Белла… Она казалась ему странной и непредсказуемой. Эдвард привык к тому, что девушки реагировали на него с симпатией, а Белла изначально не проявляла к нему никакого интереса. Он решил, что она холодная и безэмоциональная, но потом был поражен ее взрывом из-за чемодана и ее фотографией, которую украл. Увидев в ней взрослую серьезную барышню, Эдвард был удивлен ее детским энтузиазмом и азартом во время сочинения и отгадывания кроссвордов. Он достал для нее жемчужину, а она равнодушно отказалась. Эдвард ожидал от нее возмущений, когда она проснулась в его палатке, после плена у русских, а она наоборот, была рада его видеть. Она удивила его «связью» с Алеком, а потом еще больше тем, что то был спектакль. Она очистила дом от прослушек, а потом вместо того, чтобы насмехаться над Эдвардом, помогала ему с изобретением «сигнализации». Она устроила стриптиз на вечеринке у Розали, что совсем не вписывалось в образ гордой, продвинутой журналистки с чувством собственного достоинства. Белла первой должна была считать Эдварда предателем, а она не отходила от него ни на шаг, после того, как его ранили. Она любила своего автогонщика, но при этом спала с Эдвардом. Она любила Эдварда, но вернулась к своему автогонщику. «Хотя, здесь, пожалуй, удивляться нечему, - решил Каллен. – Блэка она любила всегда. А меня… А я лишь был для нее курортным романом… Нахрен все! – Эдвард захлопнул свой ноут-бук. – Нихрена я в них не понимаю, и вся моя писанина – сущий бред!»
После таких мыслей Каллен написал заявление на увольнение. У мистера Флозбера был шок.
- Эдвард, - начал он уговаривать. – Бред – это не твои статьи, а твое заявление. Кто тебе внушил, что ты не шаришь в женщинах. Да ты посмотри, как раскупали наш журнал, пока в них выходили твоих идеи. За последние месяцы, пока тебя не было, наш рейтинг значительно понизился. И я тебя прошу, не руби с горяча. Подумай.
- Я уже обо всем подумал и все решил. – Каллен был непреклонен. – Все мои статьи и идеи полная чушь, не соответствующая реальности.
- Ну и пускай будет чушью для тебя, а для остальных это реальные темы. Людям нравится то, что ты пишешь.
- Я не могу писать и издавать то, что не нравится МНЕ, мистер Флозбер. Извините, что подвожу Вас, но думаю за семь месяцев Вы уже привыкли к моему отсутствию и как-нибудь справитесь без меня.
Флозбер хорошо знал Каллена. Он видел его решительность в тот момент и понимал, что никакие уговоры, никакие гонорары не заставят его передумать.
- А чем же ты собираешься заняться? – спросил он, тяжело вздыхая.
- Открою свой журнал. У меня подсобиралось немного денег, плюс возьму кредит…
- Станешь моим конкурентом? – усмехнулся Флозбер.
- Нет. У меня будут политика, спорт и путешествия, никаких женщин. Это будет не мужской журнал, а журнал для деловых людей. Буду писать о политической ситуации в мире, о разных странах и о спорте… об автогонщиках, - усмехнулся Эдвард.
Флозбер не понял юмора в последней его фразе. Но, тем не менее, пожал Каллену руку, пожелал удачи и сказал, что двери его редакции всегда для него открыты. Где-то в глубине души уже бывший босс Эдварда, надеялся, что у Каллена ничего не получится и он вернется обратно в их журнал.

Джаспер заранее договорился с психологом о том, что помощь якобы нужна ему, а не Элис. Поэтому когда Элис с Джаспером встретились с доктором, он начал с Джаспера. Но во время разговора плавно перешел к Элис. К концу беседы и Элис, и психолог так увлеклись общением, что забыли о присутствии Джаспера.
- Все будет хорошо, Элис, - ласково промолвил доктор, - Вы справитесь с этим. Через пару месяцев, благодаря присутствию и поддержке любимого мужчины, Вы придете в норму, а когда родиться ребенок, тот ужасный кусочек прошлого будет Вам казаться лишь страшным сном. Как будто это все было не с Вами.
До Элис вдруг дошло, что встреча с психологом была организована для нее, а не для Джаспера. «Как он мог?» - подумала она с возмущением, при этом сохраняя улыбку в кабинете доктора. Психолог показался ей вполне приятным человеком и после разговора с ним действительно стало как-то легче, но Джаспер… он обманул ее. Он хитростью притащил ее сюда и, скорее всего, они с доктором сговорились. Элис почувствовала себя глупым ребенком, которого обвели вокруг пальца. Она собиралась выдать Джасперу по первое число за этот спектакль, но когда они покинули кабинет доктора, Элис вдруг задумалась: «А за что мне его ругать? За то, что любит меня? За то, что беспокоится обо мне? За то, что пытается помочь мне и защитить от самой же себя? Ведь я ни за что не согласилась бы пойти к этому психологу. Вот, я дура».
- Джаспер, - улыбнулась Элис, когда они сели в машину, - я тебя так люблю, - она поцеловала его в губы. – Только давай в следующий раз ты мне скажешь прямо: Элис – ты чокнутая на всю голову и я хочу сводить тебя к врачу, - после этих слов девушка рассмеялась, давая понять, что она не обижается на Джаспера. Наоборот, она была ему благодарна и вся ситуация ей уже казалась смешной. Майор улыбнулся.
- Элис, если б я тебя считал чокнутой, мы пошли бы не к психологу, а сразу к психиатру.
Они вместе рассмеялись еще больше, Джаспер обнял ее за плечи и поцеловал в губы.

Розали быстро приходила в себя после возвращения с острова. Все вроде было хорошо: рядом любящие родители, любящий и любимый жених, папа купил ей новый автомобиль Bently, казалось бы – живи и радуйся жизни, но что-то омрачало ее счастье и не делало его полным. Где-то из глубины души вырывались воспоминания об одном человеке. О человеке, о котором хотелось забыть и никогда не вспоминать. О человеке, с которым она изменила Ройсу. Розали всячески пыталась убить в себе все воспоминания об Эмметте. Она очень боялась того, что МакКартни начнет искать с ней встречи и Ройс узнает правду о ее измене. Она боялась, что связь с Эмметтом, и их нереальные, ненастоящие, призрачные отношения могут разрушить ее счастье здесь, в реальной жизни. Но больше всего она боялась неподконтрольных сравнений. Сравнений Ройса с Эмметтом. Она боялась результатов таких сравнений, в которых Ройс часто проигрывал. «Не думать об Эмметте, не думать» - давала себе установку девушка и чем больше проходило времени, тем больше ей это удавалось. Эмметт постепенно уходил на дальний план в ее памяти. И в то же время, почему-то радости и счастья от отношений с Ройсом становилось все меньше. Розали не могла понять, Ройс изменился в худшую сторону за то время пока ее не было? Или он всегда был таким, а она не замечала раньше? Он стал меньше восхищаться ею? Меньше прислушиваться к ее желаниям и больше к своим? Меньше думать о ней во время секса? Стал? Или это все ей лишь кажется? Почему Ройс теперь не такой идеальный, каким был раньше? Почему она с ним перестала быть абсолютно счастливой?

Руководство Беллы было безумно радо ее возвращению. Нью-Йорк давно соскучился за горячими и разгромными статьями Свон. Сейчас же все ожидали от нее статью об острове, преступной организации и разоблачений людей, причастных к незаконной трансплантации органов. Но, оказавшись в своем кабинете, Белла вдруг поняла, что не может написать ничего подобного. Она не в силах была думать и писать об острове, о всем что там происходило. Ей было больно вспоминать об Эдварде. Ей вдруг безумно захотелось позвонить ему, услышать его голос и сказать, как сильно она за ним скучает и как безнадежно любит. Узнать номер его телефона не составило бы огромного труда, вот только… Ну позвонит она и что? Услышит на том конце провода голос его девушки? Белла понимала, что на острове она для Эдварда была самой желанной и интересной, на острове где не было Тани… а здесь, в его реальной жизни, не было места для Беллы. Свон понимала это и активно боролась с глупыми идеями позвонить ему.
Джейк вел себя бесподобно. Белла была ему очень благодарна. Он не давил на нее, не навязывал свое присутствие. Он был рядом, когда был нужен ей, и оставлял одну, когда ей нужно было побыть одной. Он больше не оставался у нее на ночь. Она редко приезжала к нему и так же никогда не оставалась на ночь. Беллу мучила совесть от того, что она мучает парня. Джейк не жаловался. Он терпеливо ждал и лишь молча переживал за ее подавленное состояние.

Как-то в дверь квартиры Брендонов раздался звонок. Мистера Брендона не было дома. Миссис Брендон была в ванной. Элис как раз разговаривала по телефону с однокурсницей. Джаспер сидел рядом на диване. Он взглянул на нее, вопросительно подняв брови.
- Открой, пожалуйста, - шепнула ему Элис.
Майор встал и отправился к двери. Открыв ее, он увидел на пороге парня – брюнета среднего роста, с огромным букетом роз. Парень удивленно взглянул на номер квартиры, проверяя не ошибся ли, а потом неуверенно произнес:
- А, могу я увидеть Элис?
- Можете, - кивнул Джаспер и, повернувшись в сторону гостиной, крикнул:
- Элис! К тебе пришли!
Элис попрощалась с подругой и вышла в прихожую. Увидев парня, она застыла на месте.
- Джо? – выдохнула она удивленно, после чего перевела взгляд на Джаспера и обратно. Майор сразу вспомнил рассказа Элис на дне рождении Розали и догадался, что перед ним бывший парень Элис, с которым она жила в гражданском браке. «Спокойно» - мысленно сам себе сказал майор, стараясь не напрягаться.
- Джаспер, это Джо. Джо, это Джаспер. – растерянно промолвила Элис.
- Элис, - лицо Джо растянулось в радостной улыбке. – Слава Богу, ты оказалась жива, - парень двинулся к ней. - Как же здорово, что ты вернулась. Элис! – он быстро обнял ее и вручил цветы. – Это тебе.
- Спасибо, - смущенно пробормотала девушка, держа розы.
- Элис, я… - начал Джо, - нам нужно с тобой поговорить.
- О чем? – вопрос Элис не выражал никакого интереса.
- Обо всем, Элис. Это очень важно. – он покосился на Джаспера.
- Пойду, посмотрю телевизор, - промолвил Джаспер и пошел в гостиную, давая Элис возможность объясниться с гостем.
- Джо, я тебя слушаю, - равнодушно промолвила девушка.
- Вот так? Здесь? Даже чая не предложишь?
- Идем на кухню, - кивнула Элис. Они прошли, Элис включила чайник и повернулась к парню, давая понять, что она вся во внимании.
- Элис, я долго думал о нас с тобой… Когда я узнал об аварии, о том, что ты якобы погибла, я чуть с ума не сошел. Лишь тогда я осознал, каким я был идиотом. Каким был кретином, что вот так смог тебя потерять. Смог тебя отпустить. Элис, я вот смотрю на тебя и понимаю, что моя любовь никуда не делать. Она до сих пор со мной… Я люблю тебя Элис…
- Джо… - Элис устало его перебила, - не надо, пожалуйста. Я… столько времени уже прошло… У меня теперь другая жизнь…
- С ним? – Джо кивнул на дверь кухни.
- С ним.
- Он что, тот самый, кого ты ждала? Или это просто попытка заменить меня?
- Джо, о чем ты говоришь? Какая попытка? Наши отношения закончились еще до аварии. И ты здесь совсем не при чем…
Джаспер сидел перед телевизором и понимал, что телевизор его совсем не интересует. Ему вдруг срочно захотелось покурить. Майор вышел в прихожую, обулся и вышел на лестничную площадку, закуривая сигарету. Он, согнувшись, оперся об перила, около лифта, и затягиваясь никотином, думал об Элис и том парне. Его разум понимал, что нет никаких причин для каких-либо переживаний. Элис его любит, он любит Элис и у них все будет хорошо. Он верит ей. Он доверяет ей. «Хотя, Марии, я тоже доверял…»
Джо, пытаясь еще что-то доказать Элис, обратил внимание на ее еле заметный живот.
- Ты… беременна? – спросил он, чувствуя, как последняя его надежда, вернуть девушку, быстро и уверенно умирает.
- Да, - коротко кивнула Элис.
- От него?

Элис снова кивнула. Чайник закипел. Джо поднялся. Он не видел больше смысла, оставаться в этом доме.

- Уже уходишь? А чай? – спросила Элис.
- Да-а я… лучше пойду… - парень направился к двери, - вспомнил, у меня еще дела…
Они вышли в прихожую и, в то же время, из ванной вышла мама.
- Здравствуй Джо, - удивилась женщина.
- Здравствуйте, - парень подавлено кивнул.
- Джаспер! – позвала Элис. В ответ – тишина.
- Джас! – она заглянула в гостиную, там было пусто.
- Где Джаспер?! – Элис взволнованно взглянула на мать, та лишь пожала плечами, не понимая, что вообще происходит. Увидев, что исчезла обувь Джаспера, Элис почувствовала, как к горлу подступил комок, а глаза наполнились слезами. Она бросилась к выходу, не прекращая взволнованно звать:
- Джаспер!!! Джаспер!!!
Она выскочила на лестничную площадку и замерла. Майор обернулся от перил, выпуская дым, и удивленно взглянул на Элис.
- Джаспер, - девушка бросилась к нему и обняла.
- Что случилось? – забеспокоился Джаспер, подумав о том, что ее обидел бывший бойфренд. Он выбросил окурок и обнял Элис.
- Я… я испугалась, что ты ушел… что ты бросил меня… - пробормотала девушка, уткнувшись ему в грудь.
- Глупенькая, - Джаспер погладил ее по спине, - я уйду лишь когда ты меня об этом попросишь… Может быть. А может и тогда не уйду. Буду сидеть здесь каждый день под твоей дверью, в надежде, что ты позовешь меня обратно.
Они не заметили, как мимо них прошел Джо и принялся спускаться вниз по лестнице, навсегда исчезая из их жизни.

Рене провела с Беллой несколько недель, после чего ей нужно было возвращаться на съемки во Францию. Белла отвезла мать в аэропорт, а возвращаясь домой, она думала о Джейке. Она любила его как друга, как брата. Он любил ее, как девушку. Она мучилась с ним, пытаясь заставить себя влюбиться в него снова, возродить в себе былую страсть. Он мучился из-за того, что она остыла к нему. Бедный Джейк, она всегда заставляла его страдать. Еще до аварии она часто оставляла его одного, из-за своей работы. После аварии ему пришлось пережить ее потерю. И теперь, когда Белла вернулась, она продолжала его мучить своим необъяснимым, отчужденным отношением. Белла понимала, что пора взять себя в руки. Приложить усилия и подарить Джейку свое внимание, заботу и любовь. Он заслужил ее хорошее отношение и… «Боже, как это сложно!» - мысленно вопила Белла. Ей казалось, как будто нужно себя похоронить заживо рядом с Джейком. А нужна ли ему эта жертва? Разве он не заслуживает того, чтобы с ним была рядом девушка, которая любила бы его по-настоящему? Белла уже начала задумываться над тем, чтобы поговорить с ним откровенно, рассказать все как есть. Что любовь прошла, что прошлого не вернуть, что лучше сразу расстаться и не мучить друг друга. Но как же ему сказать? Ведь на нем и так последнее время лица нет. Он, бедный, так изпреживался из-за нее, что на него смотреть больно. Уйти от Джейка – будет слишком жестоко по отношению к нему. Остаться – слишком жестоко по отношению к себе. Проезжая по улицам Нью-Йорка, Белла увидела около одного из кафе машину Джейка. Они не виделись с ним два дня, лишь созванивались. «Стерпится – слюбится» - решила Свон и припарковала свою машину рядом с тем же кафе. Когда она зашла внутрь, то почти сразу увидела Джейка. Он сидел за столиком в углу с какой-то девушкой и Беллу не замечал. Они пили чай и спокойно о чем-то общались. На лицах обоих была грусть. Девушка была примерно такого же возраста, что и Белла. И волосы были такие же каштановые, длинные и волнистые. У девушки были большие, красивые, но в то же время, грустные глаза. Она вообще была очень красивой и выглядела очень несчастной. Джейк взял ее ладошку в свои руки. Было видно, что он чем-то расстроен. У Беллы по жизни было много мужчин-приятелей, так же как и у Джейка приятельниц женщин. Беллу нисколько не удивила и не расстроила данная картина. И даже рука девушки в руках Джейка не вызвала абсолютно никакой ревности. Никаких негативных эмоций. Она подошла к столику.
- Привет, - улыбнулась Белла, смотря на Джейка.
- Белла… - растерянно промолвил Джейк, отпуская руку девушки.
- Я увидела твою машину и вот зашла. – Белла выглядела спокойной и дружелюбной. Девушка смотрела на нее с нескрываемым интересом, словно простой смертный на звезду мирового масштаба.
- Садись, Белла, - Джейк вдруг засуетился, отодвигая для Беллы стул рядом с собой. Свон присела.
- Знакомьтесь, - неуверенно продолжал парень, - это Бела, моя девушка, а это… - он чуть запнулся, - Ренесми.
- Привет, - Ренесми выдавила слабую улыбку. Белла улыбнулась в ответ. Повисла неловкая пауза.
- Ну ладно, - девушка поднялась, переводя взгляд с Беллы на Джейка, - мне пора. Белла, приятно было познакомиться. Джейк, рада была тебя встретить…
- Взаимно, - улыбнулась Белла.
- Ренесми… - начал было Джейк, но тут же осекся. Белла заметила, что он нервничал.
- Пока, - промолвила Ренесми и ушла. Белле показалось, что девушка была расстроенной.
- Кто это? Коллега или поклонница? – пошутила Свон, пытаясь разрядить обстановку.
- Э-эм… знакомая, - как-то подавлено ответил Блэк.
«Наверное, он решил, что я все не так поняла и переживает по этому поводу», - подумала Белла.
- Джейк, - прошептала она, обняв его за шею и наклоняясь к его губам, - я рада, что застала тебя здесь. Я соскучилась.
Джейк обнял ее в ответ и их губы сомкнулись в поцелуе.

Джаспер убедил Элис лечь на месяц на сохранение. А так как клиника принадлежала Шарлоте, не было никаких проблем в том, чтобы Джаспер ночевал вместе с Элис в палате. На такие условия девушка согласилась, ведь она тоже переживала за малыша и, тем более, Джаспер по ночам будет рядом. Шарлота распорядилась, чтобы для Элис приготовили одну из лучших палат и перенесли туда двухместную кровать. Таким образом, майор ночевал с Элис в клинике, а днем у него появилось больше свободного времени для решения других проблем. Утром он сообщал Элис куда поедет и чем будет заниматься, а вечером рассказывал, как все прошло. Все, лишь бы Элис была спокойна. В ее палате постоянно были свежие цветы, о чем заботился Джаспер. Родители Брендон каждый день проведывали дочь в больнице. Папа радовался перспективе стать дедушкой. Мама все еще переживала. Так рано… девочка еще для себя не успела пожить. Но чем больше проходило времени, тем больше ей нравился Джаспер. Ей не нравилось то, что он военный. «С этими военными никакого счастья, все время в разъездах, в командировках, а бедная девочка, будет сидеть дома одна, обвешенная детьми…» - думала мама, но, с другой стороны, она видела, как он любит ее дочь и как Элис светится от счастья когда он рядом.
- Элис, вам уже сказали, кто будет, девочка или мальчик? – поинтересовалась мама.
- Нет еще, но я знаю, что будет мальчик, - уверенно заявила девушка.
- Я держу кулаки за внука, - весело произнес отец, - но девочка тоже хорошо, знаешь, какой ты была прелестной девчушкой, когда родилась?
- Была? – притворно возмутилась Элис.
- Была, есть и будешь, - добавил папа.
- Но у меня будет мальчик. Я это чувствую. Я так хочу. Он будет точная копия Джаспера. Такой же красивый, такой же умный, смелый, сильный…
Мама Элис закатила глаза.
- Ну прям воплощение идеала, - промолвила она с сарказмом. Элис нахмурилась.
- Мама, тебе не нравится Джаспер, да? – спросила она строго.
- Элис…
- Послушай мама. Этот человек для меня все. Я люблю его больше жизни. И если он тебя чем-то не устраивает, держи, пожалуйста, свое мнение при себе. – категорично отрезала Элис. Отец посмотрел на жену с укором, а та лишь пожала плечами.

Мама Джаспера тоже была не в восторге от Элис. Она никогда не любила первую жену сына. Всегда считала ее той еще стервой и оказалась права! Она помнила, что было с Джаспером после того, как Мария его предала. Он отказался от нормальной жизни и подался на войну. Сколько же мать пролила тогда слез, переживая за сына. На войне погиб ее муж и если еще сын… Она проклинала тогда Марию самыми страшными проклятьями. Она думала, что Джаспер никогда уже не поверит ни одной женщине, никогда уже не влюбится и не будет так больше страдать. И вот теперь, пожалуйста, - Элис Брендон. «Может она и не такая стервотина, как Мария, но с головой у нее точно не в порядке. Какого черта Джаспер должен ночевать в больнице, а не дома? Сколько женщин, девушек лежат на сохранении и ничего, а тут прям конец света». Маму очень пугало отношение сына к Элис. За Марией он так не трусился. И если предательство Марии заставило его так страдать, то что с ним будет, когда Элис переклинит и она захочет уйти от него? Все эти переживания мама держала в себе, понимая, что ее мнение на решение и чувства сына не повлияет.
Джаспер чувствовал отношение матери к Элис и старался, по возможности, оградить их друг от друга. Чтобы мама ни в коем случае не обидела Элис. Чтобы присутствие Элис не напрягало маму. Оставался открытым вопрос жилья. У родителей Джаспера была квартира. У самого Джаспера была совместная квартира с Марией, которую он ей отдал после развода. После этого, майор в основном был в разъездах на заданиях в других странах, а когда ненадолго приезжал домой, то жил у мамы. Когда у сестры родилась дочь, мать переехала к ней в Австралию, а квартиру оставила в распоряжение Джаспера. Теперь же вот она вернулась. Она была безмерно рада, что Джаспер оказался жив и вернулся домой. Она не хотела уезжать к дочери в Австралию, а хотела остаться в Нью-Йорке с вновь обретенным сыном. Джаспер же понимал, что не может привести Элис домой и заставить их с матерью жить под одной крышей. У Элис же была отдельная от родителей квартира и она настаивала на том, чтобы они жили в ней. Перспектива жить в квартире своей девушке, слегка коробила гордость майора и он наотрез отказался. Но после долгих разговоров, чтобы не огорчать любимую, он согласился на временное проживание в ее квартире, до тех пор, пока не построит для них дом. У него было достаточно сбережений. Военная служба по контракту, да еще с его званием и заслугами, хорошо оплачивалась. Пребывая в основном в поле военных действий, Джасперу не приходилось тратить свою зарплату и он откладывал деньги на депозит, планируя в будущем, если доживет до пенсии, податься в путешествие по всему миру. Теперь же его планы изменились и пришло время воспользоваться накопленными средствами.

Как-то утром Джаспер сообщил Элис, что его вызывает к себе начальство. Девушка весь день не находила себе места и звонила ему по несколько раз, в течении каждого часа. Она переживала, как бы его, куда не отправили, как бы не наказали за некоторые поступки во время операции по захвату преступников на острове. Джаспер уже на автомате отвечал на ее звонки и в очередной раз, отвечая на звонок, он по инерции произнес:
- Да, любимая…
- Джас, - услышал он в ответ веселый голос Питера, - я тебя, конечно, тоже люблю, но в телефоне ты у меня забит как Джас, а не любимый.
- Питер, привет, - усмехнулся майор, - извини, перепутал.
- Да-а? – разочарованно протянул друг. – И ты что, меня совсем не любишь?
- Хорош прикалываться, ты по делу или как?
- Да вот, звоню узнать, как там у вас дела.
- Дела отличные. Мне подполковника дают.
Дальше майор слушал радостные восклицания друга, поздравления и требования обмыть это дело. Джаспер пообещал, что как только Элис выйдет с больницы, они обязательно соберутся и отметят.

Когда Уитлок вернулся вечером в палату к Элис, то сообщил ей радостные новости. Во-первых, все его преступления (угон, нападение) признали необходимостью при выполнении операции. Пострадавшим будем возмещена компенсация за моральный ущерб, за счет государства, и на этом дела закроют. За проявленную отвагу и героизм Джасперу в скором времени будет присвоено звание подполковника. Элис обняла Джаспера, поцеловала и прижалась к его груди.
- Поздравляю. Я очень за тебя рада.
В ее голосе майор уловил нотки грусти и, отстранившись, посмотрел ей в глаза.
- Малыш, ты чего?
После недолгих колебаний, Элис рассказала ему о всех своих переживаниях связанных с его службой. Отпуск закончится и он вынужден будет оставить ее ради службы, а если его куда-нибудь отправят на войну…
- Элис, не отправят. – пытался успокоить ее Джаспер. – Если военные действия начнутся в нашей стране я буду вынужден воевать, так как я военно-обязан, а что касается других стран, туда идут лишь добровольцы. Никто не заставит меня уйти от тебя в другую страну.
- И все равно я ничего не могу с собой поделать. Переживаю за тебя.
- Элис, разве ты не хочешь стать генеральшей? – Джаспер пошутил с такой напускной серьезностью, что Элис не удержалась и улыбнулась.
- Я хочу быть просто миссис Уитлок.
«Черт! – выругался мысленно майор. – Со всеми делами забыл о самом главном».
- Знаешь, что, - сказал он вслух. – Я поговорю с Шарлотой, чтобы она как-нибудь отпустила тебя со мной на вечер.
- Куда?
- Пойдем с тобой в ресторан. Сто лет не был в ресторане.
Элис лишь улыбнулась. Она догадалась, что Джаспер, просто сменил тему, желая задобрить ее рестораном и прекратить разговоры о его службе. Она понимала, что служба для него много значит и так легко он от нее не откажется.
Когда Джаспер подошел к Шарлоте со своей просьбой, она лишь покачала головой.
- Джаспер, милый, потерпите еще несколько недель. Ей сейчас нельзя подвергать себя какой-либо опасности. Любые походы в рестораны и даже передвижения по городу могут спровоцировать большие проблемы.
- Когда я был на острове, первое что я хотел сделать, вернувшись сюда, это жениться на ней, и вот уже сколько времени прошло, а я до сих пор торможу.
- Знаешь что, - улыбнулась Шарлота, - давай устроим вам ресторан у вас в палате. Я заберу ее после обеда к себе. Посидим с ней поболтаем о том, о сем, а ты за это время все приготовишь.
Джаспер усмехнулся.
- Хорошо иметь связи с главврачом клиники.
- А то, - подмигнула Шарлота.

Под вечер Шарлота пригласила Элис к себе в кабинет. Вначале они пообщались о беременности Элис, о ее здоровье, потом перешли на темы о личном. Брендон очень хотелось узнать что-нибудь о Марии и об их отношениях с Джаспером. Подсознательно она ревновала майора к его прошлому.
- Не знаю, что ты сделала с Джасом, - улыбалась Шарлота, - но его как будто подменили. Как-то он… стал мягче, что ли… и знаешь, мне уже не терпится посмотреть на Джаспера-папочку.
- А почему у них с Марией не было детей?
- Не знаю, - Шарлота пожала плечами, - наверное, не успели. Джас был занят службой, а Мария… занималась своим бизнесом. У нее был магазинчик с элитными сортами чая и кофе. Не до детей им было.
- Ну мы тоже не планировали, если честно. Так получилось. – улыбнулась Элис, а потом добавила: - А Джаспер… он сильно ее любил?
Шарлота перестала улыбаться и на мгновенье задумалась, смотря на Элис.
- Любил, - кивнула она. – Но та любовь не сравнима с той, что он испытывает к тебе. Они тогда были молоды, менее ответственны, более ветрены. Тогда они еще не ценили друг друга и свои отношения так сильно. Это приходит с годами. У них была небольшая разница в возрасте и Джаспер не чувствовал за нее такой ответственности, какую чувствует за тебя. И знаешь что, Элис? Предательство Марии его тогда сильно подкосило. Если предашь его ты, это его убьет.
Элис внутри аж передернуло от последней фразы Шарлоты. Она даже гипотетически не могла припустить, что сможет когда-либо его предать, а во-вторых, ей не нравилось то, что Джаспера считали слабым из-за любви к ней. Элис верила, что он сможет справиться с любыми трудностями. Конечно же, она его не будет предавать, но в жизни все может случиться. Любой несчастный случай, любая болезнь может забрать ее из жизни, забрать ее от Джаспера, и что тогда? Ему пойти повеситься? Нет! Он сильный. Он все переживет.

Когда за окном уже было темно, на телефон Шарлоты пришло смс. Сообщение было от Джаспера: «Элис можно отпускать».
- Так, мне уже пора домой, - улыбнулась Шарлота.
- Муж? – Элис кивнула на телефон.
- Ага.
- Ну ладно, пойду к себе, - Элис встала, - что-то Джаспера еще нет.
- Не переживай, скоро появится.
- Шарлота, спасибо тебе за все.
- И тебе спасибо.
- А мне за что? – удивилась Элис.
- Питер с Джаспером давно дружат. Они как братья. Если Джаспер счастлив, Питер рад за него. А когда рад мой муж, и я довольна.
Элис в ответ улыбнулась. Попрощавшись с Шарлотой, она вышла с кабинета и отправилась к своей палате. Когда она зашла внутрь, в палате был полумрак. Свет был выключен, посреди комнаты стоял столик с горящими свечами, которые освещали помещение. Рядом был Джаспер. У Элис перехватило дыхание.
- Привет, - Джаспер подошел, взял Элис за руку и повел к столу. – Нам не разрешили выйти в ресторан, поэтому пришлось здесь… - он отодвинул для Элис стул.
На столе были блюда, которые можно было есть Элис и ее любимый свеже-выжатый сок.
- Джас… - от волнения, Элис слегка растерялась. Джаспер подвинул свой стул и сел рядом.
- Ты… я… Боже, я же в спортивном костюме! – воскликнула девушка.
- Ну я тоже не во фраке, - усмехнулся майор, - специально надел джинсы, чтобы ты не комплексовала, по поводу одежды.
- Джаспер… - Элис коснулась ладошками его лица, - это так классно… это лучше ресторана… - она коснулась губами его губ, - и мы совсем одни… и никто нам не помешает… - их губы сомкнулись в поцелуе.
Нацеловавшись до опухших губ, парочка принялась за еду. Потом, когда Элис ела мороженое, Джаспер медленно пил сок, не спуская с девушки глаз. Пристальный взгляд немного смутил Элис. Улыбнувшись, она отодвинула мороженое.
- О чем ты думаешь? – спросила она.
Джаспер взял в руки ее ладошку.
- Для начала хочу извиниться за то, что все происходит именно так, именно здесь. Что-то я подтормаживаю в свете последних событий…
Элис не понимала, о чем он.
- Мне давно следовало это сделать, - продолжал майор, - сразу, как мы вернулись домой.
Он убрал одну руку, засунул в карман и достал маленькую коробочку. Элис разволновалась еще больше. Она уже догадывалась, что будет дальше. Обычно в таких коробочках находятся кольца. Джаспер открыл одной рукой коробочку, во второй держал руку Элис.
- Элис, - промолвил он, доставая золотое колечко с тремя маленькими бриллиантами, - выходи за меня замуж.
Не смотря на то, что все к этому шло, не смотря на то, что Элис предполагала, что рано или поздно Джаспер сделает ей предложение, ее душу заполнила безмерная радость, сердце понеслось галопом, а лицо расплылось в счастливой улыбке. Прикрыв свободной рукой рот, чтоб не рассмеяться от радости, Элис переводила взгляд с кольца на Джаспера. Такая реакция девушки вызвала у майора улыбку.
- Такое красивое, - наконец, восторженно вымолвила Элис.
- Это значит «да»? – Джаспер вопросительно приподнял бровь.
- Ты еще спрашиваешь? – Элис вскочила со стула и в миг оказалась у Джаспера на коленях. Она обхватила его за шею и впилась в него страстным поцелуем.
- Как же я тебя люблю, - пробормотала Элис, набирая в легкие воздух после поцелуя.
- Можно я его тебе надену? – усмехнулся майор, все еще держа кольцо в руке.
- Конечно! – Элис выставила ручку, растопырив пальцы. Джаспер надел ей кольцо и, поцеловав в губы, спросил:
- Так когда свадьба?
Элис приоткрыла рот.
- Свадьба… - вздохнула она задумчиво.
- Что касается меня, - продолжал Джаспер, - я готов хоть завтра. У меня есть некоторые связи, могу договориться, и нас распишут в любой день, без соблюдений формальных сроков. Только назови день.
- Джас, - Элис нежно погладила его по щеке, - знаешь, какую я представляла себе свадьбу?
- Нет, расскажи.
- Я представляла себе церковь… кучу родственников и белое платье. Я даже знаю, какой модели должно быть платье. Хотела, чтобы его сшили на заказ… - Элис закусила губы.
- Хорошо, - кивнул Джаспер, - до завтра не успеем, давай через месяц. Месяца хватит, чтобы пригласить всех родственников и пошить платье?
- Понимаешь… у меня уже живот виден, а через месяц он будет еще больше, и то платье, которое я хочу, не получится…
- То есть, ты предлагаешь пожениться после того, как родишь?
- Если ты не против, - неуверенно произнесла Элис.
Джаспер на минуту задумался. Ему хотелось, чтобы Элис стала его женой до родов. Чтобы его жена, миссис Уитлок, подарила ему малыша. Конечно, это все не принципиально…
- А давай, - промолвил Джаспер, - мы распишемся сейчас, а обвенчаемся и сыграем свадьбу после родов?
- А так можно? – с надеждой воскликнула Элис.
- Можно.
- Давай! – девушка радостно обняла майора еще сильнее. – Давай завтра! Жаль, что нельзя сегодня.
Джаспер рассмеялся:
- Думаю, сегодня уже сотрудники ЗАГСа разошлись по домам.
- Жаль, - хихикнула Элис.
Но, пообщавшись на следующий день с Шарлотой, Джаспер с Элис решили проявить благоразумие и отложить роспись еще на две недели, когда уже Элис выпишут с больницы.

У Эсми началась затяжная депрессия. Она заточила себя в квартире. На улицу не выходила, гостей не принимала, видеть никого не хотела. Единственными людьми, которых Эсми подпускала к себе, были Карлайл и ее родители. Миссис Эвенсон очень комплексовала из-за изувеченного лица и с каждым днем все быстрее теряла интерес к жизни. Карлайл видел ее состояние и очень переживал за жену. Эсми в своем отчаянии дошла до того, что предложила ему развестись и найти себе другую, здоровую, красивую жену. Карлайл же ответил, что больше бреда в своей жизни не слышал. Он обнял ее, прижал к себе и напомнил те слова, которые они когда-то говорили друг другу у алтаря: «пока смерть не разлучит нас».
Не говоря ничего Эсми, чтобы зря не обнадеживать, Карлайл занялся активными поисками хороших пластических хирургов. Он сам был хирургом, только не по пластике. Но связи и знакомства в медицине помогли ему выйти на известного пластического хирурга Кринжера, который считался лучшим специалистом США в своей профессии. Проблема была в том, что он давно работал в Голливуде, со знаменитостями и запись к нему была на несколько лет вперед. Пообщаться с ним по телефону было нереально, только личная встреча с предварительной записью. Когда Карлай узнал его номер телефона и позвонил, секретарь Кринжера сообщила, что сейчас записи на встречу не проводят и предложила перезвонить через четыре месяца.
«Четыре месяца! – огорчился Карлайл. – Это лишь записаться на встречу, потом еще несколько месяцев чтобы встретиться, а потом еще несколько лет до самой операции… Слишком долго». Он еще раз обзвонил всех своих знакомых в надежде найти хоть кого-то, кто имел бы хоть какую-то связь с Кринжером, но все оказались бессильны. Тогда Карлайл вспомнил о мистере Хейле. Он понимал, что для известно олигарха он никто, по большому счету. Мало того он чуть не зарезал Розали… Но терять было нечего. Он узнал домашний телефон особняка Хейлов и позвонил им. На звонок ответила горничная. Карлайл вежливо попросил позвать к телефону Розали, все-таки через нее проще будет обратиться к мистеру Хейлу, но горничная ответила, что мисс Хейл с родителями не живет. Она обитает в своей квартире. Карлайл попросил номер квартиры.
- Извините, но такую информацию я не могу Вам дать. – бескомпромиссно ответила горничная. – Все что могу Вам предложить – это оставить свой номер телефона и мисс Хейл, если посчитает нужным, сама с Вами свяжется.
«И на этом спасибо» - подумал Карлайл, он оставил свой номер, поблагодарил и попрощался.
Розали перезвонила в тот же вечер. Голос блондинки звучал бодро и весело. Она призналась, что была очень удивлена и, в то же время, рада сообщению о Карлайле. Девушка начала расспрашивать, как там Эсми, и предлагала встретиться как-нибудь. Карлайл закрылся ванной с телефоном, чтобы Эсми не услышала, и вкратце рассказал Розали о проблемах семьи и о нужде в известном хирурге.
- Кринжер? – беззаботно воскликнула блондинка. – Карлайл, у меня есть несколько хороших подруг-актрис, которые у него оперировались и одна из них любовница известного голливудского режиссера, который близко знаком с тем хирургом. Дай мне пару дней, я все узнаю и перезвоню.
Карлайл не знал, как благодарить Розали, а девушка просила его перестать благодарить и обещала сделать все возможное, что от нее зависит, чтобы помочь Эсми.
Хейл перезвонила Карлайлу на следующий день и весело велела покупать билеты в Лос-Анжелес. Кринжер будет ждать их с Эсми на прием через неделю. Карлайл был безмерно благодарен Розали. Он сообщил хорошую новость жене. Эсми не верила своим ушам, в ее глазах наконец-то появился интерес к жизни и надежда на лучшее.



Источник: http://robsten.ru/forum/29-408-3#284654
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: zebra (24.06.2011) | Автор: Вася
Просмотров: 1905 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/17
Всего комментариев: 4
0
4  
  неловко жизнь налаживается

3  
  переживаю за Элис, чтоб с ее беби ничего не случилось.
а в Америке женит не ЗАГС а мэрия и церковь.
когда уже Би и Э очнутся?

2  
  кроме одной… кроме той, которую любил и все никак не мог забыть. ... cray ...

1  
  Я очень рада за Эсми dance4 и за Элис с Джаспером JC_flirt

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]