Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Беззаветно. Глава 14. Я не позволю тебе уйти. Часть 1

Беззаветно. Глава 14. Я не позволю тебе уйти. Часть 1


- Миссис Каллен, вы можете рассказать нам, как это произошло?

- На самом деле, я не уверена, - ответила я. – Послушайте, вы можете объяснить, что с моим мужем?

- Его осматривает доктор Моррисон. И чем больше информации мы будем иметь, тем быстрее и качественнее мы сможем поставить диагноз и назначить лечение.

Я была взвинчена до предела, так что присела на ближайший стул, а доктор сел рядом.

- Я не знаю. Мы ехали по дороге, и в следующий момент я зову Эдварда и хватаюсь за руль.

- Миссис Каллен, в какую больницу нам следует его доставить?

Я посмотрела на парамедика, но мои глаза продолжали метаться к полу, где без сознания лежал Эдвард, и над ним работал другой врач скорой помощи.

Эдвард был бледен – слишком бледен, но все же его грудь продолжала подниматься и опускаться, свидетельствуя о том, что он дышит.

- Мэм?

- Хм… - Я вернула свое внимание к парамедику, который обращался ко мне, продолжая наблюдать за Эдвардом. – Ближайшая больница в Эмори. Там он проходит курс лечения у доктора Бэрроу.

Я уставилась на его бейджик, пока он делала пометки в своем планшете.

- Курс лечения от чего?

Он продолжал писать что-то, не поднимая головы. Когда я не ответила, его ручка замерла, и он посмотрел на меня.

- Миссис Каллен, с вами все в порядке? Может, вам стоит присесть, - предложил он.

Тут входная дверь распахнулась, отвлекая меня и пропуская мужчин, которые везли каталку. Я наблюдала, как они подсоединили к Эдварду мониторы и манжеты, а затем подняли на каталку и закрепили его ремнями.

- Миссис Каллен, нам очень поможет, если вы расскажете, чем страдает ваш муж.

Я снова вернула свое внимание к первому парамедику, который смотрел на меня с сочувствием и пониманием.

- Он не мой… хм… опухоль. У него опухоль мозга.

- Вы знаете, какого рода опухоль? – уточнил он, снова принимаясь писать.

- Астроцитома? Что это? – спросила я.

Эдвард со своей больничной койки начал объяснять:

- Это опухоль, скорее всего доброкачественная.

Доктор Моррисон кивнул головой в знак согласия.

- Откуда вы знаете, что она неопасна? – обратилась я сразу к обоим.

Они заговорили одновременно. Я подняла руку и, сердито глянув на мужа, попросила:

- Дай ответить доктору, пожалуйста!

- Вообще-то, я тоже врач, - усмехнулся Эдвард.

- В данный момент ты пациент, так что веди себя соответствующе, - сказала я, одарив его «только-попробуй-мне-перечить» взглядом, и повернулась к доктору Моррисону.

- В большинстве случаев астроцитомы являются доброкачественными образованиями. Однако мы не можем знать это наверняка, пока не сделаем биопсию, но, учитывая ее размеры и расположение, я полагаю, что это не самый лучший метод диагностики.

Несмотря на то, что минуту назад я просила его помолчать, сейчас мои глаза метнулись к Эдварду, ища подтверждения объяснениям доктора Моррисона. Он кивнул.

- А что если она злокачественная? – спросила я, боясь услышать ответ. У моего мужа опухоль мозга, и, как бы они не убеждали меня, что это неопасно, это было крайне важно.

- Белла, детка, это не так. Астроцитомы редко бывают злокачественными. – Эдвард пристально смотрел на меня, улыбаясь, но в уголках его глаз затаилось беспокойство.

- Но что, если это все же так? – настаивала я.

Эдвард открыл рот, чтобы ответить, но его прервал звонок моего мобильного телефона.

- Алло.

- О, Белла. - В динамике раздался испуганный голос Эсме. – Я только что получила твое сообщение. Мы приедем через десять минут. Как он?

- Я не знаю. Подожди минутку, мне надо выйти из приемного покоя. Они вызвали доктора Бэрроу. Он вскоре должен быть здесь.

- Это хорошо, - ответила она. - Давай, держись, ребенок! Мы уже едем.

Повесив трубку, я стала мерить шагами коридор, обращая все свои мысли к Богу и умоляя услышать меня. Я молилась о здоровье Эдварда, за его врачей, молила, чтобы он даровал мне силы, чтобы явил чудо, но больше всего я просила, чтобы Эдвард остался жив.

Вскоре приехали родители Эдварда. Карлайл отправился узнать о состоянии своего сына, а Эсме присоединилась ко мне.

- Дорогая, почему бы нам не присесть? – предложила она, обнимая меня за плечи и подводя к скамейкам, стоящим вдоль стены, после чего села рядом, держа меня за руку и переплетя наши пальцы, время от времени пожимая мою ладонь.

Я слышала, как часы, висящие надо мной, отсчитывали минуты бесконечно тянувшегося времени – их тиканье эхом отдавалось в моей голове. Мне не хотелось знать, сколько времени уже прошло: я боялась, что чем дольше мы ждем новостей, тем хуже они будут. Наконец вернулся Карлайл, на его лице читалась надежда и облегчение. Мы с Эсме встали ему навстречу.

- Я думаю, что с ним все будет в порядке, - уверил он нас.

- О, хвала Господу, - сказала Эсме, пряча лицо на груди у мужа.

- Что ты имеешь в виду, говоря «я думаю»? – спросила я.

Эсме подняла голову и взглянула на меня, когда Карлайл выдал свое «хмм».

- Ты сказал «я думаю», словно не уверен в этом. Что это значит? – не отставала я.

- Мы не узнаем ничего точно, пока не придут результаты некоторых анализов. Они делают ему МРТ сейчас, пока он без сознания, - объяснил Карлайл.

Моя бывшая свекровь повернулась к своему мужу.

- Без сознания? Он что, еще не пришел в себя?

Я была рада, что она спросила об этом, потому что меня мучил тот же вопрос. Карлайл начал объяснять, что Эдвард пребывает в состоянии измененного сознания, которое люди переживают после приступов и что он скоро очнется, возможно, в любую минуту. Тем временем, врачи проведут все необходимые тесты, чтобы определить, что случилось.

Я внимательно слушала, надеясь сопоставить разъяснения Карлайла с тем, чему я сама стала свидетелем, и с тем, что узнала от Эдварда, когда мы еще были вместе. Мой разум метался между прошлым и настоящим, теряясь среди воспоминаний. Но, что тогда, что сейчас - все сводилось к одному вопросу: выкарабкается ли Эдвард?

- Да. Судя по тому, что я знаю, с ним все будет в порядке.

- Правда? – спросила я свекра. – Ты не пытаешься утешить меня?

Он тихо посмеялся, и я представила, как он закатывает глаза.

- Белла, конечно, нет. Он мой сын. И я не поступил бы так с тобой.

- Итак, это объясняет его головные боли, кровотечения из носа и резкие перепады настроения? – спросила я, поворачиваясь, чтобы взглянуть на своего мужа, который наблюдал, как я мерила шагами палату, разговаривая с его отцом по телефону.

- Да, объясняет, если тому нет другой причины, но глядя в его карту, я бы сказал, что да. Разве Эдвард не рассказывал тебе об этом, ребенок?

- Да. Просто… до настоящего момента мы сталкивались лишь… с симптомами. Никто не мог сказать нам, в чем дело.

- Что ж, так иногда бывает. Симптомы, присутствующие у Эдварда, могут свидетельствовать в пользу других диагнозов, последнее, что я мог бы предположить по этой клинической картине, так это астроцитому, - посетовал Карлайл.

- Эдвард говорил об этом. – Я снова посмотрела на мужа, который в ответ одарил меня взглядом из серии «ну-что-я-тебе-говорил».

- Хорошо, Карлайл, у меня есть еще один вопрос. Если опухоль неопасна и нам предстоит иметь дело только с ее симптоматическими проявлениями, тогда почему он отключился за рулем?

- Причиной тому могла стать масса вещей. Дорогая, разве Эдвард еще не объяснил тебе этого?

- Почему ты постоянно спрашиваешь меня об этом? Я просто хочу получить заверения, что он в порядке, - ответила я голосом, надломившимся от переполнявших меня эмоций, которые я пыталась сдерживать.

- Белла, я… - начал Карлайл, но я не расслышала конец фразы, так как Эдвард выхватил телефон у меня из рук.

- Пап, я перезвоню тебе.

Он нажал отбой и обнял меня.

- Со мной все в порядке, детка. Я обещаю, что со мной все хорошо.

Мне очень хотелось верить ему.

В холле к нам подошел мужчина, представившийся доктором Бэрроу. Они с Карлайлом обменялись приветствиями и парой общих слов, прежде чем приступить к обсуждению случая Эдварда. Мы с Эсми изо всех сил старались вникнуть в смысл того, что они обсуждали, но доктор Бэрроу даже не пытался говорить доступным языком и сыпал разными терминами, отвечая на вопросы Карлайла.

Внутричерепное давление и радиотерапия¹ – единственные слова, которые я поняла. Опухоль выросла совсем немного, но этого было достаточно, чтобы вызвать у Эдварда эпилептический припадок. Доктор Бэрроу хотел облучить ее, ради этого он и убедил Эдварда прилететь в Атланту. Только теперь он начнет терапию незамедлительно.

Подробно рассказав о регламенте этой процедуры, доктор провел нас в палату, куда только что привезли Эдварда. Карлайл пояснил, что ему ввели противосудорожные препараты, от чего он будет немного сонным и заторможенным.

Меня охватило чувство дежавю: я снова смотрела на Эдварда из дверей палаты, только на этот раз меня приветствовал не сердитый взгляд, а усталая улыбка на его лице. В палате стояло две койки, разделенные занавеской. К нашему счастью, второе место пустовало.

- Привет, - сказал он со своего места, кивком головы приглашая меня зайти. Родители Эдварда расступились, давая мне пройти, и Эсми обнадеживающе мне улыбнулась.

Я прошла в палату и в неловком молчании остановилась рядом с его койкой. Он был также бледен, его лицо все еще покрывали синяки, которые оставил мой лучший друг. Но их вид больше не приносил мне удовлетворения.

- Ты в порядке? – спросил он, беря меня за руку.

- Ты спрашиваешь, в порядке ли я? Это я хочу знать в порядке ли ты! Ты напугал меня до чертиков! – ответила я, сжимая в своей ладони его холодные пальцы.

Он слегка нахмурился.

- Я знаю. Я не хотел, чтобы ты увидела это.

Стараясь контролировать свой тон, ведь его родители тоже находились рядом, я сказала:

- Эдвард, я взрослая женщина и вполне могу справиться с неприятными вещами, и меня действительно заботит то, что случилось с тобой. Когда ты собираешься подпустить меня к себе?

Я отняла руку и обхватила себя, барабаня пальцами по бокам.

Ему обязательно быть таким несносным?

На лице Эдварда отразилось раскаяние, и он снова протянул мне свою руку. Я немного расслабилась и присела на стул рядом с его кроватью.

- Ты помнишь, что произошло? – поинтересовалась я.

- По большей части. Я помню наш разговор, если ты это имеешь в виду.

Я вздохнула с облегчением.

- Так, на чем мы остановились перед тем, как я повел себя так бестактно? – Его пальцы выводили круги по тыльной стороне моей руки.

Я застенчиво улыбнулась его попытке пошутить, а он широко улыбнулся мне в ответ.

- Я рад, что ты здесь, - просто сказал он.

- Я тоже.

Эсме кашлянула, прерывая наш момент. Я почти забыла, что мы были не одни.

- Эдвард, я съезжу в отель и привезу тебе кое-что из вещей. Карлайл. - Она повернула голову к мужу. - Разве ты не хотел пойти проверить, не пришли ли результаты тестов? – спросила она, беря его за руку и утягивая за собой. – Мы вернемся через час или около того.

С этими словами они закрыли за собой дверь в палату.

- Ты устал? Или, может, голова болит? – Протянула я руку и коснулась головы Эдварды, легонько перебирая пальцами его волосы.

Казалось, он был немного удивлен этим мои проявлением нежности.

- Немного – ответ на первый вопрос, и да – на второй. Думаю, что я ударился головой, когда упал. Прости, если оставил вмятину у тебя на стене. - Подмигнул он мне.

- Это не смешно. - Я покачала головой.

Он нахмурился и прильнул к моей ладони.

- Я знаю. Прости.

- Хочешь, чтобы я оставила тебя одного, чтобы ты смог поспать?

- НЕТ! – запротестовал он, отнимая мою руку от своей головы и сжимая ее практически до боли. – Пожалуйста, не уходи, побудь еще.

- Хорошо, я останусь, - улыбнулась я, убеждая его, после чего он ослабил хватку.

- Ну… что происходит сейчас?

- Что ты имеешь в виду? – спросил он, вскинув брови.

- Лечение… твоя госпитализация.

- Я не уверен. Они хотят начать облучение незамедлительно. Думаю, что мой отец разговаривал с доктором Бэрроу и знает больше меня.

- Расскажешь мне об этом? Конкретно о том, что они собираются делать?

Он отпустил мою руку и нажал кнопку на поручне своей койки, приподнимая изголовье кровати так, чтобы ему было удобно полулежать.

- Мы обсуждали с доктором Бэрроу возможность применения радиотерапии для того, чтобы прямо воздействовать на опухоль и локализовать ее. Они будут облучать ее каждый день на протяжении шести недель с перерывами по выходным.

- И это заставит ее исчезнуть совсем?

- Ну, это поможет сократить ее и облегчить некоторые симптомы.

- Ты будешь хуже себя чувствовать? Я имею в виду, после облучения?

- Возможно, но мне будут давать препараты от тошноты и другие лекарства, чтобы уменьшить побочные эффекты.

- А твои волосы? Ты лишишься их? Они так симпатично отросли после операции.

- Может быть и так. - Он снова схватил мою руку и ободряюще пожал. – Но если дело снова дойдет до этого, я просто побрею голову.

- Итак, ты считаешь, что это поможет? Даст тебе шанс на то… на то…

- Чтобы выжить? Да.

Я сделала глубокий вдох и медленно выдохнула.

- Хорошо. Тогда хорошо.

- Спасибо, что ты здесь. - Улыбнулся он.

- Спасибо, что позволил мне это.

Он поборол гримасу на своем лице и слегка кивнул.

Я прокашлялась и задала другой вопрос:

- А что если радиотерапия не сработает так, как ты рассчитываешь?

- Тогда все будет как раньше.

- Как раньше?

Я отвела глаза и склонила голову. Что он подразумевал под этим? Как раньше, когда мы были женаты, и он держал меня на расстоянии вытянутой руки, или же так, как было, когда он развелся со мной и совсем вычеркнул из своей жизни?

Словно услышав мои мысли, Эдвард попытался объяснить:

- Белла, я совсем не то имел в виду. Я хотел сказать, что мы вернемся к тому, с чего начали – у меня опухоль мозга, и я пытаюсь найти способ излечить ее.

Я слушала его, но эти слова лишь напомнили мне о том, что, когда он упал без сознания в моей гостиной, у меня осталось еще столько вопросов без ответов.

- Эдвард, а что бы ты делал, если бы доктор Бэрроу не позвонил тебе? Ты бы когда-нибудь вернулся?

Как только этот вопрос слетел с моих губ, я тут же пожалела об этом. Он находился в больнице, пережив приступ, а я устраивала ему допрос, вовсе не уверенная в том, что хотела знать ответ на свой вопрос. У меня было предчувствие, что он мне не понравится.

- Я бы хотел сказать тебе, что продолжал бы держаться от тебя подальше, чтобы ты не видела меня в таком состоянии, но правда заключается в том, что, чем дольше я был вдали от тебя, тем больше нуждался в тебе. Возможно, мой приезд сюда и просьба, чтобы ты приняла меня назад – это мой самый эгоистичный поступок. Я даже не могу толком припомнить все доводы, которыми руководствовался, когда уходил от тебя. В любом случае, я бы связался с тобой рано или поздно, звонок доктора Бэрроу лишь послужил катализатором к тому, чтобы я решился на этот шаг… Я… я не знаю, это ли ты хотела услышать от меня или нет.

- О’кей, давай представим, что радиотерапия не помогла тебе. - Я остановилась, и мы оба сосредоточенно нахмурились. - Ты снова бросишь меня? Могу ли я быть уверена, что ты не сделаешь этого снова? Что ты не попытаешься опять защитить меня подобным образом?

- Я обещаю. Даю тебе слово. Я понимаю, что мои слова не стоят много, но я говорю тебе сейчас: я никуда не уйду, пока ты сама не прикажешь мне убираться… или пока Всевышний не заберет меня. – Он выдавил полуулыбку и снова сжал мою ладонь.

Несколько минут прошли в тишине. Я сидела рядом с его постелью, лениво поглаживая его руку и наблюдая, как он борется со сном, находя успокоение в мыслях, что он жив и сейчас с ним все в порядке.

Не успела я оглянуться, как вернулись родители Эдварда, а по громкой связи объявили, что часы посещения подходят к концу. Эдвард заверил, что никто не собирается меня выгонять, особенно учитывая то, что соседа по палате у него пока не было. Но он выглядел очень уставшим – истощенным и морально, и физически. Точно так же чувствовала себя и я. Пожав ему руку, я попросила его отдыхать, уверяя, что обязательно приду к нему завтра.


¹ Радиотерапия, лучевая терапия — лечение ионизирующей радиацией (рентгеновским, гамма-излучением, бета-излучением, нейтронным излучением, пучками элементарных частиц из медицинского ускорителя)

                          
Перевод: white
Редакция: pincher221

Викуля сейчас отдыхает во Вьетнаме, поэтому следующую часть четырнадцатой главы придется немного подождать, но обещаем не затягивать)))



Источник: http://robsten.ru/forum/19-1447-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: pincher221 (16.12.2013)
Просмотров: 2197 | Комментарии: 19 | Рейтинг: 5.0/30
Всего комментариев: 191 2 »
19   [Материал]
  спасибо 1_012
когда она скажет что эдвард станет папой?
это послужит ему еще одним стимулом для лечения JC_flirt

18   [Материал]
  Спасибо за главу  cwetok02

17   [Материал]
  Всё конечно же не радостно...
Но Эддик хотя бы признался, что вдали от Белки ему тяжелее...
Спасибо большое за проду.... good good

16   [Материал]
  Спасибо за глава)

15   [Материал]
  Спасибо за главу! lovi06032

14   [Материал]
  А он же ещё не в курсе, что скоро станет папой! это должно помочь!

13   [Материал]
  спасибо большое

12   [Материал]
  хотелось бы поюстрее главу, но отдых дело святое!) спасибо за главу! кажется жизнь начинает налаживается))) вдали меркает надежда!

11   [Материал]
  Спасибо)

10   [Материал]
  Интересно, а почему от  доброкачественной  опухоли ему так плохо, как-будто она злокачественная? Это нормально? Надеюсь, что облучение поможет. Мне так жаль их обоих. cray cray

1-10 11-19
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]