Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ДА БУДЕТ КРОВЬ. ГЛАВА 14


(За фан-арт спасибо Совёнку)


BELLA POV

«Независимо от того, насколько сильной кажется любовь к кому-то, ты отступаешь, когда лужа его крови подбирается слишком близко» - Чак Паланик

Начало октября принесло холодные ветры с острова Мичиган, а листья, будто бы за одну ночь окрасились в непривычный оттенок бургунди.

Прошло три дня с тех пор, как я ушла от Эдварда, не сказав ему ни слова, и я была, по меньшей мере, потеряна. Мое поведение стало грубым, резким, у меня было отвратительное настроение, и мне не хотелось заниматься чем-либо другим, кроме как сидеть в своей комнате. К несчастью, реальный мир не отпускал, и мне приходилось ходить на учебу, хоть я бы и предпочла просто валяться в кровати.

Как бы мне это ни было ненавистно, но Эдвард меня переиграл. Без сомнения, я была в его руках.

Следующий день после ухода, я провела с мыслями о том, что могло произойти, если бы я осталась.

Тем утром Эдвард вспомнил обо мне? Его вообще волновало, что я ушла? Думал он обо мне?

Конечно, нет. Зачем бы Эдварду Каллену обо мне думать? Все равно ему нужен был только секс.

Наверное, он сейчас протрахивает себе путь вдоль восточного побережья без единого воспоминания обо мне или времени, проведенном со мной вместе.

Это ранило сильнее всего. То, что Эдвард относился ко мне как к любой другой девушке, попавшей к нему в постель. Неважно, как сильно мне хотелось быть стойкой и казаться сильной в его глазах, ничего из этого не имело значения по одной простой причине - я слишком глубоко увязла.

Три дня спустя, я сидела на занятиях в еще худшем состоянии, чем до всего случившегося.

Если бы нашей встречи никогда не произошло, моя жизнь проходила бы спокойно и без отвлечений, а теперь в мыслях прочно поселился Эдвард. Та единственная ночь, проведенная с ним, стала худшей и лучшей в моей жизни. У меня не было ни капли сомнений в том, что Эдвард был самым великолепным любовником в мире. Даже с учетом моих ограниченных познаний касательно этого предмета, я была более чем уверена, что и в дальнейшем до него никто не дотянет, так что мне придется всю оставшуюся жизнь имитировать оргазмы. Секс был лучшей частью ночи, но все меркло в сравнении с тем фактом, что я, возможно, никогда больше его не увижу.

Он меня не искал, и я не имела прав умолять его …о чем… об отношениях? А мне этого хотелось? Вся проблема состояла в том, что из-за него я начинала сомневаться во всех своих убеждениях. Не то, чтобы я выступала против мужчин, или что-то вроде того. Просто я была первокурсницей, которой хотелось учиться на отлично и приобрести какой-нибудь статус. Я пообещала себе, что не собьюсь с цели, не буду связывать себя отношениями или чем-то таким.

Мне хотелось встречаться с Эдвардом?

Конечно, нет… может быть… нет… да…

Проклятье
!

Эдвард все равно был не из тех, кто вступает в долгие отношения, так что рассуждения теряли всякий смысл. Я знала одно – мне хотелось быть рядом с ним, и как можно чаще. Если это будет секс, так тому и быть. Хотя я была бы более чем рада просто сидеть рядом с ним рядом на траве, поедая ланч. Вроде так парочки и поступают? Неважно, стал бы он моим парнем или нет, но я его очень хотела… как угодно. В сексуальном плане, он был жгучим желанием, которое мне нужно было удовлетворить. В эмоциональном – кем-то, с кем я хотела общаться и не только поверхностно. Он сильно меня зацепил, а я никогда не останавливалась на полпути – так дела обстояли еще в школе, когда я встречалась с отвратительными парнями.

Эдвард был не такого сорта, и, к тому же, я не была той, кому следовало подталкивать его к нежеланным решениям. Если ему меня уже хватило, я собралась спокойно с этим смириться.

Элис знала о моей небольшой проблемке и изо всех сил старалась подбодрить. Это не особо помогало. Я ненавидела ныть, поэтому в основном держала рот на замке. Тем более, что Элис развлекалась со своим новым «другом» -Джаспером. Частично это и являлось причиной того, что я ей ничего не рассказывала. Неизвестно, что потом могло дойти до Эдварда через его братца. Можно было только гадать, чем они с Элис занимались, гуляя ночи напролет. Я ее не спрашивала, просто решила оставить в покое, раз уж она выглядела счастливее, чем обычно.

Тяжело вздохнув, я постаралась сосредоточить внимание на уравнениях, которыми была исписана доска передо мной. Шла пара математики.

- Белла, может, вы поможете нам с этим заданием, - громко сказал преподаватель.

- Эм… простите? – я выпрямилась.

- Уравнение, на доске. Вы знаете ответ?

Мой взгляд перешел от доски к пустому листку бумаги передо мной. Не зная, что сказать, я жалко пожала плечами.

Он лишь одарил меня неодобрительным взглядом и повернулся к кому-то еще. Слава богу, следующие четыре человека тоже не знали ответ, поэтому я не выглядела полнейшей идиоткой. Но они хотя бы усилия прикладывали.

Оставшееся время занятий я тупо просидела, постукивая ногой по стулу перед собой и высчитывая секунды. Казалось, прошли долгие часы, пока нас не отпустили.

Накинув легкий пиджак, я вышла на свежий прохладный воздух.

Два дня назад сентябрьское тепло будто бы испарилось, а на его место с легкостью пришел холод первых дней октября. Элис говорила, что так всегда и происходило. С каждым днем холод будет только усиливаться, знаменуя переход от лета к осени и затем к зиме.

Я проходила по внутренним дворикам и участкам с зеленым газоном, где студенты играли в бейсбол или читали. Занятий больше не предполагалось - из-за серьезного заболевания преподавателя отменили литературу. Добравшись до своего здания, я показала студенческий на входе. Затем зашла в лифт и щелкнула кнопку нужного этажа. Пока я ехала наверх, меня накрыло странное чувство спокойствия. Это еще сильнее отвлекало, и я впала в полную апатию.

Двери лифта скрипнули, и я, выйдя из него, повернула за угол в коридор. Почти оказавшись на месте, я подняла голову и увидела, как кто-то копошился у входа в мою комнату.

Кто-то оказался моей соседкой, Джэнис, которая была надоедливой сучкой и вечно вмешивалась в мои дела. Я никогда не разговаривала с ней, но она каждый раз снова пыталась. На этот раз, меня не так уж сильно раздражало ее присутствие, потому что мой взгляд устремился за нее, к корзинке у ее ног.

В ней стояли бело-красные гвоздики со странным узором на лепестках. Все они уже расцвели и по размеру были почти с блюдца. Из корзинки выглядывало, по крайней мере, двадцать цветков, но, может, их там было и больше.

Я остановилась как вкопанная, не отрывая взгляда от цветов.

Их мог прислать…

- Привет, Белла, - Джэнис почти подпрыгнула, когда заметила меня в конце коридора. – Милые цветочки.

- Спасибо, - пробормотала я, не зная, что еще сказать.

- Так… от кого они? – она покачивалась с пятки на носок, пока я подходила.

- Не знаю, - соврала я.

- На записке - имя «Эдвард»

Внезапно разозлившись, я подняла голову:

- Тебе нечем больше заняться, кроме как шпионить?

- Не особо.

- Так. Проваливай от моей двери, - я отмахивалась от нее как от долбанной собаки.

- Я хочу знать, от кого они и как сюда попали?

- Не твое дело, - подняв корзинку, я стала искать нужный ключ.

Она собиралась сказать что-то еще, но я заткнула ее, хлопнув дверью перед самым ее носом. Потом, кинув на кровать сумку, я поставила гвоздики на стол перед собой. В тот момент я заметила, что у меня дрожали руки.

- Дыши, Белла, - я вытащила записку.

- Эдвард.

Там было только это.

- И что это, черт возьми, значит?

Включив компьютер, я яростно застучала по клавишам, вводя «полосатые гвоздики». Выплыло более пяти миллионов ссылок. Я перешла по самой первой и прочла описание:

Полосатые гвоздики выражают отрицание. Это знак отказа и значит следующее: «Прости, я не могу быть с тобой, хотя мне бы этого хотелось. Прости»

Шумно выдохнув, я откинулась на спинку стула.

Существовало миллион разных способов сказать «прости» …при помощи миллиона разных знаков и языков. Но Эдвард облек извинение в особенную форму. Он предпочел прислать мне эти цветы, и, согласно информации с сайта, он просил прощения за большее, чем показывал.

Моих губ коснулась легкая улыбка, после того, как я задумалась на секунду.

Он все-таки думал обо мне. Я так заморочила ему мозги, что он был абсолютно и полностью растерян. Зачем бы ему посылать эти цветы, если он обо мне не вспоминал, и кроме того, что за мысли роились в его голове с тех пор, как я от него ушла и до этого момента?

Возможно, у нас еще был шанс.

Просидев остаток дня в комнате, я осознала, что все вышло за рамки игры. Это немного пугало. Естественно, Эдвард уже проник в мое сознание и сердце, но как насчет него? Он уже не играл как раньше. Он была растерян. Возможно, рвал на себе волосы.

Если бы только можно было увидеть, что происходило в его голове. Ведь он находился в том же положении, что и я. Не важно, как сильно мы друг другу противостояли, нас притягивало, даже при том, что ситуация была не самой подходящей.

Я не знала, мог ли мужчина вроде него, в самом деле, измениться, да и что за отношения у меня будут с двадцатипятилетним? Ко всему прочему, он думал, что мне двадцать один. А между нами – 7 лет разницы. Хоть все это и теряло всякое значение, когда я была рядом с ним, я не могла представить мир, где мы бы смогли успешно встречаться.

Я хочу быть с тобой, но не могу.

Может, я придавала всему слишком большое значение. Может, он просто пытался послать мне небольшой букет красивых цветов за наш трах, что-то вроде материального «спасибо».

Единственный взгляд, брошенный в сторону подоконника, подсказал, что мои мысли были лишены логики. Я выкинула все розы только из-за того, что у меня не хватало для них места. Сохранила по цветку из каждого букета, и они в данный момент высыхали под лучами солнца, чтобы у меня был шанс сохранить их еще дольше. Каждый цветок имел свое значение, так почему не этот тоже?
К тому времени, как я решила готовиться ко сну, я даже и глазом не заглянула в учебники. И хорошо, что у меня в комнате была заначка еды, иначе я бы с голоду умерла.

Когда пробило десять часов вечера, и я уже лежала в кровати, в дверь постучали. Это было больше похоже на исступленный грохот, поэтому я поняла, кто за ней стоял.

- Уходи, Элис! – крикнула я из-под простыней.

- У меня новости, - пропела она. – Про Эдварда.

Я прислушалась, но не сдвинулась с места:

- Какие новости?

- Впусти меня!

- Сама себя впусти.

Щелкнул замок, и она прошла внутрь, бормоча что-то о запасном ключе. Включив свет, она запрыгнула на мою кровать.

- Выглядишь отлично, - я выглянула из-под простыни.

- Я встречалась с Джаспером… вот почему у меня есть новости, - ее глаза заблестели ярче.

- Дай мне сначала сесть, - я приподнялась, усаживаясь удобнее, и оперлась на спинку кровати.

- Хорошо. Итак, оказалось, что Эдвард сходил с ума всеми возможными способами, когда ты его бросила, – оживленно начала она.

- Я его не бросала, - уточнила я.

- Нет, бросила, но не в этом дело. Он думает, что в тебе есть что-то дьявольское, что заставляет его страдать. Я, конечно, утрирую, но мне так Джаспер сказал.

- Постой, почему ты это обсуждала с Джаспером?

Она пожала плечами.

- Мы разное друг другу рассказываем.

- Вы двое… встречаетесь, или что?

- Мы так далеко еще не зашли, и прекрати меня перебивать. Так вот, Эдвард отсиживался дома, и Джаспер говорит, что он сегодня даже не вылез из постели.

- И это из-за меня?

- Да. Эдвард пересматривает взгляд на многие вещи, и Джаспер знает, что ты ему нравишься…серьезно нравишься, но Эдвард просто отказывается это признавать.

- Так я и думала, - кивнула я и прокляла себя за то, что не осталась тогда до утра. Возможно, нужно было сначала поговорить с ним, прежде чем решать, что Эдвард причинит мне боль.

- И тебе он тоже очень нравится, не пытайся возражать, - осуждающе заявила она.

- И что теперь?

- И теперь вы с Эдвардом находитесь в дурацком положении. Ты для Эдварда та самая девушка,
– она подсела ближе ко мне.

- Какая девушка?

Она обхватила мое лицо руками.

- Та самая девушка. Которая может приручить чудовище.

- Я не пытаюсь приручить чудовище.

- Не важно, чего ты хочешь. Но он хочет тебя. Он просто испуган, как и большинство мужчин в такой ситуации, - она закатила глаза.

- Не мне его менять, Элис, - я вырвалась из ее рук.

- Ты уже его изменила. Джаспер говорит, что Эдвард ни разу не появился в клубе после вашей встречи. Он не принимал наркотики и едва выпивал, а прошлой ночью они пытались вытянуть его в стриптиз-клуб и…

Я скривилась от всплывшего образа Эдварда, швыряющего банкноты грудастой блондинистой шлюхе.

- … он рано ушел, сославшись на плохое самочувствие.

Устроившись на подушках поудобнее, я прикусила нижнюю губу.

Я действительно нравлюсь Эдварду? Не только как объект для секса, но и в нормальном смысле?

- Начинаю думать, как…

- Влюбленная девушка? – Элис вскинула руки вверх и плюхнулась на кровать.

- Я не влюблена. Прекрати это повторять, - быстро проговорила я, защищая свой разум.

- Он на твой счет серьезен, - она указала в сторону гвоздик на моем столе. – Это четвертый букет. Мужчины вроде Эдвард не посылают цветы просто так.

- Верно, но я ему дала то, что он хотел – секс.

- И он все равно прислал цветы, - поджав губы, она кинула на меня многозначительный взгляд.

- Не могу, - покачала я головой, - он думает, что мне двадцать один.

- Ой, ты просто ищешь отговорки. Кому какое дело?

- Закону есть дело. Согласно ему я еще ребенок.

- Восемнадцать – более чем законный возраст. И он, очевидно, не догадался. Так с какой стати узнавать другим.

Я снова прикусила губу, и комнату на пару минут накрыла тишина.

- Нет, - я выдохнула. – Не могу. У меня занятия, и я думаю устроиться на работу и…

- Почему бы не прибавить ко всему этому Эдварда?

- Потому что так не получится. Он будет отвлекать.

- Уже отвлекает. Ты всю неделю не занималась.

- Черт, почему он мне так сильно нравится? - я схватилась за голову. – Если бы он был обычным недоумком, я бы спокойно его забыла.

- Но он загадочный недоумок. Тебе такое нравится. К тому же он такой зрелый, и одновременно незрелый. Вы двое идеально друг другу подходите.

- Почему вы с Джаспером нас обсуждаете? – подняв голову, я прожгла ее взглядом.

- После того, как я ему все о себе рассказала, не было других тем для разговора.

- Сразу все выложила, да?

- Он такой внимательный, - ее выражение лица стало мечтательным, - сидит и слушает меня. И, по-моему, не раздражается как остальные парни.

- Удивительно, что он так долго протянул, - пробурчала я себе под нос, заработав себе за это удар по ноге.

Я на секунду задумалась.

- Разве Джаспер не похож на Эдварда? Кажется, что он из таких же, - я руководствовалась воспоминанием о походе в Плазму.

- Я думала, что он такой, но нет. По крайней мере, не рядом со мной. Он ни разу не глазел на других, пока мы были вместе. Он такой особенный.

- Ну, тогда я за тебя рада.

- И я за тебя рада. Эдвард точно в тебя влюбился, хоть он этого и не говорит.

Элис осталась в моей комнате на ночь, заявив, что ей страшно возвращаться одной домой так поздно. Я вытряхнула ее сумочку, и на кровать упали два тазера и газовый баллончик. Она просто увильнула от намека, и натянула одну из моих пижам.

На следующее утро я проснулась раньше, чем обычно. В голове проносился миллион мыслей, но я не хотела в них погружаться.

Выбравшись из кровати, я направилась к двери. Закрыла глаза и помолилась, чтобы по другую сторону от нее ничего не оказалось. Я вышла в холл, открыла глаза, и мой взгляд упал на огромный букет белоснежных девственно-чистых
тюльпанов.

Я опустила голову.

- Эдвард, что ты со мной творишь? – наклонившись, я подняла хрустальную вазу, в которой они стояли, и занесла ее в комнату. Там я устроила цветы рядом с гвоздиками и, внезапно, в моей комнате запахло, как в ботаническом саду. Присев на стул, я отцепила прикрепленную записку.

____________

Надеюсь, чувства схожи.
Эдвард
.

____________


Чувства?

Быстро щелкнув кнопку компьютера, я забила в гугле «белые тюльпаны». Как обычно, выплыло куча ссылок, но меня привлек сайт, посвященный истории цветов. Я нашла там раздел о тюльпанах и прочла одну строчку раза четыре, прежде чем до меня дошел ее смысл.

Белые тюльпаны используют, чтобы признать недостойность или попросить прощение.

Эдвард просил об этом?

Я перечитала его записку и поняла – он хотел, чтобы мы простили друг друга. Прощение должно исходить от обоих, ведь мы оба вели игры. Он не знал, что ему совсем не требовалось извиняться. Я его простила в ту же секунду, как приняла решение уйти из его квартиры. В тот момент мне стало ясно, что для меня это вышло за рамки простого секса. Но что насчет него?
Благодаря цветам, полученным за прошлые два дня, я поверила в возможное для нас будущее.

Напоминал он о себе превосходно, но мне так и не удалось увидеть или услышать его. Я решила ему позвонить. Набрала номер, сохраненный в телефоне, и прождала, пока гудки не замолкли. Только потом я поняла, что Эдвард не ответил. Было только семь утра – может, он еще не встал. Я повторила попытку в восемь, а потом в девять. Я даже подумала послать ему смс, но это уже переходило все границы.

Мне не хотелось показаться прилипчивой или деспотичной особой, от которой ему пришлось бы прятаться. Наверняка, он просто был занят.

День для меня прошел чуть более радостно, чем обычно. Элис заметила мою чересчур веселую походку, и лишь покачала головой, когда я принялась сыпать выдуманными объяснениями. Она увидела тюльпаны, когда проснулась, и быстро посмотрела об их значении через телефон, когда я отказалась ей говорить. Весь день с ее лица не сходила улыбка, и она как сумасшедшая писала Джасперу сообщения. Мои попытки выхватить у нее телефон потерпели полный крах – она хорошо уворачивалась.

К тому времени, как закончились мои занятия, я была более чем готова к выходным. Мне было необходимо некоторое время на то, чтобы просто расслабиться и ничего не делать.

Снаружи было прохладно, но солнце достаточно согревало воздух. Наступила пятница, все обговаривали планы на выходные. Элис обхаживала Джаспера, и они гуляли каждый вечер, так что я оставалась одна. Практически все время я проводила в одиночестве, но меня это устраивало.
Раз уж погода в тот день выдалась довольно приятной, я решила устроиться на траве и почитать. На литературе мы закончили с «Джунглями» и перешли к роману Джека Керуака «На дороге». Я раньше его не читала, поэтому была рада новому, не связанному с Эдвардом, испытанию.

Положив сумку под голову, я взглянула в небо. Там начинали сгущаться тучи, приближался дождь.

Но пока что еще можно было почитать книгу на улице.

Мои глаза принялись изучать первую страницу, а когда я добралась до десятой, по телу пробежала дрожь. Я не поднимала головы, но чувствовала дискомфорт. После двадцатой страницы я уже была уверена, что на меня кто-то смотрит, поэтому огляделась. Никого знакомого не заметила, но мимо проходило много людей.

Может, я просто становлюсь параноиком.

Я легла обратно и снова почувствовала чей-то взгляд. На этот раз кожу закололо.

Он был тут!

Присев, я принялась осматриваться кругом как сумасшедшая. Я чувствовала, что он был рядом и очень близко.

Эдвард сидел на скамье в паре ярдов от меня и выглядел так, будто сошел со страниц мужского журнала мод. На нем были солнцезащитные очки, свежая прессованная голубая рубашка и штаны, вероятно сшитые на заказ. Я не могла и подумать, что какая-нибудь одежда может так прекрасно на нем сидеть. Он скрестил ноги, положил руку на спинку скамьи и просто безмятежно осматривал окрестности, не останавливая взгляд ни на чем. Он больше напоминал преподавателя, чем студента.
Было непонятно, смотрел ли он на меня, потому что его глаза прятались за парой великолепных Ray Bans.

Я сидела там без движения, позволив только рту открыться от удивления.

После, как мне показалось, нескольких часов (хотя, скорее всего, прошла лишь пара минут), я вышла из ступора и поднялась на ноги. Затем, убрав книгу, перекинула ремень сумки через плечо, и направилась в его сторону. Будто повинуясь инстинкту, он повернул ко мне голову, и увидел, что я подхожу. На его губах сперва заиграла легкая улыбка, которая мигом испарилась.
Ничего не говоря, я присела на скамейку, проследив, чтобы между нами осталась приличная дистанция.

Долгое время мы не произносили ни слова, и рассматривали газон. Из-за туч пыталось пробиться солнце, но они все сгущались. В воздухе чувствовалось приближение грозы.

- Это тебе, - Эдвард вытащил из-за спины букет белых тюльпанов и протянул их мне.

- Спасибо, - я уткнулась в них и глубоко вдохнула. – Что ты тут делаешь?

- Пришел сказать что-то, чего никогда не говорю, - он не поворачивался ко мне, но оставил руку на спинке скамьи.

- Понятно, и? - вопросительно протянула я.

- Прости, - он выдавил эти слова, будто они были ядовитыми.

- За что?

- За то, что обращался с тобой так же, как с остальными девушками, которых встречал.

Он, наконец, повернулся ко мне, но не выпускал глаза из солнцезащитной тюрьмы.

- Я не такая, как те девушки? – недоумевала я.

Глубоко вздохнув, он пригладил волосы.

- Мы можем пойти куда-нибудь поговорить? Мне нужно сказать кое-что, и для этого нам лучше остаться наедине.

Я взглянула на облака.

- Можно было бы пройтись, но мне кажется, что скоро дождь пойдет. Ты можешь заглянуть ко мне…если хочешь.

Он скривился, а затем молча кивнул. Поднявшись со скамьи, мы направились в сторону моего общежития.

- Так, как у тебя дела? – поинтересовалась я.

- Нормально, наверное.

- Просто нормально? – расспрашивала я. Мне хотелось, чтобы он немного расслабился и не чувствовал необходимость вести себя со мной строго. Все, связанное с ним, казалось как зрелым, так и молодым. Даже походка была как у старика – сцепленные за спиной руки, слегка сутулые плечи.

Он смешливо хмыкнул.

- Да, Белла, просто нормально. А у тебя?

- Хорошо. Не о чем особо рассказывать.

Мы продолжили спускаться по дорожке, и я заметила, как его пожирали взглядами пару шлюшек. Мне хотелось разорвать их на месте, не заботясь о кровавых последствиях. Они что меня рядом не заметили? Тем более, с цветами в руках. Которые он подарил!

Когда мы дошли до общежития, Эдвард придержал для меня дверь. В ответ на это у меня вырвался вздох. Он показал свой паспорт на входе. У нас, в принципе, не существовало запрета на посещения, так что это не являлось проблемой.

Поездка в лифте прошла в полной тишине, но наши глаза не покидали друг друга. К этому времени, Эдвард уже передвинул очки на голову, поэтому я могла видеть его и его взгляд, путешествующий по моему телу. Если бы я так сильно не завелась, то точно бы покраснела. Сексуальное напряжение было почти что осязаемым, но я ему не поддавалась.

Двери открылись, но никто из нас не двигался с места, пока я не поняла, что они сейчас опять закроются. Я кинулась наружу – он последовал за мной. Когда я вытащила ключ, чтобы открыть дверь, я почувствовала, что Эдвард стоял буквально в сантиметрах от меня. Казалось, что его дыхание обжигало мою шею, и мне пришлось закрыть глаза, чтобы сохранить двигательные функции.

Наконец умудрившись открыть дверь, я зашла в комнату и скинула сумку.

- Можешь… присесть на кровать, - предложила я, поставив тюльпаны рядом с гвоздиками.

Он осмотрел мою комнату, будто она была чем-то заражена.

- Ты здесь живешь? – Эдвард снял с головы очки и, сложив, сунул их в нагрудный карман.

- Да, а ты чего ждал? – я присела на стул.

- Чего-то приличного. Это место такое…маленькое и захламленное. Как ты это выносишь? – он прошел из одной стороны комнаты в другую, подсчитывая метры.

- Это общежитие, а не отель Хилтон.

- Ну, я-то думал, что к предпоследнему курсу добиваешься чего-то большего.

Я замолчала.

- Убираться не любишь? – он посмотрел на меня.

- Убираться? Все не так плохо. – Я осмотрелась по сторонам: минимум беспорядка. Только на столе было не убрано. Хорошо, что я прибралась вчера, прежде чем пойти спать.

- Белла, тут грязно, - он провел пальцем по столу и вздрогнул. – Я бы никогда не смог так жить.

- Ну, прости, что у меня нет прислуги, как у некоторых, - я закатила глаза.

- У меня тоже нет. Я сам занимаюсь уборкой.

- Правда?

- Предпочитаю вычищать все собственноручно. Это расслабляет, - он вздохнул.

Я изумленно наблюдала за тем, как он продолжал подсчитывать размеры моего жилища. Он вел себя очень странно, но по какой-то причине казалось, что для него это в порядке вещей. По-моему, ему вообще нравилось… странно себя вести.

- Это место полнейшая дыра, - почти злобно выдавил он.

- Неправда. И мне моя комната нравится, - принялась защищаться я.

- Это вообще безопасно? Что если кто-то заберется сюда без твоего ведома?

- Тогда, наверное, меня убьют.

- Не шути так, Белла. Мне не нравится, что ты тут живешь.

- Очень прискорбно. Это все, что у меня есть.

Он продолжал с сомнением рассматривать пространство.

- Я позвоню в совет общежития. Это возмутительно.

- Эдвард, ты пришел мою комнату критиковать?

- Нет, но раз уж я здесь, думаю, нужно надевать перчатки для уборки. Отвратительное место.

- Перестань это говорить. Я знаю, как убираться.

- До моего уровня не дотягиваешь.

- Садись, - снова предложила я, указав на кровать.

Эдвард приподнял мое покрывало, будто оно было заражено чумой. Спустя минуту он решил, что там безопасно для приземления его королевской задницы.

- Вижу, ты получила мои цветы, - он кивнул в сторону гвоздик, которые я еще не выкинула.

- Да, спасибо.

- Рад, что они тебе понравились, - произнес он.

- Зачем ты пришел, Эдвард? – спросила я, не в силах оторвать от него глаз.

- Я… я не знаю. Почему ты ушла той ночью?

- Мне пришлось, - последовал мой простой ответ.

- Почему?

- Я не хотела быть там, где была не нужна, - я теребила край своей рубашки.

Эдвард выдохнул.

- Белла, слушай. Я не знаю, что со мной творится, но … мне тебя не хватает. – По тону казалось, что он был настроен серьезно, хотя ему этого и не хотелось. – Я понятия не имею, что происходит.

- Ты не по мне скучаешь. А по сексу, - уточнила я.

- Нет. Ты знаешь, что я делал прошлой ночью? – спросил он. Я пожала плечами. – Я дрочил… сам себе. Я таким не занимался лет с тринадцати, когда еще порно прятал под матрасом.

- Почему не позвонил одной из своих многочисленных женщин? – я скрестила руки.

- Была такая мысль… но она казалась не правильной.

- Почему?

- Потому что было чувство, будто я тебе изменяю, - он вцепился себе в волосы.

- Но мы не…

- Я знаю. И это меня убивает. Я из-за тебя сдвинулся и по-крупному. Даже думать нормально не могу.

Подойдя, я присела на кровать, не слишком близко к нему.

– Эдвард, ты не представляешь, какие у меня мысли. Я так путаюсь, когда дело касается тебя….

- Просто прекрати это, Белла! Пожалуйста, - поднявшись, он принялся мельтешить передо мной. – У меня есть определенный стиль жизни, и ты в него не вписываешься. Я не могу допустить, чтобы ты появлялась и нарушала весь порядок.

- Я не собиралась ничего нарушать, - вспылила я. – Это не моя вина. Как насчет тебя и твоих игр? Цветы, свидания? Все ради того, чтобы затащить меня в постель и…

- Прошу, не строй из себя невинную овечку. Ты меня вынудила, - прошипел он.

- Женщины не могут вынуждать мужчин, вроде тебя. Ты всегда выигрываешь. Неважно, что я сделаю, так будет вечно, и ты это знаешь. Я просто пыталась обойти тебя в некоторых моментах.

- Белла, ты меня так подавляешь…но, дело в том, что я не могу быть вдали от тебя.

- Потому что я составила тебе лучший трах за всю твою жизнь? – язвительно заявила я.

- Нет, то есть да, но не поэтому.

- Не мои проблемы. Ты не можешь дать мне то, что я хочу. Так что я не понимаю, зачем ты здесь.

- Чего ты хочешь? Просто попроси, - почти умоляюще произнес он и взглянул на меня.

- Я… я не знаю. Если бы ты этот вопрос задал месяц назад, я бы сказала, что хочу получать отличные оценки. Теперь ситуация изменилась.

- Изменилась? Не понимаю.

Я направилась к нему – он отходил, пока места для отступления не осталось.

- Ты меня боишься? Я тебя пугаю?

- Нет. Я ничего не боюсь.

- Зачем ты здесь? Мы перепихнулись. Ты получил то, что хотел. Так оставь меня в покое, пожалуйста.

- Не могу.

- Почему? Оставь меня в покое, - я оттолкнула его к стене. Меня так разозлило его появление, что я готова была вызвать полицию или еще кого. – Ты трахаешь и бросаешь. Именно так ты и делаешь, так отпусти меня.

- Прекрасно. Я выйду из этой комнаты, и что потом будет с нами?

- Я буду жить дальше без тебя.

- С другим парнем?

- Что, если так?

- Мне это не нравится. Я не могу представить тебя с кем-то другим, потому что это просто охеренно неправильно.

Глаза Эдварда запылали яростью, что слегка пугало.

- Я могу делать все, что угодно.

- Нет, не можешь. Я не позволю.

- Ты мне не позволишь? Да кем ты себя возомнил? Мне казалось, что я уехала от своего папочки.

- Я не твой отец и, слава богу. Но я не позволю тебе встречаться с каким-нибудь прыщавым, тощим студентиком, который после пьяного перепиха не сможет вспомнить цвет твоих глаз.

Цвет моих глаз?

- Повторяю, ты мне не начальник. Буду встречаться, с кем захочу, - я чуть не топнула ногой, но вовремя себя остановила.

- Я не знаю, что со мной не так, но я ненавижу думать о тебе с другим парнем. Они тебя не получат, Белла, - он крепко схватил меня за плечи, и я успокоилась, задумавшись над его словами.

- И что ты сделаешь? – спросила я. – Если ты не хочешь, чтобы я встречалась с кем-то другим, что ты сделаешь?

- Я не…

- Не говори, что не знаешь. Ты меня боишься, и я это вижу. Ты в ужасе из-за того, что может произойти.

- Потому что я никогда такого не чувствовал, - прокричал он, и тяжело задышал, чуть ли не задыхаясь. – Я не могу этого сделать, Белла. Не могу дать тебе того, что ты хочешь.

- Я не из обычных девушек, которых ты раньше затаскивал в постель, - вздохнула я.

- Знаю, и это меня убивает. У меня не бывает…таких эмоций. Я не могу быть с тобой.

- Ты этого хочешь? Быть со мной?

- А ты этого хочешь, Белла? – он взглянул на меня с такой страстью, что у меня чуть не потеряла способность говорить.

- Иногда, я просто хочу сидеть и рассматривать тебя. Мне хочется проводить с тобой время, и неважно без одежды мы будем или нет, – пробормотала я.

- Я больше не могу находиться вдали от тебя, но я не знаю, как поступить. Со мной никогда такого не происходило.

Я потянула его к кровати, и мы сели на нее.

- Эдвард, тебе не нужно нервничать, когда ты рядом со мной. Я не собираюсь причинять тебе боль.

- Я всегда был парнем, который получал женщин и не волновался. Но рядом с тобой я волнуюсь, и чувствую себя из-за этого сраным слабаком, - потерев глаза, он простонал.

- Ты попадаешь в разряд слабаков, только потому, что я тебе нравлюсь?

- Да. Мне никогда не приходилось с таким справляться, но с тобой…я…из-за этого я странно себя чувствую.

- И раньше такого не было? – я провела по его волосам, придвинувшись на дюйм ближе. Он не отпрянул.

- Да, - Эдвард не поднимал головы.

- Тебе кто-нибудь нравился не в плане объекта для секса?

- Нет.

- Ты когда-нибудь проводил время с женщиной просто так? - не в силах сдержаться, я поцеловала его шею ниже уха, притягивая его к себе.

- Нет, - выдохнул он, все еще не поворачиваясь.

- А тебе когда-нибудь этого хотелось?

- Нет.

- Тогда мы оба оказались в плачевной ситуации. Я не могу научить тебя, как быть моим парнем, - я снова поцеловала его.

- Теперь это мой статус? – он, наконец, повернулся, и наши губы слегка соприкасались при разговоре.

- Если я так решу, - усмехнулась я.

- Полагаю, я полностью в твоем распоряжении, - он так легко поцеловал мои губы, что я едва почувствовала прикосновение.

- Только больше не играй со мной, пожалуйста. Я не выдержу.

- Только не жди, что я изменюсь. Я не могу, - его голос звучал искренне, без единого намека на безнадежность.

- Я не прошу тебя об этом.

Слегка отодвинувшись, он посмотрел будто сквозь меня.

- Белла, есть определенные вещи в моей жизни, о которых я не могу тебе рассказать.

- Что это значит?

- Я… моя жизнь… просто… своеобразна.

- Своеобразна?

- Да, ты можешь видеть что-то и не понимать этого. Можешь встретить не самых приятных людей. Но мне нужно, чтобы ты поверила – с тобой ничего плохого не случится.

- Эдвард, ты о чем?

- Просто верь мне.

- Верю, - я кивнула, а он печально улыбнулся.

- Не нужно было. Я не самый хороший человек, Белла.

- Почему ты продолжаешь такое говорить? - толкнув его так, чтобы он лег на спину, я забралась на него и посмотрела вниз. Он не сопротивлялся, и поерзал подо мной, чтобы устроиться удобнее.

– Ты не плохой человек.

- Мне кажется, что мы знакомы уже вечность, поэтому мне хочется рассказать тебе то, что рассказывать не следует, но…тебе придется подождать, пока я не стану абсолютно и полностью тебе доверять.

- Хорошо. Я ничего не требую. Мне просто хочется быть с тобой. - Все время.

- Мне необходимо быть рядом, Белла, но я не знаю, как это сделать, - казалось, он был в отчаянии.

- Так, давай уточним, ты никогда не был чьим-то парнем?

- Никогда. И мне не нравится это слово. Тебе придется меня как-то по-другому называть, - он говорил на полном серьезе.

- Я позже просмотрю словарь. У тебя тоже много работы. Как мы все устроим?

- Я уже ненавижу то, как изменился, но так вышло. И все же не жди, что я стану мягкотелым с кем-то… кроме тебя. Я могу быть нежным только с тобой и все, - слова Эдварда звучали твердо, но было ясно, что он пытался вести себя мило. Может, слово «мило» не подходило, но только оно пришло мне в голову в тот момент.

- Ты болван, - я ткнула пальцем его грудь.

- Так уж вышло.

- Как насчет испытательного срока?

- Испытательного срока?

- Мне нужно понаблюдать за твоими действиями. Тебе нужно над многим поработать, и я не знаю, что из этого выйдет.

- А как же яхта, все те ужины? Я, черт возьми, ланчем тебя угостил, - рассмеялся он. – Если мне хочется, я могу быть обычным, хорошим, моногамным парнем.

- Как ты будешь себя вести сейчас, когда не нужно думать о выигрыше? - я приподняла бровь. – Некоторые отношения длятся годами. Ты можешь все это время оставаться верным?

- Я могу целовать тебя в любое время? – он притянул меня к себе так, что наши губы почти что соприкасались.

- Да.

- Могу приходить, когда захочу?

- Да.

- Могу приглашать прогуляться, когда захочу?

- Да.

- Тогда подумаем над остальным позже. – Наши губы слились в нежном поцелуе. После трех дней расставания, его вкус вызывал головокружение. Его губы были такими мягкими, и в то же время настойчивыми. Поцелуй не был чересчур мокрым, и Эдвард не издавал странных звуков. Почти идеал.

-Почему ты изменил свое мнение по поводу встреч со мной? – я едва смогла выдавить слова, потому что чуть ли не летала под потолком от его поцелуев.

- Я читал Руссо.

- Французского философа? – поинтересовалась я, и он кивнул.

- Он пишет, что из-за радостей жизни, ты начинаешь сомневаться в том, что знаешь. Они заставляют тебя думать и сравнивать свой мир со стилем жизни. Наверное, ты – моя «радость жизни».

- Joie de vivrie. – произнесла я на французском. Я поняла, о чем он говорил. Он кивнул.

- Я не могу признаться никому другому. Ты заставила мою оборону задрожать, и это пугает.

- Никогда не думала, что ты сможешь так открыться.

- Я тоже, и если ты кому-то расскажешь, я буду отрицать, - засмеялся он.

- Обещаю не унижать тебя перед братьями.

Он притянул меня к себе, чтобы вновь прильнуть к моим губам. Я чувствовала, как растет его желание, но меня это совершенно не тревожило. Мы продолжали целоваться, наши языки изучали друг друга неизвестно сколько времени. К моменту, когда мы оторвались друг от друга, мы судорожно втягивали воздух, а его волосы были растрепаны - свидетельство моих пальцев, путешествующих по ним.

- Хочешь остаться? – спросила я, когда в окне мелькнули лучи заходящего солнца.

- Но… тут грязно, - он оглянулся в ужасе.

- Нет, не грязно. Прекрати это говорить, - я снова его поцеловала.

- Думаю, могу остаться, но…

- Ты когда-нибудь спал с девушкой, с которой до этого не спал? – поинтересовалась я. Он знал, что я имела в виду.

- Нет. Я же говорил - я не знаю, что делаю. – Его голос был смущенным.

Я устроилась у него на груди. Его руки остались лежать по бокам, будто он боялся меня коснуться.

- Не бойся меня, - прошептала я.

Казалось, прошла пара минут, прежде чем он расслабился. Затем, скинув обувь, обхватил мою талию. И я так и уснула в его объятиях.

Автор: johnnyboy7

Образ Эдварда


Дорогие читатели, новая глава от нового переводчика Вики ( Inara ).
Викусь, большее тебе спасибо за то, что согласилась его переводить)
Спасибо Кате (MoonSun) за редактуру.
Ждём ваши отзывы.


Источник: http://robsten.ru/forum/73-2037-3
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: гость (15.10.2015) | Автор: johnnyboy7
Просмотров: 714 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 5.0/13
Всего комментариев: 7
avatar
0
7
Отличная глава!
avatar
0
6
Долго же Эду пришлось разбираться в себе, чтобы частично понять свои чувства к Белле fund02002
avatar
0
5
Да, а Белла себя изводила, вся страдая и жизнь ее разладилась но, Эдвард с букетами цветов/записками, еще лично появившись показал, что у них, есть шанс - на отношения............................................   


avatar
0
4
Спасибо good lovi06032
avatar
0
3
Всего три дня ему понадобилось, чтобы разобраться в себе! Молодец! Быстренько fund02002
avatar
0
2
Спасибо good lovi06032
avatar
0
1
А Бэлла считает, что проиграла...Но бело - красные гвоздики у двери комнаты общежития "сказали- Прости" и дали Бэлле надежду..., на что? На еще один шанс? А потом появились белые тюльпаны...это надежда на возможное будущее.А вот и Эдвард появился, его ОКР проявилось в полную силу у Бэллы в комнате. Сумбурный разговор, но все же сумели расставить точки над i , и теперь Эдвард в статусе Бэллиного парня, невероятно! Большое спасибо за чудное продолжение.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]