Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ДА БУДЕТ КРОВЬ. ГЛАВА 17. ЧАСТЬ 1

 

 

(За фан-арт говорим спасибо Совёнку))

 

 

 

 

"Из нынешней ситуации можно выйти только одним способом – проложить путь к нашей цели дорогой безжалостного применения силы, плывя по морю крови под пылающим огнем неба." - Гамаль Абдель Насер

 


EDWARD POV

Аккуратно сложив последнюю рубашку, я упаковал ее в чемодан и еще раз проверил содержимое.

Идеально ровные ряды рубашек, брюк, ремней, обуви и туалетных принадлежностей - все соответствовало моим стандартам.

Я ненавидел паковать вещи, но в то же время меня радовало это занятие. Оно входило в число тех мелочей, которые не давали свихнуться в этом сумасшедшем мире.

Присаживаясь рядом с гигантским, будто раскрывшим свою пасть чемоданом, я глубоко вздохнул.

Прошло пять дней со времени катастрофического ужина в доме родителей. Изначально мы с братьями и Карлайлом должны были уехать во вторник, но из-за каких-то дел отца поездку отложили на пару дней. Теперь, когда у меня стало больше свободного времени, я мог встречаться с Беллой чаще, чем рассчитывал, и это значительно повышало мое настроение.

Пока что мы с Карлайлом не разговаривали. После того, как я высадил Беллу у общежития в субботу, я нарезал пару кругов, прежде чем вернуться к родительскому дому, где убил два часа на ругань с ним. И все из-за его отвратительного поведения с Беллой.

Мы и раньше расходились во мнениях, но еще никогда дела не заходили так далеко. Меня бесило то, что он заставил ее чувствовать себя каким-то отбросом. Хоть и было заранее ясно, что отец так себя поведет, легче не становилось.

На протяжении первого часа он сидел на стуле и молча выслушивал мои претензии, а затем поднялся и представил доклад на тему «Я забочусь о твоем будущем».

Вообще Белла была первой девушкой, которую я привел домой, и лучше бы я подождал дольше одного дня отношений, прежде чем представить ее родителям. С Эсми проблем не предвиделось.

Она была очарована Беллой еще больше, чем я. Но вот Карлайл явно считал ее очередной девочкой для перепиха, которая мне потом надоест.

Возможно, я тогда слишком устал, раз не мог понять его аргументы. И вел он себя как придурок. Я никогда напрямую не противостоял ему, поэтому сам поразился, когда сообщил, что не собираюсь подчиняться его запретам на встречи с Беллой. И просто вышел из его кабинета, пока он все еще пытался что-то объяснить. И после этого он не сказал мне ни слова.

Что еще могло пойти не так? Мало того, что я злился на отца, так еще приходилось все время пристально следить за Беллой. Мне необходимо было удостовериться, что она уютно себя чувствовала в кругу моей семьи.

Еще в субботу мне стало известно, что Белле, вероятно, придется поехать со мной в церковь. Я не предупредил ее, чтобы не спугнуть.

А вот что в мои планы не входило, так мое же ненормальное поведение из-за необходимости знакомить ее с Карлайлом. Как я и говорил ей раньше, он был опасен и, если хотел, мог становиться довольно пугающим.

На протяжении всей службы я переписывался с Эмметом. Он убеждал меня собраться с духом и просто познакомить их. Ему-то хорошо говорить – встречается с девушкой, которая наполовину итальянка, католичка, гений игры на фортепиано, да и плюс ко всему работает на моего отца. Эммет и Розали отлично подходили. Джаспер с Элис тоже.Мы с Беллой…не очень.

До определенного момента ужин проходил хорошо, и хоть я четко видел, что Белла отцу не нравилась, меня устраивало его поведение. Сложно сказать, было ли его неприятие обоснованно или нет, но особой роли это не играло.

За ужином мне предстояла небольшая работа. Обычно Карлайл требовал, чтобы на воскресенье не выпадало дел, но в тот день так сложились обстоятельства. Нам нужно было наказать кое-кого. Мы просто пристрелили ублюдка в лесу позади дома. И никому не помешали.

Я сталкивался с отцом на протяжении всей недели, и Эсми пыталась заставить нас помириться, но я не обращал на эти попытки внимания. Просто не собирался подчиняться его требованиям только потому, что ему не нравилась Белла. Так что моей вины тут не было. Всем остальным Белла понравилась. Всем, кроме Розали. Но другого от королевы сучек я и не ждал.

А вот на отца надеялся. Думал, что он проявит хоть какую-то долю толерантности. Но нет, вместо этого, он допрашивал Беллу так, будто она была подозреваемой в убийстве.

Мне он так и не сказал, о чем именно допрашивал ее, но разговор с Беллой на следующий день, когда я повел ее на ужин, позволил мне увидеть примерную картину. Она упомянула, что ужасно его испугалась, но не показала виду. Я не сомневался, что она справится, но меня это не успокаивало.

Я еще в жизни так не злился на отца. Один взгляд на него, и я уже впадал в бешенство. Хорошо, что Белла меня усмиряла. Из-за ее учебы мы не могли проводить много времени вместе днем, но вот ночью она полностью принадлежала мне. Я в буквальном смысле исцарапывал себя в ожидании пяти часов вечера, когда можно было нестись к ее общежитию и везти ужинать.

Пару раз мы съездили в «Кармел» с Элис и Джаспером. Еще я показал ей свои любимые места в городе, а в одну из ночей она захотела просто посидеть у нее и поужинать пиццой. Так мы и поступили. Мне все еще было трудно даже ступать в эту грязную общагу, но я молчал.

Я все еще не понимал, что требовалось от меня, как от парня, и это казалось таким новым, но Белла относилась ко всему с пониманием. Что меня больше всего в ней поражало, так это нежелание мириться со всем моим дерьмом. Я знал, что у меня взрывной характер, и пару раз он давал о себе знать. Необязательно, когда она была рядом. Я не мог сдержаться, когда официанты проливали всякую дрянь мне на колени, или когда мужики пожирали Беллу своими похотливыми взглядами.

Удивительно, как на этой неделе я никого не убил.

Вскоре обнаружилось, что Белла становится лучшей частью моей жизни. Она с легкостью могла меня рассмешить. Рядом с ней я мог не надевать маску, которая, тем не менее, сразу возвращалась в окружении других людей. Пока я старался учиться проводить грань между двумя совершенно разными персонами во мне: абсолютно психованным убийцей и мужчиной, одержимым женщиной - Белла уже знала, как справляться с ними обоими.

Теперь, когда прошло пять дней, я только начинал свыкаться с мыслью, что ей было восемнадцать. Белле было восемнадцать.

Пришлось повторять это себе по пятьдесят раз в минуту, чтобы до меня дошло. Ну, вот как только я попал в такую ситуацию? Казалось, что она намного старше. Как ей могло быть восемнадцать? Нас разделяли семь лет, а в тех кругах, где я вертелся, это не очень приветствовалось. Если бы мне было сорок, а ей тридцать три – еще нормально. Если мне – двадцать семь, а ей – двадцать один (как у Элис с Джаспером), тоже ничего. Это было приемлемо, но нет, Белле только недавно исполнилось восемнадцать.

Я убеждал себя в том, что это совершенно ничего не значит. Уже получив кучу нареканий от отца, я не хотел позволить еще чему-то отрывать меня от Беллы. Она продолжала спрашивать, злюсь ли я из-за ее обмана с возрастом, но меня это особо не волновало. Да, тот факт, что я трахал почти что ребенка, со стороны смотрелся не очень прилично, но что я мог сделать?

После первой волны шока, я высадил Беллу у общежития и просто покатался пару часов, а потом пришел к выводу, что пытался найти причины для разрыва с ней. Я старался избежать отношений, так как не был достаточно зрелым для них. Вот тогда меня и осенило: как бы сильно я ни старался отдалиться от нее, Белла, какой-то непонятной мне силой, притягивала обратно.

Впервые в жизни, мне нужно было полностью очистить сознание и просто проветриться, чтобы избавиться от шока, в который она меня повергла.

Я был более чем решительно настроен сохранить нетронутым то, что происходило у нас с Беллой. Именно я мог стать своим же худшим врагом, и я не собирался позволять вмешиваться еще и внешним факторам. Будь то мой отец, разница в возрасте, или что-нибудь еще. Я сильнее этого.

Тем не менее, мы с Беллой пока не упоминали вопрос возраста. Сейчас для этого было не совсем подходящее время.

Из-за нехватки времени я еще не сделал тест, как хотела Белла. Но из-за этого ей пришлось лишиться удовольствия, которое сейчас могли принести лишь мой язык или пальцы.

И в ту самую ночь, когда она предложила поесть у нее пиццы, я добрался до ее киски. Судя по ее стонам и тому, как она вцепилась в мои волосы, было ясно, что я довел ее до самого бурного в ее жизни оргазма. Сначала только пальцами, а потом и языком прежде тем, как уйти. Я не мог дождаться момента, когда смогу снова полноценно ее трахнуть, но придется ждать до возвращения из России.

Дни нашего временного расставания обещали быть тяжелыми, и я чувствовал себя абсолютным слабаком. В последнюю перед отъездом ночь я собирался уехать к себе, чтобы собрать вещи, но она умоляла остаться с ней, раз мы потом не увидимся пару дней. Я тогда внезапно понял, что Белла может быть опасной. Она посмотрела на меня «тем самым взглядом», и я не смог отказать. Поэтому, даже не осознавая, что у меня намечались другие дела, я забрался к ней в постель и проспал там всю ночь. Вероятно, она умела подчинять себе людей силой мысли и именно так меня поработила, но я был не против.

Хоть даже я и злился на отца за то, что тот был мудаком, я проанализировал его поведение рядом с Эсми и пришел к выводу, что мне не придется отказываться от Беллы из-за того, что я был вероломным монстром. Несмотря на то, что Карлайл любил Эсми больше всего на свете, он также мог быть полным козлом ко всем, кто не входил в круг семьи. Но он знал, как разделять эти два мира.

Мне нужно этому научиться.

Я все еще не раскрыл перед Беллой мой образ жизни и не планировал еще долгое время. Вот почему я не злился за то, что она скрыла от меня свой истинный возраст. Это было ничем, по сравнению со всем моим дерьмом. Изначально, я хотел ее этим отпугнуть. Но все пошло не по плану, потому что Белла была крепкой девочкой, и мои психи и поганое поведение не заставили ее даже вздрогнуть, поэтому я сдался.

А теперь я сам уже не так хотел ее отпускать. Надеялся, что если мы были серьезны в том, что создали, она сможет принять ошибки моего прошлого. Эсми смогла, и Розали, а Белла? Я надеялся, что тоже сможет. По правде, у нас с Беллой уже все было слишком серьезно. Всего пять дней запутанных отношений, а казалось, что мы встречались несколько лет. Я один раз ее трахнул, три раза довел до оргазма, ночевал у нее в общежитии, и уже полностью потерялся для своего мира.

Пока Эммет не указал на это, я даже не заметил, что со времени встречи с Беллой я ни разу не притронулся к наркотикам, а это было удивительно. Я с пятнадцати лет практически не вылезал из состояния опьянения. А теперь даже подумывал бросить пить, раз Белле было только восемнадцать.

Я слегка злился на нее из-за того, что она все это время распивала при мне спиртное, потому что я уже и так жил в грехе и заработал полный набор проступков, которые бы самому дьяволу самооценку подкосили. Совершенно не хотелось к этому плюсовать привод за раздачу алкоголя несовершеннолетней.

Белла дулась, когда я отбирал у нее бокал с вином или заказывал содовую вместо «Голубой горы», но ей придется смириться. Чтобы ее не дразнить, я тоже покупал скучнейшую выпивку. Пару дней назад за ужином вообще выплюнул одно дерьмо. Белла тогда надо мной посмеялась и разрешила пить при ней, чем я охотно воспользовался. Конечно, я не напивался до потери пульса. Просто пару раз насладился крепкими вещицами.

В любом случае, я точно знал, что буду скучать по Белле, даже если это всего на пару дней. И не боялся этого признать.

Когда я проснулся этим утром, мне так не хотелось уходить от нее, но пришлось. Я пообещал, что вернусь через пару дней, и она поцеловала меня на прощанье. В тот момент я чуть не убедил себя остаться, хоть и сдержался. Мы попрощались, и я собирался звонить ей каждую ночь.

Может, вся эта фигня с отношениями все-таки не будет такой сложной.


Несмотря на то, что я ненавидел ее способность вот так меня контролировать, в какой-то степени меня это устраивало. Впервые, я был нормальным. Конечно, мне все еще нужно было на стороне выбивать кое-кому мозги, но Белла очень быстро становилась главной частью моей жизни.

Тяжело вздохнув, я осмотрел комнату на предмет загрязнений, которые мог бы почистить, пока ждал, и щелкнул пальцами, когда вспомнил, что Эмметт недавно разлил пиво на кухонный пол, а я тогда по-быстрому, но недостаточно тщательно, все убрал. Спрыгнув с кровати, я прошел в ванную, где держал специальное ведро. Наполнил его горячей водой, стиральным порошком и «Клороксом», а потом, схватив тряпку, понес все на кухню.

Может это и казалось слишком драматичным - мыть пятно с дезинфицирующим средством, как будто оно было грязью, но если бы я так не сделал, то чувствовал бы себя запачканным. По крайней мере, я передумал срывать ковровое покрытие, как хотел, поддавшись манящему порыву.

Сняв свой черный кожаный пиджак от Армани, я аккуратно положил его на стол, а потом закатал рукава белой рубашки. Достав пару желтых резиновых перчаток из шкафчика, я натянул их, а когда начал чистку, напомнил себе не вляпаться идеально выглаженными брюками в пятно у холодильника.

Через десять минут добротной, усердной чистки, пятно исчезло. Вообще, его не было уже после первой пары протирок. Но просто на всякий случай, я продолжал мыть. И раз уж все равно ползал по полу, решил вычистить его полностью, на что потратил еще полчаса, пока он не засверкал.

Я не был против уборки своих вещей, но другие могут даже не надеяться. Я не служанка, хоть обсессивно-компульсивное расстройство и не дает мне спокойно смотреть на грязь.

Поднявшись, я полюбовался на плоды своей тяжелой работы, а затем вылил уже грязную воду из ведра в раковину и перевернул его, чтобы оно просохло. Сложив все ровно на отведенные места, я, за неимением других дел, снова уселся на кровать.

Будто прочувствовав, что уровень моей скуки неутолимо ползет вверх, раздалась телефонная трель стационарного телефона, и, перекатившись через кровать, я ответил на звонок:

- Алло?

- Мистер Каллен, за вами приехали.

- Спасибо. Через минуту спущусь. - Повесив трубку, я спрыгнул с кровати и осмотрел комнату, чтобы проверить, все ли взял.

Потом застегнул чемодан, накинул пиджак, надел солнцезащитные очки и часы. Убедился, что взял сумку с ноутбуком, и затем выключил свет. Закрыв дверь, я пошел к лифту, везя за собой чемодан, а когда его двери, зазвенев, открылись, спустился в холл здания.

На улице меня встретил Шон. Высокий, мощный мужчина около пятидесяти лет, который с самого моего детства работал моим личным водителем. Он годами возил меня в школу, и уже почти считался членом семьи. Сегодня на нем были костюм, солнцезащитные очки и шоферское кепи.

- Здравствуйте, мистер Каллен. Позвольте вам помочь, - он подхватил мой чемодан и положил его в багажник. – Слышал, вы и мальчики направляетесь в Москву?

- Да, - кивнул я. – По семейным делам.

- Конечно. Я понимаю, - он знал все детали нашей незаконной работы и научился в них никогда не вмешиваться.

Я забрался на заднее сиденье городского авто черного цвета, и спустя пять секунд Шон уже несся по загруженным улицам к аэропорту Pal-Waukee, с которого в районе Чикаго можно было совершить вылет на частном самолете.

По пути в моем кармане завибрировал телефон. Вытащив его, я увидел на экране имя «Белла».

*Удачи.* – Б.

Я быстро напечатал ответ.

*Удачи в чем?*– Э.

*В твоей деловой поездке. Продай кучу домов!* – Б.

*А, точно. Я привезу тебе подарок.* – Э.

*Я хочу такую куклу, в которую вкладывают куклу поменьше, а потом еще меньше, и еще… *- Б.

*Понял.* – Э.

*Буду по тебе скучать.* – Б.

Не зная, как ответить на это, я минут десять, раздумывая, разглядывал телефон. Я буду скучать по Белле? Конечно, буду. Себе я в этом мог признаться, но вдруг она посчитает меня слабаком?

Пришлось рискнуть.

*Я тоже буду скучать.* – Э.

Ответа от нее не последовало.

Нужно было прекращать так волноваться по каждому поводу, а то так и до психоза недалеко.

Поездка займет всего несколько дней, а мне казалось, будто меня отправляли на войну или что-то в этом роде.

Где-то через сорок пять минут мы подъехали к аэропорту, где Шон показал охране специальный бэйдж. Машина поехала по взлетной полосе, ведущей к частному ангару с небольшими самолетами, принадлежащими богачам. Естественно, у моего отца было два. Я, наверное, лет пятнадцать как не летал на коммерческих рейсах.

Да, меня баловали.

Выйдя из машины, я прошел к багажнику, чтобы достать свои вещи.

- Желаю вам приятного полета, сэр, - произнес Шон.

- Спасибо, - я пожал ему руку и отправился к Карлайлу, Эсми и Эммету, уже ожидающим у входа в ангар.

- Эдди, наконец-то. Ты почему так долго? – прогремел Эммет.

- Утром были дела, - я обнял мать и полностью проигнорировал отца. – Ма, ты почему здесь?

- Я хочу с вами. Сто лет в Москве не была, - возбужденно произнесла она.

- Милая, я тебе говорил, что путешествие будет не из приятных, - Карлайл обнял ее за талию.

- Знаю, но я могу оставаться в таунхаусе. Мне все равно.

- Где Джас? – поинтересовался я, оглядываясь по сторонам.

- Прямо перед вами! – услышав его крик, я обернулся. Он нес, а вернее тащил, два огромных чемодана, и выглядело все так, будто они весили тонну.

- Что это за хрень? – Эммет вскинул бровь.

- Элис их упаковала, - Джаспер уже пыхтел к тому времени, как поравнялся с нами. – Она сказала, что обязана помочь мне собираться.

- Ясно… - вопросительно протянул я.

- Молчи, - указал он на меня. – Я под каблуком, и мне там нравится.

Полагаю, ему легче было принять новый стиль жизни, чем мне. Вот только Джаспер раньше уже встречался с женщинами и проводил с ними больше, чем одну ночь. У него были отношения, которые продлились даже пару лет, хоть из-за работы он никогда полностью и не раскрывался перед девушками. По крайней мере, у него имелся опыт.

Мы переговаривались между собой (при этом я все еще игнорировал Карлайла), пока не выкатили самолет, который остановился перед нами.

Внушительный «Гольфстрим G550/GV» вмещал пятнадцать пассажирских мест, был способен преодолевать пять тысяч миль, развивать скорость до шестидесяти миль в час и был призван демонстрировать высший уровень роскоши.

Служащие в аккуратных костюмах приняли наш багаж. К самолету был подан белый трап, по которому мы могли попасть внутрь.

Лучшим в частных полетах была возможность делать все, что захочешь. Никаких очередей, ожидания, детских воплей и, что самое главное, никакой охраны. Вот я зашел на борт с Браунингом за поясом.

Стильная отделка кабины самолета была выполнена в теплых, землистых тонах. У стен располагались замшевые кресла и диваны, пол покрывали ковры кремового цвета, там было две ванные, две спальни, телевизоры, розетки для электроприборов, полноценная кухня и круглые иллюминаторы, пропускающие много света.

- Ненавижу Россию, - пробурчал Эммет, пристегиваясь. Наши четыре сиденья были напротив друг друга. Я сел рядом с Джаспером напротив Эммета. Я не хотел давать отцу возможность сверлить меня взглядом. Эсми, вытянувшись на диване, уже читала журнал.

- Мы можем опять съездить на фабрику Смирнова, - лицо Джаспера засветилось от счастья.

-Я уже составил свой список, – сообщил я. – Водка закончилась пару месяцев назад.

После того, как нам был подан обед из стейка и овощей, самолет взлетел. Будто плывя, мы плавно рассекали воздух. Ко времени, когда потух знак, что можно отстегнуть ремни, я уже изнывал от желания вернуться к Белле. Как-то нездорово.

Эммет с Джаспером принялись ходить из угла в угол, смотреть ТВ, делать еще что-то. Эсми заняла место в кресле рядом с Карлайлом. Я просматривал журнал об оружии, и через час все напряжение, казалось, испарилось. Я годами мог играть в эту игру.

- Ты мне так ничего и не скажешь? – донеслось от отца, когда мы пролетали над Филадельфией. Нам нужно было приземлиться в Нью-Йорке для дозаправки, но после этого наш путь лежал прямо в Москву.

- Нет, мне нечего тебе сказать, - я перевернул страницу журнала.

- Эдвард, не веди себя как ребенок, - произнесла мама. – А ты, Карлайл, перестань быть таким грубым.

- Я должен защищать семью.

- О, верно, ведь Бела такая огромная угроза, - мой ответ был переполнен сарказмом.

- Эдвард, ты не знаешь, кто она такая. После того, как я провел проверку…

- Вот именно, - я взглянул на него. – Ты не имел права вмешиваться в ее дела. Она не одна из твоих клиентов, которых ты можешь песочить. Ей нечего скрывать, и она не заслужила, чтобы ты обращался с ней, как с дерьмом.

- Следи за языком, Эдвард, - прошептала мне мама.

- Ты знаешь, сколько ей лет? – равнодушно произнес он, слегка склонив голову вбок.

- Да. Я знаю ее возраст, и я с этим смирился. Не вмешивайся в мою жизнь только потому, что она тебе не нравится.

- А сколько ей? Двадцать один же? – вмешался Эммет, сидевший в задней части самолета.

- Нет, сынок. Твой брат занимается сексом с восемнадцатилетней, - слегка злобно ответил Карлайл.

- Во-первых, не лезь в мои дела. И, во-вторых, мы не занимаемся сексом. Не то, чтоб с моей стороны было недостаточно попыток, но Белла придерживается кое-каких моральных принципов.

- О, Эдвард… - вздохнула мама. – Восемнадцать?

- Да, восемнадцать, и как я могу это изменить? – я уже начинал нервничать. – А ты не вмешивайся в мою жизнь, - я указал на отца.

- Твоя жизнь – это моя жизнь. Семья дороже женщин, Эдвард.

- На сегодняшний день она – единственная хорошая сторона в моей жизни. В перерывах между твоим вечным преследованием и всем остальным, с чем мне приходиться работать, мне нужна нормальная жизнь… и это она, - огрызнулся я и снова уткнулся в журнал.

Никто не произнес ни слова, пока мы летели в Нью-Йорк. Когда мы приземлились – предполагалась часовая остановка – я вышел покурить.

Да кем мой отец себя возомнил?

Мне уже двадцать пять, и я мог делать все, чего бы ни пожелал без его на то разрешения. Конечно, это неправда, но все-таки.

В нашем мире, мой отец был началом и концом всего. Его знали, как Capo di Tutti Capi или «Босса всех Боссов». По существу он заправлял всей преступной деятельностью, сотрудничая с итальянцами по всему миру. Среди шести главных итальянских мафиозных семей, мы считались самой могущественной, и, если можно так сказать, Карлайл был Богом. Он мог управлять всеми, но не мной.

Я бросил сигарету на шоссе рядом с взлетной полосой и, вытащив еще одну, быстро ее закурил. Затянувшись, я затем выдохнул успокаивающий дым.

- Дай мне одну, - послышался голос, внезапно возникшего рядом Джаспера. Я протянул ему пачку, и он быстро зажег сигарету. – Так вы с отцом все не разговариваете?

- О, мы разговариваем, но, как видишь, не ладим.

- Понятно, - он затянулся. – Ты знаешь, почему он так зациклился на этом?

- Нет, и мне плевать. Он должен быть счастлив тому, что я счастлив или заткнуться на хрен и дать мне спокойно жить.

- Эдвард, он не может этого сделать.

- Почему? Ему нравится Розали, он чуть ли не хвостом таскался за Элис на этой неделе, так почему он не принимает Беллу? Он заставил ее чувствовать себя дерьмом.

- Со мной и Эмметом все иначе, ты же знаешь.

- О чем ты говоришь? – втянув еще дыма, я медленно его выдохнул.

- Да ладно, брат. Ты наследник, principe... – повторил он по-итальянски - … он ждет, что ты займешь его место.

- Так, почему я не могу сделать это и все равно оставаться счастливым?

- Он не хочет, чтобы ты отвлекался. Он просто пытается тебя уберечь.

В такие моменты, я реально видел нашу с братом разницу в возрасте. Джаспер был всего на два года старше, но умен не по годам. Эммет был старше на три, и пусть я ненавидел это, но даже он обладал той степенью зрелости, которой у меня не наблюдалось.

- Ну, так ему надо было поговорить со мной об этом, а не цепляться к ней. Она не знает, что здесь происходит. Ему не надо было вести себя как урод, - пожаловался я.

- Я знаю, просто хочу объяснить тебе это. Он делает то, что лучше для семьи.

- Семьи, какой семьи? – пробормотал я себе под нос.

Мы стояли в Нью-Йорке еще полчаса и, когда я вернулся в самолет, меня все еще терзало раздражение, поэтому я решил не разговаривать с Карлайлом, как делал до этого.

Я знал, что веду себя как ребенок, но ему нужно было понять: я мог делать, что угодно, когда бы ни пожелал. У меня была другая жизнь, вне этой, и я заслуживал хотя бы попытаться быть нормальным.

Самолет взлетел, и мы, спустя пару минут, уже были высоко в воздухе. Я, не изменяя своему депрессивному виду, отклонился на спинку кресла и вытащил свой айпод. Белла загрузила мне на ноутбук всю свою коллекцию песен, чтобы я мог послушать пару треков. Мне больше нравились старая музыка, поэтому я не перенес в айпод ничего, что вышло после двухтысячного года. Белла оказалась любительницей мягкого рока, и я удивился, когда мне пришлось по душе многое из ее альбомов.

Я прилег отдохнуть, не планируя спать долго, но, когда проснулся и проверил время, оказалось, что прошло четыре часа. Потянувшись, я осмотрел кабину.

Эммет с Джаспером яростно рубились на Иксбоксе, стараясь обогнать один другого в гоночной игре, а мой отец просматривал документы. Эсми видно не было, но я слышал, как в ванной лилась вода.

Карлайл поднял голову. Его глаза скрывали очки с оправами в форме полумесяцев.

- Рад, что ты проснулся, спящая красавица, - хмыкнул он.

- Не надо, - прошипел я. – Не веди себя так, будто ничего не случилось.

Он пожал плечами.

- Я просто не понимаю, в чем твоя проблема. Я сделал то, что посчитал верным.

- Не знаешь, в чем проблема? Как насчет того факта, что ты чуть ли не до смерти напугал Беллу. Она не заслужила такого обращения, которое ты продемонстрировал в то воскресенье.

- Я не думал, что это что-то особенное. Как только она тебе наскучит, ты бросишь ее, как всех остальных, - ненавязчиво протянул он.

К тому моменту, я уже кипел от такой бешеной ярости, которой давно не ощущал. Я был похож на тигра перед смертельным прыжком на жертву. Приходилось напоминать себе, что передо мной был мой отец, а не то я бы в то же мгновенье снес ему голову.

- Ты ничего обо мне не знаешь. С тех самым пор, как мне исполнилось тринадцать, тебе важна только работа.

Карлайл снял очки и вздохнул.

- Эдвард, ты не в кабинете психиатра. Ты знаешь, что я тебя люблю, я люблю вас всех, но ты другой, и тебе нельзя встречаться с кем попало.

- Почему нет? Я буду с той, с кем пожелаю.

- Ты действительно считаешь, что знаешь ее? – его взгляд ожесточился. – Правда?

- Да. По крайней мере, лучше, чем ты.

Потянувшись к своему дипломату, он достал папку и открыл ее.

- Ты знал, что в шесть лет ей потребовалась операция, чтобы исправить кость в руке, которая неправильно срослась после перелома, полученного за год до этого?

Я ничего не ответил.

- Знаешь, что за ее отчимом числился такой долг, что на эти деньги можно новую машину купить? Долг уже выплачен, и он с тех пор не ступал ногой в казино, но просто так банковские данные не исчезают.

Мне нечего было сказать.

- Знаешь, что в прошлом году ее мать забеременела, но сделала аборт? Сомневаюсь, что даже Белла знает.

Я только прожег его взглядом и почувствовал, как мои губы сжались в тонкую линию.

- Слава Богу, в ней достаточно итальянской крови, чтобы ее можно было признать. Одной восьмой более, чем достаточно, но это не перекрывает всего остального.

- Ты шутишь? Как ты можешь любить Розали, будто она твоя дочь, но так отвратительно обращаться с Беллой?

- Розали как дочь, потому что ее любит Эмметт.

- Жалкое оправдание.

- Ты знаешь, что отец Беллы заложил свой дом, чтобы оплатить ей колледж? И это еще не самое интересное. Ты знал, что ее отец – коп? Коп, Эдвард! – он швырнул мне бумаги.

А вот это уже было проблемой. Какова была вероятность, что я не смогу держаться вдали от девушки, чей отец работал копом?

- Не просто коп, Эдвард. Он шеф сраной полиции этого мелкого захолустного городишки в Вашингтоне. Ты мог поставить нас под еще большую угрозу? – он уселся обратно, явно гордясь тем, что раздавил меня.

Я молча рассматривал бумаги, которые он собрал, и посмотрел на информацию про ее отца. У Чарли был впечатляющий список заслуг. Он не только был шефом сраной полиции, но и членом Департамента Охраны штата Вашингтон.

Я не мог в это поверить. Должно быть, это было каким-то наказанием за все то дерьмо, которое я натворил в прошлом. Ну что мне, мать вашу, теперь делать?

Если ее отец из полиции, тогда ему известна фамилия Каллен. Все знают эту фамилию. Она с ним обо мне говорила? Упомянула что-то? Она рассказала ему о моем отце?

Вот дерьмо! Это плохо.

Через пару секунду в моей голове зародились сомнения. Она работала на полицию? Ее послали, чтобы подобраться ко мне, или для какой-нибудь такой хрени? Она была милой и честной. Это все игра?

Нет!

Я знал, что это было настоящим. Я верил ей, и верил в нас. Плевать на то, что говорят бумаги. Я легко распознавал правду и мог сказать, когда люди врут. Белла ничего не знала о моей жизни, и хоть ее отец работал копом, это не меняло моего желания находиться рядом с ней как можно чаще.

Тем не менее, толчком в верном направлении это тоже нельзя было назвать. Может, это был знак, какое-то предзнаменование того, что наши отношения с Беллой будет очень сложно развивать.

Прямо запретная любовь, Ромео-Джульетовская фигня, в которую я себя впутал.

Я был сыном босса мафии, она была дочерью шефа полиции. Более чудесной парочки не придумать.

- Семья важнее всего, Эдвард, - протянул Карлайл. – Брось ее, пока никто не пострадал.

- Это угроза? – почти рыча, спросил я.

- Абсолютно верно. Я не позволю пошатнуться всей моей империи из-за твоей одурманенной,
тупой головы и ее мыслей.

- Лучше, если я буду встречаться с Виенной или Таней? Уверен, у нас родятся отличные детишки, и твоей династии ничего не будет угрожать.

- Виенна была бы лучше какой-то восемнадцатилетней девки, уличной прошмандовки, которую ты подобрал в клубе.

- Иди на хуй, - я кинул в него бумагами, и это был первый раз, когда я обматерил своего отца.

Последнее слово будто зависло в воздухе, пропитывая его напряжением.

Джаспер с Эмметом, которые наблюдали за нашим громким спором, сидели с открытыми ртами.

Я услышал звук взметнувшегося пистолета раньше, чем увидел его - «Пустынный Орел», похожий на мой, только в два раза больше и отливающий золотом. Карлайл не стеснялся украшать свои вещицы - с левой стороны рукоятки красовался внушительных размеров рубин, доставшийся ему от моей бабушки. Он хорошо потратился, чтобы его вставили в пистолет.

Дуло, блестящее золотом, была направлено мне между глаз, и у меня на секунду перехватило дыхание.

Не впервые мой отец наставлял мне в лицо пистолет, но впервые в его глазах пылала ярость. Это до смерти пугало.

- Еще раз скажешь мне такое, и я без промедления спущу курок, - он сказала это так спокойно, что я, в самом деле, испугался за свою жизнь.

- Ты не посмеешь, - послышался мой тихий ответ. На самом деле я даже говорить боялся.

- Не вынуждай меня, Эдвард. Я убивал более никчемных людей, чем ты. Я не терплю неуважения.

- Si punta una pistola a tuo figlio. Come è che, per slealtà? – спросил я по-итальянски, и сам удивился своей смелости.
[Ты наставил пистолет на собственного сына. Это что, уважение?]

Я услышал, как моя мама тихо напевала, выходя из ванной. Ее каблуки, приближаясь, глухо стучали по ковровому покрытию.

- Карлайл! – завизжала она, когда поняла, что происходит. – Ты что не в себе?

- Я просто разбираюсь в споре, милая. Нашему сыну нужно напомнить, кого он должен уважать.

- Я сам управляю своей жизнью, не ты, - процедил я сквозь зубы, слишком напуганный своей настоящей ситуацией и, надеясь, что мой отец не посмеет выстрелить.

Глаза Карлайла горели гневом, и он почти впечатывал дуло мне в лоб.

- Боже, я ушла всего на две минуты, а уже начались перестрелки, - прошипела Эсми.

- Я его не застрелю, - отозвался отец.

- Чертовски верно. Не застрелишь, - Эсми так быстро выхватила у него пушку, что движения были едва различимы. За секунду она разрядила пистолет и, разобрав на четыре отдельные части, швырнула их на диван за собой.

Карлайл выглядел как ребенок – надул губы и поник.

- Поверить не могу, - Эсми уперла руки в бока. – Что с тобой такое в последнее время, Карлайл?

Он собрался ответить, но она перебила его:

- Не хочу ничего слышать. Даже описать не могу то, что только что в тебе увидела. Нужно было заснять, чтобы ты мог посмотреть, каким монстром стал.

- Я бы ему не навредил, - в его голосе уже сквозила робость.

- Ты наставил пистолет в лицо нашего сына, - медленно повторила она. – Что с тобой не так?

- Прости, - он опустил голову, и невозможно было сказать, к кому он обращался – к матери или ко мне. Я не видел его глаз, но все еще чувствовал исходящую от него ярость. Может, он уже злился на себя.

- Нам нужно поговорить, - она схватила его за шиворот, и он, поднявшись, последовал за ней. Эсми гневно прошла в их комнату, а затем послышался громкий звук захлопнувшейся двери. Они что-то закричали на итальянском, но мне не хотелось слышать отца – и так уже хватило. Я тяжело дышал, и почувствовал, что на лбу выступил пот.

Спустя пару минут я успокоил свои нервы, хотя мне еще тяжело давалась мысль, что собственный отец угрожал меня убить из-за Беллы. Я бы умер за нее? Да, спокойно.

Может, это во мне возродился дух подросткового противоречия. Но только потому, что он что-то сказал, это не становится обязательным. Я продолжу видеться с Беллой, и мне не нужно выпрашивать на это его разрешения. И буду держать ее рядом с собой и приводить к нам в дом просто потому, что он сказал этого не делать.

Я понял, что Белла разбивала нашу семью, которая была когда-то очень крепкой, но мне было плевать. Это моя жизнь, и я мог делать с ней все что угодно. Мой отец пускай идет к черту.

- Это было до ужаса безумно, - Эммет присел рядом со мной. – Ты в порядке?

- Нда, - я вздохнул. – Не впервые такое.

- Помню, как Па впервые приставил к моей голове этот пистолет, - Джаспер уселся в кресло Карлайла. – Мне было шестнадцать, и я помял его Порше. Плохой был денек.

- О да, и тогда, когда я поджег свою комнату…конечно, нечаянно, - злорадно заметил Эммет. – Но он был просто немного раздражен. Я заметил другой конец этого пистолета, когда мне прилетело им по голове, – рассмеялся он.

Я был спокоен, но на всякий случай провел рукой по волосам. Просто удостоверился, что еще жив.

Дверь в спальню открылась, и за ней показалась моя мать.

- Эдвард, милый, ты в порядке? – оттолкнув с дороги Эммета, она обняла меня.

- В порядке, Ма, - ответил я.

- Я поверить в это не могу. Он всегда таким становится из-за стресса. Не волнуйся, - она поцеловала меня в лоб. – Он не побеспокоит тебя, пока мы не прилетим в Москву.

- Плевать.

- Не надо так, Эдвард. Ему действительно жаль.

- Нет, не жаль. Он это все всерьез говорил, - моя злость еще не прошла.

Она печально кивнула и затем направилась обратно в комнату, но остановилась по пути.

- Эдвард, я знаю, что любовь может быть тяжелой, но она стоит усилий. Если ты действительно заботишься о Белле, а я знаю, что так оно и есть, для вас двоих это будет очень трудным решением.

- Проверка закончилась, - сказал я сам для себя. Они не знали, что это значило. Я слишком далеко зашел в этих отношениях, чтобы теперь сомневаться.

- Восемнадцатилетняя дочь шефа полиции. Это поинтереснее, чем у нас с отцом, - рассмеялась она.

Их отношения также тяжело развивались поначалу, поэтому она знала, через что я проходил. Ее история была запутанной и слишком долгой, чтобы рассказывать.

- Просто знай, что я тебя поддерживаю, - успокоила она меня. – Я люблю Беллу так же сильно, как и ты.

- Я ее не люблю, - процедил я сквозь зубы.

- Найди меня, когда поймешь, что это правда, и тогда поговорим. – Эсми вернулась в комнату, оставив нас, мальчиков, скучать.

- Эта поездка уже превращается в адскую, - простонал Эммет. – Я знал, что не нужно было лететь.

- Зато теперь у нас есть повод выпить, - Джаспер поднялся и подошел к своей сумке, из которой вытащил огромную бутыль водки Роберто Кавалли.

- Я думал, ты избавился от этого дерьма, - отойдя к задним шкафчикам, Эммет достал три стопки и столовую ложку.

- Эта единственная итальянская водка с приличным вкусом. Русские только в этом хороши, - Джаспер начал разливать жидкость. – В водке и оружии.

- Я думал, Роберто Кавалли занимается одеждой, - заметил я.

- Он всем занимается, - Джаспер продолжал наливать.

Потом выдал каждому по одной, и я, взяв у Эммета ложку, налил в нее немного водки. Затем, вытащив из кармана зажигалку, зажег жидкость. Алкоголь загорелся ярким голубым пламенем, а его запах разнесся по всей кабине.

Я добавил по капле горящего напитка в каждый из трех стаканов, и их зализали языки оранжевого пламени.

- За безумную жизнь Эдварда. Ура, – подняв свою стопку, Эммет сдул пламя, прежде чем опрокинуть ее.

- За безумную жизнь Эдварда. Ура, – Джаспер повторил действия брата.

- За мою безумную жизнь. Ура, – подняв стопку, я тоже сдул пламя, прежде чем выпить палящую жидкость.

Автор: johnnyboy7

Наши герои летят к нам домой! Посмотрим, что они будут творить у нас на территории)
Читаем, наслаждаемся, пишем свои отзывы, благодарим нашего любимого переводчика Вику( Inara), говорим спасибо Кате (MoonSun) за редактуру и конечно не забываем заходить на форум)

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/73-2037-3
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: гость (17.10.2015) | Автор: johnnyboy7
Просмотров: 642 | Комментарии: 10 | Рейтинг: 5.0/18
Всего комментариев: 10
avatar
0
10
Не могу понять отношения Карлайла к Белле girl_wacko , неужели это только из-за того, что она дочь копа? 4

Цитата
Русские только в этом хороши, - Джаспер начал разливать жидкость. – В водке и оружии.
Плохо они нас знают giri05003

Цитата
Спустя пару минут я успокоил свои нервы, хотя мне еще тяжело давалась мысль, что собственный отец угрожал меня убить из-за Беллы. Я бы умер за нее? Да, спокойно.
На подсознательном уровне Эдя уже понимает на что готов ради Беллы и свои чувства к ней, но сложить дважды два не может JC_flirt
avatar
1
9

Цитата
Русские только в этом хороши, - Джаспер начал разливать жидкость. – В водке и оружии.

Это было немного больно    fund02002
avatar
0
8
Спасибо))
avatar
0
7
Цитата
- На сегодняшний день она – единственная хорошая сторона в моей жизни. В перерывах между твоим вечным преследованием и всем остальным, с чем мне приходиться работать, мне нужна нормальная жизнь… и это она,
Спустя пару минут я успокоил свои нервы, хотя мне еще тяжело давалась мысль, что собственный отец угрожал меня убить из-за Беллы. Я бы умер за нее? Да, спокойно.....................................
                                                                  


avatar
0
6
Спасибо большое за перевод!  good lovi06032
avatar
0
5
Как же здорово написано!  bv И переведено прекрасно! Читается на одном дыхании! И как мне нравятся рассуждения Эдварда dream111 Несмотря на его ипостась совершенно психованного убийцы, он неотразим girl_blush2 hang1 podmigivanie
avatar
0
4
Спасибо  lovi06032   good
avatar
0
3
Как -то Эдвард легко пережил новость о такой разнице в возрасте..., ну, и подумаешь - всего-то семь лет. Две ипостаси Эдварда: абсолютно психованный убийца и мужчина, одержимый женщиной..., и с обеими маленькая, юная, мудрая Бэлла ловко справляется. И ведь о многом говорит тот факт - только рядом с ней он спит долго и спокойно, значит - полное доверие и комфорт. Меня его ОКР просто умиляет - такая тщательная борьба с грязью, микробами и сверхаккуратность...
Карлайл постарался - вся недолгая жизнь Бэллы разложена на блюдечке с голубой каемочкой, ее и всех ее родственников... А в своей любви Эдвард еще не уверен? Большое спасибо за прекрасное продолжение.
avatar
0
2
Спасибо good lovi06032
avatar
1
1
Талантливым девушкам , огромное спасибо . Автору , редактору и за классный перевод . good
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]