Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


AUDEAMUS. Глава 18
AUDEAMUS
Глава 18
Я пишу в спешке, потому что больше не могу это выносить. Я провалил все дело. То, во что я верил, больше не существует в этом королевстве, и это убивает меня. Я не могу жить в таком мире. Надеюсь, вы не осудите меня. Надеюсь, те, кто знал меня, поймут.
ЛР

Большая часть записки не имела особого смысла. Для него и почти всего Хейса это была простая предсмертная записка, правда, написанная вычурным языком. Словно Лукас Ридж в последние минуты своей жизни решил стать поэтом. То, что заметила Белла Свон, имело смысл. Но должно было быть что-то еще. Ему нужно было поговорить с кем-то, кто хорошо знал Риджа и мисс Хэст.

Один из дней до отъезда выдался теплым и приятным, и Белла в последний раз рискнула поехать в лес. Объятия были слишком далеко, но она могла приехать к озеру, где не раз купалась летом.
Из-за дождей на прошлой неделе ручей стал шире, чем раньше, и его журчание музыкой отдавалось в ушах Беллы. Она спешилась и вела Эйприл за поводья. Девушка подошла к группе валунов, любуясь живописным видом.
Там он и нашел Беллу. Девушка сидела у большого камня, покрытого темным мхом. Ее кобыла была привязана у дерева. Белла закрыла глаза, греясь в солнечном свете. Она скрестила ноги, и ее ботинки выглядывали из-под амазонки королевского синего цвета.
Каждый раз, когда они встречались, за исключением поместья Уилсона, Белла Свон дремала. И этот раз не стал исключением. Он дал о себе знать, громко постучав сапогами по листьям. Белла вскочила, поворачиваясь к источнику шума.
Никто в Хейсе не стал бы преследовать ее до Рощи Ворона. Большая часть горожан слушала мессу в церкви. Белла подумала, что это может быть Джейкоб, который бродит по лесу в поисках дров. Может быть, он специально пришел сюда, предчувствуя, что она не сможет пропустить такой денек.
Поэтому Белла повернулась, заранее улыбаясь Джейкобу. Но ее улыбка полностью исчезла, когда под кроной дерева она увидела Каллена. Плотная листва прикрывала его, однако отбрасываемая на него тень защищала не так, как ночью. Впервые Белла увидела его при дневном свете.
- Не думала, что ты выйдешь под солнечный свет, - ехидно проговорила она. Черная фигура ясно выделялась на фоне красных, коричневых и желтых тонов осеннего леса. – Твой облик не помогает тебе маскироваться.
Белла всегда знала, что Каллен высокий. Его плечи оказались такими же широкими, как она и ожидала, и это было заметно даже в тени.
Он не отходил от дерева. Белла Свон была проницательна, и не стоит давать ей больше информации, чтобы она догадалась, кто перед ней. Он уже и так пошел на большой риск, показавшись ей в облике Каллена ясным днем.
- Обстоятельства потребовали такой жертвы, моя леди, - коснулся ее ушей восхитительный глубокий и низкий голос. Белла подавила дрожь.
Она приподняла бровь, и Каллен заметил, что она не боится его, как прежде. В их встрече появилось что-то новое. Он объяснил это наличием солнца.
Белла Свон бесшумно подошла к нему ближе, игнорируя его гордую позу. Она все еще не могла понять, как этот самоуверенный человек и тот бродяга могли быть одним целым. Но теперь она слышала, что их голоса были одинаковы, хотя Каллен говорил более низким и бархатным тоном. Чем больше девушка приближалась к нему, тем больше различала деталей.
На нем была черная рубашка с широкими рукавами, манжеты которых прикрывали две тонких перчатки из кожи теленка. Белла мысленно одобрила этот выбор. Без сомнения, они позволяли чувствовать вес и давление клинка, когда он фехтовал, но при этом скрывали его светлую кожу. Шею обхватывал самый простой воротник, без шейного платка. Самый верх рубашки был расстегнут, обнажая кусочек кожи на горле.
Такие же черные брюки плотно облегали ноги, начиная с бедер. Даже пуговицы на них были угольно-черного цвета. Верхнюю часть прикрывал кушак – мода, которую Белла не встречала в Англоа, хотя знала, что это не редкость в южных странах. Голени облегали сапоги, доходившие почти до коленей, не начищенные, как и представляла себе Белла. Иначе они могли бы бликовать в свете свечей, что выдало бы Каллена. Он одевался так, чтобы быть максимально незаметным в ночи.
Белла подошла на несколько ярдов к нему. Каллен прислонился к стволу дерева. Его глаза следили за малейшим движением девушки: как она идет, как поднимает подол амазонки, чтобы не споткнуться. Белла чувствовала, как обжигает ее его горящий взгляд, и пыталась не краснеть, сосредоточившись на том, чтобы не упасть.
Когда девушка остановилась, Каллен понял: в ее глазах больше не было страха, только вызов и дерзость. Белла Свон явно что-то знала про него, и это вызвало настороженность.
Однако он скрыл это.
- Значит, ты вновь пришел и нашел меня, - заявила она, расправляя плечи. – И наверное, хочешь поговорить о записке, которую ты украл.
Он проигнорировал ее замечание.
- В этой записке должно быть еще что-то… - он замолчал, прикусив губу. Белла знала, что Каллен никогда не признается, что ему больше не удалось ничего найти в последних словах Лукаса. Белла, к сожалению, тоже не преуспела в этом.
Рука в перчатке потянулась к кушаку, взяла записку и протянула ее Белле. Девушка молча смотрела на нее. Ветер шелестел кронами деревьев над ними, журчал рядом ручей, негромко пели птицы. Белла просто испугалась веса слов, набросанных на клочке бумаги. Ее губы медленно приоткрылась, взгляд застыл на руке Каллена.
Некоторое время не существовало ничего, кроме них двоих, оказавшихся в такой странной и пугающей ситуации. Роща Ворона прикрывала их от остального мира своей зеленой стеной. Картина словно бы повторилась заново, напоминая о событиях трехсотлетней давности.
Каллен подошел к Белле ближе. Теперь их разделяли дюймы. Он взял ее за правую руку, вкладывая в нее записку.
- «В спешке», мисс Свон. – сказал он ей. Голос, мягко поющий в ее ушах, мягкий как бархат и гладкий как мед, вибрировал в ней, вызывая непроизвольную дрожь. – Как звали служанку, которая покончила с собой?
«В спешке». Мисс Хэст. (игра слов: haste – спешка, miss Haste – мисс Хэст). Как глупо, что она сама не подумала об этом. Беллу охватил холод, начисто стерший все то тепло, которое только что окутывало ее. Каллен увидел, как побледнела девушка.
- Мария, - пробормотала она, дрожа всем телом. – Он имел в виду Марию?
Впервые Белла повернулась к Каллену и ошеломленно осознала, что он пристально смотрит на нее. Маска скрывала его лицо, глаза оставались в тени, но девушка уловила их мерцание, почувствовала их силу. Белла была загипнотизирована их манящим огнем, как мотылек, летящий на пламя свечи.
- Даже если и не так, то кто-то мог подумать, что Ридж имел в виду свою служанку. Ты веришь, что она сама бросилась с крыши? – спросил Каллен. Низкий тон его голоса, раздавшегося совсем рядом с Беллой, успокоил и утешил ее. Тепло растеклось по телу девушки. Белла была зачарована мягким движением его полных губ, произносимыми слогами, каждым гласным и согласным звуком. Она резко выдохнула и тряхнула головой, пытаясь прийти в себя. Она сходит с ума? Что с ней творится?
- Нет, - прошептала она, боясь, что даже у деревьев есть уши. Пусть этот мужчина раздражал и нервировал ее, Белла игнорировала это, все больше поддаваясь его очарованию.
- Она приходила к тебе? Искала тебя? – вновь шевельнул губами Каллен, произнося эту фразу. Белла нахмурилась и отступила, внезапно встревожившись.
- Зачем мисс Хэст искать меня?
- Ты была близко знакома с Риджем.
- Но он ничего не оставил мне…
- Может быть, он знал, что ты поймешь значение его записки лучше, чем кто-нибудь в Хейсе.
- Ты хватаешься за соломинку, Каллен. Лукас не мог знать, что я наткнусь на эту бумажку.
- Но он знал, что пишет предсмертную записку самоубийцы. Ее содержание довели бы до каждого жителя города, прочитав вслух или даже вывесив на главной площади.
- Если бы я не увидела слова «в спешке», то никогда не бы не подумала про убийство, - призналась Белла.
- Но ты видела их, и мисс Хэст мертва. У меня нет сомнений в том, что она что-то знала. Ридж наверняка что-то оставил ей. Он занимался не только судом над мистером Блэком и его сыном. Я считаю, что он пытался уничтожить Форстера.
Впервые Каллен не пытался дразнить Беллу. Он был предельно серьезен и честен с ней. Но Белла все еще не знала, может ли доверять ему.
- Мисс Хэст точно не искала тебя? – снова спросил Каллен.
Искала. И даже сказала «две птицы и святой» , но это пока ничего не говорило Белле.
- Мы встречались несколько раз, но она не сказала ничего важного…
Каллен разочарованно покачал головой.
- Мисс Свон, если она что-то говорила тебе, то ты в опасности. Это может заставить того, кто убил мисс Хэст, прийти за тобой.
Губы Беллы сжались.
- Я завтра уезжаю в Зафру. Мне нечего больше сказать.
- И ты забудешь про бедного мистера Риджа и мисс Хэст? – разочарованно спросил Каллен.
Белла яростно покачала головой.
- Никогда! – выдохнула она. – Он так верил в спасение мистера Блэка и Джейкоба, и он не заслужил такой смерти. Если Форстер замешан в этом, то я хочу, чтобы он заплатил за содеянное. То, что ты делаешь: выставляешь его дураком, очищаешь Рощу Ворона от бандитов – достойно восхищения, но…
- Это облегчает симптомы, но не устраняет причину болезни. Я знаю, мисс Свон, - кивнул Каллен. Через жесткую внешность пробилась человечность. Белла увидела под маской обеспокоенного человека. Его действительно тревожило положение вещей. – Если Форстер продолжит, то многие могут погибнуть.
- Я не понимаю тебя, Каллен. Сначала ты крадешь у меня записку, а теперь отдаешь и просишь помощи? – Белла вопросительно посмотрела на человека в черном. Солнечный свет, просачиваясь через листья, оставлял блики на них обоих. Каллен был необычным человеком, который все больше притягивал ее.
Его смех слился с шелестом листьев на ветру. Впервые Белла увидела, как он улыбается, как раздвигаются его красивые губы, обнажая белые зубы в искренней и очаровательной ухмылке.
- Ты мне не доверяешь. – просто сказал Каллен.
- Нет. То есть не знаю. В конце концов, ты простой бандит из Рощи Ворона, какими бы благородными ни были твои намерения. И ты относился ко мне не совсем… вежливо, - усмехнулась Белла. – Ты оскорбил мою лошадь, что показывает твои плохие манеры.
Казалось, она застала его врасплох. Губы Каллена сжались.
- О да, я знаю. Твой невыносимый смех ни с чем не спутаешь. Я знаю, что ты тот же самый бродяга, с которым мы встречались в мае у этого ручья. Тот, который обозвал Эйприл… круглой.
Казалось, он задумался, оценивая девушку и размышляя, что ей ответить. Возможно, Каллен сообразил, что отпираться бесполезно.
- Но я же сказал правду, не так ли, мисс Свон? – все тем же низким голосом расслабленно проговорил он, показывая на Эйприл. – Твоя кобыла сейчас определенно в лучшей форме. – ухмыльнулся он. Каллен ничего не мог с собой поделать, поддразнивая девушку и наблюдая, как она раздражается все больше. Ему определенно нравилось это.
- Ты несколько раз пугал меня до полусмерти, вламывался в мою спальню, чуть не бросил в мой же пруд и осмелился назвать мою лошадку жирной. И я должна после этого доверять тебе?
Каллен пожал плечами.
- Почему нет? – ухмыльнулся он. Белла ощутила его пронизывающий взгляд и заметила, как изменилась его поза.
Белла вздохнула. Совместная работа с Калленом на самом деле могла помочь бедной мисс Хэст и Риджу. Но Белла была уверена, что человек в маске будет держать ее в неведении, как делал до сих пор, и ничего не расскажет ей о своих открытиях.
Так почему она должна выдавать ему то, что сказала Мария?
- А если я скажу, что за несколько дней до смерти мисс Хэст столкнулась со мной, и она… кое-что передала мне… Ты должен пообещать мне одну вещь, Каллен. – твердо проговорила Белла. – Я тоже буду частью расследования. Ты не оттолкнешь меня, Каллен.
Он склонил голову набок и приблизился еще больше.
- Какого расследования? – протяжным низким голосом проговорил он. Каллен возвышался над Беллой, и ей пришлось запрокинуть голову, чтобы посмотреть ему в глаза. Солнечный свет, просачивающийся через раскачивающиеся ветки, пятнами освещал их фигуры.
Белла все еще не могла рассмотреть его глаза из-за тени, отбрасываемой маской и деревом. Но она видела его подбородок и губы, сейчас плотно сжатые.
- Я хочу знать, кто их убил.
- Это опасно. Я не зря прячу лицо.
- Я знаю, что это опасно. Я готова к этому и не попаду в нехорошую ситуацию, - пообещала Белла.
Девушка видела, как размышляет Каллен. Он будто бы задавался вопросом, должен ли выдать то, кем является на самом деле. Белла терпеливо ждала, гордясь собой – в этот раз она не уступила ему.
- Обещаю, что ни с кем не буду делиться этой информацией.
Каллен ухмыльнулся и повернул голову к Эйприл.
- Кажется, ты самая упрямая женщина, с которой я когда-либо сталкивался, - проговорил он. Дружелюбная улыбка стекла с лица Беллы. Он опять дразнил ее. Каллен улыбнулся еще шире, видя, как нахмурилась девушка.
- Осторожнее. Еще одно поддразнивание меня или моей лошади, и ты заплатишь за это.
Каллен приблизился еще на шаг, и Белле вспомнилась ночь под плакучей ивой. Теперь он стоял настолько близко, что она чувствовала его дыхание и вспомнила, кто он такой. Мужчина, которого она должна бояться. Такая близость с его стороны вызвала румянец на коже девушки, который медленно сползал по ее шее. Каллен словно бы проверял ее границы. Словно бы развлекался, вызывая в ней странные эмоции.
- И как, во имя Бога, ты заставишь меня заплатить? – пробормотал над ухом его бархатный голос. Белла вздрогнула всем телом. Она осознавала, что игривость Каллена исчезла. Он был полностью сосредоточен на ней, и Белла покраснела еще больше, когда поняла, что его взгляд остановился на ее губах.
Она хотела отступить, но ноги перестали слушаться ее. Они словно бы приросли к земле, как дерево рядом с ними.
- Лучше тебе не знать, - выдохнула она, боясь того, что еще могла сказать. Белла еще никогда не оказывалась в подобной ситуации – когда мужчина так действует на нее. Ее дыхание участилось в ожидании того, что последует дальше. Беллу странно тревожило осознание того, что она в лесу наедине с мужчиной, лица которого никогда не видела.
Еще один шаг приблизил его настолько тесно, что их тела практически соприкоснулись. Рука в перчатке поднялась и коснулась щеки девушки, передвинувшись на нижнюю губу. Перчатка была настолько тонкой, что Белла чувствовала через нее тепло тела Каллена.
- Может быть, - хрипло прошептал он. Белла с ужасом поняла, что он наклоняется к ней.
Ее глаза расширились. Она действовала не задумываясь. Ее правая рука со свистом поднялась, метя ему в щеку. Но у нее никогда не было возможности дать Каллену пощечину. Быстро отреагировав на ее движение, Каллен перехватил руку Беллы и сжал ее запястье. Их взгляды встретились.
- Н-не поймите меня неправильно, сэр! – запинаясь и краснея, Белла вырвалась из его хватки и отступила на несколько шагов. – Я хочу, чтобы вы знали – майор Коллинз ухаживает за мной. Я не буду сообщать ему о наших встречах, но не допущу, чтобы вы относились ко мне таким образом.
Каллен вздохнул и кивнул.
- Хорошо. Я буду уважать твои границы и позволю тебе остаться в расследовании. Но ты должна передавать мне всю информацию. Абсолютно всю.
Белла кивнула, все еще не придя в себя. Она сжимала записку, как спасательный круг, и чувствовала пристальный взгляд Каллена.
- Договорились, - заставила себя сказать она.
Ей казалось, что она достаточно ясно высказала свою точку зрения. Белла неловко одернула жакет амазонки, надеясь, что ее лицо не слишком зарумянилось. Она надеялась, что Каллен не услышит неистовое биение ее сердца и громкий звук пульса в ушах. Она умоляла Бога, чтобы Каллен не узнал о странных бабочках, внезапно возникших в низу ее живота, как только человек в маске приблизился к ней. Его близость к Белле действовала на нее как алкоголь. Девушка чувствовала себя пьяной и не могла мыслить рационально.
- Я не хочу, чтобы майор Коллинз преследовал меня еще сильнее, - игриво подмигнул Каллен. Белла вздохнула. Этот мужчина невозможен.
- Две птицы и святой, - вот что мисс Хэст сказала мне в нашу последнюю встречу, - наконец, выдавила Белла. Она боялась, что если захочет поговорить с ним еще, то Каллен вновь приблизится к ней.
Эти слова стали завершением длинной беседы. Каллен вернулся к своему жеребцу и одним изящным движением вскочил на него. Он сидел в седле, словно был единым целым с мощным животным.
- Когда вернешься, свяжись с Джейкобом Блэком, если разгадаешь значение этих слов.
- Значит, ты тоже не понял их? - спросила Белла, глядя, как удаляется в лес черный жеребец. Каллен не ответил. – Но что ты будешь делать?
Он повернулся к девушке.
- Конечно, не давать Форстеру скучать! – громко рассмеялся он и вонзил пятки в бока коня. Жеребец умчался прочь, и, прежде чем Белла осознала это, она осталась одна.

***

Коллинз допросил всех солдат гарнизона и понял, что в коррупции замешан не только Форстер. Он точно знал об участии в ней капрала Ричардса. Но шли недели, а майор так и не начал действовать, почти боясь того, что может последовать за этим.
Наконец, наступил вечер, когда Коллинз вызвал капитана к себе в кабинет, решив, что пора положить всему конец. Ситуация накалялась, и он больше не мог ждать Каллена с компроматом на Форстера. Майор проигнорировал предупреждение человека в маске, решив, что не должен подчиняться преступнику и действовать как старший по званию офицер в городе.
Белла уехала в Зафру, и Коллинз знал, что если ситуация ухудшится, то девушка, по крайней мере, не попадет под перекрестный огонь. Часть горожан тоже уехали из Хейса в Сафейру или Уэсспорт, и майор посчитал, что сейчас самое удобное время разобраться с капитаном. Меньше свидетелей, перед которыми Каллен может выставить его солдат в неудобном свете.
Холодным октябрьским вечером он вызвал Форстера в свой кабинет. Наглый капитан сел перед заваленным бумагами столом. Коллинз долго смотрел на своего офицера. Тот нахмурился, уперев пристальный взгляд в самую душу майора. Как всегда, его длинные волосы были забраны в низкий хвост, как и у большинства офицеров в то время. Коллинз протянул капитану пачку документов.
Рука в перчатке сжала их. Форстер быстро проглядывал бумаги, изучая каждое аккуратно написанное слово. Коллинз изучал сурового офицера перед ним. На его губах возникла удовлетворенная ухмылка. Закончив, Форстер сложил бумаги в папку и вернул ее майору.
- Отставка и арест на каком основании, майор Коллинз? – прорычал хмурый капитан. Коллинз удивился. Казалось, Форстера ничуть не тревожат прочитанные документы.
- Налоговое мошенничество, капитан. Мне известно, что этим летом ты облагал дополнительными налогами горожан без одобрения магистрата и даже не ставя его в известность, и забирали эти деньги себе в карман.
- Только не говорите, что эти сведения поступили от того мерзавца, что вломился в казну…
- Я не общаюсь с ворами и бандитами, капитан. У меня другой источник, и он достаточно защищен. У меня есть и необходимые документы, доказывающие твою вину. – Коллинз наклонился вперед, сведя брови. – Возможно, я не смогу доказать все, что ты провернул в этом городе, но за часть преступлений ты заплатишь. – Он поморщился. – Ты позоришь мундир и честь офицера.
Любой другой начал умолять бы о пощаде или предлагать взятку. Форстер должен был понимать, что ему грозит несколько десятилетий в тюрьме. Но, казалось, его абсолютно это не интересовало.
- По этой причине вы допросили весь гарнизон? – спросил капитан, откинувшись на спинку стула и сплетя пальцы.
- Да. И ты не единственный пойдешь в тюрьму. Твой сообщник капрал тоже отправится в камеру на долгие годы.
Форстер медленно кивнул. На его губах появилась жуткая и злая ухмылка. Холодный октябрьский воздух проникал в комнату через приоткрытое окно. В камине горел огонь, но казалось, его тепло не достигает людей в комнате.
- Вам нечего сказать в свою защиту? – спросил Коллинз.
- Я терпел вас, сэр, потому что вы пока не сильно мешали мне…
- Я старше тебя по званию, и ты не будешь говорить со мной в таком оскорбительном тоне! – Коллинз вскочил со стула, не понимая, что капитан просто играет с ним.
Самодовольная ухмылка Форстера увеличилась. Он приподнял голову, глядя в глаза майору.
- Думаю, вам пора слезть с вашего сияющего пьедестала, майор. Вам было слишком комфортно на нем. – Он залез в карман мундира, достал сложенный листок бумаги и передал его Коллинзу.
Майор, свирепо глядя на капитана, выхватил листок, развернул его и принялся за чтение. Уже через три строчки он побледнел. Чем дольше продолжалось чтение, тем самодовольнее становился Форстер. Он встал со стула и начал нагло расхаживать по кабинету.
- Кто-то может спросить, почему офицер с боевыми наградами отправился в такую глухомань. Но мне кажется, это довольно разумный поступок. Хейс далеко от столицы. Вероятно, вы думали, что защищены здесь и можете спокойно жить, жениться, завести детей… Как жаль, что этого никогда не будет. Если бы вы только не начали кампанию против меня… - Форстер вздохнул, покачивая головой. – Такой выдающийся джентльмен, всеми любимый, достаточно достойный, чтобы привлечь внимание мисс Свон и получить разрешение ухаживать за ней. Я впечатлен вашими успехами в личной и светской жизни, майор. Меня так никогда не любили в Хейсе. Но я и не прилагал таких усилий, надо сказать, - усмехнулся Форстер.
Коллинз, дрожа всем телом, рухнул на стул, глядя на слова, которые надеялся никогда больше не увидеть. Но вот они, черные на белом, пронзали его кинжалами прямо в сердце.
Форстер остановился и повернулся к Коллинзу.
- Вы могли бы спокойно и комфортно жить, и никто не поступил бы мудрее. И у вас все еще остается шанс на такую жизнь. Но только попробуйте сказать против меня хотя бы слово, и все в этом городе, провинции и стране узнают, кто вы такой на самом деле. Все узнают, что вы никогда не были джентльменом, и у вас нет никаких связей. Интересно, что скажет Хейс, если его любимый майор окажется мошенником? Что скажут люди, когда узнают, что их бравый майор – всего лишь простой солдат, укравший документы у умирающего офицера во время битвы при Бордо в 1891 году? – ехидничал Форстер.
На этом листе бумаги было написано несколько фраз, подтвержденных подписями пяти высокопоставленных людей. Все они соглашались с тем, что Джеймс Коллинз, в то время капитан, скончался во Франции во время ее войны с Англоа. Коллинз надеялся, что никто и никогда не узнает об этом. Ниже располагалось сообщение о том, что некий солдат проходил обучение у французского мастера меча Ла Бессьера, и был выгнан из академии, когда выяснилось, что он украл деньги, заплаченные за обучение фехтованию.
- Мне интересно, было ли у вас разрешение Коллинза воспользоваться его документами или вы просто стащили одежду с его тела? Было ли оно еще теплым, когда вы сменили свою личность? Знали ли вы, что у бедняги почти не было друзей и родственников, чтобы опознать труп? Я очень хочу это знать, сэр, потому что это настоящий подвиг!
К этому моменту майор окончательно побледнел. Шантаж Форстера был настолько силен, что если бы он когда-нибудь раскрыл личность Коллинза, то остаток жизни тот провел бы в тюрьме. Это в лучшем случае – ему могла грозить и казнь, предназначенная для самых бесчестных преступников в стране.
- Вы не рассчитывали, что у Джеймса Коллинза были влиятельные друзья, да? – ухмыльнулся Форстер, подходя прямо к майору. – Но теперь ведь мы тоже станем друзьями, правда? Полагаю, мне следует использовать ваше настоящее имя, мистер Миллер.
Коллинз – или Миллер, как его звали по-настоящему, - не мог дышать. На него слишком много свалилось за короткое время. Его затошнило, голова закружилась, кожа становилась все более пепельной.
- Только не упади в обморок, как обычная девка, - презрительно сказал капитан. Он сел напротив Коллинза, оказавшись в нескольких дюймах от его лица. – Не волнуйся, Миллер. Я никому не раскрою твою тайну, и люди, подписавшие этот документ, не узнают о твоем существовании. Пока ты позволяешь мне делать то, что я хочу, и не вмешиваешься в мои дела, живи своей жизнью. Довольно комфортной жизнью, хочу заметить. Но, - добавил Форстер, - ты должен оставаться в Хейсе. Я боюсь, что ты сбежишь в Сафейру и подумаешь, что избавился от меня. – Капитан вытащил документ из дрожащих пальцев майора. Коллинз сделал все, чтобы взять себя в руки.
Форстер встал и похлопал его по плечу.
- Гордись, парень! Не каждый сын торговца рыбой сможет так высоко подняться в обществе!
- Ты… ты дьявол! – прорычал Коллинз. Он не знал, что еще делать, кроме как показать свой гнев. Лучше гнев, чем страх.
Форстер покачал головой.
- Подумай, Миллер. Пусть события прошлого останутся в прошлом. Мне бы, например, не понравилось, если бы мисс Свон решила покончить с собой, - усмехнулся он.
Этих слов было достаточно, чтобы сердце Коллинза остановилось. Он понял, что не может выступить против Форстера из-за страха перед тем, что тот может сделать с Беллой. Майор оказался в ловушке, и это безумно тревожило его.
- А теперь скажите мне, что будете соблюдать нашу договоренность, майор Коллинз, - издевательски подчеркнул имя и звание Форстер.
У майора всегда имелась гордость, хотя он был простым человеком без денег на счету. Он всегда стремился сделать все, что мог в своей ситуации, но все вокруг презирали его. Мать Миллера была гувернанткой в богатых семьях и научила его правилам этикета и поведению высших слоев общества. У него сложилась иллюзия, что если он будет вести себя как джентльмен, то когда-нибудь сможет стать таковым на самом деле. Но жизнь не давала ему такой возможности. Он хотел научиться искусству фехтования, как полагалось джентльмену, но у них не было денег на это. Подростком Миллер обокрал богача, на которого работала его мать, пошел в армию и отправился солдатом во Францию. Форма дала ему возможность попасть в академию, особенно при деньгах, которые у него были. Он никому не говорил про свое прошлое, и все считали его сыном джентльмена, пока все не раскрылось, и ему пришлось бежать. Три года учебы у Ла Бессьера он считал лучшими годами в своей жизни.
В Бордо он подружился с молодым и глупым капитаном, только что унаследовавшим состояние после смерти последнего родственника. Большая часть их полка погибла, и именно там, на поле боя, когда капитан Коллинз испустил последний вздох, Миллер решил, что это его шанс на хорошую жизнь и статусное имя. Таким образом, Миллер умер, и капитан Джеймс Коллинз вернулся в Англоа.
Жизнь покатилась сама собой.
Коллинз не хотел отказываться от нее. Конечно, Белла Свон не стала бы его презирать, если бы узнала все. Но майор боялся того, что их отношения могут прекратиться. Чарльз Свон хотел, чтобы его дочь сделала хорошую партию, и майор Коллинз вполне устраивал его. Офицер Королевской гвардии, из хорошей семьи всегда считался хорошим зятем. Обычный «Миллер» никогда не мог бы рассчитывать на руку девушки из богатой семьи.
До сих пор жители Хейса страдали. Теперь им придется еще хуже, потому что руки Коллинза связаны негодяем Форстером. Ему не оставили выбора. Коллинз эгоистично выбрал жизнь и брак с Беллой, потому что действительно влюбился в девушку.
- Буду, - пробурчал он сквозь зубы. Форстер широко ухмыльнулся, взял подготовленные майором документы о своем аресте и бросил их в камин. Все обвинения сгорели в ярком пламени. Бумагу о личности Коллинза он спрятал во внутренний карман мундира.
- Это не единственный документ, есть и другие. Если со мной что-нибудь случится. Хейс и Англоа узнают о твоей истинной личности, Коллинз.
За тридцать минут вся жизнь майора перевернулась.

Источник: http://robsten.ru/forum/95-3265-1#1506365
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: amberit (28.01.2022) | Автор: перевод amberit
Просмотров: 354 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/7
Всего комментариев: 5
1
5   [Материал]
  Чопорные господа держат свои скелеты в шкафу. Спасибо за главу)

1
4   [Материал]
  Просто жесть. Мне кажется, Форстер, это не верхушка айсберга, что его кто-то прикрывает.
Как, интересно, Каллен отреагирует? Не будет ли Миллер вставлять ему палки в колеса, боясь раскрыть себя. Раскроет ли Каллен сам Коллинза?
Столько вопросов, просто пипец.

1
3   [Материал]
  Вот это поворот, бедные жители Хейса, от Форстера им пока не избавиться.  
Спасибо.

1
2   [Материал]
  Спасибо,неожиданно о Коллинзе JC_flirt

1
1   [Материал]
  спасибо) 1_012

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]