Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ДА БУДЕТ КРОВЬ. ГЛАВА 41


BELLA POV


«Древо свободы должно время от времени подпитываться кровью патриотов и тиранов». - Лин Нофцигер

Я рассматривала календарь на компьютере в кабинете Эдварда. И, просто чтобы убедиться, опять подсчитала дни. В шестой раз за последние полторы минуты.

Я задержалась на месяц, и под «задержалась» я имею в виду… тот самый подвид задержки.

Месяц?

Глубоко вздохнув, я вытерла с лица слезы.

По телу проносилось так много смешанных эмоций, что я едва могла удержать их внутри. Я еще в Майами просекла что-то неладное. Знала это. Чувствовала. Вот только почему не уделила этому больше внимания? Потому что потеряла счет времени. Дни превращались в недели, недели в месяцы. И вот теперь я сидела тут, с возможным сроком в…два месяца? Это возможно? Мой цикл никогда раньше не сбивался, по нему можно было календарь выставлять. Это плохо.

Прошло всего две недели с тех пор, как мы вернулись из Майами, но, казалось, мимо пронеслась целая вечность. Со всем, что произошло, включая разгром моей комнаты, проблемы со здоровьем Эдварда, а потом отдых…естественно, я могла разок забыть о таблетках и совершенно упустила тот факт, что у меня не начались месячные. Я действительно не заметила, насколько они задержались.

Время так быстро пролетело, и из-за всего происходящего дерьма, я не обратила на это внимания.

Я беременна?

Все внезапно встало на свои места. Я постоянно чувствовала усталость и едва могла удержать в себе еду, хотя была готова съесть все, что попадалось на глаза. Мышцы ныли, не получалось нормально спать. И меня часто тошнило. Сначала я думала, что это пищевое отравление, потому что симптомы были схожи, но никакое отравление не длится так долго. Теперь все факты выстроились в ровный ряд и угрюмо взирали на меня.

Я беременна.

Я даже думать не могла о том, чтобы кому-нибудь рассказать. Сначала нужно убедиться окончательно. Не стоит бежать впереди паровоза – лучше купить тест. Может, у меня задержка по какой-то другой причине.

Но что насчет остальных симптомов?

Я покачала головой, стараясь выбросить из нее эти мысли, и выключила компьютер.

К счастью, Эдварда не было дома – он уехал по работе - так что не приходилось выдумывать оправдания тому, почему мне нужно выйти из дому.

По пути из кабинета я остановилась как вкопанная. Как мне ему рассказать? Пришлось ухватиться за шкаф, чтобы не упасть. Я знала, как Эдвард относился к детям. Я знала его позицию, он никогда ее не скрывал. Что он теперь подумает?

- Просто дыши, Белла, - прошептала я себе, чтобы успокоиться. – Сначала проверь.

Расправив плечи, я вышла из комнаты, быстро сбежала по лестнице и, надев пальто, ухватила со столика ключи. Весь путь до холла я старалась контролировать дыхание и удерживать себя от тошноты. Мой желудок как никогда нуждался в спокойствии, и я добавила к мысленному списку покупок имбирную газировку. Я не могла поверить, что на самом деле готовилась купить свой первый тест на беременность. Финальным аккорд моего пути унижения.

Мне нужно с кем-нибудь поделиться? Нужно сходить к доктору? Нужно принять какие-то таблетки? Боже, я понятия не имела, что делать. Мне всего восемнадцать, учусь в долбанном университете и встречаюсь с парнем-гангстером, у которого только что случился сердечный приступ. Во что я себя втравила? Ко всему прочему, вышеупомянутый парень ненавидит детей и придет в бешенство, когда узнает.

Я вытерла слезы с глаз, когда двери лифта открылись, и вышла наружу. Потом, не поднимая головы, поспешно пересекла улицу, просто размышляя и пытаясь успокоить нервы. Хорошим моментом в Чикаго было то, что в таком огромном городе на каждом углу стоял магазин, и можно было не волноваться, что кто-то тебя там увидит. В Форксе бы слухи расползлись со скоростью лесного пожара еще до того, как я туда пошла.

Обнаружив нужное место, я скрылась в нем от оживленных улиц.

Внутри, глубоко выдохнув, подняла корзинку.

- Итак, начнем.

Первая полка, у которой я остановилась, была секцией с напитками, откуда я достала две гигантские двухлитровые бутылки с имбирной газировкой и еще несколько маленьких, в которых нуждалась сейчас. Я почти мигом проглотила половину одной из них, прежде чем вернуться к поискам.

Мою руку сотрясала дрожь, когда я подняла первую коробочку с тестом. Ее покрывало много слов, а упаковка была розового цвета – прямо маскировка, пытавшаяся убедить в том, что я вовсе не попала в ужасную ситуацию.

- В первый раз? – спросил кто-то рядом. Голос принадлежал женщине лет сорока. Она добродушно мне улыбалась.

- Эм, да. Этот хорош? – я подняла тот, что держала.

- Лучше взять со словами. Они проще, - она похлопала меня по плечу. – Сколько тебе?

- Восемнадцать, - ответила я. Одно только это признание заставило чувствовать себя еще отвратительнее. – А сколько Вам? – не удержавшись, поинтересовалась я.

Она хихикнула.

- Сорок три, и я никогда не думала, что снова окажусь у этих полок.

- Простите. Я не в том смысле.

- Все нормально. Я все понимаю. Представить не могу, через что ты проходишь. Мне было двадцать пять, когда я впервые покупала тест, и я была в ужасе.

- Я не знаю, что делать, - я была на грани того, чтобы разрыдаться прямо перед этой незнакомкой.

- Отец знает?

Я покачала головой.

- Нет.

- Все не так плохо, как кажется, милая, - она потрепала меня по плечу. – Взгляни на меня - дважды разведена, и пару месяцев назад был один случайный контакт. Как оказалось, мне досталось больше, чем я задумала изначально.

- Вам страшно? – спросила я.

- Конечно, страшно, - рассмеялась она.

- Это слишком сложно, я не справлюсь, - я вцепилась себе в волосы. – Что же мне делать.

- Главное успокоиться. Не ты первая через это проходишь.

- И то правда, - кивнула я, возвращаясь к предыдущей теме. – Так, который из них мне лучше взять?

- Всегда нужно брать две разные марки, на всякий случай.

- Хорошо, - я выбрала еще две коробочки и кинула их в корзинку.

- И возьми себе крекеров. Тебе, возможно, придется только ими и питаться весь следующий месяц или около того.

- Спасибо.

- Не за что. У меня четверо детей, для меня это ерунда. А что насчет отца? Ты знаешь, кто он?

Я хотела огрызнуться за такое предположение, но потом вспомнила, что она абсолютно ничего обо мне не знала. Мне бы просто радоваться, что она оказалась рядом и помогла.

- Как только убедишься…во всем, найди доктора. Твоя мама здесь с тобой? – спросила женщина.

Из горла вырвался хриплый смех, который я прикрыла кашлем. Рене бы, наверное, начала рыдать и посыпать голову пеплом, приговаривая «почему я не уберегла тебя от моих ошибок». Уверена, ей и мысли в голову не приходило, что ей придется когда-нибудь беспокоиться обо мне на этот счет. Она бы все равно ничем не помогла – не знала бы, что делать.

Женщина оставила меня в покое через пару минут, и я продолжала в одиночестве зависать перед полкой с надписью «планирование семьи», стараясь набраться сил, чтобы сдвинуться с места.

Каждый шаг к стойке кассира грозил стать шагом, приближающим меня к жестокой реальности. Для меня это уже было просто формальностью. Я знала, что беременна – просто хотела получить доказательство.

Выкладывая и оплачивая покупки, я чувствовала себя так, будто толкала наркотики или что-то вроде того. Мне казалось, что все кругом знают.

В обнимку с пакетом я промаршировала из магазина и, будто мои глаза были сенсорами его движений, тут же заметила на другой стороне улицы Бенни. Он пытался укрыться за палаткой с хот-догами, притворяясь, что покупает себе один.

Вот дерьмо! Совсем о нем забыла.

Взглянув на часы, я направилась к дому Эдварда. Он не придет еще пару часов, так что мне оставалось некоторое время наедине. По пути я почувствовала на затылке взгляд Бенни. Резко развернувшись, я обнаружила его стоящим посреди тротуара. Он неуклюже пытался замаскироваться.

- Оу, эм… - он пару раз развернулся в разные стороны, как потерянный щенок.

- Не пытайся убежать, я не в настроении за тобой гоняться, - я подошла к своему громадному телохранителю. – Не говори Эдварду.

- Что не говорить? – Бенни пытался сыграть в дурачка.

- Не говори, что я купила. Я знаю, ты меня там видел.

- Понятия не имею, о чем вы говорите, мисс Свон.

- Пожалуйста, ничего не говори.

- Не скажу, - он покачал головой.

- Как думаешь, он разозлится?

Бенни задумчиво сморщил лоб.

- Не думаю, что я вправе это обсуждать.

- Просто… не говори ему.

- Мистеру Эдварду не понравится, если вы будете долгое время что-то от него скрывать.

- Знаю, - вздохнула я. – Я собираюсь ему рассказать.

Бенни кивнул.

- Я не проговорюсь.

Я продолжила шагать к дому, чувствуя облегчение от того, что хоть кто-то знал о моем секрете.
Зайдя в лифт, я нервно стучала ногой по полу, пока он двигался наверх. Сердце билось все быстрее, пока он со звоном проезжал этажи, и к тому времени как я добралась до пентхауза, почти расхотела выходить. Пришлось буквально вытолкать себя в коридор и зайти в квартиру.

В тот же момент я услышала доносившееся с кухни мурлыканье Эсме и уловила восхитительный аромат ее роскошного соуса Маринара.

- Белла, это ты? – крикнула она, высунув голову в коридор.

Я неловко спрятала за спиной пакет - это не слишком помогло.

- Да, я ходила в магазин. Не знала, что Вы сегодня придете.

- Я заскучала дома, и мне нужно было доставить кое-что в город для Розали, поэтому я решила забежать к вам с Эдвардом и приготовить ужин. Я знаю, как много времени ты проводишь в заботах о нем, и решила освободить тебя от них на один вечерок.

- Ну, спасибо, но вы не обязаны это делать, - я покачнулась на месте, стараясь запихнуть пакет подальше.

- А что ты купила? – она вытерла руки о полотенце.

- Содовую и крекеры, - наполовину правда. – Я не очень хорошо себя чувствовала. Скорее всего, я только это удержать смогу.

Эсме скептически глянула на меня – очень быстро, если б я отвлеклась, даже не уловила бы ее взгляд.

- О, ладно, - она улыбнулась. – Ты голодная? Я сделала пасту Болоньез.

- Э, конечно. Я только унесу покупки наверх.

- Хорошо, милая, - она вернулась на кухню.

Я поспешно покинула коридор и метнулась к лестнице. Наверху зашла в ванную и огляделась по сторонам, выискивая место, куда бы могла спрятать свои покупки. Вытащив содовую и крекеры, я положила их на стол.

- Нужно было лучше все продумать, - призналась я своему отражению в зеркале.

Эдвард наизусть знал каждый уголок своей ванной. Если что-то передвинуть или прибавить, он вычислит. Я никак не смогу спрятать здесь тест так, чтобы он не заметил. Единственным вариантом было просто уничтожить его как можно скорее.

Я понимала, что оставила Эсме внизу одну, но не могла поступить иначе. Мне нужно было узнать!
Прочитав инструкции на трех коробочках с тестами, я вытащила эти палочки и разложила их на краю стола. Потребовалось некоторое время, чтобы вникнуть в то, что нужно делать. Использовав первый тест, я отложила его на стол.

А потом ходила кругами по комнате, как мне показалось, долгие часы. Я даже не потрудилась выставить таймер на пять минут. Аж десять ушло уже на то, чтобы набраться смелости, чтобы взглянуть в сторону стола. Когда, я, наконец, нашла в себе силы проверить тест, мои подозрения подтвердились.

Беременна.

Я использовала оставшиеся два, но оба только повторили результат. Присев у двери, держа все три палочки в руках, я тихо зарыдала.

Я была слишком молода для этого. Я не знала, что делать – это обескураживало. На небольшую долю секунды, определенные «варианты» всколыхнули мой мозг, но от них только сильнее затошнило.

Наверное, я сидела там, на полу, целую вечность. Но как ни странно, чем больше плакала, тем лучше себя чувствовала. Конечно, я все еще сходила с ума от страха, но все было не так плохо, да?

У меня будет… ребенок. Это звучало ужасающе неправильно, но в то же время… верно. Да, сейчас не идеальный момент для того, чтобы заводить ребенка. Черт, мне бы хотелось сначала выйти замуж и закончить учебу, и найти работу и дом. А теперь что мне делать? Просто распроститься с мечтами? Нет, я не могла позволить этому себя сокрушить. Я закончу учебу и претворю все свои планы в жизнь. Может, теперь станет сложнее, но я не стану тут же от всего отказываться.

Но Эдварду даже не нравились дети. Не иронично ли? Он точно взбесится, но, надеюсь, не станет принимать поспешных решений. Надо просто в это поверить.

Он меня вышвырнет? Просто обо мне забудет? Я молилась, что нет, и что-то подсказывало - так он не поступит. Но вот разозлится вне всяких сомнений. Мне не нравилось так думать об Эдварде, но я понятия не имела, насколько плохо он отреагирует. Это может закончится крайне неприятно. Чарли вот точно надерет мне задницу или отречется от меня. Что бы там ни было, хоть бы он сделал это по телефону. Рене, наверное, будет умолять и шантажировать, чтобы я переехала жить к ней. Этого мне вообще не надо. А Каллены? Эсме наверняка придет в восторг, Карлайл тоже. Это заставило меня улыбнуться.

Будьте прокляты гормональные контрацептивы. Какой в вас толк, если вы не работаете?

В мою голову поступало столько вопросов, что она начала раскалываться от боли. Поднявшись с пола, я ополоснула лицо, чтобы выглядеть более-менее презентабельно. Потом подхватила мусор и запихнула его в пакет. Тесты я спрятала в карман, чтобы выкинуть их в мусоропровод, когда никого не будет рядом.

Открыв дверь ванной, я увидела Эсме, которая сидела на кровати, почитывая журнал.

- О, извините, - я, не глядя на нее, выбежала из комнаты, и услышала, как она последовала за мной.

- С тобой все хорошо, Белла? – последовал законный вопрос.

- Да, нормально. Простите, что я так задержалась. Не хотела заставлять вас ждать.

- А по звукам не казалось, что все нормально. Уверена, что все хорошо?

Я кивнула.

- Я только пойду выкину мусор, - закрыв дверь, я быстро спустила улики в мусоросброс.

Когда я вернулась обратно в квартиру, Эсме уже сервировала огромную тарелку пасты.

- Белла, точно все хорошо?

- Да, просто в университете выдался плохой день, - я присела на барный стул.- Я получила несколько плохих отметок.

- Правда?

Нет, мои оценки всегда безупречны.

- Ага, - я пожала плечами, стараясь лгать более правдиво, хоть и не была уверена в том, что у меня получалось. – У меня скоро тяжелый тест, и я очень нервничаю. На следующей неделе.

- Понятно, - она поставила передо мной тарелку. Запах был такой чудесный, что я хотела с головой нырнуть в блюдо, но все же держала себя в руках и ела медленно, чтобы не привлекать ненужное внимание.

Эсме запрыгнула на стул рядом со мной.

- Ты так рыдала из-за учебы?

- Да, теперь все нормально. Мне нужно было хорошенько выплакаться.

- Нам всем это иногда необходимо, - она погладила меня по руке.

Я старалась на нее не смотреть. Если бы посмотрела, она бы точно догадалась. Поэтому я просто уткнулась в тарелку и продолжила есть.

- На самом деле у меня была причина прийти, - сообщила Эсме.

- Да?

- Да, в город приезжает прадед Эдварда, и я устраиваю ему торжественный прием.

- Прадед Эдварда в смысле…тот человек, который все это начал?

- Он самый, единственный и неповторимый, Николя Россини. Он прилетит на пару дней с Сицилии.

- Разве он не слишком стар?

- Мужчине больше сотни, но выглядит он на семьдесят, а ведет себя на пятьдесят. Его невозможно надолго удержать на одном месте, - она закатила глаза. – И, ко всему прочему, моя мать прибудет в то же время.

- О, а откуда она прилетает?

- Из Пасадены. Она живет там с тех пор, как вышла замуж в четвертый раз, и даже теперь, когда этого мужа нет, проводит все время в Калифорнии.

- Наверное, приятно увидеться с матерью.

- Конечно, приятно, но будет адски сложно вытерпеть этих двоих одновременно.

- Николя и ваша мать недолюбливают друг друга?

- Мы все считаем, что они тайно влюблены, поэтому спорят как дети. В прошлый раз вышло совсем нехорошо. Мне буквально пришлось сесть к Николя на коленки, чтобы он не отправился ее убивать.

- А он разве не в инвалидной коляске? – спросила я, вспоминая истории, которые мне рассказывал
Эдвард.

- Был последние десять лет, но он бы пошел, если бы это позволило ему придушить мою маму. Ей остается винить саму себя – сама его провоцирует.

- Ух ты, дождаться не могу момента, когда их увижу, - заметила я.

- Они тебя полюбят. Так вот, в общем, я устраиваю прием в одном из мест Эдварда за городом. И я хотела официально тебя пригласить, хотя позже придет приглашение по почте. Надеюсь, у тебя получится, но я пойму, если не выйдет из-за учебы.

- Нет, нет, я там буду.

- Прекрасно, и не надо ничего приносить, - она спрыгнула со стула – Не волнуйся. Обо всем уже заботятся. Просто надень что-нибудь милое. Так, теперь я волнуюсь.

Быстрее бы, я на самом деле была рада возможности отвлечься от своей беременности или рыданий, или гормонов или… будущего.

- Скоро увидимся. У нас с Элис кое-какие планы, - она сгребла свое пальто и испарилась.

И сделала она это как раз вовремя, потому что недавно поглощенная мной еда, смешавшись с теперешней неуверенностью в жизни, заставила меня метнуться к раковине. Может, я слишком много съела, поэтому желудок не выдержал? Боже, мне что, придется проходить через это все девять месяцев?

Выпив стакан воды, я оперлась на стол. Пришлось заставить себя не плакать – слезами горю не поможешь. Мне нужно логически все обдумать. Наверное, придется в какой-то момент сказать Эдварду и найти доктора, чтобы проверить свое состояние.

Какой бы страх меня не одолевал, я начинала желать этого. Во мне что-то росло, и это было тем, что создали мы. Нечего ходить вокруг да около – просто у нас с Эдвардом будет ребенок.
Внезапно в моей голове возник образ мальчика с огромными, широко распахнутыми зелеными глазами. Он был маленьким, с копной бронзовых волос и широкой улыбкой. Я видела, как он играл на пляже и высоко раскачивался на качелях, устроенных на уютном заднем дворе.

Мне этого хотелось?

Да, конечно. Может, лет через десять, но теперь? Я была слишком молода. Слишком неопытна, но можно было, по крайней мере, попробовать. Как бы мне ни хотелось ненавидеть себя за эту беременность, я не могла.

Я знала, что должна защитить своего ребенка. Я не могла этого объяснить. Во мне пробудился какой-то внутренний животный инстинкт.

Мой ребенок.

У меня будет ребенок.

Хотя время и было неподходящим, я все равно не сумела побороть маленькую улыбку.

- Белла, ты где? – хриплый голос Эдварда чуть не заставил меня подпрыгнуть.

Я прочистила горло, чтобы голос звучал нормально.

- На кухне.

- Привет, - он снял пиджак и накинул его на спинку стула.

- Как первый день на работе? – я не могла заставить себя к нему подойти. Казалось, если окажусь слишком близко, он может догадаться.

- Опьяняет, – он ухмыльнулся. – Наконец, почувствовал себя свободным, будто меня и не запирали.

- Ты так говоришь, словно я тебя в кандалы заковала, - вытащив из шкафа тарелку, я наполнила ее пастой.

- Я тебе хоть спасибо говорил? – его сильные руки обхватили мою талию, а губы коснулись шеи.

- За что?

- За то, что ты обо мне заботилась, когда была мне нужна. Я знаю, что погано себя вел, но, наверное, только благодаря тебе остался в живых.

- Я просто не готова тебя отпустить, - сказала я. Это признание в такой момент значило для меня еще больше, чем раньше.

- Так вот, спасибо.

Перед моими глазами возникла одинокая красная роза. Даже в нескольких дюймах от меня, она источала упоительный аромат, и я довольно улыбнулась.

- Это мне? – повернувшись, я забрала у него цветок.

- Конечно, - усмехнувшись, он нежно меня поцеловал. Но, как и в остальных поцелуях Эдварда, в этом присутствовали неукротимое чувство собственности.

- Спасибо, - поблагодарила я, когда он отпрянул от моих губ. – Это что-то значит? – я понюхала лепестки.

- Да, - вздохнул он.

- И…

- И не заставляй меня это говорить.

- Ты покраснел, - рассмеялась я.

- Ты знаешь, что я тебя люблю, но когда я это говорю, звучит нелепо, - зеленые глаза Эдварда
выдавали все, что он не мог произнести.

- Мне нравится слушать эту нелепость, – подначивала я его.

- Белла... я тебя люблю, - поспешно и тихо произнес он, отвернув в сторону голову.

- Я тебя не расслышала, - я прильнула губами к его шее.

- Я тебя люблю.

- Как сильно ты меня любишь?

Эдвард чуть отстранился.

- На полном серьезе, я никогда тебе не говорил, как много ты для меня значишь?
- Я… не думаю, - я опешила от суровости его голоса.

- Я никогда в своей жизни не чувствовал такого желания защитить кого-то, как это происходит с тобой. Я понятия не имел, как сказать тебе об этом, потому что я не очень хорош в выражении
эмоций, но я пытаюсь. Ты меня полностью изменила. Чтобы я, и стал играть в семью с девушкой, о которой реально беспокоюсь? Я никогда не был таким парнем.

- Это так мило, - я почувствовала, как по щеке потекла слеза.

- Почему ты плачешь? – хохотнув, он вытер ее.

- Потому что… - всхлипнула я.

- Это признание было достаточно пропитано любовью?

Я кивнула.

- Ты очень любящий, когда тебе этого хочется.

- Но только с тобой, - он мягко меня поцеловал.

Мне так сильно хотелось ему рассказать. Я хотела прокричать это во все горло, и момент казался идеальным. Но я просто… не могла.

- Ты все еще плачешь, - отстранившись, Эдвард протянул мне носовой платок. – Что случилось?

- Ничего, - я вытерла лицо.

Он одарил меня недоверчивым взглядом, но ничего не сказал.

После этого мы сели ужинать. Я снова умирала от голода, потому что чуть раньше освободилась от всей съеденной еды. Вряд ли ему стоило знать, что я до этого уже съела порцию пасты весом с себя. Положив розу рядом с собой на столе, я попыталась использовать ее, чтобы зарядиться отвагой. Но каждый раз, как набиралась смелости заговорить, ничего не получалось, потому что я пугалась потока разнообразных мыслей, которые уничтожали мою храбрость. При этом я пыталась вести себя нормально, надеясь, что он не видит меня насквозь. Мне нужно время, чтобы подумать об этом.

Так как сегодня Эдвард впервые вернулся к работе, я старалась направлять разговор в это русло.

Его здоровье улучшалось с каждым днем, но он пока еще принимал свои таблетки, упражнялся каждое утро, и порции его еды не превышали лимитов. Мне даже не приходилось больше ни о чем ему напоминать, хотя я все равно продолжала краем глаза отслеживать ситуацию. Этот ребенок точно надломит его состояние, даже мысль о беременности станет слишком необъятной.

- Так вот, мне нужно будет уехать на пару дней, - сообщил Эдвард, откусив чесночный хлебец.

- Правда? Куда?

- В Бостон, - ответил он.

- Опять? Разве ты туда не ездил пару месяцев назад?

- Ездил, но осталась пара дел.

- Ты мне о них не расскажешь, да?

- Ни в коем случае. Тебе не нужно знать, - он осадил меня «тем самым» взглядом, молча приказывая не расспрашивать.

- Ну, это должно произойти после того, как приедет твой дед, потому что…

- Стой, что? – прервал меня он.

- Что?

- Мой дед?

- Ах, да. Эсме тебе не сказала? – спросила я, на что он покачал головой. – Твой прадед приезжает.

- Офигеть, - Эдвард отклонился на спинку стула. – Правда? Мы обычно сами доставляем его на семейные сборы и все прочее. Он не был в Штатах… лет двадцать.

- Она не сказала почему, просто предупредила о вечере. Ее мать тоже приедет.

- О, великолепно. Эти двое друг друга ненавидят.

- Наслышана. Там все так плохо?

- Однажды бабушка столкнула его с лестницы.

- Ты шутишь.

- Неа, и он просто продолжил катиться вниз. На самом деле, это действительно забавно – можно подумать, что таким старикам, как они, один путь – в могилу. Но, думаю, они остаются с нами, просто чтобы выжить назло друг другу.

- Какая прелесть, - саркастично заметила я.

- Тебе они понравятся. Интересно, почему этот старый ублюдок приезжает. Наверное, что-то важное,
- вслух размышлял Эдвард. – Спорим, Карлайл попал в переделку. Он бы не стал лететь сюда, если бы это не было чем-то крупным.

- Быстрее бы с ним встретиться. Он кажется таким устрашающим.

- Он большой милашка со стояком на все, у чего имеется грудь. Придется за тобой следить, - подшутил Эдвард. – Он может быть очень убедителен.

- Постараюсь поднять свою оборону на максимум.

Мы продолжали сидеть за столом, и я пытался не думать о слоноподобном вопросе, грозящим раздавить меня в любой момент. Я правда собиралась рассказать ему, просто не сейчас. Сейчас я не могла. Мне нужна хотя бы неделя, чтобы охватить этот факт. Вот что мне нужно – одна неделя.

Я почувствовала себя намного лучше - теперь у меня есть семь дней на то, чтобы рассортировать свои мысли и подготовить речь. Нужно придумать какие-нибудь аргументы, потому что я знала, Эдварду будет что сказать.

После еды, мы с Эдвардом принялись убирать кухню.

- Думаю, я пойду спать, - сообщила я, когда мы закончили.

- С тобой все нормально? Тебе в последнее время постоянно плохо, - заботливо отозвался он.

- Нормально все. Просто волнуюсь из-за учебы, - я использовала ту же выдумку, что раньше.

- Хорошо, - кивнул Эдвард. – Иди в спальню. Я пока доделаю кое-какую работу.

Я сладко поцеловала его на ночь и отправилась наверх к его комнате.

Переодеваясь, я взглянула на свой живот. Еще ничего не заметно. А должно быть? Когда это начнет происходить? Скоро? Эдвард увидит? Я понятия не имела, и это только больше пугало. Просто чтобы на всякий случай себя обезопасить, я надела одну из его маек, с лихвой покрывающую всю мое тело. Она прекрасно служила цели, к которой я стремилась. Было бы намного проще, если б я просто могла прятаться в этой штуке все девять месяцев.

Забравшись в кровать, я провела рукой по животу. Там был ребенок, мой ребенок. Маленький
мальчик или девочка, что растет во мне. Губы расплылись в улыбке.

Я быстро уснула – сказалось нечеловеческое изнеможение. Где-то в районе утра, я почувствовала, как Эдвард прилег рядом и сжал меня своими сильными руками. Первым побуждением было увернуться от него. Мое богатое воображение шептало, что иначе он сможет почувствовать ребенка.

И все-таки я прижалась ближе, позволив его теплой груди снова убаюкать меня в сон.

Следующая пара дней прошла за один миг.

Учеба заканчивалась, нам раздали необходимые к выполнению задания. Я уже сдала два теста, осталось столько же. Мой первый курс подходил к концу гораздо быстрее, чем я себе представляла.

Как это возможно – еще восемь месяцев назад я приехала в Чикаго с широко раскрытыми от невинности глазами и определенной долей наивности к реалиям мира. Где сейчас та девушка? Она сильно изменилась за столь короткий период времени. Я пыталась убедить себя в том, что прежняя я все еще была здесь, только спрятана где-то глубоко внутри.

Я еще не рассказала Эдварду. Впереди оставалось четыре дня, и я была более чем благодарна оставшемуся времени. За этот период мне необходимо тщательно обдумать, как именно ему рассказать. Эдвард в буквальном смысле взбеленится, и я понятия не имела, как его тогда успокоить. Мне нужно больше времени. И почему я так сильно боюсь? Может, потому что для него, имеющего расписание на каждую мелочь, это станет крупным сюрпризом. Своим признанием я добавлю довольно извилистый крюк в его прямой путь жизни.

К счастью, сегодня меня не будут раздирать эти размышления. Надвигалось событие, которое могло освободить мой разум от беременности – сегодня намечался прием Эсме. Это было не таким большим мероприятием, но я все равно была взволнована предстоящей встречей с человеком, который буквально создал мир, где теперь вращался Эдвард. Я также не могла дождаться встречи с матерью Эсме. Элис виделась с ней, когда они с Джаспером праздновали Рождество в Калифорнии. У нее остались самые приятные воспоминания.

- Какой галстук лучше надеть? – спросил меня Эдвард в гардеробной, пока я поправляла прическу.

- Ты просишь у меня помощи в подборе одежды? – рассмеялась я. – Раньше такого не случалось.

- Ну, я нервничаю. И не могу мыслить нормально.

- Эдвард Каллен, ты нервничаешь? Не верю.

- Ты не представляешь, насколько смертным я себя чувствую из-за деда, - поглядывая в зеркало передо мной, Эдвард завязывал вокруг шеи светло-голубой галстук. – Этот человек адски страшен, если ему того хочется.

- А по словам такой милый, - я руководствовалась рассказами Розали.

- Если у тебя есть вагина.

- Везет мне.

- Он не злой, просто может срезать любому яйца, так сказать. Плюс, я не в курсе, знает ли он о приезде Чичи.

- Чичи?

- Это моя бабушка, мать Эсме.

- А, точно.

- Интересная будет ночка, - вздохнул Эдвард, пробежав по вихрам своей шевелюры. Это совершенно не помогло их усмирить, но да, он старался.

К тому времени, как мы были готовы покинуть дом, мы облачились в великолепные наряды. На нем был строгий костюм и бледно-голубой галстук, на мне – простое кремового цвета платье и черные лодочки на высоком каблуке. У меня все лучше получалось ходить на таких. Также я добавила к своему образу подаренный Эдвардом браслет-змейку – я его обожала и не упускала случая надеть.

Машина, прокатившись через весь город, довезла нас до шикарного отеля, владельцем которого оказался Эдвард. Он никогда не рассказывал о его «реальной» работе, поэтому я не слишком понимала, чем он там занимался. Тем не менее, дело он свое знал на пять с плюсом. Отель выглядел впечатляюще и, судя по толпе присутствующих, был крайне популярен. По пути к лифтам, я замечала дорогостоящие картины и ковры, наряду с роскошными люстрами, свисавшими с потолка.

Тут было очень мило.

- Почему я здесь раньше никогда не была? – спросила я, пока мы поднимались на лифте к этажу пентхауза.

Он пожал плечами.

- Не знаю. Ты никогда не просила.

- Так когда ты говорил, что идешь работать, иногда ты шел на нормальную работу?

- Да, Белла, - рассмеялся Эдвард. – У меня не каждый день оружие и кровь.

- Эй, да никто бы не догадался. Ты слишком хорошо скрываешь свою нормальность.

- Стараюсь, - он обхватил меня за талию.

Когда двери лифта, запищав, разъехались, моих ушей коснулась тихая музыка, заполняющая холл.

Казалось, будто мы попали в музей. Вокруг было много людей, все выпивали шампанское и поглощали небольшие закуски. Я не узнала практически никого из присутствующих, и Эдвард пояснил, что это было не просто семейное собрание. Все в Чикаго знали Николя Россини, и его прибытие считалось довольно крупным событием в известных кругах.

- Мне стоит бояться? – спросила я Эдварда, когда он помог мне снять пальто и передал его консьержу у двери.

- Просто ничего не говори, пока он не заговорит первым. Я тебя представлю, потом надо будет пожать ему руку.

Мы прошли на кухню, где Эсме готовила овощное ассорти, и Эдвард раздобыл мне бутылку воды.

- Ты так говоришь, будто он какой-то монстр, - заметила я, отхлебнув ее.

- Он как лук, чтобы добраться до сути, нужно срывать с него слой за слоем.

- Только не используя при этом нож, - отозвалась Эсме и, добавив словам эффекта, вломила огромное лезвие в морковку. Бедный овощ без каких-либо проблем развалился на две половинки. –
О чем вы двое говорили?

Мы с Эдвардом слегка отшатнулись от стола.

- Эм, Мам, с тобой все хорошо?

- Прекрасно. Я просто готовлюсь к надвигающейся катастрофе. - Она улыбнулась.- Твой дедушка уже здесь.

- Я так понимаю, ждем только Чичи?

Эсме кивнула и понесла блюдо в нашпигованную людьми гостиную.

- Что-то она сегодня грозная, - озвучила я свое наблюдение.

- Это все из-за бабушки, - вздохнул Эдвард. – Ты готова?

- Наверное, - я проглотила еще немного воды, чтобы успокоить желудок, и Эдвард повел меня в залу.

Вечеринка шла полным ходом. Собралось много людей, каждый из которых был как-то связан с "подпольем", как его называл Эдвард. Он не отпускал меня ни на шаг, потому что никому из них не доверял. А все гости казались действительно милыми, но что я знала? Роуз с Элис тоже были там – они старались успокоить Эсме, которая сходила с ума. Алек как обычно поедал все, до чего мог дотянуться, а Карлайл проплывал по залу с Джаспером и Эмметтом.

Эдвард, глубоко вздохнув, повел меня на балкон.

Там, в моторизованном кресле-коляске восседал мужчина. Он был одет в аккуратный с иголочки костюм, в сравнении с которым одежда Эдварда напоминала подростковую. Его голову покрывали густые, идеально уложенные седые волосы, и еще у дверей меня окутал сильный аромат одеколона.

Запах был острым и мощным, но как ни странно приятным.

- Если это мой Эдвард, лучше бы ему принести мне сигару, - прохрипел он.

- Не в этот раз, старик. Я принес тебе кое-что получше.

- И что это может быть? – мужчина развернул кресло к нам. Первым, что я заметила, были пронзительные голубые глаза, впавшие в покрытое морщинами, но до сих пор не растерявшее свою красоту, лицо. Он совершенно не казался старым.

- Я привел к тебе юную леди, с которой хотел тебя познакомить. Веди себя мило, - Эдвард подтолкнул меня вперед. – Это Изабелла.

Мужчина осмотрел меня с ног до головы.

- Ну, я слышал, что она та еще лисичка, но реальность совсем сбивает с ног, - он протянул мне руку.
– Очень приятно познакомиться, Изабелла.

- И мне, и, прошу, зовите меня Белла, - сказала я. – Я так много о вас слышала.

- Это все правда, - хохотнул он. – Садись, садись.

Эдвард направил меня к одному из стульев, стоящих на террасе. Он что-то тихо бормотал себе под нос, но я не сумела ничего разобрать. А что я смогла разобрать четко, так то, что Николя был мастером флирта. Это умение, видимо, просто было у него в крови, и поэтому каждый раз срабатывало. Все, что мне хотелось делать рядом с ним - хихикать и краснеть. Я сама себя понять не могла.

- Прежде чем я возьмусь за тебя, юная леди, мне нужно переговорить со своим внуком, - сообщил мне Николя. – Эдвард, почему ты мне больше не звонишь? – его тон изменился. Он не стал строгим, но и прекратил источать елей, как когда он говорил со мной.

- У телефонного провода два конца, - ответил Эдвард. – Я от тебя полгода ни слова не слышал. Я думал, ты умер.

- Мечтать не вредно. Ты бы тогда все мои деньги забрал.

- Не нужны мне твои деньги, - фыркнул Эдвард. – У меня их все равно больше.

- Если бы я не хотел в туалет, я бы рассмеялся.

Передо мной разворачивалась довольно занятная картина. Отношения Эдварда с дедом были напряженными, но шутливыми. Их можно было понять, только если знать Эдварда. Наверное, его прадед был таким же.

- Зачем ты приехал? – спросил Эдвард.

- Я хотел увидеть свою семью. Нельзя, что ли, - Николя закатил глаза.

- Мог хотя бы предупредить, что озаришь нас своим присутствием.

- Я устал от Италии, - он подтолкнул свое кресло ближе к балкону и оглядел ночной город. – Я там всех убил. Там скучно.

- Только сюда не смей переезжать. Ты нам тут не нужен.

- Я бы все равно здесь не поселился. Твой отец – самое невыносимое существо на лице этой планеты, - заявил Николя, хитро усмехнувшись. – Но я сам воспитал этого ублюдка, так что полагаю, вина лежит на мне.

- Мы никогда тебя не винили, - на балконе появилась Эсме. – Карлайл просто был плохим с самого начала.

- Так и есть, моя дорогая.

- У вас все хорошо? – спросила Эсме.

- Вообще-то, я рад, что ты здесь. Прошу, отведи своего сына внутрь, чтобы я мог наедине поговорить с этой премилой леди, - Николя указал на меня.

- Я так не думаю, - Эдвард привстал.

- Все будет хорошо, - уверила я его. – Иди.

- Давай же, Эдвард, - Эсме вытянула его со стула. – Мне нужна твоя помощь.

Теперь на балконе остались только мы с Николя.

- Белла, да? – спросил он меня.

- Да, сэр.

- Итальянское имя?

- Вы хотите узнать, итальянка ли я?

Он усмехнулся.

- Собирался, да.

- Частично, но это не большая часть, - честно ответила я.

Николя кивнул.

- И я так понимаю, ты в курсе всего происходящего?

- Да, сэр.

- И как узнала?

- Кое-кто мне сказал, и я прижала Эдварда к стенке.

- Страшно было?

- Сперва. И, наверное, до сих пор бывает, - как оказалось, с Николя было крайне легко разговаривать. Да и его взгляд не был жестоким или грубым.

- Ты очень красивая.

- Спасибо, - я залилась ярким румянцем.

- Эдвард сказал, что меня нужно бояться?

- Он сказал, что я должна остерегаться.

- Он прав. Я очень опасный человек, Белла. Я тиран.

- Я этому не верю, - выпалила я прежде, чем могла остановить себя.

Он вскинул бровь.

- Пусть мой возраст тебя не обманывает. Я лучший в своем деле.

- Я и не сомневаюсь.

- Ты знаешь, что я построил этот город? – он снова развернулся к перилам. – Когда я приехал сюда, в Чикаго, здесь не было ничего кроме кучки лошадиного дерьма и парочки уличных знаков.

Пришлось много поработать, но я превратил этот город в то, что он есть сейчас.

Я решила ничего не отвечать, а просто позволить ему говорить. Казалось, поток его речей теперь не остановить.

- Я передал все в руки Карлайла и, когда-нибудь –возможно, уже скоро – он передаст все Эдварду. – Он повернулся ко мне. – Как долго вы с ним вместе?

- Мм, где-то восемь месяцев, - а действительно, сколько времени прошло?

- И ты еще не сбежала? Я знаю, что Эдвард может быть сущим наказанием.

- Нет, я не думаю, что мне вообще приходила в голову такая мысль. Я не смогу его оставить, - я пожала плечами.

- Ты напоминаешь мне Эсме. Неважно, как сильно я молил ее отвернуться от Карлайла, она сопротивлялась. С другой стороны, она родилась в этом мире, поэтому от нее невозможно было ничего скрыть. Думаю, сейчас все изменилось. Вы, дети, более дерзкие, чем были мы.

Я кивнула.

- Наверное.

- Ты планируешь остаться с Эдвардом в будущем?

- Если честно, было бы большим вредом оставить его сейчас. Я прошла с ним через выстрелы, кровавые бойни и сердечный приступ.

Николя расхохотался.

- Ты мне нравишься. Я всегда говорил, что Эдварду нужна сильная личность, но никогда не думал,
что он кого-то найдет. У засранца слишком тяжелый характер. Сколько тебе?

- Восемнадцать.

- Понятно, вижу, Эдвард теперь гоняется за юбками помоложе.

- Я всегда вела себя старше своих лет, - оправдалась я, чтобы наше положение не казалось слишком прискорбным.

- И твоей отец шериф полиции?

- Да, сэр.

- Ваша история почти так же хороша, как у Карлайла с Эсме. Для тебя это не нервотрепка - находиться рядом с кем-то вроде Эдварда?

- Я знаю, что он не нравится многим людям, но я его все равно люблю. И то, что ему приходится делать в силу профессии, этого не изменит.

- Так это любовь?

Я закусила нижнюю губу, чувствуя легкий дискомфорт оттого, что обсуждала наши с Эдвардом отношения. Тема казалось слишком личной.

- Ну, если сможешь его усмирить, ради всего святого, забирай со всеми потрохами, - Николя потрепал меня по коленке.

- А он когда-нибудь усмириться?

- Да ни за что. Эдвард – свирепый бык, и если попытаться усадить его в клетку, он еще больше разгорячиться. Хотя с тобой он ладит. Это заметно.

- В смысле?

- Он очень за тебя переживает. Я наблюдал это все пять минут, что вы сидели тут вдвоем.

- Но он всегда такой.

- Нет, тут дело в другом. Это почти…пугает, если можешь поверить. Я никогда не видел в его глазах такого выражения, а ведь угрозы даже не было. Он, наверное, находиться в постоянном стрессе из-за того, что за тобой приглядывает.

- Точно, - вздохнула я.

- Когда я рос, мы действовали по одному закону - охотиться или быть жертвой. Кажется, Эдвард в какой-то мере унаследовал это от меня. А Карлайл мягче, но крайне эффективен. Я не понимаю как, но он сделал больше, чем удалось мне, так что, полагаю, его тактика работает. Он очень оптимистичен в отношении нашего мира. Я же циник.

- Эдвард такой же.

- Конечно, он такой. Я его так воспитал. Всегда повторял ему, что можно стать либо копом, либо преступником. Когда развернут лицом к заряженному пистолету, какая разница?

- Довольно сильные слова.

Он пожал плечами.

- Я не прожил бы так долго, следуя другим принципам.

Я понимающе кивнула.

Николя собирался что-то добавить, но потом склонил голову набок, будто внимательно к чему-то прислушиваясь.

- Что-то случилось? – тихо спросила я.

Он тшикнул.

- Слышишь?

- Слышу что?

Он выровнял спину и оправил пиджак.

- То, моя дорогая. Приближение Антихриста. Она, наконец, явилась, - он отправил свое кресло к выходу с террасы и закатился внутрь квартиры.

Поднявшись, я шустро последовала за ним и обнаружила Эдварда в объятиях очень привлекательной пожилой женщины с шокирующее-яркими рыжими волосами. Она выглядела в точности как Эсме и, как и говорила Элис, она была потрясающе. Чичи стояла у подножия лестницы, завернутая в меховое пальто, которое выглядело слишком теплым для помещения. Хотя сомневаюсь, что она это замечала. Ее каблуки были намного выше моих, а шею обрамляли бриллианты.

- Бабушка! – Эмметт протолкнулся мимо меня, и его огромное тело буквально проглотило ее.

- Вот ты где, мой медвежонок, - Чичи крепко его обняла. – Я так сильно по тебе скучала. Где Джаспер?

- Прямо тут, бабушка, - он вырос за ее спиной, и она кинулась в его объятия. – Ты привезла мне подарок?

Эдвард подошел ко мне.

- Это моя бабушка.

- Она самый замечательный человек из всех, кого я только встречала, - зачарованно сообщила возникшая из ниоткуда Элис. – Я хочу быть такой же, когда подрасту.

- Мне нужно подойти и что-нибудь сказать?

Прежде чем я даже подумала двинуться с места, Эсме подвела ее к нам.

- А это Белла, - они выглядели практически идентично.

Чичи обхватила меня, удушив жаром своих мехов.

- Поверить не могу. Мой Эдвард кого-то себе нашел. Пойдем присядем, - она потянула меня к группе диванов вдалеке. – Так, расскажи мне все.

- Все? – спросила я, стараясь приноровиться к ее энергии. Она так быстро говорила, что было сложно удерживать нить разговора. К счастью, Эдвард присел рядом со мной.

- Я хочу знать все. Как вы встретились, где вы встретились, все о тебе. Ты такая красивая. Это твой натуральный цвет волос? - она пробежала пальцами по моим локонам. – Я подумываю покрасить
свои.

- Мам, ты слишком старая, чтобы краситься, - Эсме присела на подлокотник дивана. – Тем более, они уже не натуральные, ужасающе-красные.

- Это для того, чтобы скрыть ее рога, - Николя подкатил к нашей компании. – Привет, Чичи.

- Ты все еще жив? – она закатила глаза, вытряхиваясь из своего пальто. – Могла поклясться, что убила тебя пару лет назад.

- Я останусь в живых, только чтобы тебя помучить.

- Еще бы, - она постучала по своему бокалу, который теперь до краев наполняла Кровавая Мэри.

Она за секунду осушила всю штуку, закусив ее кусочком сельдерея.

- Все еще пьешь, как посмотрю, - он сдержанно улыбнулся.

- Только так можно пережить эти очаровательные семейные сборища, - она махнула официанту. –
Милый, мне нужно мартини и не трать пространство на оливки.

- Да, мэм, - он кивнул, стремительно умчавшись к бару.

Прежде чем разговор мог продолжиться, к нам подошла какая-то посторонняя женщина.

- Простите, не могла не заметить ваше пальто. Это настоящий мех? – спросила она Чичи.

- Естественно, - ответила та.

- Вам должно быть стыдно, - оскалилась женщина. – Вы знаете, скольких животных убили ради этой уродливой штуки? Я член группы, борющейся за права животных, и Эсме жертвует большие средства на наши нужды. Я просто не понимаю, как можно быть такой жестокой.

- Да, ну, растянутые штаны тоже еще никого не сделали привлекательной, но я ведь леди и не могу на это указывать, толстозадая, - отозвалась Чичи, пожирая взглядом брюки женщины.

Та задрала нос и громко потопала вдаль.

- Мама, - сердито прошептала ей Эсме и последовала за дамой.

- О, и эта блузка выглядит так же неуютно, как похмелье, - прокричала она. – Есть же субъекты, право слово…

- Она может кого угодно отбрить, - прошептал мне Эдвард. – Смотри, Роуз следующая.

- Ух ты, Чичи, - Роуз подняла голову. – Вся эта выпивка, сочащаяся из твоих расширенных пор, слегка меня опьяняет.

- О, милая, они не расширенны, они просто в шоке от цвета твоих волос, - Чичи участливо погладила ее по колену.

- Она лучшая, – ухмыльнулся Эдвард.

- Ты такая неотесанная, - Николя покачал головой.

- Почему ты все еще со мной разговариваешь?

- Потому что если не буду тебя слышать, не пойму, жива ли ты еще. В твоем лице столько ботокса, что ты сливаешься с этим кожаным диваном.

- Милый, да я божественна. Я как восхитительная вишенка на верхушке торта. У меня куча денег, я забавная и веселая, и у меня убийственная фигура. Говори, что хочешь, но мы все знаем, что ты до смерти желаешь меня оседлать, - она самодовольно пригубила свое мартини, которое до нелепости быстро доставил только что возникший перед нами официант.

Казалось, это мстительное соревнование не кончится. Чичи и Николя продолжали прожигать друг
друга пристальными злобными взглядами, а напряжение между ними горело ярким пламенем.

Когда собралось больше родственников, почему-то главной темой на следующий час стала я. Наверное, теперь я была новенькой игрушкой, над которой хотелось позабавиться. Чичи продолжала поглощать различные напитки, но почему-то совершенно не пьянела. Поразительно, как ей только удалось проглотить так много выпивки? Споры Чичи и Николя были просто уморительны. Они поддевали друг друга такими низкими комментариями, что я начинала задумываться, не пора ли нам всем к психиатру. Он отпускал замечания по поводу ее выпивки, она упоминала его возраст. Потом он говорил что-то о том, что она была содержанкой, она обзывала его потаскуном. И так по кругу.

Карлайл с Эсме просто относились к ним, как к глупым детишкам. Эдвард находил зрелище крайне занимательным, да и все остальные с восторгом наблюдали за их перепалкой.

- …и потом я сказала ему, что не поеду с ним в Европу, даже если он возьмет меня замуж, - Чичи закончила свою довольно волнительную историю о том, как она практически прижала к стене мужа номер пять.

- Ты такая рискованная, - сказала Роуз.

- Стараюсь. Отказываюсь жить в этой тесной конуре.

- Верно, потому что тот огромный особняк, который ты отхватила в Калифорнии, слишком мал для твоей громадной головы, - Николя отхлебнул своего бренди.

- Что, не нашел несовершеннолетней официантки, которую можно соблазнить? – огрызнулась Чичи.

- Они теперь сами приходят. Я никого больше не соблазняю. Сил нет.

- Как бы мне ни нравилось сидеть тут и наблюдать за очередной битвой, вы двое меня утомили, - Карлайл поднялся, утянув за собой Эсме на импровизированный танцпол.

Эмметт и Роуз ушли через некоторое время после этого, потом испарились Джаспер с Элис. Николя не позволил уйти только Алеку, потому что они завели какой-то там мужской разговор. Я так поняла, Николя хотел лучше узнать своего нового внука. Я наблюдала за тем, как они разговаривали, расшагивая по залу – вернее, шагал только Алек. А Эдвард не отходил от меня – сказал, что не оставит меня одну на поле боя.

- Так что насчет тебя? – спросила Чичи. – Я слышала, ты все еще учишься, - она небольшими
глотками добивала свою клюквенную водку.

- Да, в Северо-западном.

- Я там сама училась, когда жила в этих краях.

- Не позволяй ей себя обдурить, Белла, - Николя подкатился к нам на свое кресле. – Она отсасывала у Джеймса Дина. Это не в счет.

- Иди спрыгни с крыши, - проорала она и, когда он откатился в сторону, заботливо мне улыбнулась.

– Что ты изучаешь?

- Я пока не определилась. Сейчас записалась на несколько курсов, посмотрим, что больше заинтересует.

- Это хорошо. Эдвард, она мне нравится.

- Мне тоже, - ответил он.

- Когда поженитесь?

- Никогда, - выпалил он, прежде чем до меня дошла суть вопроса. – Ты знаешь, я не верю в брак.

- Знаю, но всегда думала, что если ты найдешь…

- Нет, браки всегда заканчиваются неудачей. По статистике, это никогда не работает.

- Это неправда, милый.

- Сказала женщина, которая замужем в пятый раз.

- А что насчет твоих родителей? Они прошли через все возможные препятствия, и их брак даже не
покачнулся.

- Они исключение из правил. Брак никогда не срабатывает, - окончательно отрезал он.
Ну. Это, блин, для меня полная неожиданность.

До сего момента я даже не задумывалась на эту тему, но, может, стоило, раз я вынашивала ребенка Эдварда. Но, вот те на, это даже не имело никакого значения, потому что он в принципе никогда не собирался жениться. Я, конечно, ни в коей мере не хотела на него давить, но было бы мило, если б у меня был отходной путь. Жаль, он не собирался колебаться в своем решении.

- Не слушай ее, Эдвард. Поступай, как считаешь нужным, - Николя снова оказался рядом. – Гарпия понятия не имеет, о чем говорит.

- Если прикатишься сюда еще хоть раз, я спихну тебя с балкона, - огрызнулась Чичи. – Умри уже.

- Грязная шлюха.

- Я устала тебя избивать, поэтому просто шлепнись лицом о мою ладонь.

Просто чтобы ее позлить, Николя приблизился на максимальное расстояние и уставился на нее.

- Я могу делать, что захочу.

- Ладно, милый, правило номер один – если тебя не подают в стакане со льдом, никогда не подходи ближе, чем на четыре шага к моим губам, - она уперлась пальцем ему в лоб и оттолкнула его назад.

- Я убью тебя, женщина, - сердито проорал он, откатываясь прочь. Алек побежал его догонять.

- У тебя не родственники, а черти что, – прошептала я Эдварду.

- А то я не знаю.

Автор: johnnyboy7

Образ Беллы


Всем приятного прочтения!
Говорим большое спасибо нашему переводчику Вике (Inara) за отличный перевод, как всегда на высоте!
Дашке (Leonarda_Ria) , говорим спасибо за редактуру)
Ждём ваши отзывы здесь и на форуме!


Источник: http://robsten.ru/forum/73-2037-3
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: гость (07.11.2015) | Автор: johnnyboy7
Просмотров: 431 | Комментарии: 9 | Рейтинг: 5.0/13
Всего комментариев: 9
avatar
0
9
Конечно они поженятся, куда денутся))
avatar
0
8
Дааа, семейство у Эда - это что-то giri05003
Интересно и как же Эдя отнесется к беременности Беллы JC_flirt
И чего-то я сомневаюсь, что Эдя никогда не женится на Белле fund02002
avatar
0
7
Спасибо за восхитительный перевод. Читаю с большим удовольствием. lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032
avatar
0
6
Спасибо большое за перевод!  good lovi06032
avatar
1
5
Никогда не говори :"Никогда"
avatar
0
4
Спасибо good lovi06032
avatar
0
3
Благодарю за главу lovi06032 good
avatar
0
2
Спасибо...Когда поженитесь?
- Никогда, - выпалил он, прежде чем до меня дошла суть вопроса. – Ты знаешь, я не верю в брак. 12 :12:
avatar
0
1
Спасибо Даше , спасибо Вике и автору .  good
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]