Фанфики
Главная » Статьи » Народный перевод

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Химик. Глава 17. Часть 1

 

Музыка к первой части главы:
1. «Беспечный шёпот»
2. «Полное затмение сердца»

Кевин не звонил.

Дэниел вроде бы не считал это чем-то необычным; но Алекс казалось, будто она замечает в плечах Эрни какую-то дополнительную напряжённость.

Это было слишком долго.

Насколько она понимала, Кевину требовалось просто занять позицию, с которой он мог бы следить за тем единственным человеком, о причастности которого они знали наверняка – Карстоном. На дорогу до Ди-Си потребовалось бы не больше двух дней, даже без всякой спешки. Она точно проинструктировала Кевина, где ему по приезде найти её бывшего босса. Это отняло бы у него часа два-три, не больше. Если Карстона не оказывалось там, где ему полагалось быть, Кевин должен был позвонить. Что он сейчас делал?

Или с ним что-нибудь случилось? Сколько следовало ждать, прежде чем озвучивать Дэниелу эту возможность?

К её паранойе добавилось новое беспокойство. Она натянула дополнительный провод с внешней стороны двери в свою комнату, чтобы та была защищена, пока она находится в другой части дома. Она досадовала, что не может опутать проводами весь первый этаж целиком. Всего-то и не хватало, что одного противогаза.

Зато её лицо с каждым часом понемногу улучшалось. При слабом освещении и большом количестве косметики она смогла бы не привлекать к себе внимания три или даже четыре секунды.

Ожидание представляло из себя причудливую смесь из скуки, напряжения и самого странного вида счастья. Счастья обреченного, счастья с крайним сроком, но от этого – не менее… всеобъемлющего. Сейчас ей следовало бы сходить с ума от тревоги, слышать в ушах пульсирующий стук, испытывать ужас жертвы, на которую идёт охота; однако на её губах постоянно играла улыбка, и Дэниел, как нарочно, был столь же неуместно легкомыслен, как она. Они говорили об этом на следующий день, пока смотрели новости.

Когда Эрни ушёл тренировать остальных животных, Алекс впустила в дом Лолу – ей было неловко от того, что им приходится держать псов на улице; это казалось грубым. Эйнштейн с Ханом вошли вместе с Лолой, отчего в большой комнате стало тесно от собак. Она надеялась, что Эрни не рассердится на них. Собаки должны были иногда входить в дом – иначе зачем тогда в прачечной сделали собачью дверцу? Она не знала, почему псов обычно держат снаружи – было ли это частью их обучения, делалось ли для того, чтобы они заранее оповестили хозяев об опасности, или, может, у Эрни была аллергия – хотя в таком случае он вообще выбрал неправильный образ жизни.

Лола устроила свои вислые уши и брыли на бедре Алекс, где вскоре можно было уверенно предсказать слюнное наводнение. Эйнштейн запрыгнул прямо на диван рядом с Дэниелом, с энтузиазмом приветствуя нарушение правил вилянием хвоста. Хан улёгся на длинную оттоманку перед диваном. После унылой вводной части новостей, сосредоточенной, естественно, на политике – как будто впереди не было почти года до того, как что-либо на самом деле произойдёт – Дэниел вытянул свои длинные ноги и положил их на спину Хана. Хан, похоже, не возражал. Алекс почесала Лолу за ушами, и хвост Лолы застучал по полу.

Всё это казалось уютным и знакомым, хотя она никогда в жизни не переживала такого опыта. Никогда её так тесно не окружали живые существа – так, чтобы касаться их, слышать их дыхание – не говоря уже о том, чтобы держаться за руки с мужчиной, который считал её очаровательной… и смертоносной. Который мог, зная всю её историю, продолжать смотреть на неё так, как смотрел…

Следуя за этой мыслью, её глаза автоматически переместились на его лицо, и она обнаружила, что он тоже смотрит на неё. Он улыбнулся своей широкой, сияющей улыбкой – двухдневная щетина придавала ему неожиданно брутальный вид – и она, не задумываясь, улыбнулась в ответ. В груди пузырьками шампанского забурлило счастье, и она поняла, что это, вероятно, лучшее из испытанных ею в жизни чувств.

Она вздохнула, а затем издала стон.

Он взглянул на телеэкран в поисках причины, но там была всего лишь реклама.
– Что такое?

– Я чувствую себя глупой, – призналась она. – Бестолковой. Легкомысленной. Почему всё кажется таким позитивным? Я не могу логически мыслить. Пробую волноваться, а в итоге улыбаюсь. Возможно, я теряю рассудок, но абсолютно не беспокоюсь об этом, а должна бы. Мне хочется врезать себе кулаком, но моё лицо наконец-то начинает хоть чуть-чуть заживать.

Дэниел рассмеялся.
– Полагаю, это один из минусов состояния влюблённости.

В животе снова началось покалывание.

– Ты думаешь, наше состояние можно так назвать?

– Я себя чувствую именно так.

Она нахмурилась.
– Мне не с чем сравнивать. Что, если я на самом деле схожу с ума?

– Ты абсолютно нормальная, даже не сомневайся.

– Но я не верю, что люди могут влюбиться так быстро. – Сказать по правде, она вообще не особо верила в любовь (её романтическую разновидность). Химические процессы, да, разумеется; сексуальное притяжение, да. Совместимость, да. Дружба. Преданность и ответственность. Но любовь… любовь просто слишком смахивала на что-то сказочное.

– Я… вообще-то, такого со мной никогда ещё не бывало. То есть я всегда верил в притяжение c первого взгляда. Его я испытывал. И это определенно часть того, что со мной сейчас происходит. – Он снова широко улыбнулся. – Но любовь с первого взгляда? Просто выдумка, в этом я был уверен.

– Конечно, выдумка.

– За исключением…

– Исключений нет, Дэниел.

– За исключением того, что что-то произошло со мной в том поезде, что-то полностью выходящее за пределы моего опыта или того, что я в состоянии объяснить.

Она не знала, что сказать. Она бросила взгляд на телеэкран – там как раз появилась заставка окончания последних известий.

Дэниел тоже обратил на это внимание.
– Мы пропустили его?

– Нет, его не показали.

– И это нехорошо, – предположил он с оттенком тревоги в голосе.

– Я могу представить себе два варианта того, что это может означать. Первый – они выпустили сообщение в эфир, а когда оно не дало результатов, были вынуждены его снять. Второй – они собираются изменить сообщение.

Дэниел расправил плечи в защитном жесте.
– Как скоро, по-твоему, мы увидим следующую версию?

– Очень скоро, если сейчас их план таков.

Существовала ещё и третья возможность, но она не готова была произнести это вслух. Сообщение определённо исчезло бы, если б они получили то, ради чего запустили его. Если б они взяли Кевина.

Она полагала, что достаточно хорошо поняла характер Кевина – она практически не сомневалась, что он не выдаст их без боя. Он был достаточно умен, чтобы, будучи схваченным департаментом, начать с самой правдоподобной версии: он прибыл слишком поздно, не смог спасти Дэниела и – убив Олеандр – отправился в Ди-Си, чтобы отомстить. Некоторое время он сможет держаться этой версии… она надеялась. Она не знала, кто у них сейчас проводит допросы. Если этот человек хоть что-то понимает в своём деле – что ж, в конечном счете Кевин скажет правду. Она была не самой горячей поклонницей Кевина, но сейчас при мысли о нём к её горлу подступала тошнота.

Конечно, он мог подготовиться к тому, что его поймают, тем же способом, что и она. Он мог быть уже мёртв.

Бэт-пещера или не Бэт-пещера, но, если Кевин не позвонит до полуночи, надо будет уезжать. Она чувствовала, когда начинает переходить опасную грань.

Ну что ж, все радостные чувства ушли. По крайней мере, это свидетельствовало о том, что она ещё не совсем сошла с ума. Пока что.

Когда стало приближаться время возвращения Эрни, они выставили собак на веранду, хотя запах животных, вероятно, всё равно выдаст их. Дэниел взялся готовить мясной соус для спагетти, она помогала ему в простых вещах – открывать банки, отмерять специи. Вместе, плечом к плечу, им работалось легко и сплочённо – как будто они делали это много лет. Это и было то чувство, о котором говорил Дэниел? Странная непринужденность их близости? В его теорию она не верила, но вынуждена была признаться себе, что собственного объяснения у неё нет.

За работой Дэниел что-то напевал, не размыкая губ. Мелодия казалась знакомой, но поначалу она не могла вспомнить, что это за песня. Несколько минут спустя она поймала себя на том, что подпевает мелодии. Дэниел – похоже, неосознанно – начал петь со словами:

– Если чувствуешь вину, ноги в ритм не попадают…

– Разве это песня не старше тебя? – спустя мгновение спросила она.

Казалось, он удивился.
– О, я пел вслух? Прости, если я не слежу за собой специально, то обычно пою, когда готовлю.

– Откуда ты вообще слова-то знаешь?

– Должен поставить тебя в известность, что «Беспечный шёпот» до сих пор очень популярен среди любителей караоке. Я имею с этой песней оглушительный успех на вечеринках «Песни восьмидесятых».

– Ты увлекаешься караоке?

– Эй, кто сказал, что школьные учителя не умеют веселиться? – Отступив от плиты и продолжая держать в правой руке испачканную в соусе ложку, он приобнял её левой рукой и протанцевал с ней один небольшой тур, прижимаясь к её щеке своей небритой щекой и напевая: – Боль – вот всё-о-о, что ты найдёшь… – Затем он вернулся к плите и, пританцовывая на месте, продолжил бодро напевать о том, что ему «больше никогда так не станцевать».

«Не будь идиоткой», – сказал ей рассудок, когда её губы вновь растянулись в глупой улыбке.

«Заткнись», – ответило её тело.

Дэниел не обладал голосом, предназначенным для сцены, но у него был приятный лирический тенор, а его энтузиазм восполнял любые недостатки вокальных данных. К тому времени, когда они услышали, как собаки приветствуют возвращение Эрни, они страстным дуэтом вовсю распевали «Полное затмение сердца». Алекс вспыхнула и немедленно прекратила петь, но Дэниел, казалось, не заметил ни её трусости, ни прихода Эрни.

– Ты так нужна сегодня мне! – громко пропел он, когда Эрни, качая головой, вошёл в дом, и Алекс задумалась, а развлекался ли Кевин хоть когда-нибудь, или же всё то время, которое они с Эрни проводили здесь вдвоём, было занято лишь работой.

Эрни никак не прокомментировал происходящее, он просто захлопнул за собой сетчатую дверь, позволяя свежему тёплому воздуху смешиваться с запахами чеснока, лука и помидоров. Теперь, когда снаружи было темно, а внутри светло, ей надо будет проверить, закрыта ли входная дверь, прежде чем она или Дэниел перейдут в ту часть комнаты, которая видна любому наблюдателю с улицы.

– Собаки заметили что-нибудь? – спросила она Эрни.

– Нет. Вы бы услышали их, если бы они что-нибудь обнаружили.

Она нахмурилась.
– Новость про Дэниела не показали.

Алекс и Эрни обменялись взглядами, затем Эрни бросил взгляд на Дэниела, стоявшего к нему спиной – и снова на неё. Она поняла его невысказанный вопрос и покачала головой: нет, она не говорила с Дэниелом о Кевине и о том, чтó может означать его молчание. Глаза Эрни слегка прищурились – похоже, это было у него единственным внешним признаком стресса.

В интересах Эрни было, чтобы они с Дэниелом покинули это место как можно скорее. Если кто-нибудь свяжет Дэниела и Алекс с этим домом, Эрни окажется в опасности. Она надеялась, что он поймёт насчёт пикапа.

За ужином все как-то притихли. Даже Дэниел, казалось, заразился настроением остальных. Она решила, что расскажет ему о своих страхах относительно Кевина, как только они останутся вдвоём. Было бы хорошо дать ему ещё одну ночь спокойного сна, но им, вероятно, следовало уйти до рассвета.

После того, как они закончили ужинать – не оставив на тарелках ни крошки; по крайней мере, этой стороны их присутствия Эрни будет не хватать – она помогла Дэниелу с уборкой, а Эрни пошёл включить новости. Алекс и Дэниел уже вызубрили все сегодняшние сообщения в порядке появления. Ей казалось, что она может пересказать их в унисон с ведущей, слово в слово. Эрни не видел три последних выпуска; он устроился на диване.

Алекс ополоснула тарелки и передала их Дэниелу для загрузки в посудомоечную машину. Одна из собак проскулила за сетчатой дверью; вероятно, то была Лола. Алекс надеялась, что не слишком избаловала их сегодня. Она никогда не считала себя большой любительницей собак, но поняла, что будет скучать по их тёплой и дружной стае. Возможно, когда-нибудь – если сейчас Кевин каким-то чудом всё ещё жив и здоров, а их план продолжает выполняться – она сможет завести собаку. Если все эти радостные мысли реальны, то, возможно, Кевин даже продаст ей Лолу. Вероятно, это было непрактично…

 

Перевод: leverina

Редакция: helenforester

 

Материал предоставлен исключительно в целях ознакомления и не преследует коммерческой выгоды.
Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.
Копирование и распространение запрещено!



Источник: http://robsten.ru/forum/90-2962-1
Категория: Народный перевод | Добавил: skov (08.07.2017) | Автор: Перевод: leverina
Просмотров: 188 | Комментарии: 14 | Рейтинг: 5.0/9
Всего комментариев: 14
1
13   [Материал]
  благодарю cvetok01  cvetok01  cvetok01  cvetok01  cvetok01 
рада за Алекс, что в её жизни появился Дэниел JC_flirt

0
14   [Материал]
  И всё же - несмотря на всеми любимый императив "С любимыми не расставайтесь" - не забываем и эту чеканную формулу: "Любовь есть предисловие к разлуке".
cray cray

2
10   [Материал]
  Спасибо за главу! lovi06032

1
12   [Материал]
  Anytime lovi06032

2
9   [Материал]
  Тревожно как-то,но глава кончилась слишком быстро,неужели Кевин действительно ,
арестован
Спасибо!

1
11   [Материал]
  это только половинка главы... или, может, даже треть...

2
4   [Материал]
  Спасибо!

1
8   [Материал]
  читайте на здоровье! 1_012

2
3   [Материал]
  Они, что, собираются покинуть ранчо до возвращения Кевина?! 12

1
5   [Материал]
  если  Кевин сегодня позвонит - то нет. Наверное. Смотря что он им скажет.

2
2   [Материал]
 

1
7   [Материал]
  спасибо за ожидание! уже вовсю переводим!

2
1   [Материал]
  Спасибо!

1
6   [Материал]
  пожалуйста! lovi06032

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]