Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


AUDEAMUS. Глава 32
AUDEAMUS
Глава 32

Чарльз Свон пробирался через собравшуюся на площади толпу. К ним домой пришли двое мужчин и предложили присоединиться к остальным горожанам. Он не сомневался ни секунды, собрался и ушел, выполняя свой долг. С ним ушли Роберт и остальные взрослые мужчины.
Рене с плачем провожала его, умоляя остаться дома.
- Здесь ты в безопасности, - призывала она. Ее глаза покраснели от непролитых слез. – останься с нами!
Ее руки цеплялись за рукав камзола Чарльза.
Однако его дочь, стоя позади своей матери, решительно покачала головой.
- Иди, папа, - произнесла она. Белла, хотя и испуганная, понимала, почему он должен уйти.
Площадь была заполнена до пределов. Люди залезали на деревья и крыши соседних домой, чтобы видеть происходящее.
Чарльз видел мистера Симмонса под любимым деревом. Заметил Джейкоба и Билли Блэка.
С удивлением увидел среди толпы ненавистную сейчас форму солдат Королевской гвардии – к горожанам присоединились сержант Томпсон и два копейщика. Добросердечный и наивный сержант выбрал сторону народа. И как ни удивительно, горожане не огрызались в его сторону. Возможно, потому что у них была масса других проблем. Или они понимали, что Томпсон не виноват в том, что Форстер и Коллинз командовали гарнизоном. В конце концов, он не подчинился прямому приказу командования.
Среди людей распространялись страх, нервозность и неуверенность. Слухи о приближении Форстера с армией наемников волной разливались по толпе. В ночи горели факелы. Их пламя сливалось со светом фонарей и лунными лучами.
- Я сорок лет живу здесь, и еще ни разу не видел такого бедствия, - пробормотал кто-то рядом с Чарльзом.
- Мертвец восстал из могилы, так чего же ты ждал? – ответили ему.
Все перешептывались, пытаясь найти смысл и логику событий. Чарльз не знал, что и думать. Он надеялся, что слухи об армии окажутся ложными, думая о своих жене и дочери. Армия не должна зайти в Хейс. Чарльз крепко зажмурился, надеясь, что так и будет.
- Сэр, - прошептал ему на ухо Роберт. Глаза Чарльза расширились.
- Что?
Роберт, который был намного выше Чарльза, показал на дальний конец площади. Ропот толпы набирал силу, как волна расходясь от края площади в ночной тишине. Люди расступались в стороны, как Красное море, пропуская в центр площади двух всадников.
Эдвард Каллен осадил своего черного жеребца с блестящей гривой цвета вороньего крыла. Конь остановился перед статуей. Человек в маске на ней был спокойным и собранным. Это успокоило собравшихся на площади людей. Уиллард Атар, вставший за Калленом, все еще пытался осмыслить то, что им только что открыл Уилсон.
Люди замолчали. Воцарилась гробовая тишина. Мужчины на площади ждали, когда призрак заговорит, чтобы убрать их беспокойство и страхи.
Каллен не был настоящим. Он не мог им быть. Он должен быть призраком. Некоторые действительно думали, что он воскрес из мертвых. Но вот он стоял перед ними, такой же реальный, как соседи рядом с ними.
Многие считали, что если прикоснуться к нему, то ощутят тепло живого человека. Но были и суеверные люди, крестящиеся и читающие молитвы себе под нос. Но в то же время они не сводили глаз с человека в маске. Они знали, что Каллен на их стороне. Это было ясно с момента его первого появления в Хейсе.
Однако его фигура – внушительная, устрашающая, темная – настораживала их. Мистер Симмонс стоял рядом со статуей генерала, сжимая в руке шахматного черного коня. Его глаза расширились до размера блюдец, а губы дрожали в слабой улыбке.
- Неважно, кто я такой. Неважно, как мое имя, - разорвал тишину глубокий голос Эдварда Каллена. Люди в толпе зашевелились. Эдвард видел среди них знакомые лица: его отец, зятья, человек, который скоро станет его тестем, друзья и знакомые. Люди, которых он не потеряет из-за Форстера.
- Что действительно важно – так это люди, живущие в Хейсе, живущие в Кадерре, - говорил Эдвард Каллен мужчинам. – Что действительно важно, - и его голос становился все серьезнее и серьезнее, - то, что мы должны защитить наш город и нашу страну. – На лицах мужчин в толпе был виден страх и беспокойство. Но в их глазах появлялась и слабая надежда. – Пора вам выступить против тирании, против таких людей, как Форстер и Уилсон.
- Да! – закричали многие.
- Я знаю, что некоторые из вас никогда не брали в руки меч или пистолет, ни разу в жизни не дрались. – Эдвард обвел их глазами. – Но если мы не нанесем сейчас удар, то… - Он замолчал, не закончив фразы. Люди ждали его слов. Каллен посмотрел вниз и покачал головой.
- То Хейса может и не остаться.
Эдвард вздохнул и затуманенными глазами обвел людей.
- Вы поможете мне сразиться с ними? Поможете восстановить справедливость в отношении Лукаса Риджа, Марии Хэст, лорда Ньютона, капитана Кларка и всех остальных, кто стал жертвой Уилсона и Форстера? – спросил он. Толпа заколебалась, затаив дыхание.
- Я не могу сделать это один, - произнес его глубокий голос. – Я не справлюсь с этим без вас.
Раздался слабый одинокий юношеский голос.
- Да, но мы с тобой! – горячо прокричал он. К юноше присоединились другие голоса, и эхо от них нарастало как волна.
- Да! – взревела, наконец, вся площадь. Неуверенность утихла. Страх исчез. На Каллена смотрели блестящие от решимости и ярости глаза, готовые идти за ним. Они чувствовали себя в безопасности, потому что он был с ними. Толпа ревела. У Джейкоба перехватило дыхание. Весь Хейс и близлежащие деревни объединились, чтобы защитить город. Много месяцев тяжелой жизни и страха перед Форстером привели к единению на площади.
В толпе запели. Сначала тихо, но потом все громче и громче, пока это слово не услышали в самом Колдвике.
Audeamus
Audeamus
Audeamus

- Мы сможем! – взревели мужчины, поднимая в воздух сжатые кулаки. В их глазах сияла надежда. Они смотрели на человека, который боролся за них триста лет назад. И он вернулся, когда они уже совсем потеряли надежду.
У Билли Блэка на глазах выступили слезы. Он становился свидетелем того, о чем мечтал всю жизнь. Англоанцы выступили на свою защиту. Им никто не поможет. Ни у кого не будет времени прийти им на помощь. Они выступили против армии. Но у них есть шанс выстоять. Они должны выстоять.
Эдвард Каллен коротко кивнул и повернулся к своим людям.
- Мистер Блэк, Джейкоб, - позвал он, перекрикивая пение.
- Да, сэр? – отозвался Билли.
- Возьмите нескольких человек и разделите всех на группы. В одну – тех, кто умеет сражаться мечом, в другую – кто умеет ездить, в третью – стрелять, и на остальных. Пусть люди пойдут по домам и соберут все оружие, которое у нас есть.
Билли и Джейкоб кивнули.
- Ньютон, Атар, вы идете со мной. – Каллен оглядел толпу. – Сержант Томпсон! – позвал он, и в серьезном голосе мелькнул оттенок радости. – Рад видеть вас здесь. Нам нужна ваша помощь.
Гордый и взволнованный сержант начал пробираться через толпу к Каллену. Блэки отправились выполнять приказы Эдварда.
Когда открылось то, что творили Форстер и Уилсон, Томпсон, не задумываясь, отвернулся от них. Может быть, он был и неумелым солдатом, но не был предателем. Вместе с двумя приятелями – теми, кто не попал в сети капитана и все еще был верен Англоа, - он последовал за человеком на черном коне. Каллен въехал в широко распахнутые ворота гарнизона.
Эдвард спешился и отпустил жеребца свободно гулять. Гарнизон выглядел заброшенным. Казалось, все расквартированные тут солдаты по приказу бросились к поместью Уилсона. Во дворе валялись копья, мушкеты и другое оружие.
- Томпсон, - приказал Каллен. – освободите всех заключенных, вооружите их и отправьте на старую площадь под командование Блэков.
- Да, сэр! – отсалютовал Томпсон, не обращая внимания на то, что им командовал преступник, которого он не так давно разыскивал. Сержант рассудил, что это вполне уместно. В конце концов, Каллен имел звание генерала, пусть и триста лет назад.
Каллен направился дальше к зданию, но его позвал знакомый голос.
- Сэр!
Эдвард обернулся, поблагодарив маску, скрывающую его лицо. К нему подошли Карлайл Мейсен, Эммет Маккарти и Джаспер Хейл.
- Мы хотим присоединиться к вам.
- Вы и так уже сделали это, лорд Мейсен. Если вы вернетесь на площадь и подойдете к мистеру Блэку…
- Я был одним из тех, кому Ридж доверил хранить информацию, о чем вы очень хорошо знаете. Поэтому я и мои зятья хотим присоединиться лично к вам, чтобы помочь защитить Хейс от Форстера.
- Лорд Мейсен, - произнес Эдвард, стараясь сохранить нейтральный голос. Эммет смотрел на него во все глаза. – В прошлый раз, когда мы встретились, один из ваших слуг чуть было не подстрелил меня.
Мейсен приподнял бровь.
- Учитывая обстоятельства и тот факт, что вы вломились в мой дом, могло быть и хуже. Не так ли?
Каллен усмехнулся. Его низкий голос лился как темный мед. Карлайлу казалось что-то знакомым в этом человеке, и он никак не мог понять, что именно. Но он заметил, что Каллен держится от него на расстоянии.
- Хорошо сказано, милорд, - вздохнул Эдвард. Он знал своего отца лучше, чем кто-либо. Карлайл не повернет назад, пока не добьется своей цели. Каллен показал на здание, где располагался кабинет Коллинза.
- Давайте устроимся поудобнее, - предложил он.
Дверь была приоткрыта, взламывать ее не пришлось. Каллен повел всех по коридору. Карлайл отметил, что он явно знаком с этим зданием, и задумался, не является ли он одним из гвардейцев, который решил спрятаться за маской и сразиться с коррумпированным капитаном. Но лорд быстро выбросил эту мысль из головы. Он не имел права строить сейчас предположения о личности Каллена. По крайней мере, не сейчас.
Они зашли в аккуратный кабинет Коллинза. На столе лежали стопки бумаг, которые требовалось заполнить. Спартанская обстановка кабинета не допускала ни малейшего декора. Пустое пространство освещал только лунный свет, проникающий через окно. Каллен молча вошел внутрь.
Он странно смотрелся в помещении. Словно бы луна днем или яркий цветок зимой. Он не подходил этой обстановке. Его не должно было там быть.
Мужчина в маске обыскал шкафы, что-то взял оттуда и зажег свечи. Их теплый свет смешался с серебристым лунным.
- Закройте дверь, - негромко проговорил Каллен, зажигая еще свечи, а после этого отошел в самый темный угол. Он по-прежнему старался прятаться, учитывая, кто сейчас стоял в комнате рядом с ним.
Майкл Ньютон снял монашеский капюшон, как только в комнате стало теплее. Он убрал с глаз светлые волосы, глядя на пламя свечей. Миллион мыслей проносился в его голове. Его не покидало ощущение того, что Форстер и Уилсон не покончили ни с ними, ни с Хейсом.
Атар сел в кресло за столом, гадая, выйдет ли он живым из всей этой неразберихи. История, рассказанная Уилсоном, продолжала давить на него, постепенно разъедая изнутри.
Карлайл просто молча стоял, ожидая, что кто-нибудь заговорит.
Каллен скрестил руки и прислонился к стене, на мгновение закрыв глаза. Он наслаждался минуткой покоя, потому что знал, что ему еще очень долго не придется отдохнуть.
- И что теперь? – вопрос Майкла заставил всех вздрогнуть. Мир и покой в кабинете исчезли.
- Мы должны кого-нибудь отправить в Колдвик, а потом в Сафейру, - предложил Атар. – Уилсон сказал, что Форстер вернется с армией наемников. Нам нужна вся помощь, которую мы можем получить.
Вновь наступило молчание. На этот раз его нарушил Эммет.
- Он говорил про армию, сэр Атар, - кивнул Эммет. – Но эту армию нужно спрятать у всех на виду, не вызывая подозрений. В Роще Ворона… - Он посмотрел на Каллена. – Вы, Блэк или кто-нибудь из ваших людей не видели группу наемников?
Уголки губ мужчины в маске дернулись в явном одобрении.
- Нет. Но ход ваших мыслей мне нравится. Вы мыслите в правильном направлении, мистер Маккарти.
- В правильном направлении? – переспросил Майкл.
- Если их нет в Роще Ворона, то Форстер должен был прятать свою армию в крупном городе. Колдвике или Мезире, - проговорил Джаспер, медленно сжимая руки в кулаки. – Когда мы бежали из поместья Уилсона, Форстер нас не преследовал.
- Должно быть, он поехал за наемниками. – кивнул Атар. – Я слышал, как Уилсон кричал ему: «Следуй плану!»
- Мы все равно должны кого-нибудь послать в Сафейру, - убеждал Майкл, показывая всю свою неопытность. Хотя он уже сталкивался с невзгодами, но не бывал ни в столкновениях, ни в драках.
- Бесполезно, - мрачно проговорил Карлайл. – Чтобы добраться до Сафейры, нужно два дня напряженной езды. Пока всадник доберется до столицы, пока объяснит, что происходит…
- И что происходит? – вмешался Джаспер. – Наш посланник должен объяснить, что мы провели судебное слушание с одним судьей, и даже не в ратуше, а частном имении.
Джаспер повернулся к Атару.
- Доказательства более чем приемлемы, сэр Атар. Но для постороннего человека вся ситуация выглядит весьма сомнительно. Со стороны покажется, что мы восстали против местных властей, изгнав капитана Форстера и арестовав мэра. Даже с учетом того, что вы – брат великого герцога Кантабрии, у нас нет времени все объяснять. Форстер поехал либо в Колдвик, либо в Мезир. Он придет сюда до того, как вернется наш посланник – если он вообще вернется с подкреплением.
- Я вижу только один выход, - донеслось из-за угла. – У нас есть стены. Давайте их используем.
Мужчины обдумали слова Джаспера и Каллена.
- Вы стремитесь сразиться с ними, - вздохнул Атар.
- Большая часть горожан никогда не брала в руки меч или пистолет, - напомнил Эммет. – Конечно, Форстер знает это.
Каллен выпрямился.
- В Роще Ворона наемников Форстера не было, иначе мы бы знали об этом. Значит, он поехал либо в Мезир, либо в Колдвик. Я считаю, что в Колдвик – самый крупный город Кадерры, в нескольких часах езды по хорошей дороге. Скоро Форстер вернется сюда с армией наемников и атакует наши ворота, пока не пройдет сквозь них. И как только он это сделает, то победит, если мы не дадим ему отпор. Этот город окажется во власти наемников. Я не буду рассказывать вам все те ужасы, которые они сотворят с жителями Хейса, - прорычал Каллен.
Его слова тяжело повисли в воздухе. Они оставили после себя кислый привкус. Каждый в комнате знал, что Каллен прав. Никто не хочет драться, несмотря на общее согласие на площади. Погибнут многие жители.
- Даже если мы организуем оборону, как вы проинструктировали мистера Блэка, то все равно окажемся в невыгодном положении, - заявил Карлайл. Ему бы хотелось, чтобы это было неправдой. Но все понимали, что город не готов к отпору. Его никогда не осаждали, стены постепенно разрушались. Старые решетки заржавели и давно уже не опускались. И, несмотря на мощные ворота, Карлайл был уверен, что в стене есть незаметные проходы.
- Я согласен. Если Форстер приведет с собой достаточное количество наемников, то они в конце концов проломят стены и прорвутся в город. Поэтому мы должны противостоять им, - заявил Каллен. – Да, лишь немногие из нас умеют стрелять, и пуль у нас не так много… и мы вынуждены будем сдаться, но….
- Что у вас на уме? – с явным интересом спросил Атар.
Тень улыбки пробежала по губам Каллена.
- Мы не зря изучаем историю, джентльмены, - подмигнул он. – Во время Поющей битвы в Адельтон-холле лорд Алистер активно атаковал замок. Он побеждал, пока с юга не подошла армия Каллена и не заманила его в ловушку. Он не мог сражаться на два фронта и в конце концов сбежал.
- Кавалерия… - Карлайл замолчал. – Вы хотите атаковать сзади?
- В этом городе мало мужчин, умеющих ездить верхом, - предупредил Эммет.
Джаспер ухмыльнулся, понимая, к чему ведет Каллен.
- Если подстеречь их в лесу, то можно убивать тех, кто позади, при этом те, кто идет в первых рядах, так ничего и не поймут. Это ослабит силы противника, - пояснил Каллен. – Это лучшее решение, которое я могу предложить.
Карлайл некоторое время смотрел на него.
- Вы и раньше принимали участие в боях, – заметил он. Вместо ответа он получил только суровый взгляд пылающих глаз.
Напряжение немного спало.
Тяжелыми шагами темная фигура подошла к своей ничего не подозревающей семье и встала перед своим отцом, заслоняя свет свечей. Карлайл видел только черный силуэт, не подозревая, что это его собственный сын.
- Вы поедете со мной, лорд Мейсен? – спросил низкий голос.
Карлайл неловко поежился. Он понимал, что означает выход за стены – большой риск. Но лорд Мейсен понимал свой долг и знал, что потеряет все. Если Форстер прорвется в город.
- Я… был бы польщен, - наконец, ответил он.
Пылающие глаза обратились к Джасперу и Эммету. Те ответили точно так же, как и их тесть.
Эммет шагнул к Каллену, ухмыльнувшись.
- Когда все это закончится, я хочу реванша.
Уголок губ Каллена приподнялся. Он протянул вперед руку, и ничего не подозревающий отец крепко сжал ее.
- Сэр Атар, лорд Ньютон, вам я предлагаю остаться в городе.
- Боюсь, что с мечом я не смогу быть вам полезен, - приподнялся Майкл. – Я скорее порежусь сам, чем задену противника. Но я хочу помочь там, где смогу.
- Предполагаю, что мы используем таверну Люси Берг. Я превращу ее в наш временный штаб, Каллен. Если вы займетесь делами за стеной, то здесь мы с мистером Блэком возьмем все на себя, - предложил Атар.
Все было решено. Короткое совещание принесло свои плоды для реализации их плана. Семья Мейсенов вернулась на площадь, чтобы сформировать кавалерию. Атар и Майкл ушли в таверну Люси. Каллен отыскал Блэка с новыми инструкциями.
Они отправили людей следить за востоком, западом и югом. На севере на много миль простирался густой лес, и все были уверены, что оттуда Форстер не приедет.
Каллен проверил свои подозрения. Джейкоб тоже не слышал, чтобы в Роще Ворона жил кто-нибудь, кроме них.
Как только Билли разбил людей на группы, он отправил сына инструктировать тех, кто будет защищать стену. Те, кто умел стрелять, встанут в стратегические точки вдоль стены и на крышах. Те, кто умел держать в руках меч, ждали у каждых ворот города, на случай прорыва внутрь. На окраинных улицах начали строить баррикады, чтобы задержать тех, кто сможет прорваться внутрь.
Обсудив все, Каллен позволил себе выдохнуть. Джейкоб, Билли, Томпсон, Джона, Джо, Роберт и некоторые другие удивились при виде открыто проявленной усталости человека в маске.
- Разойдитесь на свои посты. Проверьте, что люди по очереди поспят. Им нужен отдых. Те, кому не положено быть на стене, идите к Люси или еще куда-нибудь, где можно найти постель. Несколько часов на отдых у нас есть, и он нам необходим.
- А вы? – спросил Томпсон.
Каллен был измучен. Он понимал, что должен хоть немного поспать, если хочет возглавить атаку.
- Мы уехали из поместья примерно четыре часа назад. Полагаю, люди Форстера либо в Колдвике, либо в Мезире. Оба более чем в пяти часах езды. Или чуть меньше, если он скачет галопом. У нас есть время до рассвета, - проговорил Каллен. – И мне тоже нужен отдых.
Человек в черном свистнул, и к нему примчался черный жеребец, распугав нескольких ребятишек. Они кучковались возле мощного животного и спорили, настоящий он или тоже призрак.
Эдвард игнорировал боль в боку. Кровотечение остановилось, но рану стоит осмотреть, как только он вернется домой.
- Встретимся здесь на восходе.
- Хорошо, - кивнул Билли. Он не стал спрашивать, где будет отдыхать Каллен. Это было не его дело.

***

Эдвард прижался лбом к прохладному камню тесного коридора. Он глубоко вздохнул и закрыл глаза, желая, чтобы боль в теле утихла. Сейчас, когда он остался наедине со своими мыслями, Эдвард понял смысл слов Уилсона.
Что вообще означало «Audeamus»? Кем был Эдвард Каллен? Личность, которую он позаимствовал, становилась все более нечеткой.
Коридор был пропитан ароматом влажной земли, пыли и гниющего дерева. Эдвард прошел в небольшую секретную комнатку, где хранил свое снаряжение, оружие и одежду. Потайная комната в его покоях, ведущая к секретному ходу в стене сада, сослужила ему хорошую службу. Он мог приходить и уходить как Каллен, когда ему заблагорассудится.
Эдвард сел на стул и откинулся к стене, хмуро глядя вверх. Его глаза привыкали к темноте. Уши различили шаги за пределами крохотной комнаты. У него не было сил встречаться со своей семьей. Он не мог еще раз слушать отца, который будет выговаривать ему за бегство с бала и брошенную невесту.
Эдвард стиснул челюсти. В его голове возник образ Беллы и ее окровавленных рук, когда она помешала Коллинзу пронзить его мечом. В горле Эдварда родилось гортанное рычание. Он вспомнил о Коллинзе и темноте в его глазах. Джеймсе Коллинзе, который потерял себя. Офицера со столькими перспективами – человека, которого он когда-то считал многообещающим союзником, - больше не существовало.
Щелкнула дверная защелка, и вошел Джозеф.
- Сэр? – встревоженно спросил он, бросаясь к Эдварду. – Вам больно?
Слуга видел перед собой побежденного человека, прислонившегося к стене и закрытыми глазами.
- Нет, Джозеф, - прошептал Эдвард. – Я только устал.
- Я помогу вам раздеться и умыться. Ванна готова.
Эдварду показалось, что он слышит нежный голос Беллы, что-то шепчущий ему на ухо. Он хотел коснуться ее кожи, вдохнуть ее запах, услышать ее смех. Он хотел быть рядом с ней.
- Она здесь, - сообщил Джозеф, когда Эдвард встал, снимая маску. Темные медные локоны упали ему на глаза. – Внизу, в безопасности.
В безопасности. Он должен был любой ценой защитить ее.
- Не говори ей, что я дома, - сказал Эдвард, опустив голову. Если бы Белла знала, что он вернулся, то пришла бы к нему и начала расспрашивать. И его ответы в итоге покажут, куда он собирается идти. Белле это не понравится.
Он ничего не скажет ей. Если она придет сейчас к нему, то у него может не хватить сил расстаться с ней.
- Хорошо, сэр, - кивнул Джозеф.


***

Белла нервно сжимала свои юбки, сидя в гостиной особняка Мейсенов. Она и ее мать отправились туда, не желая оставаться одни в собственном доме. Большая часть слуг присоединилась к мистеру Блэку и Каллену. Даже ее собственный отец ушел защищать стену. Когда Белла предложила Рене отправиться к Мейсенам, ее мать сначала скептически отнеслась к этому предложению, но потом согласилась, потому что группой безопаснее.
Белла сидела на диване рядом с матерью. По другую сторону от нее дремала на подлокотнике Элис. В кресле спала Розали, прикрывшись пледом.
- Я считаю, что всем нужно пойти отдохнуть, - заявила Эсмеральда, стуча каблуками по паркету. Она встала напротив Беллы. – Вы можете вдвоем занять гостевую спальню, - предложила она. Спина леди была напряжена, взгляд метался из стороны в сторону. Эсмеральда находила себе занятия, чтобы занять свой разум. Она не хотела размышлять о том, куда делась остальная часть ее семьи.
- Элис, милая, нам тоже нужно лечь спать. Кто знает, сколько нам удастся отдохнуть, прежде чем этот ужас закончится?
Элис вышла из транса, протерла глаза и глубоко вздохнула.
- Я еще немного подожду Джаспера.
Белла сжала губы и опустила взгляд на бежевый коврик у себя под ногами. Ей очень хотелось увидеть Эдварда.
Эсмеральда вздохнула.
- Мы сейчас ничего не можем сделать, Элис. Только отдохнуть…
- Но если нападет Форстер? – в панике выкрикнула ее дочь. Ее крик разбудил Розали, и старшая дочь Карлайла встревоженно вскочила с кресла и огляделась.
Элис переживала за своего отца и мужа. Белла высвободилась из материнских объятий и потянулась к подруге. Она взяла ее руки в свои, игнорируя боль в свежих порезах под повязками. В головах женщин при виде ее забинтованных рук пронеслось множество предположений, но ни одна не стала спрашивать.
Белла опустилась на колени рядом с Элис.
- Нам нужно сохранить силы, Элис. И отсутствие сна никому не поможет. Когда придет время, и потребуется наша помощь, нам потребуется каждая унция силы, которую мы сможем собрать. Джаспер скоро придет, - уверенно сказала она. – И лорд Мейсен тоже. – Она посмотрела на Эсмеральду. – И мистер Маккарти. Мы должны пойти спать и приготовить кровати и для них. Они скоро вернутся, чтобы тоже отдохнуть.
- Откуда ты знаешь? – нахмурилась Розали. – Может быть, Форстер прямо сейчас ломится в ворота Хейса?
- Наемники, о которых мы слышали, не могли прятаться в Роще Ворона, иначе Джейкоб бы о них знал. Но они должны быть в доступном месте, поэтому Зафру и Сафейру можно исключить. Я считаю, что они либо в Мезире, либо в Колдвике. Города достаточно большие, чтобы скрыть большую группу людей и не вызвать подозрения, но находятся в нескольких часах езды.
- Да, оба города почти в пяти часах быстрого галопа отсюда, - согласилась Рене. Она обвела взглядом встревоженных женщин. – Если Форстер сразу после поместья Уилсона поехал в них, то еще не добрался ни до одного города. Я не могу представить, что его лошадь настолько быстра. А еще нужно собрать всех наемников в одно место. – Рене ненадолго замолчала, осознав, что только что сказала. К ним приближалась армия. Но леди не позволила этому факту испугать ее. – Они придут сюда не раньше чем через шесть часов.
- Мы могли бы кого-нибудь послать в Сафейру! – воскликнула Элис.
- Через Рощу Ворона и Сороссу до столицы ехать два дня. И что бы мы сказали чиновникам или даже королю? Что арестовали мэра и упустили капитана Королевской гвардии? – возразила Белла. Она сжала руки подруги. – Иди спать, Элис. Все скоро закончится. Я верю в Хейс, в Каллена и в Джейкоба. Мы все преодолеем. Но должны проявить решительность и отвагу.
Элис кивнула, но в ее золотых глазах промелькнула неуверенность.
Эсмеральда провела Беллу и Рене в гостевую спальню, где они могли бы поспать несколько часов. Белла не стала спрашивать, где Эдвард. Это либо вызвало бы тревогу, потому что Эсме вряд ли знала о его местонахождении, либо раздражение, потому что он держался вдали от конфликта, в отличие от всей остальной семьи. У Эдварда хватало проблем и без того, чтобы добавлять ему новых.
Белла стояла у окна, пока Рене разбирала постель. Они все еще были одеты, потому что слишком устали, чтобы переодеться в выданные им ночные рубашки. Снаружи пошел дождь, и несколько капель ударили в стекло. Шоколадные глаза изучали дорогу за окном. Белла вцепилась в подоконник и хмурилась.
Где он?
Рене наблюдала за дочерью, ее сведенными бровями, тревогой во всей ее позе. Она знала, что Белла многое скрывает от нее, но не решалась спросить.
- Отдохни, Белла. Тебе это необходимо.
Но Белла не могла отдыхать, пока не узнает, что Эдвард в безопасности. Она рассеянно провела пальцем по повязке на левой руке. Рене не спросила, откуда у нее порезы, но Белла помнила выражение лица матери. Ее словно бы разрывало надвое изнутри. В чем бы ни участвовала Белла, это повлияло на ее мать.
Девушка вздрогнула, вспомнив, как Коллинз чуть не вонзил свой клинок в грудь Эдварда. Если бы она не оказалась рядом, Эдварда бы уже не было. У нее перехватило дыхание.
Рене подошла к дочери, обняв ее. Капли дождя били в стекла с новой силой. Вдалеке вдоль стены загорелись факелы. Наблюдатели следили за подъездами к городу, готовясь к надвигающемуся сражению, а остальная часть Хейса пыталась хоть как-то отдохнуть. Рене дрожала, обнимая дочь.
- О ком ты так беспокоишься? – негромко спросила леди.
- Ни о ком, - пробормотала девушка.
- Я не могу представить, что все это ради твоего… жениха, - прошептала Рене, не сводя глаз с падающего дождя.
Белла не ответила ей.
- Все эти поездки в Рощу Ворона, в Сент-Николас… твой отец, может и не знает… - Рене повернула Беллу к себе лицом. – Но материнская интуиция догадывается о многом.
Слова падали, преодолевая густое напряжение в комнате. Девушка посмотрела на свою мать. Ее белое платье сияло в серебряном свете луны, струившемся из окна, и делало ее похожей на привидение.
- Мама…
- Отдыхай. Когда все закончится, ты объяснишься со мной… со своим отцом, - прошептала Рене.
- Это не то, что ты думаешь.
- Ложись спать, - скомандовала Рене. Она доверяла дочери. Тем не менее ситуация казалась ей однозначной: Белла была помолвлена с одним мужчиной, а любила другого.
Белла молча подошла к кровати и легла. Несмотря на то, что ее сердце громко колотилось в груди, она быстро уснула. Вскоре к ней присоединилась мать. Девушка не знала, что Эдвард Мейсен крепко спал в этом же коридоре, чтобы восстановить силы для боя, который начнется через несколько часов.
Особняк Мейсенов затих и казался почти вымершим. Карлайл, Эммет и Джаспер вскоре вернулись, обсудив все необходимое с Билли Блэком. Им тоже нужно было поспать. Полночь уже миновала.
Семья уснула, забыв про суету, тревогу и переживания. Однако они, как и большинство жителей Хейса, не могли крепко спать. Их мучили мысли о предстоящей битве. Приходили кошмары о том, что они могут потерять, если проиграют. Тишина протягивала сонные щупальца по Хейсу. Те немногие, кто не спал, взяли в руки бутылку, чтобы поднять настроение.
В ночной темноте никто не заметил, как группа людей проскользнула через прорехи в еще не до конца организованной оборонительной цепи, и направилась вдоль северо-западной стены. Они проникли за стены города, когда люди все еще прибывали из поместья Уилсона, и прятались, пока город не затих. Теперь при свете луны они шли к определенному дому. Лидер группы зловеще посмотрел на особняк и взялся за ручку двери. Она была не заперта.
Он вошел внутрь и дал знак своим спутникам разойтись по местам.
- Никого не впускать и не выпускать, - прошептал он. – Проверьте, что закрыты все выходы.
Солдаты кивнули. Часть гвардейцев осталась внизу, часть прошла по дому, запирая немногих оставшихся слуг в их комнатах. Коллинз стоял у мраморной лестницы, ведущей наверх.
Он поймает лису в ее норе.
Карлайл услышал слабое эхо шагов по коридору. Он медленно сел на кровати, бросая взгляд на Эсмеральду. Его жена спала. Осторожно, чтобы не шуметь, барон подошел к двери и уже более четко расслышал за ней глухие шаги. Как только он взялся за холодную дверную ручку, она внезапно повернулась, и его отбросило назад. Карлайл со стоном рухнул на пол, зарычав от гнева, и привстал только для того, чтобы увидеть дуло мушкета, нацеленное ему в лицо.
- Здесь кто-то есть, Ульрик? – спросил голос из коридора.
- Да, я взял их, - ответил Ульрик, тот самый копейщик, который не пропустил Беллу домой в ту ночь, когда Каллен спасал фермеров от петли.
- Кто вы? – возмутился Карлайл, еще не до конца проснувшийся. – Как вы посмели вломиться в мой дом?
- Карлайл?! – в панике закричала его жена, которая проснулась от шума и увидела злоумышленников.
В этот момент лорд разглядел форму. Гвардейцы? Неужели Форстер уже прибыл? Но этого не может быть. Часы в углу показывали чуть больше трех ночи. У них еще оставалось несколько часов.
Мушкет еще больше приблизился к лицу Карлайла.
- Встать! – выплюнул гвардеец. Краем глаза Карлайл увидел, как еще один солдат вытащил из кровати Эсмеральду.
- Не трогай ее! – закричал он и тут же получил сильный удар прикладом по лицу. Во рту появился металлический привкус крови, багровая струйка потекла из уголка губ.
- Встать! – прорычал гвардеец. – Или в нее выстрелят!
Карлайл под дулом мушкета неловко встал. Его грубо вытолкнули из комнаты к лестнице, по которой вели – или, точнее, тащили – всю его остальную семью. Джаспер пытался драться с двумя копейщиками, но сокрушительный удар сбросил его с лестницы. Элис в слезах бросилась за ним. Эммет ударил по лицу еще одного солдата, но его борьба быстро окончилась ничем. Трое гвардейцев нацелили на него мушкеты, и ему быстро связали руки.
Солдаты потребовали, чтобы все быстро спускались по лестнице. Карлайл чувствовал боль в разбитых губах и несколько раз моргнул, опираясь на перила. Эсмеральда как могла поддерживала его, стараясь не плакать. Рене Свон гордо спустилась по лестнице, но ее лицо было пепельно-серым, а губы сжатыми.
Внизу на мраморном полу, заложив руки за спину, в безупречной форме и с решительным выражением лица стоял Джеймс Коллинз. Он молча смотрел на семью Мейсенов, игнорируя их злые взгляды.
- Убери от меня руки! – яростно выкрикнул женский голос. Последнего недостающего человека, Беллу Свон, тащил солдат, крепко сжимая ее запястье. Она пиналась и царапалась, как дикая кошка, не желая сдаваться без боя. Несмотря на их сложное положение, Рене с гордостью наблюдала за дочерью. Но пришедший на помощь товарищу копейщик сломил сопротивление девушки.
Беллу спустили с лестницы и толкнули к остальной семье Мейсенов. Гвардейцы направили на них мушкеты. Коллинз с грустью смотрел на Беллу. Единственным, кого здесь не хватало, был Эдвард Мейсен.
- Где ваш сын, лорд Мейсен? – спросил майор.
- Предатель! – прорычал Карлайл, шагнув вперед, но его остановил мушкет в руках Ульрика.
Коллинз сам подошел к лорду. Его ледяные голубые глаза не отрывались от лица Карлайла.
- Обстоятельства поставили меня в такое положение, в котором я никогда не хотел оказаться. – Он вздохнул и провел рукой по волосам, взъерошив аккуратно уложенные хвост. - Где ваш сын? – с новой силой спросил он.
- Даже если бы и знал, то никогда не сказал бы, - прорычал гордый барон, скривившись.
Коллинз быстро обвел взглядом остальных, видя их сверкающие ненавистью и яростью глаза.
- Ты не знаешь, - заключил он. – О нем.
Белла чуть не рухнула в обморок. Нет, этого не может быть! Коллинз пришел за Эдвардом, потому что знал. Ледяной взгляд теперь лег на нее. Она все еще видела в этих холодных глазах намек на прежнего милого и доброго майора.
- Я не мог смириться с тем, что Эдвард Мейсен забрал тебя у меня, - подошел он к девушке, игнорируя присутствие других людей в помещении. – Я думал, тебя заставили выйти за него замуж.
- Джеймс, - прошептала Белла. – Умоляю, не делай этого.
- Я до сих пор люблю тебя, Изабелла Свон. Несмотря ни на что, ты всегда видела во мне хорошее. И я верю, что ты до сих пор этого хочешь.
Белла кивнула. Ее губы дрогнули.
- Еще есть возможность повернуть назад, - прошептала она.
- А есть возможность вернуть тебя? – спросил Коллинз.
Все взгляды остановились только на них двоих. Элис с ужасом смотрела на подругу, дрожащими руками цепляясь за мужа. Эсмеральда и Рене в страхе наблюдали за майором, который, казалось, готов вот-вот взорваться. Мужчины стискивали зубы и гадали, как им выйти из этой ситуации и перехватить контроль. Эммет пытался порвать веревку на запястьях. Если бы он смог освободиться, то одолел бы одного из гвардейцев и выхватил его мушкет.
Белла долго смотрела на Коллинза. В шоколадных глазах не было страха. Майор знал, что она не станет лгать ему, несмотря на ситуацию.
- Я не люблю тебя, - наконец сказала она сломленным голосом.
Коллинз резко выдохнул и медленно покачал головой, принимая ее ответ.
- Спасибо за откровенность.
Он подошел к ней еще ближе и мягко обнял лицо ладонями.
- Но ты же любила меня тогда. И не сможешь полюбить опять?
- Это была не любовь, Джеймс. – вздохнула Белла. – Ты любишь не меня, а свое представление обо мне. Ту леди, которой я должна была бы быть. Ту, которая правильно ездит верхом, умеет поддерживать беседу и правильно говорить. Это не я.
- Но ты могла бы быть такой! – воззвал он. – Ты стремилась стать такой. Я видел это в тебе, когда мы были вместе.
Белла отступила от Коллинза.
- Эдвард не просит меня измениться. Он любит меня такой, какая я есть.
Белла видела, как нахмурился Коллинз, как он помрачнел. Его безупречная форма внезапно внушила ей страх, как и висящий на поясе меч. Он собирался что-то сказать, когда его перебили гвардейцы.
- Мы нашли его, сэр! – крикнули они с верха лестницы. Их пистолеты были нацелены на сонного и моргающего Эдварда Мейсена. Его семья отметила, что он успел переодеться после бала в небрежно накинутую белую рубашку с широкими рукавами. Верхние пуговицы были расстегнуты, низ наспех заправлен в брюки. Белла видела, как под тканью проступают бинты. Чистые волосы растрепались, и часть прядей по-мальчишески падала ему на глаза. На нем были черные брюки и сапоги, жутко знакомые Белле. Те же самые брюки и сапоги, которые он носил как Каллен. Она очень надеялась, что больше этого никто не заметит.
- Отец, кажется, в наш дом вторглись, - прежним гнусавым голосом протянул Эдвард. Несмотря на положение дел, его слова прозвучали даже насмешливо.
Коллинз ухмыльнулся. Даже если Эдвард больше не одевался как павлин, его аура оставалась неизменной. Карлайл нахмурился. Ему не понравилось, что на его сына направлено оружие.
- Приведите его сюда, - приказал майор солдатам. Все церемонно спустились по лестнице. Белла затаила дыхание, перевода взгляд с Коллинза на Эдварда. Что он будет делать?
Мейсена-младшего грубо подтолкнули к майору. Скучающий взгляд сопровождался легко сведенными бровями. Казалось, пижон не понимал, в какой опасности оказался.
- Изабелла, ты хочешь сказать, что предпочла мне это? – с издевкой спросил Коллинз. Эммет и Джаспер зажмурились, отчасти понимая майора. Хотя Эдвард больше не одевался как павлин, на мужчину он еще не был похож.
Белла Свон бросила взгляд в сторону Эдварда и вновь перевела его на Коллинза.
- Тысячу раз да, - выплюнула она, удивив всех присутствующих. Девушка решительно шагнула к майору, возмущенная его поведением. Белла больше не могла сдерживаться. – Ты даже не половина того человека, кем он является!
Коллинз скривил губы, тоже обращая взор на Эдварда.
- Сначала я не мог понять, почему.
- А почему бы и нет? Майор, давайте поднимем тост за Лондон! Девушка показала свой ум, выбрав меня, - все тем же гнусавым голосом протянул Эдвард. – Но должен сказать, что вы меня обижаете. Очень не по-джентльменски пытаться увести у меня невесту, - укорил он.
Джеймс приблизился к Эдварду.
- Должен сказать, что впечатлен твоим искусством. – Он обернулся к семье. – Они знают?
Заметив блеск в глазах Эдварда, он улыбнулся шире и отступил на шаг.
- Почти две недели назад Каллена серьезно ранили, но ему удалось сбежать. Я спрашивал себя, кто и как мог ему помочь? – Он замолчал, переведя взгляд на Беллу. – Ты провела ночь в «Смеющемся гусе», неподалеку от которого живет доктор Блейк.
Белла побледнела.
- Несколько часов назад рана Каллена вновь разошлась во время нашей драки. – Коллинз повернулся к Эдварду. Напряжение в комнате было таким, что казалось, будто сейчас обрушатся небеса. Сердце Беллы громко билось в груди. В горле пересохло.
Карлайл Мейсен медленно покачал головой, осознавая, к чему ведет Коллинз.
- Мой сын не имеет ничего общего с Калленом! Он даже не умеет фехтовать! – выплюнул он.
Джеймс пристально смотрел на Эдварда.
- Идеальная маскировка обычно наиболее очевидна.
Взгляд Мейсена-младшего из затуманенного и скучающего превратился в хорошо знакомый Коллинзу. Эдвард понял, что игра окончена, и притворяться больше не нужно. Он отпустил напыщенного денди и позволил тому, кто скрывался в темноте, взять верх. Теперь в его глазах появился опасный блеск, прежде присутствовавший за маской.
Коллинз протянул руку. Один из солдат вложил в нее пистолет. Майор мрачно прикинул его вес.
- Есть только один способ раскрыть правду, - пробормотал он.
Все замерли, ожидая следующего шага майора. Внезапно, без предупреждения он шагнул к Эдварду и нанес сильный удар рукоятью пистолета в его правый бок. Эдвард со стоном склонился и схватился за место удара. Воздух вылетел из его легких. На глазах выступили слезы боли.
Джеймс терпеливо ждал, когда человек перед ним выпрямится и опустит руки. Все увидели, как правая сторона белой рубашки Эдварда покраснела от крови. Пятно быстро начало расплываться.
Карлайл в неверии выдохнул.
- Кровь никогда не лжет, Каллен, - выплюнул Джеймс.
Остальные ошеломленно молчали.
Эдвард полностью отбросил личность пижона.
- Ты пришел позлорадствовать, Коллинз? Мисс Свон уже сказала тебе, кого она выбрала, - прорычал Эдвард. Ухмылка растекалась по его губам. Вся семья вздрогнула при звуке его голоса – незнакомого, низкого и темного.
Джеймс обнажил меч.
- Я пришел закончить то, что начал у Уилсона, - ледяным тоном сказал майор, направляя клинок в грудь Эдварда.
Он только усмехнулся.
- Ты убьешь невооруженного человека, Коллинз? – повторил Каллен свой вопрос, уже заданный в поместье.
Те, кто не знал секрета Эдварда, с изумлением наблюдали трансформацию перед ними. Слабый и изнеженный молодой человек распрямил спину, на его лице появилась решительность, а в глазах блестело желание убивать.
- Ты боишься, что на этот раз я одолею тебя? – поддразнивал Эдвард Мейсен так, как раньше мог только Каллен.
Джеймс, зарычав, выхватил меч у одного из своих гвардейцев и перебросил его Эдварду. Каллен поймал его, прикидывая вес и балансировку.
- Солдаты, - приказал Коллинз, не прерывая зрительного контакта с мужчиной перед собой. – Если мистер Мейсен разоружит меня, то убейте лорда Мейсена и его зятьев. Женщин не трогайте.
Глаза Эдварда потемнели.
Солдаты оттеснили семью к стенам. Середина огромного фойе освободилась для поединка между Эдвардом и Джеймсом. Напряжение воздуха возросло во много раз. Сердце Беллы застряло в горле. Ее глаза расширились. Эммет в молчаливом ожидании напрягся. Он не мог поверить в то, что происходило перед ним. Карлайл недоверчиво наблюдал за сыном, пытаясь осознать то, что только что открылось ему. Часть его сознания все еще не верила. Но кровь на рубашке Эдварда… то самое доказательство, о котором говорил майор… и этот поединок, который вот-вот должен был начаться…
Двое мужчин медленно обошли друг друга. Их взгляды встретились в безмолвной битве, как у животных, на лицах читался первобытный инстинкт убийцы.
Джеймс ударил первым, так быстро сделав выпад, что зрители не заметили блеска клинка. Эдвард отбил удар. Танец начался. Лязг ударяющихся лезвий разорвал тихую ночь. Коллинз нападал, но Эдвард уже успел распознать манеру действий своего противника. Битва была потрясающей. Такого мастерства владения клинками не видел никто из присутствующих. Коллинз сделал длинный выпад, но Эдвард отразил его и превратил в глиссаду, скользнув своим клинком по мечу майора. Бой продолжился дальше. Никто не сомневался, что противники равно умеют владеть оружием.
Все были увлечены битвой. Белла, воспользовавшись этим, незаметно перешла за спину Эммета и начала развязывать веревку на его запястьях.
- Солдат рядом больше всего увлечен боем. Если ты отберешь у него мушкет, а лорд Мейсен одолеет крайнего слева, то у нас будет шанс на победу, - тихо проговорила она. Девушка стояла неподвижно, скрывая за юбками движущиеся пальцы. Эммет еле заметно кивнул, не сводя взгляда с битвы.
Коллинз и Эдвард начали потеть. Майор резким движением оттолкнул Мейсена к перилам, заметив его усмешку.
- Ты проигрываешь, Каллен, - выплюнул он. – Как и этой ночью. Так что перестань ухмыляться.
Эдвард и бровью не шевельнул.
- Зато ты чересчур серьезен, майор, - весело заметил Каллен. Его глаза опасно сверкали. Коллинз в бешенстве нанес удар по ране Эдварда.
Тому удалось отклониться и в свою очередь сделать несколько быстрых и изящных выпадов.
- Я проиграл ночью, Джеймс, потому что сражался с привязанной рукой, - продолжил Эдвард. Белла заметила, что его дыхание стало тяжелее. Он явно устал. – Но сейчас я ее отвяжу, - прорычал он, толкая Коллинза ногой. Пока майор вставал с пола, Эдвард перекинул меч в правую руку. До этого он фехтовал левой. Только сейчас Белла вспомнила, что Эдвард предпочитал правую руку.
Коллинз кинулся на него, но ситуация резко изменилась.
Эдвард, теперь фехтовавший любимой рукой, явно брал верх.
От удара сталкивающихся мечей от стен отдавалось эхо. Бой казался бесконечным. Белла следила за каждым движением Эдварда. Карлайл был так же захвачен быстрыми атаками, которые демонстрировал его сын, как Эммет или Джаспер.
Оба дуэлянта уже чувствовали, как их ладони горят. Во взгляде Эдварда появилось удовлетворение. Коллинз готов был упасть на колени, хотя и старался одолеть усталость.
Каллен отбил клинок майора к полу, заставляя кончик клинка зацепиться за пол, и выбил сильным ударом меч из рук Джеймса. Гвардейцы взвели курки мушкетов. Белла быстро сняла веревку с запястий Эммета и бросилась на одного из солдат, который готовился выстрелить в Эдварда.
Взвизгнула пуля, но прицел был сбит, и солдат промазал. Эммет сбил двух копейщиков, Карлайл и Джаспер последовали его примеру. Розали, сняв одну из туфель, ударила ею по голове держащего ее гвардейца. Вскоре семья одолела солдат. Эдвард, пропитанный потом, держал меч у груди Коллинза. В его глазах горел огонь, пятно крови на рубашке выросло, и тихого рычания в его груди хватало для того, чтобы майор не шевелился.
Солдаты вставали на колени, роняя оружие по приказу Карлайла. Белла смотрела в глаза Эдварда. Она понимала, что творится у него в голове. Его секрет раскрыт.
Коллинз бросил взгляд на женщину, которую любил. Пустота заполнила его до такой степени, что майора затошнило. Он не сводил с Беллы глаз, зная, что больше никогда ее не увидит. Белла не знала, как реагировать. Печаль смешалась с замешательством и гневом. Почему он так поступил? Почему он так сглупил?
Белла подошла к ним и положила руку на плечо Эдварда. Ее прикосновение вернуло Каллена в настоящее.
- Я не позволила Коллинзу убить тебя, - прошептала она. – Я помешаю тебе сделать то же самое. Он не заслуживает смерти. Его ослепила собственная глупость и ревность, Эдвард.
- Белла… - прошептал Джеймс Коллинз ломающимся голосом, наполненным агонией.
- Не говори с ней! – прорычал Эдвард. Кончик его меча на дюйм вошел в грудь майора. Мундир окрасился кровью. – Не называй ее имени!
Коллинз опустил голову. Ненависть, которую он испытывал к Эдварду Мейсены, медленно утихала уступая место пустоте. Джеймс нахмурился, проводя дрожащей рукой по растрепанным волосам.
- Выполняй свой долг, - наконец прошептал он, глядя Эдварду в глаза.
Эдвард колебался. Острие его меча все еще было погружено в грудь майора. Рука Беллы стискивала его плечо. Вздохнув, он убрал оружие.
- Если бы ты послушал меня с самого начала, все могло бы сложиться иначе, - пробормотал Эдвард. Он бросил взгляд на Беллу и быстро вернул его к Коллинзу. – Или, может быть, и нет.
Белла подняла веревку, которой связывали запястья мужчин Мейсенов, и протянула ее изумленному Джасперу. Тот поспешно связал Коллинза, после чего наступила очередь гвардейцев.
Адреналин боя угасал. Сердце Эдварда замерло в груди, когда он повернулся к своей семье: с мечом в руке, в разорванной окровавленной рубашке, с разошедшимися швами. Из-за горизонта медленно поднималось солнце.
Белла стояла рядом с ним. Ее лицо раскраснелось, глаза расширились от чувства вины, губы были плотно сжаты.
В глазах Карлайла читалось нечто похожее на ярость. Его ноздри раздувались. Он пытался составить связную фразу, но пока выходило только бормотание. Он никак не мог осознать то, что сын скрывал от него больше года.
Но не он первым подошел к Эдварду. И не Элис, Джаспер или Эммет.
Эсмеральда Мейсен шла к своему сыну с таким решительным и тревожным взглядом, что Эдвард невольно отступил на пару шагов, крепче сжимая меч. Он хорошо знал, что гнева матери стоит опасаться больше, чем майора Коллинза.
Эсме встала прямо перед ним, глядя на кровавое пятно на рубашке. С висков Эдварда каплями стекал пот, опускаясь по горлу на грудь.
- Эдвард Энтони Мейсен, - негромко начала она. В ее глазах вспыхнул огонь. Брови Беллы изогнулись в изумлении. Теперь она видела, от кого Эдвард получил свой характер. - Во имя Бога! – теперь выкрикнула она, ткнув пальцем в своего сына. - О чем ты только думал!
Эдвард растерянно открывал и закрывал рот, пытаясь найти слова для объяснения.
- Я… не думал… - пробормотал он.
Эсме не дала ему закончить. Она бросилась вперед и обняла Эдварда.
- Мой мальчик, мой храбрый сынок, - шептала она. По ее лицу текли слезы, а на губах появилась улыбка. Эсме суетилась, нежно ругала, гладила, стараясь не задеть рану. Вперед бросилась и Элис, бормоча бессвязные слова и дрожа всем телом. Джаспер и Эммет подошли, требуя объяснений. Белла отступила в сторону, зная, что сейчас Эдварду лучше побыть с семьей. Он так волновался из-за их реакции и ошибся. В его глазах читалась гордость, облегчение и нечто похожее на радость. Радость, которой она в них еще не видела.
- И когда ты узнала? – приглушенно поинтересовался женский голос рядом с ней. Белла обреченно повернулась к своей матери.
- Мама, о чем ты говоришь? – укоряюще проговорила она. – Я точно так же ничего не знала, как и все вы.
- У тебя много талантов, Изабелла Мэри Свон, но умение лгать в их число не входит.
Белла сжала губы, не собираясь ничего рассказывать. Вдруг ее осенило.
- Мама, я была бы тебе очень признательна, если бы папа…
- Я очень люблю твоего отца, но он самый болтливый человек в Англоа. Я не скажу ему ни слова, - усмехнулась Рене.
Раздались тяжелые шаги. Семья Мейсенов перестала засыпать вопросами Эдварда. Белла тоже замолчала, в испуге повернувшись к нему.
Карлайл Мейсен, гордый барон, приблизился к сыну, которого презирал с момента возвращения из Англии. Улыбка Эдварда быстро исчезла. Теперь он стоял лицом к лицу с человеком, чье одобрение имело для него наибольшее значение. С тем, кому он не осмеливался раскрывать свою тайну.
- Так это ты Каллен, - потрясенно заявил Карлайл.
- Да, отец, - пробормотал его сын, почти стыдясь этого факта. Он выглядел таким же виноватым, как и чувствовал себя. Розали затаила дыхание, глядя на реакцию отца. Она знала, что ее брат больше всего боялся именно ее.
- Так весь этот облик пижона и денди, который вернулся из Англии… был ложью? – еще на шаг приблизился Карлайл.
Эдвард отвел взгляд.
- Да… Прости, отец.
Карлайл стоял всего в нескольких дюймах от своего единственного сына и наследника, глядя на кровавое пятно на его животе.
- Тебя могли убить, Эдвард.
Каллен вздохнул.
- Поэтому я никогда не говорил вам, кроме Розали, чтобы вы не волновались. Я… точно не планировал такое объяснение.
- Мне больно, что ты мне не доверился, - пробормотал Карлайл.
- И ты бы разрешил мне? – изогнул бровь Эдвард.
- Конечно, нет!
- Поверь мне, я никого не хотел обижать своим маскарадом, - сдавленным голосом проговорил Эдвард. Он резко замолчал, увидев выражение лица отца.
Карлайл, наконец, позволил своим чувствам проявиться после шока. В его глазах появились слезы, стыд смешался с гордостью.
- Это я должен просить прощения, сын, за то, как обходился с тобой.
Его голос сорвался.
- Это было несправедливо. Даже если бы ты не оказался Калленом, я никогда не прощу себе то, как обходился с тобой.
Из глаз Карлайла выкатилось несколько слез, несмотря на то, что он пытался сдержать себя.
Губы Эдварда дрогнули. Человек, которым он больше всего восхищался, признал его. Он отдал меч Эммету и обнял отца.
- Я так горжусь, сын мой. Так горжусь, - прошептал Карлайл, обнимая Эдварда. Его слезы уже свободно текли, смешиваясь с каплями пота сына.
Каллен вздрогнул, когда отец слишком сильно обнял его, и отошел на расстояние вытянутой руки. Его родители только сейчас осознали, что их сына ранили меньше двух недель назад.
- Мы должны вызвать доктора Блейка! – воскликнул Карлайл.
Коллинз прислонился к колонне и хмурился, глядя на душещипательную сцену. Он понимал, что никогда в жизни не испытает такого.
Эдвард собирался что-то сказать. Но тут по городу зазвонили колокола, поднимая тревогу. Солнечные лучи просочились сквозь окна фойе, возвещая о наступлении утра. Снаружи раздался шум.
Прибыл Форстер.

Глиссада - движение фехтования, которое может обезоружить противника

Источник: http://robsten.ru/forum/95-3265-1#1506365
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: amberit (06.05.2022) | Автор: перевод amberit
Просмотров: 242 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 7
0
7   [Материал]
  Я так и думала, что семья поддержит его полностью. Другое дело, что переживаний и рисков было бы больше. Спасибо за главу)

1
3   [Материал]
  спасибо) 1_012  good

0
4   [Материал]
  Пожалуйста :)

1
2   [Материал]
  Читала главу с ощущением тревоги. Столько вопросов в голове, как раненый Эдвард будет сражаться с армией Форстера? Как он сможет выжить? Неужели кто-то вместо него наденет маску, как 300 лет назад? И как вообще можно победить в таком сражении? Узнают ли все правду о короле Уильяме и генерале Эдварде Каллене? Что будет с нынешним королём?

0
5   [Материал]
  Вот с нынешним королем ничего не будет, могу уверить. На все остальные вопросы ответы узнаем со временем :)

1
1   [Материал]
  Вау! Вот это накал страстей!) Я уж точно не ожидала, что лицо Каллена откроется именно таким способом 12 Это было очень захватывающе! Теперь Эдвард может выдохнуть и собраться с силами для следующего боя.
Спасибо за перевод!

0
6   [Материал]
  Как раз выдыхать ему некогда, новый бой вот-вот начнется.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]