Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


AUDEAMUS. Глава 12
AUDEAMUS
Глава 12
Трудно лежать неподвижно, изображая, что спишь. Тело человека не способно на такой подвиг, когда каждый его мускул рвется убежать. Потому что единственное, чего сейчас хотела Белла – это сбежать из своей комнаты.
Она чувствовала чужое присутствие и понимала, что скоро ей придется действовать. Девушка лежала спиной к окну, откуда раздался шум. Теперь слышалось только хлопанье занавесок на сквозняке из открытого окна. Из-за облаков выглядывал месяц, отражаясь в зеркале на туалетном столике у кровати Беллы. И что-то еще отражалось в нем – чернота, темнее самой темной ночи.
Белла сглотнула, и похоже, этот тихий звук был услышан. Белла могла бы поклясться, что черная тень остановилась. Взгляд девушки переместился на прикроватный столик и фарфоровую вазу, расписанную завитками берлинской синевы. В ней стояла одна красная роза, лепестки которой уже почти опали в застоявшуюся воду.
Прежде чем Белла осознала, что делает, ее рука потянулась к вазе. С впечатляющей скоростью девушка рванулась вперед и вверх, держа в руке хрупкое оружие. Ее колени подрагивали, тело напряглось, но разум был решительно настроен. Она не собиралась сдаваться без боя.
Ее движения могли бы быть быстрыми и даже грациозными, если бы не простыни - проклятые простыни. Ноги Беллы запутались в них. Девушка резко развернулась к тени в ее комнате, вскакивая на кровать и высоко подняв вазу, но, к несчастью, упала головой вперед.
Коврик и упавшие с кровати подушки смягчили ее падение, но Белла все равно сильно ударилась, поскольку ноги, спутанные простынями, не давали ей шевельнуться.
Белла, не теряя времени, пыталась осознать, что происходит, и вернуться в вертикальное положение. Вся левая сторона ее рубашки пропиталась водой из вазы.
Тень не сдвинулась ни на дюйм и только слегка наклонила голову, молча глядя на происходящее. Наконец, Белле удалось встать. Ее босые ступни коснулись голого пола, и все ее тело вздрогнуло от внезапного скачка температуры.
- К-кто ты? – дрожащим голосом спросила она.
Фигура не шевельнулась. Белле стало интересно, что пришло в голову ночному пришельцу – если ему вообще могло что-то прийти в голову. В одном девушка была уверена – тень не ожидала, что ее застигнут врасплох.
Она не говорила – или не могла говорить. В ночном небе рассеялись облака, и в комнату проник яркий серебряный свет луны. Белла ясно увидела знакомую тень, но не смогла издать ни звука.
Это была та же самая тень, что несколько дней назад испортила вечеринку в доме Уилсона.
На ум Белле пришло только одно имя. Только одно слово. Два слога, грубых и резких, таких же, как движения ее пересохшего языка, произносящих их вопреки здравому смыслу.
- Каллен? – в замешательстве спросила она. За дни размышлений Белла в глубине своего разума пришла к выводу, что это вполне реальная возможность, хотя не желала соглашаться с этим. Сначала об этом сказал мистер Симмонс, потом она лично встретилась с тенью, потом об этом начали болтать языки по всему городу – так почему бы тени не быть Калленом? А какое еще могло быть объяснение?
Ее разум явно не мог ясно мыслить. В любой другой ситуации Белла отбросила бы эту мысль еще до того, как она укоренилась между синапсами, посмеялась бы над своей глупостью и нашла бы логическое объяснение.
Однако в условиях стресса ее мозг работал не очень хорошо. Единственный ответ, который пришел ей на ум, был «Каллен», и Белла произнесла единственное, что имело для нее смысл.
Раздался низкий, глубокий, вибрирующий смешок, показавшийся Белле невероятно притягательным. Это потрясло ее до глубины души. Девушка крепче сжала вазу. Она не могла забыть этот смешок, слишком небрежный, слишком спокойный, в то время как она сама чувствовала себя мышью в лапах у кошки.
- К вашим услугам, - произнесла тень, слегка наклонив голову. Белла понятия не имела, как должна говорить тень, потому что никогда не была в подобной ситуации. Однако она точно не должна была говорить таким глубоким, богатым и бархатным голосом. Он был чересчур привлекательным. Он манил ее к себе, как пламя – мотылька.
- К-Каллен? – не в силах справиться с собой, повторила Белла, наконец, осознав, какие именно слова произнесла тень.
Черное пятно шевельнулось, словно бы тень задумчиво погладила подбородок черной конечностью. Белла услышала еще один смешок, и рука тени вернулась на место. Каждое движение было изящным и словно бы просчитанным.
Мысли Беллы закружились интенсивнее. Темнота в ее разуме начала расходиться. Что-то казалось девушке ужасно знакомым. Нет, этот бархатный голос она слышала впервые, но вот насмешка в нем, намек на сарказм… В голове Беллы звякнул колокольчик. Она уже встречалась с этой тенью… с этим мужчиной. Не в поместье Уилсона. Намного раньше.
А потом она поняла, что находится в присутствии незнакомого мужчины, который скрывает свое лицо. Тревожная мысль, которую до этого ее мозг не обрабатывал.
Она замахнулась вазой.
- Уходите, или я…
Но ее заставил замолчать низкий саркастичный смех. Белла вздрогнула при звуках богатого бархатного голоса, который походил на текущий мед: такой же сладкий, такой же притягательный. Брови Беллы сошлись. Кажется, девушка обижалась на то, что незнакомец не воспринимал ситуацию так же серьезно, как она.
При других обстоятельствах она бы перестала бояться незнакомца и обозлилась на него. Возможно, даже подошла бы к нему. Но незнакомец сам сделал шаг вперед, выходя из тени. Белла смогла разглядеть его. Увы, ей не повезло. Лицо было скрыто за темной маской. Открытыми оставались лишь очертания губ и подбородок: крепкий, выступающий вперед.
Мужчина ухмыльнулся, словно бы ожидал, что Белла будет изучать его тело с головы до ног.
Беллу встревожила маска. Мужчина был одет в обычном стиле, вот только крой его рубашки устарел на несколько веков. Можно было подумать, что незнакомец сошел со страниц старинного рыцарского романа. Сапоги из черной кожи, которая почему-то не скрипела при ходьбе, заканчивались чуть ниже колена.
Белла крепче сжала вазу, свое нестандартное оружие, которое вряд ли сможет защитить ее, если мужчина решит на нее напасть. И тут девушка вспомнила разговор об оружии с Мейсенами. Оружие мужчины немного снимет завесу тайны с него. Но увы, Белла ничего не увидела. На боку не висел меч в ножнах, из сапога не торчала рукоять ножа. Она не увидела даже пистолета. Кто же может входить безоружным в чужие дома глубокой ночью?
Но Белла видела, на кого похож пришелец, стоящий перед ней в потоках лунного света. С несколькими незначительными оговорками он очень напоминал статую генерала Эдварда Каллена, украшавшую старую площадь.
Белла нахмурилась еще сильнее. Она содрогнулась, отошла на шаг и бросила взгляд на дверь позади себя.
- Я закричу, сэр, и через секунду здесь будет весь дом, – со страхом в городе пригрозила она.
Однако мужчина не испугался. Он небрежно отмахнулся и шагнул к девушке.
- Теперь я уже «сэр»? – усмехнулся он своим низким бархатным голосом.
Белла не могла поверить в его наглость.
- Да как вы смеете, сэ… ? – она остановила себя, и по ее лицу медленно разлился румянец.
- Вот видишь, для тебя это естественно, - ухмыльнулся мужчина. Он явно не выказывал агрессии, но Белла все еще чувствовала опасность. С этим мужчиной не стоило связываться. В конце концов, он дважды вытаскивал из гарнизонной тюрьмы Билли Блэка. А еще вошел и вышел в дом мэра Уилсона, полный вооруженных солдат, и при этом не получил ни единой царапины.
- Почему вы здесь? – Белла вложила больше требовательности в свои слова.
Он тихими неслышными шагами направился к ней. Белле захотелось сбежать. Его фигура наводила ужас. Этого мужчину, одетого как сам дьявол, следовало бояться до смерти.
Его внушительная фигура освещалась серебряным светом луны. Стук сапог приглушался ковром на полу. Белла попятилась, ничего так не желая, как убежать.
- Ты не должна была узнать, - пробормотал мужчина, подходя все ближе и ближе. – Но ничего уже не поделаешь, - прошептал он. Теперь он стоял совсем близко перед Беллой. Девушка застыла на месте. Она не видела его глаз – они прятались в тени под маской, и девушка не могла проникнуть в душу незнакомца. Он стоял настолько близко, что она могла протянуть руку и коснуться его. Белла практически чувствовала тепло, исходящее от его тела.
Это был не призрак, а реальный человек.
- У тебя есть кое-что нужное мне.
Его слова вызвали покалывание на коже, сердцебиение участилось.
От мужчины пахло лесом, сандалом и сосной.
- Почему вы здесь? – потребовала она ответа, отступив еще на шаг. – Клянусь, я закричу, если вы приблизитесь ко мне! – Теперь ею полностью завладела паника. Белла осознала, насколько незнакомец близок к ней. Она подумала, не треснет ли фарфоровая ваза под давлением ее руки.
- Твои угрозы ничего не значат. Ты бы уже закричала, но что-то мешает тебе это сделать, - продолжил мужчина своим низким и восхитительным голосом. Он приблизился еще на шаг. Белла почувствовала, как его дыхание коснулось ее лба.
Она хотела доказать, что он неправ, просто ради самого этого факта. Неважно, что из разговора с ним можно почерпнуть больше информации – например, узнать, кто скрывается под маской. Белла глубоко вдохнула, готовясь закричать так громко, что услышит весь город.
Однако, прежде чем девушка открыла рот, мужчина произнес единственное слово, которое немедленно заставило ее передумать.
- Ридж, – спокойно сказала тень.
Белла изумленно посмотрела на незнакомца. Он словно бы ждал, что девушка что-то скажет ему. Что он знал о Лукасе Ридже? С чем столкнулась Белла, когда глубокой ночью в ее спальню вошел трехсотлетний покойный генерал? Она медленно приоткрыла пересохшие губы, чтобы задать вопрос, но тут в дверь постучали.
- Мисс Свон? – позвали из коридора Лорен и Сара. Белла повернулась к двери. – Мисс Свон, Гленн слышал ваш крик несколько минут назад. Все в порядке? – нервно спросила Лорен, поворачивая ручку.
Сердце Беллы подпрыгнуло к горлу. Как, боже милостивый, она объяснит присутствие этого человека в своей спальне? Что скажут ее родители, узнав про него?
Девушка в панике повернулась к незнакомцу. Будь он проклят за то, что поставил ее в такую ситуацию! Но комната оказалась пустой. Он исчез, как пыль на ветру.
Белла непонимающе осмотрела комнату. Дверь за ее спиной открылась, и в спальню вбежали служанки, а за ними трое слуг-мужчин.
Белла обернулась к ним. Все с любопытством и непониманием смотрели на нее. Только сейчас девушка оценила свое растрепанное состояние. Ее ночная рубашка промокла до такой степени, что стала прочти прозрачной. Лорен быстро прикрыла свою госпожу простыней. Белла безумно покраснела, осознав, что незнакомец в черном видел гораздо больше, чем ей хотелось бы.
- Что случилось? – спросила Сара, поднимая с пола упавшие подушки и простыни. Белла растерянно поставила вазу с розой на тумбочку.
- Я увидела кошмар, - пролепетала она. Румянец девушки становился все сильнее и сильнее. – Потянулась к вазе, упала на пол и запуталась в простынях.
Она стиснула зубы, выдавая наспех придуманную ложь, которая выглядела совершенно нелепой.
На лицах слуг появилось облегчение.
- Мы подумали, что кто-то пробрался в вашу комнату! – воскликнула Лорен, показывая на открытое окно. – С тех пор, как вы сказали про шкатулку, я не могла спать спокойно.
- Не волнуйся, Лорен. В комнате со мной никого не было, - улыбнулась Белла, пытаясь успокоить девушку. Она понятия не имела, почему прикрыла незнакомца в черном. Но знала, что ей нужно вновь поговорить с ним. Он произнес имя Риджа так, словно хотел расследовать таинственное самоубийство.

***

Прошло несколько дней. Над городком бушевали грозы. Белла не могла перестать думать о мужчине, который нахально проник в ее спальню. Она краснела каждый раз при мысли о том, в каком виде он видел ее.
Но одно можно было сказать наверняка: он что-то знал о Ридже. И она хотела знать, что именно.
Белла перебирала в голове все, что помнила о человеке в маске. Его рост, его телосложение, голос. Она сравнивала его с мужчинами в городе, но не находила того, кто мог бы соответствовать описанию. Если бы она собрала больше информации, то это нарисовало бы более ясную картину.
Начали поступать сообщения о новых нападениях бандитов в лесу. Горожане Хейса в отчаянии вломились в кабинет Коллинза. Многие потеряли значительную часть своих товаров, лишились средств к существованию и готовы были сделать все, чтобы помочь покончить с бандитами. Они даже заплатили бы больше налогов, чтобы в городок прислали еще солдат.
Коллинз не знал, что делать. Он понятия не имел, кто организовывает эти атаки – так он сказал своим офицерам. У него не было ресурсов бороться с разбойниками.
Белла решилась выйти в город, надеясь найти сержанта Томпсона. Она знала, что сможет уговорить его поделиться новостями, в отличие от майора Коллинза, на которого не действовало даже очарование девушки. Если пообещать сержанту пару бутылок вина и несколько пирожков с мясом, то Томпсон начнет болтать, как сплетничающие дамы на приеме у Стэнли.
В «Смеющемся гусе» было, как обычно, людно. Здесь бывали люди из самых разных слоев общества. Даже Белла приходила сюда без опаски. Сегодняшним солнечным утром таверна была набита завсегдатаями, и сержант Томпсон не упустил возможности зайти.
Вошедшая Белла услышала громкий смех сержанта. Он перекрыл звук гитары, на которой у негорящего камина наигрывали старую иберийскую песню.
Томпсон сидел в дальнем углу столовой, прямо под латунной люстрой, у лестницы на второй этаж, где находились сдаваемые в аренду комнаты.
Однако Белла в замешательстве, переходящем в удивление, нахмурилась, когда она увидела человека, совершенно неподходящего для обстановки таверны.
Эдвард Мейсен выглядел неуместно здесь – хорошо одетый, с нелепым белым кружевом на манжетах, в голубом камзоле с белыми полосками. Завершали наряд подходящие к камзолу синие бриджи и отполированные черные сапоги с коричневым ободком. На столе рядом с двумя бутылками вина, одна из которых уже опустела, лежала шляпа. Мейсен держал в руках полный стакан вина, но не подносил его к губам. Побагровевший сержант Томпсон залпом выпил свой стакан.
- Еще по одной? – предложил он. Мейсен очаровательно улыбнулся и налил сержанту еще один стакан.
Рот Беллы приоткрылся. Она покраснела от попыток сдержать смех.
- Что, во имя бога… - пробормотала она.
- То же самое думаю и я, - мрачно и негромко проговорила Маленькая Люси, которая прошла мимо Беллы со сложенными салфетками и еще парочкой бутылок вина, зажатых под пухлой рукой. Хозяйка таверны поставила их на стойку.
- Люси! – прошептала Белла, следуя за ней. – Что, боже милостивый, здесь делает мистер Мейсен с сержантом Томпсоном? – Она должна была узнать это, иначе ее любопытство довело бы девушку до смерти. Мейсен никогда не посещал такие заведения, как «Смеющийся гусь». Он считал это ниже своего достоинства. Но все же сидел здесь в компании Томпсона.
- Черт их знает, девочка, - усмехнулась в ответ Люси. – Но этот господин полностью оплатил счет сержанта, и я не возражаю против этого. – Она начала протирать бордовые бокалы, предназначенные для гостей высокого ранга. В бар вошло еще несколько посетителей.
Белла повернулась к мужчинам за столом и прищурилась. В этот момент сержант Томпсон заметил ее и радостно замахал рукой, заставив Мейсена обернуться.
- Мишш Свон, - невнятно крикнул Томпсон. – Присоединяйтесь к нам!
Белла заметила, что Мейсен привычно подносит к носу носовой платок, его лицо, как обычно, покрывал толстый слой пудры, но поза была более расслабленной. Белла постучала ногтями по столешнице, стиснув зубы. Что будет, если она сядет за стол с двумя мужчинами?
- Садитесь к ним, мисс Свон, - предложила ей Люси.
- Но… - повернулась к ней Белла.
Крупная дама перестала протирать бокалы и подала медовуху только что вошедшему джентльмену.
- Ты же пришла сюда не для того, чтобы посмотреть, как я вытираю столы? – она наклонилась ближе к девушке и прошептала заговорщическим голосом: - Может быть, ты узнаешь, что здесь делает Мейсен, - подмигнула она. Для Люси не было секретом, почему Белла часто сидела в таверне с толстым сержантом. Налить ему вина, немного подтолкнуть в нужном направлении – и он начнет проливать информацию как водопад.
Томпсон все еще улыбался Белле. Она перестала постукивать ногтями по столу и решилась подойти к ним.
- Джентльмены, - улыбнулась девушка. Эдвард немедленно встал и поклонился ей в знак приветствия. Сержант собирался сделать то же самое, но обнаружил, что в его организме слишком много алкоголя. Он покачал головой и пробормотал: - Нет. - Эдвард пододвинул Белле стул, и она села, приятно удивленная его галантностью.
- Что привело вас сюда, мисс Свон? – спросил Эдвард. Томпсон не отрывался от своего стакана даже в присутствии женщины.
Белла кивнула в сторону Люси.
- Я часто захожу сюда поболтать с Маленькой Люси. Мы давние подруги, - улыбнулась девушка. Она не стеснялась открыто демонстрировать свою дружбу с Люси. Все в Хейсе обожали таверну и ее хозяйку. Даже мистер Мейсен не выглядел так, словно собирался оскорбить чем-нибудь Люси.
Белла перевернула его вопрос.
- А что привело сюда вас, мистер Мейсен? – с неподдельным интересом спросила она.
Эдвард поднес платок к носу и кивнул в сторону Томпсона.
- Сержант рассказывал мне истории из жизни солдат и, признаюсь, заинтриговал меня. Поэтому я попросил его рассказать мне еще за стаканом вина.
- Одним стаканом или несколькими? – прошептала Белла, наклонившись к Эдварду, и на ее губах появилась улыбка.
Что-то дернулось в уголке его губ, но так и не превратилось в полную улыбку.
- Я недооценил жажду сержанта, - признал Эдвард.
- Я не жнал… что мистер Мешен… будет таким… сщедрым, - невнятно пробормотал Томпсон.
- Никто из нас не мог предполагать такого, - согласилась с ним Белла. – И что там с солдатами? Наверное, это захватывающе – слушать о борьбе с бандитами и разбойниками.
Томпсон кивнул, расширив глаза, не подозревая, куда его подталкивает Белла.
- Да, - булькнул он и сделал глоток вина, забыв про все манеры. – Но не бойтесь, мишш… эти… эти ражбойники не тронут… Хейша… пока сержант Томпсон на страже!
Он поднял стакан и посмотрел вдаль.
- Какая храбрость с вашей стороны! – восхитилась Белла. – Я уже чувствую себя в большей безопасности.
- До вашего прихода сержант рассказал мне, что он в одиночку сражался с одним из бандитов на дороге из Сороссы, проходящей через Рощу Ворона, - добавил Эдвард. – Это была славная битва.
- Я бился… с тремями ражбойниками… защищ… защищлс… защищался одним мечом, - пробормотал Томпсон.
- О боже мой! – Белла прижала пальцы к щекам.
Эдвард повернулся к ней, прищурив изумрудные глаза.
- В точности моя реакция, мисс Свон. Слава богу, у нас есть такие люди, как сержант Томпсон, которые кладут свои жизни ради нашей защиты. – Сержант явно не заметил сарказма в словах Эдварда.
Мейсен повернулся к Томпсону и убрал полупустую бутылку на пол, чтобы опьяневший сержант не свалил ее.
- Скажите, сержант, а что случилось с захваченными вами разбойниками?
- Они зарж… задж… зажерж… - изо всех сил пытался выговорить он.
- Задержаны? – подсказала ему Белла.
Сержант благодарно улыбнулся девушке.
- Да, зажержаны, - выговорил он. – В гарн… низоне! – добавил он. Для любого, кто видел его, было очевидно: сержант выпил намного больше, чем следовало бы. Белла никогда еще не видела его в таком состоянии и начала нервничать. Почему он так напился?
- Надо же, - произнесла она вслух.
- Полагаю, майор Коллинз лично допросит их, чтобы потом полностью выгнать бандитов из рощи Ворона, - скучающе произнес Эдвард.
- Майор… - Томпсон икнул и рыгнул. – Майор уехал в Колд… ик, чтобы прив…ти судью для суда. Он сказал, что я… на меня… большая ответственность…
Веки Томпсона становились все тяжелее и тяжелее. Через несколько минут он опустил голову на стол и захрапел так, что стены зала содрогнулись.
- Боже мой! – воскликнула Люси из-за стойки и махнула двум своим работникам. – Отведите его в комнату в дальнем конце коридора. Там он никого не побеспокоит.
Белла наблюдала, как двое мужчин пытались вытащить толстого сержанта из-за стола. Пришлось вызвать на подмогу еще двоих. Они вчетвером тащили, толкали и тянули Томпсона наверх и, наконец, уволокли его за угол. Когда они вернулись, лица их были покрыты капельками пота. Несомненно, поднимать такого большого человека по лестнице – тяжелая работа.
Но в результате ее Белла осталась в компании Эдварда Мейсена.
- Как ужасно, мисс Свон, что вы стали свидетелем такой неприятной сцены, - гнусаво проговорил Эдвард.
- Мне жаль сержанта, - ответила она, все еще глядя на лестницу.
- Зачем жалеть человека, который живет так, как ему хочется? – небрежно спросил Эдвард.
- Потому что руководить гарнизоном Коллинз оставил сержанта Томпсона, а не капитана Форстера. – Глаза Эдварда расширились при этих словах. - Я бы не хотела оказаться на его месте. Вероятно, именно это стало причиной опьянения сержанта. – Белла встала. Эдвард немедленно тоже поднялся с места.
- Вы боитесь капитана Форстера? – менее беспечным и более серьезным тоном спросил он.
Белла долго смотрела на него, гадая, как расценивать его слова.
- А кто из нас не боится Форстера? – наконец, сказала она, подобрала юбки и направилась к двери. Сегодня ей не повезло поговорить с Томпсоном.
Мейсен остался стоять, глядя на фигурку выходящей девушки. Он не единственный любовался ею. Один из мастеров, работающих на кожевенном заводе, тоже быстро поднялся с места и пошел к выходу.
- Я прослежу, чтобы эта мисс спокойно села на лошадь и уехала одна, без преследующих ее людей! – разнесся по комнате голос Люси. Эдвард улыбнулся, видя, как яро хозяйка опекает Беллу. Крупная дама оглядела зал.
- Это касается всех! – ее взгляд остановился на Мейсене. – Даже джентльменов!
Эдвард поклонился и взял свою шляпу. Его оскорбило то, что Люси считала, что он может причинить вред Белле.
Выйдя из таверны, он, прищурившись, посмотрел в сторону гарнизона.
- Значит, Коллинз уехал… - пробормотал он себе под нос. Ворота гарнизона открылись, и внутри он заметил нескольких мужчин в камерах гарнизонной тюрьмы. Мейсен надел шляпу и, постукивая тростью, направился к экипажу. Эдвард Мейсен никогда не ездил верхом.
- Джозеф, домой, - приказал он.
- Разве вас не пригласили на ужин к Стэнли? – спросил его слуга. Джозеф фактически стал личным слугой Эдварда, повсюду сопровождая его.
- Я принесу свои извинения. – Мейсен устроился на мягких подушках и поднес к носу платок. – У меня внезапно разболелась голова.
Джозеф больше ничего не сказал, направляя лошадей в особняк Мейсенов.

***

- Эдвард, я вижу, что ты ничего не делаешь, только сидишь и читаешь, читаешь и сидишь… и ходишь на эти проклятые приемы! – Карлайл в третий раз за неделю сорвался на сына, застав его в своей комнате в расстегнутой рубашке, с книгой в руке и открытой бутылкой вина рядом на столе.
- Жаль, отец, что ты не можешь найти покоя в чтении, - протянул Эдвард.
Карлайл перестал расхаживать по комнате и прищурился, глядя на сына. Жилка на его лбу нервно билась, но барон пытался взять себя в руки.
- Ты застрял в своих пороках как закоренелый грешник, выглядишь как клоун-пижон, - неприятно спокойным голосом проговорил он.
- Ну, - Эдвард взмахнул рукой в воздухе, не отрывая глаз от книги, - кажется, ничто из того, что я делаю, не доставляет вам удовольствия. – Он с хлопком закрыл книгу. – Так что я перестал пытаться, - гнусаво и скучающе закончил он.
- Эммет уже полчаса ждет тебя фехтовать. И ты сейчас пойдешь во внутренний дворик и встретишься с ним.
- Он поранил меня в прошлый раз! – возмутился Эдвард. – И думаю, что намеренно! – заявил он, потрясенный самой этой мыслью и скрывая испуг за высокомерием.
Карлайл помассировал виски, умоляя Бога дать ему силы и терпения по отношению к сыну.
- Ты просто поскользнулся, Эдвард.
- Потому что там бы скользкий пол, - заныл его сын. В распахнутой на груди рубашке Кардайл заметил почти сошедший синяк на левой стороне груди. Эдвард поспешно застегнул рубашку. – Мраморные плитки всегда скользкие.
- Мрамор? На любом покрытии можно фехтовать, если надеть подходящую обувь. Послушай, Эдвард, все, что я желаю тебе – это научиться тому, что ты должен был привезти из Оксфорда. Ты изучил там философию, литературу и кучу других ненужных предметов. Но ты проигнорировал учителей, с которыми я связался ради тебя – тех, кто должен был научить тебя искусству боя.
- Потому что это не вязалось с тем обществом, в которое я входил. – Карлайл собрался возразить, и Эдвард, сдаваясь, поднял руки. – Как хочешь, отец. Если ты настаиваешь, я попробую еще раз.
Он отложил книгу. На обложке жирным шрифтом красовалось «Похищение локона» Александра Поупа. Карлайл усмехнулся.
Но он не видел поражения на лице сына. Эдвард, спускаясь по лестнице на еще один сеанс фехтования, понимал, что будет выглядеть еще более жалким перед своим отцом и зятем. Но он сам выбрал это.

***

На Хейс надвигалась еще одна летняя ночь. Майор Коллинз все еще отсутствовал, оставив гарнизон на сержанта Томпсона. Это очень не нравилось капитану Форстеру. Он считал, что за гарнизон должен отвечать человек с более высоким званием. Форстер понимал, что майор хотел сместить его, но пока не мог. Возможно, именно поэтому майор уехал из города. Но как только его лошадь выехала за пределы города, Форстер отстранил Томпсона от командования и взял все в свои руки, понимая, что ему почти ничего не грозит.
Задержанных разбойников поместили в гарнизонную тюрьму до допроса и суда, который должен за этим последовать. Их поймали на месте преступления, так что их вина была доказана. Но Форстер должен был позаботиться о том, чтобы избавиться от них до возвращения майора.
Наступила ночь.
В гарнизоне все уснули. Часовые на воротах расслабились, потому что уже несколько недель никто не слышал о тени.
Волею судьбы в эту ночь наступило новолуние. Темная фигура идеально сливалась с темнотой ночи.
Тень бесшумно и без особых усилий проскользнула мимо побеленной стены. Первым делом она направилась в офис. Окна рабочего кабинета не светились. Ничто не намекало на то, что там кто-то есть. Тень довольно усмехнулась. Информация всегда была важна для нее. Темная фигура быстро открыла окно и проникла внутрь.
Майор Коллинз всегда оставлял кабинет в идеальном состоянии, но после того, как Форстер занял прежнее место, внутри воцарился привычный бардак.
Тень начала просматривать документы, пока не нашла то, что искала. Она удовлетворенно выдохнула и спрятала что-то за пояс штанов.
Потом выскользнула из окна и огляделась.
Форстер, который еще не лег спать, распекал дремлющих часовых.
- Идиоты! Я прикажу высечь вас, если еще раз увижу, как вы клюете носами! – кричал он. – Глаз не спускать с этих бандитов! – показал он на спящих в камерах разбойников. Часовые только кивали, не решаясь ничего сказать.
Им на помощь прибежал сержант Томпсон.
- Капитан, часовых необходимо сменить. Они стоят на посту с полудня, - храбро заявил он.
Форстер повернулся к нему.
- А кто их сменит? Вы? Не смешите меня, сержант!
- Но…
- Назад, в казарму!
Плечи сержанта Томпсона опустились. На его небритом лице отразилась детская обида. Он вернулся к себе. В гарнизоне вновь наступила тишина.
Пришло время действовать. Близилась полночь. Пока измученные часовые изо всех сил старались не заснуть, тень прокралась к конюшне и выпустила лошадей. Они поскакали к распахнутым дверям гарнизона и выскочили на площадь, разбегаясь во все стороны.
Во дворе зажглись факелы и фонари. Копейщики и солдаты выскакивали из казарм, едва впрыгнув в сапоги. Некоторые даже не успели надеть рубашки.
- Что за шум? – вышел и Форстер, все еще полностью одетый. Пленные разбойники посмеивались, глядя через решетку на суматоху. – Ловите лошадей, придурки!
Солдаты, всегда боящиеся гнева капитана, устремились ловить лошадей.
- Не все, черт вас возьми! – заорал Форстер им вслед, но было уже поздно. Остались только часовые, он сам и сержант Томпсон.
Форстер кипел от ярости.
- Кто оставил ворота открытыми? – гневно орал он. Волосы выбились из аккуратной прически и упали прядями ему на лицо.
Тень была довольна своими действиями. Ей требовалось поговорить с разбойниками, и теперь это легко сделать, как только капитан уйдет к себе.
Томпсон выглядел как ребенок, которого ругает мать. Он смирно выслушивал вопли капитана о его некомпетентности и ждал, когда они закончатся. Форстер вскоре устал и вернулся к себе. Томпсон отправился переживать в свою комнату. Во дворе появилась ухмыляющаяся тень.
Подойдя ближе к камере, она увидела, что один из разбойников безжизненно лежит на земле.
- Кто тут? – встрепенулся еще один бандит.
- Шшш! – прошипела тень и обернулась, чтобы посмотреть на часовых. Усталые солдаты не обращали ни на что внимания. – Я тот, кто ищет ответы.
К решетке подошел лидер группы – долговязый мужчина лет сорока, с синяком на левом глазу и рассеченной губой. Он держался гордо и смело даже за решеткой.
- Кто ты? – в его голосе слышался испуг после того, как бандит не смог различить лица тени.
- Это не имеет значения, - негромко сказала тень. – Мне нужно кое-что узнать.
- Гарри, ничего не говори! – прохрипел другой мужчина, державшийся за ногу. – Это ловушка. Мы закончим, как Себастьян.
Скорее всего, Себастьяном звали человека, потерявшего сознание после жестоких побоев и сейчас лежавшего на земле.
- Тише, Джона! – прошипел в ответ Гарри. Его черные глаза вновь обратились к тени. – Что ты хочешь узнать?
- Вы грабили людей на тропе, ведущей через Рощу Ворона? – спросила тень. Облака слегка разошлись. Стало немного светлее из-за света звезд, но разбойники все еще не могли различить лица тени. Это еще больше расстроило Джону. Гарри, однако, говорил спокойно.
- Да. Я мог голодать сам, но когда начала голодать моя семья, пришлось принимать меры, - признался он, не стыдясь своих слов.
- Но вам заплатили за воровство именно на этой дороге.
Тень подошла ближе к решетке. Облака почти совсем разошлись в стороны. Гарри вцепился руками в толстые прутья решетки.
- Как ты узнал? – прошептал он. Весь разговор вызывал странное чувство. Эта тень сбивала его с толку больше, чем любой встреченный им за жизнь человек.
Он увидел, как блеснули белые зубы в темноте, и слегка расслабился. По крайней мере, с ним разговаривал не призрак.
- У меня свои пути, - прошептала тень. – Но мне нужно знать, кто платил вам. Это очень важно.
Тень подошла еще ближе, и звездный свет теперь освещал ее контур.
Впервые двое бандитов разглядели, с кем разговаривают. Гарри замер. Глаза Джоны расширились, рот открылся, и мужчина побледнел.
- Ка-Каллен? – дрожащим голосом проговорил он. Они слышали слухи, бродящие по Хейсу – то, что давно умерший генерал вернулся из могилы.
- Так меня зовут, - ответила тень. Она была напряжена, как хищная пантера, готовая в любой момент отразить атаку. Внезапно Гарри возблагодарил Бога за решетку, разделяющую его и… это существо. Он видел портреты Каллена, видел статую на старой площади, потому что, прежде чем превратиться в бандита, жил в Хейсе. И тень перед ним была так похожа на Эдварда Каллена, что он поверил этому с первого взгляда.
- Я хочу знать, кто связался с вами и платил вам. – Тень придвинулась еще ближе, и Гарри в испуге отступил.
- Форстер, - выдохнул он. Гарри не стал бы лгать этому человеку – призраку – тени, что бы это ни было. – Форстер! – сорвавшимся голосом повторил Гарри. – И именно он подставил нас и арестовал.
- Несколько недель назад схватили других разбойников. Вы знали их? – спросил угрожающий голос.
- Н-нет. Мы даже не знали, что до нас в Роще Ворона кто-то грабил людей.
Внезапно Каллен быстро повернулся, уловив движение за спиной, и принял боевую стойку. Гарри прижался к решетке.
- Может быть, вы и призрак, сэр, но вам следует уходить, пока до вас не добрался Форстер, - прошептал он.
Часовые уловили движение в дальнем конце двора. Один из них различил тень, о которой только и говорили весь последний месяц, и забил тревогу.
- Что еще, черт возьми! – рявкнул Форстер, успевший переодеться в белую ночную рубашку и наскоро накинутый сверху изумрудно-зеленый халат.
Человек в маске повернулся к бандитам.
- Может быть, это капитану Форстеру следует меня опасаться, - ухмыльнулся он. В его голосе появился веселый и расслабленный оттенок.
Форстер побледнел, различив тень в темноте.
- Ты, - с отвращением произнес он.
- Раз встрече, капитан! – отсалютовал незнакомец.
Сержант Томпсон споткнулся. Его глаза чуть было не вылезли из орбит. Он никогда еще не видел призрака Каллена, только слышал его, и поэтому, глядя на мужчину в черном, подумал, что все еще спит. Только когда Форстер приказал обнажить оружие, он бросился назад к себе, чтобы взять собственный меч.
Тень уклонилась от копейщика, который бросился на нее с обнаженной рапирой. Резкий поворот, удар в основание шеи, и солдат упал. Гарри и Джона в молчаливом трепете смотрели на призрака Каллена, играючи расправляющегося с солдатами. Подхватив с земли меч, он легко отражал выпады, выбивая оружие из рук нападающих, и наносил им нокаутирующие удары.
Следующим на очереди был сержант Томпсон. Но, как только он понял, что тень перед ним не призрак, то замер на месте. На его лице появилась мальчишеская неуверенная улыбка. Сержант пытался осмыслить, что ему делать. Гарри, наблюдающего за сценой во дворе, больше всего удивило то, что Каллен ждал, пока Томпсон решит, что ему делать.
- Ну нет, сержант, у меня нет столько времени, - наконец вздохнул Каллен и прошел мимо сержанта, на ходу отражая неуверенный замах меча. Оружие Томпсона взвилось в воздух и упало в нескольких футах от него. Сержант понял намек и кинулся за помощью. Никогда в жизни он не встал бы лицом к лицу с этим дьяволом еще раз.
Именно в этот момент во двор вылетел капитан с обнаженным оружием и яростью на лице. Он считал, что имеет дело с замаскированным придурком, которому пока невероятно везло. Форстер считал, что намного лучше него владеет мечом, особенно после того, как майор Коллинз настоял на ежедневных тренировочных боях.
- Что же, капитан, - весело сказал незнакомец в маске, - похоже, ваш гарнизон разбежался в погоне за лошадьми.
Форстер направил кончик рапиры на незнакомца.
- Наконец-то, - прорычал он сквозь стиснутые зубы. – С каким удовольствием я сорву эту чертову маску! – с ненавистью выплюнул он, ринувшись на человека в маске.
Они начали свой фехтовальный танец. Форстер считал, что держит ситуацию под контролем. Он сразу начал атаковать, сражаясь в удобном для себя стиле и радостно замечая, что его противник осторожничает. Он не понимал, что Каллен таким образом анализировал боевой стиль капитана. Вскоре он обнаружил несколько слабых мест.
То, что начиналось как атакующая стратегия со стороны Форстера, вскоре превратилось в чистую защиту. Незнакомец делал выпад и легко парировал ответные удары. Но откуда он знал, куда придется следующий укол? Капитану еще не приходилось встречаться с таким искусным фехтовальщиком.
- Сержант Томпсон! – внезапно выкрикнул Форстер, признаваясь себе, что не может одолеть противника в одиночку. Но сержант не ответил. Его вообще нигде не было видно. Куда пропал этот дурак?
- Сержант Томпсон! – крикнул он громче. И незнакомец засмеялся. Засмеялся. Безразличие и веселье, блестящие в темных глазах, разозлили Форстера еще сильнее. За время боя они переместились к стене, за камеры заключенных, к деревянному сараю. Капитан увидел возможность и бросился прямо на мужчину в маске.
Но что-то пошло не так.
Разъяренный, тяжело дышащий капитан не сразу осознал ситуацию.
- [/i]Красивое[/i] сoupe в стену, капитан. Вы должны как-нибудь научить меня этому приему, - со смехом сказал Каллен, симулируя благоговение к мастерски продемонстрированному движению. Форстер заметил, что его оружие застряло в стене сарая. Он потянул за него, но лезвие не вытаскивалось, как будто бы это был сам Эскалибур в камне. Его серые глаза встретились с темными глазами человека в маске, на губах которого играла дьявольская улыбка. Но несмотря на его веселье, в атмосфере вокруг них все еще чувствовалась угроза и опасность.
Острие меча Каллена уткнулось в грудь капитана.
- Будьте добры, войдите в камеру.
Форстер понял, что это не просьба, а приказ. Он сдержался, понимая, что находится не в том положении, чтобы возражать.
Ему пришлось попятиться и войти в одну из камер. Решетка закрылась. Незнакомец достал связку ключей, которые подобрал в офисе часом раньше. Однако капитан понятия не имел, откуда у этого дьявола взялись ключи. Оглушительный звук запирающегося замка и жемчужно-белые зубы, приоткрытые в ухмылке, вызвали у Форстера приступ дикой ярости. Ему захотелось придушить этого мерзавца.
- Я достану тебя и на том свете, Каллен, - прошипел он сквозь зубы.
Мужчина усмехнулся и издевательски поклонился.
- Жду с нетерпением. А пока предлагаю лучше тренироваться в фехтовании. Пока ты еще намного слабее меня, - сообщил он. Форстер в гневе пнул железные прутья.
Каллен обернулся как раз в тот момент, когда на него с обнаженным мечом кинулся сержант Томпсон. Но толстяк испуганно остановился, видя, что теперь внимание тени сосредоточено только на нем. Каллен громко свистнул. Сержант от испуга подпрыгнул на месте и задрожал еще сильнее, когда тень с вытянутой вперед рукой, сжимающей меч, кинулась на него. Острие меча прижалось к пухлому животу Томпсона, но лишь для того, чтобы разрезать пояс его штанов. Томпсон заорал от страха и выронил свое оружие, чтобы не дать штанам упасть на землю.
- Томпсон, бери свой меч и сражайся! – заорал Форстер из камеры. Толстый сержант, выполняя приказ, подхватил меч, отпустив штаны, шагнул вперед, запутался в плотной ткани и упал лицом вниз. Во двор гарнизона влетел великолепный черный конь.
Незнакомец вскочил на него и издевательски отсалютовал капитану.
- Капитан Форстер, жду не дождусь нашей следующей встречи! Уверен, она будет потрясающей!
Он ухмыльнулся и пустил жеребца в галоп, без сопротивления минуя распахнутые ворота.
На лбу Форстера вздулись вены. Он яростно кричал вслед проклятия. Незнакомец же улыбался всю дорогу до Рощи Ворона.

Coupe– термин в фехтовании, означает скольжение клинка по клинку соперника.

Источник: http://robsten.ru/forum/95-3265-1#1506365
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: amberit (17.12.2021) | Автор: перевод amberit
Просмотров: 303 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/9
Всего комментариев: 5
1
4   [Материал]
  Понятно, что разбой был инициирован чтобы призрака опорочить. Такие вот манипуляции общественным мнением. Спасибо за главу)

1
3   [Материал]
  Теперь все мысли Беллы будут заняты загадочной Тенью, ведь она поняла что он не призрак! girl_blush2 
Хитрый Форстер может уничтожить все доказательства своего участия в разбоях до возвращения майора.

1
2   [Материал]
  Я одна боюсь, что тень окажется не эдвардом?!?!
Спасибо большое за главу

0
5   [Материал]
  Нет, не одна giri05003

1
1   [Материал]
  спасибо) 1_012

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]