Фанфики
Главная » Статьи » Народный перевод

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Истина торжествует. Глава восьмая

POV Эндрю 

− Моя милая, маленькая девочка. Мне так жаль, что понадобилось столько времени, чтобы я пришел к тебе, но сейчас я здесь. Ни проходит и дня, чтобы я не скучал по тебе. Я так сильно тебя люблю. Я выставил себя полным дураком. Сейчас я понимаю это и обещаю тебе, что впредь постараюсь избежать повторения тех ошибок, что уже совершил и постараюсь стать достойным того счастья, что сейчас есть у меня. 
Сидя на теплой, мягкой земле и разговаривая с дочерью, я внезапно понял, что слишком долго держался за свой гнев и мне нужно все переоценить. Это будет непросто и займет не одну ночь, но сделает меня лучше. Время, в конечном итоге, насытит мое горе, но исцелит меня именно любовь. Не стоит больше держать тех, кого я любил на расстоянии вытянутой руки. Пришло время стать тем человеком, которого заслуживают моя дочь и Маккензи. 
Я оглянулся через плечо, чтобы увидеть Микки, прислонившуюся к дверце машины и подставившую лицо солнцу. Она была еще одним моим ангелом, красивым и грациозным, ведь благодаря ей я снова обрел покой. 
Я встал и отряхнулся. Подняв с земли козырек и солнцезащитные очки, положил ладонь на камень. Он был идеально гладкий, без шероховатостей, не такой, каким я его себе представлял. Прикосновение к нему заставило меня почувствовать себя ближе к моей маленькой девочке. Я закрыл глаза, лучи солнца обжигали спину, и я купался в любви двух ангелов, которые охраняли мое сердце. Я прошептал слова прощания и не спеша пошел прочь. 
Каждый последующий шаг приносил мне все большее чувство облегчения. Я думал, что снова начал дышать после признания Маккензи, но то чувство не шло ни в какое сравнение с тем грузом, который я сегодня снял со своей души. Жизнь больше не будет удерживать меня в плену. Встреча с моим отцом и Оливией казалась уже не такой кошмарной идеей. А что будет, если я не почувствую связи с ребенком Оливии? Сейчас я бы с удовольствием наслаждался ощущением, зная точно, что ребенок мой. Возможно, этот ребенок был моей второй возможностью доказать, что я достоин семьи. Возможно, это будет не идеальная семья в моем понимании, но семья - все же семья, несмотря на то, идеальна она или нет. 
Когда я добрался до машины, Маккензи выпрямилась. Ее улыбка светила ярче, чем солнце и я был уверен, что на моем лице играет точно такая же. 
− Все, прекрати! - завизжала Микки, когда я поднял ее с земли и закружил. − Я буду считать это ответом «да»! 
− Да, прекрасно! Да! Замечательно! – я быстро развернулся, потащив ее с собой. Она раскинула руки в стороны, и они свободно парили в воздухе, пока мы кружились. Мое сердце пело от переливов ее смеха. Когда я замедлил кружение, Маккензи забросила руки мне на шею. Сердце скакало, пульс частил в висках и дыхание было тяжелым, но я чувствовал себя энергичнее, чем когда мчался в одном из своих автомобилей. Я медленно дал сползти Микки вдоль своего тела, пока ее ноги не коснулись земли. Тепло наших тел смешалось с теплотой летнего дня. Ее яркие голубые глаза переливались на солнце. Или, может быть, любовь заставляла их так искриться, не знаю, но в любом случае, глядя в глаза этой великолепной женщины, я понял, что у меня еще есть шанс все исправить. С ней, с ребенком и с собой. Жизнь, любовь, счастье. Все это было в моих руках и на этот раз я не облажаюсь. 
Наши губы встретились и миры столкнулись. Я зарылся пальцами в ее волосы, пока губы сливались в танце страсти и желания. Это было похоже на волшебство. Я ощущал на языке восхитительный вкус девушки, чувствовал пьянящий запах ее кожи... Мое тело болело от желания обладать ею. Последний раз, занимаясь сексом, мы были в гневе, и это принесло лишь разочарование. Сегодня я собирался это исправить и напомнить ей, что она была моей во всех отношениях. Но мы должны были еще кое-что сделать, прежде чем я доберусь до ее тела. Я прервал поцелуй, и тут же раздалось ее приглушенное недовольство. 
− Терпение, любовь моя, - сказал я, нежно гладя ее по щеке. 
− Но... - она попыталась возражать. 
Я приложил палец к ее сладким губам: 
− Это может немного подождать. Есть еще одно место, которое мы должны посетить. 
− И что же это может быть? 
  − Я пообещал тебе купить платье к ужину. 
  − А мы не можем просто отказаться от всего этого? - заскулила она. 
− О, нет! Я хочу настоящее свидание со своей девушкой. И потом, ужин - это часть церемонии. 
Она уронила руки и произнесла: − Отлично! 
Ее показное недовольство вызвало во мне приступ смеха. Она была такой милой, когда чего-то хотела, но не получала. Потом я испытал чувство гордости за то, что вхожу в список ее желаний. Ни Джаред и даже ни Нэйт - это тупое животное из Амарилло, а я. Мы принадлежали только друг другу. Я постучал кончиком пальца по ее носу: 
− Это не значит, что мы не сможем немного поразвлечься. Ну а теперь неси свою сексуальную задницу в машину. Мы еще должны выбрать тебе платье. Она повернулась, закатывая глаза: 
− Ты планируешь снять номер в гостинице или заехать к себе домой? Вряд ли мы можем вернуться в дом твоего отца, чтобы переодеться... или потрахаться. 
О, она была хороша! Это маленькое грязное словечко, сорвавшееся с ее губ, окатило меня волной жара и усилило давление в моих чреслах. Я был готов взять ее прямо здесь и сейчас. Схватив ее за попку, вызвал у нее сладкий крик удивления. 
− Ты забываешь, Бостон был когда-то моим домом. У меня есть квартира в Кембридже. Там мы и будем переодеваться, - я наклонился к ее уху, когда потянулся открыть перед ней дверь машины, − и трахаться. 
После того, как Маккензи оказалась внутри машины, надежно пристегнутая, я закрыл дверцу машины и чуть постоял, оглянувшись в сторону могилы Отэм. Мир омыл мою душу, и я прошептал: 
− Прощай, моя маленькая девочка! До следующей встречи, - я обошел машину спереди и уселся на водительское сиденье, пообещав себе начать свою жизнь с чистого листа. Первое, что нужно было сделать - подобрать своей девушке платье и соблазнить в процессе. 
Всю дорогу до торгового центра я насмехался над ней, изводя рассказами о том, что собираюсь с ней сделать. Никто сейчас и не догадался бы, что всего час назад я был раздавлен в лепешку и испытывал все муки ада. Свобода оказалась блаженством и, наблюдая, как она дрожит от моих комментариев по поводу того, что я собираюсь проделать с ее телом, я испытывал больше удовольствия, чем за долгое время в прошлом. Приехав в торговый центр, я не прекратил доставать ее. Куда бы мы ни пошли, я нервировал ее легчайшими прикосновениями, мягким шепотом и мимолетными поцелуями. Ее расширившиеся зрачки и судорожные всхлипывания музыкой омывали мою душу. 
− Знаешь, чем скорее ты подберешь себе платье, тем быстрее мы окажемся у меня, - дразнил я, рисуя языком влажную дорожку на ее ухе, пока она изучала маленькое черное платье, которое сексуально обтянет ее фигурку. 
− Оно слишком дорогое, Энди. Мне не нужно платье за пятьсот долларов. 
Покусывая мочку ее уха, я пробормотал: 
− Мои костюмы стоят в десять раз дороже. Перестань думать о цене и примерь его. 
Она обернулась и чуть оттолкнула меня ладонью: 
− Я прекрасно знаю, сколько стоят твои костюмы. Но я не могу потратить на себя столько! 
  − Ты и не потратишь! Давай, ступай в раздевалку и переодевайся. 
  − Отлично. Я примерю его, но это не значит, что куплю. 
Я усмехнулся и махнул продавцу. Она бродила вокруг нас последние пятнадцать минут, ожидая, пока Маккензи что-нибудь выберет. Молодая женщина сопроводила меня в комнату ожидания, где устроила на диване, а Микки направила в кабинку, чтобы она примерила выбранное платье. Я сделал, как мне было велено и сел на диван, но только до тех пор, пока продавец не вышла. Слегка постучав в дверь кабинки в которой была Микки, я хмыкнул, услышав ее ответ: 
− Эта примерочная занята! 
− Я знаю. Ну а теперь впусти меня, - прошептал я. 
− Энди? Зачем? 
− Кто еще это может быть? Открывай, говорю! 
Маккензи приоткрыла дверь, чтобы я проскользнул внутрь. Дверь быстро закрылась и, повернувшись, я обнаружил ее прижимающейся спиной к зеркальной стене кабинки. На ней были только черный кружевной бюстгальтер и трусики. Не будь я уже твердым, ее вид, несомненно, быстро исправил бы это. Я смотрел на нее и дьявольская улыбка играла в уголках моих губ. 
− Видишь. Я ведь говорила, что примерю его, - она сделала шаг в сторону от меня. 
− Нет. Не вижу, - отодвинув волосы девушки назад, я был вознагражден видом ее сосков, выпирающих сквозь прозрачную ткань бюстгальтера. Во мне полыхнула искра желания. Потребность в Микки полностью захватила меня. С нежной силой я обнял ее и подтолкнул к стене. Мои губы остановились в дюйме от ее рта, а наши тела сплелись в объятии. Все, о чем я думал, это о том, что она чувствовала, когда я находился внутри нее. 
− Скажи, что хочешь меня. Что я тебе нужен, - шептал я мягко и соблазнительно. Ее глаза расширились, и я наблюдал, как она судорожно втягивает воздух, а ее упругие груди двигаются в такт дыханию. 
− Здесь? - она задохнулась. 
Коварная ухмылка на моих губах подтвердила ее подозрения. Я вздернул брови и кивнул: 
− Прямо здесь. Прямо сейчас. 
  − Но как же продавец? 
  − А что с ней? - Я проследил линию ее подбородка носом, вдыхая едва уловимый запах ее кожи. − Скажи что хочешь, чтобы я прикоснулся к тебе, Маккензи, - она ничего не ответила и моя рука свободно поползла вниз по ее животу, замерев на резинке трусиков. Только маленький судорожный вздох был ее ответом. 
− Скажи мне! - зарычал я. Она начала извиваться, пытаясь заставить мою руку скользнуть ниже. Хороший трюк, но контролировал все я, а я хотел заставить ее произнести эти слова. Меня не волновало, что нас поймают, у меня не было намерения трахать ее здесь. Все это будет потом. Я всего лишь хотел заставить ее признаться, что она принадлежит мне, и что только я могу заставить трепетать ее тело. Когда до нее дошло, что сдаваться я не собираюсь, она прошептала: 
− Прикоснись ко мне... пожалуйста... 
Я наклонился, прикусывая ее нижнюю губу, скользнул рукой в трусики и прижал пальцы к ее центру. О, как она затрепетала, в ее жар и желание обжигали меня. Я никогда не смогу ею насытиться и сделаю все, чтобы она была рядом со мной. 
Я перекатывал ее клитор между пальцами и пил ее стоны. Она обхватила мое лицо ладонями и прижала мои губы к своим с такой силой, что оставила меня бездыханным. Ее язык скользнул в мой рот, когда мои чуткие пальцы устремились в ее глубины. Микки покачивалась на моей руке, все ее тело пылало от страсти, пока наши языки сплетались в безумном танце. Я толкался в нее пальцами все быстрее и сильнее и, как только почувствовал, что она близка к кульминации, тут же вынул их. Я не собирался позволять ей кончить. Не здесь. Выражение ее лица было неописуемо. 
− Не здесь, дорогая. 
− Что? Нет! - воскликнула она. − Ты не можешь так поступить! 
Я усмехнулся и отступил от Микки, слизывая ее сок со своих пальцев. 
− Могу и уже сделал это! Сначала нам нужно купить платье. 
  − Негодяй! – задохнулась она. 
− Нет! Я просто находчивый, - я отвернулся от нее, чувствуя исходящие от нее волны гнева. − Кстати, думаю, нам стоит подобрать для тебя и обувь. И если я услышу хоть одно слово о том, сколько она стоит... Ну, давай же, ты ничего не скажешь о цене! Так ты все-таки примеришь его? 
− Черт подери, Дрю! 
Я выскользнул из примерочной, широко улыбаясь. Маккензи Эванс была в моих руках. Появилась продавец с целой охапкой платьев. Она удивилась, застав меня возле кабинки. 
− Удалите все ценники, прежде чем передать ей на примерку, - посоветовал я ей. 
Молодая женщина еще больше засмущалась после моей просьбы, но выполнила ее. Мне нравилось, что Микки не видела во мне золотоносную жилу, но я сам хотел потратить на нее свои деньги. Я любил покупать ей красивые вещи и заставлять ее чувствовать себя особенной, и я не собирался обращать внимание на такую незначительную деталь, как ценник. 
Десять минут спустя она вышла из раздевалки. На ее лице отражались смешанные чувства. И еще она была в платье, которое сидело на ней так, что убило бы всякого мужика, увидевшего ее. 
− Я злюсь на тебя, - проговорила она. − И еще мне нравится это платье. 
Она была не единственной, кому нравилось платье, а ее злость на меня стоила того, чтобы она нашла себе наряд к лицу. Это было синее платье без рукавов, подчеркивающее изгибы ее тела во всех нужных местах. Мягкое и женственное, оно очень шло ей. Платье было чуть выше колен и я легко мог представить себе, что моя рука могла бы под ним делать. 
− Злись на меня столько, сколько хочешь. Я заставил тебя расслабиться, и ты нашла себе идеальный наряд. Я называю этот подход беспроигрышным. 
− Пошел ты... 
Я послал ей шуточное подмигивание: 
 − О, ты это сделала! Теперь тебе нужно пойти и выбрать обувь, которая будет соответствовать твоему новому красивому платью. 
− Она уже здесь, - крикнула продавец, неся в руках сразу несколько коробок обуви. 
Маккензи застонала, а я ухмыльнулся. 
− Превосходно! Помни... 
− Без ценников, - закричала девушка. 
Маккензи ахнула: 
− Это несправедливо! 
− Это поможет тебе принять верное решение. Теперь выбирай! Боже, я никогда раньше не видел женщину, столь стойкую к покупкам. 
Маккензи повернулась и с быстротой молнии помчалась обратно в примерочную, а продавец пошла за ней следом. Через десять минут у моей девушки оказался полный ансамбль, включая туфли и сумочку. Когда продавец сообщила мне, что Маккензи закончила выбирать, я передал ей свою кредитную карту, а также пару сотен долларов наличными. 
− Наличные - просто небольшой подарок для вас. Спасибо. 
Женщина посмотрела на деньги и улыбнулась: 
− Мне было не трудно. У вас замечательная жена. Мне понравилось помогать ей. Произнесенное вслух слово «жена», ошеломило меня. Я уже хотел было поправить ее, но внезапно остановился. Маккензи и я даже близко не стояли рядом со свадебными колокольчиками, но мне пришлась по душе мысль, что мы плавно движемся в этом направлении. Нужно просто еще немного подождать. 
Микки вышла с пакетом одежды в одной руке и сумочкой в другой. Я быстро подписал чек, что протянула мне продавец. 
− Сколько потратил? – невинно поинтересовалась она. Я забрал пакет из ее рук. 
− Не так много, как ты думаешь, моя дорогая. Но все равно ты стоишь намного больше, чем мои предыдущие девушки. 
− И сколько же это, можно спросить? 
− Тебя это действительно интересует? 
Маккензи показала мне язык и сделала вид, что задумалась. Она мгновение помедлила, а потом рассмеялась: 
− Наверное, нет. Это было очень мило с твоей стороны. Ты не должен был переживать со мной все эти неприятности. 
Повернув голову, я запечатлел нежный поцелуй на ее макушке. 
− Это не проблема для меня, любимая. Я сделаю для тебя все. И я действительно имею в виду ВСЕ. 

Переводчик: Люба А. 


Материал предоставлен исключительно в целях ознакомления и не преследует коммерческой выгоды.



Источник: http://robsten.ru/forum/90-2021-1
Категория: Народный перевод | Добавил: Ianomania (15.07.2019) | Автор: Переводчик: Люба А.
Просмотров: 80 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 2
0
2  
  Я дума как шапокляк , вот-вот на них свалится какая-нибудь беда .
 А не хочется , они уже настрадались .
Спасибо а перевод и продолжение .

0
1  
  Спасибо за главу!  good  lovi06015

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]