Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


AUDEAMUS. Глава 26
AUDEAMUS
Глава 26

Везде был дым. Белла словно бы перенеслась из мирного Хейса на поле битвы, где стреляли из мушкетов и пистолетов. Тяжелое дыхание Каллена тревожило девушку. Белла отчаянно искала рану на его дрожащем в безжалостном холоде ночи теле.
Белла еще не нашла раны, но изо всех пыталась не дать Эдварду уснуть. Она еще никогда не видела его таким беспомощным, таким сломленным. Каллен всегда был олицетворением силы и стойкости. При виде того, как он бессильно лежит в углу, у Беллы кружилась голова.
Из-за дыма и пыли ей было сложно дышать. Ее легкие работали вдвое больше, частота вдохов увеличилась. Взгляд Эдварда метнулся на что-то позади девушки. Изумрудные глаза прояснились, Каллен насторожился и попытался подняться, но только простонал и зажал рукой правый бок.
- Не двигайся, - умоляюще попросила его Белла. Она повернулась так, чтобы прикрыть его тело своим, осознав, что кто-то приближается к ним.
- Кто идет? – дрожащим голосом спросила она, отчаянно желая, чтобы Эдвард стал невидимым.
Темная фигура в облаке пыли все ближе подходила к ним. Белла узнала ее очертания и чуть не упала в обморок от облегчения.
- Что там, мисс Свон? – прошипела Люси, закашлявшись.
Губы Беллы задрожали. Наступил момент принятия решения. Но Белла знала, кому можно доверять.
- Ему нужна помощь! – она чуть повернулась, поддерживая тяжелое тело.
- Господи пощади нас! – прошептала Люси, становясь рядом с ней на колени.
- Его нужно убрать отсюда, Люси, - быстро проговорила Белла, раздражаясь оттого, что хозяйка таверны не бросается на помощь. – Его или найдут, или он истечет кровью! Его нельзя тут оставлять! Помоги, пожалуйста! – умоляюще проговорила она.
- Да, я понимаю, – пробормотала Люси, все еще не в силах оторвать взгляда от человека в маске. Он снова терял сознание. – Но сами мы не справимся. Нужна его помощь. Мы недостаточно сильны, чтобы затащить его внутрь, и чем меньше людей будут знать об этом, тем лучше.
Белла повернулась к Эдварду, положив дрожащую руку ему на подбородок и поворачивая его лицо к себе. Кожа вокруг рта нехорошо побледнела. Пот все еще скатывался каплями, но Эдвард, казалось, осознавал происходящее.
- Ты можешь ходить?
Его изумрудные глаза смотрели прямо на губы девушки. Он едва различал ее слова. Кровь продолжала течь из раны, по телу Каллена распространялась усталость и холод.
Он слабо выдохнул, теряя сознание, и наклонился вперед, уткнувшись головой в плечо Беллы.
- Каллен! – воскликнула она как можно тише и легонько потрясла его. Зеленые глаза не открывались, лицо бледнело с каждой секундой. Губы начали синеть.
- Я позову Джо! – Люси поспешно вскочила и бросилась в таверну.
Белла осталась наедине с Эдвардом, прижимая к себе его ослабевшее тело. Она обняла его, впервые осознав, что его жизнь под угрозой.
- Эдвард! – прошептала она ему на ухо, дрожа всем телом. – Эдвард, ты не можешь вот так уйти, - умоляла она. По ее лицу потекли беззвучные слезы. Тяжелое тело давило на нее, но Белла не обращала на это внимания.
Казалось, прошли часы, пока она обнимала Каллена. Каждый звук заставлял сильнее биться ее сердце. Белла уже думала, что Люси бросила их.
Но она вскоре появилась, и за ней шла мускулистая фигура Джо. Глаза вышибалы расширились, когда он увидел лежащее на земле тело, но сдержанный мужчина промолчал.
- У него рана на правом боку. Осторожнее, - предупредила Белла. Джо встал на колени рядом с ними.
- Он слишком большой. Люси, тебе придется помочь мне, - оценил Джо. – По моему сигналу.
Он обхватил человека в маске, оттолкнув Беллу, и осторожно приподнял его. Люси помогла забросить тяжелое тело раненого на спину Джо. Он с трудом выпрямился. Белла понятия не имела, как ему удастся двигаться с таким грузом.
Но, шатаясь, Джо пошел в таверну. Белла последовала за ним. Люси осталась на месте, чтобы убрать лужу натекшей крови, прикрыв ее прошлогодним сеном. Она затерла и капли багровой жидкости, стекающие с каждым шагом Джо, чтобы никто посторонний не смог ничего заподозрить. Джо, сгорбившись, прошел через черный вход, миновал коридор и, наконец, добрался до комнаты Люси. Он осторожно положил Каллена на кровать хозяйки, но, видимо, потревожил рану, потому что Эдвард тяжело выдохнул.
Белла бросилась к нему, хватая по пути все тряпки, на которые падал ее взгляд, и прижала их к ране.
- Быстрее, позови доктора Блейка! – скомандовала она, даже не поворачиваясь к Джо. Ее взгляд был прикован к Эдварду.
- Но, мисс Свон…
- Быстрее! Или он истечет кровью!
Этого было достаточно, чтобы Джо испарился. Как только дверь закрылась, и Белла осталась наедине с Эдвардом, взгляд Каллена прояснился. Он снова пришел в сознание, настолько, что смог понять, кто рядом с ним и где они сейчас.
- Ты идиот, - бессвязно пробормотала она, думая, что Каллен не слышит ее.
Белла прижимала тряпки к ране, стараясь остановить кровь. Правая рука Каллена медленно и с трудом поднялась. Ему потребовалось приложить немало сил и преодолеть жгучую боль, но он прижал ладонь в перчатке к щеке Беллы и вытер слезы на ней. Белла замерла, позволяя ему ласкать ее так, как ему хотелось.
- Я идиот, - еле слышно согласился он. Его голос был хриплым и напряженным, время от времени ломающимся. – Идиот потому, что ты плачешь из-за меня.
Рот Беллы сжался. Она хотела возразить ему, но промолчала и зажмурилась, отдаваясь его ласке.
К счастью, доктор Блейк жил на той же площади неподалеку от Люси, иначе история могла бы закончиться по-другому. Ткань, которую прижимала Белла к ране, промокла, черная рубашка прилипла к коже.
Снаружи все еще творился хаос. Белла надеялась, что сюда солдаты не придут его искать. Дыхание Эдварда, казалось, успокоилось, когда он почувствовал себя в большей безопасности.
Белла не выносила запах и вид крови, но игнорировала собственную слабость и бледность при виде темной рубиновой жидкости. Эдвард заметил это.
- Тебе не обязательно оставаться, когда придет доктор Блейк, - еле сумел выговорить он. С каждой минутой Каллен выглядел все более уставшим.
Белла фыркнула. Даже в таком состоянии он думал о ней.
- Я никуда не уйду, - сообщила она. - Но надеюсь, что врачу удастся найти хорошее лекарство от твоей невыносимой самонадеянности. Ты не мог прийти раньше? У Форстера было достаточно времени, чтобы подготовиться к твоему визиту, - проворчала Белла, отводя глаза в сторону.
Эдвард издал смешок, но не успел тот слететь с губ, как Каллен скривился от боли.
- Эдвард! – в ужасе выпалила Белла, кидаясь к нему и проверяя рану.
Едва она произнесла его имя, как лицо под маской напряглось. Каллен резко повернул к Белле голову. Его глаза расширились и потемнели, а губы сжались. Он резко выдохнул и собирался что-то сказать.
Но тут дверь открылась, и Люси впустила в свою спальню доктора Блейка. Его семья врачевала жителей Хейса со времен Средневековья. Блейк всегда считал свой родной город спокойным и тихим, и очень любил его. Но даже он не мог пропустить всенародную поддержку Каллена – кем бы он ни был.
Когда Джо вломился в его дом и попросил срочно прийти в таверну, Блейк подумал, что кого-то из посетителей или работающих в таверне нашла шальная пуля. Джо не сказал, кого ранили. Только то, что врач нужен срочно, и что их не должны увидеть. Блейк, само олицетворение сдержанности, согласился прокрасться через оседающие клубы дыма после мощного взрыва, как самый настоящий вор или разбойник. В какой-то момент им пришлось пригнуться к земле и спрятаться за кустами, чтобы их не увидели гвардейцы на площади. Блейк не удивился, когда его провели к черному входу. Он сдвинул очки в форме полумесяца еще выше на нос и поправил темное велюровое пальто, опуская еще ниже на лоб свою треуголку.
Люси провела его в свою спальню. Когда открылась дверь, доктор Блейк наткнулся на сцену, свидетелем которой никогда и не думал стать. Через грязное окно проникал серебряный лунный свет, и его лучи падали на темную фигуру на кровати. Она могла быть только тем самым Калленом, о котором говорил весь город последний год. Но рядом с ним, все в том же лунном свете, сидела Изабелла Свон и прижимала окровавленную ткань к правому боку мужчины.
Для того, кто знал историю Кадерры, и, конечно же, трагическую историю любви Изабеллы Свон и Эдварда Каллена, подобная сцена казалась странной, невозможной и печальной. Доктор Блейк практически лишился дара речи. Этот Каллен, очевидно, был не призраком, поднявшимся из могилы, а человеком из плоти и крови. И его присутствие рядом с Беллой было самим символом Кадерры, олицетворяющим влюбленную пару, которой не суждено быть вместе. Блейк похолодел при мысли, что, если он не спасет этого мужчину, история странным образом повторится.
Похоже, он не единственный осознавал это. Люси рядом с ним нервно бормотала что-то.
- Доктор Блейк, он потерял много крови, - позвала его Белла. – В него стреляли здесь, - показала она и отошла в сторону, пропуская врача к Эдварду.
Блейк сглотнул и сдержал свои противоречивые эмоции. Он деловито сел рядом с раненым, открыл свою сумку и положил ее рядом. Белла сглотнула, глядя на металлические инструменты, пузырьки, бинты и коробочки.
- Кровотечение остановилось? – спросил доктор Беллу. Он отметил, что кожа мужчины перед ним холодная и липкая, на ней выступали капли пота, и его, кажется, лихорадило. Такие симптомы были характерны для загноившейся раны, но эту нанесли совсем недавно, и гноя можно было не опасаться. Скорее всего, раненый был в шоке.
Белла подняла окровавленную ткань. Рана выглядела ужасно. Белле пришлось отвернуться. Но Блейк облегченно выдохнул. Все могло быть гораздо хуже. Кровь уже свернулась, но внутри могла оставаться пуля. Он посмотрел на лицо человека в маске.
- Сэр? – начал он, не зная, как к нему обращаться. Маленький мальчик внутри врача хотел назвать раненого «генералом», но вряд ли это подошло бы взрослому мужчине. – Мне нужно повернуть вас, чтобы посмотреть, вышла ли пуля.
Темные глаза спокойно наблюдали за ним.
- Делайте что нужно, - проговорил низкий голос. Взгляд Эдварда метнулся к Белле, чувствуя, что она не сводит с него глаз. Блейк встал, снял велюровое пальто и треуголку. Он собрал седеющие рыже-каштановые волосы в низкий хвост и поправил очки на носу.
- Джо! – скомандовал он. – Мне нужна твоя помощь.
Белла села у изголовья кровати, морщась, когда двое мужчин начали медленно переворачивать Каллена. По его сжатой челюсти и остекленевшим глазам она поняла, что Эдвард испытывает сильную боль, но не желает этого показывать. Он смог только резко выдохнуть, когда его перекатили на живот.
- Пуля все еще внутри, - мрачно заключил Блейк, поглаживая бородку.
- Нет, я не могу смотреть, как ты копаешься в его животе! – воскликнула Люси. с каждой минутой она становилась все более бледной. Она уже достаточно насмотрелась крови.
Блейк повернулся к ней.
- Мне нужна горячая вода – не кипяток. Твой самый крепкий алкоголь и уксус. – Потом врач посмотрел на Джо. – Тебе придется держать его, пока я вытаскиваю пулю. – Теперь он повернулся к Эдварду. – Сэр, вам предстоит не самый приятный жизненный момент…
- Как будто извлечение пули может быть приятным, - пробормотал Эдвард. Белла вздохнула.
- Эдвард, не спорь с врачом.
Блейк покраснел, слушая их препирания.
- Мисс Свон, вам не обязательно оставаться здесь.
Шоколадные глаза Беллы вспыхнули от негодования, обжигая врача как огонь.
- Нет, доктор Блейк! Конечно, я не оставлю его!
Эдвард взглянул на нее, но промолчал. Мужчины передвинули кровать, чтобы у Джо и Блейка было больше места. Белла сидела у изголовья, успокаивающе положив руку на плечо Эдварда. Она рассеянно поглаживала его, и это, казалось, снимало боль. Вскоре вернулась Люси, принеся все то, что просил врач. Она взяла одежду и сказала, что уйдет мыться, чтобы не рисковать. Только теперь Белла заметила кровь, запачкавшую ночную рубашку Люси.
В крохотном пространстве спальни Люси осталось четыре человека. Блейк начал обеззараживать свои инструменты и дал Эдварду глотнуть спиртного, чтобы притупить боль. Джо получил свои инструкции, как держать Каллена. В рот Эдварду вставили кусок дерева, чтобы он зажал его между зубами.
Он поднес нож к телу Каллена.
- Мне придется увеличить рану. Она слишком мала для пинцета, - объяснил он, дезинфицируя нож в спиртном. Каллен кивнул. Белла с силой сжала его плечо. Джо прижал тело Эдварда к кровати. Блейк медленно разрезал плоть, увеличивая рану. Эдвард держался. Его дыхание стало тяжелее, глаза зажмурились, зубы крепко вцепились в деревяшку. Губы Беллы задрожали. Ей было больно так же, как ему.
- Я здесь, - прошептала девушка. – Я с тобой.
Эдварду, казалось, стало легче от ее слов. Блейк вынул скальпель, и боль стихла.
- Хорошо, - пробормотал врач, стирая выступившую кровь. Он отложил скальпель и достал несколько пинцетов с закругленными кончиками, предназначенных специально для извлечения пуль. Белла поднесла к ране масляную лампу, чтобы врачу было лучше видно. Все вместе втянули воздух.
- Это будет чертовски больно, - сказал Блейк. – Но кричать нельзя, иначе это привлечет гвардейцев.
Эдвард, прикусив кусок дерева, кивнул. Его ноздри раздулись, изумрудный взгляд метнулся к Белле. Она взял девушку за руку, и та сжала ее, показывая, что она рядом с ним.
Блейк, простерилизовав пинцет, налил спирта в рану. Эдвард выгнул спину от боли. Но Джо крепко придерживал его, не давая шевельнуться. Это было трудной задачей, поскольку Каллен даже в таком состоянии оставался почти таким же сильным, как вышибала в «Гусе». Белла в ужасе смотрела, как зажмурился Эдвард, как его лицо так исказилось от боли, что это было заметно даже под маской. Но с его губ не сорвалось ни звука.
Блейк вставил пинцет в приоткрытую рану, причинив Эдварду еще большую боль. Из зажмуренных глаз Каллена вырвались слезы. Врач тщательно проверял пинцетом рану в поисках пули. Белла думала, что Эдвард раздавит ее руку, но не убирала свою, утешая его как могла. Джо вспотел от напряжения, удерживая Каллена.
Наконец, Блейк издал торжествующий возглас, вынул пулю и положил ее на металлическую тарелочку. Белла приблизила к ней лампу. Врач внимательно смотрел кусочек металла и облегченно выдохнул.
- Целая. В ране больше ничего не осталось.
- Он истекает кровью! – в панике воскликнула Белла. Действительно, теперь из раны ручьем потекла кровь. Врач быстро налил в нее еще спирта, чтобы очистить ее. На этот раз Эдвард не шевельнулся. В его глазах вновь появился туман. Каллен потерял сознание. Джо отступил в сторону – его помощь больше не была нужна.
Белла убрала деревяшку из рта Эдварда.
- Каллен! – позвала она, пытаясь привести его в сознание. Но его веки не дрогнули.
Врач достал из сумки флакон с порошком.
- Тысячелистник должен помочь, - взволнованно проговорил он. Ему не хотелось нести ответственность за смерть Каллена. Блейк обильно посыпал порошком рану, наблюдая, как он впитывает в себя кровь. Он прикрыл рану чистой тканью и сел рядом с Беллой. Джо опустился на пол в углу комнаты и ждал вместе со всеми в напряженном молчании.
Через несколько минут кровь остановилась. Блейк вновь промыл рану, зашил ее и наложил повязку.
Он откинулся на спинку стула и снял очки, выдохнув почти через два часа после начала операции.
- Он выживет, если рана не загноится, - обратился врач к Белле. Она смотрела на Эдварда, который мирно спал. С него сняли рубашку, и девушка видела его обнаженный мускулистый торс, царапины и синяки на нем, поднимающуюся и опускающуюся грудь.
- Спасибо, - прошептала она и повернулась к врачу. – Мне не хочется быть такой невежливой, но вам нужно уходить. Джо проводит вас. Вы должны попасть домой до восхода солнца. Если вас увидят здесь, то у гвардейцев появятся подозрения.
Вернулась Люси, уже одевшись как положено почтенной трактирщице. До восхода оставалось совсем немного времени.
- Гвардейцы говорят, что он убит! – в беспокойстве и нервозности сообщила она.
- Кто? – встал на ноги Джо.
- Каллен! – воскликнула Люси, показывая на спящего мужчину. – Бедный парень, - вздохнула она.
Блейк собирал свои вещи.
- Вы правы, мисс Свон, если меня увидят здесь, то возникнут проблемы. – Он показал на Каллена. – Но нельзя и оставлять его здесь. И в то же время, боюсь, он какое-то время не сможет сдвинуться с места.
- Мы должны сказать Хейсу, что он жив! – твердила о своем Люси.
Белла вскочила с места.
- Нельзя! Тогда Форстер задумается, откуда у нас такая информация! – Она бросила взгляд на Эдварда. – Хейсу придется жить, думая, что он погиб, пока Каллен не выздоровеет и сам не заявит о себе.
- Но тогда упадет моральный дух, - заметил Джо.
- Фермеры спаслись, если я правильно понимаю, - сказала Люси.
- Это поможет Хейсу, - согласилась Белла. – Но нельзя говорить, что Каллен жив.
Блейк смыл кровь со своих рук и оделся.
- Я оставляю его в ваших руках, мисс Свон, Люси. Его повязки нужно ежедневно менять в течение недели. Через пару недель ему стоило бы показаться мне, чтобы я снял швы, – сказал врач, закрывая сумку. Чистые бинты он оставил у кровати.
- Я провожу вас, - сказал Джо, выходя из комнаты. Блейк задержался на пороге, еще раз посмотрев на спящего Каллена и мисс Свон рядом с ним.
- Только легкая еда, никакого алкоголя, - пробормотал он и ушел.
С Калленом остались только Люси и Белла. Они молча начали убирать в комнате, потому что она вся была залита кровью. Белла заметила, что ее бледно-лиловое платье тоже испачкано. Она одолжила чистую ночную рубашку Люси и накинула себе на плечи теплую шаль. Люси пообещала выстирать ее платье. Белле, вообще-то, нужно было спешить домой, чтобы объяснить родителям, где она была. Но еще оставался вопрос, как переправить Эдварда к нему домой.
Медленно шло время. Ночное небо становилось все светлее и светлее. Приближался рассвет. Дым и пыль от взрыва осели на землю. Эдвард все еще спал. Белла накрыла его одеялом.
Когда через окно проникли золотые лучи восходящего солнца, осветив ему веки, он зашевелился.
Сначала Эдвард явно был дезориентирован. Он огляделся и, только увидев Беллу возле кровати, успокоился. Девушка словно бы светилась в ярких лучах солнца. На ней была белая ночная рубашка, слишком большая для ее тонкой гибкой фигурки, плечи укрывала шерстяная серая шаль. Распущенные волосы были зачесаны набок, шоколадные глаза пристально смотрели на него. В них читалось все то, что еще не было высказано между ними.
На мгновение мир словно бы остановился. Белла и Эдвард на несколько секунд были потеряны для него. Они смотрели друг на друга, не отводя глаз.
Ее сердце бешено колотилось в груди. В ушах ревел пульс. Глаза потускнели.
- Ты чуть не умер, - прошептала она.
Где-то за стеной ровным ритмом капала вода.
В уголке его рта появилась чарующая улыбка. Изумрудные глаза блеснули.
- И ты меня спасла.
Губы Беллы задрожали. Она стиснула руки, благодаря высшие силы за то, что оказалась в нужное время в нужном месте. Этой ночью она обязана была быть в «Смеющемся гусе».
- Они все сбежали? – перевела она тему.
- Джейкоб отвел их в безопасное место, - кивнул Каллен. – Мисс Свон… - начал он, но оборвал себя. Они уже слишком много знали друг о друге, чтобы все еще придерживаться формальностей. – Белла.
Голос Эдварда стал прежним. Он вновь струился как мед, лаская уши девушки. Колени у нее ослабели, сердце не переставало биться с ускоренной скоростью. Хотя голос не был таким глубоким, загадочным, как раньше, в нем отчетливо проявлялась усталость, напряжение и боль, которые Каллен, несомненно, чувствовал.
Белла опять не дала ему перейти к той теме, на которую он явно хотел поговорить.
- Доктор Блейк сказал, что повязки нужно менять каждый день, - беспокойно поерзала она. – И через две недели попытайся найти его, чтобы снять швы…
- Белла! – резко сказал Эдвард, пытаясь сесть. Он подавил стон и снова рухнул на кровать – его раненый живот не позволял таких движений. – Ты все знаешь, - констатировал он, устав от намеков.
Белла вздрогнула.
- Да, - осторожно выдохнула она, медленно, нерешительно глядя ему в глаза. В этом слове была окончательность, но не слышалось ни злобы, ни раздражения, ни недоверия или гнева.
- Я считал, что ты набросишься на меня с каким-нибудь пламенными восклицаниями, может быть, даже слезами. Но ты так спокойно это воспринимаешь…
- А почему я должна злиться?
- Потому что гнев, - с поражением в голосе сказал Каллен, - обычно сопровождает разочарование.
Город просыпался после бурной ночи. До них донесся запах свежевыпеченного хлеба. Белла окунулась в изумрудную зелень его глаз.
- Я… понимаю, почему тебе пришлось спрятаться за тот… фасад.
Зеленые глаза, с такой теплотой только что смотревшие на нее, уставились в грязное окно.
- Признаюсь, сначала я удивилась. – Белла прикусила губу, но сохраняла спокойствие. – Ты отлично сыграл обе роли.
Ее голос стал тише. Хейс просыпался, повседневная жизнь входила в свой ритм, из-за стены слышался привычный шум города. В их странной ситуации возникло нечто привычное и знакомое. Обоих утешало то, что за стеной таверны их ждет все тот же старый добрый Хейс.
Тень нависла над комнатой. Многое висело невысказанным в воздухе, многое им еще требовалось сказать. Белла чувствовала на себе его взгляд, проникающий в самую ее душу.
- Нет… не все было маскарадом, Белла.
Взволнованная, она повернулась к нему спиной.
- Хватит, Эдвард. Я разоблачила тебя. Не смей больше меня дразнить!
Стук копыт по булыжнику смешивался с шорохом колес экипажей и телег. Из зала таверны доносились голоса посетителей. На кухне повара готовили еду, стуча сковородками и кастрюлями. Крохотная комната Люси стала еще меньше. Белле казалось, что ее спина сейчас вспыхнет.
Она услышала резкий выдох и шорохи. Эдвард пытался привстать.
- Ты понимаешь, о чем я говорю.
- Нет, - прошептала она, испугавшись. Ей хотелось сбежать, но по какой-то причине Белла стояла на месте. Она боролась сама с собой, не отрывая глаз от двери.
- Посмотри на меня. – Это был не приказ, а просьба. – Пожалуйста.
Тон Эдварда смягчился. Белла не могла сопротивляться ему и повернулась. Он встал с кровати, но не мог идти, держась за живот. Она видела раненого воина, но все еще не побежденного. Она всей душой ощущала его человечность – он мог истекать кровью, как и все остальные. Он мог умереть этой ночью, как тот, образ которого Эдвард принял. Белла почти потеряла его, и от этой мысли ее охватила такая сильная боль, что девушка пошатнулась.
- Ты поцеловала меня в ответ, - уверенно произнес Эдвард. – Ты целовала меня, - выдохнул он, вновь падая в кровать – он переоценил свои силы.
- Я… - дрожащим голосом проговорила Белла. Она не могла отрицать очевидное. – Да.
Эдвард закрыл глаза.
- Да, - выдохнул он, ставя точку в их отношениях.
Его веки становились все тяжелее. Белла смотрела, как все медленнее и медленнее поднимается и опускается его обнаженный торс. Она прикрыла его одеялом.
Белла знала, почему поцеловала его в ответ. Она осознала, что эти чувства уже долгое время развивались в ней, но по какой-то причине девушка старалась игнорировать их.
- Я целовала тебя, - вздохнула она, наливая ему в чашку воды.
Но Эдвард уже спал.
Люси несколько раз заходила в спальню. «Смеющийся гусь» работал в обычном режиме, все, казалось, шло как обычно. То, что в спальне хозяйки спрятался самый разыскиваемый преступник города, никому не приходило в голову. Но он мирно спал там под присмотром Изабеллы Свон.
Эдвард проснулся в девять утра, когда уже весь Хейс считал Каллена мертвым. Солдаты убирали площадь и гарнизон после столкновения. Горожане приходили сюда в поисках новостей и чувствовали, что их надежды угасают. Капитан Форстер, хотя тела Каллена так и не нашли, самодовольно ухмылялся, празднуя смерть противника. Он и Уилсон считали, что справедливо обменять пятерых никому не нужных фермеров на одного человека в маске, который так им надоел.
- Мне нужно вернуться домой, пока моя семья не начала интересоваться моим местонахождением, - сонно произнес Эдвард.
Белла вздрогнула и обернулась к нему.
- Как ты объяснишь им… свое отсутствие?
- Уверен, что Розали что-нибудь придумает, - пробормотал он, потирая переносицу.
- Розали? – изумилась Белла. – Твоя сестра знает?
Эдвард приподнял бровь под маской.
- Она помогает мне поддерживать образ самодовольного напыщенного павлина.
Белла откинулась к стене, ошеломленная новой информацией.
- Белла, ты должна передать ей сообщение. Она пришлет Джозефа с запасной одеждой, который заберет мои вещи и поможет уехать домой. Я снимал тут комнату на ночь, - быстро пояснил Эдвард.
- Ты не можешь даже стоять! – выпалила она. – Как, во имя всех святых, ты сможешь вернуться домой, не подняв шума?
- Ты ничем не поможешь мне, указав на все недостатки плана, - невозмутимо проговорил Эдвард.
Шоколадные глаза смотрели прямо на маску.
- Люси постирала и зашила твою рубашку, - пробормотала Белла.
Эдвард откинулся на кровати, положив руку на правый бок и сжав губы. Мягкие губы, которые ласкали ее так, как никогда раньше. Губы, которые целовала Белла. Она уже чувствовала, как по ее шее ползет румянец. То, что Эдвард был полуобнажен, совсем ей не помогало.
Эдвард явно размышлял и, судя по его виду, о чем-то не самом приятном. Белла не хотела знать, о чем.
- Хорошо, я сейчас напишу ей, - сдалась она. Больше всего Белле хотелось, чтобы Эдвард был в безопасности. – Но не знаю, как семья не начнет подозревать тебя. Может быть, сейчас самое время рассказать им…
- Нет! – вскинулся он, переходя в сидячее положение. Его отвращение к этой мысли проявилось настолько явно, что Эдвард не сдержал болезненный крик.
Белла бросилась к нему и, надавив на левое плечо, заставила снова лечь.
- Осторожно! – обеспокоенно вскрикнула она. – Ты порвешь швы!
Белла засуетилась над ним, приподнимая одеяло и осматривая повязку. Эдвард молча смотрел на девушку, так явно озабоченную его благополучием. На Беллу, которая в последнее время занимала его мысли. Он был загипнотизирован каждым ее движением, не осознавая, какое выражение появилось в его глазах, и как изогнулись в улыбке его губы.
- Вроде бы ничего не порвалось, но тебе не стоит двигаться… так резко. – Белла замолчала, уловив его взгляд.
Точно так же ее отец смотрел на ее мать. Точно так же Джаспер и Элис смотрели друг на друга.
И теперь она видела этот взгляд у Эдварда. Казалось, теперь, когда она знала его секрет, он ослабил свою бдительность. Даже под маской Белла ясно различала выражение его лица.
Ее молчание заставило Эдварда отвернуться.
- Все в порядке, правда, - хрипло проговорил он. – Напиши Розали.
- Ах да, - встала Белла. – Сообщение.
Девушка сжала подол рубашки и выскочила из комнаты. Закрыв за собой дверь, она прислонилась на минутку к стене, прижав руку к груди. Ее сердце неистово билось, тело окутывал странный жар.
Она написала Розали сообщение с просьбой прислать Джозефа с одеждой для Эдварда, не указав, кто отправитель, чтобы уменьшить количество вопросов, которые могла бы задать его сестра. Одна из служанок в таверне отнесла записку. Люси об этом не знала. «Смеющийся гусь» был открыт с раннего утра, и все это время его зал был заполнен до краев. Баррикады, огораживающие площадь, уже снесли, и горожане свободно перемещались по городу.
Белла ждала Джозефа в задней части таверны. Дворецкий в элегантной форме, увидев девушку, сразу понял, что письмо отправила она. Он нервно провел рукой по седеющим волосам.
- Что с ним? – в отчаянии спросил слуга. – В-все говорят, что его убили!
- Джозеф, - приложила палец к губам девушка. – Он настолько в порядке, насколько это возможно после ранения.
Мимо таверны шли люди, но на странную пару никто не обращал внимания.
- Ранения? – выпалил Джозеф.
- Тише! – прошипела Белла. – Он вернется домой и все объяснит. Но ему нужно помочь. Сам он плохо может двигаться.
Пожилой мужчина кивнул, заламывая руки.
- Я оставил экипаж за углом, у пекарни. Большая часть людей идет прямо на площадь и к входу в таверну. Его не заметят, - сказал Джозеф. – Пока он одевается, я заберу его вещи из комнаты.
Белла кивнула и вбежала обратно в таверну с черного хода. Джозеф смотрел, как развевается на ветру ее слишком большая белая рубашка.
Белла вернулась в спальню.
- Джозеф приехал.
Она поставила сумку рядом с ним. Эдвард сумрачно посмотрел на одежду, а потом вновь на Беллу.
- Мне бы не хотелось просить, но…
- Тебе придется переодеться самому! – в ужасе проговорила Белла, пятясь от него.
- Я едва могу двигаться.
Белла в поражении посмотрела на него, а потом на сумку, прикусив губу. Раздраженно выдохнув, она заперла дверь и подошла к Эдварду. Ей придется действовать быстро, пока Люси или еще кому-нибудь не пришло в голову заглянуть в комнату и увидеть, что дверь закрыта.
- Сначала маску, - пробормотал он, глядя на Беллу.
- Ты не можешь снять даже ее?
- Я едва могу поднять правую руку, - сухо ответил Каллен.
- Тогда тебе придется сесть.
У них ушло много сил, стонов, проклятий и нервной дрожи, чтобы Эдвард смог переместиться в сидячее положение. Каллена тошнило от напряжения. Оба вспотели от усилий. Эдвард не хотел говорить, как ему плохо, но ему стоило больших усилий даже сидеть.
Белла собиралась действовать дальше, но он попросил ее минутку подождать. Девушка села рядом, придерживая его за плечи, чтобы Эдвард не упал. Она заметила, как он вспотел, несмотря на прохладу в комнате.
- Может быть, тебе остаться здесь еще на день? – предложила она. – Люси не станет возражать.
- Я должен вернуться, иначе мой отец начнет меня искать, и мое отсутствие вызовет подозрения.
До Беллы дошло, какой груз лежал на его плечах. Даже если его секрет знали Джозеф и Розали, Эдварду приходилось очень тяжело. Теперь этот секрет он делил еще и с Беллой.
Наконец, он сделал несколько глубоких вдохов и кивнул девушке, давая ей знак продолжать. Белла нерешительно подняла руки к его затылку и нащупала узел, удерживающий маску. Она осторожно начала развязывать его, ощущая всем телом, насколько близко находится к Эдварду. Даже сейчас от него пахло лесом, сандалом и сосной. Ее прикосновения были легкими, робкими, почти любящими. У Беллы перехватило дыхание, когда узел развязался, и она начала медленно стягивать маску.
Она чувствовала, что совершает нечто запретное. Белла была Пандорой, открывающей запечатанный ящик. Ее поступок казался неправильным. Она обнажала лицо мифического существа. Эдвард не останавливал ее. Белла знала, что он пристально наблюдает за ее реакцией.
Шнурки упали. Белла стащила маску, обнажая его лицо.
Это был не Эдвард Мейсен.
Он просто не мог быть им. Эдвард Мейсен – это напыщенный павлин, гордо задирающий нос, с прилизанными к вискам волосами, с напудренным и нарумяненным лицом. Тело Беллы взяло верх над разумом, и ее пальцы сами собой дотронулись до черт, которых она никогда не видела прежде по-настоящему.
Исчезла надменность и самодовольство. Белла видела настоящего Эдварда, который до этого времени прятался за обликами Мейсена и Каллена.
Ясное, честное, спокойное, манящее лицо. Прямой нос, упрямая челюсть, выразительные брови, полные губы. Белла до этого момента не замечала, как красив Эдвард. Настолько красив, что у нее перехватило дыхание, но девушка даже не заметила этого. Она не сводила взгляда с настоящего Эдварда, намеки на которого Белла видела, когда они проводили время вместе.
На глаза падали темно-медные волосы. Белла сглотнула при виде хитрой мальчишеской улыбки на его губах.
- Не то, что ты ожидала? – усмехнулся Эдвард.
Опомнившись, Белла отложила маску и кашлянула, проясняя голос.
- Ну что ты. Это то самое лицо, которое я помню, - ехидно ответила она, доставая из сумки белую рубашку с оборками. Белла не выдержала и поморщилась при виде знакомого модного стиля, но все же помогла ему натянуть рубашку.
Следующими на очереди были брюки. Белла безумно покраснела, достав их.
- Я не буду помогать тебе с этим! – бросила она одежду в Эдварда. Каллен, фыркнув, взял темно-синие штаны.
- А снять те, что сейчас на мне? – волнующим голосом поинтересовался он.
Белла отскочила от кровати и ткнула в него пальцем.
- Где твоя скромность?
Эдвард наклонил голову.
- Могу спросить то же самое про тебя, - поддразнил он. – Ты все утро смотришь на мой обнаженный торс. И не думаю, что в это время у тебя возникала мысль о скромности.
- Эдвард, прекрати дразнить меня! – простонала Белла, не имея контраргументов.
- Но мне так нравится это делать, - ухмыльнулся он.
- Аррр! – обиженно выдохнула она. Эдвард весело рассмеялся. – Я помогу тебе частично снять брюки. Остальное ты сделаешь сам.
- Только бессердечная девушка заставит инвалида одеваться самостоятельно, - цокнул он языком.
- Только ты не инвалид, - закатила глаза Белла. Она приблизилась к Каллену, глядя на его штаны. Черная ткань плотно облегала ноги, выглядя как вторая кожа. Сама мысль о прикосновении к нему ниже талии вводила Беллу в полуобморочное состояние и вызывала краску на лице. Но она не стала ничего говорить.
Белла села перед ним, помогла расстегнуть пояс и спустить брюки. К счастью, длинная рубашка закрывала его тело, но Эдвард не мог или не хотел полностью снимать штаны. Белле пришлось тянуть за них, пока они полностью не соскользнули с его тела, и девушка не рухнула на пол. Эдвард же согнулся от боли, размышляя, не порвались ли швы.
Надеть ярко-синие свободные бриджи было проще. Вскоре Эдвард был полностью одет. Белла поморщилась, застегивая на нем жилет цвета пыли.
- Кто-нибудь говорил тебе, что эти цвета конфликтуют друг с другом? – проворчала она, поправляя на нем темно-зеленый велюровый камзол.
- Розали и Джозеф. Постоянно. Но чем больше они не сочетаются, тем лучше, - вздохнул он. – Так я выгляжу бОльшим дураком.
- Теперь это. – Эдвард протянул ей баночку с гелем для волос. Белла в ужасе зажмурилась, но взяла ее.
- Эдвард, ты не должен быть дураком.
Она с отвращением уложила ему волосы. На лице Эдварда читалась печаль.
- Дурака не замечают и не воспринимают всерьез. Безопаснее считаться полоумным денди.
- У этого есть своя цена. – Она знала, как переживает за сына Карлайл. Если бы он только знал, каким на самом деле был Эдвард…
- Ты даже не представляешь.
Белла нанесла ему на лицо пудру и румяна. Маскировка была завершена. Но Белла все еще видела под ней того мужчину, которого она спасла. Он все еще скрывался в манере поведения Эдварда, в его глазах, в его теле.
Белла запихнула в сумку черную одежду.
- Готов?
Эдвард надел шляпу на голову и кивнул. С большими усилиями он встал. Белла, поддерживая его, помогла добраться до двери. Люси так и не зашла. Белла была уверена, что когда она вернется в таверну в следующий раз, Люси задаст ей много вопросов. Потому что любой, кто присутствовал при операции на Эдварде, видел, что между ней и Калленом что-то есть.
Белла отперла дверь и выглянула, убеждаясь, что там пусто. Они медленно дошли до выхода.
- Ты не сможешь скрыть, что ранен, - прошептала Белла, с трудом поддерживая его тяжелое тело.
- Я притворюсь пьяным, когда вернусь, - слабым голосом пробормотал Эдвард. Белла понимала, что ему очень больно, но он старательно скрывал это.
У выхода из таверны их ждал Джозеф. Увидев Эдварда, слуга со всех ног бросился к нему.
- Я думал, что с вами покончено! – воскликнул он, принимая на себя вес тела Эдварда.
- Только не здесь, - скривился от боли Каллен.
- Туда его ранили, - пояснила Белла. – Где экипаж?
Она вместе с Джозефом довела Эдварда до угла, следя, чтобы никто не заметил их. Они усадили Мейсена внутрь, и тот повернулся к Белле.
- Возвращайся домой и несколько дней никуда не выходи. Я уверен, что в городе будут волнения.
Джозеф занял место кучера и стегнул лошадей. У него крутилось в голове множество вопросов, но умный слуга оставил их при себе.
Белла, проследив, как удаляется экипаж, умчалась назад в таверну.

***

Белла не успела зайти в свой дом, как на нее набросились с вопросами служанки. Девушка только отмахивалась от них, торопясь к матери. Глаза Рене были красными, лицо опухло. Она кинулась к дочери и крепко обняла ее.
- Я уже думала, что капитан Форстер бросил тебя в тюрьму! – голос Рене дрожал от рыданий, из глаз текли слезы. – Ни слова! Изабелла Мэри Свон, я запру тебя в спальне на всю оставшуюся жизнь!
Чарльз Свон молча стоял позади своей жены.
Они ушли в гостиную, чтобы избавиться от любопытных взглядов слуг. Когда Рене успокоилась, а Белла оправилась от шока при виде такого нервного потрясения матери, ее отец наконец заговорил.
- Где ты была?
Белла никогда еще не слышала, чтобы его голос был таким напряженным и странно спокойным. Она была уверена, что отец еще никогда так не злился на нее.
- Я…
Она много часов обдумывала свое оправдание.
- Я уехала к Люси за несколько часов до того, как они должны были закрыть площадь. Мне казалось, что у меня много времени. Но когда я поехала обратно, баррикады уже выстроили, и меня не пропустили. Я даже не смогла отправить вам сообщение, - искренне сообщила Белла чистую правду. – Прости меня, папа!
Чарльз немного смягчился, видя умоляющее лицо дочери.
- Твоя мать чуть не сошла с ума, Белла! – Мистер Свон вскочил со стула и зашагал по комнате, что всегда делал, когда был рассержен или расстроен.
Белла подошла к нему и взяла его руки в свои.
- Папа, я была в полной безопасности. Люси заперла меня в спальне, в задней части таверны. Я даже не видела, что произошло на площади.
Рене вытерла слезы.
Рука Чарльза скользнула по рукаву ее платья.
- Почему оно мокрое, Белла?
Белла замерла.
«Проклятие», - подумала она. Люси приложила немало усилий, чтобы отстирать пятна крови, оставшиеся после операции. Но муслиновое платье просто не могло высохнуть всего за несколько часов, пусть даже оно висело над камином. Белла тяжело сглотнула.
- Я пролила на него вино вчера за ужином.
- В самом деле? – скептически пробормотал Чарльз, отходя от дочери. Он видел ее насквозь и знал, что это не вся правда.
- Папа, я только что вернулась домой, и весь Хейс возбужден атакой на гарнизон. Но мне нужно переодеться и вернуться к Люси. Я не заплатила ей за еду и ночлег, и забыла свои перчатки…
- Ты никуда не поедешь, Изабелла Мэри Свон! – кинулась к ней мать. – Форстер вне себя от того, что Каллена застрелили. Они все еще пытаются найти тело.
Конечно, Белла знала об этом. Мало того, она знала, что Каллен не убит и вернулся к себе домой. Но она должна была показать свое удивление.
- Что? – воскликнула она. – Этого не может быть!
- Я уверена, что капитан преувеличивает, моя милая, - проворковала Рене, обнимая дочь. – Но я не хочу, чтобы ты продолжала встречаться с майором. Он становится… нестабильным, - поморщилась она. – Чарльз, ты должен поговорить об этом с Уилсоном. Коллинз ничего не делает. Вы должны собрать всех богатых людей города и высказать свое мнение. Требуйте, чтобы Уилсон сделал хоть что-нибудь. Город превращается в арену боевых действий!
- Мама, - позвала Белла. – Мама, я знаю, что ты волнуешься. Но если я останусь запертой в доме, мне станет только хуже.
Чарльз по-прежнему с подозрением смотрел на дочь.
- Рене, любовь моя, оставь нас. Я поговорю с Беллой наедине.
Белла побледнела. Она еще никогда не чувствовала такого недоверия отца. Он не двигался, спокойно глядя на нее. Его губы сжались, а глаза прищурились.
Рене знала, что если Чарльз хочет поговорить с Беллой наедине, то положение критическое. Может быть, он сам хочет изменить мнение дочери.
- Я попрошу Дори приготовить тебе что-нибудь поесть, - сказала она, уходя.
Когда дверь закрылась, Чарльз вновь начал расхаживать по комнате.
- Тебе должно быть известно, как быстро в этом городе распространяются сплетни, - сказал он, отвернувшись. Время от времени он подкручивал усы. Ковер приглушал сильные удары его ботинок о пол.
- Думаю, что Хейс – худший город в этом отношении, - пробормотала Белла.
- Не умничай, юная леди, - выкрикнул Чарльз дочери. Она испуганно смотрела на отца. Ее волосы были в беспорядке, платье – влажное и мятое, лицо побледнело, а губы приоткрылись. Глаза Беллы расширились, а руки нервно теребили юбку, как она всегда делала, когда волновалась.
- Я не понимаю, папа, - прошептала она. – Мне пришлось остаться в «Смеющемся гусе». Но Люси строго присматривала за мною, клянусь…
Чарльз в сердцах расстегнул пуговицы на жилете, словно ему было тяжело дышать.
- Тогда объясни мне, почему ты провожала кого-то, очень похожего на в стельку пьяного Эдварда Мейсена, выйдя из черного входа в таверну, и при этом в одной ночной рубашке?
Белла подумала, что сейчас упадет в обморок. В ее животе все скрутилось в один болезненный узел, кожа покрылась мурашками. Она лишилась дара речи.
- К-как ты узнал?
- Как? – бросился к ней отец. Его лицо побагровело от ярости. – Как ты могла дойти до такого? Если бы твоя мать узнала об этом, то лишилась бы чувств от унижения! Какой скандал! Ты вместе с Мейсеном! Роберт видел тебя вместе со слугой из их дома. Хорошо еще, что они оба поклялись молчать!
- Папа, это не то, что ты думаешь! – возразила дрожащим голосом Белла.
Чарльз Свон скривился от боли.
- Из всех мужчин, Белла, ты выбрала чертова Эдварда Мейсена? Павлина, который был слишком хорош для тебя?
- Папа, это совсем не то! Нет никакого скандала!
- Конечно, нет. Это не выйдет за пределы нашего дома и дома Мейсенов. Но факт остается фактом: это все было! – прорычал он. Чарльз провел руками по волосам и мешком сел на диван. – Мне плохо, - пробормотал он, закрывая глаза.
«О Боже», - подумала Белла. Все плохо.
- Папа, мистер Мейсен провел ночь в таверне, но Люси подтвердит, что он был в другой комнате. Я всю ночь провела в ее спальне, клянусь!
- Будем надеяться, что она так и скажет. Иначе молись, Белла, чтобы мистер Мейсен женился на тебе, чтобы спасти твою репутацию.

Источник: http://robsten.ru/forum/95-3265-1#1506365
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: amberit (25.03.2022) | Автор: перевод amberit
Просмотров: 533 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/7
Всего комментариев: 6
0
6   [Материал]
  Напугали ежа ягодицей. Эдвард охотно женится на Белле. Спасибо за главу)

1
5   [Материал]
  Спасибо за главу))!!

1
4   [Материал]
  Главное он жив и в безопасности. good

1
3   [Материал]
  спасибо) 1_012

1
2   [Материал]
  Да, свадьба будет подарком судьбы lovi06032

1
1   [Материал]
  Читала, затаив дыхание. Воображение рисовало все эти картины с вытаскиванием пули, переодеванием, разговорами.
Последние слова Чарли вызвали смех, думаю, Эд и Белла были бы рады свадьбе, чтобы "спасти репутацию" giri05003 giri05003 giri05003

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]