Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ДА БУДЕТ СВОБОДА. ГЛАВА 2
Глава 2. Рио.


BPOV

«Человек становится свободным в тот момент, когда пожелает таковым стать» - Вольтер.


Я закрыла дверь в кабинет Эдварда, стараясь не подслушивать его телефонный разговор с Карлайлом. Пусть отчаянно хотела… всегда хотела.

Затем медленно спустилась вниз, тут же заметив развалившегося перед телевизором Алека, и плюхнулась на мягкий зеленый диван рядом с ним.

– Что случилось, Козявка? – спросил он.

– Да скучно просто, а на работе меня ждут только через несколько часов.

– Иди почитай. Разве не этим ты всегда занимаешься? – усмехнулся он.

– Нет, – огрызнулась я. – У меня есть жизнь.

Мне действительно нравилось на этом острове, пусть иногда очень не хватало общения с другими людьми. Вот зачем мне был нужен бар. Я могла работать пару вечеров в неделю, не просто чтобы убить время. Для меня эта работа была и правда важной. Проблема заключалась лишь в том, что в дни, подобные этому, когда Эдвард был поглощен играми на бирже, или чем он там занимался, я очень сильно скучала. Иногда случались настоящие приступы клаустрофобии. Но я сама предпочла остаться здесь. Это место было лучшим для нас с Эдвардом. Здесь, на острове, мы были свободны, мы могли оставаться просто Беллой и Эдвардом.

– Мы могли бы поплавать, – предложил Алек.

– Ты, похоже, уже готов, – я заметила, что на нем были одни плавки. В такие дни они служили его единственной одеждой.

– Я и собирался поплавать после кино.

– Сегодня мне не хочется плавать.

– Так давай постреляем, – предложил он с азартом. – Эдвард на днях купил новую пушку. Мне просто не терпится ее испытать.

На самом деле выбора он мне не оставил. Алек взял меня за руку и грубо потянул с дивана. Мы направились в принадлежащую Эдварду, очень особенную «пистолетную комнату», чтобы выбрать нужное нам оружие из широчайшего ассортимента. Все, что находилось в этой комнате, было заказано и подобрано под пристальным руководством Эдварда.

– Надеюсь, ты ничего не сломаешь? – предупредила я Алека. – Ты же в курсе, как он реагирует.

– Да, да, да.

За эти годы я сильно увлеклась всевозможными пушками. Эдвард называл меня маленьким динамо с пистолетом. Но да, моя страсть к оружию действительно возросла. Мне были известны марка, модель, размер и вес практически каждой находящейся здесь игрушки. Все благодаря Эдварду, пусть и я оказалась прилежной ученицей.

– Мне здесь так нравится, – с благоговением вздохнул Алек, скользя рукой по гладкой стали.

Я попыталась поднять висящее на стене полуавтоматическое ружье, но оно оказалось слишком тяжелым, и я отступила. Я по-прежнему была намеренна его испробовать, поэтому пыталась создать видимость, что никакой проблемы и нет.

Он с легкостью выхватил его из моих рук.

– Глупышка Белла. Маленьким девочкам не совладать с большими пушками.

– Да запросто. Но мне просто не хочется, – упрямо сказала я.

Алек дал мне пушку поменьше.

– Вот это для тебя. Армейская Beretta 7301.

– Это девчачий пистолет, – я взвесила его в руке.

– А у тебя разве нет вагины? – ухмыльнулся он, выбрав для себя кое-что побольше.

– Клянусь, с каждым днем ты становишься все более похожим на Эммета, – я покачала головой и, схватив запасные патроны, последовала за Алеком из комнаты.

Нацепив очки, я погрузилась в липкую влажную духоту, которая стала постоянным атрибутом моего нового бразильского дома. Тело мгновенно покрылось потом. К счастью, о чем мне здесь беспокоиться не приходилось, так это о волосах. Что бы там не происходило вокруг, они не завивались.

Маленькая, но значимая радость.

– Ничего себе, а сегодня жарко, – сказал Алек, будто я и сама не заметила. – Может, следует захватить бутылку воды? О, и Эдвард сказал, что я могу сегодня поехать с вами в город. Мне кое-что нужно.

– Хорошо, но если опять потеряешься, искать мы не будем.

– Да не терялся я. Вы двое оставили меня... просто так получилось, что я набрел на стриптиз-клуб. Я не виноват. Я был так расстроен, что милые дамы решили меня утешить, – невинно ответил он.

– Ты хуже Эмметта, – проворчала я.

Алек был моим ребенком во всех смыслах этого слова. В течение последних двух лет мы с Эдвардом отчаянно пытались справляться с этими обязанностями как можно лучше. На самом деле выбора у нас не было, но я не возражала. Мне действительно нравилось о ком-то заботиться, да и Алек делал жизнь веселее. Пусть бывали дни, когда мне хотелось волосы на себе рвать. Он был морокой. Мне приходилось напоминать себе, что даже будучи юридически взрослым, психологически он все еще оставался ребенком, и Эдвард решил сделать из него хорошего человека. Алеку не мешало бы вести себя по-взрослому, но ведь вырос он взаперти, под постоянным присмотром Эсме и Карлайла. У него просто не было шанса повзрослеть или стать независимым. Мы же пытались найти баланс между желанием позволить ему жить самостоятельно и необходимостью сохранить его безопасность.

Пока мы пробирались сквозь густые зеленые заросли острова, я глубоко вдыхала морской воздух.

– Вот и пришли, – объявил Алек, когда мы вышли на поляну. Шум пальм над нами сливался с криком пестрых птиц.

Мы стояли посреди поля на противоположной стороне острова, в нескольких ярдах от приготовленных мишеней. Наш еженедельный ритуал на стрельбище стал одним из любимых моих развлечений. Было весело, я чувствовала себя более могущественной, способной контролировать все, да и у меня действительно хорошо получалось.

Мы заняли свои привычные позиции, и Алек надел мне на голову защитные наушники.

– Ты неправильно держишь, – сказал Алек, прежде чем я даже начала стрелять.

– Почему же? – я взглянула на сжатый в руках пистолет. – Так Эдвард меня научил.

– У него руки побольше, – Алек поправил оружие. – Твои руки должны быть расположены ближе, чтобы держать его крепче.

– Я уже несколько лет стреляю, но ты не говорил мне ничего раньше.

– Наверное, не замечал, – усмехнулся он. – Теперь мы готовы.

Чувство пистолета в руке казалось естественным. Я не была мастером, как Эдвард или Алек, но с каждым разом проявляла себя лучше. Я много времени провела на этом поле, оттачивая свои навыки, будто когда-нибудь собиралась их использовать. Эдвард был убежден, что в ближайшее время никуда отсюда мы не уедем. Во мне, с другой стороны, подобной уверенности было меньше. Просто... было некое чувство.

Отдача у Беретты была мощной, толчок вырвал меня из раздумий. Несколько раз мне нужно было прикладывать усилия, чтобы устоять, но затем я принялась стрелять, пока не опустошила весь рожок. Я вытерла вспотевшие ладони о грубую ткань шорт и сняла солнцезащитные очки.

– Хорошо стреляешь, – Алек прищурился на солнце.

Мы медленно шли к мишеням, прикрепленным на стволах нескольких довольно больших деревьев.

– Я стреляю прекрасно. Пора на Олимпийские игры.

– О чем ты вообще? Совершенно никакой кучности, – заметила я, сняв его мишень с дерева. – Что, черт возьми, ты делаешь?

– Я сконцентрировался, – он взглянул через мое плечо на бумагу. – Замечательные выстрелы. Не завидуй.

– Тебе глаза проверить надо. Ты пять раз даже в бумагу не попал, – я провела рукой по следам на коре несчастного дерева.

– Ну, знаешь ли, трудно контролировать полуавтоматический пулемет, Белла. Да и у тебя не намного лучше.

– Я позволю себе не согласиться, – сорвала я свою мишень. – Пятнадцать попаданий в красное или желтое. Мой лучший результат. – Я сложила бумагу и положила ее в карман, чтобы позже показать Эдварду.

– Без разницы. – Алек прикрепил свежую мишень. Он вновь надел наушники и поплелся обратно к месту стрельбы. Как и брат, Алек не умел проигрывать.

Я закатила глаза и последовала его примеру. Он вставил свежие патроны, и я сделала то же самое, готовясь вновь открыть огонь.

Спустя примерно половину раунда я почувствовала теплые руки на своих бедрах, а затем услышала голос:

– Расставь ноги шире.

– Что? – от неожиданности я выстрелила в воздух.

– Они слишком близко. Твоя позиция слегка неправильна.

Я сделала, как он сказал, и сразу почувствовала разницу – в руках появилась легкость. Пули, казалось, просто вылетали из пистолета, и пусть я не могла знать наверняка из-за солидного расстояния, я была уверена, что попадала в цель.

Руки Эдварда заскользили вдоль моего тела, пока не накрыли держащие пистолет руки.

– Сделай глубокий вдох, займи более устойчивую позицию и лишь затем стреляй, – инструктировал Эдвард. Конечно, пока он просто шептал мне на ухо, об оружии я точно не думала. В моей голове вдруг зароились очень-очень грязные мысли, больше всего хотелось, чтобы меня отымели прямо здесь.

Даже спустя столько лет его влияние на меня оставалось неизменным.

– Рядом с тобой я не могу сосредоточиться, – я оттолкнула его.

– Ты должна оставаться сосредоточенной, Белла, – прильнув губами к моей шее, он немного отодвинул рубашку на моем плече, обнажая кожу. – Просто убедись, что цель все еще в твоем поле зрения.

Зной и сексуальное напряжение заставляли меня просто пылать.

– Эй, эй, эй! Прекратите вы, – крикнул Алек. – Вы пришли сюда не сексом заниматься.

– Я, блять, ненавижу тебя. Занимайся своим делом, – Эдвард нахмурился и стукнул его по затылку. – И стреляешь ты хреново.

– Да отстаньте вы. Стреляю я идеально, – возразил он. – Я мастер, черт побери!

– Успокоились оба, – я остановила их, прежде чем все это не переросло в грандиозную драку, что, впрочем, также было частью нормы. – Мне на работу пора.

Эдвард забрал пистолет из моих рук и положил за пояс своих шорт. Я схватила его за руку и поспешно увела подальше от Алека, взгляд которого оставался все таким же убийственным. Мы с Эдвардом перебрались через поваленные деревья и по густой траве последовали к дому, Алек плелся позади нас.

Мы шли безмолвно, все пятнадцать минут пути к дому лишь прислушиваясь к звукам тропического леса. Солнце уже клонилось к закату, заливая небосвод розовым цветом.

Снаружи наш домик на пляже казался нетронутым цивилизацией, такие вы могли бы увидеть на туристических брошюрах.

– Я приму душ, – сказала я, положив пистолет на его место в комнате.

– Хорошо, скажу Алеку завести лодку, – ответил Эдвард, поправляя пистолет сантиметра на два влево.

Оставив мальчишек внизу, я побежала в свою спальню. Избавившись от липкой одежды и убедившись, что температура воды меня устраивает, я забралась под душ.

Вся вода в нашем доме была отфильтрованной морской водой. Однажды Эдвард объяснял мне ход процесса, но сути я на самом деле не запомнила. В любом случае, струи были теплыми, успокаивающими, да и пахли невероятно приятно. Вода бежала по моему телу, избавляя от усталости напряженного дня. После стрельбы руки немного болели, поэтому я позволила себе оставаться в душе немного дольше обычного.

Закончив, я обернула вокруг себя плюшевые белое полотенце и вытерла пар с зеркала, дабы видеть свое отражение.

За эти несколько лет я практически не изменилась. Лицо мое все еще напоминало лицо подростка, и это отчасти раздражало. Волосы выглядели здоровее и немного длиннее, я слегка загорела. Подобный вид был для меня чем-то новым. Вечно бледная девушка из штата Вашингтон сейчас была похожа на пляжную цыпочку, как называл меня Эдвард. Все же недостатки свои я замечать не перестала.

Я начала наносить макияж, который, как говорил мой босс, был частью «униформы». Раньше косметикой я не пользовалась, пока около года назад не начала посещать Рио. Я работала в гребаном клубе с пульсирующим светом и громкой музыкой. Не то чтобы кто-то сильно засматривался на барменов, но Науэль был убежден, что я должна быть накрашена. Наверное, жаловаться не стоило, ведь меня просто засыпали комплиментами, но все это казалось просто лишним.

Когда я уже наносила на щеки легкие румяна, с сердитым рычанием в комнату вошел Эдвард.

– Дождаться не могу того дня, когда мы отправим его в какой-нибудь гребаный колледж, – он еле удержался, чтобы не разнести стену.

– А теперь-то что он сделал?

– Сломал мой пистолет... Мой новый пистолет, Белла.

– Прости?

– И починить его я не смогу, а значит, нужно покупать новый, а его, блять, найти чертовски сложно.

– Хорошо, но не стоит так на этом зацикливаться.

Он выдохнул, проводя рукой по своим густым волосам. Он пытался успокоиться, зажимая пальцами переносицу, я же продолжила наводить марафет, практически ощущая, как успокаивается его сердечный ритм. Было довольно забавно наблюдать, как уживаются в нем взрывной нрав и хорошие манеры.

– Тебе лучше? – спросила я пять минут спустя.

– Да, – Эдвард скрестил руки на груди. – Когда мы должны выехать?

– Примерно через час. Сегодня мне предстоит долгая ночка, так что пробудем там мы примерно до часа.

Эдвард сидел на столике, наблюдая за мной, пока я продолжала готовиться. Он частенько так делал.

Самым лучшим в наших отношениях было то, что мы не нуждались в постоянных разговорах. Мы могли часами сидеть, обмениваясь всего парой слов, а напряжение оставалось таким высоким, будто мы круглосуточно уши друг другу заговаривали.

Глядя на него в зеркало, я все время задавалась вопросом, как же возможно, чтобы я любила его так сильно. Да, первый год мы переживали нелегкие времена, едва дом не разнесли в пылу ссор, но так и должно было быть. От всего, что стояло за нашей разлукой, необходимо было избавиться при помощи крика.

Мой главный аргумент заключался в том, что я потеряла абсолютно все: семью, друзей, образование, и... буквально все. А что Эдвард потерял? Он утверждал, что два года без меня были достаточным наказанием. Подобное оправдание меня бесило, как бесило и то, что он с такой легкостью заключил, что мы можем стать прежними.

Во мне было слишком много гнева, чтобы отпустить это.

Но со временем я отпустила. Я осознала, что прошлое изменить невозможно. Все случившееся становилось историей. Обоим нам было больно, мы оба многого лишились. Сейчас же необходимо было творить свое будущее. Вот что для меня стало значимым. Я проливала слезы за этого человека, и я не могла потерять его. Мы были слишком крепко связаны. Не думаю, что такого рода отношения вы ожидаете увидеть у двадцатидвухлетней и двадцатидевятилетним. Мы больше напоминали пару старичков, которые жили рядом с самого рождения.

У нас были проблемы с доверием, особенно с моей стороны, но Эдвард неожиданно предложил посетить несколько сеансов психотерапии. Мы оба посещали кое-кого в Рио по отдельности, а затем и вместе, под псевдонимами, конечно, но это нам действительно помогло.

– Мне не нравится, что ты работаешь в баре, – в сотый раз напомнил мне Эдвард.

– Знаю, и я найду новую работу в ближайшее время. Но пока позволь мне оставаться там. Там весело.

Он проворчал что-то невнятное.

Я позволила своим глазам украдкой любоваться отражением его тела в зеркале, пока взгляд не остановился на едва прикрытом рубашкой плече. Белые ангельские крылья стали вечным напоминанием.

Не проходило и дня, чтобы я не думала о ней.

Я действительно не знаю, была ли моя малышка девочкой, но мне всегда так казалось. Я назвала ее Элизабет. Становится легче, если скорбеть о потере реального человечка, а не плода. Боль по-прежнему иногда возвращалась, но, по крайней мере, я больше не плакала. Кроме того, Алек был единственным, помимо Эдварда, кто знал, что я была беременна. Мы вынуждены были сказать ему, и, к моему удивлению, он способен был утешить, когда у Эдварда уже не находилось нужных слов.

Я действительно не знаю, что чувствовал к ней Эдвард. Он не говорил об этом слишком много, но всегда обнимал меня, когда я плакала. Он знал, что Элизабет была для меня целым миром, он всегда выслушивал меня. Я много говорила об этом во время терапии, и в конечном итоге сумела исцелиться.

Теперь, мы почти никогда не упоминали ее имя. Эдвард говорил, что также скорбит, но все равно не мог представить себя в роли отца. Я даже не заикалась о детях, ведь точно знала, что подобная идея точно не вызовет особого восторга у Эдварда. Он, конечно, уверял меня, что если это действительно то, чего я хочу, мы попробуем, но я-то знала, что в списке его желаний дети пока точно не значатся. А если откровенно, дети и в мои планы не входили. Я не была готова.

Эдвард заметил, что я смотрю на татуировку, символизирующую нашу девочку, и быстро прикрыл плечо. Я отвела взгляд.

– Ты дрожишь, – сказал он тихо.

– Я? – глупый вопрос. – Даже не заметила. Я в порядке.

– Я могу избавиться от татуировки, если...

– Нет, не смей, – перебила я. – Мне она нужна. Служит напоминанием.

Эдвард потянул меня к себе, обвивая руками бедра и целуя в висок.

– Ты в порядке?

– Ей должно было бы исполниться четыре, – вздохнула я, изо всех сил пытаясь не сорваться. Я не плакала в течение уже долгого времени, и не могла позволить этому случиться сейчас. – Интересно, какой бы она была.

– На тебя похожей, – ответил он. – Длинные каштановые волосы, огромные карие глаза, милое личико…

– Или на тебя, – грустно улыбнулась я, глядя в зеркало. – Ты можешь в это поверить? Четыре года. Мы не знали бы, куда деть себя. Маленькая девочка носилась бы вокруг, как сумасшедшая.

– Не знаю, справились бы мы, – он усмехнулся, снова целуя меня. – К этому времени меня могли прихлопнуть.

– Возможно, – я вернулась к макияжу. – Я почти готова.

– Хорошо, – он отпустил меня и направился в спальню.

Я надела джинсовые шорты, простую белую рубашку и белые кроссовки, которые светились бы под люминесцентными лампами клуба. Волосы я оставила распущенными, перекинув их на левое плечо, но с собой я захватила резинку, дабы собрать их, как только мы вновь погрузимся в зной Рио.

– Готова? – спросил Эдвард, когда я вышла из ванной.

– Да, пошли.

Мы спустились вниз, и садящееся за горизонт солнце дало понять, что я уже опаздываю.

Алек отшвартовал лодку от причала и ждал нас. Эдвард всегда переживал, чтобы я не упала, поэтому на расстоянии пяти футов от лодки взял меня на руки.

– Наконец-то. Я вас целую вечность ждал, – Алек рванул вперед, не успели мы с Эдвардом усесться. – Вы двое ведь опять сексом занимались. Отвратительно.

– Просто веди хренову лодку, – выплюнул Эдвард.

Работала я только по выходным, так что, как правило, именно в эти дни мы выбирались в город. Пока я была в баре, Эдвард пополнял запасы продуктов на неделю. Алека с собой мы практически никогда не брали, ведь уследить за ним без мобильного телефона было задачей слишком трудной. Мне было интересно, чем же он планировал заняться сегодня.

– Чарли в порядке, – сказал Эдвард, пытаясь перекричать рев двигателя. – Карлайл навещал его.

– Как прошла его свадьба? – спросила я, стараясь не выдавать грусть в своем голосе.

– Хорошо. Он счастлив.

– Это все, что меня волнует.

После того как я вышла из тюрьмы и была похищена Эдвардом, Чарли пытался найти меня. Как только я оказалась здесь, послала ему открытку со штемпелем Испании, в которой сообщила, что все со мной прекрасно, а он не должен беспокоиться. Сказала, что со временем вернусь домой, но не знаю, когда это случится. Было эгоистично с моей стороны оставить его в неведении, но что я могла сделать? Посылать ему новые письма было слишком рискованно, и я не могла просто взять и позвонить ему, как только захочу.

Эдвард попросил Карлайла присматривать за ним ради меня. Думаю, к нему даже человека приставили. После каждого их разговора я узнавала новости о нем. Каждый раз он был в порядке. Скучал по мне, но нашел утешение в дамочке, владеющей закусочной в Форксе. Они обручились в прошлом году, и в начале года Чарли, наконец, сделал решающий шаг.

Конечно, я по нему скучала, как скучала по Рене, но я знала, что увижу их снова. Мы никогда не собирались провести на этом острове остаток своих дней, всего лишь должны были отбыть добровольное здесь заключение. Я не знала, когда мы вернемся обратно, но точно знала, что Чарли будет ждать меня у трапа самолета, готовый с любовью надрать мою задницу. Без меня он не мог быть по-настоящему счастлив. Думаю, это было еще одной причиной, по которой я боялась покидать остров. Кто знает, что скажут люди, когда мы вернемся?

Но у меня было не слишком много времени на раздумья об оставленной позади жизни, ведь на горизонте засверкал огнями Рио.

Говорят, Нью-Йорк – это город, который никогда не спит, но кто бы ни был создателем этого трека, он, очевидно, никогда не бывал в Рио. Каждый день здесь сопровождался карнавалом и праздником, даже возможность его существования казалась нереальной. У него был собственный невероятный голос: на улицах всегда полно людей, танцы и выпивка сливались в хаосе. Он был местом, наполненным жизнью до края, и ты не мог не улыбнуться этой жизни.

– Хорошо, вот правила, – обратился Эдвард к Алеку, как только мы причалили. – Ты не отходишь от меня ни на шаг. Больше я не позволю тебе потеряться.

– А можно я останусь с Беллой? В ее клубе куда прикольнее, нежели там, куда ты собрался, – спросил Алек.

– Нет, она не сможет уследить за тобой, а я смогу. Если тебя арестуют, ты так и останешься в тюрьме, потому что твою задницу я спасать не приду.

– Ладно, ладно.

– Нам нужно молоко, – сказала я, как только Эдвард заглушил двигатель. – И овсянка, так что не забудьте купить. И еще батарейки, наверное.

– Для твоего вибратора? – со всей серьезностью спросил Алек.

– Ты такой грубый, – я содрогнулась, схватившись за голову.

Эдвард помог мне выйти на причал, и вместе с Алеком мы направились в город. Клуб находился всего в нескольких кварталах отсюда, так что не было необходимости вызывать такси или что-то в этом роде. На часах было всего девять вечера, но на улицах уже бурлила ночная жизнь.

– Так, телефон для экстренных случаев со мной, если вдруг понадоблюсь, – сказал Эдвард, как только мы вошли в клуб. – Пообещай, что позвонишь.

– Конечно, Эдвард. Ничего не случится.

Моя работа здесь всегда заставляла его волноваться. Он считал это место неподходящим для меня. Кроме того, он страстно ненавидел моего босса. Эдвард считал, что он груб со мной, и несколько раз высказывал ему это в лицо. Удивительно, как меня все еще не уволили.

– Просто хочу быть уверен, что ты сообщишь мне, если твой гребаный босс позволит себе лишнего.

Я кивнула.

– Я позже вернусь за тобой, – Эдвард поцеловал меня, а затем развернулся, чтобы вместе с Алеком утонуть в уличной толпе.

Я вошла внутрь уже переполненного клуба. У него даже названия не было. Науэль считал, что в нем нет нужды. Люди просто знали о нем и приходили сюда хорошо провести время. Помещение было огромным, в три этажа, это заведение становилось убежищем для всех студентов, желающих напиться в хлам. Уж не думаю, что мы хоть кому-либо отказали в выпивке.

– Шарлотта здесь! – барменша по имени Зафрина попыталась перекричать музыку. – Раньше прийти не могла? Я тут соскучилась.

– Да, я здесь. Пора начаться вечеринке, – я улыбнулась и, собрав волосы, встала за барную стойку на первом этаже.

Я и еще несколько ребят управляли баром внизу. Мы приветствовали пока еще не слишком пьяных клиентов. Для всех на материке я была Шарлоттой Мейсен, новоиспеченной женой Питера Мейсена, и мы жили где-то за городом, я никогда не уточняла, где.

Наивность людей поражала. Когда мы впервые начали вместе появляться в городе, кормя всех вокруг этой ложью, я боялась, что кто-нибудь может узнать нас, но Эдвард убедил меня не беспокоиться. Как он говорил, окружающие просто верили всему, что я говорила, а почему им было не верить? Я не несла собой угрозы. Я была просто молодой невестой из Штатов, которая по стечению обстоятельств оказалась здесь вместе с мужем – ни больше, ни меньше.

– Было так скучно, – облокотился о стойку Джек, другой бармен. – Никто не хочет пить в столь раннюю пору.

– Как вижу, твои карманы набиты чаевыми, – я проверила наши запасы спиртного и записала все, в чем мы нуждались, прежде чем появился бы Науэль, ведь каждый час он проверял, не закончилось ли что-либо. Как начальник смены, я должна была все время быть в курсе.

– Все потому, что я такой сексуальный. Дайте дамам немного водки, и они домой Человека-слона потянут, – ответил он.

– Жаль, что ты гей, да? – хихикнула Зафрина. Она была крупной женщиной с накачанными мышцами, которые делали ее образ еще более внушающим. Окружающие боялись ее, но стоило хоть слову слететь с ее уст, все понимали, что она просто милашка.

– Да, очень жаль, но если будешь держать рот на замке, они никогда не узнают. Смотреть, но не трогать – вот мой девиз, – поднял брови Джек. – Кстати, как там твой прекрасный муж, Мари?

– За продуктами отправился, или за каким-то там чертом, – пожала я плечами, по-прежнему сверяя запасы алкоголя.

– Вы двое так мило смотритесь вместе, – тоскливо вздохнула Зафрина. – Мне нужен мужик. Найди мне кого-нибудь, Шарлотта.

– Ничем не могу помочь. Мне достаточно проблем с теми двумя, что живут у меня дома.

– О, и то правда. Я забыла, что Алексу уже восемнадцать. Он совершеннолетний! – крикнула она. Алек, или Алекс, как его называли, обожал приходить сюда по той простой причине, что здесь он был предметом всеобщих воздыханий. Эдвард спокойно мог обойтись без этого, но Алек жаждал внимания к собственной персоне.

– Для тебя он не вариант, – сказала я, демонстрируя свою склонность к опекунству.

– Думаю, я ему нравлюсь, – она побрела прочь, покачивая бедрами в такт музыке, которая зазвучала громче, ведь вечер только набирал обороты.

– Шарлотта! – прогремел голос.

Я увидела, как мой босс пробирается сквозь толпу к бару.

– Привет, Науэль. Хочешь выпить? – я пыталась быть максимально милой.

– Не сейчас. Что я тебе говорил насчет собранных волос? – усмехнулся он.

– Но здесь так жарко.

– Мне все равно. Собранные вверх волосы тебе не идут. Ни у кого не возникнет желание выпить, если бармен дерьмово выглядит.

– Ладно, – я сняла резинку, убрав волосы на одно плечо, чтобы хоть как-то справиться с духотой. – Так лучше?

– Ну. Сойдет, – пожал он плечами. Науэль был довольно мелким, почти с меня ростом. Во рту у него постоянно находилась зубочистка, а сам он был настоящим скрягой. Он никогда не тратил и цента лишнего без особой надобности. Его темная кожа была покрыта шрамами, они свидетельствовали о том, что за свою жизнь этот человек повидал немало дерьма, но никто об этом не спрашивал.

– Нам кое-что нужно, – я передала ему составленный мною список, и он вырвал его у меня из рук, быстро пробегая глазами.

– Я же приносил Captain Morgan где-то за час до твоего прихода.

– Ну, значит закончился. И еще нужен Grey Goose, – добавила я. – Он всегда хорошо идет.

– Ладно. Я пошлю кого-нибудь позже. Приступай к работе! – крикнул он и пошел прочь.

– Ну что за сволочь! – Зафрина стояла рядом, возвышаясь надо мной. – Думаю, нам пора бы союз создать.

– Создавай, а я посмотрю. Кроме того, так у Питера появится больше причин выбить из него дерьмо.

– Ему взбучка точно не помешала бы. Он такой грубиян, – Зафрина закатила глаза и направилась прочь. – О, кажется, у тебя первый клиент появился.

Прямо передо мной сидел мужчина.

– Привет, – я широко улыбнулась, слегка флиртуя. – Что я могу вам предложить?

– Гм, я не уверен. Я здесь впервые. Может, порекомендуете что-нибудь? – он взглянул на впечатляющий выбор напитков позади меня.

– У нас есть Тюряга-Рио, всем нравится. Вкус хороший, и вас не развезет через три глотка.

– Что это? – спросил он.

– Кисло-сладкий микс, апельсиновый сок, клюквенный сок, джин, персиковый ликер и немного лайма.

– Это ведь не девчачье пойло? – сморщил он нос.

– Нет, совсем нет, – рассмеялась я. – Вы можете обычное пиво заказать.

– Нет, думаю, что достаточно храбр для тюряги, – сказал он громко.

– Хорошо, – я принялась с легкостью смешивать коктейль. После года практики у меня в памяти отложились практически все рецепты, многое я могла даже с закрытыми глазами делать.

Мужчина был явно не здешним, об этом можно было судить по бледной коже и туристической рубашке, которую он, вероятно, прикупил у одного из уличных торгашей. Волосы его торчали ежиком, а сам он разговаривал с выразительным американским акцентом.

– Откуда вы? – спросила я, завершая смешивание напитка.

– Из Техаса, – кивнул он. – Впервые в Бразилии.

– Нравится?

– Да, очень, но я никогда не посещал подобные места. А вы откуда?

– Из Калифорнии. Приехала с мужем. У него здесь бизнес, – без колебаний соврала я, даже сама начиная в это верить.

– И что за бизнес у него? – спросил мужчина, когда я протянула ему стакан.

– Импорт и экспорт. В основном, шоколад и кофе.

– Здорово, – он улыбнулся и сделал глоток. – Ого, очень вкусно.

– Спасибо. Я добавила немного сарсапареля, вы ведь из Техаса и все такое.

– Я чувствую, – он показательно покачал головой. – Крепкая штука.

– Рада, что понравилось, – я переключилась на другого клиента, заказавшего просто колы с Bacardi. – И надолго вы здесь? – спросила я все того же сидящего передо мной парня.

– Да всего на неделю, – ответил он.

Он, очевидно, был при деньгах. И сегодня он мог оставить мне солидные чаевые, стоило просто поддерживать разговор.

– Вы должны посетить фестиваль манго в ближайшие выходные. В течение счастливого часа мы будем разливать бесплатные напитки.

– Так и сделаю, – он заерзал на стуле, будто что-то ему мешало, а затем вытащил темный металлический предмет. Он положил пистолет на стойку, либо не заботясь, что делает это так открыто, либо будучи слишком пьяным, чтобы это понять.

Я замерла, увидев это, но попыталась вернуть самообладание, прежде чем он заметит. Поэтому, как ни в чем не бывало, вернулась к приготовлению напитков. Не то что бы мы в этом баре никогда не сталкивались с подобным, просто я никак не ожидала, что этот парень вот так просто достанет из-за пояса подобную штуковину.

– Я ведь могу сидеть здесь с этим? Он не заряжен, – сказал он, указывая на впечатляющий пистолет.

– Э-э, нет. Вам нельзя сидеть с ним здесь.

– Понятно. Ну что ж, думаю, мне нужно идти, – он допил свой напиток и встал со стула, забрав свой пистолет. – О, я не спросил, как вас зовут. Думаю, мне стоит знать ваше имя, раз уж я собираюсь прийти сюда на следующей неделе за своей бесплатной выпивкой.

– Шарлотта, – сказала я и почувствовала, что даже этого сообщать ему не стоило. – Я буду здесь, когда будут раздавать бесплатную выпивку.

– Надеюсь, что так и будет. Я Бен, кстати, – он улыбнулся и протянул мне стодолларовую банкноту. – Я вернусь.

Я взяла деньги и положила их к своей выручке, когда он через толпу направился к выходу.

– Тебе сто баксов оставили? – Джек подкрался сзади, поднимая над головой бутылку водки. – Ты это так глазки строила, что ли? Я тоже могу.

– Нет, мы просто разговаривали. Говорила же я тебе быть любезным с клиентами.

– Выгода от любезности сильно преувеличена.

– Ты говоришь, как Питер.

– О, Боже. Надеюсь. Я бы и выглядеть не прочь, как он.

Я отправила Джека работать, и, пытаясь не думать о том жутком вооруженном мужчине, окинула взглядом барную стойку, высматривая новых клиентов.

Время летело, люди, как обычно, становились все пьянее. Музыка и огни вокруг просто побуждали к танцу. Завтра суббота, а значит, любой мог надраться в хлам сегодня, не беспокоясь о завтрашнем похмелье.

Еще до наступления полуночи в клубе произошла живописная драка, да такая, что клочья летели. Конечно, клубы в Рио оставались открытыми до восхода солнца, но я обычно работала только до часа.

Я наблюдала за часами, и, как обычно, ровно в час в толпе людей появилось освещенное яркими лучами подсветки лицо Эдварда. Он подошел к стойке и плюхнулся на стул напротив меня.

– Почему здесь так много людей? – прокричал он. Губа его была разбита.

– Потому что здесь весело, – ответила я с сарказмом. – Черт, ты что, в драку ввязался?

– Можно мне выпить? И да, ввязался.

– Что на этот раз?

– Кое-то должен мне деньги, не спрашивай.

– Как обычно, сэр? – принялась флиртовать я. – Или хотели бы попробовать что-то другое?

– Как обычно. Сексуальность бармена оплачивается по отдельному тарифу?

– Ты такой развязный, – я закатила глаза и налила Эдварду его скотч.

– Да нет, – возразил он, одним махом выпивая свой напиток. – Это называется романтичность, Шарлотта.

– Ну извини. Я не знала.

Джек появился из неоткуда. – Привет, Питер.

– О, привет, – Эдвард отвернулся от него. Он всегда чувствовал себя не очень комфортно, когда Джек начинал к нему подкатывать. За этим наблюдать было действительно весело.

– Очень приятно видеть тебя снова. Ты так давно меня не навещал, – Джек на самом деле принялся хлопать ресницами.

– Я э-э ... был занят.

– Ну, не будь таким холодным, – Джек подмигнул мне, прежде чем вернуться к выманиванию чаевых у присутствующих дам.

– Может, тебе не стоит здесь появляться, – я с трудом сдерживала смех.

– Наверное, не стоит, – согласился он. – Разве подобное позорное поведение не запрещено каким-нибудь законом?

– Посмотри вокруг, этот клуб – определение порочности.

Прежде чем Эдвард что-либо ответил, из толпы появился Науэль, и шел он ко мне с определенной целью.

– Шарлотта! Возвращайся к работе и убери там.

– Я собиралась уходить. Вообще-то моя смена уже закончилась.

– Какие-то девчонки притащили в дамскую комнату дурь и загадили все, мне нужно, чтобы ты разобралась с этим.

– Попроси кого-нибудь сделать это, – вздрогнул я.

– У тебя что, уборщицы нет для этого? – спросил Эдвард натянутым голосом.

– О, ты здесь, – с отвращением заметил Науэль. – Шарлотта, тащи свою задницу обратно и убери.

Эдвард ударил своей рюмкой о стойку, раздавив ее своей рукой. Тут же началось кровотечение, но он, не заботясь об этом, встал со своего места. Все вокруг удивленно уставились на него.

– Ты должен проявлять немного больше уважения к своим сотрудникам, а особенно к ней, – Эдвард изо всех сил пытался сдержать желание прибить Науэля. Выражение его лица ясно давало понять это.

– Она работает на меня, и если я говорю, что где-то надо убрать, она это сделает.

– Если еще раз заговоришь с ней в таком тоне, я тебе челюсть сломаю.

– Я плачу охренительно хорошие деньги и не собираюсь предоставлять каких-либо привилегий твоей драгоценной Шарлотте только потому, что ты ежедневно мне угрожаешь.

– Я чертовски долго сдерживался, но мне осточертело слушать, как ты обращаешься к ней, будто к животному в сарае. Извинись, – приказал он.

– Я ни перед кем не извиняюсь, – рассмеялся он. – Припрешься сюда снова, я сделаю все, чтобы тебя арестовали.

– Можешь уже звонить в полицию, потому что я тебя прямо сейчас убью, – зарычал Эдвард. Он сделал шаг вперед, и я не успела бы вернуться за барную стойку, прежде чем лицо моего босса оказалось бы размазанным по ней.

К счастью, Алек подоспел вовремя, прошептал ему что-то на ухо и оттащил обратно. И тогда я заметила, как Эдвард схватился за золотую рукоятку своего пистолета. Нам явно пришла пора уходить.

– Какой же он охренительно сексуальный, – пробормотал Джек, когда я проходила мимо него.

Я потянула Эдварда из толпы, но все еще могла слышать позади себя голос Науэля. – Еще раз приведешь его сюда, Шарлотта, и ты уволена.

Оказавшись на улице, Эдвард буквально дрожал. Стиснув зубы от боли, он лупил кулаком о стену здания, к которому нас привел Алек.

– Прекрати, – я схватила его все еще окровавленную ладонь и обернула вокруг нее полотенце, которое захватила из бара, убедившись, что в ране не осталось осколков стекла.

– Ты не можешь вести себя так с моим боссом.

– Ты больше не работаешь на этого ублюдка. Пусть нахрен идет вместе со своим клубом.

– Серьезно, Белла. Почему ты работаешь там? – спросил Алек, оглядываясь, чтобы убедиться, что за нами никто не наблюдает.

– Науэль ко всем так относится. Я нашла бы что ответить, если бы он только со мной в таком тоне разговаривал, но от него всем достается.

Я оглянулась, чтобы убедиться, что никто не наблюдает за нами. Готова была поклясться, что заметила как на улице, прислонившись к стене, покуривал сигарету Бен, но миг спустя там никого уже не было.

– Я сожгу это место к чертям, прежде чем ты даже войдешь в него снова, – Эдвард тяжело дышал, даже не пытаясь успокоиться.

Закончив обрабатывать руку, я обняла его и прижала к себе. Казалось, это был единственный действенный метод. Я слышала, как неистово колотилось в груди его сердце, и, даже несмотря на духоту, чувствовала жар его кожи.

– Просто дыши, – приговаривала ему я. – Не думай об этом.

– Ты не вернешься туда, – он обнял меня крепко. – Я не буду терпеть подобное к тебе обращение.

– Хорошо, я не вернусь, – сказала я. – Если это так расстраивает тебя, не вернусь.

– Думаю, нам пора идти, – сказал Алек. – Кажется, он позвонил в полицию.

Эдвард обнял меня, взял за руку здоровой рукой и повел сквозь толпу бурлящего Рио к причалу, чтобы отвезти домой.

Автор: johnnyboy7

Всем приятного прочтения!
Большое спасибо Лене (♛Elena♛), за отличные перевод.
Не забываем благодарить за перевод)
Спасибо Дашке (Leonarda_Ria) за редактуру)
Ждём ваши отзывы здесь и на форуме!


Источник: http://robsten.ru/forum/73-2058-1#1421519
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: гость (09.11.2015) | Автор: johnnyboy7
Просмотров: 673 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 4.9/18
Всего комментариев: 7
avatar
0
7
Что-то мне не нравится этот Бен taktak
Случаем он не засланный "казачок" Аро? Или кем-то из прошлого Эда и Беллы? taktak
avatar
0
6
Спасибо за главу  lovi06032
avatar
0
5
Спасибо))
avatar
0
4
Спасибо большое за перевод!  good lovi06032
avatar
0
3
Мне кажется, что этот Бен не с проста появился в баре... Что-то с ним не так... И хорошо, что Белла туда не вернется... 
Спасибо за продолжение! good 1_012
avatar
0
2
Спасибо за главу.  lovi06032 lovi06032
avatar
0
1
Весёлая работа у Беллы , "общается " убирая туалеты и беседы с отморозками с пушками . Как-то странно скрывается Эдвард . Спасибо Леночке и Даше и спасибо автору , он гениальный лидер .
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]