Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ДА БУДЕТ СВОБОДА. ГЛАВА 16

Глава 16. Покупки поздним вечером



BPOV 
 

«Свобода – это просто Хаос в лучшем свете» – Алан Дин Фостер



Мои каблуки стучали по ковровому покрытию офиса Эдварда – я шла через приёмную к рабочему столу Марио. Обычно Марио, заваленный работой, трудился не покладая рук, но сегодня он не просматривал бумаг и не печатал со страшной скоростью на своём компьютере. Его голова лежала вниз лицом на стопке папок. Похрапывая, он пускал на них слюни. 

Я постаралась не рассмеяться, но выглядел он и в самом деле как чёрт знает что – так, будто провёл в этой позе всю ночь. Поскольку сейчас была середина рабочего дня, я предположила, что он, должно быть, явился в офис очень рано. Обычно Эдвард заставлял Марио приступать к работе в одно время с ним. Уверена, Эдварда хватил бы удар, застань он Марио в столь непрофессиональном положении. 

– Марио. – Я дотронулась до его головы. Он не пошевелился. – Марио! 

Он резко распрямился на своём стуле, отплёвываясь от прилипшего ко рту листа бумаги. 

– О, чёрт. 

– У вас был такой мирный вид. – Я поставила локти на конторку. – Простите, что разбудила. 

– Пожалуйста, не рассказывайте мистеру Каллену, – разволновался он. – Я не хотел засыпать; просто вчера я ушёл отсюда так поздно, а сегодня утром… вот и… я не собирался спать, клянусь. 

– Успокойтесь. Я ничего ему не скажу. – Обойдя вокруг стола, я сняла со спинки стула его смятый пиджак. – Отдайте это почистить и погладить, прежде чем завтра снова наденете на работу, иначе Эдвард вас убьет за внешний вид. 

– Я действительно не хотел засыпать. – Он встал, заправляя выбившуюся рубашку обратно в брюки. – Он меня уволит. 

– Так поговорите с ним как-то о своей нагрузке. 

Марио был очень милым парнем. Единственная причина, по которой Эдвард так на него давил, состояла в том, что он видел его потенциал. Он всегда говорил мне, что мозг Марио слишком хорош, чтобы простаивать без дела. Загружая свои извилины по полной программе, желательно все двадцать четыре часа в сутки, лет через десять Марио под чутким руководством Эдварда сможет стать в своей области кем-то вроде супергения. 

Глаза Марио округлились до невероятных размеров. 

– Я не могу. Он меня убьёт, или, хуже того… уволит. 

– Я хочу вам кое-что сообщить. – Я наклонилась поближе и прошептала. – Вы необходимы Эдварду так же сильно, как он вам. 

– Я так не думаю. Мистер Каллен – это уже легенда. – Марио покачал головой. – Есть миллион людей, которые убили бы за эту работу. 

– И вы с ней превосходно справляетесь. Только старайтесь побольше спать. – Я вручила ему его пиджак. 

– Спасибо. – Он улыбнулся мне. – Вы со мной очень любезны. 

– А я, что, не должна? 

– Не знаю. Я просто никогда не думал, что жена мистера Каллена такая… приятная в общении. 

– Эдвард тоже такой; он просто не любит этого показывать. 

– Я помню то время, когда вас арестовали. Профессор Нарди был моим преподавателем литературы, и он всегда про вас говорил. Он говорил, что вы очень способная. 

Я почувствовала, как румянец обжёг мне щеки. 

– Мне нравился его предмет. 

– Ну что ж, спасибо, что разбудили меня. У меня ещё столько работы. – Он принялся поднимать упавшие со стола бумаги. 

– Вы пообедали? 

– Нет времени обедать. – Схватив папки, Марио помчался в другой конец приёмной. 

Идя через офис, я заметила, что у всех сотрудников был такой же измученный и невыспавшийся вид. Это было нездорóво. 

Я дошла до стола Джейн. Она говорила по телефону; трубка уже, наверное, скоро прирастёт к её уху. Улыбнувшись мне, она быстро завершила телефонный разговор. 

– Привет, Белла. 

– Привет, Джейн. Как жизнь? 

– Хорошо. Очень много работы сегодня. Эдвард утром рвал и метал из-за того, что вчера вечером наши акции пошли вниз на японских рынках. Теперь мы работаем в две смены. Одна половина сотрудников выходит днём, другая – ночью. 

Я вздохнула. 

– Ни себя, ни других не жалеет. К врачу не идёт, с психотерапевтом никак не может встречу назначить, а сам весь на нервах, постоянно. 

– Ну, я бы так же себя ощущала на его месте. Теперь у него есть ребёнок, и его волнует будущее. – Она прикусила губу, пытаясь не улыбаться слишком широко. – Мы все так взволнованы. И он тоже. Уж поверь мне. 

– Хотела бы я, чтобы он говорил со мной об этом. 

– Он ничего не говорил? 

Я покачала головой. 

– Практически ничего. Я думаю, что он счастлив, но каждый раз, когда я пытаюсь заговорить о ребёнке, он меняет тему. Я не знаю, что это означает. 

– Ну, со мной он это обсуждает. 

– Правда? Что он говорит? – оживилась я в надежде услышать хоть что-то на эту тему. 

– Представь себе, он действительно весь в напряжении. Он и так-то с ума сходил, стоило тебе бумагой палец порезать, а уж теперь ты и вовсе кажешься ему хрупкой и уязвимой сверх всякой меры. Он пытается позволить тебе жить своей жизнью, но он волнуется за тебя… особенно после того, что случилось в прошлый раз. 

– Так я и думала. 

– Ты знала, что на прошлой неделе он вынул какие-то провода из двигателя твоего автомобиля? Вот почему машина не заводилась. 

– Да, я нашла их в его ящике с носками. Я согласилась теперь всюду ездить с водителем, чтобы не спорить с Эдвардом об этом. 

– Он просто должен разобраться с этим, свыкнуться, но он так занят. 

Внезапно зазвонил телефон. 

– А вот и твой заботливый муж. – Джейн нажала кнопку на экране своего компьютера. 

– Джейн, мне нужно, чтобы ты зашла ко мне в кабинет и нашла мои серебряные запонки. Я помню, что они были на мне, когда я выходил из дома. Белла надела мне на руку часы, а потом их. 

Джейн покрутила передо мной рукой, в которой уже держала вышеупомянутые запонки, и выразительно качнула головой. 

– Ты снял их сегодня утром, когда застёгивал рубашку, а потом позвонил мэр, и ты отвлёкся. Так и уехал без них. 

– И ты мне не сказала? Какой ты после этого секретарь? 

– Тот, который знает, что эти запонки совершенно не сочетаются с твоим сегодняшним костюмом. Я спасла тебя. 

– У меня безупречный вкус в одежде. 

Я засмеялась, прикрыв рот рукой, чтобы не выдать своё присутствие. Конечно, он услышал меня. 

– Это Белла? По-моему, это её голос. Белла, ты там? 

– Нет её тут, – отрезала Джейн. – Помни лучше про свою дневную встречу. Через час ты уже должен вернуться сюда – у тебя селекторное совещание с Японией. 

Не сказав больше ни слова, она повесила трубку. 

– Ты единственный человек, который может разговаривать с ним подобным образом, – сказала я. 

– Поскольку на работе я исполняю обязанности его жены. Он меня для того и нанял, чтобы я ему спуску не давала. Всякий раз, когда я его пожалею и дам отдохнуть, он ругает меня. 

– Ну что ж, продолжай в том же духе. Можно мне в кабинет? 

– Конечно, Лидия ждёт тебя. 

– Прекрасно. 

– Пока-пока, крошка Эдвард. – Она помахала рукой моему животику. – До скорой встречи. 

Теперь каждый член семьи взял себе за правило делать это. 

По меркам беременности сегодня был хороший день. Меня вырвало всего один раз, и это даже не было болезненно. Я съела ощутимый по объёму и здоровый завтрак. Попозже я закусила рисовым пирогом, а перед тем, как пойти на работу, собиралась встретиться с Эдвардом за поздним обедом. Я даже позанималась на долбаной беговой дорожке в подвале, потому что Алек сказал, что я толстею. Я чуть не расплакалась, когда это услышала, но потом решила, что реагирую так остро из-за гормонов. 

Пока что я набрала лишь пару кило. Элис уверяла, что по мне не скажешь. Сегодня утром я разглядела в зеркале, что мой животик определённо стал более заметным, и предположила, что это хорошо. Это означало, что ребёнок растёт. С Элизабет я так и не увидела, чтобы у меня появился животик. 

Так что, принимая во внимание все имеющиеся обстоятельства, начало дня было просто замечательным. 

Я вошла в большой, просторный кабинет Эдварда, выглядевший девственно-нетронутым. Все вещи занимали отведённые им места – от листка бумаги или ручки до стульев. Телевизор на стене показывал новости. Эдвард всегда держал включенным новостной канал. 

Я уселась за его стол, и мониторы (тут их было четыре) немедленно проснулись, ощутив чьё-то присутствие. Они включились один за другим, озарившись ярко-голубыми спиралями, напоминающими океанский водоворот или воздушное торнадо. 

– Изабелла Каллен, – произнесла я, и компьютеры распознали звучание моей речи. 

– Добро пожаловать, миссис Каллен, – отозвался приятный женский голос. 

– Привет, Лидия. 

– Надеюсь, сегодня у Вас всё в полном порядке. 

– Спасибо, так и есть. 

В жизни не встречала ничего более прикольного, чем Лидия. Она была компьютером и управлялась с помощью голоса; клавиатуры у неё вообще не было. Она могла поддерживать разговоры и делать всё, чего ваша душа пожелает – только произнесите это вслух. Эдвард любил её. Дома у нас тоже была одна такая. Считалось, что они невероятно безопасны. Я думаю, даже правительство не обладало технологиями, чтобы взломать их защиту. 

Экраны стали заполняться разнообразной информацией. 

– Что я могу сделать для Вас сегодня? – спросила Лидия. 

– Мне нужно внести в график Эдварда кое-какие встречи. Можешь найти для них время в ближайшие два дня? 

На одном из экранов возник календарь, испещрённый пометками о назначенных делах или встречах. Я искренне удивилась тому, как Эдвард находит время для сна. 

– У нас есть немного времени завтра утром… – начала она, но затем остановилась. – Нет, я ошиблась. Джейн только что заняла его. 

– Ну что ж, тебе придётся что-нибудь отменить. Он должен встретиться со своим доктором для осмотра, а также как можно скорее побеседовать с психотерапевтом. 

– О ребёнке? 

– Он рассказал тебе? – пробормотала я. – Со всеми поговорил, а со мной – нет? 

– Он просто беспокоится, миссис Каллен. 

– Ну, хорошо, назначь ему эти два приёма. – Я сложила руки на груди. 

– На завтрашнее утро. Я отменю завтрак с конгрессменом. 

– Завтраков этих ещё миллион будет, Лидия. 

– Что-нибудь ещё, миссис Каллен? 

– Нет. Спасибо тебе. 

Лидия вновь уснула – или что там она ещё делала, когда не работала. Именно в этот момент Эдвард быстрым лёгким шагом вошёл в свой кабинет. Он выглядел крайне усталым, измотанным, но никто, кроме меня, ни за что бы об этом не догадался. Он скрывал это очень хорошо. На нём были очки в чёрной оправе. У меня возникло смутное подозрение, а не пил ли он за ланчем бурбон, пренебрегая своим здоровьем. Мой «беременный» нос за милю чуял этот запах. 

– Ты ещё здесь? – со счастливым видом выдохнул он и, приблизившись, поцеловал меня. 

– Да. У меня было свободное время до обеда, и я пришла убивать его сюда. 

– Вообще-то, до обеда ещё два часа. – Он проверил свои наручные часы. 

– Не хотела больше дома сидеть. Если ты занят, могу уйти. 

– Хмм, допустим, я занят, но ты обещаешь дать мне поработать? – Он широко улыбнулся. 

– Да, сэр. – Встав с его стула, я пересела на диван, подумав, что, возможно, успею вздремнуть. 

– Как самочувствие сегодня? – спросил Эдвард. 

– У нас было хорошее утро. Ни особой рвоты, ни усталости. 

Он с облегчением выдохнул. 

– Хорошо. Когда у тебя следующий визит к врачу? 

– Через пару недель. – Я склонила голову на диванную подушку и легла. – Я посплю, так что мешать тебе не буду. 

– Ты никогда мне не мешаешь. 

Эдвард был особенно мил сегодня. Я бы даже сказала, немного чересчур мил. Наверняка собирается сделать или сказать что-то, что мне не понравится. 

– Как проходит твой день? – спросила я. 

– Вроде бы неплохо. 

– Я слышала, утром ты из-за чего-то разозлился. 

– Я всегда злюсь, когда теряю деньги, – холодно ответил он. 

– Что значит какой-то жалкий миллион для того, у кого их так много, как у тебя? 

– Поверить не могу, что ты только что это спросила. Будто ты меня не знаешь. – Он изобразил на лице притворное изумление. – Моё время стоит очень дорого, и я трачу его на две вещи: ты и деньги. Скоро придётся искать время для ребёнка. 

– Надо же, какая честь для меня. – Я закатила глаза, невзирая на то, что они были закрыты. 

– Белла, я думал, ты не будешь меня отвлекать. – Голос Эдварда внезапно зазвучал ближе, и я ощутила в воздухе над собой его аромат. 

– Я же просто сижу тут, никого не трогаю… – Меня прервали губы – жадные, ищущие, и у меня тут же невольно вырвался стон. Ну что за жалкое зрелище: один его взгляд или прикосновение – и я уже растаяла. 

– Как бы ни хотел я быть сейчас не за своим столом, а поверх тебя на этом диване, есть работа, которую мне необходимо сделать, – с сожалением произнёс он. – А тебе и малышу надо отдохнуть. 

– Чем мы, собственно, и занимаемся. – Не устояв перед искушением, я потянулась к нему и вновь поймала его губы. – Но спать я больше не хочу. 

– В последнее время ты ведёшь себя просто разнузданно, – усмехнулся он. 

– Гормоны, – был мой ответ. 

Звонок телефона прервал наш восхитительный сексуальный момент. Стоявший на столе аппарат надрывался так, словно спешил оповестить нас о приближающемся конце света. 

– Да чтоб его, – раздражённо пробормотал Эдвард и оставил меня на диване одну. 

Я не чувствовала, что так уж сильно устала; но я, наверное, действительно нуждалась в отдыхе, судя по тому, что начиная с той минуты я мало что помнила, пока не ощутила, что меня трясут, дабы разбудить. 

– Белла, – негромко говорил Эдвард. – Белла, проснись. Пора обедать, у нас заказан столик. 

– Ох. – Попытавшись перевернуться, я, с присущей мне дурацкой неловкостью, чуть не свалилась с дивана. К счастью, Эдвард меня вовремя поймал. 

– С этим надо что-то делать. – Он усадил меня на диван. 

– С этим уже ничего не поделаешь. 

– На каблуках хоть милю можешь прошагать, но готова упасть с дивана, если на тебя подуть пожестче. 

– Это прозвучало неприлично, – хихикнула я, спросонья всё ещё чувствуя себя слегка не в себе. 

– Иди-ка освежись. – Он засмеялся. – Поторопись, а то опоздаем. 

– Хорошо, хорошо, я иду уже. – Встав на ноги, я пошатнулась. С поддержкой Эдварда я добралась до смежного с его кабинетом помещения ванной комнаты. – Всё нормально. Могу идти сама. 

– Боюсь я тебя отпускать. 

– Дай мне пять минут. – Я закрыла дверь. Мне срочно нужно было пописать. Теперь мой мочевой пузырь постоянно напоминал о себе. Я почистила, убедилась, что макияж не размазался, и вернулась в кабинет. 

Глядя в огромное окно, Эдвард разговаривал по телефону. Он кричал в трубку, его лицо побагровело. Я понятия не имела, с кем он говорил, но, кто бы это ни был, ему определённо приходилось жутковато. 

– А ну-ка, слушай меня, ты, говнохлёбыш, у меня назревает срочная поездка, вот почему эта информация нужна мне немедленно… А мне насрать, сколько это стоит… Дай мне то, что мне нужно, или тебе это обойдётся в сто раз дороже. Я ясно выражаюсь? – Повесив трубку, Эдвард взъерошил волосы ладонью. 

Должно быть, он не осознавал, что я нахожусь в кабинете, потому что слегка вздрогнул, когда я прочистила горло. 

– О, ты уже готова идти? – спросил он, придя в себя. 

Кивнув, я стала обувать туфли. 

– Ты куда-то уезжаешь? 

– Что? – Эдвард надел солнечные очки. 

– Ты куда-то уезжаешь? 

– Нет. – Он помотал головой и, приобняв меня за талию, вывел из кабинета. – Джейн, мы идём обедать. Если тебя не будет на месте к моему возвращению, убедись перед уходом, что те отчёты лежат на моём столе. 

– Мы с Алеком тоже обедаем в городе, но твои отчёты будут у тебя, – ответила она, не поднимая головы. 

Пока мы спускались на лифте, Эдвард даже головы не повернул в мою сторону. Я, конечно, не видела его глаз, поэтому не могла прочитать в них ответов на свой вопрос, но я не собиралась отступать. 

– По телефону ты сказал, что куда-то уезжаешь. 

– Должно быть, ты меня неверно расслышала, – возразил он. 

– Не ври мне, Эдвард. 

– Ну ладно, есть такое дело. Я не хотел тебе говорить, потому что пока не уверен, поеду ли вообще. Если я захочу остаться дома, то смогу послать вместо себя Эмметта. 

– Так, допустим, кое-что проясняется. Идём дальше – это в пределах закона? 

– Да. У меня в Токио есть несколько дел, которые нужно сделать. Ничего связанного с мафией, но может занять около недели. 

– В Токио, на неделю! – воскликнула я громче, чем собиралась. – Ну и ну. Это же долго. 

– Знаю, вот я и не хотел, чтобы ты зря нервничала. 

– Я и не нервничаю. – Я помотала головой. 

– Нервничаешь. А доктор сказал, что ты не должна… в особенности после того, что случилось в прошлый раз. Мы не можем играть в рулетку. Я не хочу нагружать тебя информацией о своей работе, если в ней нет ничего, о чём тебе стоит беспокоиться. – Обняв меня одной рукой, он прижал моё тело к своему. 

– Ладно, – согласилась я, – но тебе точно ничего не угрожает? 

– Ничего. Даю тебе слово. 

– Тогда можешь не раскрывать секреты. 

– Это не секреты. Я просто защищаю тебя. 

Я не успела ничего ответить, поскольку двери лифта открылись и мы ступили на отделанный мрамором пол вестибюля. Весь находившийся там персонал – секретарши, охранники – принялись произносить приветствия, но никому из них Эдвард не ответил. Он был владельцем этого здания, поэтому его здесь все знали. Я старалась как-то – хоть кивком головы – ответить каждому из них, чтобы они не сочли нас невоспитанными хамами. Эдвард же делал вид, что вокруг нас никого нет. 

У края тротуара нас дожидался чёрный «Астон Мартин» с тонированными стёклами. Мужчина с шевелюрой песочного цвета с улыбкой придерживал его дверцу. 

– Добрый день, мистер и миссис Каллен. 

– Привет, Вильям, – отозвалась я. – Как поживает новорожденная? 

– Прекрасно. Она такая очаровашка. – Он просиял улыбкой. 

– Значит, это ваш третий ребёнок? 

– Да, мэм. – Его улыбка стала такой широкой, что, казалось, ему должно быть больно. Вот бы Эдвард так же улыбался, говоря о нашем малыше, подумала я. – Она самое прекрасное дитя на земле. 

– Я счастлива за вас двоих. 

– А как вы себя чувствуете сегодня? – Он указал на мой животик. 

– Нормально, спасибо. 

– Мы все очень волнуемся за вас двоих. Может быть, когда-нибудь ваш с моим встретятся на детской площадке. 

– Что ж, приятно слышать, что у моего ребёнка уже есть друзья. 

– Конечно есть, мэм. 

Я скользнула на заднее сидение. Эдвард не сразу присоединился ко мне в автомобиле. Я услышала, как он обратился к Вильяму. 

– Ты меня не первый день возишь. Не помню, чтобы я когда-нибудь давал тебе разрешение чесать языком о чём-то, кроме твоих прямых обязанностей, даже со мной, не говоря уже о моей жене. 

– Прошу прощения, сэр. Этого не повторится. – В голосе Вильяма звучали профессиональная нейтральность и раскаяние. – Я просто отвечал на её вопросы. 

– А мне плевать, пусть она хоть сквозь огонь тебя попросит пронести её – убедись сначала, что я не против. 

– Да, сэр. 

Наклонив голову, Эдвард забрался в салон и сел рядом со мной. Хлопнула дверца. 

– Не обязательно так уж придираться к мелочам, – прошептала я. 

– Это второй раз, когда я должен был ему что-то сказать. Его отец каждое утро возил меня в старшую школу. Очень не хотелось бы увольнять его из-за такой ерунды, как невыполнение простейших указаний. 

– Мне надо будет послать его жене цветы в качестве поздравления. Мы, беременные, должны поддерживать друг друга. 

– Она больше не беременная, – сказал мне Эдвард. 

– Это одно и то же. – Я пожала плечами. Я знала, он не хочет, чтобы я вступала в разговоры с людьми, работающими на нас, и понимала тому причины, но могла же я, по крайней мере, иногда сказать им «привет». 

Поездка до ресторана прошла в напряжённой атмосфере. Вильям пытался сохранять невозмутимый вид, а Эдвард злобно на него косился. Я чувствовала, что в нём всё ещё бурлила злость. Я взяла его за руку, и, кажется, его немного «отпустило», хотя и не совсем. Он считал, что всегда должен проводить чёткую грань между «нами» и «ими». Как ни грустно признавать, я понимала и разделяла его взгляды. Значило ли это, что я теперь плохой человек? Заносчивый? Высокомерный и чванливый? 

Мы подъехали к дверям ресторана, и Вильям вышел из машины, чтобы открыть дверцу. Я продолжала держать руку Эдварда в своей, пока мы выбирались из машины. 

– Благодарю вас. Можете забрать нас где-то через час. Беллу нужно довезти до работы, – сказал ему Эдвард. 

– Обязательно, сэр. – Вильям склонил голову. – Приятного обеда. 

– Я пришлю цветы, – прошептала я, не так уж и тихо. Улыбнувшись, Вильям кивнул мне. 

Эдвард провёл меня внутрь ресторана, где женщина-администратор уверенной походкой сопроводила нас вверх по лестнице в отдельный кабинет. Она покачивала бёдрами и выпячивала губки, стремясь выставить напоказ всё, что имела предложить. 

Комната была оформлена в минималистическом стиле, в тёплых бежево-коричневых тонах, стол был изящно сервирован. На втором этаже ресторана имелось несколько таких вот отдельных кабинетов, и Эдвард проследил, чтобы нам отвели тот, что был в самом конце длинного коридора. Он выдвинул мой стул, и я села, постаравшись не задеть стол. 

– Меня зовут Мелони, и сегодня вечером я вас обслуживаю. Могу я принести вам обоим что-нибудь выпить? – спросила она. 

– Мне бокал «Пино Гриджо, – не глядя на неё, сухо произнёс Эдвард. – А ты что будешь, дорогая? 

– Принесите воды нам обоим. Вина не надо, – сказала я официантке. 

Она стояла, переводя взгляд с меня на него и обратно. 

– Тебе нельзя пить его одновременно с твоими лекарствами. – Порывшись у себя в сумочке, я достала его успокоительные таблетки. Он не принимал их постоянно, поскольку обычно выглядел достаточно спокойным, но сейчас я чувствовала, что они нужны ему. От разговора к разговору холодность его тона и жёсткая манера поведения непрерывно росли, грозя выйти за приемлемые рамки. 

– Вода сгодится, – проворчал Эдвард. 

– С чего предпочитаете начать обед? – Она улыбнулась. – Возможно, Эдвард, вам мог бы понравиться наш сладкий морковный суп с пряностями? 

Это ещё что за «Эдвард»? 

– Для вас я «мистер Каллен», – гневно отрезал он. – И нет, пока не надо ничего, кроме напитков. 

Изобразив перед уходом что-то типа неловкого реверанса, официантка вышла из кабинета и захлопнула за собой дверь. 

Я посмотрела на него с подозрением. 

– Это было что-то странное. 

– Да, знаю. – Взяв у меня из рук упаковку, он вытащил две таблетки. – Ты что, и правда думаешь, что мне нужно их принять? И с какой стати ты их вообще взяла? 

– У меня всегда с собой небольшая заначка. Радуйся, что я тебя не кормлю сильнодействующими транквилизаторами, уж больно ты в последнее время резок и груб с людьми. 

– Только не с тобой. Я позабочусь о том, чтобы ты видела лишь мои лучшие качества. – Эдвард широко улыбнулся. – Потому что я люблю тебя. 

Прищурившись, я искоса посмотрела на него. 

Официантка вернулась с нашими напитками. 

– Что-нибудь ещё? 

– Каждому по салату и по порции свиных рёбрышек, одни без винного соуса, – равнодушным тоном отозвался Эдвард. 

Она кивнула. 

– Конечно, сэр. 

– Что происходит? – спросила я, когда она покинула комнату. 

– Кажется, я раньше спал с ней. – Он прикусил губу. 

– Кажется? – Всё моё тело охватила горячая волна гнева. 

– Я с ней спал, без «кажется», – поправился он. – Очень давно. 

– Это начинает мне по-настоящему надоедать. Они повсюду. 

В дверь постучали, и в комнату заглянул грузный рыжеволосый мужчина. 

– Я просто зашёл представиться. Я менеджер этого ресторана. Могу я вам двоим чем-нибудь угодить? 

– Вообще-то да. – Я развернулась к нему. – Ваша официантка, та, которую зовут Мелони. Вы можете её уволить? 

От удивления у него отвисла челюсть. 

– Я н-н… не уверен, что могу. У вас есть какие-то жалобы, миссис Каллен? 

– Да, она мне не нравится, – сказала я, кладя руки на стол и сцепляя вместе пальцы. – Её следует уволить. 

– Спасибо, что заглянули. Всё в порядке, – усмехнувшись, заверил его Эдвард. 

Ни слова больше не сказав, менеджер вышел. 

– Ну, и кто из нас теперь резок и груб с людьми? – спросил меня Эдвард. 

– Почему, стόит нам хоть куда-то пойти, как из-за угла тут же выскакивает твоя очередная подстилка? 

– У меня богатое прошлое. – Он пожал плечами. – Я не могу за него извиняться. 

– Ну так убедись хотя бы, что они в курсе, что ты уже занят. 

– Я нисколько не сомневаюсь, что они уже в курсе. Ты умеешь быть очень устрашающей, если захочешь. – Его кисть легла поверх моих сцепленных в один кулак рук. – Я ношу обручальное кольцо, надетое мне тобой. Не забывай об этом. 

– Не прикасайся ко мне, – огрызнулась я. – Если бы мне можно было пить, напилась бы сейчас вдрызг. 

– Ай-я-яй, как нехорошо. – Он снова усмехнулся. Думаю, он находил забавной мою теперешнюю раздражительность. Это происходило со мною то и дело, но я почти всегда успокаивалась уже через пару минут. Он знал, что никакие мои заскоки не стоит принимать всерьёз. Хотя с его шлюшками мне, по-видимому, всегда придётся иметь дело. Они были повсюду. Я знала, что Эдвард никогда не пойдёт на измену, но всё равно была не в восторге от этой ситуации. 

– У меня больше нет отношений ни с одной женщиной из моего прошлого. Если я их встречаю, я отворачиваюсь. 

– Лучше так и делай. – Развернув салфетку, я небрежно бросила её себе на колени. 

– А что насчёт тебя? Когда я вижу, какими взглядами тебя провожают мужики на улице, я сдерживаюсь из последних сил, чтобы не поубивать их всех прямо там же, – возразил он. 

– Однако же из нас двоих не я гульнула налево. Как насчёт тех незабываемых рождественских каникул, которые ты провёл на Багамах? 

– Неужели мы опять будем это обсуждать? – Эдварда не особо волновал мой гнев. Он знал наверняка, что, как только мне принесут еду, ничего из этого не будет больше иметь значения – я буду слишком занята обедом. 

– Я просто хочу напомнить тебе о факте. 

Он выставил руку перед моим лицом, демонстрируя золотой ободок вокруг безымянного пальца. 

– Вот моё наказание за то преступление: я получил пожизненное. 

Я не смогла сдержать улыбки. 

– Ты приручила зверя. – Эдвард наклонился ко мне через весь стол, всем своим видом умоляя о поцелуе. Я чмокнула его разок. 

Мелони заменили на более понятливого официанта-мужчину, и он принёс наши салаты. Когда с появлением еды мой гнев испарился, мы с Эдвардом снова обрели возможность общаться в обычном режиме. 

– Это так вкусно выглядит, – простонала я, предвкушая, как буду сейчас наслаждаться. – Только сейчас понимаю, как я проголодалась. 

– Я слышал, с беременными это бывает. Всегда голодна. 

– Удивляюсь, как я уже не сожрала всё до последней крошки. – Я облизнула губы. 

Эдвард переложил в свою тарелку всю мою свёклу, а я утащила из его порции почти все сухарики. 

– Тут осталось ещё несколько. – Он с отвращением указал на свою тарелку. – Забирай поскорей, пока они не смешались с остальным салатом. 

–Те мне никак не достать. 

Он сам выбрал остатки и положил их мне на тарелку. 

– Лишние углеводы сведут меня в могилу. Я уже набрал пять фунтов с тех пор, как вернулся в Чикаго. Это никуда не годится. 

– Не надо, а то я тоже начну про свой лишний вес. 

– Тебе-то сейчас полнеть положено. А вот мне надо снова заняться бегом и упражнениями. 

– Ну, тогда прихватывай с собой Алека. А то у него что-то уж слишком много энергии. 

– Договорились. 

Наедине со мной к Эдварду вернулись спокойствие и расслабленность. Вокруг не было никого, чтобы спровоцировать вспышку его эмоций, и мне не надо было волноваться, что его расстроит поведение кого-то из сотрудников ресторана. 

– Как же это вкусно. – Я съела кусочек рёбрышка из своей порции. – Почему я их раньше не пробовала? 

– Я не люблю здесь часто бывать. 

– Почему? Тут мило. 

– Они всегда перевирают мой заказ. – Он вытащил из своего блюда лук и отодвинул его в сторонку. 

– Я не слышала, чтобы ты высказывал какие-то особые пожелания. 

– Они и так должны знать. 

– А, понятно, – ответила я. 

Весь обед телефон Эдварда непрерывно сигналил. Звонки он игнорировал, но на SMS-ки и е-мейлы всегда отвечал. 

– Я действительно хотел бы отключить эту штуку, но не могу, – пожаловался он. 

– Почему не можешь? 

– Знаешь, сколько денег я делаю за минуту? – спросил он, не глядя на меня, всё ещё занятый своим телефоном. 

– Много? 

– Во-во… много. Я не могу просто взять и перестать работать. – Эдвард положил свой телефон рядом с тарелкой. – Это не значит, что я тебя игнорирую. 

– Ничего, это меня не беспокоит. Я просто волнуюсь о том, что ты работаешь слишком много. 

– Вечно ты волнуешься, когда волноваться не о чем, – вздохнул он. 

– Деньги, Эдвард, это не всё. И знаешь, не похоже, чтобы ты проявлял хоть какую-нибудь социальную ответственность, делая что-то для общества. 

– Ты слышала, что «Бен и Джерри» ежегодно отчисляет пять процентов своей прибыли на благотворительность? – спросил он. 

Я кивнула. 

– Ну, так вот, я прикинул, что за время твоей беременности пять процентов моего дохода уйдёт в лапы компании «Бен и Джерри». Так на так и выйдет. 

Чёрт его побери. Теперь я на самом деле захотела мороженого… ну просто отчаянно захотела. 

– Хотела бы я побывать в твоей голове, – сказала я. – Должно быть, это очень увлекательно. 

– Ты даже не представляешь, насколько. 
 

* * *



Был поздний субботний вечер, и Эдвард, к счастью, внял моему совету и провёл весь день дома. Телефон был отключён, Лидия спала, и работа осталась почти забытой. 

Весь день мы провели в постели. Мы болтали, смотрели телевизор или просто дремали. Мой план на сегодня, целью которого было понизить его кровяное давление, полностью рухнул ещё с утра, когда я проснулась, разбуженная изысканными вещами, которые рот Эдварда вытворял с моим телом. Сдавшись на его милость, я позволила ему проделать это со мной один раз… и ещё раз… и снова… и опять. 

В данный момент Эдвард лежал на животе, обхватив руками подушку. Я уже давно не видела его таким спокойным и мирным. Я рисовала круги на его спине. 

Я поцеловала большую татуировку на его правом плече. 

– Когда собираешься сделать ещё одну? – спросила я. 

– Зачем? Они тебе, что, нравятся? 

– В старшей школе не нравились. У Майка была одна, я её терпеть не могла. Но твои… они мне нравятся. 

– В эту минуту у меня нет никакого желания обсуждать твоего бывшего. 

– В любом случае, я нахожу твои татуировки очень сексуальными. – Я ещё раз поцеловала картинку. 

– Сделаю новую, когда малыш родится. Когда имя выберем, – небрежно бросил он. 

Моё сердце слегка трепыхнулось. 

– Ты уже думал про какие-нибудь имена? 

– Ещё нет. – Он качнул головой. 

А затем, как всегда, сменил тему. 

– Белла, мне надо с тобой кое-что обсудить. 

– Обсудить? Что именно? 

– Ты помнишь, вчера я сказал тебе, что мне нужно съездить в Токио? 

– Да, по делам. 

– Верно. Так вот, планы только что изменились. 

– Значит, ты никуда не едешь? – с надеждой спросила я. 

– К сожалению, нет. – Он открыл глаза. – Я еду на две недели в Испанию. Уезжаю в понедельник. 

– Что? – Я чуть с кровати не свалилась. – В понедельник? 

– Успокойся. – Его длинные руки обвились вокруг моего обнажённого тела. 

– Нет, не успокоюсь. Это так долго. – Я попыталась вырваться из его объятий, но он мне не позволил. 

– Если бы ты помолчала, у меня была бы возможность спросить, не хочешь ли ты поехать. 

Я замерла. 

– Поехать в… в Испанию? 

Он кивнул. 

– В действительности моё присутствие там потребуется только через неделю – чтобы сделать одно дело; но до тех пор я свободен, и так как я задолжал тебе медовый месяц, то подумал, что мы могли бы этим воспользоваться. 

– В Испанию? – как заезженная пластинка, повторила я. 

– Да, Белла. Я что, неясно выразился? 

– Нет, нет. Ты просто застал меня врасплох. – Я села, опершись о спинку кровати. – Я бы хотела поехать, но это так скоро. У меня работа, и мне надо на приём к врачу, и Элис ждёт от меня помощи в благотворительном проекте, который она готовит… 

– Белла, кончай с этим, – строго сказал Эдвард. – У тебя слишком много дел, и я не хочу, чтобы ты так много работала. 

– Моя жизнь не может остановиться только потому, что я беременна. 

– Я запрещаю тебе. – Он упрямо сжал губы. 

– Запрещаешь? 

– Да, запрещаю, если ты не поедешь в Испанию вместе со мной. Я прошу у тебя всего лишь одну неделю. 

Я вздохнула, думая о том, как же мне отпроситься с работы. Я туда только что устроилась и, наверное, ещё не могу просить, чтобы мне дали отпуск на целую неделю. 

– Я хочу, чтобы это было поездкой только для нас двоих, но, к сожалению, Эмметт, Джаспер и Алек должны ехать со мной. Я уверен, что девчонки захотят последовать за ними. Я знаю, что это не такой уж и большой отпуск, но всё-таки это возможность выбраться из дома. – Эдвард провёл пальцами вверх по моей ноге. – Пожалуйста, Белла. Поехали со мной. 

– Я хочу. – Мое тело, словно обладая собственной волей, съехало вниз по спинке кровати, и я оказалась лежащей на спине. Его рука продвинулась выше, отвлекая меня, и вскоре оказалась у меня между бёдер, посылая по ногам волны удовольствия. 

– Я могу позвонить твоему боссу и попросить, чтобы он дал тебе свободную неделю. 

– Ты мне не отец, Эдвард. Тебе не следует этого делать. – Моё дыхание углубилось, когда его рука достигла «земли обетованной». Моя голая киска ждала, чтобы с ней поиграли, и Эдвард это знал. 

– Всего лишь один звонок, и готово. Пожалуйста, Белла, – мольбой прозвучал у меня над ухом его тихий и соблазнительный голос. Он поцеловал мою шею, его ладонь накрыла мой центр; его крепкое тело вжало меня в кровать. Я была на небесах. – Один звонок. 

– Ладно, – простонала я, когда его палец проник в меня. – Я поеду с тобой. 

– Спасибо, – прошептал он. 

Нет необходимости уточнять довольно быстро свалившийся на меня факт: мне придётся отправиться в эту поездку, иначе мне угрожают новые сексуальные пытки. 

Позже, абсолютно истощённая, я лежала на спине и пялилась в потолок. 

– Уезжаем через два дня. – Эдвард легко вскочил с кровати. – Я знал, что ты согласишься. 

– Ты вынудил меня! Потому что ты невероятно мощный гипнотизёр. 

– Или же ты – невероятно безвольная личность, – ухмыльнулся он, выходя из комнаты в одних трусах. – Пойду свяжусь с Испанией, надо подготовить кое-что к нашему приезду. 

– Никакой работы! – крикнула я ему вслед, когда он уже вышел из комнаты. 

– Слушаюсь, мэм. 

Я провалялась в постели ещё добрых полчаса, пытаясь унять свою разыгравшуюся сексуальность. Не знаю, беременность или что-то другое было виной тому, что мой организм переполняли гормоны удовольствия, но «беременный» секс был лучшим из испытанных мною видов секса. Я не знала, как это описать – понимала лишь, что после этого буду просто не в состоянии вернуться к обыкновенному, «нормальному» сексу. 

Стук в дверь вернул меня к реальности. 

– Ммм, Белла, я знаю, что вы двое там внутри хорошо проводите время, я просто интересуюсь, нельзя ли вас побеспокоить на тему того, чего бы пожрать. Хоть немножечко. – Голос Алека звучал ну очень жалобно. 

– Сходи, сделай себе бутерброд. 

– Я бы сделал, но в этом доме нет абсолютно никакой еды. Может, я закажу пиццу? 

– Не надо. Я съезжу в магазин. – Я посмотрела на часы. Было девять часов вечера, но, к счастью, супермаркет работал круглосуточно. Я встала с кровати и оделась, выбрав обычные джинсы и футболку. Было слишком поздно, чтобы выряжаться во что-то ещё. 

– Белла, я могу просто заказать что-нибудь с доставкой. Не стоит беспокоиться, – сказал Алек. 

– Вам с Эдвардом не следует питаться этой дрянью, – ответила я, хотя, если задуматься, пицца была очень даже приемлемым вариантом. – Мне и для себя надо кое-что купить, так уж заодно. 

– Уже очень поздно. 

– Я съезжу. Через полчасика. Сходи посмотри, что нам нужно, пока я собираюсь. 

– Хорошо, – сказал он через дверь. 

Я пошла искать Эдварда, чтобы узнать, не хочет ли он чего-нибудь. Он говорил по телефону, так что, скорее всего, даже не услышал, как я сказала ему, что уезжаю из дома. Несмотря на то, что я велела ему не заниматься работой, его лицо было красным от гнева – он на кого-то кричал. Последнее время он только и делал, что кричал. Это было не полезно для его здоровья. 

Я вышла из дома с коротким списком того, чтό из продуктов мне надо купить, и решила взять одну из машин Эдварда. Из тех, что пошикарнее. Так как он сломал мою, мне нужна была какая-то другая. Я выбрала черный «Бугатти Вейрон», что было, вероятно, не лучшей идеей, так как Эдвард даже не водил её сам, лишь полировал часами напролёт. Она был гладкой, красивой и быстрой; итальянская разработка в своих лучших проявлениях. 

Выехав на трассу, я попыталась не нестись со скоростью пули, но в автомобиле, подобном этому, трудно было соблюдать ограничение скорости. Удовольствие было интенсивным, хотя и недолгим – до супермаркета я добралась слишком быстро. 

Выключив двигатель, я немного посидела в автомобиле, слушая, как гудит в кармане взятый с собой сотовый. Конечно, Эдвард знал, что его драгоценная собственность похищена, и уже успел послать мне несколько очень горячих голосовых сообщений. 

– Изабелла Каллен, если ты сейчас же, немедленно не вернёшь мою машину на место, я тебя просто запру дома! Я именно это и имею в виду, Белла! 

Это было одним из самых мягких. Я оставила свой телефон в автомобиле, чтобы избавиться от искушения снять трубку, если он позвонит, пока я буду делать покупки. У меня назревали большие проблемы, но брак – это всегда компромисс. Я дала согласие поехать с ним в этот отпуск, так что, думаю, заслужила право попользоваться автомобилем. 

Я нашла на стоянке пустую тележку для продуктов и убедилась, что кроме меня на неё никто не претендует. Вы удивились бы, узнав, как много людей делает покупки поздно вечером, и некоторые из этих старух взбесятся как мегеры, если вы возьмёте их тележку. По пути к магазину я случайно задела тележкой группу курящих парней, стоявших снаружи. 

– О, простите, что побеспокоила, – извинилась я. – Я не смотрела, куда иду. 

– Нет проблем, – сказал один из парней. У него был очень нездоровый вид – кожа была бледной, а руки, подносившие ко рту сигарету для затяжки, дрожали. Остальные трое из этой компании выглядели точно так же. На вид им было лет по шестнадцать, вряд ли больше. 

– Это ваш автомобиль? – спросил второй из ребят, кивнув на то место, где я припарковалась. 

– Ммм, моего мужа, – с запинкой ответила я. Я действительно не хотела вступать с ними в беседу. 

– Козырная тачка. 

– Обязательно передам ему ваше мнение. 

Все парни кивнули и одновременно сделали затяжку. 

– Ещё раз прошу прощения, – сказала я и, толкая тележку мимо них, вошла в скользящие стеклянные двери. 

Продуктовый магазин был не слишком крупным, но, по-видимому, пользовался популярностью. Даже в такой обычный субботний вечер, как этот, по залу бродило примерно двадцать человек, что было не так уж и мало для небольшого заведения вроде этого. Магазин специализировался на продаже свежих, натуральных продуктов, и я сделала себе мысленную заметку почаще приезжать за покупками именно сюда. Когда дело касается здорового питания, моей семье необходима любая помощь. Не думаю, чтобы хоть раз видела, чтобы Алек добровольно ел овощи. 

Я не спеша двигалась вдоль рядов, игнорируя лежащий в кармане список и просто складывая в тележку то, что приглянулось. Я была как раз на середине большой витрины с яблоками и тщательно изучала имеющиеся в продаже сорта, когда услышала звук, к которому так привыкла за последние пару лет. 

Со стороны входа в магазин донёсся треск выстрелов. Судя по звуку, оружие было полуавтоматическим, возможно, армейская тактическая винтовка или какое-то охотничье ружьё. 

Мое тело немедленно оказалось на полу, это был уже рефлекс. Покупатели начали кричать, и внезапно я ощутила себя в состоянии повышенной готовности. Глаза заметались по сторонам в поисках любых признаков опасности, сердцебиение ускорилось, в висках запульсировало, дыхание убыстрилось и стало резким. 

Моим укрытием стала витрина с банками консервированного супа в конце прохода. К счастью, я находилась далеко от входа и постаралась затаиться. 

– Это ограбление! – прозвучал голос по громкой связи. – Всем уйти в дальний конец магазина. 

Еще несколько выстрелов напугали меня до чёртиков, и я прикусила губу, чтобы не закричать. 

Какого чёрта ты оставила в машине свой грёбаный телефон? 

Все задвигались, а поскольку я находилась в углу, вокруг меня постепенно собралось несколько человек. Никто из них не произносил ни слова и, наверное, даже не дышал. 

Потрясая приличного размера огнестрельным оружием, в поле моего зрения появился какой-то парень, и я узнала в нём того, кто на улице похвалил мой автомобиль. 

– Давайте сюда все ваши бумажники, драгоценности и телефоны! – скомандовал он. – Живо! 

Люди принялись отдавать ему вещи, а он складывал их все в полиэтиленовый пакет. 

– Что с нами будет, мамочка? – спросил мальчик неподалёку от меня. Мать была рядом с ним, крепко его обнимая. 

– Не знаю, дорогой. Все будет в порядке. 

Я осознала, что теперь должна защищать не только себя. Я носила ребенка. Я согнула колени, чтобы прикрыть живот, и порадовалась, что на мне просторная футболка. Я не хотела, чтобы этот псих знал, что я беременна. Потом я подумала обо всех тех вещах, что ещё не успела сделать. Даже мои родители до сих пор не знали, что у них ожидается внук. Я хотела ещё немного подождать, прежде чем сообщать им. 

Пожалуйста, Господи, не дай мне умереть тут. Не сейчас. 

– Всем молчать, – грубо приказал парень. 

Несколько пожилых дам продолжали, сбившись в кучку, шептаться друг с другом. 

– Я же сказал, всем заткнуться! – Парень с оружием приблизился к ним и, схватив одну за руку, поволок за собой по плиточному полу. Она закричала, что пойдёт сама, но он толкнул её в проход между рядами с продуктами, где другой парень с оружием схватил её и куда-то увёл. 

– Если я услышу от кого-то ещё хоть слово, буду убивать. – Он возвратился к нам. Его руки всё ещё дрожали, поэтому пушка ходуном ходила у него в руках. Нет ничего хуже парней, которые не могут держать оружие прямо. Это делает его бесконечно более опасным. Его голос звучал решительно и твёрдо, но эта решительность казалась какой-то фальшивой. По-настоящему уверенным в себе он не был, и я предположила, что в этой компании придурков он всего лишь шестёрка. 

– Что Вы с нами сделаете? – смело спросил его мальчик рядом со мной. – Когда нам можно будет уйти? 

– Скоро, малыш. В данный момент все вы просто заложники. Мне жаль. – Если судить по его глазам, он действительно пытался принести извинения, но оружие в его руке говорило другое. – Всё, что вы теперь можете делать, это сидеть и ждать. – Он направил оружие прямо на меня, давая понять, что выстрелит, если кто-то посмеет хоть что-нибудь сказать. 

И теперь я была очень, очень, очень напугана. 

Автор: johnnyboy7 


Желаю всем приятного прочтения, ждём ваши комментарии под главой, а так же на форуме. 
Огромное спасибо Кате, (leverina)за перевод главы. Спасибо большое) 
Большое спасибо Дашке (Leonarda_Ria) за редактуру главы. 
Ждём всех на форуме! 
Не забываем благодарить!
 



Источник: http://robsten.ru/forum/73-2058-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: гость (19.11.2015) | Автор: Автор: johnnyboy7
Просмотров: 858 | Комментарии: 14 | Рейтинг: 5.0/21
Всего комментариев: 141 2 »
avatar
0
14
Белла как всегда нашла на свою задницу приключения fund02002 Надеюсь у нее получится избежать опасных последствий JC_flirt Как же Эдя отнесется к этой информации? JC_flirt
avatar
0
13
Страшно представить положение Беллы в заложниках. Но придет любящий муж и спасет свою удачливую, драгоценную жену. Спасибо за перевод. lovi06032
avatar
0
12
Спасибо большое за перевод! good lovi06032
avatar
0
11
Ну что ж это такое?!.. Держись Белла, Эдвард скоро поможет тебе... А вот грабителям я не завидую...
Спасибо за продолжение! good
avatar
0
10
Спасибо большое.
avatar
0
9
СПАСИБО!!!
avatar
0
8
Белла мастер вляпываться в истории giri05003 а Эдварду еще одно испытание для нервов giri05003 спасибо! жду продолжения!
avatar
0
7
Оба такие милые, когда ревнуют. А вот Белла попала в переделку.
avatar
0
6
Спасибо за главу.Жду продолжения!
avatar
1
5
Спасибо за главу good lovi06032
1-10 11-13
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]