Фанфики
Главная » Статьи » Народный перевод

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Истина торжествует. Глава пятнадцатая

Эндрю

Гэвин сложил руки рупором и закричал:
 – Вперед!
Мяч для гольфа, брошенный Джаредом, прыгал между деревьев, собирая траву, листья и, возможно, еще какие-нибудь листья.
Мы с Гэвином хохотали.
 – Знай мы, что ты играешь так плохо, то сделали бы другую ставку, – объявил я.
Джаред потер шею, слушая наше подшучивание, когда засовывал клюшку обратно в сумку. Затем плюхнулся на заднее сиденье гольф-кара, натянул потрепанную бейсболку на глаза и сложил руки на груди.
 – Пошли на хрен, вы, оба. Я же предупреждал, что никогда раньше не играл.
 Я направился к мячу, оглянувшись через плечо на своих партнеров по игре, благодарных за опоздание. Приди мы с Джаредом вовремя, отец заставил бы нас играть с его партнерами. То, как изящно Гэвин выпутался из всего этого, заставило меня немного этому позавидовать. Отец не знал что такое веселье, когда дело касалось гольфа. Для него все сводилось к соревнованию, и в этом не было ничего веселого.
Зажав клюшку между коленей, я поправил перчатку перед тем, как прикинуть расстояние между мной и лункой. Затем чуть согнулся, откинулся и качнулся, звук удара металла о крошечный шар разнесся вокруг нас. Мое сердце затрепетало, когда мяч взвился и полетел прямо к лунке. Исчезнув на мгновение в солнечном свете, он появился возле зеленой лунки.
 – Вот это удар! – прокричал я. Еще одна птичка для меня!
 – Он еще и хвастается! – подхватился Гэвин.
 – Восхищайся им, почему бы и нет! – ворчал между тем Джаред.
 – Именно это я и делаю!
Бросив клюшку обратно в сумку, я обошел гольф-кар спереди и уселся за руль. Джаред и Гэвин довольно скоро узнали, что основные правила вождения автомобилей распространяются и на гольф-кар. Другими словами, за рулем был я.
Мы с Гэвином заставили Джареда сделать ставку на игру с нами. Никакие деньги не заменят умелые руки и вместо того, чтобы разыграть очередную игру под названием «я умываю руки» и присутствовать на премьере Энди, мы решили немного оживить ситуацию. Проигравший вынужден будет забивать мяч в последнюю лунку, не надев ничего, кроме боксеров.
Тележка ожила и мы прибыли к месту падения наших шаров. Ну, по крайней мере, мы с Гэвином были ближе. Только Лорд знал, где приземлился мяч Джареда.
 – Не получится! – воскликнул Гэвин, поразив меня. Боковым зрением я увидел его, недоуменно смотрящим на экран телефона. Он выставил фак Джареду:
 – Ты это серьезно?! – и сунул дисплей телефона под нос Джареду.
 – Что? – переспросил я. Выглядело все примерно так же, как когда он просился за руль карта, а в итоге повел я.
 – Эмм... ну... – мямлил Джаред.
 – Черт возьми, так это правда! – воскликнул Гэвин. – Ну и хитрый же ты пес!!!
 – Что? – взволновано переспросил я.
 – Я должен сказать ему или ты скажешь?
 – Она и твоя сестра тоже, – парировал Джаред.
 – Да, но не я ее брат-близнец.
Я ударил по тормозам. Машина остановилась, и нас кинуло вперед. Развернувшись на сиденье, я вперил в Джареда требовательный взгляд:
 – Что ты сделал с моей сестрой?
Нервничая, Джаред устало вздохнул:
 – Слушай, это просто случилось. Мы это не планировали. Прошлой ночью после того, как мы с вами расстались, мне пришлось идти искать укрытие. Идея вернуться в ваш дом казалась не самой лучшей. Поэтому я забурил в какой-то паб. Несколькими кружками пива спустя Энди скользнула на место рядом со мной. Мы разговорились, одно привело к другому и...
 – Той ночью Джаред хорошенько оттрахал нашу сестру! – моя голова дернулась в сторону Гэвина, который, казалось, радовался таким новостям, – и, по словам Энди – Джаред очень чувственный любовник.
 – Вот это пиздец! – взревел я.
 – Буквально! – добавил Гэвин.
Я ударил своего старшего брата по руке. Он потер бицепс, продолжая смеяться:
 – И еще Морган сообщила мне, что он не покидал кровать Энди всю ночь.
Я снова повернулся к Джареду:
 – Слушай, ты чуть не разорвал меня за опоздание этим утром, а оказывается, ты только-только сам вылез из койки.
 – Да не так это было! Я был в своей комнате и принимал душ!
Стянув солнечные очки, хлопнул ими по колену:
 – А причина – чтобы мы не учуяли на тебе ее запах.
Джаред пожал плечами:
 – Еще и потому, что мне не хотелось ходить липким. Мы хорошо попотели прошлой ночью.
Развернувшись на своем месте, я снова завел двигатель тележки. Искры сразу же полетели между Джаредом и Энди, но мысль, что моя сестра спуталась с ним, приводила меня в братскую ярость.
 – Не могу поверить, что ты трахал мою сестру, – застонал я, обхватив руль руками.
 – А ты трахал прошлой ночью Маккензи! – Джаред был краток и лаконичен.
 – А я вот никого не трахал, потому что Морган категорически отказалась трахаться до завтрашнего вечера, – встрял Гэвин.
Я выставил указательный палец в сторону Джареда и воскликнул:
 – Но ОН трахал НАШУ сестру!
 – Достань новые трусы из коробки! – Гэвин ткнул меня локтем под ребра. – Разве это не хорошо, что она трахалась с тем, кого мы оба знаем, а не с каким-нибудь прохиндеем.
 – Да уж, – вынужден был согласиться я.
 – По крайней мере, мы можем быть уверены, что с ним она была в безопасности, – дожимал Гэвин.
 – Но, бро, Энди – наша сестра!
 – А Джаред наш друг. Я бы назвал этот вариант беспроигрышным.
 – Даже больше, – пробормотал Джаред.
 – Больше? – мы с Гэвином воскликнули в унисон.
 – Да. Оливия видела, как я выходил из комнаты Энди.
 – Да? И как она отреагировала? – заинтересовался Гэвин.
 – Что же она сказала? – проговорил и я.
Джаред выскочил с заднего сиденья тележки:
 – Ни-че-го! Она прошла мимо так, как будто в упор меня не видела! Я даже не получил свою дозу удовольствия от ехидной перепалки или очередного замечания.
 – Это не похоже на Оливию, – Гэвин вышел из гольф-кара.
 – Расскажи мне об этом!
Гэвин усмехнулся, качнув головой в сторону Джареда:
 – Нет, серьезно. Когда я впервые встретил Оливию, она мне понравилась. С ней было весело проводить время, но потом к ней переехала Маккензи и все изменилось. Она стала стервозной, даже Морган это заметила.
Гэвин и я потянулись за клюшками. Наши удары были простыми. Джаред стоял рядом с зеленой клюшкой в руке. Было бессмысленно искать его мяч, так как никто не знал, где он приземлился.
 – Для меня она всегда будет стервой, – заявил Джаред, – до тех пор, пока она относится к Маккензи как к слуге или пустому месту. А это так с тех пор, как мы познакомились с Макккензи. Все, что она делает для нее, приносит пользу только ей. Если бы я только мог заставить Маккензи увидеть это.
Мой телефон загудел в кармане. Отложив клюшку, взглянул на дисплей. Пришло сообщение от Маккензи.
 – Черт возьми! – ахнул я.
 – Что случилось? – всполошился Гэвин.
 – Девочки едут в больницу. С Наташей приключилась беда.
 – Она в порядке?
Я повернулся к Джареду:
 – Они еще не знают, но, возможно, у тебя появился шанс просветить Маккензи, – и протянул ему телефон с сообщением от Маккензи.
Маккензи Эванс: «Ты должен был быть здесь и видеть Лив. Она отступила и позволила другим помогать Наташе, как будто ее падение было для нее лишь досадным неудобством. Мне показалось, что Лив была в ярости, хотя я и не понимаю, почему. Ведь Наташа не виновата в том, что упала».
 – Сейчас самое время! – воскликнул Джаред. Он вернул мне телефон, и я набрал сообщение, спрашивая Микки, можем ли мы увидеться в больнице, и попросил ее не беспокоиться об Оливии. Отправив сообщение, убрал телефон в карман.
Было очень жарко. Пот покрывал мою кожу из-за чего рубашка-поло и шорты прилипали к телу. С глубоким вздохом я стянул козырек с головы и потер лоб, пытаясь подобрать правильные слова.
 – Джаред, – начал я. – Я ведь знаю, что должен тебе за прошлую ночь...
 – Должен мне? – он был удивлен моим заявлением.
 – Да. Я почти уверен, что мой вечер окончился бы иначе, если бы ты не был рядом с Микки.
 – Ах, это... это не имеет большого значения...
 – Это касается только меня. И то, что ты сказал Микки об Оливии... преданность Микки ослепляет ее.
Джаред кивнул.
 – Ты был добр к ней, и, честно говоря... я вздохнул с облегчением, – сказал я и поцарапал подбородок, чувствуя, как огромный груз сваливается с плеч. Джаред открыл рот и, хотя я не видел Гэвина, мог сказать о нем тоже самое. – Так вот, я пытаюсь сказать тебе спасибо.
Джаред моргнул несколько раз, прежде чем подобрать слова:
 – Значит ли это, что ты не убьешь меня за то, что я трахнул твою сестру?
Я стиснул зубы:
 – Да. Но прежде я выставлю два условия. Первое – я хочу, чтобы ты помог мне заставить Маккензи увидеть всю натуру Оливии... – мой телефон вновь загудел в кармане. Сообщение от Маккензи гласило, что они с Морган сопроводили Наташу в больницу и находятся при ней. Никто из них не хотел видеть нас рядом, и они предлагали продолжить наш день так, как мы и планировали.
 – И это все? – переспросил Гэвин.
 – Да. Девушки просят нас не беспокоиться и продолжать получать удовольствие.
Гэвин достал свой телефон и начал печатать.
 – И какое другое условие? – поторопил меня Джаред.
 – Ах, да. Будь осторожен с Энди.
 – Я не собираюсь причинять ей боль.
 – Я беспокоюсь не только о ней, но и, в общем. Я люблю Энди и буду защищать ее до последнего вздоха и клянусь, что если ты когда-нибудь скажешь ей то, что я собираюсь сказать, я выбью из тебя всю дурь.
Джаред взмахнул руками с защитном жесте:
 – Да ничего я не скажу!
 – Хорошо. Так вот, Энди из тех людей, которых многие называют людоедами.
Джаред согнулся в приступе смеха, а я закатил глаза:
 – Неважно, чувак. Так мы заключили сделку?
Джаред протянул руку:
 – Да. Мы заключили сделку.
Мы вздохнули с облегчением и вернулись к игре. Нас троих терзало чувство вины. Казалось лицемерием продолжать веселиться, когда девочки застряли в больнице. Но Морган и Маккензи дали нам возможность закончить игру и пойти на мальчишник. Мы всё выполнили в точности так, как нам было сказано, потому что никто из нас троих не хотел столкнуться с их гневом. К тому времени, как мы достигли восемнадцатой лунки, наше чувство вины почти исчезло. Проиграв, Джаред разделся и оказался перед нами в розовых боксерах и это был его лучший «бросок» за весь день. Он все еще не умел играть и жутко стеснялся, но, по крайней мере, ему не пришлось краснеть перед шестью другими игроками. После этого он даже позировал нам для фотографий, которые мы отправили своим девушкам, чтобы немного порадовать их в больнице.
За все это время между мной и Джаредом что-то неуловимо изменилось. Он мне всегда нравился, так как был сообразительным и забавным, но ревность не позволяла мне дружить с ним. Меня это не радовало, ведь Джаред был честным и искренним человеком. Я видел это в том, как он вел себя накануне вечером с Маккензи. Не то, что он сделал для меня что-то особенное, но его поступки все равно повлияли на мое к нему отношение. Все, чего он хотел, так это ее счастья.
В течение дня я получал сообщения от Маккензи, которые рассказывали мне о перипетиях в больнице. Было настоящим чудом, что Наташа ничего себе не сломала, но у нее оказалось настолько плохое растяжение, что потребовался постельный режим. В свою очередь Морган попросила Маккензи выступить в качестве подружки невесты. Мне понравилась эта идея, и я не мог дождаться, когда она пойдет к алтарю. Печально, конечно, что она застряла с примеркой платья подружки невесты вместо того, чтобы совать доллары в трусы стриптизера и распевать синглы, но с другой стороны, слава Богу, что Наташа оказалась столь неуклюжа.
Позже, той ночью, мы пришли в клуб «Юнион», одетые так, чтобы произвести должное впечатление, так как отец решил, что респектабельный джентльмен только так должен проводить свой мальчишник: курить сигары, пить скотч и обсуждать политику и спорт. Черт возьми, как же хотелось сбежать от этой респектабельности! Все эти мероприятия были не для нас.
Этот клуб остался точно таким же, каким я его запомнил со времен Гарварда. Наша «приятная» компашка располагалась в одном из отдельных конференц-залов. Хотя все равно складывалось впечатление, что клуб сошел со страниц истории, у него, по крайней мере, обнаружился неплохой функциональный бар, который заполнял собой всю дальнюю стену и давал возможность моему отцу наблюдать за мной весь вечер. На стенах висело несколько телевизоров, показывающих спортивные программы. Деревянный настил, светлые абажуры и окрашенные зеленой краской стены и белый потолок должны были дать ощущение приближения к космосу. Номер был украшен самой изысканной мебелью. Вокруг были разбросаны старинные кожаные кресла и диваны темных оттенков.
-------

Воздух наполняли дым сигар и неспешные беседы. Молодые привлекательные женщины в одежде пятидесятых разносили напитки и сигары, угождая каждой нашей потребности.
 – Нет, стриптизерш нанять нельзя, а это тогда что? – ворчал я, высасывая мою девственную пина-коладу. Тот же самый напиток, только без рома.
 – Они классные, ты не находишь? – сказал находившийся рядом Джаред, протягивая руку, чтобы взять свое пиво, его глаза не покидали экран телевизора.
 – Бьюсь об заклад все они стриптизерши, – высказался Гэвин, одним глотком опрокидывая в себя виски.
 – Мы легко могли бы это узнать, – предложил я.
Джаред оторвал глаза от телевизора, вытаращив их. Думаю, только мысль о полуголых женщинах способна привести мужчину в такое состояние.
 – Как так?
 – Мы можем спросить.
Джаред закатил глаза и повернулся к телевизору:
 – И они тут же помчатся к твоему папочке-террористу докладывать о твоей выходке. Нет, такое лучше не практиковать.
 – Вот человек часа! – Гэвин и я услышали знакомый голос позади нас. Улыбка расплылась по моему лицу, и я взглянул на Гэвина. Тот тоже улыбался от уха до уха. Мы развернулись и обнаружили Найлза, одетого в свой обычный костюм и с коробкой в руках.
 – Я так и подумал, что найду вас прячущимися здесь, парни.
Гэвин спрыгнул с табурета и пожал протянутую руку профессора:
 – Я так рад вас видеть, профессор Найлз.
 – И я тоже рад тебя видеть. Флорида должна гордиться своими парнями.
Гэвин взглянул на нас с Джаредом и кивнул:
 – Да. Для нас обоих это хорошо, – он указал рукой на Джареда, – позвольте представить вам моего друга Джареда Кристофера. Джаред протянул руку и пожал протянутую руку профессора.
 – Джаред, это Найлз Пелтье. Старый друг семьи и профессор Гарварда.
 – Для меня большая честь познакомиться с вами, сэр.
 – Я уверен, что это взаимно, – профессор проскользнул на место между мной и Гэвином. Он положил коробку на перекладину и наклонился вперед, рассматривая напитки на столике: – Так что здесь лучше пить?
 – Все, что содержит алкоголь, – ответил Джаред.
Найлз рассмеялся:
 – Я вижу, что он уже познакомился с политикой вашего отца, – к нам приблизился бармен. – Мне бренди Манхэттен.
Дружный вздох ностальгии вырвался из наших с Гэвином глоток.
 – Давненько я не слышал этого словосочетания, – заметил Гэвин.
 – Это навевает давние воспоминания.
Найлз рассмеялся и подтолкнул коробку в сторону Гэвина:
 – Это для тебя, сынок. У каждого женатого мужчины должен быть этот джентльменский набор.
Я сделал большой глоток коктейля, пока Гэвин открывал коробку. Его серые глаза расширились, а рот приоткрылся, когда он достал из коробки кляп и наручники, позволяя им болтаться на кончиках пальцев. Я поперхнулся напитком, а Джаред вытаращил глаза. Найлз расхохотался, довольный нашей реакцией.
 – Хмм... спасибо! – нашелся, что сказать, Гэвин. Я схватил салфетку и стал протирать одежду.
 – Настанет день, когда ты поймешь, что либо это смешная шутка и посмеешься, либо станешь применять, – Найлз подмигнул Гэвину. Бармен поставил перед ним бренди, Найлз поспешно выхватил вишенку и отправил ее в рот. Раздавшийся хруст заставил меня поежиться, и я вспомнил, как однажды Маккензи призналась мне, что ненавидит вишню, ибо ее хруст в жаркий день напоминает ей хруст раздавленного таракана.
 – Уверен, что знаю, что ты никогда не был женат.
Я оглянулся через плечо. Там стоял мой отец и в упор разглядывал Найлза, вертя в одной руке сигару, а в другой – скотч.
 – Что ты здесь делаешь?
Слова, которые он никогда бы не произнес, потому что это означало его потерю контроля над всем на свете. Если бы он только знал, что это я пригласил Найлза двумя днями ранее.
 – Привет, Джонатан, – воскликнул Найлз, и прежде чем обернуться и увидеть моего отца застывшим позади, выпил мартини.
 – Найлз?! – это был первый раз, когда я видел их вместе в одной комнате с тех пор, как вырос. Мой отец затянулся сигарой и уколол Найлза: – Прошло много лет с нашей последней встречи.
Найлз опустил плечи и ответил:
 – Я здесь только ради Гэвина и Дрю. Вот и все.
 – Ну, конечно, ты здесь ради Эндрю! – голосом он выделил первые буквы моего имени. Мне вновь послышалась интонация, с которой мой отец пререкался с Найлзом в моем детстве, используя меня. Я тогда не мог дать отпор.
 – Разве мы не можем оставить наши разногласия на одну ночь в прошлом?
 – Не понимаю, почему нет, – усмехнулся мой отец. – Это же для моего сына.
 – Да, это так. И это замечательные молодые мужчины. Они тут рассказывают мне о жизни во Флориде. Похоже, они хорошо провели там время.
 – Гэвин нашел там удивительную женщину, я согласен, – заявил мой отец.
 – Я еще не имел удовольствия встретиться с ней, но я с нетерпением жду этого.
 – Ну, конечно. Ты ведь придешь на свадьбу завтра, не так ли? – спросил Гэвин.
 – Если ты приглашаешь.
 – Всегда пожалуйста, – мой отец резанул по мне взглядом.
 – Твоя подружка тоже будет там? Я очень хочу насладиться ее компанией.
 – О чем идет речь? – резко спросил мой отец.
Найлз перевел взгляд с отца на меня. Я внутри съежился, предчувствуя какой разверзнется ад.
 – Он на днях заходил ко мне с очаровательной молодой женщиной. Она – поразительной красоты, силы духа и ума.
 – Я вижу. Эндрю сказал тебе, что скоро снова станет отцом?
 – Маккензи беременна? – спросил Найлз, просияв. – Вот это замечательная новость! Тебе повезло, мой мальчик.
 – Маккензи? – скривился мой отец, – нет, Оливия.
Найлз приподнял бровь, его рот приоткрылся. Что касается меня, то мне тут же захотелось спрятаться. Отец же вел себя так, будто меня вовсе не существовало.
 – Я в замешательстве, – Найлз пожевал губу. – Думал, ее зовут Маккензи.
Я скрестил пальцы за головой и сжал их, сильно жалея, что в моем коктейле нет алкоголя.
 – Это очень длинная история, но ту девушку действительно зовут Маккензи.
 – Ты всегда вляпаешься в недоразумение, Дрю, – рассмеялся Найлз.
 – Это явное преуменьшение. И я всегда должен вытаскивать его из них, – ответил мой отец.
Яма в животе вдруг оказалась размером с баскетбольный мяч. Независимо от того, как сильно мне хотелось измениться, отец никогда не увидит этого и не перестанет считать меня тем, кем считал. Взболтав оставшуюся часть напитка, я попытаться извиниться, когда открылась дверь и свежий воздух просочился в номер.
 – Твою мать! – воскликнул кто-то. Все повернулись к двери, рассматривая высокого мужчину с длинными волосами, одетого в костюм от «Армани». – Давайте веселиться! Сам Итан пожаловал к нам на вечеринку!
Гэвин, Джаред и я обмерли. Итан Монтгомери – мой ассистент, был самым эксцентричным человеком, которого я когда-либо встречал. Он тратил кучу времени на уход за своей внешностью, в два раза больше, чем любая женщина. Итан был умным, самоуверенным и забавным, но занозой в заднице. В общем, для меня он стал идеальным помощником и хорошим другом. Однако меня удивило, что он пришел сюда, мне казалось, что в мое отсутствие он будет занят клиентами из Флориды.
Итан двинулся к бару, взял сигару у одной девушки и дал ей пощечину вместо благодарности. У другой он перехватил стакан с каким-то напитком и повторил процедуру. Мы смотрели, как он направился за чем-то к третьей девушке, которая оказалась достаточно умна и увернулась от его благодарности. К тому времени, как Итан добрался до нас, он выглядел как мой отец, но ему все же удалось заставить моего отца еще выше задрать нос.
 – Кто это? – потребовал ответа мой отец.
 – Отец, – я вскочил со своего места, – мой помощник Итан.
 – Ты пригласил всех, кого смог найти на мальчишник своего брата? – гневно вопросил он.
 – Джонатан, – начал Найлз.
 – Отец, – вклинился Гэвин, – Дрю не приглашал его. Это я пригласил. Он – наш общий друг.
 – Может быть пришло время отпустить вас домой, если вы пригласили на помощь друзей?
 – На помощь, – фыркнул Итан. – Ну, эта помощь привнесла хоть какое-то оживление в эту вечеринку.
Я прикусил губу, чтобы не рассмеяться, потому что в комнату вошли четыре женщины, одетые в героев «Стар Трек». Мне нравились «Звездные войны», ну а Гэвин так же любил «Стар Трек». Мы провели много времени, споря о том, кто из них лучше.
 – Парни, – воскликнул Итан, размахивая напитком, – наше развлечение прибыло! Вена на шее моего отца пульсировала от гнева, но он ничего не мог поделать или сказать, видя, что все больше людей приветствуют задумку Итана. Он сдулся, не став даже начинать спор.
Музыка заиграла. Грудастая брюнетка оделась, как Ухура и оседлала Гэвина, производя покачивающие движения бедрами над ним и расстегивая свою униформу. Джаред расхохотался, захлопал в ладоши и стал что-то мурлыкать в явном одобрении. Зато Гэвин испытывал жуткий дискомфорт.
Я обвел взглядом комнату и обнаружил, что все без исключения мужчины наблюдали представление. Несмотря на то, что это был чертов разврат, это была именно та ночь, которую я пожелал бы своему брату от всей души. Потому что это последняя ночь в его холостяцкой жизни, и она должна запомниться на всю жизнь. Все эти чопорные мужчины, приглашенные моим отцом и одетые так официально, с удовольствием наблюдали за шоу, оказавшись не такими уж и снобами, что меня бесконечно порадовало.
После того, как первая песня закончилась, Итан схватил новый стакан у проходившей мимо девушки и отсалютовал им, ухмыляясь от уха до уха.
 – Смело иди вперед туда, где еще никто не ходил! – воскликнул он.
 – Слушай, слушай! – воскликнули все хором и отсалютовали в сторону Гэвина. Мы все пили за него и приключения только начинались.

Переводчик: Люба А. 

Материал предоставлен исключительно в целях ознакомления и не преследует коммерческой выгоды.



Источник: http://robsten.ru/forum/90-2021-1
Категория: Народный перевод | Добавил: Ianomania (07.11.2019) | Автор: Переводчик: Люба А.
Просмотров: 63 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]