Фанфики
Главная » Статьи » Народный перевод

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Истина торжествует. Глава двадцать вторая

Маккензи

– Хорошо, иди, – фыркнула Оливия. – Ведь не я беспомощно лежу в кровати. Нужно было и в правду нанять медсестру. По крайней мере, она бы не стала уходить из дома всякий раз, когда ей звонит очередной парень.
 – Лив, это несправедливо! – я терпеливо вздохнула, убирая в холодильник кувшин с холодным чаем, оставленный ею на столе. – Я всего лишь иду в магазин. Это ненадолго.
 – Да, действительно, магазин. Знаешь, по соседству есть неплохой отель. Почему бы тебе быстренько не заскочить и в него и не отыметь там своего парня?
Оливия ушла в свою комнату, хлопнув дверью с такой силой, что звук разнесся по всему дому. Когда я вернулась прошлой ночью из магазина, в ней что-то изменилось. Я не могла точно определить, в чем именно, но каждая мелочь кричала об этом. Независимо от того, сколько раз я предлагала ей поговорить, она всегда отмалчивалась. Впрочем, и в этот раз все прошло безуспешно.
 – Лив, – постучала я в дверь ее комнаты. – Поговори со мной! Что с тобой происходит?
Мне было слышно, как она передвигается внутри комнаты. Внезапно дверь распахнулась, и Оливия оказалась со мной лицом к лицу:
 – Ты хочешь знать, что случилось? Я скажу тебе. Вместо того, чтобы приехать сюда, чтобы проведать мать своего ребенка, Дрю скорее встретится с тобой где-нибудь в другом месте, только чтобы не иметь со мной дела. Мне надоело торчать на задворках!
 – Да это не правда! Дрю там встречается с клиентом и просил меня зайти.
 – Да, а меня снова не пригласили! – огрызнулась она.
 – Да ты же сама сказала, что уже отдыхаешь!!! Он приедет сегодня вечером после работы.
Оливия картинно закатила глаза, прошла к своей кровати и плюхнулась на нее, оставив меня стоять в дверях.
 – Точно так же, как и прошлой ночью? Тогда тоже был удобный клиент?
Я оперлась рукой о косяк, опустив голову:
 – Мне жаль! Что я могу сделать, чтобы тебе стало легче?
 – Ты не должна уходить!
 – Но я уже пообещала ему прийти!
 – Ну и что?
Я отрицательно мотнула головой:
 – Этого я не могу сделать. Тебе принести что-нибудь на то время, пока меня не будет?
Оливия фыркнула, пристально взглянув на меня. Ее гнев разгорелся с такой силой, что я была вынуждена опустить глаза.
 – Ты делаешь так много для того, чтобы укрепить нашу дружбу! – усмехнулась она, скрестив руки на груди. – Я должна была раньше понять, что все это ради Дрю.
Мое горло сжалось, и злые слезы обожгли глаза:
 – Это нечестно! Я пренебрегла им, чтобы быть здесь с тобой. Сколько раз за это время я...
 – Пожалуйста! Как будто я не знаю о том, что вы вдвоем делаете за моей спиной. Я слышу ночью, как ты с ним хихикаешь.
Я воздела глаза к потолку, преодолевая горечь и разочарование:
 – Он мой парень, Лив.
Ее рот дернулся в саркастической ухмылке:
 – И отец моего ребенка!
В чем-то она была права. С ней у Дрю было что-то, чего пока не было у нас с ним. Мы с Дрю много разговаривали, это было правдой, в том числе мы разговаривали и о детях. Даже при всем том, что он боялся подвести своих детей, как подвел Отэм, Дрю все еще хотел детей. Независимо от того, как я старалась убедить его в том, что он не подводил свою дочь, были раны, которые еще не до конца затянулись.
 – Я ухожу, – пробормотала я.
 – Да, ты так и сделаешь.
Тяжело вздохнув, закрыла за собой дверь ее спальни. Я пыталась убедить себя, что Оливия не имела в виду то, что сказала. Как мне казалось, до вчерашнего дня мы работали над нашими проблемами. Но и это не снимало боль. Ее слова задели меня глубоко и возвращались в мои мысли назойливой мухой, пока я шла до кафе.
В воздухе запах летнего дождя смешивался с запахом залива. Пальмы блестели в мягких солнечных лучах, пробивавшихся сквозь темные облака. Тут и там были разбросаны лужи воды. Легкий ветерок коснулся меня, заставив поежиться. Я боролась с желанием заплакать, некстати вспомнив, как вчера пришла домой, промокшая и замерзшая с пакетами покупок для Оливии, а ей даже не пришло в голову обо мне позаботиться, чтобы я не заболела. Все, что имело значение, лишь ее желания.
Свернув за угол, остановилась перед «Старбаксом», посмотрев в окно, прежде чем войти в помещение. Я заметила Дрю, сидящего за столом в дальнем углу. Одну руку он вытянул вдоль спинки дивана, а другой небрежно держал чашку с кофе. Одет он был в черный хенли, потертые джинсы и шлепанцы. Это показалось мне странным, обычно он так не одевался. Я рылась в памяти, безуспешно пытаясь вспомнить, что пропустила, но на ум упорно приходило то, что он собирается встретиться с клиентом, и мне стоит забыть свои переживания.
Дрю взглянул в сторону окна. Заметил меня, и по его красивому лицу расползлась улыбка. Поправила очки и затем запустила пальцы в волосы, немного смущенная его вниманием. Он встал и поманил меня, желая, чтобы я присоединилась к нему. Просто увидев его, я уже почувствовала себя намного лучше. Мне не хотелось рассказывать ему о том, что сказала Оливия перед моим уходом, ведь у меня были его теплые объятия и нежные поцелуи, чтобы стереть раздражение и неуверенность, поселившиеся во мне.
Я откинула волосы назад, потом взялась за массивную дверную ручку и повернула ее. Меня сразу же окутал фантастический аромат свежих кофейных зерен и сахара. Я глубоко вдохнула, наслаждаясь вкусным ароматом.
 – Микки, – позвал Дрю, направляясь ко мне.
Я указала на его руку, намекая, что тоже бы не отказалась от кофе. Он кивнул и встретил меня в конце очереди. Его руки обвились вокруг меня, крепко обняв. Наши губы встретились в поцелуе, который мог бы зажечь небеса. Это было именно то, в чем я так отчаянно нуждалась. Мои пальцы запутались в волосах у него на затылке. С тех пор, как мы вернулись, короткий ежик его волос вырос на сантиметр или два и я заставила себя пообещать, что мы никогда не будем подстригать его так коротко. Дрю отстранился от меня, его дерзкая ухмылка и глубокие ямочки на щеках предлагали зайти дальше, но в это время бариста прочистила горло. Я обернулась к ней, немного смущенная нашим приветствием с Дрю на людях.
Дрю уткнулся носом в мою шею, пока я делала заказ. Его дыхание щекотало меня, отчего я извивалась и хихикала, пытаясь выкрутиться, но его руки на моей талии лишь сжимались крепче. Он прошел со мной к стойке и ждал там, пока бариста не протянула мне кофе.
Вернувшись за столик, Дрю отодвинул стул, слегка придерживая меня за бедро. Мы немного поговорили о погоде и о том, какие новости у Гэвина. Они с Морган собирались вернуться на следующей неделе. Я рассказала о Джареде и о том, что он должен был вернуться еще на выходных. Дрю никогда не упоминал в разговоре Оливию, и на этот раз я была этому рада, как никогда.
Дрю взглянул на часы, потом на меня:
 – Хорошо, Мик, я чувствую, что должен предупредить тебя...
 – Ммм? – я сделал глоток кофе и взглянула на него.
 – ...О моем клиенте. Он должен подойти с минуты на минуту и ...
Стеклянная дверь открылась, и внутрь кафе ворвался теплый летний ветерок. Я машинально поглядела в сторону вновь вошедшего, даже не подумав о том, зачем. В помещение вошел высокий мужчина в темных очках и с темно-рыжими волосами. Я потрясенно вздохнула, узнавая вошедшего.
 – Энди, – перебила я, указывая на мужчину. – Это же Нэйт! – Схватив Дрю за руку, быстро встряхнула ее. Его губы сжались в тонкую линию, когда я улыбнулась и помахала бывшему жениху.
Нэйт на мгновение снял очки. Его распухшие налитые кровью глаза на мгновение встретились с моими и он вновь надел очки. Он слегка кивнул мне и встал в очередь, чтобы сделать заказ.
 – Ничего себе, вот так тесен мир! – заявила я, откидываясь на спинку и прижимаясь к Дрю. – Энди?
 – Я как раз пытался сказать тебе, что Нэйт и есть мой клиент.
 – Что? Так что случилось?
 – Да ничего пока. Он позвонил мне сегодня утром с просьбой увидеться со мной... с нами. Он хочет нанять меня, но прежде хочет кое-что рассказать нам обоим.
Я потерла рукой подбородок:
 – Зачем ему наш семейный совет?
 – У меня есть подозрение... – Дрю накрутил на палец прядь моих волос. – Видишь ли, я столкнулся с ним...
 – Дрю, Маккензи! – приветствовал нас незаметно подошедший Нэйт.
Я посмотрела вначале на Дрю, потом на Нэйта. Что-то было не так. И это что-то висело в воздухе. По старой памяти я встала и обняла Нэйта.
 – Привет, Нэйт.
Он обнял меня свободной рукой, крепко прижимая к груди. Знакомый запах его одеколона всколыхнул мою память. Возможно, мы с Нэйтом и расстались несколько некрасиво, но это не мешает мне беспокоиться за него. Он был хорошим человеком, и я была точно уверена, что однажды он найдет хорошую девушку, ради которой захочет остепениться. Просто я не была той его девушкой.
 – Я тоже рад тебя видеть! Ты выглядишь потрясающе! – он отпустил меня и я тут же заняла свое место рядом с Дрю. Нэйт сел напротив меня. Они с Дрю пожали друг другу руки.
 – Спасибо, что согласились встретиться. Я знаю, что это довольно необычно, но то, что я собираюсь рассказать, вы должны услышать вместе.
 – Я уверен в этом, – заметил Дрю.
В целом Нэйт выглядел ужасно. На лице пробивалась щетина, а волосы на голове были просто в ужасающем беспорядке. Он был одет, как Дрю: джинсы и футболка, но вещи выглядели мятыми, словно их только что достали из чемодана. Нэйт снял свои солнцезащитные очки и бросил их на столик. Я вздрогнула от того, каким раздражением горели его глаза.
 – Я собираюсь пропустить формальности и сразу перейти к делу, – начал он. – То, что я должен поведать вам, должно быть сказано сейчас, прежде чем я выйду из себя.
Дрю забарабанил пальцами по столу:
 – Должен ли я делать пометки?
Нэйт отрицательно качает головой:
 – Вы не забудете этого, обещаю.
Я наклонилась вперед, протягивая Нэйту руку. Он отпрянул.
 – Нэйт, что не так? У тебя проблемы?
Он протянул руку к груди, слегка потирая место над сердцем.
 – К сожалению, да. Но это не те неприятности, которые вы себе вообразили, – сказал он с отчаянием во взгляде.
 – Что бы это ни было, мы поможем! – заявила я.
Нэйт посмотрел на меня, в его глазах застыли слезы.
 – Ты возненавидишь меня после того, о чем я расскажу! – его кофейная чашка застыла на уровне груди, пока Нэйт обдумывал свои следующие слова. Затем решительно поставил чашку на стол и облокотился на него локтями: – Прежде всего, позвольте сказать вам, что мне очень–очень жаль. Я такой осел с большой буквы. Никогда бы не подумал. Я такая задница.
 – Нэйт, прекрати! – вскричала я.
 – Маккензи, вот это я всегда и любил в тебе. Тебе больно видеть, когда больно другим, даже если они этого заслуживают. У тебя золотое сердце! – его губы сжались, он глубоко вздохнул, словно перед прыжком в ледяную воду. – Думаю, лучше начать с того места, где мы расстались. Дрю положил руку на спинку моего кресла и подтянул поближе к столу. Мои ноги внезапно оторвались от земли, а пальцами рук я вцепилась в столешницу. Эти манипуляции заставили меня занервничать.
 – Я хотел бы сказать тебе, что очень переживал по поводу нашего расставания, но это не так. Не пойми меня неправильно! Мне было больно, и я не хотел вот так потерять тебя, но твой уход стал облегчением. Мне больше не нужно было притворяться. Конечно, я сделал все, что в таких ситуациях делает нормальный мужик: я тебе звонил, писал, умолял вернуться, но в глубине души всегда знал, что я тебя не заслуживаю.
Дрю медленно провел большим пальцем по моей шее. Повторяющиеся движения заставляли меня чувствовать себя хорошо и здорово расслабляли мои нервы.
 – Когда ты отказалась мириться, моя гордость была задета сильнее, чем мое сердце. Я с головой ушел в работу. Это единственная вещь, в которой я когда-либо был действительно хорош и единственная, которую вообще любил. Я не подумал о тебе. Я вновь стал свободным и мне это нравилось. Так продолжалось до тех пор, пока я не увидел тебя на пляже с родителями и Дрю, – Нэйт сосредоточил свой взгляд в пространстве между мной и Дрю, а затем вновь уткнулся в свою чашку. – Когда ты, наконец, согласилась встретиться со мной, я пообещал себе, что верну тебя. На мой взгляд, мы заслужили еще одну попытку. Ну, а Дрю оставалась роль пройденного парня.
 – Но все пошло не так, как планировалось, – вклинился в монолог Дрю. Его голос был тих и почти мрачен. Впервые с тех, как мы уселись за этим столиком, мой Неандерталец не поднял свою ревнивую голову. Зеленоглазый монстр, живший в Дрю всегда, стал ручным.
Нэйт отрицательно покачал головой:
 – Нет. Я поцеловал ее, а она оттолкнула меня.
Дрю сжал мое плечо. Я никогда не рассказывала ему подробностей о произошедшем в ту ночь между мной и Нэйтом. Это было неуместно. Тогда мы еще не были вместе. Я покраснела и потянулась к руке Дрю, сжав ее на столе.
 – Именно тогда, – продолжил Нэйт, – я и обвинил ее в том, что она спала с тобой. По моему мнению, это было единственной причиной отказа.
 – Мы не спали, – прошептала я.
 – Знаю.
Я наклонила голову в изумлении:
 – Ты знаешь? Но откуда?
 – Поскольку в ту же ночь, когда ты отвергла меня, Дрю отверг Оливию.
Повернувшись, взглянула на Дрю:
 – Это правда?
-------

Он взглянул на наши сплетенные руки?
 – Она заявилась без приглашения. Я спорил с ней, когда ты позвонила. Когда ты резко повесила трубку, я разъярился и приказал ей убираться из моего дома ко всем чертям.
 – В ту ночь Оливия оказалась в баре «У папы Финна», – продолжил Нэйт. – Я отправился туда, чтобы выпустить пар после того, как Маккензи покинула дом. Мы столкнулись друг с другом и заговорили. Все закончилось в кровати...
 – Ты переспал с Оливией? – вскричала я.
Нэйт поднял глаза. Его грудь тяжело вздымалась. Я могла только догадываться, что сейчас происходило в его душе.
 – Это не тот поступок, которым я горжусь, но – да. Ты должна понять, я был разозлен, пьян и очень глуп...
Я протянула руку и взяла Нэйта за руку, пытаясь поддержать:
 – Это нормально. Извини, что причинила тебе боль.
Он убрал свою руку и сделал судорожный вдох.
 – Давай дальше! – подтолкнул Дрю.
 – Случилось следующее, – Нэйт сложил руки перед собой и повернулся к Дрю: – Видите ли, в ту ночь Оливия рассказала мне одну историю, которая была невероятной до тех пор, пока мы не встретились в Бостоне.
 – Что ты имеешь в виду? – переспросила я.
Нэйт оторвал кусочек бумажки от своей чашки. Он продолжил сминать его, делая разные фигурки.
 – После того, как мы закончили... – набрался храбрости Нэйт, – Оливия призналась мне, что у нее давно не было секса. По ее словам, Дрю не прикасался к ней месяцами. Она была в бешенстве из-за этого. Оливия рассказала также, что их последнее свидание получилось очень жалким. Что Дрю куда-то ее вытащил только потому, что Маккензи одобрила...
 – Да, – согласился Дрю. – Это была ночь, когда Оливия якобы забеременела.
Нэйт отбросил безнадежно измятый комок на стол и взглянул на Дрю:
 – Предположительно! Это идеальное прикрытие, поскольку Оливия поняла, как она сглупила в ту ночь. Видишь ли, ей было страшно смотреть, как ты все больше внимания уделяешь Маккензи, а не ей. И еще хуже было то, что ты взял ее на свидание, потому что Маккензи попросила об этом. Поэтому она решила разлучить вас, собираясь сказать, что Маккензи встречается с Джаредом. И вы купились на ее чушь собачью. Не то, чтобы я особенно винил вас. Я сам много раз обвинял Джареда в том, что пытался приклеиться к Маккензи.
Дрю фыркнул.
 – Что такого смешного? – спросил Нэйт.
 – Он пытался сблизиться с ней, – сказал Дрю, вызывая яркий румянец на моих щеках.
 – Я не удивлен! – Нэйт пожал плечами. – В любом случае, это было началом вашего расставания. На самом деле, ты был настолько пьян, что проявил смелость. Ты высказал Оливии про свои чувства к Маккензи, но засомневался, что и Маккензи чувствует то же самое. Оливия как-то убедила тебя, что Маккензи и Джаред действительно вместе. Она затащила тебя обратно в квартиру и убедилась, что Маккензи точно видела вас вместе. Оказавшись в комнате, Оливия разделась и забралась с тобой в кровать, только ты был настолько пьян, что ничего не получилось. Вскоре после этого Маккензи переехала, а вы с Оливией расстались.
Я взмахнула обеими руками, пытаясь осознать, о чем только что рассказал Нэйт.
 – Найди телефон! Ты говоришь...
 – Дрю не является отцом ребенка Оливии. По ее же собственным словам, между ними задолго до этого не было секса.
Визг стула Дрю по плиточному полу электрическим током пробежался по моему позвоночнику?
 – Ты уверен? Оливия тебе все это рассказала? – Потребовал уточнить Дрю.
 – Да нет же, нет! Скажи, что ты просто пошутил, Нэйт?! Пошутил ведь? – я умоляюще глядела на него, глаза наполнились слезами, – Оливия не поступила бы так со мной. Мы слишком многое пережили вместе. Нет! Ты лжешь! – я пыталась задавить рвущуюся наружу истерику, но она набирала обороты с такой силой, что сдавила дыхание. Мой мир только что перевернулся с ног на голову. Все, что я знала, во что верила, оказалось одной большой ложью.
Нэйт облизнул губы:
 – Нет, я не лгу! Прости меня, Маккензи! Мы с ней просто пошутили и мне очень жаль. О том, что ты никогда больше не дотронешься до Дрю, потому что ты такая мученица. Ты предпочтешь страдать сама, чем причинишь боль тем, кого любишь.
 – Вы смеялись надо мной? – в моей душе поднималась волна гнева и смятения. Это было слишком больно.
 – Я так виноват перед тобой, Маккензи. Я словно обезумел, моя гордость была слишком сильно задета. Но я был неправ. Ты заслуживаешь счастья. Он делает тебя счастливым.
 – Это все? – спросила я, чувствуя тугой комок в животе.
 – Что значит – все? – не понял Нэйт.
 – Ты все рассказал мне и Дрю? Или есть что-то еще?
Он потер нос тыльной стороной ладони:
 – Я ничего не утаил.
 – Итак, не Дрю отец ребенка! Ты? – уточнила я.
 – Если только Оливия не спала с кем-то еще! – Нэйт подавил судорожные всхлипывания. – Но я клянусь, Маккензи, я не знал, что Оливия беременна пока не встретил вас в Бостоне. Я пытался встретиться и поговорить с ней, но она отказалась. Вот тогда я начал складывать мозаику. Ты должна поверить мне...
Я подняла руку в протестующем жесте, слезы катились по моему лицу.
 – Вот это, – помахала рукой, создавая мнимый водоворот, – то, через что мы прошли, только твоя израненная гордость?
 – Нет. Не только. Я нашел способ отпустить тебя, особенно после того, как увидел тебя в Бостоне, такую счастливую. Ты выглядишь так красиво, когда влюблена. Дрю – тот мужчина, который тебе нужен. Я не мог позволить Оливии украсть у тебя твое счастье. Я причинил тебе в прошлом так много боли, и решил сделать все, чтобы исправить свои поступки и искупить вину.
Что-то внутри меня надломилось. Бесполезно было сдерживать слезы. Моя боль, мое сердце, моя агония разлились во мне безудержным потоком, превращаясь в то, чего я никогда раньше не ощущала. Ненависть. В чистую, всепоглощающую ненависть. Я возненавидела Оливию за то, что она заставила нас с Дрю пройти через такие испытания. Я возненавидела ее за то, что она относилась ко мне, как к личной прислуге, зная, что носит ребенка не от Дрю. А больше всего меня всколыхнуло то, что она играла на моих чувствах, использовала против меня мое собственное сердце. Я разозлилось и на Нэйта за его участие в этой игре, но, в конце концов, она точно также играла и с ним, как со мной и Дрю. Она заставила меня почувствовать себя полной дурой. А я ведь защищала ее, так доверяла ей. Я так искала искупления за причиненную ей боль, а она бросила мне все это в лицо, как какую-то дьявольскую шутку.
 – Извините меня! – проскрипела я.
 – Микки?
 – Микки?! Подожди!
Их голоса прорывались до моего слуха, словно сквозь завесу. Меня пожирала ненависть. Была только одна вещь, которую сейчас необходимо сделать. Это встретиться с этой сукой лицом к лицу. Она ответит за все, что сделала. Она будет смотреть мне в глаза, и признаваться во всех своих прегрешениях и ничто, даже Бог, не смогут помешать мне выполнить задуманное.

Переводчик: Люба А. 

Материал предоставлен исключительно в целях ознакомления и не преследует коммерческой выгоды.



Источник: http://robsten.ru/forum/90-2021-1
Категория: Народный перевод | Добавил: Ianomania (09.02.2020) | Автор: Переводчик: Люба А.
Просмотров: 102 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 1
0
1   [Материал]
  Спасибо за продолжение! lovi06032 Оливия в начале главы, да что там говорить - на протяжении всего повествования ведёт себя грубо и нагло, надеюсь Микки после услышанного поставит ее на место, только не сильно - дама кака-никак в положении. Безумно жаль ещё неродившегося ребёночка - его появления на свет не ждут с нетерпением любящие родители, для самого родного человека - матери он лишь средство шантажа мужчины.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]