Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ДА БУДЕТ КРОВЬ. ГЛАВА 37


(Нет нашего Совёнка, вот и сделали общими усилиями))


BELLA POV

«Он так стар, что его группу крови ликвидировали.» - Джордж Уильям Куртис


Сбивчиво дыша, я топталась в лифте, со скоростью улитки ползущем на шестой этаж. Голова едва ли не взрывалась – напряженное ожидание неторопливо убивало. Казалось, я поднималась все медленнее и медленнее, и все, чего мне хотелось, дать пинка лифту.

Когда двери, наконец, открылись, я кинулась вдоль ярко освещенных коридоров Северо-западной мемориальной больницы. И чуть не упала, запутавшись в собственных ногах, около окна справки.

Так как еще было такое раннее утро, посетителей почти не встречалось.

- Здравствуйте, - я барабанила пальцами по столу перед медсестрой, поглощенной чтением модного журнала.

- Добро пожаловать в Северозападную мемориальную больницу, - на автомате поприветствовала она. – Это блок интенсивной терапии. Мы специализируемся на оказании скорой помощи. Если вы заблудились, пожалуйста, сообщите мне, и я направлю вас туда, куда нужно, - она даже не оторвалась от чтения.

- Я не заблудилась. Я ищу Эдварда Каллена. Где его палата? – едва дыша, я нервничала все сильнее.

- Вы член семьи? – теперь она надувала пузыри жвачки.

- Нет, но его отец позвонил…

- Извините. Туда можно только членам семьи, - она, наконец, подняла голову и раздраженно на меня глянула.

- Верно, я понимаю, но мне нужно его увидеть.

- Вам туда нельзя, - отчеканила она.

- Его отец позвонил мне из больницы. Черт, я здешняя студентка. Прошу… – взмолилась я.

- Нет, вам туда нельзя. Кроме того, я не думаю, что у нас есть пациент по фамилии Эдвард Каллен.
Я здесь всю ночь сижу, и никто не поступал.

- Просто проверьте.

Она снова чавкнула жвачкой и не шелохнулась.

- Не буду я тратить на это время. Его тут нет.

Я перегнулась через стол, придерживаясь достаточно дальнего расстояния, чтобы не влепить этой сучке пощечину.

- Мне необходимо, чтобы вы снова проверили записи, потому что он здесь, и я никуда не пойду, пока его не увижу.

- Его тут нет, - настаивала она. – Мне что, вызвать охрану?

- Может и стоит, - я обошла вокруг стойки и отпихнула ее, откатив в сторону ее офисный стул. Я понятия не имела, что следовало искать на компьютере, но это меня не остановило, и я без раздумий
принялась печатать.

- Простите. Вы с ума сошли? С двенадцатого сбежали или как? – она отпихивала меня локтем, но я твердо стояла на месте.

- Я уже сказала, зачем я здесь, а вы отказываетесь помогать.

Она мигом схватилась за телефон, громко завопив в трубку на кого-то – предположительно, охранника. Это только побудило меня печатать быстрее.

- Психопатка, - она снова меня толкнула. На этот раз устоять было сложнее, и я отшатнулась от монитора.

- В какой он палате? – почти заорала я.

Вот что произошло? Карлайл ничего не сказал по телефону. Но видимо, что-то серьезное, раз Эдвард оказался в гребаной больнице. Он бы никогда по своей воле сюда не явился. Было бы легче, возьми я с собой мобильник, но я выскочила из дома, совершенно о нем позабыв. А на память номер Карлайла не помнила.

- Существует определенная процедура, и вам положено следовать протоколу. Вашего Эдварда тут нет, - прошипела она.

- Все хорошо, Маурин? – из-за угла высунулась другая медсестра.

- Да, нормально.

- Нет, не нормально. Вы можете сказать мне, где Эдвард Каллен? – поинтересовалась я новоприбывшей. – Кажется, она ни на что не годна.

- Оу, так, ну, вы член семьи?

- Да, я его жена, - с легкостью солгала я.

- Она врет, - выпалила Маурин.

Вторая медсестра растерянно оглядела нас.

- Ясно… - протянула она.

Мы продолжали стоять там, и к горлу начали подкатывать рыдания. От досады или злости, или волнения, не уверена, но я была на грани слез.

- Мэм, я не знаю, можем ли мы помочь, - извиняющимся тоном сообщила медсестра.

- Отлично, - я обошла их, но вместо того, чтобы направиться обратно к лифтам, принялась открывать все двери подряд.

- Хватит, - Маурин захлопывала их за мной.

- Скажите мне, где он. Его зовут Эдвард Каллен, и он должен тут быть. Мне звонил его отец, и он сказал мне приехать.

- У нас нет пациента с таким именем, - прорычала она.

- Да еще как есть.

Снова заново - это очень быстро начинало доставать.

Я принялась за шестую или седьмую дверь – точно не знала – когда услышала знакомый скрип итальянских ботинок, совершенно не соответствующих уровню этой больницы.

Бешено озираясь, я выискивала мужчину, который, как я знала, был обладателем этой обуви.

Карлайл вывернул из-за угла с поникшей головой и спрятанными в карманы джинсов руками. В тот момент он как никогда напоминал Эдварда. Уверена, лет через тридцать его сын станет точной его копией – минус цвет глаз и волос.

- Карлайл! - Прокричала я, побежав к нему.

Он вскинул голову от неожиданности и взглянул на меня.

- Вот ты где. Я начинал беспокоиться, почему не едешь.

- Меня задержали, - я зыркнула на Маурин, которая так же злобно взирала на меня.– Что случилось? – спросила я.

- Нам лучше пойти к Эдварду.

- Ей туда нельзя, - между нами протиснулась Маурин.

- Юная леди, я очень советую вам отойти с дороги. Я вкладываю в эту больницу большие средства, и если Белла хочет куда-то пойти, она туда пойдет, - он угрюмо глянул на нее.

- Маурин, почему бы тебе не вернуться на свое место? – предложила ей вторая медсестра, утаскивая Маурин прочь.

Я удержалась от слов «Я же говорила», а ведь они бы принесли мне порядочное удовлетворение.

Но я только понаблюдала за тем, как она раздраженно сжимала губы, пока вторая медсестра тащила ее по всему коридору, и отвернулась, только когда они, наконец, скрылись за углом.

- Что с Эдвардом? - спросила я, возвращаясь к более насущному вопросу.

- Ну, - Карлайл пригладил волосы. – У нас проблемы.

- Он мертв? Боже, нет.

Карлайл хмыкнул.

- Нет, Белла. Он не мертв, но у него небольшие…неприятности.

- Где он? Можно мне к нему? Скажите хоть что-нибудь.

Он повел меня вперед, все дальше и дальше, вглубь больницы. На этом участке этажа было совершенно пусто, даже свет ламп потускнел.

Мы дошли до последней палаты слева, и только тогда Карлайл остановился.

- Дам вам побыть вдвоем. Пойду позвоню Эсме.

- Подождите, что случилось?

- Пусть доктор объяснит, когда вернется.

Дрожащими руками я толкнула дверь вперед и обнаружила внутри палаты лежавшего на больничной койке Эдварда.

Его глаза были закрыты, грудь едва заметно приподнималась при дыхании. Около его головы пикали медицинские датчики, а я все никак не могла принять происходящее. На нем была больничная одежда, а лицо было белым как простыня. Как будто у него в теле вообще крови не осталось. Даже волосы, казалось, потеряли свой привычный цвет.

- Боже, - пройдя ближе к нему, я увидела, что одно из его запястий было приковано к кровати наручниками. К другой руке была подведена капельница, а под носом виднелись кислородные трубки.

Я не знала, что делать или говорить. Не знала, был ли он в сознании, но выглядел он…мертвым.

Никогда еще я не видела своего Эдварда таким хрупким и разбитым.

Беспрестанное бибиканье прибора начинало сводить с ума.

Моя рука дрожала до ненормальности сильно, когда я провела пальцами по венам его руки до самого плеча. Когда моя рука приблизилась к его лицу, я очертила бледные очертания кожи - щеки, нос, веки, губы.

- Что с тобой случилось? – я почувствовала, как по щеке покатилась теплая слеза, опустившаяся темным пятном на светло-голубую простынь, укрывающую его тело.

Я пробежала рукой по его волосам, стараясь как-то пригладить их. Какая глупость, его спутанные волосы - сейчас наименьшая из проблем.

Прибор продолжал пищать, и я перевела взгляд на него, совершенно не понимая высвечивающихся данных. Там была куча каких-то чисел, которые запутали меня до смерти, поэтому бросила попытки их расшифровать.

Никто ничего не пояснял, и это еще больше убивало. С ним все нормально? Он умирает? Он с этим справится? Может, я драматизировала ситуацию. Мой Эдвард не был таким слабым. Как он вообще мог оказаться на больничной кровати.

Я почувствовала, как упала еще одна слеза, и еще. Я бросила попытки сдерживаться.

- Хватит меня разглядывать и перестань реветь, - донесся до меня тихий тембр.

Вскрикнув, я подскочила, чуть не свалившись со стула около кровати.

Приоткрыв глаза, он взглянул на меня.

- Эдвард, - я кинулась к нему, обхватив руками за шею. Прошла долгая секунда, пока я не осознала, что своими удушающими объятиями перекрывала ему доступ кислорода, и я быстро отстранилась.

- Господи, Белла, - он потер грудь.

- Какого черта происходит? – отсутствие информации злило все сильнее.

- Ничего, все в полном порядке, - он присел, откинувшись на подушки, когда я помогла ему их приподнять.

- Чушь. Мне позвонили посреди ночи и сказали, что ты в больнице, а теперь, когда я здесь, то прекрасно вижу твое состояние. Что произошло?

- Я же сказал, все хорошо, - глаза Эдварда потемнели до мрачного зеленого оттенка, поведав о его лжи.

- Ты хоть понимаешь, через что я прошла?

- Это просто мера предосторожности.

- Ой, правда? – я сжала зубы. – Если бы это было просто мерой предосторожности, тебя бы тут не было. Какого черта произошло?

Он раздосадовано вздохнул.

- Я не хочу тебя волновать, а ты уже начинаешь с ума сходить.

- Да, черт подери, начинаю.

Он собирался что-то ответить, но в этот момент позади нас открылась дверь, и в комнате показался мужчина в белом халате с планшетом в руках.

- Отлично, наконец-то, что-то узнаю, - я пересела на стул у противоположной стороны кровати.

- Простите за ожидание. Я меня очень занятая ночь.

- Прошу, расскажите, что случилось? – взмолилась я.

- Не рассказывайте ей ничего. Она не член семьи. Разве нет такого правила? – протараторил Эдвард.

Я, правда, старалась не вспоминать, через какую бойню прошла в холле с Маурин и той второй медсестрой.

- Заткнись, - выпалила я, и взглянула на врача. – Что с ним случилось?

- Ну, мистер Каллен. Вы были на волоске, да? – он взглянул на него поверх очков. – Если вкратце, у него случился сердечный приступ, - он пристально глянул на меня.

- Серд… приступ? - запнулась я.

Эдвард простонал и стукнулся головой об изголовье кровати.

- Теперь она будет обращаться со мной как с ребенком.

- Сердечный приступ?- переспросила я. – Ему ведь только двадцать пять.

- Судя по результатам проделанных нами анализов, у него сердце пятидесятилетнего. Не очень приятная картина. К счастью, все не так страшно…в этот раз.

- Он такой молодой. Вы уверены, что это не передозировка или что другое? – с надеждой спросила я, молясь, чтобы причиной его состояния не были его собственные проблемы со здоровьем.

- В его системе нет наркотиков. Он чист. Произошел сбой в организме,- откликнулся доктор.

- Я в порядке. Можно мне домой? – Эдвард привстал.

Мы с доктором хором и от всего сердца ответили «Нет».

- Так… он умирает? – прошептала я.

- Нет, пока что, и должен прийти в норму.

- «Он» еще здесь вообще-то, - прохрипел Эдвард.

- Хорошо, так что конкретно произошло?

- К счастью, это не было полноценным ударом, поэтому реанимацию проводить не пришлось, – разъяснил доктор. – У него была очень нестабильная аритмия и когда мы его привезли, его сердце было в крайне изнуренном состоянии. Оно ненадолго остановилось, но мы его запустили, поэтому операции не потребовалось. Хватило дефибриляции, но все-таки его сердце остановилось на пару минут. Вы теперь должны за ним следить.

Я просверлила Эдварда таким злобным взглядом, что думала, у него кожа загорится.

- Поверить не могу.

- Да в порядке я, - огрызнулся он.

- Не в порядке, мистер Каллен. В этот раз вам очень повезло, но у вас есть пара серьезных проблем, которые мы должно вылечить.

Он прошел к доске в другой части комнаты и подвесил на нее несколько снимков, а потом зажег подсветку. Естественно, я понятия не имела, что там надо увидеть, но поняла, что что-то плохое.

- Это полное сканирование организма, - разъяснил доктор. – Вот тут ваша печень, поджелудочная железа, легкие и сердце. И все в ужасном состоянии.

- Да нет. Я здоров, - начал спорить Эдвард.

- Просто замолчи, - пробормотала я. По мне курсировала такая злость, что я была готова заорать.

Вот именно об этом я ему постоянно говорила. Что ему следует лучше за собой следить.

- Этот сердечный приступ был неизбежен. Можно мне поинтересоваться вашей диетой? – доктор присел на стул в шаге от кровати.

- Нет, нельзя, - Эдвард упрямо скрестил руки.

- Он отвратительно питается, но зато усердно занимается спортом. Я думала, этого достаточно, - ответила я.

- Вероятно, нет. Я знаю, мистер Каллен много курит и пьет, и это, вкупе с менее чем идеальной диетой, прямой путь к катастрофе.

- Какой именно мед. универ вы закончили? – едко поинтересовался Эдвард.

В очередной раз я предпочла проигнорировать его.

- Так он будет в порядке? Ему придется принимать какие-то лекарства?

- Ну, да, и мы выпишем их, но лучший способ вернуть ему здоровое состояние – следить за рационом питания. Я выдам список продуктов, от которых стоит держаться подальше. Он должен придерживаться здорового питания. То есть, долгое время абсолютно никакой соли, а на первом месте - постное мясо и тонны свежих овощей. Ему нельзя принимать спиртное и следует полностью исключить курение.

Я запечатлела все в своей памяти, потому что Эдвард уж точно сам придерживаться правил не будет. Он с ними не совместим.

- Также я думаю, вы бы могли всего этого избежать, если бы не подвергались стрессу. У вас напряженная жизнь, мистер Каллен? – спросил врач.

Я взглянула на Эдварда, вскинув бровь и даже не напрягая себя ответом.

- Нет, я просто агент по недвижимости, - пожал Эдвард плечами.

- Сложно в такое поверить. Ваше сердце выглядит невероятно изношенным.

Я слегка осунулась – вероятно, в какой-то степени это моя вина. Одно мое присутствие внесло столько сумятицы в его жизнь, что у него начались проблемы со здоровьем. Он столько ночей не спал, стараясь защитить меня, и постоянно волновался. Это его так сильно и вымотало.

Потом на меня нахлынула легкая волна злобы. Он не собирался относиться к этому всерьез, а его здоровье было самым главным вопросом на данный момент.

Я даже не могла отважиться и подумать о том, насколько ужасна эта ситуация. Интересно, Эдвард понимал, что она окунет нас в неприятности? Вряд ли - он вел себя как ребенок, который не хотел идти к зубному, чтобы вырвать зуб. Ну нет, этот фокус не пройдет - я займу твердую позицию.

Больница стала последней каплей.

- Главное, что вы должны запомнить – урезать количество стресса. Ваш уровень волнения выходит за крайний порог. Я сразу распознал это по состоянию ваших органов и чрезвычайно высокому кровяному давлению, - подчеркнул доктор. - Здоровое питание – только полдела.

В комнату проскользнул Карлайл, который безмолвно подпер дальнюю стену.

- Я собираюсь прописать вам аспирин, статин, и бета-блокатор, - он быстро зачеркал по планшету. –

Ваш долг – строго следовать расписанию приема лекарств и диете. По крайней мере, на три месяца следует исключить секс и всё, что требует напряженных усилий. То есть, придется отойти от работы.

- Я не буду ничего принимать, и пошел нахрен этот запрет на секс, - пробормотал Эдвард.

Я так крепко зажала переносицу, что чуть не расщепила ее.

- Я дам вам побыть наедине, - доктор вышел из комнаты.

Мы с Карлайлом и Эдвардом остались на своих местах.

- Тебе есть что сказать? – выдавил Карлайл.

- Нечего, - промурчал Эдвард.

- Я даже не смогу выразить то, как твоя мать сходит с ума. Она, наверное, сейчас мчится сюда, и, господи, помоги всем нам, если с ней на справке повторится то же, что с Беллой. Она их всех истребит, - он пробежал руками по волосам.

- Что произошло? – спросила я Эдварда. – Что ты сделал?

- Я ничего не сделал. Ты же слышал доктора. Это просто небольшой приступ. Не стоит волноваться.

- Это не было небольшим приступом. Это событие, которые будет пугать нас всех до смерти, пока ты не поправишься, - я уже дрожала.

- Белла, все хорошо.

- Все не хорошо, Эдвард, - быстро подскочив, я оттолкнула в сторону ни в чем не повинный стул. – Ничего хорошего, - слегка успокоившись, я прикрыла глаза.

- Я хочу, чтобы ты взял перерыв, - сообщил ему Карлайл.

- Нет, у меня есть дела, - Эдвард присел.

- Больше нет. Я на время освобождаю тебя ото всех дел. Я не рискую твоим здоровьем.

- У меня есть работа, и я не собираюсь отлынивать только потому, что мне так доктор сказал.

- Я тебе так говорю, - в голосе Карлайла засквозил непререкаемый авторитет, а глаза мгновенно потемнели. – Ты этой ночью повел себя невероятно глупо.

- Может, не будем сейчас начинать?

- Карлайл, я могу поговорить с Эдвардом наедине, пожалуйста? - спросила я.

- Естественно, я все равно сейчас не могу его вынести, - выйдя, он громко хлопнул дверью.

- Вечно он не может меня вынести, - Эдвард закатил глаза.

- Я даже не знаю, что сказать, - честно констатировала я. – У тебя был сердечный приступ?

- Я-то не виноват, Белла. Я готов вернуться домой и на работу.

- Ни в коем случае. Я собираюсь раздобыть все известные миру медицинские книги и изучить твой вопрос. А тебя прикую к дивану на следующие три месяца.

- Я не собираюсь становиться пленником в собственном доме.

- У тебя нет выбора. Ты болен, Эдвард. Я тебя задолго до этого происшествия предупреждала, и теперь, когда произошло что-то настолько плохое, ты просто обязан пересмотреть свои взгляды на жизнь. Прости, но моей первоочередной задачей теперь будет твое здоровье.

- Глупости.

- Я не собираюсь с тобой спорить - все равно тут выиграю, сам знаешь. Плюс, ты знаешь, что тебе необходим отдых. Я не пытаюсь изменить тебя, но просто не могу наблюдать, как ты себя убиваешь.

- Думаю, ты слегка драматизируешь.

- Да нет же. И у тебя нет выбора. Я буду стараться удержать тебя живым.

Он вздохнул и пробежал руками по волосам.

- Ты знаешь, что это первый раз, когда меня положили в больницу?

- Я так и предположила. И это не делает тебя слабым.

- Как это тогда иначе назвать? Я не могу работать, не могу подвергаться «стрессу», - подчеркнул он.

- Даже есть, что хочу, не могу.

- С любым могло случиться. Мы просто должны за тобой присматривать, - я заботливо подоткнула его простыни.

- Ты не моя мать, знаешь ли.

- И слава Богу. Эсме бы вообще тебя из дому не выпустила. Она прибудет сюда через минуту и камня на камне не оставит.

Эдвард приподнялся на кровати, и я услышала металлическое постукивание. Вот тогда и вспомнила, что на нем были эти чертовы наручники.

Будто отвечая на мой безмолвный вопрос, в комнату вплыл нагло ухмыляющийся Джэйкоб Блэк.

- Что вы наделали? – я пересекла комнату, чтобы ткнуть его в грудь.

- Ау, как больно, - он потер «пораненное» место и рассмеялся. – Я просто проверяю, как тут мой лучший друг.

- Убирайся из моей палаты, - рявкнул Эдвард. – Сгинь, блядь, с глаз моих долой до конца жизни.

- Успокойся, - я вернулась к нему и постаралась как-то успокоить. Приборы уже заходились от пиканья.

- Как поживаешь? – Джэйкоб присел на стул и скрестил ноги, всем видом показывая, что о его уходе мечтать не стоит.

- Почему Эдвард в наручниках? – спросила я чуть более разъяренным тоном.

- Вы меня благодарить должны, Белла. Спросите, кто притащил его в больницу. Я, будучи преданным делу офицером полиции, не мог позволить нашему гражданину умереть.

Эдвард так сильно стиснул зубы, что я забеспокоилась об его челюсти. Но он ничего не сказал.

- Он арестован за взлом с проникновением.

- Меня пустили в тот дом, - сбивчиво сообщил Эдвард, закрывая глаза.

- Не вяжется с моими воспоминаниями, и ты пришел один. Знал, на что нарывался.

- Дерьмо собачье. Проваливай! – проорал Эдвард. – У меня будет к тебе пара вопросов позже.

- Я тут, чтобы убедиться, что ты никуда не убежишь. Позже, когда будет нужно, я отвечу на какие
угодно вопросы.

- Я совершенно запуталась, - я покачала головой. – Куда именно ты пошел прошлой ночью? – спросила я Эдварда.

- Я… разбирался с парочкой проблем.

- Закончил он разбирать их в особняке Аро, - вмешался Джейкоб. – У нас с Аро проходила встреча. И тут Эдвард вломился в особняк, требуя то и это. Я не особо прислушивался, но только навострил уши, как у него начался сердечный приступ.

Я не знала, кому или во что верить. Ситуация казалась слишком сюрреалистичной.

- Какого хрена ты там делал? – спросил Эдвард.

- Мне что не позволено заводить друзей?

- Ты грязный коп, Джейкоб. Худший, мать твою, из худших, - он покачал головой.

- Что происходит? – вмешалась я.

Они оба проигнорировали меня, занятые игрой в перестрелки ядовитыми взглядами.

- Ты что, настолько завис на том, чтобы меня достать, что тебя не беспокоит, с каким отребьем ты общаешься? – голос Эдварда стал глухим и устрашающим.

- Срать мне на Аро. Он ничто по сравнению с возможностью упрятать твою задницу в тюрьму.

- Ты одержим.

- Я предан делу, - возразил Джейкоб.

Все эти разговоры были такими запутанными, что мне так и не пролился свет на четкую хронологию прошлой ночи. Я взглянула на Эдварда, ожидая, что он опровергнет историю Джейкоба, но он ничего не сказал.

- Я даже думать о вас сейчас не хочу, - я указала на Джейкоба. – Я пытаюсь убедиться, что с
Эдвардом все хорошо, так что можете, пожалуйста, испариться?

- Нет, думаю, я останусь.

Я начинала всерьез злиться, как и Эдвард – это подтверждал бешеный писк прибора. Вряд ли можно что-то сделать, если Эдварда реально арестовали. Правда что-то подсказало, что это было ложью.

Внезапно дверь с грохотом раскрылась, и что-то стрелой пронеслось по комнате.

- О, мой малыш, - Эсме так крепко стиснула Эдварда, что у него чуть глаза из орбит не вылезли.

- Ма, отстань, - выдавил он.

- Нет, ни за что, - она еще крепче его обняла. – Поверить не могу. Никогда больше тебя из дому не выпущу.

Я заметила в другой стороне комнаты Карлайла - он старался держаться от Джейкоба как можно дальше. Его выражение отдавало смертельной угрозой, всерьез пугая. Я даже смотреть на него боялась.

- Ма, ты меня задушишь, - сдавленно пробормотал Эдвард.

- Мне все равно, - Эсме уже начала забираться на кровать. – Что ты с собой сотворил? Я знала, что так будет. О, мой малыш.

- Пап, пожалуйста… - произнес Эдвард поверх ее плеча.

- Эсме, мальчик сейчас задохнется, - Карлайл оттянул Эсме в сторону. Ее глаза блестели от слез, губы дрожали.

- Врачи сказали, что он будет в порядке. Если станет следовать правилам, - я попыталась успокоить ее.

- Это просто слишком для меня, - она прижалась к груди Карлайла. – Он умирает.

- Ма, завязывай с театральщиной, - Эдвард откинулся на подушки. – Живой я, невредимый.

- Едва ли, - прорыдала она, стукнув его по плечу. – Почему ты не слушал Беллу? Больше никакого курения, алкоголя и буду пичкать тебя одними овощами.

- Я не старик.

Джэйкоб хмуро хмыкнул на заднем плане, и Эсме, подскочив, повернулась к нему.

- Что он тут делает? – спросила она Эдварда, и только потом заметила на нем наручники. – Тебя арестовали?

- Вероятно.

- Карлайл, сделай что-нибудь.

- Не могу. Офицер Блэк, кажется, считает, что Эдвард нарушил закон, - выплюнул он.

- А ну быстро снял их с него, - гневно прогремела она Джэйкобу.

- Я не могу, мэм. Он под арестом.

- Мне плевать. Он на больничной кровати. Снимай.

- В данный момент это невозможно. Пока я не проведу допрос.

- И в чем именно ему выдвинуто обвинение? – Эсме уперлась руками в бока.

- Взлом и проникновение, - самодовольно отозвался он.

Думаю, я слышала, как с ее губ слетело «Чушь собачья».

Вытянув из волос крошечную шпильку, она передвинулась к запястью Эдварда и буквально секунду возилась с его наручниками, пока они не слетели.

- Она всегда отлично ладила с ними, - прошептал мне Карлайл. Я не знала, носили ли его слова сексуальный подтекст или нет. Ясно было одно – у Эсме талант в обращении с определенными видами замков.

- Убирайся, - приказала она Джейкобу. – Мне нужно побыть с моей семьей, и если мне придется звонить комиссару…

- Хорошо, хорошо, - Джэйкоб вскинул руки. – Но далеко я не уйду.

Вздохнув, он исчез.

Следующая пара часов была для нас всех сущей нервотрепкой.

Эсме практически добили слова вернувшегося доктора о перспективах на будущее. Звучали они действительно плохо, а Эдвард все пытался казаться круче, чем был на самом деле. На самом деле ему нельзя было покидать больницу еще, по меньшей мере, два дня, и даже после этого следовало возвращаться сюда для частых проверок.

Он некоторое время молчал - вообще ни слова не говорил. Возможно потому, что его постоянно перебивали Эсме и Карлайл или я, и это начинало его доставать. Я нутром чуяла исходящее от него раздражение.

Доктор провел многочисленные анализы, все результаты которых оказались поистине плачевными.

Ладно, по крайней мере, ему не была необходима операция или что-то вроде того.

Я так и знала, что такое произойдет. Я пыталась присматривать за ним, но возможно, немного опоздала. Да, сложно бросить вредные привычки протяженностью во всю жизнь. Я понимала это, правда теперь ситуация изменилась. Не думаю, что Эдварду еще выдастся поесть жирной пищи. Мы с его родителями заключили довольно крепкий союз с главной целью следить за тем, чем он будет заниматься следующие пару месяцев. Кроме валяния в кровати, Эдварду позволялось быть настолько неактивным, насколько возможно. Конечно, ему нужно было подниматься для специальных упражнений, но даже их выполнять предписывалось по-минимуму.

Позже днем палату посетили все остальные. Они были так же растеряны, как я, но что-то подсказывало, что мальчики знали больше, чем показывали. Все, чего я от них добилась – информации, что прошлой ночью у них была работа. После этого Эдвард уехал и с тех пор они его в сознании не видели. Тем не менее, они по-настоящему беспокоились за своего брата. Я четко это видела. Карлайл орал что-то о том, «как они могли позволить Эдварду уехать одному», а потом кричал на Эдварда за то, что он «подчинился порыву, а не думал головой». Мощная ссора выдалась.

Элис припозднилась на этот семейный сход, потому что отправилась покупать огромного плюшевого мишку и воздушные шарики. Она сунула игрушку к Эдварду в кровать, и она скрыла почти все его тело. Он этого медведя возненавидел всей душой, но зато мы повеселились.

Как Эсме и обещала, она связалась с комиссаром полиции, и сотрудникам больницы пришлось выпроводить ее из здания, так громко она кричала по телефону. Она вернулась вся раскрасневшаяся, пугая нас своим видом. Хорошо, что мы были в больнице, потому что я уже тревожилась, что она сама может заработать приступ.

Вскоре навестить Эдварда прибыл комиссар в сопровождении непосредственного начальника Джейкоба. Тот еще не покинул больницу, и мы все наблюдали, как его распекали. Эдварду принесли извинения, попутно пресмыкаясь перед Карлайлом. Он потом сказал, что они испугались, что потеряют его вклады.

Эдвард не хотел, чтобы с ним обращались как с обычным пациентом, и плевать ему было на свой ослабленный организм. Никакие наши слова не могли убедить его, что он пару месяцев буквально станет инвалидом. Где-то ко времени обеда он стал чрезмерно сварливым, и мы решили, что ему не помешает отдых. Все, кроме меня, покинули палату. Я отказалась.

Эдвард спал около трех часов, а я просто сидела и рассматривала его. Во сне он напоминал ребенка, что немного ужасало. Его тело было таким разбитым, во всей красе демонстрируя результаты многолетнего нездорового образа жизни. Я немного поплакала, пока он спал, потому что не могла даже представить, каково бы мне было, потеряй я его сейчас.

Когда он проснулся, его мрачное настроение никуда не ушло. На самом деле, стало еще хуже.

Его подушки были недостаточно пушистыми, его комната слишком прохладной, еда невкусной. Это было просто уловкой, чтобы мы вытащили его из больницы, которая не сработала. Карлайл был всерьез настроен позаботиться о том, что Эдвард больше не попадет в такую ситуацию. Не думаю, что он когда-либо видел одного из своих сыновей в таком «земном» происхождении. Этот сердечный приступ Эдварда всем нам напомнил, что наши жизни могут измениться в любой миг.

Это пугало.

- Белла, я не хочу их принимать, - Эдвард оттолкнул мою руку в сторону, когда я протянула ему таблетки.

- Мы проходим через это каждый раз, как ты болеешь, - я выставила их перед его носом.

- Я не люблю таблетки.

- Хватить вести себя как ребенок. Викодин ты банками глотаешь, зато нормальные лекарства никак? Даже не смешно. Хватит вести себя как дитё.

- Я их не приму.

- Я вызову медсестру и заставлю ввести тебе успокоительное.

- Ты не посмеешь, - возразил он.

Я нажала на кнопку и не отпускала ее, пока в дверях не показалась медсестра.

- Чем я могу помочь? – улыбнулась она.

- Дайте ему успокоительное, – я указала на Эдварда.

- Эм, нельзя, если никто не подал жалобу или доктор не распорядился.

- Я жалуюсь, - уточнила я.

- Вы не в счет.

- Ну, тогда как иначе я должна дать ему эти таблетки?

Медсестра забрала их у меня и двинулась к Эдварду.

- В чем дело? – скривился он. – Прочь.

- Вам нужно принять ваши лекарства, мистер Каллен, - твердо сказала она.

- Не заставите.

Она перехитрила его, быстро зажав ему нос. Непроизвольно рот Эдварда открылся для вдоха, и она быстро запихнула туда таблетки. Ему пришлось проглотить их. И это ему совсем не понравилось.

Он взбесился, и когда она отошла, не прекращал орать еще полчаса. Говорил, что добьется того, что эту больницу закроют, а всех медсестер пересажают.

Я просто сидела в уголочке и читала книгу, пока он бурчал. Позже я каждый раз использовала этот трюк, чтобы заставить его принять таблетки.

Все пребывание в больнице превратилось в полномасштабный спектакль, в котором он вел себя все более незрело с каждым часом. И ему все-таки вкатили снотворное, когда он отказался спать.

Мне не разрешалось остаться на ночь в палате - еще одно какое-то больничное правило. Поэтому мне предоставили ночлег в одной из их комнат отдыха. Ну и нормально – мне только нужно было место, чтобы передохнуть.

На следующее утро я проснулась от стука в дверь - Элис принесла мне сменную одежду.

Переодевшись, я отправилась прямиком к Эдварду.

Пришлось разослать своим учителям емейлы с извинительными на тему, что я разбиралась с неотложными семейными делами. Они очень мило себя повели и согласились выслать мне задания, которые я пропущу. А я планировала пропускать их, пока Эдварда не выпишут.

Прошло три дня, пока врачи не убедились в улучшениях, и отпустили его домой.

- Не выношу это место, - Эдвард натягивал джинсы, которые ему принес из дома Эмметт. - Никогда сюда больше не вернусь.

- Вернешься на следующей неделе для осмотра, - отрезала я, укладывая свои вещи в сумку.

- Да я сбегу.

- Никуда ты не сбежишь. Ты, может, и пяти шагов пройти не сможешь, - подшутила я. – Признай,
Эдвард, ты старикашка.

- Нет. Слушай, я знаю, что со мной сейчас трудно справится, но как мне еще себя вести? – он присел на кровать, чтоб надеть ботинки.

- Эдвард, ты понимаешь, насколько все серьезно? Ты мог умереть.

- Я мог умереть в любой день недели.

- Да, но не от чего-то настолько глупого, как сердечный приступ. Я всегда думала, что ты погибнешь во взрыве или чем-то таком захватывающем, - я остановилась перед ним, пригладив пальцами его шевелюру.

Он гортанно хохотнул.

- Великолепный расклад. Ненавижу чувствовать себя…человеком.

- Ты и есть человек, - отозвалась я, чмокнув его в щеку. – Мне жаль.

- Я тебя напугал? – спросил он, обхватывая мою талию.

- Этим сердечным приступом?

- Да, это тебя напугало?

- Я была в ужасе, и до сих пор там. Вот почему я собираюсь взяться за тебя с полной ответственностью, - я поцеловала его в уголок губ. – Ты должен быть рядом со мной как можно дольше.

- Можем мы хоть сексом заниматься? – он притянул меня чуть ближе.

- И не надейся. Три месяца, помнишь?

- Я думал, это просто примерный срок.

- Нет, я почитала книги. Тебе нужен длительный отдых. Я тебя слишком сильно люблю, чтобы сейчас отпустить.

- Я… тоже люблю тебя, - тихо отозвался он.

- Тебе все еще сложно это признавать, да? – рассмеялась я.

- Я же только что сказал.

- Прокричи.

- Не говори ерунды. Мы в больнице, Белла.

Надо было на него рассердиться, но ладно, пока хватит и слов. Над криком поработаем позже.

- Ненавижу это место, - прохрипел он.

- Печально.

- Тук, тук, - послышался со стороны двери сладкий голосок. – Все готовы ехать домой? – поинтересовалась медсестра, заталкивая внутрь инвалидное кресло.

- Очень готовы, - ответила я, возвращаясь к сбору вещей.

- Эм, это что такое? – Эдвард указал на коляску.

- Политика больницы. Все пациенты должны покидать территорию в инвалидных креслах.

- Да вы охренели совсем, – выплюнул он. – Я в это не сяду.

- Эдвард, - предупредил я. – Просто делай, как она говорит.

- Нет, меня не покатят как кого-то старикана.

- Не старикана, а человека, пережившего сердечный приступ, - напомнила я ему.

- Не лучшее начало для этого навязываемого мне заключения, - он поднялся и приоткрыл для медсестры дверь.

- Я никуда не пойду, пока вы не усадите свою задницу на кресло, - она потопталась на месте.

Она мне нравится.

- Какие-то проблемы? – в палату заглянул доктор Эдварда.

У каждого была своя точка зрения, и он вскоре выставил вперед руки, чтобы прервать хор ответов.

- На самом деле я пришел поговорить с Беллой. Мы сейчас вернемся.

Присоединившись к нему снаружи, я прикрыла дверь.

- Что-то не так? – взволнованно спросила я.

- Нет, нет. Я только хотел убедиться, что вы к этому готовы. Вы будете его главным помощником? Я верно понял?

- Да, - моментально ответила я.

- Это будет для вас сложным делом. Он очень упрямый, и я уверен, что он не примет уход с
легкостью.

- С ним постоянно так.

- Просто следите, чтобы он придерживался расписания. Ему нужно принимать лекарства в нужное время, он должен питаться здоровей пищей, заниматься легкими упражнениями, избегать вредных привычек.

- Я понимаю, и собираюсь вбить в него послушание.

- Только не давите слишком. Он должен измениться по своей воле. Вы себя доведете, если станете постоянно его упрекать.

- Так, ну я поняла все ваши указания, и обещаю привезти его на повторный осмотр.

- Отлично, я знаю, что он может вести себя как ребенок, но так поступает большинство мужчин, столкнувшихся с такой проблемой.

- Да, понятно.

Еще когда мы только начинали разговаривать, я слышала на заднем плане голос Эдварда. Он кричал что-то медсестре, потом последовал какой-то шум. Казалось, будто они там драться начали.

- Я хотел узнать, как вы будете сдерживать его уровень стресса, - доктор постукал пальцем по щеке.

- Эм, ну, он крайне… подвержен стрессам, и у него тенденции к ОКР, поэтому его сознание никогда не отключается. Он может зациклиться на некоторых вещах, хоть и хорошо это скрывает.

- Я так и думал. Он когда-нибудь посещал психиатра?

- Да. Я думаю, когда-то, но больше нет.

Из палаты послышался громкий грохот, и я уже начинала слегка волноваться.

- И что включает в себя его работа?

- Агент по недвижимости, - ответила я.

Он кивнул.

- В принципе, я слышал о похожих случаях среди молодых мужчин разных профессий, так что он не одинок.

- И если он будет придерживаться правил, принимать лекарства, все будет хорошо? - с надеждой произнесла я.

- По идее, должен. На самом деле все могло быть намного хуже. Ему повезло.

Я выпустила облегченный выдох.

- Приятно слышать.

- Теперь идите, и обязательно привозите его на следующей неделе.

- Хорошо, доктор, и спасибо вам.

- Без проблем.

Я вернулась обратно и обнаружила Эдварда, спорящим с медсестрой за право владеть ситуацией.

Некоторые вещи были опрокинуты, лица у них обоих горели, и они кричали. Эдвард начал отпрыгивать в сторону кровати так, будто медсестра пыталась его укусить.

- Садитесь в кресло, - она попыталась пихнуть его туда.

- Нет, я сам пойду.

- Не положено. Я вызову охрану.

- Вперед.

- Эдвард, люди себя так после сердечного приступа не ведут, - проорала я, перекрикивая медсестру.

- Ну так прикажи ей оставить меня в покое.

Это было бы чрезвычайно комично, если бы меня не выматывали попытки удержать Эдварда от
очередного приступа.

- Слезай с кровати, - скомандовала я.

- Нет, я уже сказал, что или выйду сам или вообще не выйду.

- Он не может сам пойти? – спросила я медсестру.

- Нет, - уверенно отозвалась она. – Он должен сесть в инвалидное кресло.

Как я и сказала, в плане его здоровья я собиралась держать твердую позицию. Не знаю, как мне удалось, но я все-таки заставила Эдварда усесться в кресло, и выкатила его из палаты. Мы добрались до лифта, который плавно отправился вниз.

Нужно разработать способы его укрощения, пока не стало слишком поздно.

Автор: johnnyboy7


Ждём ваши комментарии тут и на форуме)
Как всегда не забываем благодарить нашего переводчика Вику (Inara)) и нашего редактора Дашку (Leonarda_Ria)


Источник: http://robsten.ru/forum/73-2037-3
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: гость (03.11.2015) | Автор: johnnyboy7
Просмотров: 474 | Комментарии: 11 | Рейтинг: 5.0/18
Всего комментариев: 9
avatar
0
9
Дааа, тяжело же придется Белле усмирять Эда facepalm01 А Элис с этим медведем просто... giri05003
avatar
0
8
Спасибо))
avatar
0
7
Эдвард весь изможден, довел себя до угрожающего жизни состояния и каким то, чудом остался в живых................................ 12
Да Джейк, точно невменяем и увлекся ему местью, ведь он едва очнулся ох, только понемногу принимает лечение............................................. piar03 bang bjet_chelom
Ох здесь неприступ/чопор/персонал,  но Белла, прорвалась и выяснила все у доктора, еще намерена тщател/строго/ следить, за негодующ/недовол/пристал/присмотр/Эдвардом......................................................................... ..................  
avatar
0
6
Цитата
- Это полное сканирование организма, - разъяснил доктор. – Вот тут ваша печень, поджелудочная железа, легкие и сердце. И все в ужасном
состоянии.
И это все в 25-летнем возрасте, а сердце- 50-летнего ... Ничего удивительного - постоянные опасные ситуации, связанные с убийствами, оружием; кокаин, алкоголь, курение, секс ..., и все это в неограниченных количествах. При всем этом - поведение капризного 5-летнего ребенка. И только Бэлле под силу с ним справиться. Большое спасибо за продолжение.
avatar
0
5
Спасибо good lovi06032
avatar
0
4
Спасибо...Он этого медведя возненавидел всей душой, но зато мы повеселились. ..Эдвард попал....дурацкая политик больницы....я понимаю нашего мальчика fund02002
avatar
0
3
Спасибо огромное за перевод!  good lovi06032
avatar
0
2
Спасибо за главу lovi06032 good
avatar
0
1
Спасибо за главу и good перевод .
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]